Айлей

Объявление



sarita   talion



01.01.2022 С Новым годом, друзья! Пусть в наступившем году посты пишутся легко, фантазия летит высоко, и времени хватает и на реальную жизнь, и на сказочную! Мы любим вас, спасибо, что остаётесь с нами!



12.11.2021 В честь годовщины основания в Белой Академии объявляется бал-маскарад! Приглашены все ученики и преподаватели, обещают почти безалкогольный пунш, сладости и танцы, и пусть никто не уйдет несчастным!



С 30.10 по 14.11 на Айлей праздник в честь Самайна! Приходите к нам рисовать тыковки и бросать кости на желание



16.10.2021 Перекличка завершена. 30.10.2021 стартует неделя Самайна, тема - колдуны и ведьмы. Ищите аватарки!)) Объем тем сокращен до 1000 сообщений в теме, не пугайтесь



Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Лесные превратности


Лесные превратности

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ЛЕСНЫЕ ПРЕВРАТНОСТИ
http://storage9.static.itmages.ru/i/16/0327/h_1459100591_8650341_be5d8cddd3.jpg

Участники: Тео Ло-Амис, Адериан Боуэн, Арнэо Ноа
Место: лес близ Вирферейского плато
Время: ноябрь этого года
Описание:
Разумеется, солдаты удачи не могут упустить одинокого всадника, которого можно выгодно продать вамфири. Разумеется, вамфири не могут упустить выгодную покупку... Что же будет думать сама покупка?

0

2

Дракона не оставляло ощущение дежавю, пока он пытался отыскать в лесной чащобе путь к замку ди Рхаурр. Почему-то каждый раз, когда он покидал владения сиятельного лорда, неизменно блукал. В прошлый раз, правда, это произошло на весьма нетрезвую голову. Закончилось тоже не слишком хорошо - его занесло в башню, в которой, как выяснилось, обитала весьма ловкая работница кинжала и плаща. Впрочем, достаточно благородная, чтобы, обобрав бездыханное тело до набедренной повязки, оставить его приходить в себя. Могла бы и прибить кинжалом. По сути, барду стоило бы учесть, что в этом странном мире никому не приходит в голову, что одинокий всадник, буде он решился на подобный риск, вполне способен постоять за себя. Если, разумеется, он трезвый, вооруженный и находится в хотя бы относительном душевном равновесии.
Сейчас ему казалось, что лес изрядно изменил свой рисунок - может быть, персонально для него? Или это от того, что листва опала и потому все кажется совершенно иным, чем раньше?
Или это оттого, что его лорд пропал? Исчез,словно его никогда и не было - ни единая весточка, отправленная в замок, не достигла цели. Телепортироваться на этой земле у дракона выходило прескверно, посему он, скрепя сердце, был вынужден двинуться к замку верхом. Его длинные мечи остались в замке, и лишь крохотные метательные ножи обеспечивали хоть и слабую, но все же надежду на защиту.
Впрочем нет. Его защитой была его полуформа, полный облик и бытовая магия, которая подчас оказывалась куда эффективнее любых боевых заклинаний. К тому же ценностей у него нет...
Подобные мысли скорее служили ему для успокоения. В состоянии подобной тревоги, уставший, нервничающий, он, вероятнее всего, не сумел бы перевоплотиться. Даже присущая ему дипломатия требовала полного самоконтроля, на который он, конечно, обычно был мастер, но до чего трудно обуздать эмоции, касающиеся действительно дорогого создания! Посему в тот момент, когда лошадь споткнулась и остановилась посреди дороги, бард ощутил лишь глухую злость, а уж потом - обратил внимание на детали.

0

3

Адериан Боуэн был награжден начальством самой лучшей миссией в мире. Проследить за собственными братьями по оружию и (если будет такая необходимость) доложить обо всех нарушениях с их стороны.
Сыны Удачи строго следили за своей репутацией. В теории. На практике в рядах организации происходило много чего такого, о чем не стоило бы знать приличным нанимателям. Разбой, грабежи, дедовщина. Это только малая часть того, что творилось.
Небольшой отряд наемников расположился в лесу. Формально там происходили какие-то тренировки, но Адериана отправили все проверить. Он обошел по периметру стоянку своих соратников, стараясь держаться незамеченным, и увидел кое-что такое, от чего драгоценное начальство пришло бы в ужас.
Во-первых, горячие головы явно не только занимались подготовкой к грядущим битвам. Возле костра красовались остатки бурной попойки. Их никто не соблаговолил убрать. Во-вторых, недалеко от лагеря лесная дорога оказалась заблокирована поваленным деревом. Это было не простым совпадением совершенно, а обыкновенной ловушкой. Видимо, кому-то пришла в голову светлая мысль подзаработать в этой глуши разбоем.
Адериан кутался в плащ и старался не шуметь. Ему нужны были весомые доказательства нарушений. Простые догадки вряд ли бы пригодились. Прохладную тишину разрезал стук копыт. Похоже, кто-то направлялся как раз в ту самую западню, которую устроили его люди. Формально младший Боуэн стоял выше над братьями по оружию, однако не спешил высовываться. Не факт, что горячие головы вдали от непосредственного начальства все бросят и поспешат исполнять приказы своего так называемого коллеги.
Маневр горе-разбойников явно был отлично отработан. Возможно они проделывали этот трюк не первый раз. Сыны Удачи сняли все свои отличительные знаки и притаились за деревьями с оружием наготове. Разумеется, в отряде были и лучники. Путнику должно было прийтись не сладко.
Адериан неосторожно наступил на сухую ветку. Раздался хруст. Человек замер, стараясь слиться с пейзажем. Его наверняка бы заметили, если бы на дороге не замаячил одинокий путник. Всадник направлялся прямиком в ловушку.

