Айлей

Объявление


title-konk

olsh   tali

teo


10.04.2021 В Айлей наступила удивительно тихая, мирная, спокойная весна, без особых событий и потрясений. Народы наслаждаются покоем, пока это возможно.



Внимание, конкурс!

30.04.2021 В честь Админской недели с 3 по 16 мая (включительно) с понедельника будет небольшой конкурс на использование слов и действий в постах и на форуме. С оттепелью вас, мы вас любим!



25.05.2021. Конкурс продлевается до июня
Подробнее о новостях...



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы тем » Комната Риэсса (первый этаж)


Комната Риэсса (первый этаж)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Если колупнуть стены, вполне можно найти парочку следов от взрывов, щербин и трещин - да и в целом обстановка комнаты несёт на себе след обитающего там мага и его предшественников. Вошедшего встречает смесь запахов, характерная для хорошей чайной лавочки, жилища травника и старой библиотеки, хаотичные (но, с точки зрения обитателя, вполне систематизированные) завалы книг, безделушек и бумажного мусора, перемежаемые разнообразными чашками, и довольно аскетичная (если не считать отличившегося стойкостью книжного шкафа) обстановка (меблировка не отличается особой изысканностью, одна из ножек кровати непочтительно подперта черепом какой-то зверюги, а стулья имеют привычку кокетливо приседать и ломаться в самый неподходящий момент). К стенам пришпилены многочисленные наброски и несколько акварелей, выполненные рукой владельца комнаты - преобладают пейзажи и профиль альвийской женщины с вьющимися волосами.

Отредактировано Риэсс Аса-Ллиран (30.07.2014 10:02)

