Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » I'm only human after all


I'm only human after all

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники:
Ашхаи, Шеду Грэй
Время:
3 998 год со дня Перемирия, лето
Место:
Предместья графства Лигва
Описание:
Если ты - бог Смерти, это вовсе не значит, что ты не можешь провести день среди людей, не забирая жизней. В конце концов, души и сами достигают Чертогов, так почему бы не прогуляться.

0

2

Раньше это был бы редкий летний день, когда Шеду не в лесу, а среди людей, но поскольку ему стало лучше удаваться удерживать контроль над той силой, что стремилась наружу, разрушать, он счел возможным проводить в лесу не всё лето, совершая периодические набеги в поселения.
Вот и сегодня, поскольку летом не привязан к храму и располагает свободным утром, он разглядывал снующих людей, в основном людей, хотя и представители иных рас тоже то и дело попадались на глаза. Шеду высматривал кого-нибудь состоятельного на вид: пропажа нескольких монет не сделает его намного беднее, у таких воровать даже полезно.
Но, похоже, зря он поленился добраться до города, здесь в основном мелькали люди среднего достатка, а у таких воровать не очень хотелось. И всё же, поскольку заказов у него обычно никаких не было в это время года, а кушать хотелось не меньше обычного, Грэй продолжал старательно высматривать в толпе самую путную цель.
И вскоре действительно среди прочих мелькнула подходящая фигура: одежда на этой фигуре была совсем лёгкой, сразу видно, из тонкой дорогой ткани с аккуратным узором, из-под рукавов виднелись белые и довольно изящные кисти рук, явно никогда не видавшие работы. Человек остановился ненадолго, повернувшись вполоборота, вроде бы, рассматривая что-то на прилавке, и на шее его – или её, поди разбери из-за длинных волос, может и вовсе альв – блеснул серебром кулон.
Шеду бросил короткий взгляд на пояс своей цели, но кошеля там не было, к его разочарованию. Однако было бы глупо упускать случай, вполне могло статься, что сегодня больше никого состоятельнее и не появится.
Спрятав в руке короткий нож, Грэй стал пробираться через толпу, то и дело не забывая околачиваться понемногу у попутных прилавков, дабы не привлекать внимания стремительным марш-броском до цели.
Оказавшись уже совсем близко, Шеду по широкой дуге обошел носителя кулона вокруг, и затем, ускорив шаг, пошел прямо на длинноволосый источник его будущего пропитания. Намеренно столкнувшись с ним – а это, кажется, всё же был юноша, – Грэй сделал вид, что столкновение было случайным, состроил недовольное лицо, бробурчал:
Смотри, куда прёшь, – и неспешно ретировался.
Во время столкновения, разумеется, рука его метнулась на уровень груди и быстро и аккуратно срезала кулон, висящий на хорошем кожаном шнурке, каковой покоился теперь в одном из его карманов.
Шеду был уверен, потерю аристократ заметит не скоро. А заметив, не подумает даже на него, потому что на торговых площадях люди сталкиваются постоянно, и большая часть этих столкновений как раз с такими, как он – грубоватыми мужиками.
Конечно, он не пошел прямиком к перекупщику. Вместо этого он нашёл пацанёнка, которого приметил еще рано утром, и который не менее цепким взглядом блуждал по толпе. Таким был сам Шеду некогда: высматривающим, кто что и почём берёт, чтобы потом поглядеть, куда пойдут самые состоятельные и рассказать мальчишкам постарше, которые в свою очередь пойдут вскоре обчищать их дома.
А уж через пацанёнка связался с пареньком, которому выменял блестяшку на несколько монет. И совершенно уже не заморачиваясь вопросами, за сколько же паренёк сторгуется с перекупщиком, с чистой совестью купил себе краюху хлеба, копченую рыбину и бутылку низкосортного эля, каковой и распивал сейчас с большим удовольствием, лежа на полянке на окраине поселения.

