Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Красавица и чудовище


Красавица и чудовище

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники:
Корделия Ардженто, Шеду Грэй
Время:
3 988 год со дня Перемирия, ранняя осень
Место:
Город-порт Адагор
Описание:
Как может вор и убийца, не имеющий даже своего угла ни в одном краю Айлея завести дружбу с аристократкой? С высокородной? С принцессой вульфаров? Наверно, оказаться в нужном месте в нужное время. Случайности ведь не случайны.

0

2

День может и начался у Корделии хорошо, только вот планы на поход по базарчику и прилавкам немного попортили. Началось все довольно мирно, Корделия оделась довольно в удобную одежду и готовила Багиру к  походу по базару. Перед тем как уйти, Корделия как всегда зашла, в гостиную, где толи удачно, или же не сильно удачно, но встретилась с родителями.
- Корделия, а мы как раз о тебе и говорили, - произнёс король, и Корделия почувствовала, тут подвох. Посмотрев сначала на отца, а потом на мать она медленно зашла и напряглась. Ведь если разговор начинается с этих слов, то явно, нужно ждать подвох и, причем большой.
- Тут, к на пришло одно предложение руки и сердца… - начал король, но тут же столкнулся с взглядом дочери, и решил не продолжать. Корделия не любила когда ей хотели навязать какого-то жениха, и король с королевой это понимали и несильно настаивали. Потому что сами стали супругами только по любви, вот и не сильно требовали, что бы свадьба была по расчёту, хотя очень сильно надеялись, что принцесса влюбится в кого-то из претендентов. Но не удалось, Корделия всех отвергала и даже смотреть не хотела.
- Папа, мама давайте мы об этом, потом поговорим. Я сейчас спешу, мне нужно идти на базар, - произнесла она и улыбнулась. Король с королевой переглянулась, друг с другом, и тут же открылись двери гостиной. Корделия повернулась и посмотрела на двух парней, которые зашли и стали возле неё. Парни были словно большие скалы, два метра в длину и неизвестно, сколько в метров в ширину, двое накачанных амбалов с каменным выражением лица и холодным взглядом. Парни были тёмненькими, с карими глазами и холодным взглядом.
«А эти что делают тут?» - сама себя спросила девушка и посмотрела на отца. Корделия не могла, понят, зачем этих гвардейцев пригласили сюда, ведь король если хотел что-то приказать, то приглашал или в тронный зал или к себе в кабинет.
- Хорошо, я тебя не держу, Дагон с ними этими претендентами. Но на базар ты пойдёшь с охранной, - произнёс Король, поставив её перед фактом. Корделия только и могла закатить глаза и недовольно посмотреть на отца, не любила она ходить на базар с королевскими гвардейцами, ей было легче брата взять, чем гвардейцев. Принцесса прекрасно понимала, что ей нужна охрана, но всегда была против этого. Охрана в лице королевских гвардейцев, в количество больше одного вульфара, для неё была лишним грузом, она не могла спокойно ходить, когда за спиной, и кто-то был из гвардейцев. А тут её «обрадовали» такой новостью. – И не спорь!
Корделия закашлялась, вновь посмотрела на гвардейцев, гвардейцы стояли, словно статуи самим себе, и принцесса тяжело вздохнула. Ей не нравилось когда кто-то шел сзади и молчаливый, она если и была согласна нанять себе телохранителя или даже двух, то только тех кого она сама выберет. Тех, кто не стоял бы или не ходил бы, с каменным лицом и молчал. Плюс к тому, они ей не нравились ведь был, такой момент в триллуние как эти двое прижали, её к камню, до тех пор, пока она не показала кто тут альфа. Она была готова на кого-то другого, но не этих, но времени не было. И принцессе пришлось махнуть на всё это безобразие рукой и мысленно возмущаться.
«Нет слов, одни эмоции и неприличные выражения,» - мысленно возмутилась принцесса, девушка махнула на всё это рукой, попрощалась с родителями и пошла. Вся дорога с Замка на базар, в тот город прошел в молчание, Корделия долго в мыслях возмущалась, иногда косо посматривая на свою стражу. Не нравились они ей, и Багира чувствуя, что лучше со свою хозяйку не трогать, тихо шла возле Корделии. До базара они добрались, так же молча, но как только Корделия «нырнула» в атмосферу веселья и торгов то забыла про всё и про стражу и про всё остальное. На базаре было много чего интересного, Корделия подходила к каждому узнавала цену и иногда торговалась. Корделии нравилось торговаться, а ещё больше ходить по базару и рассматривать товары. Во благо стража не трогала и отставала на ару шагов, Корделия с Багирой после всего зашли в прилавок, который обеих привлёк вкусным, запахов приправ и пряностей. Вот и Корделия с Багирой, привыкшие к походам по прилавкам ускорили шаг, целее направленно приближаясь к прилавку. А там девушка и её верная пушистая подруга, сияли от восторга, наслаждаясь вкусными запахами.

Отредактировано Корделия Ардженто (18.07.2016 14:45)

+1

3

Обычно по осени дни все чаще становятся пасмурными на радость Шеду, но сегодня светило солнце. Оттого он и проснулся, что солнечные лучи, кажется, старались прожечь его веки, однако все равно уже было время подъема. Парень был не в духе. Не то, чтобы это было чем-то новым, товарищи по ночлежке уже давно привыкли к его хмурой роже. В трапезной, поедая свою бобовую похлебку, он обдумывал, как ему распорядиться этим днем. Разумеется, сперва ему придется потратить часть дня на то, чтобы выполнить свои обязанности в храме: за обучение обращению с магией Воздуха платить так или иначе приходится, хотя и не деньгами. Шеду сунул руку в карман и на ощупь пересчитал деньги, коих оказалось негусто - распоряжаться деньгами с умом он не умел. А значит, планы на остаток дня нарисовались сами собой.
Следующие несколько часов он старательно разгребал конюшни с лошадьми и грифонами, чистил их шкуры, кормил, поил и перебирал упряжи в поисках неисправных. Эта работа была ему в радость: животных Шеду всегда любил. Наверно, за их искренность. Животные не изворачивались, не хитрили, и если уж цапали тебя - значит, заслужил. Поэтому из всех работ, на которые подряжали послушников, на работы в конюшнях Шеду всегда шел с удовольствием. А сегодня это даже немного улучшило его настроение.
Перед тем, как пойти в город на промысел, он тщательно обработал свою одежду маленькими ударами сжатого воздуха, дабы выбить запах конюшен и пыль. Ему было вовсе ни к чему обращать на себя внимание окружающих этим запахом, а там, где он собирался околачиваться, на этот запах точно обратили бы внимание. Это была своеобразная хорошая привычка - следить за чистотой и аккуратностью своей одежды. Даже если ты одет небогато, но опрятно, то вполне сливаешься с толпой.
Какое-то время он бродил по улицам и приглядывался к народу. В Адагоре он пробыл не так уж и долго, так что его память не запечатлела все возможные проулки, что здесь есть, поэтому он неизменно тратил некоторое время, чтобы просто походить по улицам и пополнить карту города, что содержалась в его голове. Затем он вышел к торговым рядам в зажиточном квартале и, приноровившись к скорости людей здесь, принялся высматривать тех, чьи карманы сегодня станут легче.
Парень успел обчистить двоих прежде, чем в поле его зрения попалась она. Юная, цветущая, с чистейшей улыбкой. Прекрасная юная леди. Точно леди - видно по дорогой ткани, из которой пошита ее одежда, по двум лбам, что неотступно сопровождают ее, и по крупной дикой кошке.
К красивому Шеду всегда относился с каким-то мистическим трепетом. Вот и сейчас он не мог отвести взгляда, как будто если он будет смотреть на что-то или кого-то столь красивого и чистого, то сам станет лучше. Угрюмое лицо его разгладилось, а сам он, стараясь соблюдать некоторую дистанцию, последовал за девушкой, любуясь на то, как легко она начинает смеяться, когда беседует с торговцами, как свободны и естественны ее жесты, как свободен ее взгляд от надменности, так свойственной обычно аристократам.
Но вот она скрылась за дверью лавки пряностей, так что Шеду поспешил скользнуть туда же. Сказать, что он бывал в таких местах нечасто, было бы ложью, ведь в лавки пряностей он не заходил никогда: сам он не готовил, а тому, кто не занимается приготовлением пищи, пряности ни к чему. Так что сейчас он пару секунд стоял, оглушенный запахами, вдруг окружившими его. Глаза его при этом судорожно выискивали юную леди, из-за которой он здесь и оказался. Он приблизился к ней, став чуть позади и делая вид, будто осматривает полки за спиной торговца, и услышал легкий цветочный аромат, едва пробивающийся сквозь густую смесь пряных запахов, сплошной стеной стоящих в этом не слишком большом помещении. И это показалось ему правильным. Как же еще может пахнуть создание, прекрасное и чистое, как горный родник? И голос ее был подобен пению золотистой иволги - высокий и быстрый. Возможно, он бы сравнил его со звоном серебряного колокольчика, но серебряных колокольчиков он не только не слышал, но даже и не видел.
Вдруг под ложечкой засосало, и дурное предчувствие вползло в его голову, словно туча. Он тотчас насторожился, навострив слух и медленно оглянувшись по сторонам, но никто из присутствующих не вызывал никаких опасений. И вдруг он услышал буквально на пороге слышимости тонкое завывание дерева. Он знал, оно стонет так в старости, когда его ноша становится для него невыносима. Шеду медленно поднял взгляд и заметил, как одновременно с тихим хрустом сверху на золотые волосы девушки упали соломинки с пылью и каменной крошкой. Безотчетно он обхватил ее за пояс, поднял, а развернувшись, снова поставил на пол, пригибая вниз и прикрывая руками - в ту же самую секунду, когда широкая балка с шумом рухнула вниз, погребая под собой всех, кто стоял у прилавка. Лишь дикая кошка, которую явно тоже не подвело чутье, успела отпрыгнуть назад.
Пыль еще не осела, когда Шеду выпрямился и осмотрелся. Насколько он мог судить, девушка нисколько не пострадала, разве что отделалась легким испугом, чего не скажешь о ее охране и покупателях. Торговец с ужасом в глазах все смотрел на то место, где только что стоял покупатель. Правый бок ожгло болью, заставив Шеду дернуться, что лишь усилило боль: из балки торчала крупная щепа, вошедшая между ребер парня как нож. Он сделал шаг в сторону, снимая себя с деревянного жала. Если сейчас и нужно было что-то сделать как можно скорее - так это уйти. Прижав левую руку к ране, поспешил ретироваться и выскользнул за дверь, надеясь, что не привлек к себе внимания. В конце концов сейчас на шум сбежится много людей, так что и без него будет, кому помочь.
Он корил себя за то, что слишком уж увлекся любованием, позволил себе ослабить концентрацию, и снова случилось несчастье, которого удавалось избегать вот уже не меньше пары месяцев. Возможно, ему все же стоило серьезно задуматься о том, чтобы уйти в храм Шиархи и посвятить все свое время самоконтролю и дисциплине. Но при одной мысли о таком образе жизни у него зубы сводило от тоски.