0

4

Лошадь недовольно храпела и прижимала уши. Тео, не расположенный прислушиваться к чьим-либо истерикам, в первый момент сердито перехватил поводья, пытаясь призвать нахалку к порядку, потом сообразил, что споткнулась она об обломок копья. Слишком мелкий, чтобы его можно было использовать снова, и слишком крупный, чтобы его нельзя было опознать. Сам по себе обломок не был чем-то крамольным - мало ли мусора на большой дороге? - но вкупе с возмутительным поведением спокойной кобылы вызывал законное подозрение. Дракон поддался на паникерское поведение животины и позволил себе на мгновение перетечь в полуформу, ровно настолько, чтобы принюхаться.. прислушаться... осмотреться...
Кобыла разумных полумер не понимала. Она хотела домой и в безопасность. На пути к дому оной безопасности не было, всадник по-хорошему не понимал.
Тео втянул воздух и резко обернулся на треск в глубине леса - едва слышный, но обостренному до предела слуху этого хватило, чтобы насторожиться. Бард одной рукой потянулся вытащить метательный нож - и тут кобыла решила, что с нее хватит. Она захрапела, привставая на дыбы, потом поддала задом, сбрасывая потерявшего бдительность всадника, и ринулась в обход противно пахнущей железом и потом человеческой толпы, вглубь леса, туда, где вилась другая, отлично знакомая ей дорога.
Подобной подлости юноша никак не ожидал. Он честно попытался сгруппироваться, но увы. Ящеры были мастерами во многих дисциплинах, но не в точном спонтанном падении со средней высоты. Уже освобожденный нож, разумеется, тут же отлетел в сторону, сам бард - по счастливой случайности - на плечо, судя по ощущению, выбив рабочую конечность, но умудрившись спасти голову и шею. И это единственное, что его порадовало. Полуформа, вспугнутая новыми ощущениями, тут же растворилась, разом ослепив и оглушив дракона, уже предполагающего, что он вляпался во что-то нехорошее. Ему показалось или он чуял слабый запах железа? Показалось - или в глубине леса хрустели чьи-то шаги? Показалось - или сквозь листву деревьев на мгновение скользнул слабый блик, какой может дать начищенная кольчуга? Юноша глухо застонал, переворачиваясь на спину так, чтобы не давить на больное плечо и переводя дух.

0

5

Всадник не добрался до поваленного дерева совсем чуть-чуть. Из-за облетевших зарослей послышался торжествующий хохот. Уже без всякого стеснения к путнику вышли вооруженные до зубов наемники.
– Идеальное ограбление, – сказал тот, что держал бедного путешественника на прицеле стрелы. – Не двигайся, кошелек или жизнь?!
Шумное низвержение странника с лошади спасло Адериана Боуэна от обнаружения. Впрочем, теперь он слышал и видел достаточно. Можно было возвращаться к начальству. Не стоило и думать, этим умникам сверху устроят такой нагоняй, что мало не покажется. Они, конечно, сообразили снять с себя все отличительные знаки, однако кожаные доспехи лучников и дорогие кольчуги воинов сразу выдавали в них стать. Слишком хорошо и единообразно были одеты эти молодцы для большой дороги. Обычные разбойники никогда бы так не вырядились.
Адериан отступил на пару шагов. На светлую челку его села мошка и человек медленно, стараясь не мельтешить, смахнул ее.
Нож, что выпал у неудачливого путника тут же был подобран наемником, а к горлу несчастного приставили меч.
– Дернешься и будешь истыкан стрелами, как подушечка для иголок моей матушки, – предупредил его старший в отряде. Высокий черноволосый мужик явно был не намерен шутить. – Давай сюда кошелек, драгоценности и поживее.
Адериан с тоски хлопнул себя по лбу. Заодно и прибил назойливую мошку. Это было просто ужасно. Нет, грубость Квинта (кажется, вожака шайки звали так), Боуэн не стал бы клясться, но вроде. В общем... да, его грубость иногда была уместна в некоторых делах. Однако они же наемники, а это несчастный путник. Вряд ли этим дурням кто-то выдал распоряжение просто взять и ограбить бедолагу.
Адериан присмотрелся к неестественному положению руки альва. Человеку показалось, что это именно представитель этой расы. Слишком тонкий и изящный. Похоже бедолага повредил себя и Квинт явно не спешил ему оказывать помощь. Наемник вздохнул. Если он не вмешается, наверное, путнику придется не сладко. Вот только в этом случае исход дела совершенно непредсказуем.

0

6

Тео скосил глаза на возникших небритых личностей и ерзнул, устраиваясь на земле удобнее, замер, покорно поднимая рабочую руку - и опасаясь тревожить вторую:
- У меня нет ничего ценного, добрые господа. Единственная ценность моя - кобыла, которая, увы, уже ускакала, - звучало так, словно он был слегка недоразвитым, но бард справедливо полагал, что трудно ожидать связности мышления от человека, которого только что неслабо приложило о землю. В данный момент он был практически абсолютно беззащитен - как бы ни ненавидел подобное ощущение. Даже второй нож, оставшийся в рукаве поврежденной руки, мало того, что оказался недостижим, так еще и малопригоден. Оба его ножа были длиной всего лишь в палец и предназначались скорее для отвлечения противника, чем нанесения ему серьезных травм. Оставалось максимально поддаться ситуации в надежде, что все обойдется как можно меньшей кровью. Желательно не его - свою дракон оберегал до остервенения.
Еще не хватало, чтобы и в этом мире открыли, как чудесно можно использовать оную жидкость. Правда, для того пришлось бы перекинуть его хотя бы в полуформу, с которой наблюдались серьезные проблемы - по крайней мере до тех пор, пока его плечо не будет вправлено и обездвижено, а он не примет хорошую дозу лекарства, усмиряющего боль. Едва ли эти милые люди, приложившие уйму усилий для поимки хорошей добычи, получив его, будут расположены заваривать ему травы.
По глазам черноволосого - да и его товарища - было заметно, что они ни на йоту ему не поверили. Юноша снова ерзнул, пытаясь приподняться, потом плюнул и отвязал пустой кошелек наощупь, протянул его грабителям, гадая, что придет им в голову следующим. Лошадь ускакала, на нем ни единого украшения - даже дешевой одиночной серьги. На сей раз охранный оберег остался в замке. Возможно, потому он и попал в очередное приключение? Кимоно не представляло собой особой ценности, но теоретически, не особо разбирающиеся в добыче охотнички за золотом вполне могли его отобрать.
Пусть, ничего страшного. До замка не так уж далеко, погода хороша, а набедренная повязка едва ли привлечет их внимание.
К тому же дракон не находил ровно ничего предосудительного в передвижении обнаженным.

