Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Весеннее чудо


Весеннее чудо

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Весеннее чудо
(изображение по желанию - не шире 500 пикселей)

Участники: Шеду Грей, Корделия Ардженто
Место: Храм Тармины
Время: Месяц Ши-Айзы; Погода тёплая и ясная, день
Описание: Ничего не бывает, невозможного и чудеса бывают. Это знают абсолютно все, а так же наши герои, Кордлия и Шеду вновь встретятся, как и в первый раз. И всё будет, складывается довольно хорошо и намного лучше, в храме знакомый храмовник и чудо таки произойдёт. Только кто знал, что их ожидает необычный сюрприз. 

0

2

День был погожий, хотя и слишком солнечный, как казалось Шеду. Земли вульфар снова принимали его гостем, и, надо сказать, весной здесь было особенно приятно. С делами в храме на сегодня было покончено и остаток дня Шеду был совершенно свободен, поэтому он попросту растянулся на лужайке, словно большой ленивый черный харрек, и наслаждался теплом, наблюдая за миром сквозь полуприкрытые веки. По счастью никто не спешил согнать его с лужайки, мол, всю траву примял, да цветы поломал.
Под такое благостное настроение Шеду даже начал фантазировать о том, как вообще-то мог бы начать вести благочестивую жизнь, может быть даже открыть свою маленькую лавочку приятных безделушек: порой, когда идти никуда не хотелось, а в храме можно было удавиться со скуки, он брался за кусочки деревяшек и ковырял их ножом; мало-помалу деревяшки начинали приобретать очертания, сперва выходило грубо, но теперь уже удавались вполне путные свиристелки. Баловство, конечно, а все равно приятно, да и концентрации способствует. Вот и открыл бы лавочку, да продавал там свои поделки ребятне да девкам. Они, вроде, любят такое. Много, конечно, не заработаешь, зато на сердце приятно.
Вдруг Шеду резко сел, распахнув глаза. Ему показалось, будто мелькнул вдоль домов знакомый силуэт. Или не показалось? Успел заметить скрывшийся в переулке хвост повышенной пушистости. На его памяти такой хвост был только у одного животного, да притом не слишком распространенного, а учитывая, в чьих он землях, да чей силуэт ему повидился, ошибка в его выводах была весьма маловероятна.
Улыбнувшись такой случайной почти-встрече, Шеду подхватился, отряхнулся и, пересекши улицу, нырнул в тот же переулок. А хвост уже скрывался за поворотом в другом его конце.
Сколько времени прошло с их последней встречи? Когда бишь он гостил у именитой своей приятельницы? Вот поди упомни!
Череда переулков совершенно внезапно оборвалась, влившись, словно речушка в море, в большую базарную площадь, полную снующего люда, а златоволосая девушка и ее большая кошка уже влились в толпу гомонящих людей, ведущих торг кто за что, и уже шли вдоль торговых лавок, присматриваясь к товару. Это напомнило Шеду их самую первую встречу, отчего он улыбнулся еще шире. Вот же какие узоры Шиархи выплетает!
Скользя между людьми, Шеду устремился к принцессе и аккуратно тронул ее за плечо:
- Ясных дней, принцесса. Все ли в королевстве спокойно?

+1

3

Корделия гуляла по базару, просто наблюдая и рассматривая товары, сегодня настроение было больше для прогулки, чем для покупки. После праздника девушке хотелось подышать свежим воздуха и просто прогуляться, рядом с ней шла Багира и смотрела по сторонам. На базаре было шумно и как всегда многолюдно и по базару летало много запахов, особенно запахов сладостей и пряностей. Но на этот раз Корделия только смотрела глазами и прислушивалась к тому, о чём шепчутся люди.
- Как думаешь Багира, ничего страшного не будет, если мы зайдём в храм Тармины? – спросила она свою кошку, которая только на неё посмотрела и вздохнула. Хотя с виду была ещё та картина, девушка в косынке, и в простом платье разговаривает с снежным барсом. Но народ на это или, же не обращал внимание занимаясь, своими делами или, же просто делал вид, что не замечает. – Знаю Багира, но всё равно надо туда зайти как, ни как я маг Жизни, и мне это положено.
Большая кошка только дёрнула хвостом, тем самым показывая, что она обо всем этом думала, но ей нечего не пришлось делать как идти за принцессой. У Корделии было своё собственное правило, хотя бы несколько раз сходить в храм Тармины. Когда она первый раз зашла, то там же и познакомилась с одним храмовником, да и до сих пор она с ним дружит и навещает. Но в последнее время она начала часто посещать, молится и просто там находится, что бы расслабится и мысленно говорить с богиней. Её бывало, считали за служительницу, но девушка была и не против этого. К тому же Тармине она молилась и всегда просила у неё помощи, и девушке казалось, что Тармина ей помогала. Правда она не могла понять кажется ли ей или же действительно так, но в магии и с животными у неё получалось только так. Вот девушка и решила прикупить что-то для богини, чтобы на алтарь поставить, и гостинец храмовнику.
На протяжении минуты она задумалась и ощутив прикосновение, резко повернулась и улыбнулась.
- Шеду привет, - обняла она друга за шею и потом отпустила. Сколько она не видела своего приятеля, девушка уже и не припомнит, но с того времени как ей показалось, Шеду изменился в лучшую сторону. Девушка посмотрела ему в глаза и вздохнула, хорошее тогда было время, не считая её первой помощи по врачеванию. – В королевстве спокойно, и перестань меня называть принцессой. А ты как Шеду?
Багира громко мурлыкнула и начала ластится к Шеду, для принцессы это было неожиданностью, так как в последнее время она никому кроме Корделии не ластилась. И Корделия её понимала, как ни как весна пришло, то время для продолжения рода Багиры, но не судьба. Да и сама Корделия себя помнила, особенно в полнолуние, поэтому и удивилась.
- Ты надолго в Адагоре будешь? – спросила Корделия, так как ей хотелось, поговорит с Шеду и узнать, как её приятель поживает. Правда девушки может, пройдется посещение храма отложить, может она там и не жила, но ей там было хорошо.

0

4

Шеду успел уловить тот мгновенный переход от замешательства до узнавания в глазах Корделии, когда она повернулась к нему, и это узнавание было приятно. Багира, признавая в нем своего начала ластиться, и хотя это было явно скорее хорошо, чем плохо, все же было неожиданностью: прежде при встречах кошка не выказывала столько благожелательности. Тем не менее Шеду, скорее по привычке общения с животными, чем сознательным решением, опустился на корточки и от души почесал ей шею и шкирку, пропуская между пальцами густую шерсть.
- Как же мне тебя не называть принцессой, когда ты она и есть? Али титула стесняешься? - прищурившись, с улыбкой спросил он Корделию, глядя снизу вверх. - В Адагоре... да вот, наверно, до конца лета уж точно, а там видно будет, куда меня молва поведет. Я и сюда-то из-за нее, родимой, притопал, ну да слухи ходят всякие, не знаешь, чему и верить.
Шеду поднялся на ноги, выпустив барса из рук, и сделал принцессе жест рукой, приглашая пройтись немного, да подальше от шума рыночной толпы. Сцепив руки за спиной, он неспешно повел Ардженто двориками и вскоре продолжил:
- Вот, кстати, ты же высокородная, поди, вернее знаешь, брешут или правда. Говорят, особый сорт зверюг появился в Айлее. Название еще заковыристое такое, как бишь их... фирми... нет, фимирь... нет, погоди-ка, - Шеду насупил брови, силясь вспомнить дурацкое слово, которое было для него бессмысленным набором букв. - А, вот! Фамильяры. Правда, другие говорят, что вовсе не так их зовут, что, мол, настоящее название у них - мильраны. Ну да это все ерунда, как говорится, хоть горшком назови... - он пожал безразлично плечами. - А суть тут в том, что слухи-то ходят, а только я до сих пор не видал ни одного, а слухи, надо сказать, преинтересные. Говорят, зверюшки-то не простые, хотя в чем закавыка - никто толком объяснить не может. Вот я их и ищу. Хоть бы глянуть, кто такие, я же, сама знаешь, с животными много делов имею, а тут такое диво мимо меня прошмыгнуло! А то, может, еще и приручить удастся! Это, конечно, если они дикарем где обитают, а если их аккурат для господ разводят, так мне и посмотреть хватило бы... - Шеду мечтательно уставился вдаль, пытаясь вообразить себе животных, которых эдак хитро обозвали. Большие они или мелкие? Мохнатые или кожистые? Или вовсе с чешуей на манер харреков? Или с перьями? Могут ли они летать? Название-то вон какое, мелодичное! Так они, может быть, песни поют, как птицы лесные? Или еще какие звуки, уху приятные, издают? Вот поди знай.
А недурственно бы вышло, если бы принцесса про них чего-нибудь знала. Уж если про этих зверушек что-то и известно, то те, кто побогаче, должны и знать побольше, среди них информация быстрее расходится.