+2

4

Острый нюх вульфара никогда не подводит, к тому же особенно принцессу. Разные запахи она различала, и ей это нравилось. И когда Корделия зашла в прилавок, то вообще потеряла счёт времени. А почему бы и нет, ведь Багра рядом, если что вдруг она предупредит, а пока девушка может наслаждаться разными запахами и прикупить что-то. Любила она готовить, и может для кого-то это была дикость, что принцесса вульфаров и готовит, но для неё и для её семьи это было, как само собой полагается. Но есть один минус, если она чем-то уж очень сильно увлеклась, то она не только никого вокруг себя не замечает и не следит за своим поведением, но и не слышит никого. Вот и сейчас на ни кого не слышала и не видела, сейчас для неё нужно было поторговаться и купить всё необходимое. Принцесса начала себя чувствовать на базаре как у себя дома, никакой скованности и официозности, только торг как простая вульфарка, и нечего больше. Но что-то пошло не так, сначала Багира начала нервно порыкивать и лапой толкать. Но принцесса только шикнула на неё, и продолжила дальше торговаться.
- Ни каких скидок, - был неумолим торговец, мужчина был видимо из людей, потому что из мужского населения вульфаров немного но отличался габаритами. Он строго смотрел на принцессу, и не как не хотел сбивать цену. А принцесса мило улыбнулась, глазками начала стрелять и тоже не хотела оставлять свою позицию.
- Ну, а может, подумаете, буду вам благодарна. К тому же у других торговцев, пряности свежее и стоят поменьше, - произнесла она и улыбнулась, заглядывая в глаза торговцу. То что пряности были свежими Корделия знала и это чувствовала, но вот ценна была довольно высока. Она хоть и никогда никого не шантажировала, но умела хорошо вить верёвки и находить специальные рычаги, что бы добиться своего у мужчин. Правда не у всех, и практиковала эти способности больше на отце и на брате иногда. Ну и тут решила это провернуть, и у неё почти получилось. Она почувствовала на своей талии чужие руки и девушка не успела, что-либо произнести, как всё очень быстро случилось. Обвал балки и кто был, у прилавка, пострадали принцесса не будь дурой сразу начала приказывать.
- Лекарей и стражников живо! – приказывала она, при этом пользуясь, влиянием альфы, и не теряя времени на лишние охи и ахи. – Народ живо сюда, помогите пострадавшим! Немедленно целителей сюда, разберите прилавок, а пострадавших обследовать и помочь.
Дав распоряжение, она уловила запах крови, и тот самый запах того кто её спас, может взглядом она не смогла уследить за ним, но вот против чуткого обаяния, вряд ли кто-то смог бы скрыться. Двушка дав распоряжение и предупредила что она вернётся ещё, что бы узнать что к чему, позвала Багиру и пошла по запаху как настоящий зверь. Волчица приподняла юбку так, что бы было легче бежать, она начала ускорять страх, что бы догнать его. Чем больше это продолжалось, тем она всё быстрее и быстрее с кошкой бежала на запах, выпустив юбку с рук. Если бы кто-то другой видел что она бежит в платье, немного бы был удивлён, но что для вульфара наряд, когда он догоняет. Никогда не бежите от зверя, даже если он ходит на двух ногах, не убежите ведь, погодя для дикого зверя это пустяк. Что делать если устаёшь бежать в платье, а вот не хочется терять того, за кем бежишь. Правильно превращаться, что и сделала наша принцесса, когда послала Багиру бежать дальше за ним, а сама, активировав артефакт, превратилась в волчицу. И она помчалась, со всех лап не сбивая дыхания следуя за запахом, и когда она немного догнала, превратилась в человека. Как она в это время была благодарна всем богам, что у неё этот артефакт, а то бы и не догнала, или же была сейчас обнажена. Но сейчас с помощью артефакта она была при наряде, то есть в одежде только немного помятом, а саму принцессу помятый наряд не так сильно и волновал.
- Стой, - крикнула она и подбежала к своему спасителю. По запаху она быстро определила, ведь чуткий запах мог сказать многое, особенно если очень хорошо развитый. Вот и принцесса догнала его и немного обогнала, останавливаясь перед ним что бы, и мужчина остановился. - Остановись, - произнесла она и посмотрела ему в глаза.

0

5

Шеду скользящим бегом покрыл пару кварталов и сбавил, наконец, ход. Бежать было трудно: рана жгла и саднила, кровь, пропитав рубаху в месте ранения, уже стекала по капле по боку под тканью. Так что чуть притормозить он был только рад. Он понимал, что вернуться в храм как есть он не может, если увидят кровь - скорее всего начнут задавать неудобные вопросы, отвечать на которые он был не готов, да и вряд ли когда-нибудь будет готов. Возможно, он слишком засиделся здесь, в Адагоре. Возможно, пора уходить в другой город. Хотя нет, это он сгоряча, конечно, ведь он провел здесь не так уж много времени, от силы пару месяцев. Просто это происшествие спутало его мысли. Нужно успокоиться, взять себя в руки, вернуть себе концентрацию. Насколько он помнил, в его тайнике еще осталась пара целительных липучек. Конечно, лучше бы рану промыть, да перевязать, но рассчитывать на это не приходится: друзей, к которым он мог бы обратиться с подобной просьбой, у него здесь нет, денег на услуги целителя - тоже, того, что удалось стянуть сегодня, не хватит.
Стой, - послышалось сзади, и ухо сразу распознало этот голос. Нежное создание перегнало его и решительно преградило дорогу: - Остановись.
Шеду, едва не вписавшись в хрупкую девчушку, резко затормозил и отшатнулся, отняв руку от раны и выставив перед собой, чтобы дистанцироваться от девушки:
- Нет, - с тревогой проговорил он, и сообразил, что вытянутая к юной леди рука вся в крови. Он посмотрел на нее, словно не ожидал такого подвоха, и вытер парой небрежных движений о рубаху.
- Солнышко, - это было привычное для него слово, так он ко многим обращался, и сейчас это могло быть к лучшему, может быть, он не испугает тогда ее слишком сильно. - Послушай, ты просто... - он поколебался, подбирая слова. - Ты просто держись от меня подальше, ладно? - хотя фраза и имела форму вопроса, но сказана была скорее утвердительно, и даже настойчиво. Он снова прижал руку к ране. Яркие изумруды глаз этого нежного цветка пытливо глядели на него, отчего сам факт того, что этот разговор происходит, казался ужасно неправильным и неестественным. Слишком чистым был этот взгляд, а как водится, чем ярче свет, тем лучше видно тени, и сейчас его "тени" были ему отчетливы видны на контрасте со светом, которым она буквально лучилась.
А еще он отчаянно не понимал, зачем она последовала за ним. Ее охрана погребена под обломками, лучше бы ей поспешить домой, ведь уже вечереет. Или она могла бы остаться там и помочь пострадавшим. Следовать за ним казалось ему бессмысленным. Не говоря уже о том, что ему самому это доставляло определенные помехи, ведь не мог он сейчас отправиться к тайнику, нет, туда он пойдет один. А тем временем рана продолжает кровоточить, подгоняя его. Но как бы вежливо отделаться от, спору нет, приятной компании? Обижать девчушку неловким словом не хотелось, но вежливость - не его конек. Наоборот, он давно приучился быть грубым, как раз для того, чтобы отталкивать людей, и в этом он весьма преуспел. А вот в общении в юными леди у него практики никогда не было, во всяком случае не с теми, с которыми нужно обходиться аккуратно и заботливо, скорее уж с теми, которые легко принимают в свои объятья после пары пинт эля да нескольких сальных шуточек. Но она не была одной из них. Нет, она не была. Сейчас перед ним стояла девушка совершенно иной породы, и дело даже не в том, что она была аристократкой, знавал он и среди аристократок тех еще развратниц. Шеду не мог толком сформулировать, почему именно эта девушка отличалась от тех. Он просто видел это со всей очевидностью, как и то, что луга летом зеленые.
Ему нужно было идти, действительно нужно, но вот в чем фокус - он не мог. Не просто же так она его догнала, значит, он должен был выслушать ее прежде. И он поднял на нее темные глаза, готовый слушать.