0

2

Начало игры

При виде оценочной ведомости за начало Фламморы не склонному, вообще-то, к бытовому разрушению Риэссу захотелось взвыть и немедленно изничтожить несчастную бумажку. Он начинал предполагать, что идеалистичное начинание «раз уснуть всё равно не удаётся, разберусь-ка я с бумагами», обречено на провал. Альв ожесточённо погрыз кончик измочаленного пера, простучал пальцами по серёжкам, и, обречённо вздохнув, уткнулся в стол носом.
- На моей могиле напишут «был раздавлен бюрократией», - посулил он исцарапанной и прожжённой в паре мест столешнице. Та ответила мрачным молчанием, тихо поскрипывая под тяжестью многоэтажных книжных башен. Издав ещё один нарочито страдальческий вздох, маг прекратил ломать трагедию на одного зрителя и честно попытался приступить к работе, в глубине души надеясь, что заснёт со скуки.
В последнее время Академия стояла на ушах – среди учеников бродили дикие слухи, преподаватели носились, как ужаленные, а ректора осаждали бьющиеся в истерике представители держав вперемешку с богатыми и именитыми родителями. Рессу было не привыкать к хаосу, и он находил в происходящем своеобразное удовольствие (смазанное, разве что, вынужденным ускорением темпа обучения и увеличением занятий по атакующим заклинаниям у старших курсов, вызывавшими в той части души мага, что отвечала за любовь к преподаванию, разлитие желчи) – но предпочёл бы, чтобы у бардака был другой повод.
В бумагах был один несомненный плюс, так же, как и в предельной загруженности – они помогали отрешиться от происходящего вовне…
«Кто-то сжигает леса… интересно, с ними всё хорошо? И где сейчас Вир?»
...и не ломать голову в бессильной жажде знаний и деятельности. Не преподавай Ресс, он бы уже отправился с первой же экспедицией ловить (и расспрашивать!) иномирян и бороться (и изучать!) с непонятными «всадниками». Но все «если» оставались «если», а бешеная скорость действий мешала ходить вокруг них с размышлениями.
Зато упомянутые размышления, сговорившись с нервным возбуждением, в прямом смысле слова не давали магу спокойно спать. За последнюю неделю Риэсс стал счастливым обладателем почти вамфирийской бледности, роскошных мешков под глазами, лёгкой дискоординации и замедленного голоса пророка в трансе – вернее, крепко невыспавшегося существа. Собственные скромные познания в травничестве уже не спасали, а дойти до алхимика в поисках чего-нибудь посущественнее всё никак не было времени. «Или же я просто боюсь, что он припомнит мне тот случай с колбами, и вместо успокоительного подсунет слабительное», - усмехнулся про себя альв, постукивая бумажной стопкой по столу в попытке выровнять края.
До рассвета оставалась едва ли пара часов, когда упрямая бессонница, наконец, уступила монотонности - альв с чувством выполненного долга упал на постель, даже не раздеваясь, и мгновенно отключился.
Но выспаться ему не дали.
Обычный в последние дни сновиденческий «кисель» - полукошмар из смеси подсознательных сомнений и полуоформленных предчувствий – оказался разорван громким, ввинчивающимся в уши звуком. По высоте и громкости он, пожалуй, превосходил даже артефакт-будильник, который старшекурсник Ллиран когда-то использовал, чтобы не проспать лекции.
Преподаватель подскочил на кровати, жалея, что не умеет сворачивать уши в трубочку буквально, и уже собираясь отбивать неожиданное нападение… но сосредоточение требовало ясного сознания, а, проснувшись окончательно, Риэсс обнаружил, что нападать на него не собирались. Возле кровати сидел мальчишка – человек, едва ли старше первого года обучения, и определённо не его ветви, иначе альв бы его вспомнил. Босой, помятый, с растерянным взглядом вытащенного из дупла в середине дня совёнка. И отчаянно громкий.
Детский визг продолжал плескаться по комнате, отзываясь тупой болью в висках. Альв дёрнул ухом, впечатлившись силой лёгких нежданного гостя, и ехидно поинтересовался:
- Это что, новая традиция посвящения первокурсников? Со мной в роли страшного монстра, в чьём логове необходимо провести ночь, а поутру уничтожить громогласным боевым кличем? – попутно пытаясь понять, как же мелкий… проказник оказался в его комнате. Судя по отсутствию знакомого посвистывания защитного артефакта, висящего на косяке, либо среди старших курсов завёлся отмеченный самой Шиархи медвежатник, либо он вчера настолько утратил связь с реальностью, что позабыл проверить дверь. Второе выглядело куда более вероятно.
Утренний гость, меж тем, перестал терзать уши преподавателя, вскочил на ноги и дал дёру через неплотно прикрытую дверь. Риэсс, подумав мимоходом о несомненной пользе утренних физических упражнений, устремился следом за ним.
Десятилетний мальчишка был юрким и довольно быстрым для своего возраста, но соперничать с долговязым альвом оказался неспособен – Ресс поймал его за плечо и развернул к себе. Покосился на случившихся в коридоре и стоящих поодаль студентов, имевших возможность созерцать погоню растрёпанного и пожёванного преподавателя за учеником, иронично поднял бровь, наблюдая за непередаваемой гаммой чувств на их лицах – и повернулся обратно к мальчику, присаживаясь на корточки, чтобы не нависать над ним длинной тенью:
- Давайте договоримся, молодой человек, - мягко и негромко проговорил он: - Мы сейчас найдём местечко потише, вы расскажете мне, что заставило вас явиться в мою комнату, а я не стану пересказывать эту в высшей степени занимательную историю ректору, - после чего взял ребёнка за плечо и повёл обратно, справедливо рассудив, что в коридоре подобные дела обсуждать нечего.
Мальчишке был пододвинут стул и вручена фарфоровая кружка с липовым отваром из всё ещё исходящего паром чайника (мелкие артефакты решали множество бытовых проблем), сам же альв привычно уселся напротив на «ступеньке», скрестив ноги по-степняцки и переплетя пальцы.
- Рассказывайте, - ободряюще улыбнулся он: - Как вас зовут, к слову?