+1

5

Девушка улыбнулась Шеду и покачала головой, может она и не стеснялась своего статуса, но иногда хотелось побыть, как и простые люди. А так же поговорить с народом, узнать о себе что-то нового, что бы работать над собой, для этого иногда и маскировалась под простолюдинку. А то многое бывает, вот Корделия когда выходила в наряде простолюдинки пыталась путешествовать так сказать инкогнито. Хотя она и понимала что народ не такой глупый, и уж её портрет видели, а золотые волосы и Багира говорили сами за себя.
- Верно, прост непривычно, когда друзья называют мой титул, - произнесла она и наблюдала за Багирой которая наслаждалась лаской. Девушке показалась, что если бы кошка умела разговаривать, то она бы Шеду пожаловалась, что её бедную и несчастную потащили на базар. Особенно в то время когда она видела третий сон на таком удобном диванчике, специально сделанном для неё. Корделия посмотрела на Багиру и покачала головой, после чего барс фыркнул.
- О это же чудесно, а где остановился? Да слухи словно вода, везде и мир заполняют со скоростью света, - произнесла она и взяв корзинку с гостинцами для богини и храмовника, приняла жест Шеду и пошла за ним. Кому как не ей знать, что слухи это ещё та зараза, которая может принести не только полезную информацию, но и несчастье, поэтому девушка если и слушала слухи, то перебирала их тщательно, ведь в каждом слухе есть и ложь.
«Да было время, когда по этим слухам меня начали считать неродной дочерью своих родителей, или вообще бастардом. До тех пор пока отец с братом не разобрались и я не превратилась в волчицу,» - думала девушка, наблюдая за Шеду. Девушка слушала Шеду и понимала, о ком он говорит, новость о появлении фамильяров, по миру распространилось. Сама девушка об этом узнала сначала в Белой Академии, когда навешала знакомых, а потом и в Адагре, в храме Тармины. И девушка начала искать информацию о них, плюс узнавала у храмовников. И таки и нашла информацию об этих милых и необычных существ.
- Знаю я их, эти невиданные существа обитают в лесах и горах троблингов. Есть легенда, что их создала богиня ветра и богиня жизни. Они для троблингов как телохранители, внешность у них вроде бы разная. Но слухи немного путаются, как вижу, - произнесла девушка и улыбнулась, она поправила косынку и посмотрела на Шеду. – Есть фамильяры, а есть и мильяры ходит молва, что они сами выбирают себе хозяина. Фамильяров есть два вида, одни защищают, а другие боевые, про мильяров не сильно знаю... Правда я ни разу не видела и в живую, но во по описанию они разные, кто-то похож на лис, а кто-то и на кошек. – Девушка посмотрела на Шеду и улыбнулась, Корделия начала вспоминать есть ли фамильяры в храме Тармины, и интуиция подсказывала, что должны быт хоть один. – Давай пойдём в храм Тармины думаю, там есть один фамильяр. И как служительница Тармины, подарю тебе одного, думаю Тармина будет не против. Ну как идём?
Девушка стала, перед Шеду держа, корзинку и улыбнулась. В крайнем случае, она специально для Шеду пойдёт к троблингам и возьмёт один. Что не сделаешь для друга, да и сама девушка была по себе добрая и щедрая, и до ужаса любила делать подарки друзьям и знакомым.
«И мне самой интересно посмотреть на фамильярах в живую,» - подумала девушка и встав рядом с Шеду начала вспоминать что ещё она знала из книг и легенд про фамильяров.

0

6

Более привычному к скорому шагу, Шеду приходилось следить за своей скоростью, ведь они с принцессой гуляли, а значит и шаг должен быть прогулочный.
Остановился, как обычно, в храме Висанти, — пожал плечами чернобородый. Хотя у него и не было своего дома во всем Айлее, но в любом краю он мог найти пристанище в храме богини-покровительницы, продолжать обучаться там, получать какую-никакую еду, а за это платить своей помощью с делами храма. Более всего ему нравилось помогать с животными — к ним Шеду питал всегда приязнь, а вот от работы с людьми старался отлынивать, хотя и не всегда получалось. И в любом краю в храме находился по крайней мере один послушник, разделяющий эту приязнь к животным, и эти товарищи по предпочтениям всегда находили, что интересного рассказать про грифонов или еще каких зверей, чего Шеду еще не знал. Один даже пытался всучить Грэю книгу, мол, в ней про животных почти все, что вообще известно, и как Шеду ни старался убедить того, что книжку эту читать не станет, потому что грамоте обучен едва-едва и читает так медленно, что эдакий фолиант до конца жизни читать будет, послушник все одно настоял, а потом еще и над душой стоял, подсказывая под руку, когда бородач кое-как осиливал это чудовищное количество букв. Впрочем, там еще и рисунки были, да притом недурные, что радовало глаз. Целиком Шеду ту книжку так и не осилил, но много интересного из нее почерпнул, и хотя послушника того в глаза только бранью и осыпал, но был все-таки ему благодарен.
С удивлением слушал Шеду про фамильяров, ведь слухи-то совсем недавно объявились, а про зверушек уже, вон, легенду сложили! И это уж не говоря о том, что и зверушек появилось аж сразу два вида, потому и два названия ходит по языкам. Да еще и каждый вид внутри себя делится! Вот так диво! Вот, к примеру, те же грифоны — те не делятся на защищающих и боевых, грифоны — как люди: когда надобно защищаться — защищаются, а когда атаковать — атакуют. Как же эти-то зверики выживают, если одни могут только лишь защищаться, а другие только лишь атаковать? Это ведь выходит, если на атакуна напасть, он издохнет быстро, не умеючи защитить себя! Вот так прихоти у богов.
На слова о том, что в храме Тармины может быть живой фамильяр, настоящий — только руку протяни, Шеду удивленно и недоверчиво глянул на принцессу:
Вот так так! А молва говорит, что найти их только в Читаарских землях можно... — но следом прозвучало нечто совсем уж неожиданное и неслыханное: подарить ему фамильяра! Да еще и единственного! В Шеду поднялась волна праведного негодования. Принцесса совершенно точно превышала всякие возможные полномочия и компетенции, намереваясь широким жестом одарить оборванца такой редкостью. Ему это не только не польстило, но даже и заставило почувствовать себя крайне неловко, потому что речь шла о том, в чем принцесса совершенно точно не могла принимать решения: передать ли в чужие руки храмовое животное. А если еще и правда то, что он слыхал, что зверек будет твоим спутником только если в момент вылупления посчитает тебя достойным быть ему хозяином, то это и вовсе получится насилие над животным: если он уже живет при храме, то Шеду тут точно ни к селу, ни к городу. И Шеду рискнул бы, пожалуй, предположить, что Тармина совершенно точно будет против такого насилия над жизнью как таковой. Еще же больше эффекта добавляло то, что это всё было сказано Корделией Ардженто, известной своей заботой о животных.
И это насторожило Шеду. Как знать, могло статься, что это вовсе и не принцесса идет рядом. Если предположить, что это весьма хорошо наведенная иллюзия, то это должна была быть иллюзия совсем уж какого-то высшего порядка, потому что хотя Шеду знал об иллюзиях не так уж много, но никогда не слыхал, что иллюзия будет правдоподобной и на ощупь тоже, а ведь он чесал Багиру, и та была ну в точности как настоящая.
За этой мыслью Шеду чуть отстранился от блондинки так, чтобы их разделяло как минимум расстояние вытянутой руки, и не сводил взгляда со спутницы и ее животного, держа обоих в поле зрения.
Если это такая умелая иллюзия, то это бы объяснило такую неожиданную теплоту кошки к нему при встрече, ведь настоящая Багира за все эти годы никогда к нему не ластилась. Как и настоящая принцесса никогда бы не сказала ничего столь жестокого. Во всяком случае, Шеду едва ли мог вообразить, что такого могло произойти с их последней встречи, что так сильно изменило бы обеих — принцессу и ее кошку.
С другой стороны, кому и зачем бы потребовалось наводить такую искусную иллюзию на него, оборванца без роду и племени, ничем особенным не выделяющегося из остального сброда? Выходила какая-то сплошная ерунда, с какой стороны не ухватись. Тем не менее, Шеду, чуть помедлив, кивнул:
Ну идём, коль не шутишь, — и решил посмотреть, что будет дальше, внимательно наблюдая за тем, что выглядело как принцесса и ее кошка.