+1

6

Все в Адагре знали, что принцесса упряма, и знали и то, что у неё чистое и доброе сердце, правда были и те кто, заставляя её стать другой. Но сейчас она была другой, она смотрела на мужчину и слушала его, но всё равно стояла на своём. Не была она тем вульфаром, который бы кинул спасителя. О нет, она была другой среди своих, стаи и к тому же среди аристократов, может она и была наивной, но она не смотрела на том, кем был или есть от, с кем она общалась. Корделия к тому же считала что все не без греха, да и она сама была не чистым ангелом. И вот она смотрела и скрестив руки на груди, её взгляд остановился на окровавленной одежде.
Когда он назвал её солнышком, она расцепила руки и посмотрела на Багиру которая стояла сзади парня. Если он попытается убежать то верная кошка остановит, да может это глупо, но отпустить своего спасителя вот так вот с раной, она не могла. Он пытался ей что-то сказать, а Корделия смотрела то ему в глаза, а потом на рану, и думала, что будет быстрее дойти или же может поймать что-то, что бы их довезли.
Не вариант, можем и не доехать, а с собой у меня нету, бинтов, и я не целитель. Ой, дура у меня же есть артефакт, телеппортации есть, - подумала она и решительно начала подходить к нему. Она была очень упряма, но когда он произнёс, что ей надо держаться, от него подальше она остановилась и удивленно посмотрела на него. Адреналин начал немного исчезать, а место него пришла тревога за этого мужчину, который просил с ним не связываться.
- Для начала, я хотела тебя поблагодарить. Спасибо тебе, что спас меня, - произнесла она, как только её были готовы слушать. Девушка подошла к мужчине немного ближе и улыбнулась ему. В душе сейчас у неё было много чувств, которые перемешивались друг с другом, она не знала как себя сначала вести, но потом решила быть самой собой. - Кстати, будем знакомы, я Корделия. И не говори глупости, в мире есть народ и похуже.
Девушка подошла ещё ближе и в глазах, её начал танцевать озорной огонёк, да именно с ним она хотела быть самой, она не боялась его. Девушка надеялась, что и он её не испугается, и что они станут друзьями, ведь она чувствовала, что не такой он плохой как кажется. Он хороший, она это чувствовала и её волчья часть это чувствовала и Багира которая не доверяет никому, его приняла как за своего.
- Только не убегай от меня, не все мы вульфары такие страшные как нас рисуют, - произнесла она и посмотрела, а рану, запах крови мужчины пробудил, девушку от её собственных мыслей и она встревожено на него посмотрела. - И так как я твоя должница, я тоже хочу тебе помочь. А с открытой раной ты долго не протянешь, давай я тебе помогу. Мы пойдём ко мне, и тебя исцелят. Доверься мне, - девушка протянула ему руку и взяла артефакт телепорта. Она могла его и в нахалку затащить к себе, но решила не быть настолько нахальной. Она подошла к нему и сала рядом, позвала к себе Багиру и ожидала ответа мужчины.

0

7

Несмотря на его предостережение, девушка приблизилась к нему. Он слушал ее, а сам хотел встряхнуть хорошенько, да открыть ей глаза на правду. Ничерта он ее не спас, и благодарить его не за что, ведь это он был виной произошедшему. Глупышка думала, что он ее боится, но даже узнав, что она вульфарка, что не особенно его удивило - в Адагоре-то! - он ничуть ее не боялся. С чего бы? Ему было совершенно очевидно, что она безобидна, наверняка даже для недобрых людей, потому что такие как она, люди с таким добрым сердцем, они всегда стараются видеть во всех хорошее, и даже злоумышленников оправдать.
Так что когда она договорила, он рассмеялся как-то снисходительно.
- Слушай, милая, - он старался не делать слишком резких движений, потому что они отдавались болью в боку, - не боюсь я тебя. И вообще вульфаров не боюсь. Хорошо, что ты уцелела. Ступай домой, - он махнул рукой в сторону, как бы подкрепляя свои слова, мол, иди в любую сторону, только от меня подальше. И жест этот добавил немного боли к имеющейся.
Но девушка не двинулась с места, его слова звучали явно неубедительно. Что поделать, он становился убедительнее лишь после нескольких пинт эля, а сегодня он до них еще не добрался, поэтому его дипломатические способности хромали на обе ноги.
Он опасался, что снова потеряет самоконтроль, и в этот момент девушка, Корделия, как она сказала, все еще будет поблизости. Поэтому он подошел к ней вплотную, схватил за плечи, пачкая один рукав в своей крови, и глядя в эти чистые изумрудные глаза сказал почти зло:
- Девочка, я проклятый, понимаешь? Не за что мне "спасибо" говорить, из-за меня это и случилось. Так что ничерта ты мне не должна, понимаешь? - тут она открыла рот, чтобы что-то сказать, но по направлению ее взгляда он и так понял, что именно, и предвосхищая это, еще жестче продолжил: - Да не думай ты о ране! - ему хотелось крепко выругаться, но уши юной леди, по его мнению, никак не предназначались для таких грязных слов, так что он лишь сдержанно рыкнул и продолжил: - Сама заживет, на мне все как на собаке заживает!
Он выпустил ее и отошел на несколько шагов назад. Девушка упрямо стояла на его пути и явно не собиралась оставить его в покое и дать ему уйти. Ну не драться же ему с ней, в самом-то деле! Он понимал, почему она не желала его слушать, почему настаивает на своем, несмотря на все, что он ей сказал. Сам он не был человеком, который помогает другим, но уже имел дело с такими. Их хоть молотом по темени бей, а только они не отстанут, пока не помогут, и неважно, насколько сильно ты отказываешься от их помощи. Нет, они вовсе не навязывают помощь, вернее так: они чутко чувствуют, когда кому-то действительно нужна помощь, даже если этот кто-то не желает этого признавать.
Единственный способ, которым от мог бы сейчас отвязаться от нее - это если его рана заживет на нем вот прямо сию секунду, чего, конечно, не произойдет. Кровь уже остановилась, но рана действительно требовала обработки, и сам он этого не смог бы сделать при всем желании - это правда. Шеду бессильно выдохнул. Пожалуй, он мог бы себя убедить, что идет с ней только потому, что она осталась без гвардейцев, а вечером на улицах может быть опасно для молодой аристократки. Защитник из него, конечно, сейчас не ахти, с такой раной скорость и маневренность точно будут хуже, но ведь и им по пути может никто не попасться.
В конце концов Шеду обреченно кивнул:
- Ладно, милая, показывай дорогу.