+1

3

Когда маленький Ларс открыл глаза, то ужасно перепугался. Вместо комнаты, которая за пару месяцев стала уже совершенно родной, и пожалуй единственным безопасным убежищем в этом огромном и пугающем здании для пугливого ребенка, вокруг него находилось что-то совершенно непонятное, страшное и невероятное. По мнению Ларса здесь может жить только чудовище, ведь темная комната была завалена всякими разностями, начиная от книг и заканчивая чашками, и больше напоминало логово зверя, чем жилую комнату.
Паника подступала все ближе, мальчишка растерянно и с ужасом оглядывался по сторонам, по щекам уже каскадом текли слезы, но последней каплей стал череп, на который случайно наткнулся взгляд мальчишки. Это уродливая кость с пустыми глазницами белела в сером неровном свете зарождающегося утра. Нервы ребенка не выдержали, и комнату огласил истерический визг.
Неизвестно, сколько бы оно так продолжалось, если бы не вдруг зашевелившаяся постель. Честно признаться, Ларс совершенно не обратил внимания на наличие постели, в таком шоке перебывал ребенок, и не заметил присутствие хозяина этого логова. А потому, когда этот хозяин, высокий, тощий, и похожий в темном помещении на зомби, выказал свое недовольство звуковым оформлением в комнате, нервы мальчонки сдали окончательно и он ломанул к двери, спасаясь бегством из этого опаснейшего места.
Но убежать от обитателя той страшной комнаты оказалось не так просто. И хотя теперь в коридоре, в свете лучей солнца было видно, что это никакое не чудовище, но все же пережитое слишком впечатлило Ларса, и он первое время даже начал отчаянно вырываться. Но спокойный тон преподавателя его немного отрезвил. Его мальчик запомнил на церемонии посвящения. С высоты своего маленького роста такой огромный преподаватель выглядел очень внушительно и грозно. Правда, был там еще более грозный – учитель физкультуры, троблинг.
Оказавшись снова в берлоге зверя, Ларс зябко повел плечами, все еще неуверенно и пугливо оглядываясь вокруг. Слова учителя он пропустил мимо ушей, просто еще не отошел от шокового состояния. Но последний привлек его внимание. Задумавшись, мальчик чуть нахмурился. Он никак не мог вспомнить, как оказался в этой комнате.
- Ларс… Мое имя Ларс, господин преподаватель. – пролепетал мальчонка, со смущением и испугам глядя на него. – И я не знаю, как тут оказался. Я лег спать после занятий в своей комнате… Мне снилась музыка… Красивая такая мелодия… И луна… - мальчик даже чуть улыбнулся, вспоминая сон. – А потом музыка оборвалась, и я проснулся… здесь. – в больших невинных голубых глазах снова заплескались ужас и паника. – Я правда не знаю…
Мальчишка от переизбытка эмоций тихо всхлипнул, а потом банально разревелся. Ему было очень страшно. И от того, что он оказался в комнате преподавателя без спроса, и от того, что он понятия не имел, как это случилось, и от того, что об этом узнает ректор и выгонит его из академии, а пойти мальчишке было некуда, тетка его ненавидела и потому сбагрила на обучение сюда, как только узнала, что у Ларса есть хоть какие-то зачатки магических способностей. Вернись он обратно, она его точно отправит вслед за родителями в обитель Ашхаи. Потому-то Ларс и старался быть тише воды, ниже травы и прилгал все усилия в учебе.

+1

4

«Тааак…» - оторопело подумал Ресс, услышав ответ мальчишки – Ларса, его звали Ларс, этого первокурсника: - «Всё веселее и веселее… а ещё поздравь себя, дорогуша – ты опять довёл ребёнка до истерики».
Итак, паренёк спокойно заснул в своей постели, ему снились музыка (красивая, ну да, для красивых девушек он ещё маловат) и луна (интересное сочетание, кстати)… а проснулся он на полу в комнате преподавателя. Вряд ли перепуганный мальчишка смог бы так изобретательно врать (а если бы и смог, альв готов был только поаплодировать его актёрскому дару – так замаскироваться под перепуганного тихоню не всякий сможет), а вероятность того, что это были всего лишь сон и всего лишь хождение во сне, в этом сумасшедшем доме, по прихоти богов считающемся учебным заведением, практически равна нулю. Ресс бы сделал ставку на чрезмерно изобретательного старшекурсника, спавшего на лекциях по профессиональной этике (он, помнится, на этих лекциях выводил с Вир формулу неудаляемой краски для порчи парадного портрета одного из преподавателей – как посчитали юные альвы, и портрет, и модель сами по себе являлись куда большим оскорблением тонкого искусства живописи), или, быть может, просто обладающего дурным чувством юмора, а потому решившего испытать выцепленное в библиотеке заклинание на младших курсах (прошерстить иллюзионистов и «порядочников», последних даже в большей степени). Впрочем, нельзя было скидывать со счетов и очередной фортель ровесников парнишки – учитывая, какие последствия имел последний… А ещё возможен ненароком разбуженный постоянный артефакт, стащенный кем-то из запасников и сотня других вариантов – никогда, никогда не стоит недооценивать таланты юных магов к причинению неприятностей, особенно если ты помнишь собственное «славное боевое прошлое» (с портретом они, кстати, тогда попались – предусмотрительно составленный растворитель не сработал, и нарушителей выдали пятна краски на руках. В качестве наказания пришлось разрабатывать формулу заново).
«А ещё ты рискуешь лишиться кружки, если сейчас же не успокоишь собеседника». Альв дёрнул ухом и погладил всхлипывающего мальчика по голове:
- Тише, тише, успокойся, - мягко проговорил он (лучше пока перестать использовать множественное местоимение, чтобы не пугать беднягу ещё больше): - Я не ем детей. И взрослых тоже. И ругать тебя не собираюсь, не бойся. Ты ни в чём не виноват. Всё хорошо. Всякое бывает, в этом «возлюбленном» Шиархи месте - особенно, - он улыбнулся, и, зацепленный неожиданной мыслью, спросил:
- Ларс, а не слышал ли ты случайно, чтобы подобное происходило с кем-то из твоих знакомых – с кем-то из других учеников?
Выяснить, был ли этот случай не единичным, стоило. Если нет, то надо будет «всего лишь» найти и доверительно поговорить с шутником, учинившим мальчишке такую каверзу, подробно объяснив ему, что над маленькими шутить нехорошо и недостойно талантливого мага. Если да, всё становилось куда вариабельнее. Альв почувствовал, как сонливость сползает с него старой змеиной шкуркой.
- И не забывай про чай, - мягко добавил он: - Он тоже не кусается – а успокоиться тебе не повредит.