Отредактировано Шеду Грэй (17.10.2016 13:36)

0

7

Она посмотрела на Шеду и его взгляд да и отголоски чувств его волчица почувствовала, эмпатия как было известно была у всех животных, но и у вульфаров. Багира как представительница кошачьих, ощущая эмоции и чувства Шеду начала по своему переубеждать парня, пока Корделия грустно смотрела на Шеду. Кошка чего только не делала и мяукала и мурлыкала и начинала заигрывать, но понимая что не помогает, фыркнула и обижено подошла к Корделии.
- Ты так на меня смотришь, словно я тебе предложила что-то кровожадное, - тихо произнесла девушка и посмотрела вперёд, замечая ребятню, которая баловалась друг с другом. Ребятня увидела Корделию и помахали ей с милыми улыбками, девушку любили дети и животные. Корделия умела находить общий язык с детьми и с животными, но сейчас в сердце девушки защемило в сердце. Но понимая, что не время и не место для грусти, она взяла тебя в руки и улыбнулась Шеду успокаивающе.
- Их можно найти и там. Фамильяры это первородная сила богов, заключённая в сосуде-теле. Они магические существа-помощники. И сами без хозяина существовать они не могут, это не простые магические животные как, например грифоны или харреки. Если например грифоны могут жить в стае сами без хозяев, то фамильяры это не могут. Они выбирают себе хозяев и живут с ними, - начала рассказывать, Корделия направляясь, к храму и смотря куда-то вдаль, сквозь проходящих людей и товаров. Багира понимая, что у хозяйки опять началась хандра как это часто бывает в этот месяц, взяла за краюшек платья зубами и на всякий пожарный случай, начала вести в направления храма словно собака-поводырь свою хозяйку, при этом косясь на Шеду и громким мявом говоря на кошачьем «не отставай!». - Даже в моём магазине те кто родился там, или же кто с маленького возраста жил там когда я находила кого-то с переломанным крылом, или просто брошенными, они может и привыкают к месту, но они ждут хозяев. А когда находят ты не представляешь на сколько они могут быть рады... - Корделия погладила Багиру и вздохнув пришла в себя, девушка вспоминала те чувства и эмоции когда сама их находила, и когда их покупали те кто станет для них смыслом в жизни. Ведь может для тех, кто берёт желание это всего лишь страница в жизни, а для самих животных их хозяева вся книга их жизни.
- Мы пришли, - произнесла Корделия когда они уже были возле храмы и заметила того знакомого храмовника, который стоял на крыльце храма и кого-то высматривал или ждал. Девушка удивилась и с озорной улыбкой подмигнула Шеду, когда храмовник их заметил, то пошел к ним и Корделия остановилась.
- Да благословит тебя Тармина дочка, ты пришла - произнёс храмовник и обнял принцессу. Мужчине было уже много лет, но выглядел он немного старше чем отец Корделии. Принцесса стала серьёзной и начала готовится к самой страшной и опасной новости, она посмотрела напугано на Шеду, а потом на храмовника.
- Шеду познакомься главный служитель Тармины в храме богини жизни, и мой учитель который с детства учил и учит магии жизни, Вильгельм Эшворд - произнесла Корделия на одном дыхании и ещё больше занервничала. Девушка уже не могла, стоят на месте и готова была побежать к храму или же домой, ведь бывало, король Адагора и сюда письма присылал, если что-то случилось. Девушка насторожилась и вновь на одном дыхании произнесла: - Вильгельм что произошло? Что-то с братьями и отцом, или же что-то с животными в храме?
Служитель Тармины поклонился Шеду и посмотрел на Корделии, и увидев настрой девушки взял её за плечи, правда от приказного тона, встал по струнке смирно. Он посмотрел Корделии в глаза и улыбнулся, и златоволосая насупилась, скрестив руки на груди. И спустя пару минут, когда она уже были возле крыльца храма Тармины, девушка узнала, что появилось ещё одно яйцо фамильяра, и девушка была счастлива.
- Шеду сегодня ты не только увидишь настоящего фамильяра, но и процесс его вылупления. А может и саму богиню Тармину, - произнесла она и взяв под руку друга пошла с ним именно туда где оно сейчас лежало. Сердце девушки подсказывало, что явно будет чудо, и не одно.

