Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » В глухих потемках чужих душ


В глухих потемках чужих душ

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

В ГЛУХИХ ПОТЕМКАХ ЧУЖИХ ДУШ

Участники: Дерек Айер, Вирхаймонт
Место: Пещеры в холмах Геддона
Время: полтора года назад
Описание: Ценный артефакт - штука полезная для кого угодно. Хоть для владельца борделя, хоть для ученика Школы Дагона... Даже если его добыть и не удастся, можно узнать много нового о людях... и не только

+1

2

Вирхаймонт совершенно спокойно насвистывал фривольный мотивчик, подслушанный в одной из придорожных таверн. Его вновь гнала вперёд жажда приключений и возможность увидеть что-то новое. Не смотря на то, что свой «Белый налив» он любил, а цветущие в нём яблоньки всегда вызывали в вамфири восхищение и бурление крови, всё же мужчина начинал скучать, стоило ему только задержаться на одном месте больше месяца. Под грозные вопли Тинк он вновь отправился за своей порцией адреналина.
«Нужно будет притянуть какую-нибудь безделушку Тинк, - рассеянно подумал Хайм. – В конце  концов, если бы не она – бордель давно бы развалился».
Целью Вирха на этот раз оказался давным-давно заброшенный дом некогда почившего мага-алхимика. Сплетни, услышанные в трактире, мужчина умел мастерски анализировать, отделяя зёрна от плевел и выуживая необходимую информацию. Не стоило и сомневаться, что где-то в округе проживал маг, любящий пошутить и хорошенько напугать непрошеных гостей. К тому же у него могло иметься немало реликвий, которые можно потом продать. Саунт был более чем уверен, что местные жители старались не соваться в обитель почившего мага, будучи весьма суеверными и ещё помнящими по рассказам прабабок истинный характер старика. Ему доставляло немало удовольствия «удивлять». То, что его сюрпризы способствовали остановке не одного сердца и расширению количества седых висков и макушек, - его не волновало вовсе, ведь самому магу было весело.
Вирхаймонт хмыкнул, поправив сумку, закинутую на плечо. Он никогда не отличался суеверностью, влекомый лишь жаждой знаний. Тинк не раз пыталась промыть его дурную голову, но прекрасно понимала, что горбатого способна исправить лишь могила. Мужчина насмешливо фыркнул и свернул на поросшую сухой травой тропку. Когда-то по ней таскали повозки тяжеловозы, скрипели колёса под огромным весом поклажи, а хозяин всего этого добра насвистывал приятную мелодию или же размышлял о новом урожае. Вирхаймонту нравилась его жизнь, он совершенно не переживал о том, что до сих пор не нашёл свою избранницу и не завёл детей, ведь его любимая давным-давно погибла, а новой он не желал.
Вздохнув, мужчина остановился подле старинной деревянной двери, которая принадлежала двухэтажному каменному особнячку. Тот был сотворён на славу: камень лишь потемнел от времени и слегка порос жёлтым и куцым мхом, древесина двери чуть рассохлась, но не потеряла величественный вид, но вот петли проржавели. Кое-где потрескались стёкла на окнах или же вовсе вывалились из рам, но на многих образовался лишь толстый слой пыли, очевидно, защищающий хрупкий материал от разрушения. Мужчина задумчиво провёл кончиками пальцев по древесине и чуть вздохнул, ведь ему не слишком-то хотелось трогать эту поросшую быльём красоту. Но он не мог отказать себе в удовольствии исследовать древнее здание, где могли храниться рукописи. К тому же местные жители обмолвились, что в один прекрасный момент маг-затейник просто исчез. Саунт хмыкнул и решил обойти домик по кругу. Само собою там ему удалось найти окно на первом этаже, которое не было обременено стеклом, чем вамфири поспешил воспользоваться, оказавшись в одной из небольших комнат, по виду напоминающих кабинет. Клыкасто улыбнувшись, мужчина погрузился в изучение запылённого пространства.

0

3

Крюк в разболтанной раме мог поддаться не то, что ножу - пальцу, если подсунуть с нужной стороны и подвигать. Дом действительно оказался старым. Слишком старым. Возможно, даже забираться на второй этаж из предосторожности не стоило - вот только дерево, с которого он перебрался, слишком уж удачно вытянуло ветку, прямо к окну. Грех было не воспользоваться возможностью. Хотя теперь эта идея не казалась такой уж хорошей... Парень с сомнением качнулся на узком рассохшемся карнизе. Тот протестующе скрипнул, вынуждая полукровку рефлекторно прижать уши и вжаться в стену. Пожалуй, легкость и умение ловить равновесие -  немногие из плюсов наличия в его жилах изрядной примеси альвийской крови. Другим был слух - и он утверждал, что стоит ловить момент, пока не поздно. Ни единый листок не шелестел, то есть, ветра, вполне способного сбросить его наземь, не наблюдалось. Пока не наблюдалось. Дерек приготовился к неприятным сюрпризов, каких можно немало встретить при попытке ограбить дом мага, и легонько толкнул раму. Едва успел поймать, чтобы та не грохнулась на пол, и рассерженно выругался про себя: нашел, где осторожничать. В доме все равно никого нет. Кого пугаться? С куда большей уверенностью, чем раньше, парень соскользнул на пол, огляделся, чутко вслушиваясь в темноту. Странно. Совершенно ничего? Даже металки дротиков или парализующего амулета? Неужели старика-мага просто растерзала какая-нибудь лесная кошка прежде, чем тот успел как следует натворить гадостей в собственном жилище? Что ж, тем ему легче. Если бы заказчик хотя бы догадывался, насколько простое задание дал - вероятно, отозвал бы его и предпочел сделать все сам. Правда, ему пришлось бы для этого похудеть раза этак в два. Дерек ухмыльнулся и аккуратно пристроил раму у стены, завертел головой, пытаясь понять, куда могли спрятать "Танцующую Фламмору", которая оказалась настолько нужной тому человеку в богатом плаще. Возможно, в доме мага - хоть и умершего - не стоило так расслабляться, но в посмертные проклятия-заклятия прагматичный ученик Школы верил не больше, чем в басенки о гремлинах и драконах. Иногда, когда жрецы несли какую-то ерунду о нашествии иномирян, ему страшно хотелось вглядеться в их глаза в поисках хотя бы тени насмешки, улыбки там... Ну невозможно нести подобную ерунду всерьез!
Оглядев между делом комнату, незваный гость многоопытно пришел к выводу, что в таком помещении хранить редкую статуэтку - безумие чистой воды. А потому со спокойной душой направился к лестнице, ведущей вниз, не особенно стараясь придерживаться тени. От кого прятаться в совершенно пустом доме?
Тем большим шоком для него стали следы на пыльном полу. Парень насторожился и на цыпочках проследовал за ним, понимая, что напоролся на конкурента. Конкурентов следовало устранять, но лишние трупы Школа категорически не одобряла. Быть может, удастся договориться полюбовно?

0

4

Вирхаймонт с интересом разбирал схемы и бумаги старого, давно почившего мага. Это были незаконченные идеи, намётки, которые безжалостно сожрало бы время или же пламя ближайшего огонька, если бы кто-то посчитал наработки почившего мужчины полным, полубезумным бредом. Отчасти этот человек оказался бы прав, но зачем же губить интеллектуальную деятельность довольно изобретательного человека? Хайм же решил, что лучше всего оставит записи себе и, возможно, он сможет дать им новую жизнь или же продать тому, кто использует идеи с умом. 
Мужчина усмехнулся и положил очередную книгу на место, которую наскоро пролистал. Всё же странно быть искателем различных реликвий: складывается впечатление, что ты лезешь в душу давно ушедшим из жизни существ, особенно если нужно было влезть в чужой заброшенный дом. Однако Саунт давным-давно постарался избавиться от этого наваждения, ведь оно мешало тщательное обыскивать каждый миллиметр дома, чтобы находить тайники; мешало держать ухо востро, чтобы не попасться в какую-то ловушку, ведь каждый дом – это чья-то крепость в прошлом.
Обойдя несколько комнатушек на первом этаже, которые выглядели столь же прекрасными, как и сам особняк, хотя и несколько обветшавшими, вамфири совершенно неожиданным образом наткнулся на ход в подвальное помещение. Делая каждый шаг с величайшей осторожностью, ведь нельзя недооценивать столь в прошлом гостеприимного господина, мужчина был немало удивлён, что ни разу не наткнулся на очередную «шутку» незнакомца. Более того, он не нашёл ничего мало-мальски ценного, окромя тех самых бумаг с наработками, которые надёжно хранились во внутреннем кармане лёгкой куртки. Неожиданно хозяин борделя замер, заслышав едва приметный натужный скрип древесины откуда-то сверху. Это заставило матёрого охотника за реликвиями насторожиться и слегка поджать губы. Он, несомненно, мог списать это на разгулявшийся по степи ветер, на животинку, решившую воспользоваться услужливо подставленной деревом веткой и проникнуть в дом от какого-то хищника.. но он не мог позволить себе быть беспечным и полным дураком, а потому тихо фыркнул и стал осторожно спускаться по лестнице, ведущей в подвал. По пути он установил неприметную сигнализирующую нить, сотворённую из магии иллюзии. Ему бы очень не хотелось, чтобы неизвестный искатель приключений застал его врасплох. Вирхаймонт не был желторотым юнцом, но при этом прекрасно понимал, что всегда найдётся тот, кто окажется сильнее, хитрее или просто удачливей. Оказавшись в подвале, мужчина поспешил оказаться в тени и слегка выждать. Он помнил, что на пыли могут оставаться следы, а потому не сомневался, что оставил их едва ли не по всему первому этажу.

+1

5

Следы привели к очередному темному провалу в полу, и парень всерьез задумался, стоит ли туда вообще лезть. Если бы местная мебель не представляла собой кучи рухляди, вполне возможно, он предпочел бы выдать себя возней с ней, но забаррикадировать неизвестного обитателя старого дома. Старый маг, что ли, оказался куда более живучим, чем это себе представляли? Или это, хм, дражайшие отпрыски, охраняющие руины дома? Навряд ли. Скорее всего, такие же двуногие крысы, как и он, ищущие достойной добычи среди трухи и пыли. Вопрос только, самоучка или выпускник Школы?
Полукровка тихо фыркнул, в последний момент спохватываясь и прикрывая нос рукавом. Какая ему-то разница? Главное - чтобы не профессиональный маг. Впрочем, магам трупы тоже не нужны.
Парень в раздумье замер, вытягивая из-за пояса длинный, тонкий стилет. Он не был мастером в обращении с подобными игрушками, но на подобные дела громоздкое оружие брать категорически не рекомендовалось. Стилет был самым грозным из имеющегося у него арсенала. Опыт подсказывал, что переговоры лучше всего начинать, имея на руках веские аргументы, а крысу из норы лучше силком не выволакивать - покусает. Сейчас темный зев лестницы весьма и весьма напоминал ему крысиную нору. Аргументов же, кроме силовых, у него не было. Вероятно, оные могли бы найтись только у хозяина дома. Увы и ах. Дерек постарался придать голосу твердость, не оставляя себе времени прокашляться или вдохнуть: трущобные считали приготовления признаком слабости, и нельзя сказать, чтобы они так уж сильно ошибались.
- Эй, ты, вылазь давай. Разговаривать будем. Лишний труп мне не нужен, как и "мотылек" под лопатку, - кажется, для беседы с ворьем следовало использовать именно такую интонацию и короткие, рубленые фразы. Что целиком подходило парню, и без того не любящему трепаться. А кто еще, кроме ворья, мог рискнуть шеей и залезть в эти богами забытые развалины? - Учую хоть один фаербол - и это будет последнее действие в твоей жизни!
Блеф чистой воды, того же характера, что и шипение котов, вздымающих шерсть. Пусть думает, что у него магическая защита. Больше шансов уйти живым после переговоров, буде оные состоятся.