+1

3

Три черные тени прорезали яркую небесную синь. Мерно взмахивая крылами, три ворона приближались к поселению, неотвратимо, что сама судьба. Распростав крылья, вороны закружили над торговыми рядами, будто высматривая жертву. Снующие по торжку едва ли замечали такое необычное внимание черных птах - увлеченные своими делами смертные спешили, толкались, громко возмущались, еще громче торговались и не менее громогласно извещали о том, что де их товар много лучше любого похожего едва ли не во всём графстве, а то и за его пределами.
Сквозь толпу, неспешно прокладывал себе дорогу молодой человек, весьма юных лет на вид. Внимание на него обращали лишь торговцы, к лоткам которых он приближался, дабы рассмотреть очередную заинтересовавшую его вещицу, так что вряд ли кто на всем торжке смог бы позже вспомнить как сей юноша выглядел. Тонкие персты невесомо касались нежных цветочных лепестков, оглаживали покатые бока спелых фруктов, скользили по драгоценным тканям, нерешительно замирали над блестящими холодом кинжалами и клинками. Нигде надолго этот юноша не задержался, уделяя одинаковое внимание свиным колбаскам и изысканным шпилькам.
Тем временем все три птахи нашли себе пристанище в тени под крышей одного из домов тут же на площади. Из своего убежища продолжали они следить за кем-то в толпе, лишь глаза-бусины мерцали в полутьме.
- Краа!* - Одна из птиц склонила голову набок, будто там внизу вдруг появилось что-то невероятно интересное, к чему стоило привлечь внимание своих напарников.
- Краа,** - Вторая птица принялась чистить оперение, потеряв интерес к мельтешащим меж лавок и лотков смертным.
- Кра-ар!*** - Будто ответствовал им обеим третий ворон, тут же срываясь с места и заканчивая тем самым странную дискуссию.
Бесшумно раскрылись черные крылья, и за несколько могучих взмахов вознесли ворона ввысь, где он вновь стал едва различимой точкой, а затем и вовсе пропал. Две оставшиеся сидеть под крышей птахи совсем не по-птичьи переглянулись, нахохлились враз и продолжили наблюдать...
Смотри, куда прёшь.
Явно превосходящий юношу размерами мужик грубоватого вида на краткий миг замер перед ним, возвышаясь на добрую голову. Одно стремительное движение - для простого смертного и вовсе неразличимое - и мужик направился прочь, оставляя за спиной замершего юношу, и унося срезанное с его шеи украшение.
Драгоценность, что оказалась в руках простого смертного, истинной ценности не имела. Во всяком случае той, что можно было бы измерить чеканным золотом. Выручить за украшение можно было бы не более пары монет, которые не так давно сам юноша заплатил за него. Блестящий серебром металл, таковым был едва ли, а каменья в оправе при более пристальном рассмотрении и вовсе опознавались как кусочки стекла. Изысканная работа, привлекшая внимание к себе не столько дороговизной, сколько именно красотой исполнения. И всё же вернуть пропажу юноша не спешил. Наоборот, он всё так же стоял среди потока торговцев и прочего люда, закаменев изваянием, а суета торжка проходила мимо. Народ огибал его, будто и вовсе не замечая внезапное препятствие.
- Мда, - задумчиво произнес молодой человек - бывший и вовсе не человеком, что уж говорить о его кажущейся молодости - касаясь перстами места, где не так давно находился кулон.
По тонким губам скользнула улыбка, преображая юношу до неузнаваемости. И пожалуй, доведись кому из многоликой толпы встретиться с ним взглядом - непременно был бы он узнан, но такового не случилось. Две чёрных птахи бесшумно взмахнув крылами, покинули своё убежище и так же не издав ни звука улетели прочь.
На поляну на окраине поселения, где вольготно расположился давешний грубиян-воришка, Ашхаи вышел много позже, когда небо налилось закатными красками, а в самом поселении зажглись первые огни. Он так и не сменил своего облика, посему вряд ли в нём опознали бы того, кем он являлся.
____________________________________________________

* Ему скучно.
**Ему не бывает скучно.
***Ему всегда скучно.