0

8

Кошка вела себя чем дальше - тем страннее, словно и не была она гордым снежным барсом, а была крохотным безродным котенком, клянчащим рыбные обрезки. Девушка же, словно прочитав его мысли, сникла, и это лишь увеличило настороженность: раз ей не понравилось, что она узнала из его мыслей, стало быть, мысли его в верном направлении следуют. Кошка же, набесновавшись вдоволь, наконец, угомонилась и пошла подле хозяйки.
Напряженное молчание разбила блондинка, высказав вслух то, что смутило Шеду, правда, сказала она это с вопросительной интонацией, словно это можно было подвергнуть сомнению, словно то, что она намеревалась сделать, не было бесчеловечным деянием по отношению к животному. Но Шеду это не сбило с толку, не заставило поставить под сомнение верность своих умозаключений. Это к человеческой жизни он мог отнестись с пренебрежением, но к животным он относился бережно, насколько это было возможно. Потому на прозвучавший выпад он смолчал, посчитав его лишь провокацией, имеющей целью затуманить его внимание.
Спустя еще время она снова нарушила молчание, отвечая на почти уже забывшиеся слова, сказанные Шеду. Было только не ясно, стоит ли верить словам иллюзорной принцессы, ведь если внешний вид ее - ложь, то отчего бы и словам не быть ложью? И вновь, словно прочитав его мысли, иллюзорная принцесса вторила им, сказав о том, что фамильяры выбирают себе хозяина и живут с ним. Но теперь Шеду усомнился и в этом, ведь подумал он это лишь потому, что ему вспомнились слухи, а слухи, уж ему ли не знать, не редко далеки от правды, а этот искусный мираж, похоже, на основе его мыслей выстраивал свою линию поведения, дабы она выглядела более убедительной. Шеду и сам так делал, чтобы вранье его было убедительным: возьми что-то правдивое и облепи ложью, тогда человек, которому ты это подсунешь, и ложь за правду примет. Эта уловка была стара как мир, и не споткнись весь этот спектакль о ту жестокую фразу, Шеду бы поверил, но теперь он видел лишь неумелую игру актеров, и лишь силился и никак не мог понять конечную цель. Он не был связан ни с кем значимым, кроме, разве что, самой принцессы, но тот, кто может навести и поддерживать такую высококлассную иллюзию, мог бы не трудиться проделывать это с ним, бродягой, а сразу затесаться в царственное семейство.
Пока Шеду ворочал в голове эти мысли, мираж продолжал играть свою роль, и за этим щебетом их компания приблизилась к храму Тармины, на пороге которого их встречал муж зрелых лет, возможно, настоятель, но на всякий случай Шеду не терял бдительности. Когда девушка представила их друг другу, служитель отчего-то поклонился Шеду, чем вызвал недоумение. Шеду не знал, какие обычаи у служителей Тармины, может быть, у них и правда принято кланяться любым гостям. Как бы там ни было, к поклонам Грэй не привык, а потому сам кланяться не стал, а лишь хлопнул мужчину по плечу приветственно и сказал:
- Ну-ну, отец, не гни спину попусту.
Затем служитель отозвал девушку и о чем-то негромко перемолвился с ней. Шеду не сводил с них напряженного взгляда. Его не покидало ощущение, словно его аккуратно загоняют в ловушку, и от этого он ощущал покалывание хаоса на кончиках пальцев. Конечно, было бы кощунственно устраивать резню в храме богини Жизни, и Грэй искренне надеялся, что удастся обойтись без этого. Покуда никто не пытался ограничить его действия или напасть на него открыто, чернобородый решил продолжать наблюдать за развернувшимся представлением, к чему бы оно ни вело.
Обещание блондинки теперь не воодушевляло: если фамильяр также окажется лишь иллюзией, Шеду этого не распознает, ведь настоящего фамильяра он никогда не видал. Но он никак не мог взять в толк, неужели в самом деле существуют такие невероятные высоты в ветви магии Иллюзий, что можно поддерживать осязаемую иллюзию так долго, да еще и дополнять ее новыми элементами? Это должен быть маг невероятной мощи! Но это весьма странный способ применить такие незаурядные способности. Впрочем, Шеду - человек простой, и сложные схемы, которым может следовать такой блестящий ум, могут просто не придти в его простую голову, ведь полная картина может оказаться куда сложнее и запутаннее. Но в таком случае не находятся ли в опасности вульфары, раз этот могущественный маг решил вести свою игру здесь? Или, может быть, весь Айлей под его прицелом? Каковы истинные масштабы?
Меж тем, Шеду послушно шел рука об руку со светловолосой, гадая, что же его ожидает.

Отредактировано Шеду Грэй (17.10.2016 16:08)

0

9

Девушка шла по храму и даже забыла о том чтобы веси себя как простой человек и не замечая своих действий. С каждым шагом из простой девушки она становилась настоящей принцессой, даже больше чем принцессой. У Корделии изменилась осанка, девушка теперь шла не спешно с высоко поднятой головой, не скрывая силы альфы, причём королевских кровей. Даже без диадемы сейчас она была настоящей принцессой, девушка была в чёрном плате, на котором были золотыми нитями, расписаны узоры и красными как кровь цветы. Вмиг и в храме Тармины все стали кланяться, потому что власть чувствовалась очень хорошо, да и служители храма не слепые давно догадались что Корделия принцесса.
Сама Корделия в мыслях вертела поведение Шеду, она не понимала в чём дело. И Корделия чем больше себя накручивала, тем больнее себе делала, в миг у девушки даже глаза становились холодными и пустыми. Девушка могла себя на столько сильно накрутить, что даже боги не понимали почему так. Мыслей было много, девушка почти что не рыдала, но держала себя как настоящая принцесса, как и положено альфам, только немного отстранилась от всех. Обычно она могла просто взять, уйти и закрыться у себя в доме, вдалеке от всех выпуская чувства и эмоции на волю. Но не время и не место, к тому же Корделия решила вести себя так чтобы ни кто не догадался о её чувствах, которые настолько были яркими и сильными, что если отпустишь то слёзы только так польются. На миг принцесса остановилась и потёрла пальцем у лба, мысленно себе приказывая успокоится.
- Что-то случилось? - спросил кто-то, и принцесса вздохнула посмотрела на служителя Тармины и махнула рукой. Девушка преодолевая все эмоции, сжигая всё что за миг сама себе наделала и напридумала, лучезарно улыбнулась и пошла дальше вырываясь в перёд. Тем самым убегая от плохих мыслей которые начали появляться в голове у девушки.
Перед ней, так как в этот момент девушка брала себя в руки и немного задумалась, храмовник открыл дверь и девушка зашла. Яйцо находилось на специальном столе, укутанный в тёплую ткань, которая была обвито словно гнездо. Девушка медленно подошла к яйцу, и положил руки пытаясь почувствовать жизнь в нём. Она не просто, почувствовала она и услышала, как бьётся сердце, Корделия улыбнулась.
- Надо его вылупляться, чем дольше он будет в яйце, тем есть риск, что он умрёт. А я не могу позволить погибнуть этому маленькому существу. Кстати как я полагаю сама Тармина дала знак, ведь без её участи яйцо бы сюда не переместилось, - произнесла принцесса и заплетая золотые волосы, приказывая Багире сидеть молча и не мешать, при этом отложив корзинку Корделия была готова к вылуплению.
Великая Тармина, помоги мне вылупить это маленькое чудо, пожалуйста, - мысленно принцесса попросила у Тармины помощи, как и раньше. Девушка посмотрела на маленькую статую Тармины, притронулась к ней пытаясь отогнать всё плохое, ибо нельзя пользоваться магией с такими чувствами и эмоциями. И девушке показалось что статуэтка засияла, но Корделия только улыбнулась и вздохнула.
- Багира ляг у дверей, что бы никто не потревожил, - произнесла девушка и подошла ближе к столу, Багира же легла, у дверей не впуская и не выпуская никого. Кошка знала, что если хозяйка будет заниматься магией, то нужно чтобы ей ни кто не мешал, и всегда ложилась у дверей. Потому что последствия могли быть ужасными, может и без смерти, но вот лично для принцессы оборачивались взрывом, если конечно не чем-то более ужасным. Кошка одарила Шеду тяжелым взглядом, в котором так и говорилось: «Глупый человек, я к тебе ластилась, а ты вот так вот со мной и моей хозяйкой. Прощения тебе нет!». Корка зло начала бить длинным хвостом и гордо, но с обидой смотрела на Шеду. Животные понимают лучше, видят лучше людей, кошка же обладала просто отличным навыком проницательностью Как так получилось ни кто не знал, а Вильгельм таинственно делал намёки на то что богиня благословила таким методом кошку. Так ли это ни кто, не мог понять так что все согласились на этот вариант и больше не удивлялись.
- Ваше величество, вы будите мне помогать, пора и вам продвигается в этой сфере. Да благословит вас Тармина принцесса, - произнёс храмовник, и девушка только кивнула. Именно в таких случаях храмовник обращался официально, так как обучение это один, а вот просто разговор по душам это другое. И принцесса привыкла к этому, храмовник начал активировать заклинания Инкубатора и Корделия подхватила это заклинания. Процесс начался, с рук девушки вырвался яркий, но мягкий свет, да и сама девушка казалось, что сияет этим светом. Она не слышала, ни кого не отвлекалась, сейчас у неё была, только одна цель, вылупить фамильяра.