+1

6

Вирхаймонт замер, желая прислушаться как можно лучше. Он не был вульфаром, чьи уши успешно улавливали тонкие звуки, благодаря звериному началу. Он хоть и был хищником, но всего лишь вамфири. Посему приходилось уповать на то, что мужчина ещё не слишком стар, а, следовательно, способен создать незримую сигнальную нить, которую незваный, как и он сам, гость мог бы задеть и не заметить. Эта нить могла достоверно выдать лишь два факта: наличие в определённой точке объекта и его размеры. На том полезность «маячка» заканчивалась и оный рассыпался.
К вящей радости охотника за диковинками незнакомец всё-таки шёл по следам. На кой мираж ему это понадобилось, он не знал. Однако Саунт никогда не был дураком и старался не недооценивать противника, ведь его личная практика указывала на то, что это чревато неприятными последствиями.
- Эй, ты, вылазь давай. Разговаривать будем. Лишний труп мне не нужен, как и "мотылек" под лопатку,- едва не усмехнулся вамфири, вовремя прикрыв рот ладонью. Судя по всему, его приняли за какую-нибудь трущобную крысу, желая напугать и тем самым выманить из логова. Всё-таки для обыкновенных воров их собственная шкура была крайне дорога, но ведь Хайм был не обычным вором – профессионалом! И предпочитал более благородные прозвища.
«Фаербол, да от ворья.. – задумчиво протянул вамфири, видя неясную фигуру юноши, который явно знал, что конкурент в подвале, но никак не мог отыскать. – Какого же ты хорошего о них мнения, мальчик».
И всё же Саунт решил, что дольше ждать нельзя. В конце концов, этот паренёк либо уйдёт, либо найдёт вамфирье убежище и тогда у него будет явное преимущество. Вирхаймонт сплёл лёгкое заклинание, воздействующее на слух. Одноразовое и до смешного простое, вот только действовало по-разному: кто-то слышал стук в противоположной от мага стороне, кто-то скрежет, кто-то шорох, но это всегда срабатывало.
Саунт неслышно скользнул за спину незнакомцу, стоило тому отвлечься на звук. Мужчина ловко заломил одну из рук юноши (по счастливому стечению обстоятельств поймав вооружённую конечность) и выдохнул у самого уха, чётко выговаривая каждое слово:
- Ну, я вылез, - в мягком голосе вамфири звучала лёгкая ирония. – О чём же ты хотел поговорить?
И в этот самый момент, стоило мужчине произнести последние слова, мир вокруг дрогнул, а пол под ногами в единый момент исчез, не оставляя шанса за что-либо зацепиться.
- Твою…! – не успел выругаться Саунт, понимая, что где-то допустил-таки ошибку и нарвался на ловушку, усыпляющую бдительность и банально срабатывающую чуть позже. Неприятно, но факт. Вамфири машинально выпустил из рук свою добычу и безропотно отдался в руки Судьбе. Однако получив крепкий каменный удар от плит, оказавшихся в самом низу и ощутив как из тела едва не выбили дух, мужчина помянул всех богов и их возможные отношения, но в глубине души порадовался, что ощущает холодный камень лишь частью тела, а не протыкающие насквозь штыри целиком.

+1

7

Шорох. Дерек непроизвольно дернулся всем телом, пытаясь понять, каким образом тот, кого он подстерегает у лестницы, умудрился оказаться совершенно в другом месте. На этом его и подловили. "Учили же, кретин!" На сей раз полукровка не стал с собой церемонится, попятился, пытаясь попасть каблуком по основанию ступни, покалечить нападающего или хотя бы причинить ему максимум дискомфорта. Определенно, его миролюбивые намерения не оценили - придется выворачиваться.
Судя по первой же фразе, раздавшейся у нервно дрогнувшего уха, впрочем, неизвестный тип предпочитал переговоры, имея весомое преимущество. Например, заломленную руку собеседника. Ученика Школы Дагона такая мелочь, как возможность схлопотать серьезный вывих, не очень-то напугала, но он предпочел оставить эти мысли на другой раз. Куда больше пугала прохлада схвативших его пальцев. Такие холодные руки, разумеется, могли быть у кого угодно - но чаще всего встречались у вамфири. Полукровка давно перерос тот возраст, когда любой клыкастый воспринимается как потенциальный хищник, но в текущей ситуации больше всего настораживало именно это. Во вторую очередь - манера строить речь. Так не разговаривают крысы-мародеры, так вообще не разговаривают простолюдины. Либо он городской - причем не из низов, либо мелкий дворянин, потому что высокородному в подобной дыре делать нечего. Беседу с угрозы обычно начинали те, кто уже не раз имел дело с чернью, но видимо, конкретный тип либо делал это очень давно, либо успел забыть, что оружие лучше держать наготове. В конце концов, никогда не знаешь, что может оказаться у атакованного в свободной руке. Полуальв вполне оценил ситуацию, пришел к выводу о необходимости срочно увеличить дистанцию - еще не хватало дразнить вамфири собственной шеей, - но успел только дернуться. Из дальнейшего парень успел услышать лишь зловещий хруст - и дернуться, рефлекторно пытаясь отпрыгнуть. Увы.
Охотник за чужими вещицами отпустил его чересчур поздно, посему лететь пришлось следом за ним. Рука, бывшая заломленной, тут же занемела так, что парень едва не выпустил стилет из рук, звучно шмякнувшись поперек распростертого вамфири. Э, нет. Стоит только вспомнить, чего ему стоило добыть оружие. "Увеличил дистанцию", - криво ухмыльнулся полукровка, пытаясь встать на ноги. Летели вроде недалеко, но те все равно ощущались как ватные. Посему даже вставшего парня шатало, пока он левой рукой пытался запихать стилет обратно в ножны. Нет, опасность, исходящая от незнакомого типа оставалась столь же реальной, но на ответ, что же так удачно зашуршало в стороне, блондин нашел один-единственный вариант ответа и сходу взялся за него, пытаясь сделать как можно более невозмутимый вид - лишь только уши кончиками порозовели:
- Надеюсь, твоих пособников здесь достаточно, чтобы вытащить нас из этой задницы, - для нелюдима подобная фраза была подобна длинной, цветистой фразе пьяного грузчика, споткнувшегося о не менее пьяного матроса. Сие многословие вызвало внезапное понимание, насколько далеко находится весьма неровная дыра вверху. Самое паршивое - рассеянный свет он видел, в отличие от возможности взобраться по сырой стене так высоко. Значит, следовало либо ждать пособников вамфири, либо искать другой выход. Чему, разумеется, оные пособники будут всячески мешать. Потому Дерек, ощетинясь, как злобная хортая, торопливо осматривался в рассеянном свете странного каменного мешка в поисках альтернативного способа спасения.

Отредактировано Дерек Айер (29.07.2015 00:13)

+1

8

Выбивший последний и без того едва держащийся в теле дух мальчишка, свалившийся на Вирха мешком с костями, довольно быстро ретировался в сторонку. При этом Саунт не поскупился на едкие комментарии относительно этого охотника за наживой. Однако же сам Вирхаймонт подниматься на ноги не планировал, он лишь сел, тяжело вздохнул, пытаясь наладить и без того сбившееся дыхание. Грудь беспощадно болела, а спина протяжно ныла, заставляя вамфири внутренне ругаться на все лады. Можно подумать он получил больше удовольствия от падения, чем его многострадальный организм. Хорошо хоть Тинк этого не видела, иначе вышло бы как и в прошлый раз, когда он чисто случайно, но весьма живописно свалился с лестницы, желая помочь в починке ставень на окнах второго этажа борделя. Саунт предпочёл потом неделю не говорить с этой утончённо-ядовитой ехидной и убедительно попросил не комментировать ситуацию. Но женщины очень неумело держат язык за зубами, когда дело касается мужских промахов.
Вамфири прислушался к себе, а уже после к окружающему миру. Рядышком шаркался тот самый паренёк. Наверняка, искал возможность выбраться отсюда. Мужчина поднял голову вверх, хмыкнул, увидев чуть рассеянный свет, льющийся из образовавшейся дыры. Это они оказались столь тяжёлыми или пол настолько старым?  Из удивительных философских размышлений его вырвали слова юноши, который действительно умел говорить, а то уж Саунт подумал, что у него разыгралась фантазия. Стоило незнакомцу закончить свою фразу, как Вирх рассмеялся. Громкий, чуть хриплый, но искренний смех отскакивал от стен небольшого подземного пространства, в котором оказалась парочка. Удивительные умозаключения! Долго молчал. Наверняка, пытался сложить какие-то лишь ему известные факты воедино и вновь прокололся.
Охнув, мужчина поднялся, перестав смеяться и утирая выступившие на глазах слёзы.
- Если тебе интересно, - начал мужчина, медленно и чуть морщась разрабатывая правую руку, – то ты можешь дождаться следующей отважной экспедиции в земли безумного мага, - спокойно выдохнул мужчина, проверив на месте ли его оружие и некоторые полезные мелочи. – А я, пожалуй, выберусь отсюда, пока по мою душу не пришла какая-нибудь божественная погань.
Закончив столь жизнеутверждающую фразу, мужчина слегка одёрнул свою куртку, смахнул с неё налёт пыли и паутины – причём немаленькой! – и прошёл мимо паренька, ободряюще похлопав того по плечу. Пока сидел, мужчина успел почувствовать, что из единственного возможного прохода тянет лёгким сквознячком, что позволяло владельцу борделя предположить: там есть выход.
Однако призадумавшись над мыслью, что отважное младое поколение негоже оставлять на съедение местной живности да и в случае беды ему можно будет скормить животине какой, мужчина всё же остановился и обернулся к пареньку:
- Если тебе всё ещё интересна жизнь, или ты ещё не отрастил себе лишние конечности, то идём. Судя по записям, которые я нашёл, это местечко – та ещё полоса препятствий.
И стоило Саунту произнести эту фразу, а после сделать несколько беспечный шаг вперёд, как перед его носом просвистел дротик.
«О, Шиархи, а ведь я надеялся, что всё это уже перестало работать, - появилась в голове досадливая мысль, вамфири нахмурился и убрал ногу с плиты, на которой едва заметно была высечена цифра «один». – Придётся всё же быть серьёзней».

+1

9

Глядя на ржущего от души вамфири, Дерек начинал глубоко понимать чистокровных собратьев, испытывающих, мягко говоря, неприязнь к клыкастым. Было бы с чего так веселиться, пребывая в нескольких метрах под землей. Единственной хорошей новостью стало отсутствие в доме пособников незнакомца, но хорошей эта новость была исключительно для полукровки. Уж с одним-то противником ученик Школы должен справиться!
- Я слышал шум, - упреждающе произнес парень, несколько не склонный к веселью по жизни. - Значит, тут может быть кто-то еще, - он провел ладонью у самой стены, не касаясь ее, пытаясь определить по температуре камня толщину. Куда там. - Я не уверен, божественная ли это погань или ветер, однако навряд ли они станут помогать нам выбраться.
Совсем сторонние, третьи конкуренты, в раскладе не учитывались. Полуальв поджал губы и выпростал уши, провожая мужчину в маневре прищуренным взглядом. Вид того, насколько быстро он поплатился за свое самодовольство, впрочем, довольно быстро вернул ему хорошее расположение духа.
- Очевидно, лишние конечности есть у тебя, - в интонациях парня проскользнула обычно несвойственная ему певучесть. Он склонился рассматривая зловещую плиту, потом поднял голову, взглядом проверяя уровень, на котором срабатывает ловушка, поправился: - Вернее, лишняя голова, - он осмотрелся, проверяя, нет ли где других пронумерованных плит, не увидел их в обозримом пространстве и раздраженно полез за светящимися шариками. Их было мало, очень мало - и стоили дороже всего его арсенала. Об этом Дерек, которого и без того проваленное задание ставило на грань выживания, старался не думать. В конце концов, если его прихлопнет прямо тут в какой-нибудь ловушке, вопрос денег больше не встанет никогда. Шарики многозначительно высветили куда дальше плиту с цифрой 2. Все остальные выглядели настолько миролюбиво, что альв, подозрительно взглянув на дротикометальные отверстия в стене, рискнул двинуться мимо них на полусогнутых, качнулся, разбегаясь и перепрыгивая злосчастную плиту. Ловушка недовольно клацнула, но не сработала, однако расслабляться парень не спешил, как и протягивать руку помощи собрату по несчастью - зачем бы, кстати?
Плита, которая выглядела очень, очень надежной, под ступней издавала пугающий шорох, словно там ничего не было. Куда можно улететь глубже, полукровка даже не представлял. И проверять не рвался, лишь предупредил зловещим шипящим шепотом:
- Здесь еще одна. Прыгай дальше.