0

5

Как в руках мальчишки оказалась   чашка с чаем, тот даже не заметил. Только после напоминания преподавателя, он обратил на этот факт внимание и сделал несмелый глоток. Ларс был слишком поглощен своими переживаниями и страхами, чтобы замечать такие мелочи, как чашка в руке. С опаской посмотрев на альва, мальчик постарался закрыться чашкой, делая небольшие глотки и обдумывая его слова. Если тот и правда не будет ругаться, то, может, его и не выгонят из академии? Это было бы хорошо, как не крути. Конечно, его тут обижали дети постарше, да и чего у говорить, те что побогаче только и знали, что издеваться над такими как он. Но Ларс уже привык к этому и не обращал внимание. По крайней мере, здесь у него была своя комната, хорошо кормили и давали заниматься магией, не заставляя тяжело работать. А мелкие издевки старших можно и потерпеть.
Слова мужчины о том, что такое могло случиться не только с ним, заставили Ларса задуматься. А ведь и правда. Находясь в паническом состоянии от шока и страха, мальчишка как-то не вспомнил рассказы своих одноклассников, да и слухи, бродившие по академии, как-то не пришли на ум. Пока об этом не заговорил сам преподаватель. Сделав еще пару глотков, будто собираясь с силами, Ларс медленно кивнул.
- Несколько моих знакомых говорили, что им тоже снилась музыка, а потом они просыпались в странных местах. Кто в библиотеке, кто в столовой, а некоторые даже в музее или комнатах старших ребят. – задумчиво сказал мальчик, допивая чай. Он уже достаточно успокоился, понимая, что ругать его не будут и ничего ему не грозит. – А еще среди учеников ходят слухи, что лунные феи забирают души детей по ночам, и уносят на луну в свой дворец, чтобы танцевать там на балу. А тела, как зомби, ходят по академии и ищут свою душу. А на рассвете феи возвращают ее на место, потому все и просыпаются в странных местах. Это тело искало душу. – доверительно сообщил ребенок Рессу, глядя на него большими наивными глазами. Сам Ларс теперь еще больше уверился во всех этих историях, после того, как стал одним из ее участников. – Как вы думаете, а Ашхаи не обидится, что мою душу уносили феи? Когда я умру, я не стану призраком, правда?
Ларс был учеником магии Смерти, и свято верил в Ашхаи, и очень не хотел, чтобы после смерти, его душу не взяли в Чертоги Смерти, а оставили тут, только потому, что какие-то там феи без спросу ее украли ночью в свой замок на танцы.