Отредактировано Тео Ло-Амис (26.10.2016 23:53)

0

7

"Добрые господа" были, мягко говоря, не довольны поимкой такого альва. Двое из них изучили его кошель. Так, будто в его пустоте можно было что-то отыскать. А потом главный лично ощупал пленника без всякой деликатности и сострадания к его травме.
– Он пуст, – с нескрываемым неудовольствием заметил Квинт, извлекая из одежд путника второй нож. – Как так вышло, что альв путешествует без денег и украшений?..
Видно было, что случай путника заставил всю команду ломать голову. Если бы этот всадник ехал голый, но в побрякушках, ему бы не так удивились.
– Что делать будем? – рыжий бородатый лучник вздохнул. На лбу его отразились мысли о том, что жалование оно стабильное, а эти вылазки на дорогу и опасные и не выгодные. Вот он – первый их улов за день – и такой казус.
– Голову с плеч, раз ему нечем платить, – посоветовал второй лучник. Нервный и импульсивный. 
Судьбу несчастного пленника решали, будто на торгах. Пока Квинт не постановил, что этого худосочного нужно связать и не торопиться. Возможно, за него дадут выкуп или его удастся просто продать.
Адериан несколько раз набирал в грудь побольше воздуха, чтобы прервать этот галдеж, но каждый раз думал, что не время.
Когда бедолагу без всякого пиетета потащили в лагерь, человек решил, что, наверное, пора, но снова осекся. Это он знал о существовании Квинта и даже сталкивался с ним пару раз. А вот Квинт его увидит впервые. Вряд ли он его замечал в общей суете.
Боуэн вышел на дорогу так, чтобы казалось, что он просто идет со стороны ставки командования, и постарался теперь достаточно шуметь.
– Стой, кто идет! – всполошились лучники, впрочем, завидев своего сразу перестали суетиться.
– Я с донесением от Глайна. Он срочно созывает людей. Велел явиться вам в ставку без промедления, – Адериан старался не пялиться на пленника и не выражать по этому поводу эмоций. – Полным составом.

0

8

Тео приподнял брови, но нервный вдох задержал. Он умел держать эмоции и по праву гордился этим. Отчего ему не пришло в голову, что лесным братьям совершенно не нужен свидетель, которые точно знает, где они находятся, и вполне может привести стражу? Довольно глупая наивность и недальновидность с его стороны. Однако в его мире одинокий всадник априори представлял угрозу, поскольку мог отбиться от лесных тварей - а значит и от разбойников. От таких одиночек старались держаться подальше, посему Тео с трудом представлял себе последствия страшнее потери остатков достоинства и одежды.
Нет уж. Шансов у него почти никаких, но все же следует поискать способ... Способ..
Способ был. Одной из немногих оставшихся способностей дракона была телепортация, в этом мире срабатывающая через раз и весьма своеобразно. Ему очень, очень повезет, если не впаяет в камень где-нибудь в горах в виде вычурной прожилки или не утопит в огромном внешнем море. Впрочем, Внутреннее тоже без полной формы не переплыть.
Но это его единственный шанс, шанс, который стоит использовать только в момент, когда смерть уже заглянет в глаза и не останется иного выхода. Бард вынырнул из размышлений, осознавая, что должен испытывать страх. Страх был - но загнан в темные глубины души, так, чтобы и показаться не смел. Смелость требуется и для выступления на сцене. Разумеется, это совершенно разные виды страха, и все же дракон давно приучился давать себе волю лишь тогда, когда позволит ситуация, и держал, держал себя, словно в стальном панцире, каждый мускул, каждая жилка - под жестким контролем. Не вздрогнуть. Не дать исказиться чертам - подобные люди чуют за версту малейший признак испуга и он провоцирует их. Держаться. Держать себя. Ежеминутно, ежесекундно, мягко, размеренно вдыхая и вдыхая - он ведь жив, до сих пор жив, а значит, шанс избежать опасности все же есть. Подтвердилось это после совещания разбойников,которые, кажется, решили сохранить ему жизнь - до поры. Что ж, это уже хорошо, даже если его... продадут? Словно раба? Впрочем, сие не слишком беспокоило юношу - служить хозяину он умел, и достаточно хорошо. От хозяина можно и сбежать при случае. Значит, все не так плохо, верно?
Самоконтроль дал жирную трещину, когда его довольно бесцеремонно вздернули на ноги, не особенно беспокоясь о сохранности, и куда-то поволокли. Острая боль в поврежденном плече вынудила его вскрикнуть, согнуться пополам.
- Заткнись! - тут же прилетело по голове - и бард действительно заткнулся. Не столько от угрозы или страха, сколько от неожиданности. Появление нового лица никак не вписывалось в происходящее, и бард с надеждой воззрился сквозь рассыпавшуюся челку на потенциального спасителя. Руку как раз удалось удачно придержать так, что та мало-помало переставала болеть - только глухо и обидно постреливала жгучими искрами от шеи до запястья.
Я с донесением от Глайна. Он срочно созывает людей. Велел явиться вам в ставку без промедления. Полным составом.
Судя по составу фразы - он знал этих "санитаров леса". Знал, а значит, даже если крохотная искра сочувствия, привидевшаяся Тео, действительно теплилась в душе парня, вмешиваться он не станет. Тео теперь лишь добыча разбойников. "Лишь?" Он неловко пошевелил пальцами, проверяя, работает ли рука. До тех пор, пока он остается у них, - можно продумывать шанс убежать или уговорить наиболее сочувствующих помочь незнакомцу. Что бы им ни пришло в голову делать с его телом, до тех пор, пока оно живо и двигается, есть возможность искать выход.
А до тех пор не стоит срываться. Держаться, бард. Держаться, как держится зажатая струна - и оттого голос ее лишь слаще. Держаться. Не лопнуть, словно жила под неумелой рукой...
Юноша опустил голову, отводя взгляд от нового лица и более не надеясь на него - лишь ожидая следующего решения пленителей. Едва ли поволокут в таинственную ставку, а если та действительно "полным составом", - то и охранять его некому. Во всяком случае, сейчас. Не это ли новый шанс?