0

4

Когда на поляну вышел давешний юноша, Шеду даже не дёрнулся, невозмутимо продолжая свою незамысловатую трапезу. Даже если парнишка его запомнил, и даже если обнаружил пропажу побрякушки, едва ли у него были причины связывать одно с другим. Ну а даже если он чего-то и подозревал и пришёл выяснять отношения — поди ещё докажи, что это его, Грэя, руки к этому приложились. Иными словами, беспокоиться ему было не о чем, и он и не беспокоился.
Вместо этого он не без удовольствия наблюдал, как оранжевый мягко перекрывает небесную синь: день клонился к закату. А когда солнце зайдёт, знал Шеду, всё ещё будет довольно светло, так что он без проблем дойдёт до леса уже по прохладе.
Грэй не смотрел на юношу прямо, но держал в поле зрения: мало ли, чего ему в голову взбредёт, а юные головы — самые горячий, как известно.

0

5

Краски увядающего заката мало заинтересовали бога. Он неспешно приблизился к смертному, расположившемуся прямо на земле. Тот, казалось, вовсе не обратил внимания на вторженца, если бы не взгляд внимательных темных глаз, что следил за каждым движением бога, пока он устраивался поодаль.
Тень улыбки тронула уста Ашхаи. Он и сам не знал, что толкнуло его отправиться следом за вором. Скука? Он её не знал. Любопытство скорее. Некий призрачный интерес. Вотчиной бога смерти был вечный покой, к которому стремились далеко не все живые. И чем более кратким был отмеренный им срок, тем более алчными до жизни становились они. Одурманенные жаждой жить, смертные вершили порой немыслимое. Но поступая порой вопреки всякому здравому смыслу и даже элементарной логике, для всех своих деяний они находили оправдания. Всё имело подтекст, полутона и скрытые смыслы, непостижимые и непонятные для бога.
Обокрасть незнакомца на рынке, чтобы выменять украденное на блестящие кругляши, чтобы позже их обменять на весьма странного вида угощение.
- Оно того стоило? - Произнёс Ашхаи, кивая на бутылку в руке смертного.
С его уст всё не сходила легкая улыбка. В тёмных очах отражались тлеющие искры заходящего солнца.

0

6

Юноша на взгляд был спокоен и сдержан. Неторопливо он устроился неподалёку от Шеду, глядя на него с каким-то странным выражением лица. Даже не то, чтобы странным — нечитаемым. Есть люди, у которых все мысли на лице написаны, так вот этот юноша был не из этой породы. На всякий случай Грэй навострился: не любил он, когда нельзя было понять намерения человека. А ну как он дурной совсем и бросится сейчас на него с пеной у рта? Лучше уж перебдеть иной раз, чем недобдеть.
Оно того стоило? — задал юноша пространный вопрос с блуждающей улыбкой на губах.
"Смекнул, значит", — заключил Грэй.
Тех медяшек, что я отдал за это пойло? Во всяком случае оно не стоило больше, — поболтав в воздухе бутылкой, ответил бородач с ухмылкой, делая вид, будто не понял намёка и вообще не имеет ни к чему никакого отношения. — Но тебе-то, твоя светлость, такое не по статусу хлебать.
Незнакомец выглядел сыном состоятельных родителей, и то, что в своих одеждах он расселся прямо на земле, выглядело больше капризом, который он мог себе легко позволить: скорее всего у него таких целые сундуки одна тряпка другой краше.
Шеду со сдержанным любопытством рассматривал собеседника. Сейчас он отметил, что длинные, словно девичьи — или альвийские, хотя кончиков ушей видать не было — волосы его, похоже, скорее седые или белые, как у венценосных вульфар, хотя ранее днём Шеду счёл его блондином. Но днём-то он не особенно к его внешности приглядывался. Как бы там ни было, сейчас Грэй ясно видел — пшеничной золотистости не было и в помине.
Сам юноша казался почти болезненно худым, но не похоже, что его это беспокоило. И даже в теплых красно-оранжевых отблесках заката кожа его выглядела бледной. Быть может, он и впрямь чем-то болен? Шеду тихо порадовался, что незнакомец сел не слишком близко: не хотелось бы заболеть чем-то... таким.
Ты гляди, не простынь, земля не такая уж тёплая, — как бы между прочим посоветовал Грэй на всякий случай.