0

8

Она его слушала и слышала, правда одновременно возмущалась, он говорил одно, а она как настоящий зверь чувствовала его острую боль. Не свою, потому что своя чувствуется по другому, а именно его и этот же факт подтвердила Багира, потому что кошки хоть и дикие и большие, но они тоже отлично чувствуют эмоции и всё остальное. Но план насчёт телепортации провалился, девушка понятно поняла, что лучше не стоит, а то будет для всех шок когда посередине замка появится она с мужчиной. Может слуги и привыкли к неожиданным появлением принцессы, но вот если она с кем-то, то несильно привыкли. Хотя ей было абсолютно всё равно на то, что о ней другие подумают, просо ей стало жалко мужчину. Мало того что поранился, так ещё придётся перебираться сквозь столпившийся слуг и охрану, а так пешком по-тихому и через чёрный ход, они доберутся быстро.
Он говорил, что её не боится, она это хорошо чувствовала, но нечего сказать не могла, хотя нет, она могла многое сказать, но предпочла пока помолчать.
«Да вижу я что меня не боишься, но боги, он такой же упрямый как и я. Но нечего, меня тяжело переубедить в чём-то, и домой не пойду,» - думала она и смотрела на него, она не боялась его, она ему доверяла к тому же, хотела помочь. Девушка вновь почувствовала, словно это его чувства и боль волки, как и любые дикие животные, были хорошими эмпантами. Корделия всегда держала себя в руках и редко ловила чужие эмоции или чувства, а тут такое впервые.
«Понимаю я тебя, я всё прекрасно понимаю,» - думала она и посмотрела на него. Внешность бывает, обманчива Корделию хоть и считали наивной, но девушка все прекрасно понимала, о чём  кто говорит, всё прекрасно слышала и всё прекрасно видела, просто никогда никому не показывала. Когда он её встряхнул, то у неё аж, зубы клацнули, но она продолжала молчать и слушать его.
«Всё я понимаю, может я и блондинка, но не как не дурра. Но факт остаётся фактом, ты меня спас. Был бы ты плохим как хочешь мне сказать, ты бы просто взял и убежал, а я бы сейчас лежала у целителей. Вот даже не знаю, хорошо или плохо, что у меня, нет такой же магии как у брата,» - подумала она и вздохнула. Она хотела всё-таки сказать, но не дали и мужчина попросил не думать о ране, и тут принцессу мысленно пробило, она даже глаза широко открыла от удивления.
«Что? Не думать о ране, да он же сейчас от болевого шока грохнется. Может я не лекарь и не целитель, но рана тоже может быть опасна. Глупый, да что же он так противится, словно я ему предлагаю что-то неприличное, а не хочу помочь?» - принцесса немного успокоилась, она смотрела на него и начинала нервничать. Корделия посмотрела на него и в душе, начало пробуждаться бунтарство и хитрость. Да Корделия готова была его сделать своим другом и помогать ему, а то кто он и что с ним её не интересовало. Многие люди прокляты, у многих бывают проблемы, да со всеми может случиться всякое, даже с ней самой. Но Корделия была уверена, не стоит так рубить сплеча как он и, то что она точно станет его другом и будет помогать, тут уже она точно решила и только осталось ему это сказать. Но не сейчас, не то время к тому же нужно всё таки было уговорить этого упрямого мужчину, пойти с ней.
- Не сказала бы, что на собаках рана быстро заживает, - произнесла она и скрестила руки на груди, прислонившись к стене плечом. – Но обработать и перевязать надо, а ещё лучше исцелить. А у меня дома, как раз есть целитель и всё остальное. Всё будет хорошо, как говорил мой учитель плохие мысли, сбываются быстрее, чем хорошие. И всё равно спасибо.
Она смотрела на него и ждала ответа, да она упряма и переубедить её сложно, но несмотря на это она не могла не помочь человеку. Может со стороны других она и пыталась оправдать свою часть характера, с помощью которой она могла себе нажить и врагов. Но Корделия считала по-другому, и против этого не как не пойдёшь. Она уже была готова его убеждать, но не успела, как он сам согласился.
«Чувствую, что он понял, что меня тяжело переубедить, и вот поэтому он согласился. Ну, так всегда, хотя ещё время будет, к тому же кто знает вдруг ещё раз встретимся,» - подумала она и улыбнулась ему.
- Вот и хорошо, пошли там недолго идти, ты дом сам увидишь, его не увидеть тяжело, - произнесла она, и взяла его под руку и пошла, дорого была немного дольше, чем она упомянула. Корделия всё больше и больше боялась за мужчину, мысленно думала и ругала себя, за то что перед походом не перевязала парня, хотя бы куском ткани от платья.
- Расскажи мне о себе, как понимаю ты не из наших. А до дома ещё пару шагов и уже будем там, - произнесла она и улыбнулась.

0

9

Почти всю дорогу Шеду молчал, время от времени поглядывая украдкой на Корделию и невольно продолжая любоваться. Ему было приятно, что нечто красивое касалось его. И не просто касалось, а цепко держало под руку. Сколько он себя помнил, все прекрасное всегда вызывало в нем своеобразный трепет. Может быть, сложись его жизнь иначе, он стал бы служителем Тианнана или что-то в этом роде. Но Шиархи плетет судьбы одним ей ведомым узором, и он стал тем, кем стал, и в общем его это вполне устраивало.
Они шли по богатым районам города, и редкие прохожие в роскошных одеждах поглядывали на них неодобрительно, а конкретно на него - с презрением. Его это мало тревожило, к богатеям он не испытывал никаких особых эмоций, относился к ним скорее как пастырь к скоту, в конце концов их неистощимые карманы кормят его вот уже который год, а едва ли пастырь беспокоится о том, что его стадо думает о нем.
Девушка внезапно нарушила молчание, но Шеду отозвался не сразу. Обычно, когда какая-нибудь случайная девушка просила его рассказать о себе, он тут же сочинял правдоподобную историю, не трудясь говорить правду. Не то, чтобы он был таким уж скрытным, просто ни к чему она, эта правда, девушке, с которой он проводит ночь и навсегда исчезает из ее жизни. Да и его правда скорее отпугивала бы их, а этого ему было совсем не нужно. Кем только он не был для этих прелестниц: и капитаном судна, и приближенным графа Алвера, и пиратом, и даже как-то раз сказался вульфаром, и ведь дурочка поверила!
Но этому светлому созданию врать не хотелось, ему не нужно было от нее то, чего мужчинам нужно от женщин, ложь не решила бы ничего. А все же и всю правду выкладывать не хотелось тоже. Неохотно он сказал:
- Нет, милая, не из ваших. Я человек. Ну да ты, наверно, и сама уже распознала, у вас же нюх острый, - чуть помедлил, думая, что к этому добавить. - Мне о себе нечего особенно рассказывать. Главное я уже сказал - во мне магия Хаоса, а мой самоконтроль не безупречен. Я несу разрушения.
Ну что ж, для начала неплохо. Ни слова лжи, но и информации минимум. Неплохой баланс.
Бок болел, словно щепа все еще была там.
Шеду обратил внимание, что они совсем рядом с замком и даже будто бы именно к нему и идут. Он ничего не сказал, но про себя удивился: надо же ему было напороться на дочку, по всей видимости, какой-нибудь придворной леди. Он, конечно, с самого начала знал, что она аристократка, но не предполагал, что настолько. Как бы девочке не влетело за то, что привела не пойми кого.

0

10

Корделия всегда пыталась не ходить по этим кварталам, может дорога к базару и была дольше, но она не сталкивалась с знатью. Её угнетало и раздражали все эти лживые улыбки, и завистливые глаза, сказать они ей нечего не могли, потому что знали, что злить её не стоит. А Корделия будучи в таком не простом возрасте заводилась с полуоборота и тут и просыпался её плохая часть характера. Будучи злой, она могла поставить на место любого, притом ещё именно в этом состоянии сила альфы у неё возрастала и тут уж точно, ни кто пикнуть не мог. А что говорят, за её спиной она привыкла, не первый год слышала, что её подозревают неродной дочерью короля и королевы, потому что волосы золотые, вся остальная её семья, обладает белыми волосами. Да многое было, но когда слухи заходили за рамки и её пытались унизить, тут она и показывала кто здесь альфа. Может она и не правящая альфа, но она принцесса, но мать её научила стоять за себя, она принцесса и она чистокровная альфа, и тут не поспоришь. Сколько она себя помнила, она никогда и никому не жаловалась, всё она переживала в своей комнате вместе с Багирой. Не то что она была гордой, но вот не любила она ябедничать на кого-то, и не хотела кого-то из родных тревожить своими переживаниями. Но, не смотря на это, большая часть вульфар, принцессу любили как свою дочь, как сестру и подругу. Многие восхищались её красотой, говорили комплименты и сочиняли балады, но она на это только мило улыбалась.
- Ты угадал, я мы с Багирой почувствовали кто ты. И как тебе понравился Адагорн? - спросила она и улыбнулась, ей нравился, этот человек с ним было, легко не надо было придерживаться никаких манер, этикета и тем более вести светские беседы. Он был простой, с ним она могла вести себя, так как хотела и говорить свободно, она его внимательно слушала и посмотрела на него. На губах у принцессы появилась хитрая улыбка, она поняла, что он не хочет рассказывать о себе всё, ведь она так же поступала когда ходила сама куда-то дальше Адагора. - Вот как, значит ты маг Хаоса. Ты знаешь, не только маги Хаоса могу приносить несчастья, это могут приносить каждый из нас. Вся вульфарская знать меня когда-то тоже считала проклятием Адагора, за то что я в детстве творила такое, что все хватались а голову. - Принцесса рассмеялась, вспоминая те весёлые дни когда она проводила довольно сильно и проказничала сильно. Знать тогда чаще появлялась в замке, что бы увидеть маленькую принцессу или же сватались, но вечно попадали под её проказы с другими детьми. После того редко кто появлялся без приглашение в замок, зато каждому было что вспомнить.
- Скажи мне и как же тебя зовут таинственный маг Хаоса? - спросила она и посмотрела ему в глаза, и тут же улыбнулась озорной улыбкой. Тем самым принцесса показывала, что с ней можно быть открытым и нечего не боятся, а сама Корделия медленно, но уверено снимала все свои барьеры и рамки, и начинала вести себя более открыто и свободно.
Они дошли до замка и всё-таки зашли через чёрный вход, слуги немного были в шоке, но решили сделать вид, что нечего не видели и нечего не знают. До гостиной ни дошли быстро, хотя сперва принцесса хотела отвезти своего спасителя, в кабинет где она училась, но передумала. Как только зашли она помогла сесть на тахту и приказал служанке принести всё что надо, для перевязывание раны и промывание её.
- Ты пока снимай рубашку, и расслабься, сейчас тут только мы, родители или же в своей комнате или же в кабинете, - произнесла принцесса и заплела свои волосы цвета золота в косу, чтобы не мешали. Служанка принесла всё необходимое и  поклонилась принцессе.
- Ваше Величество, что-то ещё принести? – спросила она и посмотрела на мужчину. Корделия аж вздрогнула, когда её назвали, Величеством и посмотрела, на мужчину, словно провинилась.
- Нет, Марго иди если ты нужна будешь мне, я тебя позову. Только никому не слово, а то не хватало сейчас мне шума и гамма, - произнесла Корделия и сняла тартан. Служанка поклонилась и поклялась, что нечего не скажет и ушла, девушка вздохнула только этой служанке она доверяла. Потому что именно она всегда помогала принцессе, что бы не произошло, Корделия и начала задумывать над тем, что бы сделать её своей фрейлиной. Блондинка вздохнула и взяла уже мокрую тряпку посмотрела на мужчину. – Готовься, главное не кричи, и не дёргайся, а то сбегутся сейчас все кому не лень. Представляешь картину, прибегают сюда стража с дворецким и родителями, и видят такую картину. Ты раненый, я с тряпкой и тоже запачканная и помятая, вот это будет скандал. – Принцесса не выдержала и хихикнула, представляя эту картину, и мысли всех кто их увидит, она закатила глаза и приложила легонько мокрую тряпку к телу мужчины.

