Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Тень


Тень

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Место действия:
Ярмарка, замок, сад, весь мир.

Время действия:
Ежегодная осенняя ярмарка предшествующая бала аристократов.

Участники:
Славен Асов, Ариман Алвер

Краткое содержание:
Тяжела работа шпиона. Ой, тяжела...

+1

2

Прохладный воздух главной столичной площади наполнялся запахами печёных яблок в сахарной карамели, тминного сыра и хорошей браги. Люди обильным потоком стекались сюда со всех уголков города, разодетые в лучшие праздничные наряды. Громко звучала музыка и кричали глашатаи.
Ариман шёл вдоль торговых лотков в поношенном дублете нараспашку поверх ситцевой камизы, в складках которой затерялся графский медальон - единственный атрибут, по которому можно было бы определить происхождение этого человека. Но, впрочем, многие люди и так знали его в лицо.
Женщины, видя Аримана, учтиво делали реверанс, подобрав свои многочисленные юбки, мужчины - склоняли головы и приподнимали шляпы, а дети, которым не было дела до чьи-либо титулов, с задорным смехом проносились мимо.
Ярмарка была в самом разгаре. На сцене в центре площади шло какое-то театральное представление. Кажется, постановка известного наорского драматурга, жившего сотни лет назад. Простой люд смеялся над примитивными шутками и пошлыми сценами, но Ариман не находил в этом ничего зрелищного. Его внимание привлекло кое-что другое: на небольшой пятаке брусчатки у края площади собралась труппа циркачей и, кажется, готовилась к выступлению.
Ариман, купив у ближайшего торговца медовых леденцов, направился в их сторону с намерением встать в первых рядах, чтобы было лучше видно.

+1

3

«…Осень настигает их рано и остается с ними на всю их жизнь, в которой Октябрь следует за Сентябрем, Ноябрь за Октябрем, но затем вместо Декабря и Рождества Христова, вместо Вифлеемской звезды и празднеств – вновь наступает Сентябрь, старик Октябрь… И так по кругу, год за годом, без зимы, без весны, без жизнерадостного лета. Для существ этих осень – единственно нормальное время года, единственно нормальная погода. Ибо выбора у них нет. Откуда они берутся? Из праха и пыли. Куда они держат путь? В могилу. Кровь ли течет в их жилах? Нет, ночной ветер. Что у них в головах? Черви. Кто говорит их устами? Жабы. Кто глядит их зрачками? Змеи. Что слышат их уши? Межзвездную бездну. Они просеивают человеческое смятение, дабы отловить души человечьи. Они едят плоть рассудка, они набивают могилы грешниками. Бешенству их нет конца: в припадке ярости они начинают копошиться, как жуки, ползут, пресмыкаясь, подкрадываются, просачиваются и начинают вершить дела. Тогда меркнут все луны и мутнеют все светлые воды. Затрепетав, паутина рвется, таковы осенние люди. Остерегайся их».
Р. Д. Брэдбери «Жди дурного гостя»