+1

6

Ресс с лёгкой улыбкой наблюдал, как нежданный утренний гость пытается скрыться от него за источающей аромат липы чашкой. Паренёк, судя по всему, происходил не из самой богатой семьи – больно скромный и зашуганный, и не прячет неловкость за наглостью, как это часто бывает… хотя, может, это действительно от испуга. Маг дёрнул ухом и сосредоточился, пытаясь разглядеть ауру мальчика.
«Надо же, тихоня-некромант», - мысленно рассмеялся он, услышав низкое тихое гудение и разглядев дрожащее марево Смерти вокруг светловолосой фигурки: - «В самом деле, зачем поддерживать стереотипы о крючконосых тёмных злодеях? Даёшь тихих белокурых некромантов, рыжих бешеных некромантов… больше некромантов, хороших и разных - а иначе и умирать скучно будет».
Будущий гр-розный чародей, говорящий с мертвецами и упокаивающий беспокойных духов мановением руки, меж тем опустил кружку и решился заговорить:
- Несколько моих знакомых говорили, что им тоже снилась музыка, а потом они просыпались в странных местах. Кто в библиотеке, кто в столовой, а некоторые даже в музее или комнатах старших ребят. А еще среди учеников ходят слухи, что лунные феи забирают души детей по ночам, и уносят на луну в свой дворец, чтобы танцевать там на балу. А тела, как зомби, ходят по академии и ищут свою душу. А на рассвете феи возвращают ее на место, потому все и просыпаются в странных местах. Это тело искало душу.
Глядя в ясные глаза первокурсника и слушая феерическое повествование о феях, душах и лунных балах, Ресс растерянно повесил уши, едва не заржав в голос. «Уч-ченички… фантазия просто потрясающая. Хотя, по сравнению с тем, что вокруг творится, лунные феи – это мило, приятно и даже почти закономерно. Может, меня тоже похитят? Я бы не отказался станцевать». Маг вздохнул: «А мы тоже хороши… внимательные и заботливые преподаватели, чтоб я на настоящего кэльпи сел! Ученики просыпаются где попало, никто ничего не понимает, слухи растут, как плесень, а «светочи знаний» корпят себе над отчётностью и даже не почешутся. Всё ждут, пока эта тайна не свалится им на голову… и не завизжит, привлекая внимание».
- Интересная версия, - кивнул он, пряча в уголках рта улыбку и подёргивая кончиком левого уха: - Впрочем, не обязательно верная, и сомневаюсь, что единственная, - чтобы фантазия молодого поколения магов остановилась исключительно на феях? Да он скорее поверит в кушающего травку вамфири!
Мальчик, меж тем, осмелел окончательно и даже поделился сомнениями относительно собственного посмертия. Ресс испытал нечто вроде отеческого умиления, глядя на маленького серьёзного некроманта:
- Не мне судить о помыслах богов, но, думаю, Ашхаи не столь мелочен, чтобы сердиться на кого-то из-за того, что его душа как-то станцевала с феями в лунном дворце, - философски заметил он: - К тому же, боги, как я слышал, благоволят к магам своих ветвей, - утверждение вызвало у самого альва чуть ироничную мысль о том, а благоволит ли ему самому его непредсказуемая покровительница. По всему выходило, что да – он до сих пор был жив, а приключения находили его сами. Не жизнь, сказка. Риэсс улыбнулся и добавил: - Передай при случае моё почтение профессору Невессу, кстати, - рыжий некромант-вульфар вызывал в эстетской душе альва искреннее восхищение и смутное желание напоить его чаем с корицей. Заодно пусть обратит на этого первокурсника внимание – потенциал у него неплохой, а вот решительности не хватает.
Ресс задумчиво подёргал ушами, машинально распутывая и переплетая в косичку перевесившуюся через плечо прядь. Вариант со студентами-шутниками не следовало сбрасывать со счетов, но количество жертв заставляло в этом усомниться.
- Ларс, все ли твои знакомые, проснувшиеся не в своих постелях, видели луну и слышали музыку? И все ли они были с первого курса? – уточнил он, вертя в уме слова паренька так и эдак.
Если это был артефакт, а не «навешенное» заклинание, у него должна была быть «площадь покрытия». В случае, если жертвами были только первокурсники, можно было ограничить поиск вторым этажом… хотя радиус действия мог быть и больше, просто попадали под действие магии лишь самые восприимчивые и незащищённые. Это если попадали только первокурсники, разумеется. Вариации, вариации… прядь закончилась в пальцах, Ресс очнулся от размышлений и, тихонько засвистев, прилевитировал к себе лежащую на краю стола троблингскую низку. Работа с потоками воздуха для перемещения мелких объектов была делом кропотливым, но он не жалел, что освоил этот фокус. К тому же, какой простор для эффектов!