0

9

Адериан изобразил вполне штатную историю. Начальство имело свойство рассылать гонцов с неожиданными требованиями. Глайн отличался характером взбалмошным. Он мог что-то решить глобальное, а через полдня передумать, и решить уже что-нибудь другое.
Пленник выглядел так, будто его пытали уже три дня каким-то хитрым бескровным способом и вот он почти готовится умирать весь такой потерянный. Адериан поджал губы. Он понимал, что Квинт своего не упустит.
Моя задача выполнена, я могу помочь раненому, – это был не вопрос, а скорее утверждение. Альв нуждался в том, чтобы ему вправили руку и облегчили боль. Адериан снял свой заплечный мешок и выжидательно глянул на наемников. – Мне все равно, что вы хотите с ним сделать, это меня не касается. Но если не прикончить прямо сейчас, ему нужно помочь.
Квинт столкнулся со сложной ситуацией. У них появился свидетель, которого формально нельзя было убрать. Предводитель шайки резко подошел к Адериану, снял с него отличительный знак Сынов Удачи и кивнул, мол, действуй.
Боуэн пережил в этот момент не самые приятные мгновения в своей жизни. Он напрягся, рука сама потянулась к перевязи с мечом. Однако он остановил себя.
Все, кроме Рыжего и тебя, лекарь, возвращайтесь в ставку, – приказал Квинт. Он произнес слово "лекарь" с нескрываемым презрением. Всем было известно, что в рядах Сынов Удачи врачевателей не водится. Просто наемники кое-что изучают по этой части. Помогает оказывать помощь клиентам и продлевать мучения пленников, если требуется добыть информацию.
Пока Адериан выяснял отношения с Квинтом, отправленные в штаб члены шайки собирались в дорогу.
Тебе придется лечь, – обратился Адериан к странному альву. – Я знаю только такой способ вправить руку.
Наемник прекрасно видел, как путник сверзься с лошади и был уверен, что он просто выбил плечо. Однако для полноты картины он попросил:
Развяжи тунику, я посмотрю, что там... получше. – У Боуэн была с собой смесь из трав, помогающих снять боль. Он вытащил маленький пузырек с настойкой и протянул несчастному путешественнику. – Это надо будет выпить.

0

10

Слова нежданного "гостя" барда весьма озадачили. Уже обмякший, смирившийся с тем, что ближайшие пару часов в его долгой жизни станут весьма неприятным воспоминанием, дракон слегка взбодрился, взглянул на неожиданного спасителя с новым интересом. Правда, признаться, он не особенно верил в то, что парня послушают. В конце концов, лесные обитатели еще не решили, что с ним делать - а если просто добить, то уже без разницы, есть ли травма.
И все же чудо случилось. Уж была ли на то воля Великой Шиархи или же просто удача блудного барда решила ему улыбнуться - но его наконец выпустили, позволяя относительно выпрямиться. Дальнейших событий Тео немного не понял, но вдаваться в подробности не стал - лишь огляделся, изучающе осматривая "конвой". От одного он еще мог бы уйти, пожалуй - ну хотя бы попытаться. С весьма переменчивыми шансами на успех. Но трое...
Бард предпочел довольствоваться хотя бы тем, что останется жив. Опять же исходя из той логики, что его предпочли излечить, нежели убить.
Блондин вновь взглянул на своего спасителя, улыбнулся ему, стремясь поблагодарить за участие хотя бы таким образом, потом послушно опустился на землю, ощупал пояс кимоно и ощутил, как напрягся лучник, очевидно, предполагая, что он сейчас выхватит из-за пояса нечто действительно грозное.
Тео не представлял, что такое опасное мог бы хранить там, но на всякий случай двигался медленно, очень медленно, распутывая непослушный узел одной рукой и стараясь не обременять вторую. Потом взял передышку, хотя края шелкового халата уже свободно провисли. В принципе, этого могло бы уже хватить для осмотра, и бард протянул здоровую руку за пузырьком, втянул запах: чувствительность к ядам вынуждала его очень внимательно относится ко всему, что могло попасть в организм. Правда, едва ли его положение предполагало возможность отказаться, но пролить - отчего нет? С другой стороны - для чего участливому парню его травить?
Содержимое терпко пахло травами - и только. Тео глотнул, прижал ладонь ко рту, пережидая послевкусие, вернул бутылочку владельцу и мягко спросил, сдвигая полу кимоно:
- Этого будет достаточно?
Стрелок следил за его движениями, и оттого сосредоточиться было немного труднее. Но с иной стороны - это ведь тоже зритель, верно? Ложиться на холодную землю юноша не спешил: если потребуется стащить халат совершенно, ему придется повозиться, а лежа сделать нечто подобное станет еще сложнее. Тем паче, что свою одежду он предпочел бы подстелить под спину. Хоть какая-то защита от тянущего от земли холода.

0

11

Адериан выдохнул, когда основная часть шайки устремилась в сторону лагеря командования. С выражением неудовольствия на лицах они получили от главаря банды указания, живо собрались и покинули стоянку отряда.
Глайн не обрадуется, когда увидит наемников без их командира. Этого альва следует отпустить. Он все равно ничего не понимает и вряд ли что-то кому-то сможет рассказать.
Глайн подождет, пока мы уладим тут наши дела, – отрезал Квинт. – Занимайся его рукой, раз уж вызвался, и не лезь, куда не просят.
Глайн бывает очень недоволен, когда его заставляют ждать, – сделал Боуэн последнюю безнадежную попытку.
Судя из того, как проигнорировал Квинт призыв вернуться в лагерь, у него были далеко идущие планы на пленника. Отсутствие денег и ценностей распалило его алчность.
Боуэн никогда не занимался ни грабежом, ни разбоем. Его готовили быть телохранителем. На самый крайний случай – просто помощником. Ему было дико наблюдать за всем этим беспределом на большой дороге.
Альв вывихнул плечо. Ничего ужасного. Обезболивающая настойка должна была облегчить его страдания. Адериан осторожно прикоснулся к руке несчастного путника:
Можно одеться. Тебе нужно будет лечь на спину и я вправлю руку. Начнем, когда травы подействуют и боль утихнет.
Адериан знал только один способ вправить плечо. Для этого нужно было тянуть руку вдоль тела, стопой упираясь в подмышечную область пострадавшего. Ради этих манипуляций Боуэн принялся расшнуровывать сапог.
Несчастный худосочный путник казался совершенно воздушным. Адериан даже немного переживал, не потеряет ли он сознание от боли.
Рыжий держал на прицеле не только пленника, но и Адериана. Давая понять, что он не собирается лишаться своей доли из-за того, что к ним прибился чужак. Пусть даже его прислало высокое начальство. Лучник был украшен парочкой старых шрамов. Смотрел он так пристально и гаденько, что аж холодок пробирал.

