Айлей

Объявление


title-konk

olsh   tali

teo


10.04.2021 В Айлей наступила удивительно тихая, мирная, спокойная весна, без особых событий и потрясений. Народы наслаждаются покоем, пока это возможно.



Внимание, конкурс!

30.04.2021 В честь Админской недели с 3 по 16 мая (включительно) с понедельника будет небольшой конкурс на использование слов и действий в постах и на форуме. С оттепелью вас, мы вас любим!



25.05.2021. Конкурс продлевается до июня
Подробнее о новостях...



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » Тайны прошлого » Когда небо было выше, а трава - зеленее


Когда небо было выше, а трава - зеленее

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

КОГДА НЕБО БЫЛО ВЫШЕ, А ТРАВА - ЗЕЛЕНЕЕ
http://s5.uploads.ru/nwaRX.jpg
forbidden horisons by megatruh

Участники: Эрвел Кай-Раэннат, Нариэль Кай-Аирита
Место: примерно середина пути от Мерентеи к Наоро, но не "официальной" дороги, просёлочный тракт и относительная глушь
Время: середина лета 3983 года
Описание: Дороги могут подарить всякое - свободу, тишину, компанию... сражение или новое знакомство. А может быть, и всё одновременно.

0

2

Шёл человек, шёл себе по полю, левую ногу догонял правой…(с)

Про внешность персонажа:

На лице отсутствует шрам над бровью и через рот, руки ещё целы, не считая пары небольших белых полос, волосы чуть длиннее, чем сейчас, заплетены в косу. Под серым дорожным костюмом (штаны, куртка, высокие сапоги) видна ярко-голубая рубашка (и ещё кольчуга, но вот её не видно), в ухе болтается серьга-капелька из какого-то светло-синего камня.
Едет верхом, лошадь соловой масти, зовут Искорка. У седла, помимо дорожной сумки со всем необходимым, чехол с арфой, лук со снятой тетивой, но без чехла, и колчан. На поясе меч, кошелёк и фляга с водой. В дорожной сумке, помимо еды и смены одежды, лежат несколько целебных зелий и амулетов разного назначения, а так же пучок ухваченного в лавках родного города на «полезные подарки».

Солнце светило, птицы пели, дорога была тиха и пустынна. Странно, вообще-то – не торговый тракт, конечно, но в окрестностях были деревни, должна была встретиться хотя бы телега. Но нет. Вдоль дороги свисали ветвями буки, дальше подлесок густел, укутанный густой тенью, позади остались поля – и ни единой живой души.
В целом, настроению Эрве это вполне соответствовало – летним днём хотелось любоваться в одиночестве, ехать неспешно, подставляя лицо солнечным лучам…
Он и занимался этим всю первую половину дня. Но всё-таки что-то было не так.
У резкого поворота дороги Эрве остановил зафыркавшую Искорку и быстро натянул тетиву на лук. Так, на всякий случай. Подумав ещё, сплёл воздушный щит, прежде чем ехать дальше – стало чуть душно, но, если его тревога оказалось напрасной, можно будет и снять.
Годы путешествий приучили его к тому, что лучше послушаться тревоги, чем потом выдёргивать из себя стрелы. Тем более, что на этот раз он ехал один – Десятку предстояло встретить в Наоро, куда они должны были отправиться после очередного задания.
Раз в десяток-два лет навещать семью брата уже вошло в привычку. С родителями Эрве уже давно предпочитал эпистолярный жанр, да и тот заставлял его скрежетать зубами и сжигать письма. А повод приехать на этот раз даже был, и весьма радостный – членов семьи прибыло, и дядюшкой альв теперь был дважды.
Эрве тепло улыбнулся себе под нос. И тут впереди что-то зашуршало.
Альв поспешно натянул поводья, сдавая назад – но шорох раздался и позади.
«Идиот!» - обругал он себя. Замечтался и пропустил засаду. Кретин. Хорошо, хоть что-то сделать догадался.
Эрве повернул лошадь так, чтобы видеть как можно больше. И вздохнул.
«Нет, ну они серьёзно», - мрачно подумал он, разглядывая обступившую его компанию. Компания была весьма разношёрстная и несколько потрёпанная, но на потерявших последнее крестьян не походила. Впрочем, и на матёрых волков – тоже. Было их около десятка. Если недостаточно сработаны – это может выйти им боком.
- Ну что, ушастый, сам поймёшь, чего надо, или объяснить? – щербато улыбнулся наиболее пристойно одетый, видимо, вожак.
- Мужики, может, миром разойдёмся? Вам проблемы нужны? – устало предложил Эрве, копируя интонацию и фразу знакомца-человека – и ненавязчиво крутя в пальцах «ледяную стрелу». Компанию, кажется, не проняло – видимо, один всадник, даже вооружённый и с магией, против десятка их не смущал.
- Ага, миром. Деньги и лошадку только оставь, ушастый – осклабился вожак.
- Слышь, а может и его самого, а, - хмыкнул кто-то слева, подходя ближе.
- А такой хороший был день, - пробормотал Эрве, кидая «стрелу» в лицо вожаку и радуясь, что щит накинул заранее - вдоль дороги подозрительно шуршали кусты. Слева, за чужими спинами, кто-то шевелился – наверняка маг – альв пустил лошадь в карьер, снося противников с дороги и выхватывая меч. Над головой свистнули стрелы, ещё одна отскочила от щита.
День определённо переставал быть томным.