В город пришла осень. Незаметно, украдкой пробралась она в зелень садов, окна домов и сердца людей. Первое время никто не заметил ее прихода. В начале сентября все еще казалось, будто лето продолжается, но ночи уже стали пусты и холодны, как и звезды, что так ласково светили в августе.
Листья на деревьях багровели, желтели и опадали на землю, укрывая ее пестрым восточным ковром. Все меньше становилось солнечных дней. А затем, откуда-то издалека, с моря, с севера  приходили тяжелые, серые тучи. Они проливались на землю бесконечным холодным дождем. И роскошный ковер под нашими ногами постепенно превращался в вязкую бурую гниль, напоминая человеку, что и его век так недолог.
Листья умирают медленно. Весь октябрь под вой ветра в тихую погоду непрерывно падают они с веток, заставляя людей вздрагивать, просыпаться среди ночи, разбуженных неясной тревогой и невыносимо сильным ощущением, что возле дома притаился, спрятался кто-то неведомый. В надвигающихся осенних сумерках бродит он по саду шурша осенний листвой. А затем наступает холодная и прозрачная осенняя ночь.
В одну из таких ночей в город приехал Карнавал с его пестрыми шатрами, запахом конского навоза, жареных каштанов и сладкой ваты, криками ярмарочных зазывал и пестрой толпой уродцев.
Осенняя Ярмарка…
Пестрые палатки и шатры, бумажные фонарики, флаги и блестки, громкая хриплая музыка, крики зазывал, гомон толпы, вонь зверинца, запах дерева, лака, краски.
Кричащие дети, бегающие под ногами как спущенные с цепи псы, норовящие стянуть у зазевавшихся продавцов леденец, похожие на свиноматок мамаши с выводком младенцев, которые никогда не смотрят по сторонам, занятые пересчетом поголовья, и, конечно же, почтенные толстопузые отцы семейств, которые сами никогда не посетили бы подобное вульгарное зрелище, но дети, им этого не объяснишь.
Ярмарка…
И конечно, главные ее звезды – циркачи и уроды: карлики и гиганты, бородатая женщина, и сиамские близнецы, человек – змея, предсказатель, спящая красавица, крысолов, пыльный демон, безносые, безухие, калеки, горбуны...
Кажет, будто сама преисподняя открыла свои двери и впустила на свет божий все грехи, всех безобразных демонов таящихся в ней.
В одном из шатров скрытый от бесчисленных любопытных глаз его непроницаемой завесой, у зеркало сидел одетый в алое трико мужчина. На его глазах была черная повязка. Он был молод и хорош собой, одетая в костюм звезды восточного гарема девушка расчесывала его густые, длинные волосы, заплетая их в косу.
- Спешите видеть! Спешите видеть! – кричал зазывала, - только у нас! И только сейчас! Перед вами выступит Слепой Принц! Самый лучший в мире метатель ножей!
- Твой выход любовь моя, - сказала девушка.
Опираясь о ее руку мужчина поднялся и кивнул.

0

4

Леденцы сладко таяли на языке, и Ариман про себя отметил, что нужно бы прикупить таких для брата в дорогу. Дарио на следующей неделе отправлялся в Наоро вместе с матушкой, где его ждала беззаботная жизнь в замке на берегу моря. Ариман считал, что поступает правильно, отправляя брата туда. В столице ему жилось слишком тяжело.
Со смерти отца едва ли прошёл месяц, было неимоверно трудно самому справляться с государственными делами. Пускай Алисия и старалась помогать, чем могла, этого не хватало.
Поначалу Ариман пребывал в состоянии полного безразличия и был готов передать свой титул кому угодно, лишь бы уехать куда-нибудь подальше и не видеть этих стен, этих коридоров, этих комнат, в которых вырос и которые неизменно напоминали ему об отец. Но потом пришло некое осознание своей ответственности, и он принялся за работу. И сегодня - первый день, когда ему удалось вырваться из круговорота дел.
Зазывала что-то прокричал про метателя ножей, и Ариман равнодушно закинул в рот очередной леденец. Вряд ли кому-то удастся его чем-то удивить. Чего он только не видал! Пока к нему не перешли бразды правления, он объездил всё графство и повстречал сотни удивительных людей, каждый из которых обладал каким-то уникальным талантом. Его не пугали уроды на ярмарках, не заставляли его сердце трепетать опасные для жизни выступления с диковинными тварями из далёких земель или хорошо заточенным оружием.

0

5

- Дамы и господа! – вовсю надрывался ярмарочный зазывала, - леди и джентльмены! Перед вами легендарный Слепой Принц! Человек известный как лучший метатель ножей!
На деревянное возвышение вышла красивая улыбающаяся черноволосая девушка, одетая в просторную рубашку из пестрого шелка и такие же шаровары. Она обошла небольшую площадку гибким шагом прирожденной танцовщицы.
В это время в задней части помоста работники начали воздвигать широкий деревянный щит.
Вскоре появилась еще одна девушка, которая вела метателя ножей за руку. Первая девушка с шалью на плечах улыбаясь встала к щиту. Другая девушка повернула «Принца» в сторону девушки с шалью.
- Смотрите, смотрите, любезные гости! – выкрикнул зазывала. – Такого вы больше нигде не увидите!
Мужчина нащупал один из ножей, висевших у него на поясе, и сделал бросок.
Толпа дружно ахнула, кода клинок врезался в дерево.
– Смотрите! – вновь закричал зазывала. – Спешите полюбоваться несравненным искусством, которое не покинуло великого мастера даже после того, как его обманом лишили способности видеть солнечный свет!
Кинжалы полетели один за другим. Когда они закончились, улыбающаяся девушка отошла от щита, а ее шаль, пригвожденная стальными лезвиями, осталась висеть на нем.
- А теперь, - проговорил зазывала, – Вы увидите то, о чем будите рассказывать своим внукам! Я умоляю вас хранить тишину, дабы у метателя ножей не дрогнула рука от случайного возгласа или свиста. Ибо то, что мы сейчас вам покажем, принесло смерь уже пяти его помощницам!
Девушка вернулась на свое место. В зубах она сжимала тонкий стебелек цветка алого мака.
«Принц» взял нож и…и тут в толпе почти одновременно засвистело сразу два человека.
Рука метателя дрогнула, дернулась вперед, неловким судорожным движением… нож полетел.
В толпе отчаянно закричали. У сотни людей мелькнуло перед глазами видение девичьего тела, безжизненно сползающего на помост… Девушка у щита не шелохнулась. Нож рассек воздух и вошел в дерево возле самых ее губ. Срезанная головка мака, кружась, упала на доски.
Испуганный крик толпы мгновенно сменился торжествующим ревом.

