Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Драгоценности — лучшие друзья розовласых вульфаров


Драгоценности — лучшие друзья розовласых вульфаров

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ДРАГОЦЕННОСТИ — ЛУЧШИЕ ДРУЗЬЯ РОЗОВЛАСЫХ ВУЛЬФАРОВ


http://i79.fastpic.ru/big/2016/0526/63/0dafa0a8422361a6fff0ea1d61d7c763.jpg

Участники: Сиф Эйзарн, Аммун Хельм
Место: графство Таргоро.
Время: вечер 4 числа месяца Ши-Айзы 3 998 года.
Описание: юный виконт Таргоро давно желает разнообразить свое неисчерпаемую коллекцию дорогих украшений особенной вещью, чей безусловно роскошный вид и предназначение давно вертятся в его голове. Слухи о мастере-грэме из Горного Хребта не обходят его стороной, поэтому вечером одного из дней Аммун наведывается к заинтересовавшей его ювелирке с целью оставить той необычный заказ.

0

2

- Не то, все не то!, - Мастер Торбьерн, чьей подопечной сейчас являлась Сиф, раздосадованно  швырнул металлическую заготовку в целую корзину таких же точно штампованных штук, - Без души! Понимаешь? Без души! В наше время каждый кинжал, каждый гвоздь, каждый дрянной черпак делали так, как надо! И я делал! И отец мой делал! И дед мой делал! А теперь... - грэм драматично замолчал и не менее драматично стукнул крепким кулаком по стоявшему рядом столу. Вид некачественного изделия всегда заставлял п р а в и л ь н ы х грэмов негодовать, а этот стареющий мужчина был к такому особенно чувствителен. Несмотря на переполняющие его эмоции (или благодаря им?), тирада была риторической, об этом знали все, кому доставалось сомнительное счастье пожить с ним бок о бок хотя бы некоторое время. Однако, Сиф хорошо знала, что вставь она хоть слово, старик немедленно счел бы ее прекрасной целью для слива своего негодования, чего ей категорически не хотелось, так что она лишь участливо кивала головой, мычала что-то одобряющее и делала сочувственное лицо. Ну а что? С грэмами можно.
    Сиф с мастером выехали из города грэмов неделю назад и примерно в то же время арендовали неплохую кузницу. Они собирались провести здесь около двух-трех месяцев, что, по сути, было бы ничтожно малым сроком, соберись они просто праздно шататься по тавернам и борделям, однако они собирались работать.  Сиф (и добрую половину консерваторов семьи) раздражали свободомыслящие грэмы, а так же грэмы-экономисты: первые по мнению консерваторов были мечтателями, вторые же шибко умными, из-за чего с ними приходилось считаться.  Подобные двухмесячные практики были призваны поднять престиж старых и известных мастеров семьи, а кроме того дать опыт (и толику  славы) мастерам юным, в верхнем мире еще неузнанным, да и денег на них всегда поднималось немало. Деньги. С ними грэмы всегда считались.
     Мастер Торбьерн был известен своими чудными доспехами всех мастей: по слухам, именно его броню носил Каменная борода Вигфридх, известный в грэммских сказаниях,  легендах и пьяных историях.  По слухам, он за свою жизнь перебил с десяток пещерных червей и парочку настоящих миражей, что делало его кумиром романтично настроенных мальчишек от 20 до 750 лет, так что с известностью у Торбьерна проблем не было. То, что Каменная борода жил лет на триста раньше, чем Старый мастер родился, мало кого волновало, а волнующиеся быстро успокаивались, встретившись с кулаками пьяных отпрысков старца. Сиф в кругах семьи считалась юным дарованием, способным в будущем затмить ее прабабку Дору: колечки и ожерелья, что она делала, довольно быстро раскупались людьми и некоторыми альвами, а зачарованные вещи пару раз даже попадали на руки и груди знатных господ. Это, несомненно, льстило, но грэмы вообще не считали продажу побрякушек людям и альвам за какое-то особое дело. Это ремесло, так что внутри своих ремесленных кругов ценилось  исключительно качество... и заработанные деньги. И то и другое Сиф собиралась заработать, ровно как и доброе имя «наверху». Ну, еще более доброе.
    Официально кузница открылась еще пару дней назад, так что грэмы были заняты работой. Торбьерн сейчас выполнял преимущественно мелкие заказы, оставляя самое лакомое на потом, а Сиф проводила большую часть дня в свое мастерской, где кропотливо доделывала свадебные кольца (хит!), массивные ожерелья и еще более массивные браслеты.  Скажем так,  она ожидала не совсем таких заказов, однако рутину сильно скрашивал ожидающий ее заказ на огненную диадему. Сильнее всего Сиф было интересно, как носитель будет ее использовать, но это уже не ее проблемы. 
   В свободное время Мастер обычно знакомился с работами местных мастеров (и очень ругался), а Сиф заканчивала приводить окружение в жилой вид, что и происходило сейчас. Под ругань старика, девочка вешала на стену подставку под оружие. Чаще всего на таких висели дорогие мечи, которыми, впрочем, никто никогда не пользовался, однако грэмка решила заменить не оцень популярное у них режущее оружие на две скрещенных кирки. Странно, но их вид вызывал исключительно смех. А еще какие-то странные образы крайне болезненных медведей. Как бы то ни было, рабочий день был окончен и посетителей не предвиделось.