+1

10

Вирхаймонт  усмехнулся. Он явно не нравился этому пареньку. Возможно, тоже привык работать в одиночку, ища ценные безделушки. Но Шиархи, как правило, лишь забавляют ситуации, когда она сталкивает лбами тех, кто в обычных условиях и не подумал бы действовать сообща. Не смотря на некоторую отчуждённость и лёгкое, лишь слегка сквозящее высокомерие (кровь не заткнёшь), юноша отвесил парочку дельных комментариев, получив пару очков вперёд в глазах вамфири.
«Ну надо же. У этого мрачного мальчугана ещё и чувство юмора есть, - сверкнув глазами в едва уловимом свете, падающем сверху, подумал Хайм. – Я прямо-таки польщён, что столь опасное орудие было применено против меня».
Вамфири внимательно наблюдал за действиями незнакомца. Ему никак не давала покоя какая-то мысль. Будто именно она должна была помочь вамфири распознать: где обучался этот мальчишка, решивший сунуть свой нос в одну большую ловушку. Вирхаймонт уже прекрасно знал, на чём прокололся. Ему ранее встречались ловушки подобного типа, но самое противное было то, что следом, обычно, водились сюрпризы не лучше. Вершина айсберга, чтоб её.
Вамфири с интересом разглядывал плиту, на которую ранее наступил. Ему даже было любопытно, какой запас дротиков у этих стен; он бы мог это проверить опытным путём... Однако проверять не рискнул, решив последовать за новым почти-товарищем. Вирх уже успел заприметить длинные подвижные ушки незнакомца, которые говорили о его полной или частичной принадлежности к великому и славному альвийскому народу. То-то он такой неразговорчивый.
Не прошло и минуты, как мужчина оказался возле паренька, склонившись над плитой, которая повествовала, что тоже может оказаться губительной, если на неё наступить.
- А уверен ли ты, мой юный друг, что это не обманка? – глубокомысленно вопросил клыкастый. – Вот наступишь на камушек после плиты, и поминай как звали. Так могло случиться и после первой, кстати, - как бы невзначай осведомил альва вамфири. – Но я решил, что тебе виднее и не стал мешать, - старательно сдерживаясь от ехидцы, закончил он, отыскав в своей дорожной сумке не слишком нужное, но весьма увесистое яблоко. Затем мужчина задумчиво покрутил его в руках, кинув быстрый взгляд на мальчишку и прицельно метнув плод на необходимое расстояние. Секунда, две. Ничего не произошло. И тут, совершенно неожиданно щёлкнул механизм.
- Как интересно, я оказался прав, - начал было вамфири и выругался, потому как следующий звук движущегося механизма послышался как раз под парочкой приключенцев. Недолго думая, не слушая протестов и возможных высокомерных волеизлияний, Саунт рванул вперёд, утягивая следом за запястье паренька. Стоило им покинуть не гостеприимную плиту, как она мгновенно ощерилась довольно длинными пиками. Вамфири двигался вперёд, попутно анализируя ситуацию. Эта ловушка ему была знакома (нет, только её часть), лишь одна из немногих, которых, судя по записям, было больше дюжины. Откуда-то сверху раздался знакомый скрип, и Вирх толкнул мальчишку чуть вперёд и вниз, чтобы тот успел увернуться раньше, чем в него врежется обладатель удлинённых клыков. Сам же вамфири не медлил, резко падая на задницу и плавно, но быстро опускаясь спиной ближе к плитам, едва не получая по носу выдвигающимися сверху копьями, подобными встреченным ранее, но успешно проезжая по камню.
После всё стихло. В воздухе висела пыль. Совершенно неожиданно стали разгораться факелы. Они вспыхивали без чьей-либо помощи, освещая небольшой круглый пятачок уединения и спокойствия. Отсюда вели три разных хода.
- Кстати, - выдохнув, подал голос вамфири, в голосе которого слышался лёгкий смех над самим собой. – Был бы не прочь узнать твоё имя, юный альв. Потому что наш поход окажется славной байкой для хорошеньких дам!

+2

11

Дерек досадливо поморщился. Это ему полагалось чуять ловушки по-волчьи, за четыре шага, и предугадывать, под какой плитой именно скрыта опасность и раскрывать их. Подобную оплошность прощала только его собственная молодость и возможно, опытность "конкурента".
- Весьма благодарен, думаю, это мне пригодится, - насмешек полукровка не терпел. Однако вцепляться в морду полузнакомому вамфири для него было перебором, к тому же заслуженно, хотя и... парень прижал уши плотнее и метнул недобрый взгляд на нечаянного попутчика. Впрочем, недовольная мина продержалась на его лице не так уж долго. В конце концов кол в задницу - это не то, о чем он мечтал всю жизнь. Да и в голову, пожалуй, тоже. Несмотря на несколько настороженное отношение к жизни, дагонец все же безумно ценил свою шкуру. И если бы этот странный тип сейчас не сунулся, оная, очевидно, пострадала бы. Блондин насупился, но все же наступил на горло собственной нелюдимости, неуклюже поднимаясь - после героического толчка вамфири он звезданулся на пол, - и кое-как кивая.
- Весьма благодарен, - он оторопело уставился на факелы, пытаясь вспомнить такой вид магии. Идей не возникло. Возможно, в Школе зря столько внимания уделяют оружия и так мало - теории. Однако сейчас следовало выбрать ход. Парень проверил наличие снаряжения, чуть прищурился, вслушиваясь и надеясь уловить хоть малейший свист воздуха- там, где есть ветер, возможно, и выход найдется. Ветра не уловилось - только едва слышное шипение в крайнем слева ходе, и полукровка позволил себе отвлечься, уже практически сделав выбор.
- Дерек Айер, - он протянул руку для рукопожатия, глядя на вамфири с каким-то странным подозрительным выражением лица, словно заподозрил  его в коллекционировании конечностей и смирился с потерей оной. - И плевал я на дам. Выбраться надо.
Полукровка не обольщался, ему эти самые "дамы" не очень-то и светили, а с уставом Школы - не то, что хорошенькие, не то, что дамы - вообще женское общество в остром дефиците будет. И разумеется, не стоит забывать, что полукровок не слишком-то и жалуют. Посему парень постарался сделать как можно более суровый походный вид, поправляя свою сумку и мягко, вкрадчиво, почти на цыпочках направляясь к крайнему слева ходу.
Хоть какая-то надежда на перемену ландшафта.

+1

12

- Да не за что! – от души и приободрённо заверил мальчишку Вирхаймонт. Он никак не мог понять причин своего неуёмного веселья. Возможно, его забавлял новый спутник. Возможно, ситуация, в которой они оказались по собственной глупости. А может, всё вместе. В любом случае, Саунт прекрасно знал, что если хмурых физиономии будет две, то свихнуться в разворачивающемся приключении будет проще, чем найти ту обманку. Хотя игра «перенахмурь» была весьма привлекательной, но осталась таковой лишь в теории.
Вирхаймонт поднялся и наскоро отряхнулся, а после протянул в ответ руку представившемуся товарищу, сверкнув своей клыкастой улыбкой, совершенно не переживая за нежную и, возможно, не до конца окрепшую психику мальчишки. Хотя, если припомнить то, с каким достоинством тот выдержал предыдущее испытание, то не такой уж он и неженка, поэтому имеет право знать наверняка, с кем имеет дело.
- Вирхаймонт Саунт, мой юный друг. Можно попросту Вирх, - позволил себе ухмыльнуться вамфири и чуть сильнее потянул к себе полуальва (уж теперь в расе паренька он был полностью уверен). Тот оказался всего в полушаге от «кровопийцы, что позволило мужчине мягко, почти мурлычаще, закончить: - Мужчины тоже ценят героизм.
После такого нехитрого откровения вамфири отпустил юношу, немало забавляясь его серьёзным видом. Вирхаймонту откровенно нравилось щекотать нервы Дереку, и он понимал, что именно такой эффект и производит. Малец не мог не осознавать, что находится в компании коварного кровососущего, да к тому же делающего недвусмысленные намёки. Да вот только Саунт имел стойкую аллергию на альвийскую кровь, да и откровенно играл с пареньком, считая это лучшим выходом в замкнутом, пугающем пространстве. Мужчина с интересом смотрел на тёмные ходы, прикидывая, по какому лучше пойти. Чутьё предательски молчало, видимо, даже не предполагая величины коварства ранее живущего  над этим подземельем мага. Вамфири опустился на корточки и с интересом посмотрел на каменный круг, по краю которого вились какие-то письмена. Мужчина не ведал языка, на котором они были написаны, но почему-то не сомневался, что в них могла скрываться подсказка.
- Хэй, Дерек, я понимаю, что ты как истинный мужчина всегда идёшь исключительно налево, но…- окликнул вамфири резво припустившего к левому проходу мага, старавшегося действовать крайне бесшумно, – ты случаем не знаешь, на каком языке выполнена надпись?
Вирх с интересом наблюдал за юношей и искренне недоумевал: почему тот пропускает различные, мало-мальски важные мелочи. Если он и дальше продолжит путешествовать в таком духе, то не проживёт и пяти ближайших лет. По крайне мере, в целости и сохранности.
- И я бы на твоём месте не шёл в ту сторону, где что-то призывно шипит. Это шипящие может быть голодным или взрывоопасным, - милостиво поделился опытом мужчина, выжидательно глядя на паренька. Сам Саунт не очень-то торопился куда-либо. У него водилось немало свободного времени. Проблема была лишь в том, что в подземелье наблюдалась явная нехватка, еды и женщин. притом второго не хватало больше, ведь в нём заключалось первое.

0

13

Полкровка подавил желание зарычать, отшатываясь от мужчины и вынужденно проглатывая его странные намеки и реплики. Сообразить достойный ответ сходу он не смог, отделываться недостойным был несогласен.
- Я иду туда, куда считаю нужным, - вышло вяло и неубедительно. Более того - совершенно не резко. Блондин прижал уши и нехотя вернулся-таки к вамфири. - Как давно ты пил кровь?
Поить своей бесценной кровушкой какого-то там едва знакомого мародера в планы альва не входило, но судя по манерам, тот уже давно алкал присосаться к чьей-нибудь шее. Драки под землей с сомнительным исходом из-за стакана крови дагонит абсолютно не желал. Или во всем виновата примесь альвийской крови? Или это проявление недалекого вамфирского юмора?
Во избежание недопонимания Дерек предпочел сразу сообщить:
- Я только наполовину альв. Для укуса непригоден. Отойдите, - надпись и впрямь выглядела занятно, но сохранилась не слишком хорошо. Парень заерзал, проводя по краям рун пальцами и что-то бормоча себе под нос, потом вздохнул и сдался. - Обычные руны. Возможно, шифр. Пергамент есть?
Лично у него ничего подобного не наблюдалось, но если он правильно читал, получалось что-то вроде "Западный ветер черный камень южный ветер белый простор восточный ветер морские глубины". Разумеется, знаков препинания старый маг то ли не знал, то ли не учитывал, то ли это писали вообще до изобретения оных. "Расставляй на свой вкус". Дерек вздохнул и поднялся на ноги, снова посмотрел на приглянувшийся ему ход.
- Ветер свистит. Может быть выход... - в задумчивости полукровка обошел круг, переступил через подозрительную плитку, скорее всего являющуюся ловушкой. Стоило разобраться с обозначением ветров. Могло иметься в виду как направление света - и как его, интересно, определить здесь, в нескольких человеческих ростах под землей? - так и тот самый свист, который он слышал. Но какой из ветров его издает? И что, каждый из ходов тоже вот так свистит? В данный момент блондин ничего подобного не слышал, но возможно, следовало зайти глубже. Дагонит недовольно поморщился и оглянулся на круг еще раз. Совпадало только количество надписей - столько же, сколько и ходов. Но можно ли опираться на эту дурацкую надпись? Может, старый маг вообще рецепты так для себя отмечал? Дерек еще раз поморщился и тут же сообразил: надо добыть факел. По направлению пламени можно определить направление ветра. Если, конечно, положится на эту странную надпись. Но больше-то просто не на что!
Ободренный этой идеей, блондин зашагал к факелам, не считая необходимым объяснять свои перемещения случайному знакомому. "Тоже мне, великий исследователь пещер и курганов. Самый умный здесь, что ли?" - чужая самоуверенность действовала полуальву на нервы. И это он тоже не собирался говорить вслух.