0

6

И всё-таки Ариман ошибся, когда думал, что его нельзя удивить. Последний номер с маком действительно оказался зрелищным. Толпа взревела от восторга, в воздух взметнулись шапки и шляпы, а кто-то даже бросил на сцену небольшой букет полевых цветов и пару монет. Ариман сам чуть не подавился леденцом, присоединяясь к неистовому рёву зрителей, жаждущих продолжения.
Сунув в карман бумажный свёрток со сластями, он быстрым шагом двинулся к цветастому шатру, принадлежащему этой труппе. Вероятно, после выступления этот "слепой принц" будет именно там, и Ариман сможет лично выразить ему своё восхищение. Вот они, привилегии титула - перед тобой открыты все двери, а если кто-нибудь подумает их закрыть, то совершенно безнаказанно можно выломать их ногой. Впрочем, до такого Ариман ещё никогда не доходил. 
Люди вокруг толкались, пихались, недовольно ворчали. Пахло как в старом кабаке на обочине тракта - потом и луковой похлёбкой. Гомон голосов заглушал звучащую на другом краю площади музыку. В такой безликой и шумной толпе Ариман чувствовал себя наиболее естественно и непринуждённо. Наверно, для такой жизни он и был рождён, но боги отчего-то сделали его сыном графа и подающим надежды наследником.
"Впрочем, грех жаловаться", - подумал Ариман, приподнимая полог шатра и заглядывая внутрь.
- Добрый день! - доброжелательно начал он. - Могу ли я поговорить с вашим метателем ножей?

0

7

Услышав восторженный рев толпы, Славен сжал свои тонкие губы в презрительную усмешку. Мужчина ни секунды не сомневался в том, что им понравится последний трюк. Сколько бы они с помощницей не исполняли его, (девушка была всего одна, пять предыдущих жертв существовало только в воображении ярмарочного зазывалы), результат всегда оставался неизменен. Как оставалось неизменным и то, что перед представлением они нанимали пару «свистунов», которые и создавали напряженный драматический эффект. 
«Хлеба и зрелищ. Что еще нужно толпе?!» - брезгливо подумал фокусник. Толпа всегда раздражала мужчину. «Человек как единица может быть разумным и мыслящим существом, но стадо…»
Его место на помосте заняли гимнасты, и Славен спотыкаясь и опираясь на руку одной из помощниц, направился к своей палатке. На публике он все еще вынужден был изображать из себя слепого, и только оказавшись на месте и опустившись в знакомое кресло, фокусник позволил себе расслабиться, и снять с лица столь раздражающий его кусок материи. 
Одна из помощниц тут же убрала повязку, а другая расплела волосы мужчины и начала расчесывать их костяным гребнем. Она прекрасно знала, что Славена всегда успокаивают подобные вещи.
На входе в шатер возникла какая-то возня. Отложив гребень, девушка сделала шаг, чтобы выпроводить нежелательного гостя, но фокусник рукой сделал ей знак остановиться.
- Пусть заходит.
Темная повязка снова вернулась на место. Принц снова был «слеп».