0

7

Немного успокоившись, к тому же чай был очень вкусным, и даже показалось, что все горести и проблемы отошли куда-то в сторону. Да и слова мужчины его ободрили. Если бог не будет против, то и самому Ларсу тревожиться не о чем. Поставив пустую чашку на стол с сожалением, чай был вкусный, мальчик задумался. Ничего такого он больше не слышал. Среди первогодок ходила лишь эта версия. Правда поговаривали, что у старших есть другие объяснения, но Ларс не знал какие именно. Это все он и рассказал ушастому преподавателю, заверив, что да, обязательно передаст его приветствие своему куратору.
Так как чай закончился, мальчишка принялся незаметно, как он считал, наблюдать за  преподавателем. Слухи о нем ходили по всему учебному заведению, но у Ларса не было уроков магии Хаоса, потому лично он с этим альвом не встречался, до сего дня. Тот был и вправду немного странным. От своих друзей из класса, он слышал, что взрослые более сдержанны и обычно ушами не машут, это как будто дурной тон. А этот преподаватель махал. И выглядел при этом так радостно, будто был не взрослым, а мальчишкой одного с Ларсом возраста. Это немного удивляло.
От молчаливого удивления его отвлек вопрос мужчины. Смутившись уже довольно открытому разглядыванию, мальчишка одернул себя и стал смотреть на стенку. Правда там тоже было на что посмотреть, и он чуть снова не выпал из реальности, дивясь странному взрослому, еще и преподавателю.
- Да, все слышали музыку и видели луну. Потому и решили, что это лунные балы фей. – кивнул Ларс, метаясь по комнате взглядом, в попытке найти хоть что-то, что не будет его смущать или отвлекать. А посмотреть было на что… - Больше все же первокурсников… - задумался, вспоминая. – Но было и несколько из других курсов… Даже старшеклассники. Я слышал, они как-то пытались это решить и даже охоту устраивали! – мальчишка посмотрел на преподавателя большими глазами, в которых плескался восторг пополам со страхом. – Правда никого не нашли.
Он все больше начинал нервничать. Уроки вот-вот начнутся, а куратор ой, как не любит, когда кто-то опаздывает. К тому же Ларс еще не завтракал. Чашка чаю не в счет. Да и переодеться бы тоже не мешало. Но и вот так встать и уйти он тоже не мог. Все таки преподаватель, старший. Непочтительно вот так вдруг без спросу уходить. Потому оставалось только сидеть и ждать, пока его отпустят.

+1

8

Бусины, перья и хрупкие косточки птичьих черепов с тихим стуком и шелестом заняли привычные места, и альв отбросил косицу за спину, наблюдая за допивающим чай собеседником. Беглое наблюдение за аурой юного некроманта оставило после себя ощущение чего-то смутно неправильного… да, вот она, затихающая нота, чуждая общему звучанию – звук колокольчика среди костяных свирелей. Маг полуприкрыл глаза, вслушиваясь, и уверенно шевельнул ушами. След магии Порядка, можно несколько сузить круг предположений. Он прекратил вслушиваться в пение потоков, и звучание затихло, отступая.
Новых версий, кроме «лунных фей», Ларс ему не выдал. Чай у него, судя по отставленной кружке, закончился, слёзы, кажется, тоже, а вот любопытство проснулось  – ну и слава богам. Ресс улыбнулся уголками губ, глядя, как мальчик нервно бегает глазами по комнате, то бросая взгляд на него (юноша, право, дались вам мои уши – подойдите да подёргайте соученика-альва за них, у него такие же, честное слово! Хотя… да, не лучшая идея – он обидится, возмутится, закатит скандал, кому это нужно?), то принимаясь разглядывать стены (надо же, Вир даже в виде наброска детей пугает… или это Земли Геддона так удачно вышли?).
«Так-так-так, а вот это уже интересно!» - вскинулся он, услышав задумчивое:
- Больше все же первокурсников… Но было и несколько с других курсов… Даже старшеклассники. Я слышал, они как-то пытались это решить и даже охоту устраивали! – Ларс широко распахнул глаза и закончил: - Правда, никого не нашли.
- Всё интереснее и интереснее, - пробормотал альв, склонив голову к плечу. Бусинок-фактов становилось всё больше, ещё бы снизать их на ниточки. Например, найти пресловутых инициативных ребят со старших курсов и расспросить, чем окончились их поиски – это вполне могло дать зацепку. Или выяснить, есть ли между жертвами что-нибудь общее. Вот первая – некромант-первокурсник, человек, мужчина… Кстати – альв бросил взгляд на часы, прикидывая время, остающееся до начала первой лекции – первокурсника стоило бы отпустить с миром, иначе он рискует прийти на лекции мятым и голодным, а то и вовсе опоздать. Риэсс был, конечно, магом тёмной школы, но это не делало его исчадием зла, желающим заморить студентов голодом, а преподавателей – мечтающими только о еде пустыми головами. Причинение не заслуживающим того людям излишнего количества неприятностей он так же не считал осмысленным. Маг ободряюще улыбнулся мальчику:
- Спасибо, Ларс. Если тебя не затруднит – когда увидишь кого-нибудь из тех, кто тоже.. станцевал на лунном балу и проснулся в библиотеке, попроси их подойти ко мне. Возможно, они смогут рассказать что-то ещё, - он иронично шевельнул ушами: - Мне, знаешь ли, стало весьма любопытно, по каким причинам феи стали столь заинтересованы в будущих чародеях... и феи ли это вообще. Кстати, - маг намекающе качнул ухом в сторону часов: - Я понимаю, что тебе досталось не самое приятное пробуждение, но, если твои уроки начинаются с утра, думаю, тебе лучше вернуться в свою комнату. Ничто так не возвращает душу в тело, как умывание и завтрак, - он тихонько хмыкнул, представив, как взрослый грозный некромант Ларс, в кооперации с целителем убедивший какого-нибудь беднягу, что в Обители Ашхаи ему ещё делать нечего, прописывает ему ванну и плотный завтрак.