+1

7

Рдеющее солнце медленно закатывалось за горизонт, бросая огненные блики в темнеющее небо.
За кого бы ни принял его смертный, спорить Ашхаи не намеревался, раскрывать себя, коль уж не был узнан - тем паче. Посему он лишь качнул головой. Скупая улыбка тенью скользнула по бескровным губам. Тьма в очах бога колыхнулась, разливаясь чёрной мутью, заволокла глаза юноши, но лишь на мгновенье.
- Земля не такая уж тёплая, - продолжил вор, не отрывая от Ашхаи взгляда, скорее оценивающего, нежели действительно настороженного, будто примеряющегося к внезапному спутнику.
Бог склонил голову, волосы белым полотном укрыли его от пытливого взгляда смертного. Белая длань опустилась в траву, прижалась к самой земле, на мраморной коже осели прозрачные капли росы. Но ни тепла ни холода земли Ашхаи не ощутил, что несколько раздосадовало его. Не впервые ему оказывается не подвластно что-то, чего сами смертные уже и не замечают.
Он поднял голову, возобновляя странный зрительный контакт, стряхнул с ладони мелкие крупинки земли, поправил волосы, которые так и норовили помешать рассмотреть смертного. Ничем не примечательное лицо того наверняка сослужило не единожды этому вору хорошую службу - совершенно не запоминающиеся черты, с несколькими затершимися от времени отметинами, почти полностью скрытые темной растительностью на лице, едва ли не такой же густой как и сама шевелюра, особой длинной не отличающаяся. Глаза бога застыли, всматриваясь внимательнее, видя то, что не увидит никто другой. Он еще какое-то время рассматривал смертного, прежде чем вновь заговорить:
- Ты ведь можешь развести огонь, если холодно, - шелестящий голос и прямой взгляд из-под белёсых ресниц. - Разве нет?
Улыбка вновь лишь тронула тонкие губы.

0

8

На предостережение юноша лишь опустил ладонь на землю, словно проверяя верность слов Шеду. Будто это вообще нужно было проверять. К вечеру земля всегда становилась чуть прохладнее, поскольку уже начинала отдавать воздуху накопленное за день тепло, впрочем, была теплее, нежели после ночи. Это каждый знает. Разве что парень вообще впервые в жизни из дому вышел. Хотя кто их знает, этих знатных, может, его и впрямь растили, не пуская из дома. Был ли юноша удивлен или удовлетворен тем, что ощутил ладонью? Невозможно было понять — седая пелена волос скрыла лицо.
Но, чуть погодя, аристократ отнял ладонь от земли, отряхнул, затем убрал волосы с лица, и оно уже было так же непроницаемо, как и прежде — не угадаешь даже, меняло ли оно вообще своё выражение. Сделав несколько щедрых глотков пойла, Грэй всмотрелся в лицо обкраденного им собеседника, и на секунду усомнился, выражало ли оно хоть какую-то эмоцию хоть когда-то. Но лишь на секунду, поскольку видел — выражало: порой проскальзывала по нему едва заметная улыбка.
Парень вперился в Грэя, и Шеду даже стало интересно, чего тот ожидает. От взгляда этого не становилось не по себе — не похоже было, что юноша несёт в себе угрозу для вора. Впрочем, на самом деле и не было похоже, что он чего-то ожидает. Он был как вода, что не имеет ни вкуса, ни запаха, ни цвета.
Верно, могу, — ухмыльнувшись, подтвердил Грэй. — Но это если мне станет холодно, а мне ещё долго не станет, я-то здоров, да и эль этот, какой бы сивухой ни был, а уж согревает, а вот ты околеешь, милсдарь, уж не серчай, но больно хило выглядишь.
Шеду отхлебнул ещё и даже порадовался, что можно приберечь еду, ведь эль каким-то образом притуплял голод, больше пьешь — больше еды экономишь.
Интересно, где слуги этого юноши? Днем-то он тоже один был, уж должны были хватиться дома чадушко пропавшее, небось по всему городу с собаками ищут. И чего им, этим богатым детишкам, дома не сидится? Всё ведь есть у тебя, знай себе валяйся в кровати дни напролёт, да груши в карамели кушай. Будто не знают, что на улице всякого встретить можно. Эдак по вечерам без стражи разгуливая, недолго и Ашхаи душу отдать. Чудаки.

0


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » I'm only human after all