Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Чей башмак???


Чей башмак???

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Персонажи: Иллиор Аса-Иери, Тайэль Алэ-Он
Место: гостиница где-то у границ клана Алэ

Саммари: Что будет, если встретятся два фанатика?

Отредактировано Тайэль Алэ-Он (26.10.2013 01:43)

0

2

Тайэль стащил сапоги и с наслаждением растянулся на не слишком чистой постели прямо в рясе, огляделся вокруг. Да, не апартаменты "люкс". Маленькая, не очень опрятная комнатка с плетеными ковриками на полу, маленьким окошком под самой наклонной крышей - под чердаком, самый дешевый и непритязательный номер во всем постоялом дворе - и крохотной тумбочкой между двумя кроватями.
Да, двумя.
Из-за непогоды, начавшейся в разгар ярмарки, все постоялые дворы и гостиницы на мили вокруг оказались забиты до отказа. Теоретически, аскет должен был быть бесконечно счастлив, что сумел выбить себе пристанище, хотя за него и пришлось заплатить двойную цену: за себя и за вторую кровать - да еще и остаться без обеда. Поразмыслив над этим, аскет перевернулся на кровати, сложил ладони в молитвенном жесте и вознес хвалу Тармине.
Без еды он все равно мог обходиться подолгу, а пост в честь великой богини лишним никогда не будет. Он и так в данный момент потакает слабости... Хотя встреча со стражей и обвинения в бродяжничестве - это уже серьезно, так что все сложилось к лучшему. "Во славу Тармины!" - воодушевленно подумал он и спохватился, что отвлекается от молитвы. Четки застучали еще ритмичнее, отсчитывая положенный круг, в комнате воцарилась божественная тишина...

0

3

Ярмарка намечалась шумная и пестрая. И если бы не грянувшая непогода, она бы продолжалась и всю ночь. Вообще альвы народ такой, что могут веселиться и развлекаться, пока не свалятся с ног. А ярмарка – это всегда веселье.
Естественно, в разгар ярмарки, да еще и в такую непогоду, найти место в таверне было не просто. Но Иллиору посчастливилось. Хотя и пришлось выложить за это не маленькую сумму. Одна из служанок проводила его к двери комнаты и быстренько испарилась. Промокший, но вполне довольный Люка открыл дверь. Его предупредили, что он будет не один. Но забыли предупредить, что делить комнату придется с запакованным в рясу фанатиком Тармины. Почему фанатику? Да один вид на это скукоженое в подобострастной позе существо, замотанное в свою рясу и стучащее глупыми четками, сложно это может как-то приблизить его к его богине, давал понять, что перед вами псих и фанатик.
Вот свезло-то… Но во всем есть плюсы, я не на улице, сытый и… пока что мокрый. Но это поправимо.
Бодро прошагав ко второй свободной кровати, Люка бросил свою котомку рядом и улыбнулся вынужденному соседу по комнате.
- Погодка нынче прекрасная, не находишь? – решил начать разговор с нейтральной темы, сам же начал стягивать с себя мокрую одежду, чтобы развесить просушить, и переодеться. – Ты на ярмарку приехал, или направляешься куда?
Сняв короткую тунику, он выкрутил ее, выжимая остатки воды, и повесил на спину кровати. Потом все же отвернулся от парня, принимаясь раздеваться дальше. Штаны тоже были мокрыми, и их постигла та же участь, что и тунику. Вытершись насухо куском ткани из котомки, Иллиор натянул сухие штаны и сел на кровать, вновь поворачиваясь к соседу по комнате.
- Ты уже ужинал? С меня содрали дагонову кучу денег, но отказываться от хорошего куска мяса и приличного вина я не собираюсь.
Растянувшись на кровати, Люка довольно крякнул. Он устал и продрог, потому мысль о том, чтобы спуститься вниз и поесть казалась каторгой. Но он успел подсуетиться, и заказал еду в «номер».