0

9

Мальчишка кивнул, поднимаясь. И снова его привлекли уши преподавателя. Наверное, совсем неприлично вот так пялиться на них. Но те просто притягивали взгляд, подрагивая и отправляясь в полет вверх-вниз, вверх-вниз… Ларс нахмурился и тряхнул головой, пытаясь отвлечься от этого наваждения. Еще раз кивнув, мальчишка направился к выходу.
- Спасибо, Ларс. Если тебя не затруднит – когда увидишь кого-нибудь из тех, кто тоже.. станцевал на лунном балу и проснулся в библиотеке, попроси их подойти ко мне. Возможно, они смогут рассказать что-то ещё, - он иронично шевельнул ушами: - Мне, знаешь ли, стало весьма любопытно, по каким причинам феи стали столь заинтересованы в будущих чародеях... и феи ли это вообще.
- Хорошо, я передам, если кого-то увижу. – попрощавшись со странным преподавателем, ученик выскользнул за двери и кинулся к себе в комнату. Благо нужно было всего лишь подняться на второй этаж.
Быстро переодевшись и приведя себя в порядок, Ларс еще успел забежать в столовую и перекусить перед уроками. По пути он встретил старшекурсника, который участвовал в «охоте на фей», и передал ему сообщение преподавателя. Парнишка-альв кивнул и продолжил свой завтрак. Он был учеником мага Хаоса, потому отыскать его не составило бы труда. Тем более у них после обеда были лекции у него.
Ларс отправился на уроки. А альв-хаот позавтракав, неспешно отправился к преподавателю. Он был выходцем довольно известной богатой семьи, потому вел себя соответствующе – неспешно и величаво, беднякам показывая, что те ему не ровня, а богатеньким сынкам, что он если и уступает некоторым в происхождении, то в богатстве и состоятельности уж точно нет.

0

10

Начало игры.
Ещё раз, с чувством.

Море шелестело в его ушах, бесконечная гладь синевы и антрацита с белым кружевом пены, и нежнее моря, горше чаячьего крика, звучал голос, что не был ни мужским, ни женским, ни детским, ни старческим. Голос, что пел обо всех, кто погиб на дне и погиб на суше, шептал о каждом, кто расцветает цветком в садах и о каждом, кто испускает первый крик, голос, что знал и говорил, что всякий черёд приходит, раньше ли, позже.
Он сорвался с края скалы, маленькая чёрная птица, или же был сорван ладонями ветра, и морской шёлк расстилался далеко внизу под его крыльями, так далеко, насколько хватало глаз, и вот уже не волны, а серебристая степная трава шелестела внизу. Ветер нес его, и он опускался ниже, и среди травы проступил силуэт – звенящий, как струна, альв сидел на белом камне и держал в пальцах тонкую свирель.
Он поднёс её к губам – и небо стало черно от птиц.
Он дохнул – и все птицы устремились к его рукам.
Он начал играть, и каждая птица возле него стала обращаться прахом, и свирель была их предсмертным криком, и дыхание его было влекущим ветром, и был он смертью. И был он красотой.
В зрачках маленькой чёрной птицы не отразилось его лица.