0

3

Нариэль с упрямством молодой ослицы ломилась сквозь кусты. На главном тракте ей вдруг стало слишком неуютно. Захотелось тишины и покоя, и девушка свернула в лес, дабы выбраться на одну из многочисленных здесь проселочных дорог. Каждый раз, продираясь сквозь густые заросли, Нари обещала себе в следующий раз поискать тропу. Но снова и снова это обещание как-то забывалось, и альва была вынуждена бороться с густым подлеском. Ветки цеплялись за одежду, за браслеты и ремешки, за походную сумку, за волосы – в общем, за все, до чего могли дотянуться. Девушка не сдавалась. Харреки перепархивали где-то в кроне деревьев за пределами видимости. Впрочем, их было хорошо слышно, время от времени они издавали сигнальный клекот-позывку, Нари свистела им в ответ, давая понять, что она еще не заблудилась, и Таргон может не спешить ее спасать.
Наконец, впереди забрезжил свет. А потом донеслись звуки: сначала напряженный диалог, затем топот копыт, треньканье спущенной тетивы, чьи-то сдавленные ругательства. В то же время Таргон издал тревожный сигнал, а вскоре и сам оказался подле хозяйки, готовый защитить ее от любой опасности. Улка же благоразумно не появлялась, спрятавшись на макушке дуба. Оттуда прекрасно можно было наблюдать за происходящим, сидя в безопасности.
- Неужели бой? Вот тебе и тишина и покой, - вздохнула Нариэль, не зная еще, стоит ли ей вмешиваться.
Таргон одобрительно рявкнул. Сзади согласно замычали. Стоп. Что? Замычали? Девушка обернулась и с удивлением уставилась в глаза молодого двурога.
- Ну, здравствуй…
Зверь фыркнул и, решив, что с приветствиями на этом покончено, потянулся губами к висящей у альвы на плече сумке. Судя по запаху, в ней и находились те самые круглые вкусняшки, по следу которых он идет вот уже двадцать минут. В сумке оказалась дырка, видно, Нари так неудачно зацепилась за ветку. И из этой дырки на землю сыпались орехи, отмечая эдакой цепочкой пройденный девушкой маршрут. По ней двурог альву и «выследил». Обрести вожделенные орехи ему не удалось. Между сумкой и мордой животного вдруг пролетела стрела, чиркнув второго по носу оперением. Двурог взревел и бросился в сторону дороги разбираться с обидчиками. Вопрос про необходимость вмешательства отпал как-то сам собой. Ну не могла же Нариэль допустить, чтобы пострадало невинное животное.
Неожиданное появление разъяренного двурога внесло сумятицу в ряды разбойников. Одного зверь умудрился поднять на рога. Несчастный перелетел через тело животного и ударился спиной об землю. Больше не встал.
Следом за зверем на дорогу выбежала Нариэль и только теперь увидела вооруженного мечом и щитом альва. Очевидно, разбойники рассчитывали на свое численное преимущество, когда пытались обобрать ни в чем неповинного путника. Теперь же расклад резко изменился. Бандиты явно не могли решить, кого стоит бояться сильнее, кого бить и в кого стрелять, в оказавшегося не только магом, но и воином путника, в двурога или в неожиданно появившуюся девушку. Девушку определили как наименее опасную. Лучники вновь натянули тетивы луков, целясь в зверя.
- Таргон, рядом, - скомандовала девушка, не желая, чтобы ее питомец случайно словил стрелу в крыло.
Сама же активировала «вспышку», призванную ослепить стрелков. Следом в дезориентированных разбойников полетел файербол.