+1

14

Вамфири несколько издевательски усмехнулся, услышав вялое оправдание мальчишки, больше похожее на отмашку. Так огрызаются родителям подростки пубертатного периода, желая доказать, что они уже взрослые и могут сами решать свои проблемы. Конечно, это происходит ровно до того момента, пока их харрек за задницу не укусит. Вирху же оставалось снисходительно улыбнуться и ждать того самого кусающего, а уж на сам процесс он посмотрит с превеликим удовольствием.
- Не переживай, - хмыкнул мужчина, со всем возможным вниманием присматриваясь к письменам. – У нас есть ещё часа два до моей ломки и стенаниям по стаканчику крови.
Само собою, вамфири лукавил. Этот полукровка совершенно не интересовал мужчину в плане потенциального блюда. Более того, Вирхаймонт всего пару часов назад приятно провёл время с одной чудесной служанкой.
- Я уже понял, какого ты рода-племени, мой друг, - буднично сообщил мужчина, беззаботно продолжив тем же тоном: - Любой уважающий себя вамфири назвал бы тебя не деликатесом, конечно, но освежающим коктейлем точно. Так что постарайся в пути не расплескаться, - умильно взглянув на неприступного молчуна с таким человеческим именем Дерек, мужчина посторонился, то и дело заинтересованно выглядывая из-за плеча юноши. Его немало забавляло, что новоприобретённый спутник перескакивает с «вы» на «ты» и обратно, притом делая это совершенно машинально. Вирху даже стало интересно: в какой из этих моментов тот злится больше? Вамфири, конечно, не исключал вероятности, что нелюдимый странник, которого Шиархи своей непостижимой волей закинула в подземелье, захочет мстительно треснуть своего обидчика чем-то тяжёлым, а, следовательно, был начеку, хоть и не подавал виду. Издёвки издёвками, а зубы Саунту ещё были дороги.
Пергамента у мужчины не было, о чём он тут же сообщил своему товарищу по приключению. Руны Саунт, к сожалению, так и не удосужился изучить на должном уровне, хотя каждый раз, встречаясь с ними нос к носу, клятвенно уверял то ли себя, то ли их, что сделает это. Не смотря на то, что мальчишка явно прочитал надпись, делиться знаниями он не собирался.
«Ого, показываешь норов?» - мысленно посмеиваясь, с иронией во взгляде смотрел Вирхаймонт на юношу, который направился за факелом. Вообще, Вирх не был склонен помогать дуракам, которые не прислушиваются к голосу разума, но пройти мимо сирых и скорбных на головушку, когда им реально требовалась помощь, увы, не мог.  Мужчина внимательно наблюдал за чрезмерно серьёзным, даже несколько хмурым лицом юноши, скрестив руки на груди. Тот поплёлся к проходам. Стоило юноше пересечь какую-то невидимую, известную лишь ранее живущему здесь магу, границу, как факелы нервно полыхнули. Раздался странный скрип, заставивший Саунта насторожиться и принять боевую стойку. Мужчина заозирался, но на поверку в двух из трёх проходов просто опустились заслонки, оставляя лишь тот, который проверял полукровка. Вирх выпрямился и подошёл ближе, с некоторой озадаченностью глядя по сторонам.
- Как интересно, - задумчиво выдохнул мужчина и в очередной раз похлопал своего спутника по плечу. – Молодец, Дерек. Избавил нас от необходимости делать трудный выбор. Да и вообще лишая возможности остаться в живых.
Смешливо фыркнув, мужчина внимательно осмотрел темнеющий своим провалом ход, взял и для себя факел (на всякий случай, а то вдруг мальчуган обидится и свой задует) и шагнул вперёд.
- А я уж было подумал, что тебе дорога твоя шкура, а ты оказался истинным приключенцем – уважаю.
Некоторый сквозящий в словах сарказм мог не услышать только глухой и не увидеть слепой, зато в глубине туннеля раздался какой-то едва различимый то ли рык, то ли скрежет, что заставило Саунта в миг перестать хохмить и приняться тщательно прислушиваться к происходящему. Тем более что через дюжину шагов, мужчинам стала попадаться паутина, украшая своим кружевом углы и делая их такими по-домашнему уютными, что и врага пригнать в них не жалко.

+1

15

Дерек бессильно зарычал, глядя на мужчину совсем уж непримиримо. Правильно хамить он не умел, острить. впрочем, тоже не особенно. Ссориться со случайным попутчиком не улыбалось. В конце концов тот уже лихо разрядил несколько ловушек и мог пригодиться, но что-то подсказывало полукровке, что лично для него было бы лучше всего запихать мужчине в рот что-нибудь вроде грязного носка и вытаскивать исключительно по надобности. И вести, подталкивая кончиком копья, чтобы не отвлекал. Носок именно грязный только из вредности. Пока же оставалось лишь представлять себе сию дивную картинку и скрипеть зубами. Хотя нет, можно еще огрызаться, что, на фоне изумительного таланта к зубоскальству у невольного попутчика, смотрелось  весьма и весьма бледно:
- Смотри, не дождись, пока перестою и в голову не ударю! - он недовольно фыркнул. - Нам нужно записать значение. Иначе можем не выбраться.
С другой стороны, когда из трех выходов вариант остается только один, шанс не выбраться примерно такой же. И никто не может сказать, насколько эти варианты лучше или хуже оставшегося. Парень скрипнул зубами и нехотя отжалел крупицу  "тайного знания":
- На камне было написано "Западный ветер черный камень южный ветер белый простор восточный ветер морские глубины". Без препинаний. Не знаю, что это значит, - Дерек протянул факел к выходу и изучающе взглянул на пламя. Не потухло - дышать, по крайней мере какое-то время, там можно. Направление ветра пока не угадать, а сырые, заросшие едва светящимся мхом стены способны скрывать любую новую гадость. "Дрянь дело".
Дело было дрянь даже без ехидного спутника за спиной, а так становилось еще хуже.
И все же полукровка до конца не сдержался:
- Есть идеи? Вперед. Так и быть, сделаю вид, что ты главнее.
Очевидно, именно на этот и намекал недоклыкастый, постоянно демонстрируя собственную крутизну. И в отличие от полукровке практически не лажая, что было втройне обидно. В общем, парень просто стоял и ждал, когда же его многомудрый попутчик первым сунется в проход. В конце концов, что это он, действительно, совершенно забыл о целостности своей родимой шкуры?
ОДно огорчало. То, ради чего он столько корпел над рунами, скорее походило на бессмыслицу, чем на связный текст.
Дождавшись наконец, когда нетерпеливый попутчик соберет головой всех недовольных пауков вместе с их обиталищем, парень двинулся следом, на всякий случай крепко сжимая стилет.

+1

16

Вирхаймонт задумчиво почесал подбородок, надёжно скрытый щетиной, из-за чего по подземелью раздался тихий, но неприятный щёлкающий шорох. Будто в ответ ему где-то в глубине раздался такой же. Мужчина призадумался ещё крепче, удивлённо взглянув на руку, после чего с некоторым замедлением вначале, всё же повернулся к своему спутнику.
- Очень вовремя, Дерек. Все идеи гордо махнули ручкой и сбежали в закрытые проходы. Теперь, действительно, только вперёд, - ехидно усмехнулся вамфири, делая осторожные шаги по тёмному коридору, едва освещаемому светом факела. Создавалось впечатление, что огонёк светит неохотно, как-то боязливо. Паутины же, свисающей то тут, то там большими занавесками могло хватить с лихвой на отряд из десяти человек, что очень не нравилось Саунту. Это место не было настолько старинным, чтобы зарасти домиками восьмиглазых членистоногих.  Да и размеры самого волокна впечатляли.
«Не хватало ещё нарваться на каких-нибудь огромных мутировавших паучков».
- Если что-то заметишь или почувствуешь, что кто-то отгрызает тебе ногу, то не стесняйся, говори, - напутствовал своего товарища Вирх, желая тем самым придать обстановке чуть более весёлый вид. Всё-таки прогулка по старинному склепу – то ещё удовольствие. Впрочем, существовала вероятность, что мальчонка вообще находится в родной стихии.
«Разойдётся ещё, пугать начнёт», - мелькнула в голове мужчины отвлечённая мысль, заставившая губы расползтись в ироничной полуулыбке. Охотник за диковинками продолжал идти вперёд. Ему показалось странным, что уже около пяти минут, что они шли, на пути не попадалось ни одной ловушки. Возможно, им повезло попасть в этот коридор и обойти львиную долю препятствий, но не ведёт ли этот путь в одну большую западню? Саунт украдкой вздохнул: всё вело именно к этому. То тут, то там стали появляться мелкие паучки, усердно двигающиеся по нитям паутины. Сделав очередной шаг и стараясь вытряхнуть из волос попавших туда насекомых, мужчина неосторожно пнул какую-то железяку, из-за чего та скользнула по каменному полу, оповещая всю округу о приближении чужаков протяжным скрежетом. Вирх даже зубами в такт заскрипел и тут же присел вниз, чтобы после осторожно подобраться к вещице. К своему немалому удивлению, мужчина обнаружил небольшой нож, весь вымазанный в непонятной засохшей субстанции. Вамфири с осторожностью её понюхал, прекрасно зная, что не получит результата от своего исследовательского порыва. Сверху раздался неясный шелест, противное щёлканье, однако оно довольно быстро стихло, удаляясь в ту сторону, откуда пришли приключенцы.
- Похоже, мы как раз успели на ужин в качестве главных блюд, - спокойно сообщил Вирхаймонт Дереку, стараясь высветить слишком высокий потолок. Ему даже на мгновение показалось, что там сверкнули чьи-то глаза. Целое ожерелье оных. Поведя плечами, мужчина пошёл вперёд, с ещё большей осторожностью раздвигая могучие путы паучьих мастеров. То тут, то там то и дело слышался тот же самый противный щёлкающе-шипящий звук.
Когда мужчины подошли вплотную к очередной преграде, которая, конечно же, состояла из паутины и по плотности более напоминала плед, Саунт сделал знак рукой «остановиться» и внимательно прислушался к происходящему. Было тихо, даже слишком. Однако совершенно неожиданно сверху рядом с его ногой, а затем и сапогом Дерека с неприятным шлепкой упала какая-то жидкость. На раздумья Вирху понадобилось меньше секунды.
- Делай как я и прикрой рот и нос рукавом! – резко выпалил мужчина, поджигая злополучную паутину.  Что началось! По подземелью пронеслась волна обиженных и предсмертных воплей, принадлежащих живущим в паутинах существам. Некоторые из  них падали на землю и корчились в предсмертных судорогах, некоторые убегали подальше и поглубже, а кто-то, кто был поумнее – старался найти направление огня и отсечь паутину. Удавалось не всем. Вирхаймонт призывно коснулся плеча Дерека и указал ему на образовавшийся проход, который был спрятан «паучьим пледом». Однако долго мужчины не пробежали. Стоило Саунту заскочить в небольшую, округлую пещерку с непонятной дырой в потолке, больше похожей на колодезный круг, пропускающий хоть какой-то свет в богами забытое подземелье и разлитым подземным озером у дальней стены, как вамфири резко затормозил. На него и его спутника с яростью сотен озлобленных матерей, находясь в какой-то дюжине шагов, смотрела сама смерть. Огромная, тёмная паучиха, со жвал которой стекала слюна. Мужчина покрепче сжал в руке факел.
- А я уж думал, что будет ужасно скучно, - несколько злорадно резюмировал Вирх.

+1

17

Дерек продолжал рефлекторно прижимать рукав к лицу, недружелюбно глядя на паучиху. Собираясь "почистить" старый дом, он как-то не рассчитывал на теплую встречу с любимицей мага. Вернее сказать, он рассчитывал на заклинания, но никак не на толпу оголодавших пауков. Правду сказать, для таких тварей жалкой мушки будет мало. Кого они ловили тут, оставалось загадкой. С другой стороны, это объясняло наличие всех вещей в доме на местах и нелогичный страх местных. Жаль только, это никак не могло помочь им в данный момент. Из оружия у парня оставались только стилеты и ножи, даже еще кой-какие приспособления смешанного предназначения. Но он сомневался, что паука испугает его "кошка" с грузиками на конце или привлечет обманка для собак.
- В таком случае это тебя развлечет, - Дерек весьма неодобрительно относился к веселью подобного рода, но вполне допускал, что угрюмая мина - еще худший помощник в делах подобного рода, чем его "кошка". Впрочем, еще больше мог бы развеселить подозрительного типа вопль парня. И только поэтому дагонец оный сдержал, почувствовав, что кто-то впился в его ногу. Он подскочил, оглядываясь, и почти не удивился, обнаружив еще одного отпрыска гигантской паучихи. Времени рассуждать не оставалось, и парень сначала пнул особо хищного членистоногого, а потом запустил вслед ему стилетом. Как и следовало ожидать, стилет пригвоздил горе-охотника к полу и застрял вне зоны доступа. Дотянуться до него можно было бы только оказываясь в зоне поражения. Блондин глухо ругнулся и попятился, стараясь следить за происходящим, что оказалось довольно сложным с учетом рассеянного света, отбрасываемого факелом. Слух тоже не особенно помогал - для него шуршание паучьих лап доносилось буквально отовсюду. Полукровка даже не заметил, как из-под его ног медленно растекается тьма, сгущая тени и ухудшая ориентирование. Он только глухо заметил:
- Надеюсь, у тебя есть хорошие идеи?
Одновременно дагонец осознавал, что ровным счетом ничего не знает о борьбе с пауками. Не считая, конечно, большой, хорошей метлы и огня. Огонь у них был - несчастный, дрожащий факел, но навряд ли он впечатлит сразу всю орду. Не подожжешь же всю пещеру... Полукровка закусил губу и отчаянно завертел головой.