0

12

Тео мягко склонил голову в знак готовности следовать любым указаниям, запахнул кимоно и сжал полы в кулаке, стягивая их крепче, спасаясь от холодного ветра. Холода дракон боялся значительно больше, чем боли. Стоит ли сообщать об этом господину врачевателю?
Бард стиснул зубы, подавляя зевок. От этого лекарства закономерно навалилась сонливая тяжесть, заодно оттягивающая боль, но и зловредно союзничающая с холодом в деле погружения блондина в сон. Счастье еще, что смена формы невозможна - в человеческом, полностью человеческом, теле сопротивляться куда проще. Поглощенный собой, блондин умудрялся помнить и о зрителях и решительно не понимал напряжения лучника, сверлящего его спину с силой арбалетного болта. Что такого ужасного, на взгляд этого человека, может выкинуть одинокий безоружный раненный тонкокостный пленник?
Возможно, тот сталкивался прежде с какими-то другими расами и посчитал юношу представителем одной из них?
Тео подавил улыбку при случайной мысли, что его могли принять за вульфара или вамфири. Вот за вамфири... да. Тогда напряжение парня вполне понятно, будь он сыном этой расы, дело могло разрешиться легко и быстро. Жаль, как жаль, что он лишь дракон! Но разве не должно смутить их отсутствие длинных клыков. Приняли за альва? Но уши у него самые обычные, округлые...
Бард опустился на землю, наблюдая за окружающими из-под белоснежных ресниц. Его спаситель очевидно нервничал, словно остальные участники сцены не были его братьями по оружию. Странно, но те отвечали ему тем же. Разумеется, Тео не было дела до внутренних разборок лесных стрелков - он просто прикидывал, как может использовать это для возможного освобождения. И очень старался не чувствовать надломов души, манящих его успешнее, чем мотылька - огонь. Бард облизнул тонкие губы, на мгновение вспыхнул изумрудными радужками, поднимая взгляд на врачевателя, едва заметно кивнул:
- Полагаю, я готов... - Тео, признаться, очень надеялся, что его тело отреагирует на грядущую боль так, как это происходит в обычных случаях. Близость возможных "клиентов", которым необходим был его Огонь, обычно здорово меняла его отношение к происходящему, но сейчас нелепость и опасность самой ситуации, этому не способствовало. С другой стороны, принятое лекарство заодно отупляло и восприятие угрозы.

0

13

Адериан плечи никогда не вправлял. Не доводилось. Однако теорию знал, при нем это несколько раз делал его наставник.
– Не противься мне, – на всякий случай попросил мужчина. – Я буду осторожно.
Босой на одну ногу, наемник устроился так, чтобы стопой упереться в подмышечною впадину поврежденной конечности несчастного путника. Обеими руками Адериан потянул странного прямоухого альва за больную руку, как учил его Грэм, одновременно с этим подталкивая выбитый сустав на его исходное место ногой. Человек действовал достаточно плавно, он знал, что нужно избегать резких движений и рывков. Пусть пленник не чувствовал острой боли из-за настойки, но все еще оставался шанс сделать хуже. Когда операция завершилась и Адериан поспешил обуться, он только заметил, что лучник, который держал их на прицеле, откровенно ржет. Наверняка они выглядели достаточно забавно. Сосредоточенный до предела Боуэн и потерянный альв. Все это в странной, неприглядной позе.
– Кто ты таков? – спросил мимоходом человек, когда взялся помогать пленнику спустить одежды и принялся перевязывать его плечо тем, что имел с собой в походном мешке. Говорить он старался тихо.
Адериан всегда носил с собой то, что могло помочь. Впрочем, эта его вылазка обещала быть короткой, и он не набирал с собой слишком много.
По глазам Квинта читалось, что раз теперь пленник вполне пригоден к манипуляциям, его неплохо бы куда-то деть. Первый гнев по поводу отсутствия ценностей у него прошел:
– Эй, несчастный, – обратился он к путнику. – Откуда ты такой взялся без ценностей и поклажи? Есть тот, кто заплатит за тебя выкуп?
Адериан аж позеленел. Была бы его воля, он бы за такое изгонял из "Сынов Удачи". Конечно, жалование в организации не казалось баснословным. Однако оно не было и таким ничтожным, чтобы выгнать людей от нужды на большую дорогу.