+1

4

Мага Эрве всё же успел достать раньше, чем он его – с перерезанным горлом творить заклинания оказалось сложно, а защиту этот болван накинуть не успел. Искорка затанцевала, разворачиваясь, над альвом просвистели ещё стрелы, смятые разбойники поднимались с земли, осыпая его ругательствами (а один скорбно отползал в кусты, баюкая сломанную руку).
И тут разбойники подверглись кавалерийской атаке вторично. На дорогу из кустов вынесся разъярённый двурог, разнёс по сторонам стоявших, а одного и вовсе поднял на рога.
Прежде, чем Эрве успел определиться в отношении к этому сюрпризу, дырявый мешок с ними продолжил рваться – из кустов появилась огненно-рыжая девушка в сопровождении харрека. Возле того места, где стояли стрелки, полыхнуло – а потом ещё раз, уже огненным шаром.
Искорка захрапела, прижимая уши – лошадь была, конечно, обучена для боя, но огненные заклинания, невзирая на имя, не очень-то любила.
Шестёрка выживших (что там было со стрелками, было не разглядеть) несколько растерялась – вожак валялся с ледяной стрелой в глазу, а двое магов и один яростный зверь лёгкой добычей не казались. Длилось, впрочем, это недолго – наперерез двурогу никто бросаться не рискнул, а вот к девушке двинулось двое из стоявших ближе – оставшиеся же рванулись к Эрве с красноречивым намерением ссадить таки его с лошади.
Четвёрка или двойка, как ни странно, в бою способна создать одиночке куда больше проблем, чем большее количество противников.
Одного, самого расторопного, удалось помять лошадью, второму – лысому и без шлема – досталось мечом поперёк лица. А вот юркая девица-ласка с парой клинков, стремящаяся подрезать лошади ноги, и угрюмый мужик с топориком оказались проблемой. Отбиваться от топора клинком Эрве вообще не любил, а тут приходилось одновременно управлять Искоркой, уводя её от ударов (кобыла уже получила несколько случайных порезов и визжала от ярости). Девица от ледяных кинжалов, пущенных веером, увернулась, отделавшись парой царапин, а вот мужчина пропустил, в конце концов, удар, но даже в плохоньком кожаном нагруднике пробивший его клинок встрял. Пока Эрве с этим разбирался, получил удар в бедро – по счастью, скользящий и не по артерии – и стрелу в плечо – последняя, пусть и не пробив кольчугу, застряла в одежде. Альв зарычал, разворачивая лошадь к девице, и взмахнул клинком.
Рубящий удар, переданный воздухом, она отбить не сумела.
Поморщившись, Эрве придал лошади ускорение коленями, направляясь к неожиданной союзнице и её противникам.