+1

18

В действительности, радоваться двум искателям приключений было не чему. Оказавшись в «банке с пауками», Вирхаймонт то и дело неясно ругался себе под нос, наскоро анализируя ситуацию и решая, каким образом поступить. По его опыту выходило, что убийство главаря – обезоруживает, пугает и демотивирует всю банду. Другое дело, что свою мать детишки будут оберегать, как зеницу ока. В целом всё выглядело далеко не радужно, но и выбора не было: либо ты, либо тебя. Мужчина тихо выругался сквозь зубы, выхватив из ножен бастард и ловко снеся голову одному особо прыткому паучьему малышу. Тот и опомниться не успел, тут распластавшись на земле. Вамфири хмыкнул и ловко увернулся от паучьих жвал следующего существа, отсекая тому несколько лапок, чем ввёл в панику.
Совсем уж необычным дополнением оказалось умение паучихи плеваться паутиной. Она, пока мужчины старательно не подпускали к себе верных деток, приподнялась на своих членистых лапках, поворачивая брюшко своим кончиком в сторону обидчиков. Лишь чутьё самого Саунта помогло ему буквально в последний момент краем глаза уловить видоизменения силуэта самки. И это не смотря на то, что от Дерека растекалась тьма, мешающая нормально ориентироваться в пространстве.
«Нашёл время трусить!» - в сердцах подумал Вирх и резко потянул мальчишку за плечо вниз. Над головой мужчин тут же пролетел липкий комок, попавший прямиком по троице детишек. Со всех сторон к ним тут же подползали верные солдаты большой матери, получая по своим восьми глазкам крепкими и проверенными сапогами.  Заметив, что один из пауков, приближающихся со спины, в прыжке метит на Дерека, вамфири рванул в сторону мальчишки, чуть его отстраняя и точным движением убивая зверюгу. Он кинул Дереку длинный и острый кинжал, спрятанный в сапоге, понимая, что мечом было бы орудовать удобнее. Но на безрыбье и рак – рыба.
Сражение больше походило на месиво. Вирхаймонт уже лишился куртки, которая была разодрана в клочья. Был ранен в плечо острым отростком прыткой лапы. Создавалось впечатление, что у паучихи был не один муж.
- Во-первых, хватит темнить, - бросил мужчина сердито, со злостью ударяя ногой в бок паука и слыша неприятный хруст, а после и вой создания, которое тут же похромало в иной угол. – Во-вторых, у нас будет только одна попытка. Нужно убить паучиху, а это не будет так уж просто, - со всей возможной серьёзностью заверил своего товарища вамфири, пробивая насквозь нервный узел очередному членистоногому. Паукам не было ни конца, ни края, что весьма огорчало. – Сейчас я сплету иллюзию, которая на несколько секунд не позволит паукам ощущать наше присутствие здесь и твоё паучихе. Но подействует она явно не на всех. Твоя задача попасть паучихе прямо в брюшко, когда она станет целиться в меня, чтобы в очередной раз выстрелить паутиной. Бей чуть ниже области головогруди – там у них лёгкие, - Саунт в очередной раз поморщился, ощутив, как ядовитое жвало чиркнуло по икре. – Я тебя прикрою.
«Чёрт бы вас побрал! Никогда не любил вашу братию!»
Вирхаймонт резко выдохнул, мгновенно сосредоточившись, и шепнул всего одно слово, чтобы после, тут же выпалить Дереку:
- Давай вперёд!
Он не стал следить за продвижениями юноши. У Саунта была определённая цель: отвлекать внимание невосприимчивых к магии пауков на себя. В ход шли камни, бастард, докуда дотягивался, части тела павших собратьев домашних зверюшек мага.
«Интересно, он понимал, какой гадюшник развёл? То-то слухи по селению ползли, что детишек пауки утаскивают. Думал сказки, а оказалась правда».
Вирхаймонт старался действовать хладнокровно, с особой жестокостью и толикой садизма, выворачивая лапки более мелким противникам и безжалостно разрубая мечом крупных. Паучиху, само собою, это злило. Она яростно взревела и стала вновь готовиться к удару в главного убийцу её драгоценных детишек. Она не понимала, почему часть детей не реагирует на обидчика. Они бегали, волновались, создавали суматоху. Некоторые считали, что собратья проявляют агрессию по отношению к матери и нападали на них.
Вирхаймонт же чувствовал, что изрядно вспотел. Несколько секунд показались ему целой вечностью. А враги бескрайним океаном.

+1

19

Если бы Дерек мог как-то контролировать свою магию, возможно, он и соизволил бы принять во внимание слова невольного напарника. А так он недобро покосился на него и попытался взять себя в руки. Разумеется, о своем недомастерстве в области темной магии парень прекрасно знал и порой подумывал поковыряться в соответствующей литературе, но руки все как-то не доходили. Другое дело, что обстоятельства не располагали к самоуспокоению. Нельзя сказать, чтобы он не пытался - напротив. Полукровка мужественно подобрался, стараясь выдохнуть как можно плавнее, взять под контроль неуемно щекочущуюся силу... и тут же забыл об этом, ощутив деловитые жвала у самой руки. Этот отлетел от пинка, но второй паук тут же попытался взять реванш, и Дерек понял: просто так им отсюда выйти не дадут. Зверушки безумно голодны, да и вообще большой вопрос, кормил ли их хозяин в принципе. Вполне возможно, они - их первый ужин за долгое время. Но альтруизм парня на пауков не распространялся. Мародер был прав: следовало хотя бы попытаться расправиться с "главной", а получится ли, нет ли? Отступят ли остальные, потеряв главную самку? Впрочем, проверить сие можно было только опытным путем, и парень начал с малого, эффектно запустив второй стилет в паучиху и целясь в глаз. Та моментально повернулась при всей громоздкости и внешней неловкости огромного тела, сердито клацнула. Стилет обиженно цокнул о твердый хитин и отлетел, оставляя парня практически безоружным и убеждая владельца, что справиться с этой тварью можно только в лобовой атаке. Дерек подхватил кинжал мужчины, взвесил в руке, оглядываясь на того и тихо удивляясь живучести - что вамфири, что собственной, ломанулся в атаку, целя в указанное место...
Он бы не промахнулся - он видел это. Лезвие с холодной неотвратимостью смотрело паучихе в уязвимую щель, но кто-то из подросших "сыночков" той додумался перенять опыт мамочки и плюнуть липкой паутиной блондину вслед. Тот словно бы споткнулся на полпути, кувыркнулся. теряя кинжал и оказываясь рядом с собственным стилетом. Паучиха заинтересованно развернулась, изучая источник неприятного шума.
Дерек не стал торопиться вставать. Кто его знает, какой там клей у этих тварей, может, у него этот фокус вообще в ближайшее время не выйдет,а оное разом стало на вес золота. Полукровка подхватил стилет и с силой ткнул в ближайший глаз заботливой мамаши. Протестующий взвизг словно бы всколыхнул паучье братство. Те забегали, заколыхались, завертелись, кто-то несколько раз пробежался по пригнувшемся полукровке. Блондин убедился, что в данный момент его никто не жует, и швырнул кинжал через всю комнату обратно Вирхаймонту:
- Лови! - это все, чем он помочь. Ну еще тени сгустить. "В темноте не так страшно, когда харчить начнут", - с мрачным юмором подумал полуальв, и приподнялся, пытаясь отодраться от пола до того, как на его наверняка аппетитную для голодных членистоногих тушку напорется кто-то особенно голодный. Все равно сил смотреть на бесконечное паучье море, методично размешиваемое мечущейся главной паучихой, у него не было.

+1

20

Как правило, планы бывают идеальными ровно до того момента, пока не будут произведены в исполнение. И тут речь, чаще всего идёт о продуманных вариантах, кажущихся блестящими! Была ли таковой задумка Вирхаймонта? Да чёрта с два! Предложенный вамфири вариант трудно было назвать нормальным планом, но свои плоды принёс и он. Взмокший до предела, ощущающий липкую и неприятную кровь насекомых на одежде, руках и иных частях тела, Саунт не переставал удивляться: откуда столько этих тварей? По его разумению, эти твари должны были жрать друг друга за неимением иной пищи, но при этом явно имели свою маленькую кровожадную армию. Продолжая цедить сквозь зубы незамысловатые и грязные ругательства, вамфири очередной раз перескочил через особо прыткого паука и вонзил клинок в его родича, бегущего, плюнувшего в Дерека паутиной.
Сапфировым взглядом мужчина тут же старательно выцепил силуэт своего напарника, хотя сделать это быстро не удалось. Тот почему-то лежал, старательно прикидываясь ветошью; вамфири даже успел подумать, что его всё-таки обнаружили и убили. Однако темнота, расползающаяся от него и растущая, как тесто на дрожжах, не желала рассыпаться.
- Какого мракобеса, - прошептал Саунт, тут же отбив очередную горячую атаку. Дерек времени не терял и воткнул кинжал паучихе в глаз.
«Ну, можно и так», - с усмешкой подумал вамфири и без особых проблем поймал орудие, брошенное товарищем по несчастью. Пусть план мальчишка не смог осуществить в полной мере, Вирхаймонт его в этом не винил. Ситуация складывалась аховая и крайне неприятная. И мужчина искренне надеялся, что мальчугану заплатят сполна за его риск, а если нет, то владелец борделя приложит свою руку к предстоящему неприятному делу о разбирательстве с мошенником.
Не слишком долго размышляя, собрав побольше своей магической силы, мужчина накрыл себя особым пологом, скрывающим своего хозяина от всевозможных органов чувств. Само собою, силы тратилось немало. К тому же он так и не оставил без защиты тёмного мага. Прорываться через толпы паникующих паучат было не самым приятным занятием, напоминанием о котором станут ссадины, синяки и царапины. Добравший до беснующейся хищницы, мужчина одним махом снял с себя полог, заставив оппонентку обратить всё своё внимание на обидчика. Вамфири растянул губы в хищной улыбке и скользнул под массивное тело зверюги, без раздумий вонзая клинок в её лёгкие и рассекая их. Ему пришлось шустро перекатываться то в одну, то в другую сторону, пока создание металось в предсмертной агонии, наполняя своды пещеры нестерпимым криком. Мгновение, два.. и вот она пала на землю, скрючив свои членистые лапки. Паучата на мгновение замерли, а после угрожающе было двинулись к проявившемуся обидчику, желая отомстить. Вирх растворил защиту полукровки, разлив в воздухе иллюзорный запах опасности, серьёзной, неминуемой, если паучатам было мало показной жестокости двух двуногих хищников. Те отступили. Через несколько минут у озера остался огромный паучий труп и множество маленьких, обугленных, истерзанных, поломанных.
- На каждого найдётся свой хищник, - хрипло выдохнул вамфири, лёжа на спине и тяжело дыша. Он повернул голову и посмотрел в застывшие, полные боли и разочарования глаза матери местной восьмилапой шпаны. По сути, теперь было бы неплохо очистить местность от голодных деток, но это было совсем иной историей.
Воцарившаяся тишина вызывала блаженство, а усталость в ноющих мышцах не давала сосредоточиться на том, что следовало бы встать и продолжить путь. Но Вирхаймонт не был бы самим собой, если бы уступал своим слабостям чаще двух раз в день. Он поднялся на ноги, оглядел поле боя и осторожно прикоснулся к брюшку почившего противника, мысленно извиняясь за вторжение. После он подошёл к Дереку, протянул ему клинок, чтобы тот мог освободить свои ноги и присел рядом на холодный камень.
- Славная была битва, ты как?- усмехнулся вамфири. – Я так много магических сил потратил, - вздохнул мужчина, дождавшись ответа собеседника, а после, сверкнув в сторону сапфировыми глазами, жалобно посмотрел на полукровку и невинно поинтересовался: - Дашь кровушки отпить?

+1

21

Все еще возящийся на полу Дерек удивленно уставился на появившийся перед носом кинжал, потом на всякий случай огляделся, убеждаясь в отсутствии опасности. Гигантская туша паучихи громоздилась на краю кругозора недоброй тенью, но опасности явно не представляла. Многочисленное членистоногое потомство желания отомстить пока не проявляло. "И то хлеб", - одобрил полукровка, забирая клинок и принимаясь терзать паутину. Та оказалась на диво неподатливой - что, собственно, и заставило подроста уйти в отскребание себя от пола настолько надолго и настолько глубоко, чтобы пропустить финал битвы. Спасибо еще, что "напарничек" каким-то чудом справился сам, иначе риск быть съеденным становился настолько высок, что начинал смахивать на гарантию сего безрадостного события. Дерек особых иллюзий не питал: шансов отбиться, будучи приклеенным к полу, у него было весьма и весьма мало. Полуэльф изобразил благодарную мину, когда тенета наконец подались и выпустили добычу из липких объятий. Отряхнул штаны и прислушался к себе, несколько изумленный столь трепетным вниманием мародера. Впрочем, оно и понятно - выбирая между лишним трупом и возможным помощником последний в приоритете...
- Все нормально. Царапины. - блондин недовольно осмотрел "пожеванную" руку и местами разорванную ткань штанов. Хотелось верить, что хоть жвала у этих тварей неядовитые.
С другой стороны, не стоило забывать и о том, что он в некотором роде являлся ходячим запасом для этого кровопийцы. Расслабился тут, сопли развесил. Теперь сиди и любуйся на многозначительное сверкание клыками, и поди пойми, то ли опять оттягивается за счет его нервов, то ли действительно так обессилел.
Дагонец тихо заскрипел зубами в ответ на это "милое" предложение и отчетливо понял, что отказать во втором случае не сможет. Устав Школы, чтоб его, да и вообще они типа теперь братья по оружию. Шиархи этого клыкастого знает, когда он ел в последний раз, и если бы он не отбивал от пауков его беспомощную тушку, возможно, голод бы и оставался его личной проблемой. Но в данный момент блондин чувствовал себя обязанным ему за спасение, поэтому и не закатал в клыки, как хотелось, и даже не выписал короткий, но выразительный маршрут до ближайшего тупика без возможности возвращения. Дерек сначала собрал обратно весь свой военный арсенал, присмотрел на стене факел покрепче, убедился, что в глазах не темнеет и вообще никаких подозрительных последствий паучьего укуса не наблюдается, и только потом со скрипом ответил другому покусателю:
- Если такой голодный - нацежу. Учти, я покусан. Может быть яд. Так приспичило?
Вот ей-богу, лучше бы этот клыкастый до выбирания наружу дотерпел. Делиться родными жидкостями - тем более методом порезания себя, любимого, полкровка ненавидел, но бывают в жизни случаи... Тем более после "боевого крещения".
- Дальше пойдем до конца. Если ничего - вернемся. Понадобятся силы, - он первый шагнул в темноту, отмахиваясь свежеподожженным от огнива факелом от клоков паутины, принюхался. Из глубины упорно тянуло влажностью, и ушастый от души понадеялся не встретиться, например, со змейкой, размеры которой соотносились бы с размерами нормального пресмыкающимися, как тех пауков - с нормальными же собратьями.
Дерек поморщился, понимая, что в список его фобий теперь смело можно занести всех членистоногих скопом.