- Кх-хаааааа, - прохрипел почтенный преподаватель магии Хаоса, распахивая глаза. Заглотнул воздуха пересохшим ртом – навык дыхания оказался не то, чтобы подзабыт, но как-то… неловок. Выдохнул, почти не закашлявшись, проморгался – взору наконец-то предстали не обрывки свежего видения, а родной, знакомый до последней трещинки, потолок.
«Ах да. Значит, видения».
«Меня зовут Риэсс Ллиран, мне триста шесть лет, я маг Хаоса первой ступени, и иногда у меня бывают неконтролируемые сновидения, связанные с даром предвидения, после которых к моим годам прибавляется ещё триста».

Иногда повторение очевидного помогало. Ресс сел на кровати, кое-как справился с приступом головокружения и, после недолгих сомнений, что окажется для него сложнее – встать или сконцентрироваться – выбрал второй вариант. Свист вышел отчаянно фальшивый, долетевший до кровати кувшин с водой большую часть содержимого вылил ему за шиворот, но, учитывая обстоятельства, это было, пожалуй, нелишним. Остаток воды отправился по назначению, сиречь, в пересохшую глотку, и альв почувствовал себя значительно более живым.
Дощечка со стилом до кровати долетели уже без приключений. Ресс задумчиво погрыз кончик писчей принадлежности. До того, что иногда сны стоило записать и осмыслить, он дошёл не сказать чтобы сразу, но этот подход себя оправдывал. Когда они не были просто снами и когда их удавалось осмыслить не задним числом, после того, как всё предсказанное случилось, конечно.
Вскоре доска покрылась угловатыми записями:
«Море – море, жизнь и смерть, вотчина Акиавари, путешествие, пираты, Вир?? Тайны в глубинах, надвигающийся шторм?
Голос, поющий о мёртвых – скорая смерть? Мёртвые, прошлое, воспоминания, голос Ашхаи??, судьба, неотвратимость?
Серые равнины? Степи?
Камень в степи – остров, центр, якорь, Академия? (белый!!!)
Птицы – мысли, души, символ Висанти, ветер, вестники.
Альв со свирелью – символ Тианнана? Музыка, красота, искусство, родственные связи, опасность.
Серый, белый, чёрный.
Свирель - ???»

Ресс ожесточённо укусил стило, недоверчиво наморщив брови.
- Что-то вы увлеклись, коллега, - пробормотал он: - И выводы у вас получаются странные.
Доска отправилась под кровать, а сам альв встал на ноги и направился к углу с умывальными принадлежностями. Глядящая на него из зеркала физиономия – с кругами под глазами, интересной бледностью и ввалившимися щеками – могла косвенно подтверждать версию о провидческом сне.
А могла просто кричать о количестве ожидавших его ежедневно учеников, в последнее время возросшем в геометрической прогрессии. Даже невзирая на то, что хаоситов всегда было немного. Правда, к мелким катастро… очаровательным первокурсникам следовало прибавить ещё и «Коллега Ллиран, не подмените ли профессора Элар на занятиях у третьего курса?» и «Профессор, а можно нам дополнительные занятия перед практикой», и…
Зеркало обиженно отрастило новую трещину, и Риэсс опомнился, перестав мысленно страдать о своей нелёгкой судьбе. Зато Чёрные Всадники побеждены. Зато пожары в лесах прекратились. Жизнь прекрасна, господа!
Ресс вымученно улыбнулся зеркалу и прилевитировал гребень и самогреющуюся кружку со стола. Чай уже успел пригорчить, но сошло и так.
Впереди сияли перспективы нового дня, нескольких лекций (хорошо, что не у третьего курса!) и чего-то мрачного на горизонте.

=>Порт Белой Академии

Отредактировано Риэсс Аса-Ллиран (02.08.2015 20:26)

0


Вы здесь » Айлей » • Архивы тем » Комната Риэсса (первый этаж)