Отредактировано Корделия Ардженто (18.10.2016 14:16)

0

10

Освещение охватило яйцо, спустя пару минут яйцо было словно в защитном шарообразной сфере, которая и являлась Инкубатором. Шар засиял её ярче, и процесс пошел только медленнее, спустя пару часов что шар, что яйцо охватило ярким и мягким сиянием, словно сияние полярной звезды. Казалось, вот-вот и что-то произойдёт и так и произошло, возле яйца в инкубаторе появилась Тармина. Как подобает, богине она так же сияла мягким сиянием, девушка была красивая вокруг которой так и чувствовалась божественная сила. Богиня посмотрела вкруг и посмотрев на Шеду покачала головой, а потом дотронулась до Корделии и благословила её.
Потом же богиня вплела в заклинание свою силу и исчезла. После этого процесс пошел быстрее, яйцо в шарообразном как мыльный пузырь Инкубаторе поднялось на уровень головы присутствующих. Потом скорлупа сначала была украшена трещинами, которых становилось всё больше и больше, а потом же вверху яйца, начало крошится и разрушатся. И на присутствующих в помещение посмотрел маленький фамильярчик, который выглядывал. Он посмотрел на Шеду и что-то на своём языке произнёс, яйцо превратилось, словно в песок, который упал на стол и потом же исчез. А сам фамильярчик засиял словно яркая звёздочка.

Отредактировано Тармина (18.10.2016 14:19)

0

11

С каждым шагом девушка словно получала порцию некоей силы, это отражалось на ее движениях, положении тела, мимике, и острый глаз Шеду чутко ловил эти изменения, чтобы не пропустить угрозы. Даже шаг ее ускорился, что, впрочем, не создавало оборванцу неудобств, он легко поддерживал этот темп. Шеду не понимал, что происходит в этой светлой головке, и не понимал бы даже при условии, что это настоящая принцесса, а не мираж. Он не видел принцессу в состоянии такой решимости, а именно такой она сейчас и выглядела. Это словно был совершенно другой человек, с другим характером: в отличие от мягкой принцессы, самим своим присутствием создающей уют, эта в самом деле походила на дочь короля, благородство крови и аристократическое происхождение которой звучали в выправке, взгляде, жестах. Поэтому кланяющиеся послушники не вызывали недоумения.
В какой-то момент девушка выпустила руку Шеду и устремилась вперед. Грэй сбавил шаг, немного увеличивая дистанцию: длинный коридор подходил к концу, расходясь комнатой, в которой на небольшом столе лежало яйцо из чистого серебра, и Шеду на всякий случай предположил, что это может оказаться опасный артефакт, от которого лучше держаться подальше. Однако интуиция, обычно срабатывающая на опасность, сейчас молчала, что несколько сбивало с толку. Хотя многое давало Шеду основания для подозрений, он совершенно не ощущал никакой опасности, как ни старался. Грэй рассудил, что следующие минуты всё решат: чтобы ускорить инкубацию яйца, нужно воздействие магии Жизни, и если принцесса - лишь мираж, никакого чуда рождения не произойдет, потому что никакому архимагу не под силу заставить мираж воздействовать магией. Впрочем, Шеду в любом случае подозревал, что чуда не произойдет: каким бы ни было благородным металлом серебро, а жизни из него не получить, хоть ты из него отливай яйцо размером с цыпленка, хоть размером с самого Гхыра.
Кошка по велению блондинки преградила вход, но это Шеду не особенно беспокоило. Множество вопросов крутилось в его голове, и ни один не находил ответа. Шеду чувствовал себя в некотором рассинхроне с миром, словно шел вслепую, и ему страстно хотелось ускорить ход времени, чтобы все, наконец, встало на места, чтобы происходящее снова стало понятным и простым, без подтекстов и уловок. Хитрость никогда не была его коньком.
И, словно боги услышали его чаяния, наконец все было готово. И с первыми же бликами света, сорвавшимися с кончиков пальцев блондинки, Шеду тихо перевел дыхание. Он так напряженно прислушивался к миру, что буквально ощутил магические возмущения, когда храмовники с принцессой начали воздействовать на яйцо, словно по незримым струнам прошлись мягкие умелые пальцы, извлекая звуки жизни. Оказалось, что всё же перед ним была самая настоящая принцесса, а никакой не мираж, хотя и было совершенно неясно, откуда и как в ней зародились те жестокие слова. Но, похоже, даже у Ардженто случаются хмурые дни, когда можно походя пожелать зла беззащитному. Шеду кивнул сам себе, удовлетворившись тем, что, к счастью, все его опасения были лишь игрой разума, и сделав несколько шагов назад, примостился на неширокой скамеечке. Сколько времени займет эта процедура - ему было неведомо, а в ногах правды нет.
Время тянулось и тянулось, словно густая патока, и Шеду уже посмеивался в мыслях: уж ему-то сразу было ясно, что затея эта безнадежная. Он в фамильярах не разбирался, зато разбирался в серебре и знал, что серебро потомства не дает. Иначе бы деньги в его карманах сами размножались, и ему бы не требовалось заниматься своим нечистым делом. Однако совершенно неожиданно для него рядом с пузырем света, что окружал серебряную безделушку, из воздуха соткалась молодая девушка. На удивление никто из храмовников не дернулся, хотя Шеду едва сдержался, чтобы не возмутиться: если ты маг Порядка и умеешь вот так внезапно появляться, где тебе вздумается, это вовсе не значит, что где бы ты ни появился - тебя ждут. Он упёр в девушку неодобрительный взгляд, надеясь, что она посмотрит на него и заметит степень его негодования прежде, чем свистнет кусок серебра и так же легко исчезнет. Была в этом какая-то несправедливость: сам-то он прикарманить слиток не мог, будет слишком уж очевидно, что это он, не принцесса же, а раз он с ней пришел, ей об таком его поступке непременно доложат, а терять благосклонность принцессы ему было совсем не с руки.
Но когда девушка встретилась с ним глазами, в Шеду словно перемкнулось что-то, и все мысли, полные негодования, как ветром сдуло. Взгляд ее был, как взгляд матери, что поглядывает на играющих детей: всё ли благополучно, никто ли не поранился? Во всяком случае, Шеду казалось, что это именно такой взгляд, ведь матери он никогда не знал. Девушка качнула головой, тронула принцессу и растворилась, словно и не было ее. Яйцо же вдруг взмыло в воздух, обнаруживая сеть трещин на поверхности и заставляя Шеду удивиться. Верхушка яйца вздыбилась и отпала, и мужчина невольно затаил дыхание: неужели из серебра может что-то родиться? И неужели и впрямь фамильяр? И все вопросы, которыми он задавался прежде, снова заполнили на мгновенье его голову: как он выглядит? На что он похож? На птицу али на ящерицу? С шерстью или без? Умеет ли он петь? Но мгновенье это длилось недолго, потому что над разломом показалась маленькая голова. Голова издала тихий неразборчивый звук и упала вниз, на стол, вместе с остатками яйца, которые, к глубокому сожалению Шеду, в полете еще рассыпались песком, обнажая остальное тело зверя. Шеду, не в силах усидеть на месте, словно любопытный ребенок, подошел к самому столу, присел рядом, уложив локти как заправский ученик, и уставился на чудную зверушку. А чудного в ней было немало.
Шеду из своего немалого опыта ухода за животными знал, что всех детенышей объединяет одна и та же черта: малыши у животных все как один большеглазые и максимально умилительные, одним своим видом вызывающие жажду позаботиться о них. Этот же новорожденный выглядел вовсе не как милый несмышленыш, морда у него была такая, словно он не только задумал шалость, но ты уже на эту шалость попался и вот-вот огребешь ее по полной программе. Что-то в нем было, напоминающее харрека, кожа ящерицы обтягивала маленькое тельце, но если у харрека шкура была аккуратной, чешуйка к чешуйке, то шкура этого животного была бугристой и казалась грубоватой, и если у харрека голова изящная и вытянутая, у этого чуда природы она круглая, да еще и с ушами-локаторами, да и крыльев у него не имелось, в отличие от харрека. Словом - маленькое чудище, впрочем, обаятельное из-за этого своего хитрого выражения морды.
Шеду хватило одного короткого взгляда, чтобы оценить его, а дольше потомок серебра и не дал себя разглядывать. Издав неприятный звук, резанувший слух (Ага, соловьем оно тоже не поет, - отметил тут же Шеду) в тишине храма, маленькое чудовище подхватилось и с неожиданной прытью бросилось к бородачу, так что он даже не успел отшатнуться, как маленькие цепкие лапки просеменили по его руке под тканью рубахи, оставили прохладные следы на шее и затылке и растрепали жесткие черные волосы на голове мужчины. Благодаря этому марш-броску Шеду понял, что лапки у зверька не простые, ладошки его были как будто немного липкими, благодаря чему он мог бы взбираться почти по любой поверхности, пожалуй. Шеду рассмеялся и подхватил зверька за бока двумя пальцами, но у зверька были свои планы - он накрепко вцепился в волосы, и было ясно, что оторвать его получится, только если остричься.
- Ишь ты, хитрая морда! - беззлобно сказал Шеду, скосив глаза вверх, но даже краешка зверька увидеть не мог. Грэй ощущал какую-то легкую щекотку в затылке и необъяснимую радость на душе, но это не настораживало его, а, напротив, ощущалось чем-то естественным. Хотя сейчас зверек и вцепился в него, но рано или поздно ему надоест сидеть на голове у большого страшного человека, и он найдет место получше, а Шеду придется уйти восвояси - на фамильяра он посмотрел, а большего требовать не имел права, и это его немного печалило. Зверь опять издал свой скрежещущий крик и переступил с лапки на лапку, чем вызвал новый взрыв смеха со стороны Грэя.
- Да, забавные звери эти фамильяры. Выглядят странно, конечно, но забавные, - сказал Шеду с улыбкой, повернувшись к Корделии. - А как его снять-то? - он ткнул пальцем куда-то на свои волосы, где, по его прикидкам, сидел зверек. - А то я эдак и не посмотрю на него толком, у меня на макушке глаз нет.
Он надеялся, что успеет понаблюдать за чудной зверушкой до того, как нужно будет уходить.