0

22

Вирхаймонт, равно как и его неожиданный спутник, с интересом рассматривал несколько помусоленную руку и гадал: ядовитые паучатки им попались или они отделали лёгким испугом? Тем не менее, сам вамфири не ощущал какого-либо дискомфорта из-за собственных царапин и укусов, что давало основание полгать – умереть от яда в ближайшие полчаса им не светило в принципе. Если, конечно, многоуважаемый селекционер-практик не решил нашпиговать пещеры какими-нибудь дротиками. А что, он, наверняка, должен был предусмотреть вероятность появления двух недалёких и скорбных на голову охотников за наживой, которые сунутся в его родные пенаты, влезут в паучье гнездо, да ещё и живы останутся. Саунт даже чуточку погордился собой, и ещё немного своим товарищем, о чём, впрочем, он не собирался говорить юнцу. А то ещё начнёт задаваться, чертяка. Да и не того было, всё-таки мужчина внутренне умилялся раздающемуся скрипу зубов и тяжёлого, мрачного дыхания.
Что бы ни думал мальчишка, вамфири, конечно, не собирался притрагиваться к полукровке, с целью поживиться питательными внутренними соками.
- Неа, нет у тебя яда, - убеждённо заявил мужчина, напрочь проигнорировав вопрос об уровне своего голода. – Если бы и был, то ты уже бы почувствовал на себе его пагубное влияние: парализовало бы, убило бы, стало бы разъедать изнутри заживо.. да много вариантов! – жизнерадостно заверил вамфири своего товарища по путешествию, отыскав свой вещевой мешок и отыскав в нём чистый бинт и заодно зелье для очистки ран. Он наскоро обработал свои порезы и замотал особенно глубокие. Замотал добротно, ощутив немало облегчение от проделанной работы. Мужчина удовлетворённо выдохнул.
- Если не обработать раны и царапины, то до конца не дойдёшь, - заметил Вирх, наскоро нагоняя своего не в меру прыткого товарища и настойчиво кладя тому на плечо руку, тем самым останавливая. Владелец борделя действительно не понимал столь наплевательского отношения полукровки к самому себе. Зачем было раньше так цепляться за жизнь, чтобы столь бездарно погибнуть от заражения крови? Яда в жвалах монстров, может, и не было, но никто не смог бы сказать наверняка, чем питались обитатели этого гнезда. – И я серьёзно, Дерек. Мне совершенно не улыбается тащить твоё бездыханное тело на поверхность. Даже если им будет удобно отбиваться от врагов, - хмыкнул вамфири без тени иронии и помахал перед носом юноши чистыми бинтами и баночкой с обрабатывающей жидкостью. В конце концов, это необходимая мера, а от этого начинающего мизантропа не убудет. 
При этом Саунт был согласен с быстрым и более чем простым планом мальчишки, каким-то неведомым шестым чувством понимая, что возвращаться им всё-таки не стоит. С затемнённой части пещеры тянуло сыростью и пахло водой. Это могло говорить о том, что мужчины приближаются к водному источнику, где вполне себе можно найти как приключения на ещё не отдохнувшую от последней схватки задницу, так и шанс на спасение из этой дыры. Притом второе для Саунта было предпочтительней и чем скорее, тем лучше. Шутки шутками, но обстановка больше располагала к желанию уйти и забыть, а не разжиться дармовым добром и разбогатеть.
- Мой остроухий друг, а с чего ты вдруг, будучи столь молодым и неискушённым в деле поиска за диковинками, сунулся в столь опасное место? Не хватает острых ощущений в жизни? Или место, где тебя обучали, проповедует такой образ жизни? Никогда не слышал о школе самоубийц, - в целях отвлечения от мрачных и ненужных мыслей, вамфири решил разузнать о своём попутчике чуть больше.

+1

23

Богатый внутренний мир - или что там провоцировало у вамфири столь бурный всплеск воображения? - никогда в глазах Дерека не относился к особым достоинствам. По крайней мере, ему и самому сейчас позарез хватало размышлений о видах паучьего яда. И то, что перечисленным добрым попутчиков последствия еще не проявились, ровным счетом ни о чем не говорило. Яд вполне мог оказаться медленным. Однако до тех пор, пока его тело было в состоянии перемещаться и бороться, парень собирался именно этим и заниматься. Будь у него малейшее желание трепаться попусту с клыкастым пустобрехом, полукровка бы вкрадчивым тоном обязательно расписал многочисленные альтернативные варианты воздействия паучьего яда, вплоть до вылупления каких-нибудь яиц под кожей, но ей-богу, обстановка не располагала. Полукровке хотелось убраться от паучьего гнезда подальше, и хорошо, если они еще не будут являться в кошмарах. Что вполне возможно, учитывая, какое неизгладимое впечатление оставила оная встреча.
Полукровка сердито вздохнул, разглядывая бинт и зелье, еще раз ощупал покусанную руку. Паршиво, но клыкастый был прав. Тратить время на подобную ерунду не хотелось, но о заражении крови в Школе рассказывали почти так же много, как и о вариантах воздействия яда. Посему парень, тихо чертыхнувшись, сгреб предлагаемое и сердито отозвался, пытаясь сделать хорошую мину при плохой игре:
- Воду чую. Промыть сначала хотел.
Мда. На великого и опытного изучателя трехметровых пещер - или на какой они, интересно, нынче глубине относительно земли? - он не тянул изначально, но как-то так по словам клыкастого выходило, словно от вообще зеленый юнец, явившийся в папкин огород с мотыгой в надежде раскопать клад и оказавшийся... собственно там же, где они сейчас. Блондин засопел и вгляделся в темноту, словно надеясь рассмотреть в ней трактир с пышными разносчицами и мягкой постелью. Разумеется, ничего подобного не обнаружилось, зато парень от души провалился в подвернувшуюся лужу, тут же промочив сапог. Радости ему это не прибавило, и все же... лужа - значит вода. Под землей - значит, пресная. Он потыкал пальцами в жидкость и поднес ее к лицу, пытаясь на запах определить возможность употребления оной внутрь. Вода попахивала почему-то металлом и затхлостью.  Парень поморщился, поднимаясь на ноги и окидывая словоохотливого товарища по приключениям взглядом, далеким от радостного. Вот просто ноги у него не ходят, как надо выяснить, на кой он поперся сюда! Сам-то зачем-то влез? Неужели искал подарок любимой жене? Полукровка хмыкнул, памятуя, что где маленькая лужица - там вполне может найтись и большая, зашарил сапогами по земле, надеясь отыскать следующую впадинку, способную указать направление. С другой стороны, кажется, они именно туда и идут - больше особо некуда!
- Сам-то чего поперся? - во-первых, клиентская тайна есть клиентская тайна. Наглый клыкан - к слову, на кровь он так и не покусился, прикалывался, что ли? - правда, пока и не особо настаивал, видать, соскучился просто. Интересно, наверное, по жизни этот вообще никогда не затыкается, а если не находит собеседников - бурно общается с каждым булыжником? Во-вторых, полукровка не видел особых причин что-то объяснять. Хотя, конечно, они вроде как боевые товарищи... Он снова фыркнул, заново припоминая намек на голод вамфири. Конечно, боевому товарищу стоило кое-что пояснить. Не пускаться, разумеется, в пространные размышления, но намекнуть... - Я из Школы Дагона.
На взгляд блондина, этого было вполне достаточно для определенных выводов. И еще он ненавидел, когда его называли "остроухим", но откуда клыкастому это знать?
- Вон озеро! - край непроглядно темной воды вполне можно было и не заметить, и Дерек произнес это именно затем, чтобы не ловить вамфири по этой чернильной гуще. Потом присел и огляделся, пытаясь понять, что можно полезного выцедить из этого водоема или хотя бы представить его примерные размеры.

+1

24

Вамфири не переставал потешаться над союзником. Нельзя сказать, что в миру мужчина был чересчур болтливым. Его профессия обязывала тщательно подбирать слова и быть подчёркнуто вежливым с любым клиентом, но когда Саунт натыкался на интересную личность, нетривиально реагирующую на тонкий вамфирий юмор, тот не мог упустить шанса пощекотать нервы оппоненту. В конце концов, с него не убудет, а владельцу борделя хоть какое-то развлечение. Вирхаймонт хорошо понимал, какое впечатление мог произвести на этого паренька и останавливаться не собирался.
Наставление мужчины Дереку явно пришлось не по вкусу, хотя, возможно, дело было в том, что тот действительно был прав. Вирх лишь покачал головой, когда оппонент оправдался своим желанием промыть рану. Сам клыкастый не стал бы так поступать в незнакомой местности, итак под завязку нашпигованной различными ловушками, ведь никогда не знаешь: насколько был безумен прежний хозяин столь старинного дома, имеющего тройное дно. За своими раздумьями, мерно вышагивая следом за товарищем, и старательно освещая путь факелом, мужчина не успел среагировать, чтобы уберечь паренька от лужи, в которую тот от души наступил. Вирх даже чуточку оскалился от досады, зная, что ходить с мокрыми ногами по холодной и влажной пещере – не лучший вариант. Но мальчишка выдержал испытание с честью, но немало удивил своей невнимательностью, ведь вода характерно отражает свет уже более весело скачущего у факела пламени. Однако дальнейшие действия полукровки заставили Саунта недвусмысленно насмешливо фыркнуть. Ладно то, что он пытался проверить воду на пригодность к употреблению, но дальнейшие расшаркивания с каменной поверхностью и вовсе казались смешными. Вамфири лишь тихо вздохнул и уверенно направился в сторону большой воды, неплохо лавируя меж углублений, наполненных водой, и освещая дорогу и себе и пареньку. Ему-то вполне хватало того света, что имелся.
- Тебе правду сказать или приукрасить? – вопросом на вопрос ответил вамфири, ухмыльнувшись. В отличие от паренька, ему никаких тайн, кроме причастности к созданию борделя, скрывать было не нужно. Да и та тайна, что хранил клыкастый, была больше похожа на его личный каприз и в некотором смысле завуалированный отказ от обязанностей. Тинк это понимала и ужасно злилась. – Я так расслабляюсь от постоянной работы, - буднично, чуть пожав плечами, ответил мужчина, ни капельки не слукавив при этом. Верить или не верить – личное дело мальчишки.
- Школа Да-а-агона, - протянул мужчина и обернулся к Дереку, меряя его внимательным, оценивающим взглядом. Однако вместо возможного уважения и признания в сапфировых глазах мелькнула лёгкая, неприкрытая ирония, а после мужчина вновь отвернулся и продолжил путь.
- Судя по тому, что ты шаришься здесь, да ещё и один на сомнительном задании, ты либо старшекурсник, либо выпускник. Или слинял от наставника, за что вскорости получишь на орехи, - резюмировал вамфири без тени осуждения или неприязни и с любопытством уставился на тёмную воду широкого озера. На стене за ним виднелся выступ, на котором лежала какая-то плита. Однако чтобы до неё добраться, пришлось бы переплыть водную преграду. Саунт с интересом осмотрел местность, пощупал воду, которая была очень уж холодной, и вздохнул, отправившись в правую сторону с целью обогнуть озеро и попасть к одной из стен. Ему было крайне интересно: рукотворная пещера или же природного происхождения? Но ответа не находил. Его сейчас более беспокоила их с полукровкой судьба. Очень уж не хотелось оставаться в этом колодце навсегда.
Дойдя до стены, мужчина не без интереса провёл по ней ладонью, ощутив под пальцами шершавый камень и небольшие выемки на одном из них, более похожие на письмена. Поднеся к оным факел, Саунт негромко выругался. Они вновь были написаны на непонятном ему языке. Вирхаймонт беспомощно оглянулся на Дерека, подавляя в себе желание свистнуть тому, чтобы привлечь внимание.
- Юный лингвист, тут задачка по твоему профилю. - Честно признал свою несостоятельность в данном вопросе вамфири. Чем дольше Саунт держал факел у надписи, тем более она прогревалась. И уже через несколько минут начинала слабо светиться, вызвав немалое удивление мужчины и его немой вопрос, отражающийся во взгляде.