0

11

На вопрос о городе Шеду снова задумался. Не рассказывать же девчушке, что больше всего в Адагре ему понравилось то же, что и в других портовых городах - кутеж в тавернах, да охочие до чрезмерно близкого общения девушки, да еще широкие карманы знати. В конце концов отыскав наиболее безобидную часть своей жизни, ответил, что портовые города хороши тем, что почтовое сообщение здесь более оживленное, и воздушникам в храмах Висанти всегда есть, чем заняться, помогая с почтой, картами и прочим, не говоря уж о том, что конюшни при храме больше и содержат большее поголовье животных. И здесь он не соврал, по крайней мере говоря о животных, ухаживать за ними ему всегда было по душе.
На слова девочки о проказах он лишь невесело усмехнулся. Бедняжка даже не ведает, насколько сильна разрушительная сила магии Хаоса. Любые проказы в сравнении с этим - лишь детские шалости. Но девочке явно доставляло удовольствие считать себя головной болью окружающих и выходить за рамки нормального поведения юных леди, так что он не стал ее разубеждать, пускай тешится.
На вопрос об имени он ответил коротко:
- Шеду, милая.
Ни к чему было выдумывать иное имя. Едва ли она когда-то услышит его в негативном контексте: во-первых, она не была похожа на человека, который когда-либо в жизни сделает заказ на убийство другого живого существа, а во-вторых, даже если и сделает, то скорее уж обратится к Черной длани, а не станет искать какого-то вольного наемника.
Так они не спеша и дошли до самого замка. Бородач лишь кивнул сам себе, мол, не ошибся, стало быть, и впрямь дочка придворной дамы. Девушка провела его в светлую комнату, роскошно обставленную обитой дорогими тканями мебелью и изящными, дорогими, но ненужными вещами. Усадив его на непривычно мягкий диван, Корделия распорядилась, чтобы принесли все необходимое для перевязки. Шеду покосился на нее, неужели сама перевязывать решила? Не разумнее ли было бы позвать целителя, ему поди виднее, что нужно сделать с раной, не говоря уж о том, что хороший маг Исцеления мог бы не мудрствуя лукаво залечить рану. Молчаливая служанка удалилась, а вскоре вернулась с тонкой шелковой нитью, тонкой же чуть закругленной иглой, серебряной, не иначе, длинными полосками ветоши, заживляющей мазью, куском чистой ткани и судком с водой. Интересно, сможет ли девочка из знати зашить его рану самостоятельно? Не будут ли дрожать пальцы? Что-то он сомневался, что она целыми днями только тем и занимается, что обрабатывает раны. Впрочем, шить ее наверняка учили, их, вроде бы, и шить учат, и вышивать, и прочим женским штучкам - в обязательном порядке. А все же он бы предпочел использовать мага Исцеления - чтобы наверняка.
Поставив все на изящный резной столик рядом с диваном, кроткая служанка почтительно поклонилась и спросила:
- Ваше Величество, что-то ещё принести? - и Шеду нахмурился. Стало быть, это светлое создание - не просто какая-то знатная девочка, а целая принцесса. Вот ведь свела Шиархи! Нехорошо это все выходило, нехорошо принцессе знаться с людьми вроде него, обрабатывать чьи угодно раны и приводить в собственный дом кого ни попадя. Если кто прознает, что он здесь, с него наверняка попытаются голову снять - просто за то, что приблизился к принцессе, за то, что рядом дышал. И как бы умел он ни был, тут и поляжет.
Однако принцесса легко отпустила служанку, взяв с нее слово молчать. Видать, сильно доверяла. Ну да оно и неудивительно: такие невинные создания во всех лишь хорошее видят, ко всем с доверием относятся. Она бы и бешеному псу руку в пасть сунуть не побоялась, доверяясь зверю. Шеду же был не из доверчивых и потому глядел вслед ушедшей с подозрением. Если она проговорится кому, если за его головой сегодня кто-то придет, то перед смертью он приложит все силы, чтобы забрать болтушку с собой в Чертоги Ашхаи.
Принцесса решительно смочила тряпицу в воде и подняла на манер орудия.
- Готовься, главное не кричи, и не дёргайся, а то сбегутся сейчас все кому не лень. - и снова Шеду лишь усмехнулся. Это далеко не первая его рана в жизни, бывали и похуже, и уж конечно не последняя, так что сносить боль он уже научился. Было трогательно наблюдать, как юная леди храбрится перед делом. Что ж, если он в чем и не сомневался, так это в том, что она приложит все усилия, чтобы не навредить ему, вот только скорее всего не было у нее сноровки должной, но, может быть, это окупится старанием. Шеду ухватил сзади край горловины рубахи и, потянув вверх, вынырнул из нее, сняв одним привычным движением, предоставляя себя рукам этого нежного существа.