0

4

Благостная тишина была нарушена самым беспардонным образом. Влетевший красноволосый ураган трещал так, что у Тайэля начало ломить виски. Молитва была скомкана: решительно невозможно сосредоточиться в таком гаме.
Монах вздохнул и смиренно присел на кровать, не без священного ужаса наблюдая за разоблачением собрата - на это явственно указывали острые уши.
- Да, дивная погода, - уныло согласился он. - А почему вас подселили именно сюда, если я заплатил хозяину за всю комнату? - звучало это грубо, но у монаха с тактом по жизни было глубокое взаимонепонимание. А еще он искренне не понимал, почему должен обсуждать с ввалившимся наглецом заказы и собственные планы. Мало ли зачем он мог приехать в город? Заметив косой взгляд незнакомца на четки, аскет поспешил их убрать, выпрямляясь на кровати, будто проглотил аршин, и очень стараясь смотреть спокойно, а не волком.
Выходило, кажется, плохо: аскет терпеть не мог вторжений в такую интимную сферу, как общение с богиней, да и вообще излишнего шума и откровенного хамства.
Увы, красноволосый сосед демонстрировал и то, и другое в полной мере. Тайэль уже начал подумывать о молитве Тармине, чтобы она даровала ему терпение...

0

5

Продолжая валяться на кровати, Иллиор не обратил внимания на хмурое лицо своего соседа по комнате. То, что Люка ему не нравилось можно было понять сразу. По одному взгляду, по тому как он ввел себя… По словам. Усмехнувшись, парень махнул рукой.
- Ярмарка. Да и непогода. В трактирах и гостиницах мест нет. Трактирщик намекнул мне, что найдет свободную койку, если я заплачу двойную цену. Почему я должен оставаться на улице в такую погоду, пожалев презренный металл? Тем более, если он у меня имеется.
В комнату постучали и двое половых принесли ужин. Люка заказал жареное мясо, отваренную картошку, овощи, сыр и хлеб. Ну и вино естественно. От благодарного хозяина добавили еще пучок зеленого лука, за что парень был благодарен. К вину принесли два кубка. Зная, что все равно будет не один, альв позаботился об этом заранее.
Когда слуги ушли, оставив провизию на столе, Иллиор поднялся и уселся на кровати. Довольно улыбнувшись, он потянулся к бутылке вина и откупорил ее. Подозрительно понюхав вино, довольно улыбнулся.
- А тут еще и неплохо обслуживают. Не зря столько денег отвалил. – разливая вино по кубкам, он кивнул пока еще незнакомцу. – Присоединяйся, вместе оно и ужинать приятнее.
Поднявшись с кровати, он положил на тарелку мясо, картофель и овощи с хлебом и сыром, и вручил это все соседу по комнате вместе с кубком. Сам же пододвинул к себе оставшееся и сделал глоток на пробу.
- Неплохо… За встречу и знакомство. Я – Люка. – лучезарно улыбнулся недовольному собеседнику и осушил кубок до дна, наливая себе еще.

0

6

Тайэль смотрел на соседа по комнате с обреченной вежливостью благородной девицы, на глазах у которой с чавканьем роется в помойке грязная старуха в драном платье. Напоминания о необходимости смирения и проявления терпимости к слабым духом людям действовали все слабее. Преимущественно из-за того, что красноволосый с самой дубовой простотой в упор не замечал его попыток избежать любого излишнего контакта и открытой демонстрации неприязни. Тайэль вытащил четки, скорбно глядя на алкоголь и мясо. А ведь собирался сегодня поститься во имя Тармины! И календарь церковный требует того же! Так нет же! Лежит перед носом всевозможная снедь и искушает запахом!
Монах вцепился в четки, как утопающий в веревку:
- Нет, благодарствую, - он с трудом оторвал взгляд от тарелки и перевел его на лицо собеседника. Плохая идея. Развязные манеры собрата - судя по остроухости - а особенно цвет его волос его бесили, как бесит алое полотно быка. Аскет тут же отвел глаза и принялся искать более достойный объект своего внимания. - Я следую посты, предписанному Тарминой. Мне претит поедать живое существо, созданное моей богиней, - он скорбно покосился на мясо. - И потреблять дурманящие вещества, - он поправил знак Тармины на груди и приосанился. - Лучше давайте вместе вознесем молитвы великой богине за хлеб насущный и взмолимся о прощении за необходимость потреблять ее создания в пищу ради своего блага? - он почти не сомневался, что красноволосый откажется. Идеальный способ отделаться от нежелательной компании, но что делать, если тот возрадуется и вознесет молитву, похабную настолько, насколько не снилось и Ши-Айзе?