+1

14

Арнэо ненавидел путешествовать верхом. Лошади не то, чтобы приятно пахли, а для чувствительного обоняния вамфири это было в разы сквернее. В Академии он, признаться, отвык от верховой езды, поэтому сейчас ныли все мышцы попеременно, копчик напоминал о себе неприятными ощущениями, а необходимость в любом случае держать осанку и вид "прекрасного наездника" делали настроение вамфири далеко не радужным. Единорогов и пони, в общем, вкупе с бабочками и сладкой розовой ватой с волшебной ярмарки, ему точно не светило в мыслях. Именно поэтому он третировал своих охранников - трех вамфири и одного вульфара - а также наставника Данарио (когда-то он был ему и гувернером, и нянькой, и учителем) болтовней, едкими замечаниями и шуточками, которые неизменно вызывали у охраны зубовный скрежет, а у наставника - неодобрительное покачивание головы. Ну и пусть.
Периодическая ноябрьская морось тоже не слишком была приятна, сменные лошади и занятые воняли под влагой еще больше, а начинавшийся в это время года холод пробирался даже под богатые теплые одежды с меховой отделкой.
- Ну, наконец-то! - выдохнул он сквозь зубы, когда их небольшой "караван" вступил в до боли знакомые и даже пахнувшие по-родному приятно леса. Вперемежку с видневшимися вдалеке горами, этот вид немного взбодрил юного Ноа, он вспомнил про оставшегося в Академии Ольшина и улыбнулся. Охрана покосилась на него с опаской и переглянулась с наставником, чем немало позабавила Арнэо. - Ой, да ладно вам! Все уже почти в поряд... хм...
Всего-то пару часов в родных лесах, а уже какие-то подозрительные звуки. И наёмник-вульфар, поведя носом, достал из-за спины огромный двуручный меч. Ноа лишь выгнул бровь - на коне с таким оружием? Это еще уметь надо. Хотя, скорей уж он спешится. Впрочем, вульфары обладают куда более развитым охотничьим инстинктом и в лесу ориентируются лучше.
- Я спешусь. - и точно, спрыгнул, поспешив вперед, через чащу, срезая путь.
Один из охранников-вамфири кивнул, проделал какие-то манипуляции со своими стрелами. Яд? Ну, кто их знает. У самого Ноа были с собой зелья на почти любые случаи жизни, но вряд ли они понадобятся с такими-то охранниками.
Дорога свернула и, стоило им вырулить за поворот, как лошади недовольно зафыркали почуяв чужаков. Кажется, намечается нечто интересное. Альбинос, закутанный по самое не хочу из-за солнца в меха и не поленившийся накинуть на голову головной убор с прикрывающей лицо тканью (прозрачной, но дававшей достаточно тени), с любопытством уставился на нескольких человек за поваленным поперек дороги бревном.
- Кто такие, и что нужно вам на землях Дома Ноа? - грозно рыкнул старший из охраны, пока его помощник уже брал на прицел рыжего лучника. Впрочем, за спиной у них уже крался наемник-вульфар. Арнэо же с все возраставшим любопытством рассматривал распластанного на уже явно не теплой земле молодого мужчину. Склонившийся над ним воин интересен был постольку-поскольку, впрочем, живое воображение тут же дорисовало сцену. Ну нет, а чего бы еще юноша неловко поправлял одежду, а парень над ним возился с какой-то склянкой? Вамфири усмехнулся, но кто ж эту ухмылочку разглядит под тканью?
- Я уверен, Жевьен, они не хотели ничего плохого на моих землях. Вы ведь не грабите, господа, так? И уж точно не насильничаете?
Вполне себе уловимая насмешка в мягком голосе Арнэо была бы недоступна лишь махровому глупцу.

0

15

Блондину стоило большого усилия, чтобы удержаться от вскрика - и все же он смог, лишь до крови закусил бледную губу, благодарно выдохнул, поняв, что операция завершилась. Даже притупляющее ощущения лекарство смогло лишь сильно приглушить боль, но не убрать ее совсем. Впрочем, не то, чтобы бард боялся оной. Вот такая, на грани выдержки, - она была ему не страшна, скорее наоборот... По целителю было заметно, сколь сильно он переживает за своего пациента - и сколь далек от правды в своих представлениях о его пределах.
Тео скосил глаз на потешающегося стрелка. Именно его взгляд не давал установить привычного контакта. Барду отчего-то казалось, что с целителем он смог бы договориться о чем угодно. Но этот стрелок...
Блондин утешил себя тем, что лучник не может постоянно пялиться на них - хотя какое иное в лесу может быть развлечение? Судя по энтузиазму, с которым они обирают одинокого безоружного "пустого" путника, он - их первая добыча за долгое, долгое время. Некоторым образом это могло бы ему даже польстить, но увы - выдержки советника на подобное уже не хватало. Он приподнялся, чтобы целителю было удобнее накладывать повязку. Тео уже собрался ответить на вопрос, когда в происходящее вмешался грубый голос "сторожа", кардинально меняя планы дракона. Его статус в этом мире - советник лорда ди Рхаурра, но раскрывать это встречным разбойникам, очевидно, не стоит, если он не хочет добавить себе неприятностей. Блондин торопливо облизнул губы и заметил:
- Я бард.. Всего лишь бард, добрые господа, чужак в этой.. - он отвлекся на появление новых фигур. - ...земле.
Разумеется, ничего подобного он и предусмотреть-то не мог, и все же отчего-то первым делом подумал "надеюсь, моя кобыла прибилась к ним". В способности новых прибывших справиться с разбойниками Тео не сомневался, но и проверять его не тянуло. Укутанная верховая фигура внушала доверие ничуть не больше разбойников, но говорила повелительно и достаточно звонко, чтобы принадлежать юноше. Очевидно, высокородному. Лорд, граф, принц?
В любом случае не то пленник, не то пациент не мог упустить столь чудесный шанс покончить с этим неприятным приключением. Он с плавностью, какой никак нельзя ожидать от тела, которое менее часа назад грянулось оземь, поднялся на ноги. Плечо, вернувшееся в нормальное положение, стрельнуло глухой болью, но лицо барда лишь на мгновение омрачилось легкой, едва заметной тенью. Мягкая, располагающая улыбка, ясный взгляд - впервой ли выступать перед почтенной публикой в далеко не идеальном состоянии? Он низко склонился, не теряя, впрочем, достоинства - так, как полагается приветствовать высокородных господ. Преувеличить здесь - лишь во благо. Впрочем, говорил тот явно от имени повелителя этих земель.
Что ж, у него несколько способов пояснить ситуацию. И не будь здесь милосердного юноши, что так самозабвенно возился с ним, причин прикрывать охотников за удачей у дракона бы не было вовсе. Но ведь если явившийся по их души и впрямь рассерженный владыка местных земель, то вероятно, он казнит разбойников. И этого юношу тоже. Придется приложить все усилия, если он, Тео, не хочет этого.
- Добрые люди помогли мне оправиться от неудачного падения, милорд, - точно опознать ранг произносящего не представлялось возможным, посему блондин использовал наиболее широкое обращение из своего богатого арсенала. - Ничего более... - словно в подтверждение своих слов, он едва заметным жестом коснулся пострадавшего плеча, обнажая свежую повязку. Если рыжий стрелок достаточно умен, он сейчас же сделает вид, что все именно так и есть.
Бросаться раньше времени просьбами о помощи бард избегал. Пусть "милорд" сперва реакцией своей докажет, что лично у него нет претензий к бедному страннику и он расположен слушать нижайшие просьбы. Те, кто не учитывают настроения высокородных, долго не живут - это он знал твердо.