0

12

Корделия посмотрела на мужчину и с головы до пояса и обратно и деловито поцокала языком. НЕ была она из тех кто, падал в обморок, если видели оголённый торс. Тем более Корделия не понимала что тут такого, не разделся же он догола, а открытый живот и грудь тут нечего такого нет. При своих выходах потренироваться на рукопашный бой или же стрельбе из арбалета, она много раз видела, как тренируются стражники, при этом иногда оголяя торс. К тому же было и такое что она, когда была, меленькой ворвалась, в комнату брата как торнадо и увидела голый торс брата. Тогда она только и посмотрела на брата большими глазами и улыбнулась ему, при этом по-детски произнесла: «Марко, ты такой красивый!». После чего вызвав, смех брата и была, взята на руки и затискана. Да, несмотря на любовь родителей, Корделию очень сильно любил её брат Марко, все не могли налюбоваться на то, как они дружны, ведь иногда бывает такое, что брат с сестрой недружны, а тут для всех такая милая дружба и любовь. Корделия вспоминая детство, улыбнулась нежно и ласково, при этом тщательно вытирая возле раны убирая кровь. Потом она принялась промывать рану и дезинфицировать спиртом, который принесла служанка, которая вернулась в гостиную. Она же принесла и целительное зелье и потом просто вышла, но была рядом.
- Так рыцарь, я сейчас тебя перебинтую и дам выпить зелье. Учти, ты должен выпить его весь, а потом я тебя заштопаю, - произнесла она, и посмотрела на иголку  ниткой. Не любила она это дело, она не лекарь что бы штопать живого человека, и это не бездушная ткань, на которой она вышивала один раз цветы и бабочки. Но так как она взрослая, к тому же самостоятельная она это сделает. Это нужно было сделать, для него в первую очередь, она ему хорошо сделает, а одной перевязкой дело не завершено. Но пока она его перевязала и вручила ему зелье, а пока населяла нитку в иголку и мысленно материлась. Внешность бывает обманчивой, одни думают, что она кроткий ангел не может нечего кроме, приказывать, другой сейчас лежит с раной и наблюдает за ней, хотя насчёт наблюдения, она не была уверена ведь так за всё это действие не посмотрела ему в глаза. Она его снова разбинтовала, убедилась, что кровь не течёт и рана немного, но зажила.
- Ну что, готовься Шеду, и рад богов прости, если вдруг что-то не так будет, - произнесла она и начала его зашивать. В этот момент у неё лицо стало словно каменное, хотя у волчицы в ушах шумело сильно, но со стороны было такое чувство, словно она окаменела, не единой эмоции на одном вздохе, и пытаясь делать это аккуратно это сделала и когда раскусила верёвку и положила иголку. Принцесса обессилено села на колени перед ним и медленно приходила в себя, только вот место улыбки она стала, серьёзной и руки начали дрожать.
- Ну как ты? Я сейчас тебя перебинтую ещё раз, и выпьешь ещё раз зелье, - произнесла она и посмотрела ему в глаза, потом посмотрела на свои руки, на своё платье и хмыкнула.
«Главное чтобы меня такой мать не увидела, она хоть и вульфарка но в обморок грохнется быстро,» - подумала она и вздрогнула, когда услышала стук в дверь. Принцесса вскочила и с облегчением вздохнула, когда увидела Марго, которая по видимому стояла под дверью, делая вид что типа пыль вытирает рядом. Марго быстро унесла, и принесла чистое и новое, даже рубашку и сверток видимо с едой. Корделия отправила Марго и поблагодарила её и уже когда служанка ушла, а она пришла в себя она перебинтовала мужчину заново.
- Значит так, ты сегодня не делай резких движений, переодевайся, поужинай, - говорила она и села возле него и вновь посмотрела на парня. – Тебе бы сейчас вообще лежать надо, сколько не помню, но вот то что надо лежать это факт. – Она покачала головой и потёрла шею, которая начала гудеть вместе с головой. Она не знала, что сейчас делать, по идее ему нужно было лежать, а то швы могут разойтись. Но она понимала, что он не согласится, он и так согласился  ней пойти сюда, а вот остаться не согласится. На то что его надо буде представить родителем и где-то поселить, она не думала она и так могла прям сейчас после того что она сделала. Она бы сразу выпалить, что этот человек её спас, что он её друг и она его должница, и его надо поблагодарить. Да она могла придумать что угодно, и переубедить всех особенно сейчас.
- Если четно, я в первый раз кого-то живого зашиваю, так были только мягкие игрушки или одежда, а тут такой опыт. Я уж этого точно не забуду, - произнесла она тихо, но он мог её услышать, девушка откинула косу назад, которая несколько раз падала на грудь.

0

13

Услышав за спиной деловитое цоканье, хотел было обернуться - чего это она? шрамов, может, не видала раньше? - но не обернулся, удержался. Мокрой тряпицей она и впрямь рану промакивала аккуратно, так что он даже мысленно посмеивался, что она так о нем печется, а вот когда она туда спирту ливанула, он едва не дернулся, чтобы прибить благодетельницу на месте, но сдержался, лишь зашипел сквозь зубы. Вот же догадалась - в открытую рану чистый спирт лить! Верно говорят: благими намерениями вымощена дорога в Чертог Ашхаи. Сразу чувствуется неопытная рука, ну точно первый раз с ранами дело имеет, раньше-то, небось, разве что с царапины мазью смазывала. Только б это дитя его не прибило в процессе излечения...
Потом девушка зачем-то решила перевязать рану, пообещав потом ее зашить. Как она собиралась ее зашить сквозь перевязку - было для Шеду загадкой. Обычно рану сперва зашивают, а уж потом перевязывают, если надо. Или она собралась перевязать его, а потом снять перевязку и зашить? К чему эти лишние действия? Похоже, девушка была на грани паники или вроде того, во всяком случае было ясно - рассудок ее замутнен, и думать ясно она не может. Однако Шеду очень хотелось порадовать ее чем-то, и все, чем он мог ее порадовать - побыть объектом ее маленькой медицинской тренировки, потому что девушка была упряма, это он уже понял, а значит, прерывать и отказываться было бессмысленно. Оставалось лишь смириться со своей ролью и надеяться, что с шитьем у нее все в порядке.
Наложив повязку, девушка вручила ему пузырек с мутновато-белой жидкостью и велела выпить. Шеду послушно осушил пузырек. Жидкость оказалась совершенно безвкусной. Тем временем принцесса вдела нитку в иголку и смотрела на него с каким-то почти плотоядным интересом. Вдруг рот его наполнился горечью, так что мужчина не выдержал, поморщился, и если б не чистота гостиной, заплевал бы тут всё к чертям, настолько мерзко ему было во рту. Нечего было и сомневаться, всему виной мутно-белая жижа, что он выпил несколько секунд назад, вот же подлая штука! А пока он негодовал, принцесса сняла только что наложенную, совсем еще свежую повязку, ожидаемо пропитавшуюся кровью из растревоженной спиртом раны, и взяла иголку на изготовку.
- Ну что, готовься Шеду, и рад богов прости, если вдруг что-то не так будет, - предупреждение было весьма уместным, теперь он уже и не знал, чего ожидать, однако безропотно продолжал сидеть, думая, как это девичьи руки могут быть в одно и то же мгновенье и ласковыми, и мучительными. Все эти истязания стоили бы свеч, будь он смертельно ранен, с вываливающимися кишками, например, а из-за такой незначительной раны - вот нисколько. Но, как говорится, назвался кельпи - полезай в воду.
Края раны она сшивала и впрямь довольно аккуратно, а уж учитывая снизившуюся чувствительность тканей, сожженных спиртом,  в той области, эта процедура проходила вообще довольно спокойно, Шеду даже несколько расслабился. Принцесса же, напротив, вся была как натянутая струна, она словно обезвреживала ловушку со сложным механизмом, настолько она была сосредоточена. Кажется, даже дышала через раз. Покончив же с этим, она обкусила нитку, что Шеду счел совершенно напрасным - стоило воспользоваться ножом. Он бы точно воспользовался ножом. Он как-то раз выпивал с одним книжным кротом, ну, с одним из тех пожилых людей, у которых кожа что твой пергамент - тонкая и как будто даже пыльная, и которые любят закопаться в книжки и без конца читать. Так тот, захмелев, травил байку, будто бывают такие болезни, которые живут в крови, что, мол, маги Исцеления про это все знают. Ну, Шеду, не будь дураком, потом спросил одного мага Исцеления, и тот отпирался, мол, нет таких болезней. И ведь главное оба явно верили в то, что говорили, вот, в чем тут подвох! Не то, чтобы Шеду всерьез верил в эту байку, если он крови чужой бояться будет, то подохнет с голодухи, но вот на месте всяких Высочеств и Светлостей крепко бы поостерегся, им-то есть, что терять.
Пока принцесса в очередной раз накладывала повязку (Грэй искренне надеялся, что этот раз будет последним), молчаливая служанка стащила его рубаху, и ведь даже не спросила, паразитка такая, можно ли. Возмущению его не было предела. Это ж надо: пришел в замок, а с него тут последнюю рубаху сняли, и ту дырявую! Будет, что рассказать потом за чаркой эля. Само собой, никто не поверит в эту историю, иначе бы шиш он что рассказал, но зато это точно повеселит хмельную компанию.
Покончив с перевязкой, златоволосая снова вручила ему пузырек с жижей. Теперь, когда он знал, какая она коварная, пить ее не хотелось. Скривившись, он поднес ее сперва к носу, словно если он почует запах, это как-то уменьшит будущую горечь, но микстура эта ничем не пахла. Отступать было некуда, и Шеду махнул жидкость залпом. Как раз, когда рот снова наполнился горечью, прямо ему под локоть подсунули какую-то ткань. Момент был из рук вон неподходящий, оглянувшись он увидел все ту же служанку. Не будь ему сейчас так противно, точно бы приложил обо что-нибудь заразу. И как эти аристократы только живут со слугами? Они же всюду ходят, все трогают, рубашки из-под носа уводят, под локти лезут, одним словом - только и делают, что мешаются! Когда горечь спала, он, неаккуратно схватив, приподнял тряпицу, которую с риском для здоровья ему сунула служанка. Тряпица оказалась рубашкой. Но не его рубашкой. Его была из плотной полотняной ткани, простой и бежевой. А то, что он сейчас держал в руках, было из-какой-то скользящей тонкой мягкой ткани, с воланами на манжетах и совершенно белым. Такие рубахи носят аристократы. Но для его жизни такая рубаха была наиболее неподходящей. Он безнадежно опустил руку с нелепым предметом гардероба, понимая, что свою славную крепкую рубаху ему уже не видать, а выйти на улицу в этом - это курам на смех. А когда он развернулся и сел прямо, то с другой стороны от себя обнаружил еще и сверток, из которого доносились приятные ароматы. Ну, это уже лучше, от еды он никогда не отказывался.
Принцесса тем временем просила его о невозможном: не делать резких движений и лежать.
- Ты, милая, не беспокойся, шьешь ты аккуратно, - успокоил Шеду девчушку. - А нельзя ли мне мою рубаху вернуть? - спросил без особой, впрочем, надежды. - Не надо ее чистить и штопать, сам все сделаю, - заверил он ее, - просто в этом, - он приподнял шелковую насмешку над рубахой, - я никуда не пойду, милая, я лучше вовсе без рубашки пойду, чем так.
Он уложил рубашку на диван, собрав рукава и подол в кучку, как мог. Ел он в последний раз давненько, так что сунул руку в сверток и вытащил первое, что попалось под руку - кусок копченой рыбы. Ну, рыба - это, конечно, славно, только к ней бы... заглянул в сверток, ища нужное, и извлек на свет краюху хлеба, да не такого хлеба, какой он обычно ел, а белого, пшеничного! Отломав отовсюду по куску принялся уплетать, кусая то от одного куска, то от другого. Затем, ухватив какую-то мысль за хвост, стал жевать медленнее, а когда проглотил, и вовсе застыл, и в конце концов выдал:
- И прежде, чем продолжать медицинские изыскания, ты, милая, пожалуй, походи у целителя в ученицах, а то эдак прибьешь кого ненароком, сама ведь не обрадуешься, - голос его был добродушным. Сказав так, продолжил поглощать пищу.