0

7

Тармина! Иллиор чуть не расхохотался. Более «удачного» соседа по комнате и не сыщешь. Фанатик, поклоняющийся богине Жизни, и вольный искатель, влюбленный в ее близнеца, бога Смерти. Широко улыбнувшись новому знакомому, имени которого так и не узнал, Люка кивнул. Возносить оды богам и молиться кому-то, кроме своего единственного бога Ашхаи парень не собирался, и даже мысли такой не допускал. Но Тармина сестра-близнец его возлюбленного, потому, хотя бы поблагодарить за еду, которая, как заметил монах, без ее участия не попала бы на стол и не пахла бы так аппетитно жареным мясом, все же стоило.
- Точно! Она создала этого чудесного… не знаю кем оно было до того, как его зажарили… В общем, благодарю, великая, что даровала мне возможность отведать столь восхитительное мясо. Ты не зря создавало это существо в пищу хищникам и нам. – Люка даже для приличия попялился в потолок, хотя благодарил искренне. Как говорится, родню не выбирают, и он должен уважать сестру своего возлюбленного бога.
Отправив в рот первый кусок мяса, альв блаженно прикрыл глаза, смакуя вкус. Лизнув кончики пальцев, он потянулся за следующим, запивая еду вином. Иллиор чувствовал кожей, что не нравится собеседнику. Такой правильный, такой аскетичный, такой вышколенный… Он ни в какую не шел в сравнение с самим Люкой – свободным, наслаждающимся жизнью и не заботящемся о завтрашнем дне.
- Знаешь, зря ты отказываешься. Оно действительно восхитительно. Разве твоя богиня не для этого создала домашний скот, ну или зверушек вроде зайцев в лесу, чтобы их ели волки и разумные существа? А если для этого, то смысл тогда отказывать своей же богине в том, чтобы вкушать ее дары? Она не обидится на тебя за подобное неуважение?
Илиор скосил взгляд на парня, невольно ловя глазами четки. Он никогда не понимал смысл этой штуковины, но не ему судить других. Как говорится, на все воля Ашхаи. Продолжая невозмутимо ужинать, парень краем глаза наблюдал за соседом. Мясо пахло восхитительно, и даже немного восхищала выдержка монаха. Но не настолько, чтобы не подразнить его.
- Кстати, ладно ты против даров своей богини. Но разве ты не примешь даров Лориайла? Или твоя богиня настолько строга, что запрещает вообще есть и пить? Никогда не думал, что у Ашхаи такая суровая и деспотичная сестра…

0

8

Тайэль морщился, глядя, как бескультурно и самозабвенно чавкает сосед, изображая молитву. С его точки зрения, это больше походило на надругательством над божеством вообще и несчастным ужином в частности, но сдержался:
- Возможность отведать это существо тебе даровал Ашхаи, а не Тармина, - он тяжко, как объясняющий глухому нотную композицию, вздохнул. - С чего ты взял, что он был создан для хищников, хотел бы я знать?
Красноволосый снова потянулся за вином и аскет отвел взгляд, отодвинулся на свой кровати подальше, готовый и уши зажать - только бы избежать соблазна. В данном случае соблазном был запах еды.
Желудок с аскезой мириться был не готов и сообщал об этом недовольным бурчанием. Ему было глубоко наплевать и на Тармину, и на молитвы, и на духовную чистоту.
- Тармине видней, для чего она их создала, моя же задача - охранять жизнь, а не способствовать ее уничтожению, - он печально посмотрел на тарелку альва и снова отвернулся. - Готов спорить, что она создала дивное существо, которое ты уничтожил во имя своего живота.
Четки замелькали еще быстрее и сердитее: мясо пахло просто божественно, но сдаваться после подобной отповеди было уже глупо.
- Я приемлю дары Лориайла, но церковный календарь предписывает воздерживаться сегодня от еды! - живот снова забурчал. Монах почти сдался: - Кроме черного хлеба и ключевой воды.