+1

5

Говорят, альвы от природы наделены отличным глазомером и необычайной твердостью руки, оттого и управляются со стрелковым или метательным оружием с великим мастерством. Вот только расовые стереотипы порой бывают хуже гендерных.  Если с луком Нариэль еще кое-как управлялась, то файерболы метала из рук вон плохо. А потому что будь то отец, или приглашенный учитель, или наставники Белой Академии – всех интересовало, прежде всего, сколько девушка способна огненных шаров создать и одномоментно контролировать, а не насколько метко она их кидает. Вот и сейчас сгусток пламени приземлился в метре перед стрелками, никого не задев. Впрочем, толк от него все же был. Загорелся куст орешника, за которым так удобно прятались бандиты. Горел он неохотно, так как был зеленым и свежим, зато щедро выпускал в воздух клубы белого дыма. Стрелки, еще не восстановившие зрение после предыдущего заклинания, вдоволь наглотались дыма, о чем свидетельствовал синхронный кашель, раздающийся из-за куста. Кашель этот постепенно отдалялся. То ли несчастные решили стратегически отступить, пока живы, то ли тактически перегруппироваться и оказывать стрелковую поддержку из другого места. Хотелось бы первое.
Благодаря «вспышке» двурог почти не пострадал. Одна стрела вовсе ушла в небо, другая прошла вскользь, оставив на боку длинную царапину. Царапина эта не столько причиняла боль, сколько злила и без того не благодушно настроенного зверя. Горящего куста двурог не испугался и, перескочив через него одним мощным прыжком, бросился в погоню за стрелками. Вообще звери обычно опасаются подходить к огню. Но этот был то ли настолько разъярен, то ли слишком молод и бояться пламени еще не обучен.
Осталось шестеро, двое из которых двинулись на девушку. Молодой конопатый парень с мечом и вооруженный дубиной мужик с бородой настолько неопрятной, что само ее существование являлось преступлением против красоты. Нариэль бросила в противников огненный шар, в тайне надеясь, что даже если он их не заденет, то хотя бы подпалит эту ужасную бороду.  Но нет. От первого файербола бандиты увернулись. И от второго тоже. И от третьего. И, кажется, пора было менять тактику, поскольку вреда противникам огненные шары не наносили, а продвижение хоть и замедляли, но не полностью. Расстояние между альвой и разбойниками сокращалось, хоть девушка и отступала назад с каждым заклинанием. И было ясно, как день: стоит хотя бы одному из них приблизиться на расстояние удара, и одной взбалмошной девицей в Айлей станет меньше. Нападающие переглянулись с одинаковыми кривыми усмешками. Видно, посчитали, что не так уж и опасна эта магичка, как виделось поначалу.
- Таргон, взять! – скомандовала девушка, и харрек тут же юркнул под ноги противникам.
За питомца было страшно, но Нари знала, что юркого харрека не так-то просто достать мечом, а уж тем более дубиной. А ей отчаянно нужно было время. Файерболы создавались быстро, на автомате и почти не требовали ни времени, ни сосредоточенности. На то это и базовое заклинание. «Фламмо» - другое дело.
Таргон то вился под ногами, то взмывал на уровень головы, наносил пару ударов когтистыми лапами и тут же отскакивал, уворачиваясь от оружия. А пару раз даже выдохнул язычок пламени в лицо. И подпалил-таки безмерно раздражавшую бороду. Харрек не столько причинял нападающим вред, сколько успешно отвлекал на себя их внимание, пока Нариэль сплетала заклинание. Наконец, оно было готово.
- Таргон, вверх! – велела альва, и дракончик послушно взмыл в воздух и завис в нескольких метрах над головой хозяйки.
Девушка активировала приготовленное заклинание, и на врагов двинулась стена раскаленного воздуха. Ее и видно-то было, если внимательно присмотреться: легкое дрожащее марево, какое бывает в особенно жаркий летний день над каменной мостовой. Мужик не заметил. Парень обратил внимание на странное дрожание воздуха, но сделать ничего не успел.  На разбойниках вспыхнула одежда и волосы, кожа покрылась страшными ожогами. Воздух наполнился вонью паленых волос. А у Нари вдруг резко закружилась голова, вынуждая сесть на землю. Все-таки сил заклинание требует немалых, а отсутствие постоянных тренировок дает о себе знать.

+1


Вы здесь » Айлей » Тайны прошлого » Когда небо было выше, а трава - зеленее