Отредактировано Шеду Грэй (22.07.2016 03:08)

0

14

Она посмотрела на рубашку, Корделия не будучи стеснительной взяла эту злосчастную рубашку, посмотрела на неё, а потом на мужчину и представила его в ней. Вот тут-то девушка и вспомнила тот факт, что он как бы мужчина, и мужчина красивый, мускулистый. И этот мужчина явно не из знати, и явно идёт не на бал, а так же она вспомнила и то, что она как бы девушка, и чем дальше начинала вспоминать, что только что было, она пыталась не засмеяться, но вот румянец на щеках появился тут же. Правда улыбку сдержать она не могла, покраснеть не покраснела, но посмотрела на мужчину с точки зрения художника, кем явно не была, но кто запрещает смотреть. Служанка, которая снова пришла уже с рубашкой мужчины, заштопанной, но так и не почищенной. Почему не почищенной Корделия могла только, предполагать любые варианты, но точно сказать не могла. Да и неважно это было, особенно здесь и сейчас, принцесса посмотрела на служанку с улыбкой, от которой появились на щеках ямочки и с насмешливым взглядом.
- Милая моя Маргарита, скажи мне, где ты нашла это безобразие? - спросила она, правда что бы не засмеяться она чуть ли не пела, когда начала спрашивать. Ну, до чего была комическая картина, Шеду в такой рубахе, и рубаха явно на него мала была. Вспоминая брата и отца, и в чём они ходили обычно каждый день. Потом вспоминала в чём вообще кто ходит по замку, и вновь посмотрела на мужчину. Служанка явно поняла, в чём дело, опустила голову, но признаться не решилась, Корделия вновь представив Шеду в этом безобразия, под названием рубашка. В таких рубашках если и ходил брат  отцом, то в редких случаях, а так ни у кого не были манжеты и тем более таких рубашек, как ни как все вульфары. А вульфары народ не такой уж строгий но мужики как бы суровые, и такие рубашки негоже суровым мужикам носить. Так что Корделия решила потом расспросить, служанку где она, достало эту рубашку. Потом вручила рубашку Маргарите и тихо захихикала, качая головой. - Ясно всё с тобой, ладно уж убери тут всё, а особенно иголку с ниткой, а потом свободна.
Корделия положила возле мужчины его рубашку, а сама вытерла руки и потянулась, что бы размять тело, хоть и было темно, но спать она не хотела. Не шел, у неё сон сейчас наоборот хотелось, как раньше побегать по степи, порезвится и просто лежать и смотреть на ночное небо. Но сегодня видимо была не судьба всё это сделать, ведь она ещё должна была поехать снова с кем-то из гвардейцев, и выслушать отчёт о раненых и пострадавших, а там послушать решение отца или, же самой что-то решить. Но это всё потом сейчас, же она с интересом наблюдала за мужчиной. Как ей сейчас хотелось по больше о нём узнать, чем он живёт, чем занимается и тому подобное. Но хорошо понимала, что он всё ей не расскажет, да и сейчас заваливать его вопросами тоже нехорошо будет.
- Замётано, сразу же этим займусь. Кстати ты мой первый пациент в этой жизни, я ни разу никого не зашивала. Особенно людей, а тем более мужчин приходилось, иногда лечила животных, - произнесла она и присела рядом, на подлокотник. Да было, и такое когда Корделия приносила, один за другим раненых животных, начиная от птиц заканчивая белочками. Больше всего не везло Багире, особенно когда девушка в детстве играла в лекаря. Тогда же белого барса когда он ещё был маленьким котёнком, то бинтами была обмотана вся. А после этого Корделия с Багирой пугали всех кто находился или жил в замке, весело было всем особенно служанкам, которые хоть и были вульфарками но в обморок падали только так. Корделия вспоминая это время, вновь тихо хихикала и посмотрела на Багиру, кошка словила взгляд хозяйки и начала, так же как и в те времена не громко но рыкать. Корделия погладила кошку и подмигнула мужчине, ну вот не могла она вести себя с ним по-другому.
- Как ты себя чувствуешь? Голова не кружится? - спросила Корделия, девушка очень переживала. Может она и взяла себя в руки, но переживание никуда не делась, она переживала за него ведь такого типа операция, так гладко не проходит. И допустить, что бы с Шеду что-то случилось, он может и не догадывался, но для Корделии он уже другом стал. И ей было всё равно кем он там был, лично в этом плане она не смотрит, кто есть кто главное, что бы сам друг был хороший. И она это чувствовала, то что он хороший, что он не обидят и то что у него магия Хаоса тоже нечего страшного, много людей или же вульфар ходят с такой магией. А про остальные расы она вообще не считала, и так было понятно, что и у них может быть магия Хаоса.
- Никогда не думала, что в жизни мне придётся кого-то зашивать. Хотя мне отец вечно говорит, что в жизни может быть многое, - произнесла она и вновь улыбнулась. Корделия встала, посмотрела на себя и хмыкнула, да в свою комнату ей придётся идти тихо и через чёрный ход. Ведь если кто-то увидит, в таком виде снова начнут учить и говорить, что ей не положено ходить в таком виде. А этого девушка не любила, её это больше раздражало.
«Зато будет что вспомнить,» - промелькнуло в мыслях и Корделия повернулась мужчине, и села рядышком.