0

9

Люка не любил таких вот непробиваемых тупиц, как этот монах. Хотя во многом и был похож на него, когда дело касалось Ашхаи. Покачав головой, парень пересел поближе к новому знакомому.
- Да ладно тебе. Ашхаи лишь взял его душу, чтобы позже поместить ее в еще одно создание твоей ненаглядной Тармины. Его не интересуют мясо и кости этой животинки. А раз его все равно убили и съедят, то какая разница, будем это мы или кто-то иной? Животному это не поможет уже однозначно.
Парень сделал еще один глоток вина и снова принялся за вкуснейшие мясные кусочки. Он никогда себе не отказывал в хорошей пище. Чтобы творить деяния во имя своего бога, нужно быть сильным и сытым. А слабак многого не натворит. По крайней мере, Иллиор придерживался именно такого мнения.
- Ты только попробуй, повара тут постарались на совесть. Это же божественно! Нет, ты только попробуй… Думаю, из-за одного кусочка твоя богиня на тебя не обидится. Ну не пропадать же бедному животному теперь. Порадуй его в последний раз, насладись восхитительным вкусом. Пожалуй, ему было бы обидно, что он так бесславно умер, чтобы оказаться в канаве.
Соблазнить этого монаха сделать хоть в чем-то уступку своему аскетизму стало почти принципом для Люки. Это же какой вызов! Словно бы добро и зло столкнулись в поединке, Жизнь и Смерть. Правда, его собеседник еще не знает, что сам Иллиор с такой же фанатичной верой относится к Ашхаи, его противнику. Хотя и вера его совершенно иного плана.

0

10

Тайэль предельно терпеливо и даже с какой-то жалостью воззрился на соседа по комнате, до которого, похоже, не доходили простейшие вещи.
- Я уважаю вашего обожаемого Ашхаи, но моя богиня проповедовала воздерживаться в определенные дни от определенной пищи. Если так угодно, это часть ритуалов в ее честь, я не могу оскорбить Тармину, пренебрегая ее заветами. Более того, я вовсе не ем мяса, потому прошу, уберите этот ужас от меня подалее. Я могу понять тягу к мясу, но увы, сам я ее не испытываю! - монах молитвенно сложил руки на груди. - Потому избавьте меня от него.
Он с самым несчастным видом уставился на серпик луны за окном. Похоже, у Шиархи что-то случилось с ее совершенно особым чувством юмора - или она просто была в ударе, вот и подсунула ему такого сожителя? Тот отказывался молчать, отказывался блюсти священную тишину и самое ужасное - пытался накормить его мясом прямо во время поста, правда, больше вынужденного, но если уж он решил посвятить это деяние своей богине - так тому и быть. Живот недовольно урчал, видимо, только воодушевленный идеей поглотить что-нибудь посущественнее, тем более после такой длительной голодовки. Аскет сглотнул и сжал пальцы сильнее, пытаясь болью обуздать позывы тела. "Духовное превыше телесного! О, великая Тармина, не оставь меня, убереги от соблазна... и от настырности этого красноволосого ужаса. Молю тебя, пресветлая, и на тебя уповаю, ибо во имя твое совершаю я этот пост..."