Отредактировано Тео Ло-Амис (15.11.2016 00:08)

0

16

Адериан только губу закусил. Вот они уже влипли, а путник их выгораживает. Этот полукровка-альв казался странным.  Странствующий бард... Может, он вообще был чем-то вроде шпиона?
Впрочем, чего уж тут.
Квинт поморщился и подал знак лучнику не делать резких движений. Это был тот случай, когда с благородными лучше не спорить. 
– Добрые господа нас не за тех приняли. Этого бедолагу угораздило упасть с лошади. Наш лекарь помог ему, – технически темноволосый главарь неудачливых разбойников вовсе не врал. Бард свалился еще до того, как попал в засаду. Грабить его... не ограбили: взять же было нечего! – Мы еще не выяснили, куда он держит путь, но если вы считаете, что станете лучшим сопровождением для него. Забирайте.
– Ему нужно было вправить плечо, а не то, что вы подумали, господин, – Адериан едва удержался от усмешки, вставая рядом со своим недавним пациентом. Было даже забавно. Вот их окружили среди холодного леса и за злодея приняли именно его. Впрочем, Боуэн сразу понял, что они влипли в плохую компанию. Вамфири человеку доверия не внушали. Из дома Ноа они, или нет. Сам путник явно был предрасположен к неприятностям. Он попал в одни, еще не добравшись до засады. Теперь, вероятно, попадет в другие. Естественно, эти вамфири заберут его у Квинта. Тот и сам уже не рад, что им попался такой бард. Платить за него не станут все равно. Зачем, ведь они могут отнять его силой. Ценностей при нем не было. Короче, совершенно невыгодное приобретение для разбойников. Одна морока.
– У моих друзей есть дела, – Адериан внимательно посмотрел на барда, пытаясь понять, верно ли действует. – Я же провожу путника сам, хочу убедиться, что он в безопасности.
По глазам своих коллег Боуэн видел: они будут рады убраться туда, куда он их отправил еще час назад. Планируют ли господа из дома Ноа кому-то помогать, вовсе было не ясно.

+1

17

Арнэо с плохо скрываемым удовольствием (впрочем, закрытое лицо вряд ли сказало многое окружающим) разглядывал обнаженное плечо, где уже и правда красовалась повязка. Умело наложенная повязка.
"С каких это пор разбойники столь ловко управляются с перевязками? Они не похожи даже на наемников - рвань та еще... кроме этого", - вамфири перевел взгляд на того, что был в более или менее приличных одеждах. Прищурившись, Арнэо улыбнулся и хмыкнул едва заметно.
- Какая поразительная щедрость со вашей стороны, господа.
И вновь внимание приковано к изящной до хрупкости фигуре. Ну, не настолько, ка кон сам. но, все же, на фоне окружавшего его рванья, молодой человек выглядел весьма изысканно. А еще, он странно пах. Ноа втянул свежий ноябрьский воздух, улавливая в нем и амбрэ после выпивки, и смесь не слишком приятных ароматов лука и дешевой еды, и пота многодневного. смешанного с чем-то, отдаленно напоминавшего похоть.
- Назовитесь, будьте так добры, - теперь он вел беседу лишь с беловолосым созданием с поврежденным плечом. Выслушал ответ, чуть склонил голову и уже было хотел пригласить его к себе в гости - какой уж праздник без бардов, так? - но тут вдруг разбойник слева цыкнул, остервенело пнул ближайший ствол и прорычал:
- Господин, мы не стали докучать Вам нашей проблемой, но это раб. Сбежавший раб, которого мы изловили вот только что! Конечно, товар мы того... не хотели порченным видеть - вот и залатали плечо. Ну так Вы ж не оставите нас ни с чем, благородный господин?
Арнэо пару секунд смотрел с высоты, на которой сидел, а затем звонкий серебристый смех прорезал воздух. Ноа-младший от души расхохотался, даже пришлось поднять руку от поводьев и прикрыть ради приличий кистью нижнюю часть лица. Не то, чтобы оно было необходимо - все равно лицо было закрыто, - но машинальные, вбитые годами и годами действия не так-то просто вовремя остановить.
- Что ж вы сразу не сказали, господа? Таскать по лесу такой товар - лишь прибавлять себе убытки, - он, наконец, успокоился внешне, хотя от неумелой лжи разбойника смех рвался наружу, пенясь и щекоча нутро.
Он повернул голову в сторону наставника. И тот, неодобрительно цыкнув, все же, полез за кошелем с золотыми в седельную сумку. Пока шел отсчет, Арнэо не мигая смотрел на юношу с волосами цвета звезд, и все гадал, какой тот расы. По виду - человек. Но нет. Что-то такое чувствовалось, что-то что будоражит кровь и волнует чувства охотника в вамфири. Как только Данарио отсчитал стандартную сумму за невольника на рынке рабов и бросил его, явно брезгуя передавать кошель собственноручно, Арнэо махнул охране.
- Возьмите кто-нибудь барда к себе в седло.
И тронул поводья, не собираясь более тратить время на отребье. И то, что кто-то собирался вроде б как проводить Тео, не имело значения тоже.
- Он в безопасности.
Только и сказал, явно улыбаясь сквозь ткань на лице, когда проезжал мимо "лекаря".

+1

18

Тео страшно изумился последствиям, которые имели его слова. То есть разумеется, он специально дал такую фразу, которая могла помочь разбойникам избежать неприятных последствий, но уж того, что его вознамерятся проводить - никак не ожидал. Как и того, что его признают беглым рабом. Дракон высоко поднял брови, но как ни крути, доля правды в подобной лжи была: не появись всадник поблизости, весьма вероятно, его продали бы на рынке, поскольку подобное здесь, очевидно, практикуется, за неимением более подходящих способов разжиться деньгами за его счет.
- Тео Ло-Амис к вашим услугам, милорд, - бард рассудил, что от лишнего поклона хуже не станет и снова поник уже лишь относительно светлой макушкой - листвы, травы и грязи в косу набралось порядком. И все же во всех его жестах сквозило сдержанное благородство, точная выверенность движений, танцевальное изящество, которые не оставляли сомнений в его роде деятельности. Более ни о чем "милорд" не спрашивал - впрочем, ни обращаться к нему, ни проверять на лояльность к просьбам не пришлось. Тот уже сам все решил - а поскольку барду в общем-то было все равно, куда отправляться, спорить он не стал.
Правда, сцена продажи навела его на мысль о том, что разбойники продали-таки раба. Интересно, как теперь будет определяться его статус? Свободный? Гость? Или все же раб? От этого зависела свобода выбора и передвижений. Что, разумеется, весьма беспокоило барда, но вопрос не относился к сиюминутным. Об этом можно будет догадаться по обращению с ним. Впрочем деньги уплачены, и хотя сам Тео в этом нисколько не виноват, логика утверждает, что свободным в этом случае его назвать будет сложновато.
Юноша покачал головой, придерживая все еще болящую руку и позволяя втащить себя в седло. Он умел и сам ездить верхом - и преотлично, - но судя по всем, предоставлять ему коня никто не собирался.
Вся надежда оставалась на возвращение удравшей кобылы. Впрочем, гарантии, что она снова станет его, если вернется, не было тоже никакой. В конце концов, покупка может тоже ускользнуть от нового владельца...