0

15

Пока принцесса выясняла у служанки, почему та подсунула это шелковое чудо, Шеду с аппетитом уминал врученную ему еду. Да, конечно, ему стоило не разворачивать сверток вовсе, а забрать с собой, когда будет уходить, ведь в храме ему такой еды не видать никогда, но употребить хорошее по назначению как можно скорее было в его характере: он и деньги за свою работу тоже спускал в первые же дни. Подходить к таким вопросам разумно и рационально он не умел.
На его скромную просьбу насчет целительства принцесса, к счастью, не рассердилась, и даже сказала, что так и поступит, чем немало удивила Шеду, хотя виду он и не подал. Конечно, славно было встретить такую девушку среди богатеев, которая не чурается простых людей, относится без надменности, напыщенности, не смотрит свысока, не зажимает носа из-за того, что простой человек не благоухает как садовая роза, но все ж таки он не был уверен, что это подобает дочери короля. Хотя она и молода, но уже входит в возраст, когда государственным особам пора становиться дальновиднее, осторожнее, да понемногу вливаться в государственные дела. Он, правда, слыхал, что у короля еще сын есть, так что земли и всю, прилагающуюся к ним головную боль, получит он, это уж как водится. Это простые люди могут себе любую блажь позволить, если денег хватит, а видным особам положено держать лицо, хранить честь и гордость семьи, такая уж плата за богатство. Но ничего этого он вслух не сказал, потому что это их королевско-семейное дело, в которое он лезть не собирается.
Вместо этого, не прекращая жевать, сказал другое:
- Что первый, это я почуял своей шкурой, - приподнял локоть, демонстрируя перевязанную рану, та отозвалась тупой ноющей болью. Представлять животных, подвергнувшихся такому же испытанию, не хотелось, так что он усмирил фантазию и понадеялся, что тогда под рукой у принцессы не было спирта, зелий и иголок.
О его же здоровье она пеклась так, словно он не меньше, чем подвергся нападению не меньше, чем всех тварей, населяющих земли Геддона. Спрашивается - с чего у него должна кружиться голова? Ну не от этой царапины же! Бедная впечатлительная девочка должно быть вообразила, что такие раны могут быть опасны для здоровья, хотя они - не более, чем временное неудобство. Да, болезненное, но такое бы и ребенок без труда пережил. Да что там, он сам, будучи ребенком, переносил травмы и посерьезнее. Потому чувствовал себя сейчас даже немного уязвленным, что принцесса его каким-то сахарным считает, слабаком совсем, которого и мужчиной назвать язык не повернется. Это было обидно в конце концов. Он даже жевать перестал, свел брови на переносице и глухо сказал:
- Девочка, ты это прекращай, что я тебе - девка, что ли? Я что, по-твоему, от любой царапины рассыплюсь? С какого перепугу у меня голова вдруг закружится?
Ему категорически не нравилось, что его обхаживают, как хрустального. Получив назад свою рубаху - эта зараза с цветочным именем успела-таки залатать! вот и снимай рубашки в чужом доме - все обтрогают, все на свой лад сделают! да что ж он, безрукий что ли по их мнению? - ловко натянул ее на себя, почувствовав себя гораздо комфортнее. Может, поговорка "своя рубаха ближе к телу" и не про это, но зато совершенно верная - еще как ближе.
- Прав твой отец, жизнь иногда такие финты выкидывает, что только диву даешься, как жив остался, - подтвердил он и невольно почувствовал некоторое уважение к королю, не зря он король, неглупый человек, видать. С этаким подходом он, небось, ко многим напастям загодя готов, а если не готов, то уж на месте быстро соображает, не телится. Наверно, это не очень почтительно - думать про короля, что он "не телится", но Шеду человек простой, и мыслит простыми категориями. Не расшаркивается на деле, так чего в мыслях расшаркиваться. Однако, пора бы и честь знать, пока эта наивная дума совсем его своей неуемной заботой не задушила, а то если продолжится в таком духе - так она его в рюши обрядит, да в люльку уложит, а ему такого удовольствия сто лет не нужно.
Шеду, не будь дураком, всю еду, какая осталась, собрал обратно в сверток и встал.
- Вот что, милая. Спасибо тебе, что поухаживала за мной, конечно, но пора мне идти, - он кивнул Корделии, как бы говоря, что слово его твердо, а затем направился к двери, намереваясь выйти тем же путем, каким заходил. В дверях остановился и, повернувшись, добавил: - Люди, конечно, во многом уступают вульфарам, да и гвардейцев у тебя немало, но если когда понадобится надежный человек с оружием, знай, что мои кинжалы к твоим услугам, и шли письма в храмы Висанти, в одном из них меня найдешь.
Засим вышел вон, думая, что, наверно, это был один из тех редких случаев, когда он поступил, хм, благородно (слово-то какое дурное), что ли. Если не единственный. Чувствовал он себя при этом странно, непривычно, поэтому предпочитал занять мысли свертком с едой, прикидывая, делиться ли с кем, или приберечь только для себя одного.

0

16

Ночь опустилась на землю мягко словно кошка, и на небе засверкали звёзды, только вот луны не было видно. И несмотря на ночь, жизнь продолжалась, прибавляя ещё больше таинства, что так сильно любила принцесса. Корделия смотрела на него и на слова мужчины звонко рассмеялась, да уж почувствовал это он очень хорошо. А как уж она на эмоциональном фоне почувствовала всё это.
- Ну, за то теперь будет, о чём вспомнить нам, - произнесла она и по-доброму улыбнулась. Она посмотрела на перевязку и вздохнула, теперь она будет знать, что с ним всё хорошо. Теперь всё иначе будет. Может, о ней нельзя было сказать, что она ведёт себя подобающе, но это только на первый вид. А так она уверена в своих поступках и решениях, а то что её какой-то другой считают, это ей больше на руку. Корделия был уверена, что будет время, и она тогда и раскроет все свои карты, а сейчас же можно быть другой. Но с этим человеком, она хотела быть собой, ей не хотелось что-то от него скрывать, но не так то просто всё было. Корделия наблюдала за ним и слушала, при этом поглаживая Багиру.
- Ну тише не злись, - мягко произнесла она и посмотрела ему в глаза. – Я не хотела тебя обидеть, прости. Просто хотела узнать как ты себя чувствуешь, и не из-за того что я тебя хочу обидеть. И просо интересуюсь, как себя чувствует товарищ мой, - произнесла она и посмотрела на него, наблюдая за его реакцией. Корделия не знала, как объяснить, почему она спрашивает. Волчица начала табанить ногтями по подлокотнику кресла и найти подходящие слова. Обидеть она не хотела, просто хотела узнать, как себя чувствует, её друг. К тому же давить опекой, она тоже не хотела сама не любила, да и не думала она, что её вопрос его рассердит. – Ну раз, с тобой всё отлично то, я рада. Ведь я не хочу что бы с тобой, что-то случилось.
Корделия улыбнулась вновь своей доброй улыбкой, открывая душу этому загадочному мужчине. Ведь самое ужасное было, так это обидеть друга, она себе такое позволить и приставить не могла. Сколько она себя помнила, она всегда за всех переживала, особенно за брата, который путешествует неизвестно где. Бывало и такое что от переживаний, она становилась неуправляемой и начинала, словно загнанный зверь в клетке, злится на себя. В такие дни или даже ночи, она убегала с замка и, превращаясь в волчицу, бегала и прогуливалась по степи. Это её успокаивало, а потом же разжигало азарт особенно перегонки с дикими животными и ветром. Корделия вспоминая одну такую ночь, подсела к мужчине и погладила по руке, потом жалобно на него посмотрела, что бы он её простил.
- Да, и с этим согласна и как раз очень хорошо это понимаю. Жизнь, как и судьба, предоставляет нам многое, один раз подарки, другой раз испытания, а третий раз наказывает нас. Вот и этот день доказал, что жизнь необычная штука и нужно быть готовыми ко всему, - произнесла она и вздохнула. Она хорошо понимала слова отца и Шеду, даже будучи принцессой Корделия сталкивалась с многим. Даже если ты принцесса то это не означает, то жизнь будет как шоколаде, может покорным девушкам, и в шоколаде. Но не ей, многое ей запрещали, многое требовали, до тех пор, пока она не показала свой характер, тогда она начала сама решать что к чему, а родители с братом давали советы и гордились. Потому что показав характер она доказала многое себе и другим, что она не беззащитная и что она может многое. А дальше жизнь предоставляла ей взлёты и падения, наказания и подарки, испытания и довольно необычные ситуации. И Корделия сама справлялась, не требуя помощи близких и родных. И после этого её многие начали любить и ненавидеть, уважать и презирать, но и сейчас она не опускает руки и не расслабляется. Хотя в душе Корделии хочется отдохнуть от всего этого, и делая себе перерывы в прогулках по степи, она чувствовала себя свободной как птица. Девушка улыбнулась загадочно и расплетая волосы, запустила пальцы в свои волосы, которые после косы стали волнистыми.
«Многое нам предоставляет жизнь, и только мы решаем, что с этим всем делать. Никто не решит проблемы и не пройдёт твои испытания, только ты сам. Но жизнь нам преподносит подарки за старания, это семью и друзей,» - подумала Корделия и краем глаза посмотрела на Шеду. Девушка понимала, что опекай она может его только задушить, но она всегда будет готова помочь ему, прийти на помощь и подставить своё плечо. Друзей она ценила, как и свою семью, именно друзья и семья для неё были самым большим сокровищем, которое она ценила и берегла как зеницу ока.
Она проследила за его жестами, смотрела как он встаёт и слушала его, Корделия посмотрела на часы и грустно вздохнула. Ей хотелось с ним поговорить ещё подольше, с ним она чувствовала себя свободной, к тому же он ей просто нравился как человек. Но она не могла его удержать, она не была из тех, кто закрывал в «клетке» кого-то или что-то. Она понимала, что это нехорошо, да и ей самой было бы, ужасно если бы её закрыли в «клетке». И она встала вместе с ним и улыбнулась ему дружелюбно.
- Хорошо, удачной дороги тебе, - произнесла она и подошла к нему. – Буду знать, и если что напишу тебе обязательно. Спасибо тебе за всё, ты тоже помни и знай, что среди вульфар у тебя есть верный дуг. И если вдруг, снова будешь у нас и будет нужна работа, или какая-то другая помощь. То пиши и зови меня, помогу может я и принцесса, но друзей в беде не бросаю.
Корделия приказала Багире что бы проследила и на всякий пожарный случай, показала дорогу, плюс если будет человек с докладом что бы и его проводили к комнате. Багира кивнула головой и пошла за парнем, а Корделия укуталась в тартан и тихо, но быстро побежала к себе, оставляя слугам гостиную, что бы убрали. В комнату она добралась быстро и почти не на кого не сталкивалась, если не считать Марго. Девушки уже оказавшись в комнате, начали заниматься делом помыв руки, и переодевшись она пошла в свой кабинет. Багира вернулась с письмом где был доклад, о том что было после того как она ушла, и принцесса углубилась в письмо. Уже почти под рассвет легла спать и сразу заснула.

0


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Красавица и чудовище