0

25

Факел. Ну да, разумеется. Должно быть, общение с пауками пагубно повлияло на его голову. Можно даже сказать - самым плачевным образом! Как можно забыть о факеле? Парень не стал хлопать себя по лбу рукой только потому, что это привлекло бы излишнее внимание. Вместо этого как-то криво дернул ртом, что выглядело бы куда внушительней, будь у него клыки или хотя бы намек на них, и принялся обходить берег по другую сторону от вамфири. И плевать, что можно решить, будто он тут перепугался страшно или обиделся и решил удрать подальше от попутчика. Тем более, не так и далеко от истины. Пикироваться Дерек не умел и не любил, а посему чувствовал себя каждый раз раздосадованным и беспомощным. Чем, вероятно, просто-таки приманивал любителей этого загадочного вида спорта. Не замечая этого, блондин даже ушами застриг от излишков эмоций, но наконец взял себя в руки и тихо фыркнул, не преступая, впрочем, своего обычного правила - не произносить слов больше, чем действительно стоит:
- Скукота заела? - интересно, кем надо считаться по основной профессии, чтобы захотелось лазить по норам сомнительного происхождения? Не то, чтобы Дерека это всерьез интересовало, но нельзя же оставлять наглость безнаказанной? И пялиться на него нечего, что ученик - по убору видно. Ладно, рясу парень на дело не потащил - не слишком-то она на самом деле и удобная, как бы ни пели обратное, но репейник-то вон болтается на длинной веревке через шею. Впрочем, та, кажется, забилась под рубашку. Блондина слегка перекосило. Он выпрямился, так и не обнаружив на своем берегу ничего интересного, кроме пары пиявок и бледных пауков. Поинтересовался глухо, сдерживаясь и понимая, что не в этой битве ему бы с этим наглым клыкастым драться. В словах тот его, безусловно, одолеет. Он-то не умеет лихо сбривать и подлавливать на случайных фразах!
- А что, аллергия на дагонцев? - оная аллергия в последнее время все чаще охватывала воров. С убийцами все обстояло пока еще по-прежнему, но это возможно потому, что их полк как раз пополнялся теми из выпускников, что не нашли себе применения в жизни. Соответственно силы тех, кто ловит, и тех, кто убивает, оказывались примерно равны. А вот в воры дагонцы шли ну очень неохотно.
И да. разумеется, ну зачем он полез? Вон клыкастый уже нашел, за что его поддеть. И чего ему клыки до сих пор не проредили? Умный сильно.
- Даже если и так. Мое дело, - грубо, да. Бестактно. Но в самом деле, какое дело вамфири до того, получит он взбучку или нет? Его собственная судьба от этого ни на йоту не изменится. Дерек еще с задумчивым видом постучал по скале и нехотя двинулся на зов. Опять письмена. У господина мага была острая привязанность к альвийскому? Или к одному и тому типу шифровки? А его ли это вообще закавыки? Какой смысл строить столь сложные катакомбы в собственном доме, еще и запутывая их задачками, перемежаемыми подсказками? Да еще населять все это пауками? Что, правда старик сам все это переходил-переплывал каждый раз, когда ходил в подпол за соленьями?
- Может, это не его. Все, - мрачно поделился мыслью парень и тут же отпинал себя мысленно за болтливость. Едва ли товарищу по счастью будет до этого дело. - Написано "Ключ на дне". Нырнешь? - дагонец поймал себя на желании привязать к ноге товарища камень и подтолкнуть. Пусть поищет. Но опять же, в этой тьме непроглядной топить ключ на дне? Либо у почтенного старичка на редкость мерзкое чувство юмора, либо оно таковое у кого-то другого, кто строил эти катакомбы для совершенно иных целей. Знать бы еще - каких.

Отредактировано Дерек Айер (26.09.2015 22:57)

+1

26

Будучи полностью увлечённым своим импровизированным занятием, а именно поиском достойных путей выхода из сложившейся ситуации, вамфири практически не следил за передвижениями полукровки, хотя и прекрасно слышал того на другом конце озера. То ли водный источник не был настолько широк, как могло показаться в темноте, то ли акустика в пещере была достойна лучших оперетт. В любом случае мужчина лишь усмехнулся на встречный вопрос о скуке и нехарактерно коротко ответил:
- Вроде того.
Нельзя сказать, что работа в борделе каким-то образом напрягала Вирха или же была неприятна. Наоборот. Кто бы отказал себе в удовольствии безнаказанно любоваться таким количеством прекрасных дев, которые то и дело самого владельца пытались затащить в постель? Однако золотое правило заведения вечно путало им все карты. Им банально нельзя было заводить романов или иметь интимные связи на работе. Этого же правила придерживался и Хайм, считая оное наиболее верным.
- Почему же аллергия? – задумчиво поинтересовался мужчина. – Довольно неплохие ребята выходят из стен этой школы. Лично работал и был знаком с несколькими выпускниками. Вас если подтолкнуть в нужную сторону после школы, многого способны добиться, - предельно честно озвучил свою точку зрения вамфири. В его словах так же таилось и знание о том, что дагонцы нередко промышляли нечестными деяниями, не найдя себе места в этом большом мире. Впрочем, занятия самого Саунта трудно назвать нормальным, а одно вовсе не назовёшь законным.
Грубый ответ мальчишки привёл вамфири в лёгкий восторг. Ну надо же. Даже у этого непробиваемого молчуна-ворчуна имеется чаша терпения, стремительно приближающаяся к переполнению. Вирхаймонт даже подумал о том, что стоит сбавить обороты, ведь малый ему действительно нравился, и уж очень не хотелось расставаться на выходе на печальной ноте разбитых носов. Исключительно из обоюдной горячей симпатии.
- Его, - уверенно проговорил Саунт, проводя рукой по рунам и тяжело вздыхая. После мужчина запустил руку во внутренний карман куртки и протянул Дереку несколько листков со схемами, утащенных из кабинета мага. – Такой великий ум, и так бездарно растратить. – Притом вамфири нисколько не лукавил: он действительно был восхищён проделанной старинным магом работой. Даже если часть из неё он банально раскопал в свои младые годы. Важно ведь, что грамотно распорядился.
«Ключ на дне? Но тут же нет ни одной двери».
- Если ты уже выдохся, то нырну, - с лёгкой ехидцей поддел вамфири товарища и, оглядев свою одежду, приступил к разоблачению и оставляя лишь небольшой медальон на шее. Наготы Вирх не стеснялся давно, потеряв всякий стыд ещё в глубоком детстве. Так уж вышло, что в его окружении было достаточно вульфаров, которые помогли мальчишке сильно возлюбить их бесстрашие перед обнажённым телом. Жалел Саунт, пожалуй, лишь о том, что у него не было достойного источника света. Долго ли придётся плыть на дно этого озера, и какие ещё звери могут там обитать? Трудно ответить. Мужчина осторожно дотронулся ногой до водной глади, и по телу пробежал неконтролируемый озноб. Водица оказалась на диво неприятной, но Саунт на здоровье не жаловался, а потому решил рискнуть и всё-таки опустить поглубже свою конечность. Как ни странно, никто мужчину резко не утащил на глубину, а само озеро оказалось достаточно глубоким. Вытащив из сапога один из своих ножей, мужчина кинул взгляд на спутника
- Не вернусь через полторы минуты, можешь смело проламывать стену, - неудачно пошутил мужчина и одним плавным движением прыгнул в воду, тут же погружаясь на глубину. Он мысленно обратился к своему медальону и он слегка засветился мягким голубоватым светом. Саунт бы очень не хотел, чтобы подобный финт привлёк хищников покрупнее пауков или же его самого. Вероятность отбиться на такой глубине и в такой темноте была практически минимальной. Однако сражаться с каким-то глубинным зверем мужчине не пришлось. Несколько могучих гребков вниз, где вода становилась лишь холоднее, и взгляду мужчины предстала какая-то плита, где были письмена, очень уж схожие с теми, что они нашли с Дереком на стене. Вирхаймонт не без интереса надавил на неё, выпустив изо рта небольшой шарик воздуха. Послышался щелчок и характерный звук движения плит. Далее же случилось то, чего мужчина никак не ожидал. Всё вокруг встряхнуло, а рядом с ним открылся тёмный провал, куда и рванула вся толща воды. Стоит ли говорить, что вамфири банально не смог бы справиться с той силой, что тянула его следом?
Вирх вспомнил всех Богов, которых мог только знать, помянул их всех последними словами, но буквально через несколько секунд был выплюнут толщей воды в большой светлый зал, при этом изрядно наглотавшись воды. Хорошенько проморгавшись и откашлявшись, вамфири повернул голову в сторону тёмного провала, из которого мгновением раньше вывалился. Было довольно-таки прохладно. Особенно без одежды. Брюнет окинул быстрым взглядом зал и нашёл его довольно уютным. Здесь стояло несколько кресел, стеллажей с книгами и даже имелись подставки с подушечками, на которых покоились артефакты. Вот только были они похожи один на другой, будто являлись копиями.
- Дерек, похоже, я нашёл искомое.. весьма нетривиальным способом, но нашёл, - крикнул в тёмный проход мужчина, осторожно поднимаясь с холодного пола. – У тебя там дверь не открылась? Просто, мне кажется, спрыгнуть с пятиметровой высоты будет несколько… проблематично.

+1

27

Парень глухо хмыкнул, задаваясь вопросом, на кой вообще поднял этот вопрос. Ну поперся, и что? И врет, что очевидно. На богатенького по вещам и одежде не тянет, да и не станет богач вот так с полукровкой спокойно разговаривать. А уж если учесть, что конкретно этот тип - вамфири, от богатенького стоило ожидать как минимум еще целого гарема. Как минимум штуки три съедобных представителя любой размой расы.
Впрочем, чего там воображать, и так понятно, что врет. И ладно еще, если так какой дворянчик вообразил себя покорителем катакомб, тогда тот нарадуется жизни и свалит туда, откуда пришел. Но ведь куда более вероятен другой вариант. Этот типа - его прямой конкурент. Он явно тоже явился поковыряться в барахле старого кудесника, чем напрочь срывал идею поживиться в берлоге безумного колдуна самого Дерека. Нет, конечно, все, что есть в этом треклятом доме парню бы и так не унести, и если по-хорошему, то и договориться можно, поделить добычу, в конце концов. А если этот горе-лазатель тоже охотиться за его драгоценной статуэткой? Заказчику прикажете копию срочно вырезать? Или в поединке выяснять, кто ее унесет, а кто составит малоприятную компанию гостеприимному хозяину?
Полукровке при всей крепости нервов, надежно закаленных Школой, начинало казаться, что мерзкий старикан должен за ними сейчас откуда-то наблюдать призраком сада Ашхаи и угорать с идиотов, рискнувших шкурами ради ничтожных пожитков и платящих за нее втрое - почти жизнями. За такой риск, между прочим, и награда полагается стоящая!
О варианте "не выбраться вообще" блондин целенаправленно не думал, провожая попутчика задумчивым взглядом. Не в таких передрягах бывал - и тут как-нибудь выпутается. Главное - статуэтка!
Правда, тип, ставший объектом мучительных раздумий парня, тут же продолжил нарываться.
- А еще мы преподносим сюрпризы, - не то, чтобы Дерек так радел за альма матер, чтобы прямо отстаивать честь перед каждым встречным вамфири, но в самом деле, кто дал ему право рассуждать о чертополохах в таком тоне, словно он сотнями парадом под окном каждое утро гоняет и отбирает лучших сторожить свинарник. Полукровка снова поймал себя на мысли о собственной излишней болтливости и недовольно поморщился. Стоило быть сдержаннее. Все равно этому - что грифона прутом подхлестывать, только развлечется за его счет.
Уже развлекается.
Полукровка поморщился и по профессиональной привычке честно попытался всмотреться в демонстрируемые пергаменте. Факел не позволял толком рассмотреть их, и даже слабо фосфоресцирующая вода не помогала, Впрочем кое-что парень различил и понимающе кивнул. Если старик и не сам соорудил все это, то во всяком случае, имел к нему непосредственное отношение. "Сколько времени на такую ерунду", - вздохнул парень. Правда, чтобы так охранять, в последней комнате как минимум должна находится золотая статуя Табири в полный рост. И пожалуй, с изумрудной змеей в руках. Занятый мыслями о содержимом катакомб, охраняемом так тщательно, новую колкость Дерек несколько пропустил мимо ушей, успев только повернуться и оценить зрелище. Конечно, до большинства выпускников и преподаватель чернявый не дотягивал, но богатенькому отпрыску такое атлетическое сложение принадлежать могло навряд ли. А вот наличие шрамов его изрядно напрягло. Ну точно конкурент! Кто еще может щеголять подобными украшениями? И хорошо, если просто мастер на все руки, а не какой-нибудь веселый шпион старого выпуска. От досады полукровка даже зубами скрипнул, но ближе подошел. Мешать вамфири кормить конечностями - да и собой целиком - всяких тварей он не собирался. В случае чего делиться не придется. А с другой стороны, в здешних коридорах одному не выбраться.
- Ядовитые - вперед, - несколько натянуто огрызнулся-пожелал парень, умудряясь одновременно вложить в два слова и реакцию на снисходительное "выдохся", и пожелание, чтобы неведомые твари, если они все-таки там водятся, подавились таким ядовитым и очевидно несъедобным созданием. Будь этот брюнетистый альвом, вот уж кем бы все клыкастые, возжелавшие кровушки, подавились бы... или лишились бы клыков. Не так радикально, но тоже приятно.
Дерек тихо хмыкнул, на всякий случай подходя к самому провалу с факелом и вытягивая кинжал. Гарантии, что он успеет чем-либо помочь, у него не было, но так всяко лучше. Тому же Вирхаймонту удобнее плыть на свет, а в тварь, если вдруг объявится, и кинжалом швырнуть можно. чтобы хотя бы отвлечь.
Когда пол дрогнул, напряженный до судороги в пальцах блондин решил, будто начинается землетрясение, и резко повернулся, пытаясь найти более безопасное место, чудом не сверзнувшись следом за вамфири. "Землетрясение" предпочло ограничиться стеной, внезапно проявившей поразительное проворство и просто уехавшей в сторону. После этого возмутительно-освободительного акта полукровке захотелось отвесить себе подзатыльник, сочно выругаться и еще раз набить морду уже умершему магу. Чертополох, как же... стены прощупать кто забыл? От досады парень скрипнул зубами и подхватил забытую мужчиной одежду, заспешил на голос.
- Открылась. Иду.
Как выяснилось, поторопился: магические огоньки во тьме коридора светили весьма слабо, вынуждая подростка замедляться и внимательно высматривать сталактиты, переступать через непонятных тварей и осторожно переступать по мокрому камню. Что бы там ни обнаружил чернявый, особо удобным для ходьбы туда-сюда сие место явно никогда не было. Потайными ходами Дерек был сыт по горло и искренне обрадовался бы, обнаружив, например, лестницу наверх. Где там! Второе помещение тоже весьма напоминало каменный мешок, для удобства обставленный мебелью. У старика явно наблюдалось крайне дурацкое чувство юмора. Блондин огляделся и с растущим ужасом понял, что выхода аж четыре, и все в разные стороны, аккуратно выложенные каким-то зеленоватым с золотыми прожилками плитками, упираясь в абсолютно одинаковые непроглядно-черные двери. К плюсам можно было отнести только идеально освещение. Дерек нервно втянул воздух и сдавленно заметил:
- Тут магия.