Отредактировано Шеду Грэй (19.10.2016 12:19)

0

12

Корделия почувствовала прикосновение Тармины, и для девушки это было словно поддержка родной матери. Когда яйцо вылупилось, то Вильгельм тут же дал знак Корделии что достаточно, и девушка перестала колдовать, и так и осталась стоять возле стола. Что произошло дальше, Корделия так и не поняла, она только и смогла быстро повернуться к Шеду и немного с удивлением на него смотреть.
- Не знаю Шеду, я его вообще не вижу. Можешь попробовать попросить его слезть с тебя, - произнесла девушка и пыталась разглядеть Шеду, чтобы хоть немного увидеть фамильяра. Но у неё не получилось, и девушка нахмурилась. Тут же подал голос служитель, храма который за то время когда Корделия говорила с Шеду, достал ларец со свитками, и начал искать информацию.
- Как его снять точно не сказано, но вот, то что на вас фамильяр вскарабкался, это неспроста, - произнёс служитель храма Тармины, и начал зачитывать со свитка информацию: - Если фамильяр, вскарабкался на вас, то будьте уверены он принял вас, как того кто достоин быть его хозяином.
Корделия улыбнулась, скрестив, руки на груди и облокотилась, об край стола, где было яйцо. Девушка уже начала сомневаться, что получится что-то. Корделия надеялась хотя бы на то, что Шеду увидит, его вылупление, не говоря о том, что получит своего фамильяра. Безусловно, прикосновение Тармины успокоило девушку и вернуло к тому хорошему настроению, как было с начала встречи.
- Даже так, как помню, если фамильяр выбирает и признаёт человека как своего хозяина, то он с ним будет навсегда, – произнесла девушка и подошла к окну, посмотреть, что творится на улице. И довольно удачно, спустя несколько минут в окно, застучал харрек и девушка, быстро открыла окно, чтобы её чудо не начало буянить, как это обычно бывает в замке.
- Могу сказать вот что ещё. Может живые существа и духи разные, но вот радуются они по одинаковому. А как я заметил фамильял был рад когда увидел вас Шеду. Может я и ошибаюсь, но я думаю что вы с ним теперь точно не расстанетесь, - произнёс Вильгельм и улыбнулся словно отец своему ребёнку. Принцесса же подошла к Шеду, с харреком который уже сидел на плече и пытался хвостом держался за волосы принцессы.
- Ну что, думаю это повод пойти в таверну и отметить этот счастливый момент, как ты на это смотришь Шеду? – спросила Корделия и улыбнулась, так и не замечая недовольного взгляда Вильгельма. – Кстати знакомься, это Смауг мой харрек, а как ты своего нового друга назовёшь?

Отредактировано Корделия Ардженто (21.10.2016 16:54)

0

13

Новость о том, что принцесса зверька не видит, удивила Шеду, ведь зверек не такой уж кроха, чтобы быть незамеченным, а насчет того, что его можно просто попросить слезть, Грэй сильно сомневался. То есть, попросить-то можно, да эта тварь не похожа на кого-то, кто послушает. Зверек тем временем шевелил хвостом, и кончик его елозил по короткостриженному затылку, щекоча, так что чернобородый невольно почесал голову и, взяв кончик хвоста ящерки двумя пальцами, попытался завернуть его на макушку. Трюк не сработал.
Пока Шеду возился со зверьком, храмовник шуршал бумажками, но по существу вопроса ничего в них не нашел.
- Конечно неспроста, это я тебе и сам бы сказал, старик, просто любят меня зверушки, да и я ближе всех к нему был, вот он меня за мамку и принял, должно быть, - высказал Шеду предположение. О том, что новорожденные запечатлевают в памяти образ первого увиденного живого существа как родительский, знал любой, кто хоть немного ведал о животных. Однако старик продолжал, и сказанное звучало как плохая шутка. Ну смех же один - удивительное редкое существо вдруг признало в каком-то оборванце хозяина. Хотя Шеду до безумия хотелось в это верить. Кто бы отказался получить такого необычного спутника? И Ардженто только подливала масла в огонь, хотя Шеду и осознавал, что "навсегда" - это всего лишь до смерти зверька, ведь у маленьких зверят срок жизни короток.
Храмовник продолжал копаться в бумажках, Корделия застыла у окна, вглядываясь куда-то, а послушники живыми изваяниями застыли вдоль стен, и Шеду почувствовал себя неуютно, по спине пробежал легкий холод, словно дуновение ветерка: вокруг снова всё выглядело для него иллюзорно, как бы ни было это парадоксально, но в храме Тармины, богини жизни, люди были словно безжизненны. Возможно, безжизненность была чертой последователей Тармины, этого Шеду не знал, потому что не бывал в других ее храмах, но уж слишком веяло от этого всего неестественностью и пробуждало в бородаче подозрительность. Единственное, что выглядело и вело себя как живое, сидело у него на голове и тихонько урчало. Хотелось плюнуть на всё и убраться поскорее из этого проклятого места, даже если ради этого придётся умыкнуть зверушку.
Вдруг в окно что-то стукнулось и тотчас было впущено внутрь. То оказался харрек, который мягко приземлился в руки принцессы, тем самым сразу обозначая хозяйку. Тогда же храмовник снова подал голос. По тому, что и как он говорил, у Грэя создалось впечатление, что старик просто хочет избавиться от зверька, словно от дурного знамения, и оскал старика только усиливал его. Только было совершенно не ясно тогда, зачем везти яйцо из Читаара и вылуплять его, если появление зверька нежелательно и вызывает такое отторжение? Уж не вычитал ли старик что-то в своих бумажках, не утаил ли какой-то информации, которая могла бы и его, Шеду, предостеречь?
Тем временем принцесса уже стояла подле него с ящерицей на плече. Харрек смотрел оценивающе и скалил маленькие острые клыки. Его предложение хозяйки, похоже, не радовало, но ящер был вынужден смириться. А вот Шеду ничто не обязывало к смирению. Он идти в таверну с принцессой не собирался. Во-первых, принцессам в таких заведениях делать нечего, а во-вторых, светиться с царственной особой было чревато, его потом каждая собака в лицо будет знать, и уже не подойдешь и не срежешь кошель незаметно.
- А никак пока не назову, подходящее имя само приклеится, - начал Шеду с конца. - А в таверну не пойду. И ты не пойдешь. Неча по тавернам шлёндать. Ты же принцесса, не позорь королевскую семью, пожалей родителей, - нравоучительно и хмуро сказал он Ардженто, неодобрительно покачав головой, и оперся о стол, заваленный кипой бумаг из ларца. Он знал, что она намного старше его, хотя и выглядит сильно младше, и дивился, что за столько лет девушка не нажила ума. Грэй обвел взглядом молчаливых людей, а потом, глядя в упор на храмовника, негромко сказал:
- Ладушки, господа хорошие, за зверика спасибо, конечно, не знаю я, что с вами всеми не так, но мне от вас не по себе, должно быть, Тармина черпает силы от вас, иначе чего вы все такие не живые, - на этих словах звереныш переполз с головы на грудь под рубаху и там притих маленьким прохладным островком. - Пошел я, в общем. Бывайте. Идем, - бросил принцессе тоном, не терпящим возражений, оторвал руки от стола, развернулся и пошел к выходу широким шагом.