0

11

Иллиор наблюдал за интересным субъектом – монахом Жизни и диким фанатиком. На какой-то миг ему стало интересно, а он так же выглядит, когда дело касается Ашхаи. Конечно, никаких постов Люка ему не посвящает, никакой подобной дуристикой не занимается… Но есть же вопросы, в которых альв так же фанатичен, как и его собрат по расе, но не по вере, в своем аскетизме и вере в Тармину.
Чуть усмехнувшись, Иллиор решил пойти иным путем. Убрав мясо, он посмотрел на вынужденного соседа и благодушно улыбнулся.
- Хорошо, мясо ты не ешь, овощи тебе нельзя, хотя не понимаю я смысла этого странного поста, когда монахи доводят себя до обморочного состояния голоданием. – парень тихо хмыкнул. – Это вы так пытаетесь приблизиться к своей богине? По-моему, так это лишний шаг совершенно в обратном направлении. Ибо, видит Ашхаи, так и кони двинуть можно. Хлеб значит… Есть еще сыр. Или сегодня какой-то особый день, когда и сыр тоже есть нельзя?
Сам Люка с удовольствием ел мясо, и не только мясо. Он довольно проголодался за время пути, да и пока нашел хоть какое-то убежище от дождя, где можно было бы переночевать. Потому не собирался отказывать себе в этом грехе, наполняя силами свое бренное тело, дабы завтра с новыми силами продолжить свой путь.
Еще горячее мясо источало потрясающий аромат, по крайней мере, так казалось самому Иллиору. Сыр был мягким, желтым, и тоже вкусно пах. В принципе, сейчас для голодного парня вся еда была соблазнительной, а судя по некоторым признакам, его собеседник тоже был голоден. Потому Люка совершенно не понимал, как можно глотать слюнки и отказываться от такой потрясающей еды. Тем более на халяву.
В очередной раз порадовавшись, что он служить Ашхаи, а не его сестре, это ж умом двинуться можно, столько всяких постов, и разных постулатов запоминать, что когда есть, и чего не есть вообще… Ужас какой. Вознося короткую благодарную молитву Ашхаи, что выбрал его в качестве своего Аватара, которым Иллиор обязательно станет, пусть даже не сомневается, парень отправил в рот последний кусочек мяса со своей тарелки, и заел его зеленым лучком.

0

12

Тайэль посмотрел на грубого красноволосого собрата не самым дружелюбным взглядом, но сдался. Есть действительно хотелось, не взирая на попытки усмирить жаждущую свой кусок хлеба бренную плоть. Он склонился, опуская веки и смиренно заставляя себя забыть о том, как его раздражает присутствие столь шумных и бесцеремонных личностей. В конце концов, тот делится с ним едой. Правда, ради этого пришлось поделиться кровом на ночь, но смиренному ли служителю упрекать свою богиню за качество ниспосланной помощи? Даже если ей пришлось для этого обратиться к брату, ему ли судить?
Монах молитвенно сложил ладони, медленно выдыхая:
- Благодарю тебя за щедрость твою, хотя я не помню твоего имени. И даже не помню называл ли ты его, однако, пожалуй, хлеб я вполне могу употребить без риска нарушить обет... И сыр также... - он сглотнул, стараясь откусывать от выбранной краюхи медленно и степенно, но вульфарий голод брал свое. В животе забурчало втрое громче. Аскет покраснел до кончиков ушей, нервно прижимая оные к голове. Капюшон давно свалился с положенного ему места на макушке, открывая в том числе и искалеченное ухо. Его демонстрировать Тай не любил, скорее просто смирился с тем, что оно вечно на виду и привлекает излишнее внимание. Впрочем, никто не отменял возможности отвлечь собеседника на что-то более интересное.
Аль разжевал краюху и тихо поинтересовался:
- Ты сказал, я неправильно служу своей богине. Скажи, как же на твой взгляд правильно выражать ей свое почтение? Как ты полагаешь, что может быть по нраву Тармине, кроме плодоносящих нив?
Кажется, красноволосого он бесил в той же мере, что и красноволосый - его. Слегка усмирив голодный желудок и получив задачку отвлечь собрата от собственной персоны, Тай перешел к мысли о том, что все создания в равной степени - дети Тармины. А значит, его братья и сестры. Выходит, ему следует попытаться понять конкретно этого брата: быть может, он - испытание посланное великой богиней своему последователю, а быть может - урок, который ему следует извлечь из жизни, чтобы идти по тому пути, который угоден Тармине?
Для этого нужно было прислушаться к его речам и убеждениям с беспристрастным сердцем. Увы, сердце конкретно этого служителя было пристрастно - и он прекрасно отдавал себе в этом отчет, но все же хотел послушать соседа. Быть может, ему действительно будет чему поучиться...

0


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Чей башмак???