Отредактировано Дерек Айер (03.10.2015 23:50)

+1

28

Когда Дерек ответил, вамфири облегчённо выдохнул. На какое-то мгновение ему показалось, что магу вполне могло прийти в голову устроить какую-нибудь неприятную ловушку на месте, откуда должны были прийти в этот зал его гости. Но этого, хвала Шиархи, не случилось, чему брюнет был бесконечно рад. Жалко было бы мальца. Толковый, хотя и не к месту гордый, стервец.
В любом случае, мальчуган уже направлялся в зал, где находился сам Хайм и тот очень надеялся, что дагонец не позабыл захватить оставленные вещи. Дабы скоротать ожидание, мужчина поднялся с холодного пола и прошёлся в сторону одиноко стоящего письменного стола, на котором нашёл несколько бумаг. Он оставлял за собой мокрые следы и старался не морщиться от касания ступнями к леденящему кожу полу. Одна из записок изрядно заинтересовала мужчину своим корявым подчерком и обилием разнообразных рожиц, которые маг, видимо, рисовал от скуки.
- Похоже, на склоне лет, он либо так и остался ребёнком, либо чуточку попрощался с рассудком, - пробормотал под нос Саунт, внимательно вчитываясь в каракули. Это была своего рода издевательская записка, говорящая о том, что лишь одна из находящихся в зале статуэток настоящая, и лишь она способна открыть верный проход, который приведёт на выход. При этом каждая была напитана магией под завязку и каждая могла открыть дверь, но войдя в другие, можно было уже не вернуться никогда. А применение одного артефакта влекло за собой отключение всех остальных.
- Старая гадина, - зло выругался мужчина, машинально комкая в руках бумагу и резко оборачиваясь на голос юного полукровки. Во взгляде сапфировых глаз не проглядывалось ничего хорошего.
- Тут не просто магия, а четыре билета, один из которых может оказаться последним, - вздохнул Вирх и с силой потёр лицо руками. Все итак было непросто, но последнее испытание выглядело откровенным издевательством. Мужчина подошёл к Дереку и взял у того свои вещи, добродушно клыкасто улыбнувшись:
- Спасибо, братишка, приятно удивил, - прокомментировал Саунт, сунул тому в руку несколько измятую записку мага и принялся одеваться, ощущая приятное тепло от сухой одежды.
«Ещё и нагрел слегка, пока нёс. Ну просто золотце, а не напарник», - весело размышлял вамфири, то и дело поглядывая на Айера, пока тот ознакамливался с запиской. Что и говорить, в ситуацию они попали далёкую от идеальной. И если раньше Саунту доводилось встречаться с какими-то вариациями ловушек, то подобного он ещё никогда не встречал. Даром что о магии знал немало и вполне мог бы додуматься до верного хода, но очень сомневался, что магическое сканирование предметов, а точнее, артефактов, как-то спасёт положение.
- А старичок-то постарался, а? Я такого ещё не встречал на своём веку и едва ли вновь встречу, - усмехнулся мужчина, одёргивая куртку и решительным шагом направляясь в сторону одного из постаментов. Он внимательно осмотрел артефакт, затем следующий, и пришёл к выводу, что простыми методами здесь действовать не получится.
- Есть какие-то продуктивные идеи? – задумчиво полюбопытствовал Хайм, уже оказавшись у одного их проходов и проводя ладонью по арке, что буквально дышала магией. – Я могу предложить лишь в один момент поднести фигурки ко всем выходам, но тогда.. будет сложно найти нужный артефакт и проход.

0

29

Полукровка к магии относился весьма скептически . Этому учили в Школе, это доказывала жизнь - и ловушка, в которую они попали. Вот и сейчас он искренне верил, что есть возможность обойти все эти магические штучки-дрючки. Учуять там движение ветра в щели настоящей двери, найти астральный след хозяина комнаты, обнюхать каждую статуэтку, поискать следы пальцев. Едва ли маг каждый раз лапал все составляющее комнат. А если потрогать все эти двери? Если коснуться каждой из них просто ладонью без всяких артефактов - можно определить, какая настоящая, или их попросту заблокирует? Жаль, пыль с пола таинственным исчезла, не позволяя удостовериться в других попытках случайных чужаков или обнаружить отпечатки подошв бывшего хозяина. Или их не было? Парень на всякий случай оглядел комнату еще раз, потом - подозрительно изучил статуэтки. Увы, Ни вульфарьим нюхом, ни вамфирьим чутьем и зрением полукровка не обладал, а навыки не позволяли толком получить ничего полезного.
- Возьмем все, - хмуро предложил он. - И посмотрим внимательно.
С учетом сплошных неизвестных, полный набор фигурок вполне мог открыть и все двери. И как тогда определить настоящую? Конечно, если он правильно определил задачу. Поразмыслив, блондин рискнул это уточнить, хмурясь сильнее обычного и нащупывая оружие - обстучать каждую стенку и каждую дверь:
- Четыре статуэтки. Четыре выхода. Открываются все. Правильный - только один. Артефакт - один. Почему на остальных тоже магия?
И зачем маг так корячился? Достаточно было оставить четыре открытых выхода с перспективой проваливания под пол у правильного, если не нажать какой факел. Гораздо проще и эффективнее с точки зрения энергозатрат. "Такое ощущение. что у старого пердуна была уйма сил. которые он не знал, куда деть, поэтому девал, куда придется". Парень брезгливо коснулся ближайшей фигурки - ровно настолько, чтобы узнать, из чего они сделаны. Потом нахмурился еще больше - если оставалось, куда - и проделал тот же фокус с остальными. Странность ситуации усложнилась еще раз. Количество шарад начало напоминать парню нечто громоздкое, как испытание на совершеннолетие у какого-нибудь дикого поселения вульфар.  И все Дерек посчитал нужным сообщить:
- Одна теплее. Могут быть другие разницы. Не чуешь? - он искренне полагал, что вамфири, каким бы козлистым он ни был, владеет магией почище него. да и нюх у него острее. Да, Дерек не доверял магии и считал, что ее вполне можно обойти, если подойти к этому с фантазией. Но уж коль скоро вляпались они именно в магическую ловушку... Полукровка понял, что запутался в собственных рассуждения и недовольно хмыкнул, медленно обходя комнату в поисках хоть каких-нибудь следов. Куда там. Кажется, все предыдущие разы тут обитали исключительно призраки. И все же свежая идея нашлась. Блондин резко замер и обернулся, глядя на мужчину, несколько пронзительно, как умеют только парни-подростки, произнес:
- Западный ветер - черный камень, южный ветер - белый простор. Где камень?

0

30

Вирхаймонт задумчиво смотрел на двери, пока Дерек высказывал свои предположения. Мужчина понимал, что вполне может попробовать определить настоящую статуэтку, ведь, по сути, все они были покрыты магией, схожей с его профилем. Магия Иллюзии. Когда ты безумный маг-изобретатель, она может сослужить неплохую службу. Только вот Саунт сомневался, что они не деактивируются, если он применит к ним свою магию. Однако слова юноши вмиг заставили его замереть и качнуть, головой, после чего он поднял взгляд сапфировых глаз на полукровку.
- Не думаю, что дело в камне, - чуть охрипшим голосом промолвил вамфири. – Здесь ведь везде каменные стены, - он чуть крутанулся на месте, расправив руки, как бы указывая на каменный мешок, в который они попали. - Но если судить по количеству составляющих в загадке, то здесь может находиться выход в «белый простор».
Мужчина хмыкнул и подошёл ближе к той самой статуэтке, которая оказалась теплее.
- Что если самая тёплая или самая холодная и есть ключ? Но если верить тому, что южный ветер – белый простор, а на юге тепло, то ответ может быть очевиден.
Мужчина хмыкнул и склонился к артефакту, который, по сути, должен был помочь разгадать неясную загадку полубезумного старика, он потянул носом воздух и обонятельный орган неприятно закололо. Артефакт был буквально переполнен магией, при этом Саунт улавливал некоторую смазанность силуэта статуэтки, что могло обозначать наложение сильной иллюзии. Мужчина, сделавший такую вязь, был Архимагом, не меньше. Снять столь хитрое колдунство, расплести его как вязаный шарф, вамфири не сможет и он это знал.
- Если следовать этой логике, то четыре двери могут оказаться четырьмя сторонами света и самый тёплый камень, который украшает дверь,  является указателем южного направления. К тому же очень многое здесь связано с факелами, ведь даже последняя надпись проявилась от тепла.
Странная теория, зародившаяся в голове мужчины, излагая которую он непрестанно ходил из стороны в сторону. Ему, как ни странно, так лучше думалось. Но через мгновение он резко остановился и вновь поднял взгляд на полукровку, тут же шагнув к нему и оказавшись на расстоянии вытянутой руки.
- Как думаешь, в чём прелесть иллюзии, которую накладывают на долгое время? – он сощурил сапфировые глаза, а черты лица стали более острыми, во взгляде не было и капли той весёлости и задора, что ранее было его неотъемлемой частью. Саунт был серьёзен, ведь ныне на карту было поставлено слишком многое.
- Скорее всего, она не будет видоизменяться или же менять свойства. Давай рискнём? – на губах расползлась злорадная и чуточку торжествующая улыбка. – Мы можем взять факелы и попробовать нагреть по камушку у каждой арки. Если моя теория верна, то лишь одна, настоящая, будет нагреваться. То же самое и с артефактом. Они пропитаны магией, но едва ли скрыты иллюзией. Эти ловушки были больше рассчитаны на простое ворьё, которое даже рассмотреть дымку заклинания не сможет. Я вижу, но, к сожалению, не так хорошо. Маг был сильнее меня по рангу.
После этих слов мужчина лишь вздохнул и покачал головой, а после направился за факелом, который услужливо горел на стене. Чуть более придирчиво, чем требовалось, маг взглянул на пламя и поднёс к нему ладонь. Жар тут же опалил незащищённую кожу.
«Хоть факелы настоящие», - ворчливо подумал вамфири и подошёл к первой арке, к одному из камней которой поднёс огонёк.

0


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » В глухих потемках чужих душ