0

14

Она слышала Шеду и понимала, что бессмысленно его убеждать в обратном, чем больше она будет убеждать, тем будет хуже. Принцесса не была уверена, что если дать Шеду прочитать свитки, то они как-то помогут. Люди разные бывают, и может это она бы, обрадовалась и смирилась с этим, но он может отреагировать по-другому. В этом она уже убедилась, и девушка не стала что-либо говорить, только прикрыла глаза и хмыкнула.
«Ну, что поделать? Потом сам убедится в этом, а вот свитки я потом приду и почитаю,» - подумала девушка и вздохнула. Храмовник, видимо, то же самое подумал, что и принцесса и только по-отечески покачал головой. Корделия улыбнулась своему харреку, который уткнулся носом, ей в щёку и заурчал.
- Тоже верно, я вот когда увидела это чудо, - девушка вновь погладила харрека и засмеялась, когда он заурчал. Смауг любил, когда его гладят, он иногда даже подставлял пузико и был в восторге от ласк. – То назвала его Смаугом, правда после его шкоды, понимаю что не подходит ему эта кличка. Он же просто летящее бедствие, всех слуг перепугал, что он только не творит в замке. – Девушка улыбнулась весело и поправила волосы, но услышав Шеду, блондинка возвела глаза к потолку храма и вздохнула. Сколько раз она слышала, что ей нельзя, и что она должна делать, но если другим она в ответ говорила, что Марко тоже ходит, в таверну то тут она нахмурилась и скрестила руки на груди.
– Хорошо, тогда предлагаю устроить пикник, погода как раз то что надо, - произнесла она и посмотрела жалобно. Ну не могла она с ним ругаться, не могла она и язвить Шеду. Вот и применила самый безобидный способ, который действовал на братьев, безоговорочно. Только принцесса не знала, подействует это на Шеду или нет, но попытка не пытка.
Но вот слова о том что они неживые Корделию ранили, принцесса стала ровно и место жалобного взгляда, появился потерянный. Можно сказать эти слова её выбили с колеи и сейчас в глазах её можно было увидеть бурю эмоций начиная с непонимания и заканчивая болью. Корделия опустила глаза и пошла послушно за Шеду, даже не возразив что-то в ответ, только голову опустила. Багира шла рядом, а харрек встревожено начал голосить, не понимая, что с хозяйкой. Сама Корделия всё так же, не поднимая взгляда и цепко вцепившись в подол платья, подняла голову и невидящим взглядом, не замечая ни кого и ничего, она следовала за Шеду.
Когда они вышли с храма, принцесса сделала глубокий вдох и уже шла возле Шеду, и всё-таки не сдержалась и посмотрев грустным взглядом на друга. Корделия давно считала Шеду своим другом, он ей нравился как человек и с ним она могла быть собой, не скрывая свои чувства и характер. Друзей она ценила, любила и была готова помочь, чтобы ей этого ни стоило. Друзья для девушки были самым драгоценным сокровищем, потому что настоящих друзей как считала принцесса, не так много на Айлей есть. И вот сейчас она не могла понять, почему он так сказал.
- Зачем ты так? Что происходит? – спросила Корделия, голос звучал тихо и принцесса вздохнула. Она взяла себя в руки и поправила юбку, словно она помялась, а потом автоматически начала пальцами поглаживать кулон. Этими движениями она пыталась себя успокоить и закрыть почти все чувства под замок. – Куда мы теперь?

Отредактировано Корделия Ардженто (30.10.2016 14:31)

0

15

Когда Шеду покидал комнату, в которой творилась магия Жизни, он был насторожен и буквально шкурой чуял пустые взгляды на своей спине. Никто из служителей не шелохнулся и даже настоятель ничего ему не ответил, не нахмурился, не повел и бровью, словно и в самом деле был лишен искры жизни. Шеду было неприятно находиться в стенах такого места, и он сделал мысленную заметку посетить храмы Тармины в других городах, чтобы понять, все ли последователи богини Жизни этой самой жизни лишены, все ли они - лишь пустые скорлупки от самих себя. Потому что если не везде, то тут явно неладное творится.
Едва же нога его ступила наружу, вздохнулось свободнее и спокойнее: снаружи всё кипело жизнью, жизнь копошилась здесь в земле, в воздухе, в каждой травинке. Впрочем, Шеду не остановился ни на секунду: хотелось уйти как можно дальше от этого недоброго места. Хотя взгляд Тармины, которым она одарила бородача, и был скорее заботливым, а всё же Шеду надеялся более никогда не повстречать ее. Взгляд он и сам какой хошь состроить умеет, а деяния всё лучше слов и взглядов говорят. И деяния Тармины были ему не по нраву.
Не успели они отойти подальше, как Ардженто выразила недоумение по поводу его слов. Шеду лишь негромко хмыкнул. Ежели сама она не заметила ненормальности в восковой статичности послушников, если самой ей не показалось, что что-то там нечисто, то разве же объяснишь это? Да и принцесса сама ведь последовательница Тармины, быть может и её разум заражен и уже теперь пожираем безжизненностью? Сложно вообразить, конечно, эту энергичную девушку, едва ли способную усидеть на месте хоть мгновение, ежесекундно жаждущую действия, такой же обесцвеченной, лишенной эмоций, такой же усмиренной, но... она ведь уже не замечает этого в своих собратьях по магии. Глаза её уже завешены шорами. Грэй хмуро глянул на Корделию, ожидающую его ответов.
- Теперь я сопровожу тебя до замка, - сообщил он, отвечая сразу на последний вопрос, а первые два тактично пропустив. - Уши бы надрать твоему отцу и начальнику гвардии, что позволяют разгуливать без стражи, - он криво усмехнулся, показывая, что шутит, и никому он ничего надирать на самом деле не собирается. - Ты, принцесса, добыча простая, и денег за тебя королевская семья отвалит немало, а ты ходишь где попало без сопровождения, - пожурил Грэй девушку.
Сначала узкими улочками, затем проулками, а потом и обыкновенными улицами двое снова погрузились в городскую суету. Там и тут сновал народ, и голоса сливались в сплошной мягкий рокот улиц, радующий слух. Дабы не потерять принцессу в толпе, Шеду поймал её маленькую нежную ладошку своей, широкой и грубой, и легко скользил сквозь пересекающиеся потоки народа, избегая столкновений и выбирая наименее извилистую траекторию в сторону замка. В том, что кошка принцессы не потеряет их, Грэй не сомневался, чуйка у неё будь здоров, да и хищник, а значит легко поспеет за ними.
Шеду старался идти не слишком быстро, чтобы Корделия не слишком выдыхалась, следуя за ним на каблучках и в платье, ему-то, чай, проще в сапогах да штанах. Но и так они стремительно пересекали город, и уже приближались к стенам замка. И чем ближе они подходили, тем меньше народу сновало вокруг, тем проще было идти, и понемногу оборванец сбавил шаг, давая спутнице легкую передышку, но продолжая, тем не менее, идти.
Хотя она и была старше его в несколько раз, но ему все равно казалось, что она еще совсем молодая девушка, что ей даже меньше лет, чем можно дать по внешности, потому что вела она себя как совсем уж юная девчонка лет одиннадцати, и невольно ему хотелось разъяснить ей, словно неразумному ребенку, её место в мире и то, какие ограничения и обязанности неизбежно накладывает это место. Впрочем, он вполне понимал, что это не его дело и совсем не его проблема, и если кто и должен это делать - так это король Ардженто, поэтому Грэй молчал всю дорогу. Своих детей у него, к счастью, не было, и брать чужие отцовские обязанности он желанием не горел. Ежели принцессе чхать на свою страну, то кто он такой, чтобы разубеждать её. Быть может, она готова положить её на алтарь своих капризов - почему нет.
Остановился оборванец лишь у самых ворот замка, не желая идти дальше. В замке он бывал и совершенно туда не стремился.
- Ну вот и пришли, - сказал Грэй, выпуская руку Корделии. - Спасибо за преинтересную прогулку, принцесса.
Зверек на его груди за всё это время не сдвинулся, так и сидел под рубахой, как будто даже не шевелясь.