Отредактировано Сиф Эйзарн (26.05.2016 20:31)

+1

3

Весенние ночи в графстве были холодными, но отнюдь не роскошный плащ темно-красной расцветки, подбитый мехом, помогал Аммуну чувствовать себя тепло и комфортно в оскалившихся объятиях ветра, гуляющего по улицам в преддверии самого темного времени суток. Под полами дорогой накидки длинные тонкие пальцы сжимали горлышко бутылки с вином, которое методично исчезало оттуда. Полукровке осталось лишь радоваться, что поблизости нет Лантанфы — телохранитель никогда не позволяла ему причащаться к алкоголю, не понаслышке зная, что лишь от нескольких глотков юного виконта тянуло веселиться и балагурить.
«Пестрый Таргоро» действительно не отличался умением пить, которое списывал на нежный возраст: от одного запаха винной пробки он уже готов был голосить песни, словно закостенелый моряк, после долгого плавания перебравший с выпивкой в портовой таверне.
— Далеко еще? — спросил он у своей спутницы, широко зевая.
— Вовсе нет, — незамедлительно последовал ответ.
Чудом избавившись от надзора Лантанфы, Аммун передвигался по улицам в сопровождении только одной служанки, совершенно не боясь, что кто-то узнает в нем приемыша правящей землями семьи Таргоро. Даже единственный представитель его нынешнего эскорта был нужен только для того, чтобы показать дорогу до грэмской кузницы, а заодно привести в порядок потрепанную ветром прическу, если Аммун, в любой момент времени склонный к подобным капризам, попросит о подобном одолжении.
— Юный господин, нам сюда.
Жестом приказав служанке ждать его снаружи, полукровка, не обременяя себя манерами, без стука распахнул дверь кузницы.
— Наше вам с кисточкой! — весело воскликнул он с порога.
Взгляд оранжевых глаз мазнул по помещению, выискивая зеркало, но то и дело натыкался на различные подставки с оружием, украшающие стены мастерской подобно богатым гобеленам, висящим в замке Таргоро. То, что определенно нравилось грэмам в том же виде, в каком люди или альвы испытывают удовольствие любоваться живописью, не вызывало у Аммуна отклика интереса. Лишь две скрещенные между собой кирки ненадолго захватили любопытство полукровного вульфара, отчего-то навеяв в подернутую алкоголем голову мысли об альвийских луках.
В конечном счете, взгляд остановился на грэмке, которая под руководством более старшего сородича возносила на стену новый образец гордости оружейника. Аммун не заставил себя ждать и подскочил к ней. Прищурившись, он внимательно разглядывал низкорослую девушку в течение нескольких секунд, при этом старательно игнорируя ее Мастера.
— О, а я выше, — в скором времени с широкой улыбкой на устах проконстатировал Аммун очевидный факт, и причем сделал это с таким нескрываемым удовольствием, будто бы смаковал один из тех вкуснейших десертов, что подавались во время банкетов и званых ужинов в его родном замке.
Юный виконт Таргоро, впрочем редко переживал из-за своего роста: этот параметр до сих пор не входил в список тех причин, что могли заставить комплексовать мальчишку, и вряд ли когда-либо удостоится в нем места. Однако, было приятно сознавать, что есть в мире существа, уступающие в росте даже ему.
Не считая маловозрастных детей, конечно.
— Аммун Таргоро — член графской семьи и по совместительству толстый кошелек с ногами, к вашим услугам!
Полукровный вульфар склонился в шутливом поклоне перед грэмами, едва не подметя пол своими розовыми волосами, после чего выпрямился и, обезоруживающе улыбаясь, отхлебнул остатки рубиновой жидкости из принесенной с собой бутылки.
— До меня доходили сведения, что здесь обитает мастер ювелирного дела, к которому у меня есть необычный заказ. Однако, мне бы хотелось, чтобы никто больше о нем не знал, — лукаво проговорил Аммун.
Наспех оглядевшись вокруг, он увидел предмет интерьера, напоминающий стол, и не преминул тут же на него запрыгнуть.
— А взамен обещаю не только достойно оплатить работу, но и обеспечить вашу кузницу широкой известностью! — после короткой паузы продолжил виконт, забросив ногу на ногу и все так же мило улыбаясь хозяевам кузницы.

+1


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Драгоценности — лучшие друзья розовласых вульфаров