+1

8

Как только Ариман сделал шаг за полог, к нему подбежала возмущённая этим вторжением девушка и попыталась его выпроводить, но тут уз глубины шатра раздался чей-то голос.
- Пусть заходит, - слова звучали сухо, не очень приветливо и не по-праздничному. Впрочем, это совсем не смущало Аримана, и он прошёл вовнутрь, чувствуя себя, как и везде, вольготно.
В шатре царил полумрак, силуэты присутствующих казались немного размытыми, и не сразу получилось найти нужного человека.
- Извините, что помешал, - обратился он к молодому мужчине в повязке на глазах, которого называли "Слепым Принцем". На вкус Аримана, это звучало слишком вычурно. И почему именно принц? Может, он принадлежит какому-нибудь знатному роду, лишённому прав престолонаследия? Или это просто для благозвучия?
- Видел вас на сцене, очень понравилось, - стараясь не слишком хвалить артиста и не выдавать своего восхищения, наследник Лигвы придал своему голосу равнодушно возвышенное звучание, а лицу - выражение аристократического безразличия. Правда, со стороны это выглядело довольно глупо, но отчёта себе в этом он не отдавал, наивно полагая, что выглядит абсолютно естественно. - Хотелось бы пригласить вас в замок. Видите ли, мой брат сейчас болеет, и ему не разрешили пойти на ярмарку, а мне хочется его как-то подбодрить. Думаю, ему бы понравилось ваше выступление. Что скажете? Ах, да, - как бы невзначай Ариман коснулся графского медальона у себя на шее, - меня зовут Ариман Алвер.

+1

9

Фокусник слегка повернул голову, безошибочно по одному лишь звуку голоса определив, где стоит вошедший человек.
- Понравилось? – на губах мужчины возникла легкая усмешка почти неразличимая в полумгле шатра. – Благодарю. – Славен слегка наклонил свою голову. – Очень многим нравится мое выступление, но очень немногие приходят сюда, чтобы сообщить мне об этом. 
- В замок?
Мужчина живо представил холодно-надменное лицо говорившего аристократа, который чтобы развлечь своего больного брата вынужден сейчас не через слуг, сам лично обращаться к какому-то презренному шуту! Эта картина заставила его улыбнуться еще шире.
- Если я правильно понимаю, то вы желаете лицезреть только меня и моих помощниц, верно? – несмотря на явно вопросительный тон, предложение, озвученное Славеном звучало как бесспорное утверждение. – В таком случае, - фокусник без малейшей постороннее помощи поднялся со своего кресла, - в таком случае, - я с радостью приму ваше щедрое предложение господин Ариман Алвер.

+1

10

- В таком случае, - я с радостью приму ваше щедрое предложение господин Ариман Алвер, - ответил артист. По его голосу стало понятно, что он улыбается, но улыбка эта была отнюдь не дружелюбная или располагающая.
- Хорошо, - всё тем же подчёркнуто равнодушным тоном, который едва удавалось поддерживать, сказал Ариман. - Буду ждать вас у моста в конце площади. Постучитесь в карету три раза.
С этими словами он, преисполненный волнения, размашистыми шагами вышел из шатра и снова нырнул в разгорячённую толпу зрителей.
"Отцу не понравилось бы. Как хорошо, что он уехал из города", - проскользнула в неугомонной голове мысль. Ему очень хотелось порадовать заболевшего брата. Впрочем, он сомневался, будет ли Дарио в состоянии насладиться представлением из-за своего самочувствия.
Всё нутро вдруг неприятно и тоскливо сжалось. Все болезни брата Ариман переносил как собственные, каждый раз изводя себя волнениями до предела. Дарио был единственным, кому он всецело доверял, кого любил всей душой, зная, что его любовь не предадут.
"Всё будет хорошо", - говорил себе наследник Лигвы, похлопывая ладонью по левой стороне груди, чуть выше сердца. Этому небольшому фокусу его научила мама. "Сердце - глупое", - всегда говорила она, - "его легко обмануть. Скажи, что всё будет хорошо, и оно успокоится".
Впереди показалась золочёная карета. Возле неё стоял слуга, лениво обмахиваясь платком, но, завидев своего господина, сразу выпрямился.
- Я жду кое-кого, - произнёс Ариман. - Но будь готов отъезжать в любую минуту.
Слуга кивнул, Ариман забрался в карету и со вздохом откинулся на сидении.

+1


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Тень