Отредактировано Шеду Грэй (08.11.2016 16:05)

0

16

Взгляд Шеду у принцессы вызвал хитрую улыбку, да не могла сдержаться, когда на неё строго смотрят. Правда, когда на неё смотрел строго отец или мать, она сидела тихо и внимательно слушала. Она чувствовала, когда можно язвительно или с сарказмом вставить свои слова, а когда помолчать. Отец был всегда занятым, и девушка тихо слушала его. Но вот когда на неё смотрела мать и что-то ей пыталась объяснить или разговаривала на серьёзную тему, тут Корделия точно могла и вносить свои слова, и иногда убедить в своих решениях мать. Всё-таки с Королевой-матерью она могла найти общий язык, но самый любимый и понимающий вульфар у неё был Марко. Брат понимал её с полу слова, мог остановить её в состоянии холодной и безжалостной стервы, именно Марко она любила больше всех. Так вот, девушка приподняла юбку и стала возле Шеду, всё с той же хитрой улыбкой.
- В замок значит, ну хорошо, - произнесла она, и с той же хитрой улыбкой стала впереди Шеду. Девушка повернулась к Шеду и посмотрела на него спокойно и хоть в глазах и появилась строгость. Корделия поняла, почему он так сказал, и сама не сильно радовалась, когда от неё это требовала. Для девушки это был невозможно, она не могла быть такой, её это раздражало, и девушка вечно огрызалась, по этому поводу. Но не понимала что с самим Шеду происходит, она чувствовала словно он стал чужим.
- После того как все мужчины из гвардии и стражи, со мной прошлись по всем ларькам и магазинам. А потом ещё когда я их завалила вопросами, идут ли мне платья и что лучше надеть, они сами не хотят со мной идти, - произнесла она и звонко засмеялась, вспоминая те самые дни когда, она их испытывала. Может она и вела себя довольно не по-царски, но вот довести своих горе стражников, до белого каления могла. – Да, а со стражей я вообще буду самой лёгкой мишенью. Нет, Шеду это неудобно не только мне, но и опасно, для убийцы при помощи желания даже стража не помешает. Как, впрочем, и Багира если наёмник захочет, то он с лёгкостью отравит Багиру и убьёт стражу. – Корделия пожала плечами и погладила свою верную кошку. - Понимаешь, королевская персона даже в замке не могут быть в безопасности, врагу легко подкупить слугу чтобы меня украсть и убить. Даже если я найму телохранителя, то на сто процентов я не могу быть уверена что я в безопасности. Но ты знаешь, я думаю о том чтобы нанять телохранителя, но и это не так легко и просто. – И Корделия спокойно посмотрела на Шеду. Да Телохранителя она хотела нанять, но не так, то просто лично для принцессы был важен тот факт, что телохранитель должен служить ей верой и правдой. Может и не отдать жизнь за неё, таких жертв она не любила так, как привязывалась быстро к тем, кто ей служил верой и нравился. Но хотя бы просто доверял ей и не предавал, не говоря о том чтобы спокойно переносить её характер.
Принцесса еле успевала за Шеду, но старалась не отставать, правда дюжину раз зарекалась на том что если пойдёт на базар то наденет брюки. Девушка ускорила шаг, чтобы идти наравне с Шеду, но с юбкой не так легко это было сделать и девушка была готова превратиться в волчицу и побежать на своих четверых, или же сделать юбку короче. Когда они добрались до ворот, девушка облегчённо вздохнула и пыталась перевести дыхание.
«Вот это пробежка, однако, как я только туфли  не потеряла,» - думала девушка и посмотрела на замок, а потом посмотрела на Шеду.
- Да, быстро добрались, в первый раз такое у меня, - сказала она и улыбнулась. Такая пробежка ей пришлась по душе, только если бы она не была в платье и туфлях. Девушка поправила платье и волосы. – Не за что, ты не обижайся на меня если что-то не так было. И я весьма рада, что мы вновь встретились Шеду.

0

17

Принцесса всё же, видно было, запыхалась, хоть Шеду и старался не идти слишком уж быстро, но осталась весела и радушно улыбалась.
- Да какие обиды, златовласка, - успокоил её Грэй, - просто, - он запнулся, соображая, как сказать так, чтобы не тревожить девушку лишний раз, - озадачило меня всё, что произошло там, в храме.
Сейчас Ардженто выглядела более жизнерадостной, чем там, в каменных стенах обители Тармины. Да и на скулах появился румянец. Конечно, это, вероятно, было из-за резвой прогулки до замка, но ведь могло и так статься, что причина была в том, что храм остался далеко позади. Грэй с неудовольствием отметил, что, видимо, будет теперь думать об этом до конца дня.
Стражники, что стояли у ворот, косились на них с неодобрением, им явно не по душе было, что дочь короля ведет беседу с оборванцем, который, к тому же, смел держать её за руку, когда вел сюда. Это Шеду порядком веселило, ведь что бы они ни думали, сделать ничего не могли: раз принцесса благоволит ему, то они ему и слова грубого не скажут, попросту не посмеют, по крайней мере пред ее очами.
- Спасибо за познавательную прогулку, я тоже был рад тебя повидать, авось загляну на днях в гости, выпить королевского вина из золоченого кубка, - добродушно рассмеялся бородач и мягко пожал тонкую ручку Корделии, а затем развернулся и уже не оглядываясь пошел прочь.
Направился он, однако, не в храм и не на рыночную площадь, а к своему схрону, ведь со стола настоятеля, пока все были отвлечены его речью и мрачным видом, он изловчился утянуть несколько пергаментов. Что в них написано - ему было неведомо, бегло читать он не умел, а потому брал из вороха то, что удобнее было брать, и очень надеялся, что там есть что-то про этого звереныша, который отчего-то не прогревался от тепла Шеду, а так и остался прохладным пятном на его груди. Грэй был уверен, что храмовник скрыл от него что-то, что ему следует знать о новом питомце, и надеялся найти ответ на украденных страницах.
Грядет лето, и бородач решил, что возьмет страницы с собой в лес, чтобы потихоньку, буква за буквой, прочесть их в свободное время.
Покончив со схроном, Шеду направился в кабак - в кармане еще были монеты, которые можно обменять на выпивку.

0


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Весеннее чудо