+1

19

Если бы Арнэо был, скажем, из Дома Стихий, думается, он бы уже прикидывал, каким замечательным подарком мог бы стать этот восхитительный образчик рода человеческого. Или, все же, нет? Ноа-младший никак не мог понять, человек ли представившийся бард Тео Ло-Амис. Было в нем нечто, что заставляло прокатываться волнами мурашки по коже, нечто, сразу впивающееся в сознание, но не поддающееся адекватному, разумному объяснению. Он не пах, как альв, не был горячим, как вульфар, от него не было ощущения твердости и уверенности земли и гор, как от грэммов, да и любой бы понял, что перед ним не троблинг.
- Давно ли Вы, Тео, столь опрометчиво путешествуете один в этой глуши? Какой недруг посоветовал Вам даже проводника из местных не взять, заплатив не столь уж большую сумму? - через несколько минут неторопливого шага коней, спросил, явно улыбаясь под скрывающими лицо тканями. - Еще меня весьма заинтересовало… Вы же не альв, так? Тогда, кто? Человеком не пахните, да и дикого сдержанного огня вульфара я тоже не чувствую. Расскажете о себе?
Он посмотрел на приближающееся ущелье - их группа как раз выезжала с лесной дороги на горный перевал. Предстояла самая трудная часть пути. Вамфири с сомнением покосился на Тео. С другой стороны, он в надежных руках - Бернар не даст упасть или повредить что-то еще помимо руки. То, что телохранитель еще не ел с ночи, лишь веселило Арнэо. В конце-концов, проверка выдержки получается та еще.

0

20

Первое, что сделал бард, - постарался устроиться удобнее в столь стесненных обстоятельствах. Во-первых, он по-прежнему оберегал руку, которая нещадно ныла и напоминала о себе при каждом неловком жесте, во-вторых, юноша полагал, что если отряд выбрался на прогулку верхом, то оная подразумевается весьма продолжительной. Соответственно затекшие в неудачной позе мышцы вполне могут подвести в самый необходимый момент. Пытаться бежать он не видел ни смысла, ни повода, знатный юноша был учтив, седло почти удобным, а погода для подобного времени года - весьма и весьма сносной.
- Нет, высокий лорд, я невольно отправился в странствие несколько дней назад, ибо помогал изучить дело о смерти моего прежнего лорда, - он опечаленно качнул головой, лишь на тщательно отмеренное мгновение позволяя чертам исказиться скорбью - ему совершенно не нужно, чтобы его не то хозяин, не то спаситель решил, будто он каким-либо образом причастен к сему событию. Разумеется, полностью оную версию его печаль не исключит, но подозрения всяко ослабит. И в то же время нельзя терять лицо, нельзя позволять излишним эмоциям властвовать над собой излишне долго. Опыт учил, что зритель желает развлечений вне зависимости от состояния актера, а сейчас ему приходилось играть перед высокородной, обычно весьма искушенной публикой. - И поскольку оное завершено, - дракон снова умолчал ту незначительную деталь, что имеет непосредственное отношение к судьбые убийцы, - я тщился вернуться в его замок. Впрочем, сейчас там меня ничто не держит.
Последнее Тео произнес будто бы только для себя - убедиться, вспомнить, что с прошлым его ничто не связывает, - но одновременно и дал милорду Ноа полную свободу действий. Барда никто не хватится, никто не будет его искать - или выкупать. Интересно, как это повлияет на его дальнейшую участь?
- Что же до меня, то... - бард плавно повел плечом, расцвел светлой, многообещающей улыбкой, не более теплой, нежели лунный луч. - Разве есть во мне нечто, отчего милорд усомнился в моей причастности к людям?
Дракон был искренне уверен, что его апельсиновый осенний запах под силу разобрать только вульфарам - да и тот становился ярче в момент, когда его охватывало возбуждение. Соответственно сейчас пряный аромат приглушен настолько, насколько это возможно, а внешне его и вовсе от человека не отличишь. В его мире отличить могли еще вампиры, чуткие к куда более тонким различиям, но здесь... здесь не его мир. Так отчего же Ноа задает столь очевидный вопрос?

+1

21

Арнэо внимательно слушал молодого человека и невольно улыбался: ни семьи, ни друзей, ни даже господина. Так-так-так, кто у нас не далее, как с неделю помер? Слухи могли до него еще не дойти - вынужденное неудобство путешествия не через телепорт. Но он слишком давно не был в родных краях, чтобы пропустить виды и пейзажи не только этих прекрасных гор. Но мысленно он поставил себе галочку-заметку на будущее - разузнать первым делом, кто из знати отдал душу Ашхаи. Впрочем, можно спросить об этом напрямую у самого бывшего подопечного того, кого убили, кем бы тот ни был.
- Что ж, если не держат Вас более обязательства в том замке, побудьте гостем у меня, - при закрытом полностью лице в голосе Ноа слышались нотки, намекающие, что он сейчас улыбается и вполне в благостном настроении находится. Даже несмотря на по-прежнему ноющие копчик и поясницу и уже заходящее, а от того, светившее прямо в глаза тонкими разрезанными ветвями деревьев лучами солнце. - Скажем так, Тео, твои чувства не пахнут человеком.
Пояснять это свое заявление он не стал. Раз есть резон скрывать что-то, стало быть, так надо, а если это "что-то" действительно важно, особые люди семьи Ноа выяснят это в любом случае.
Когда через полчаса землю накрыло сумерками, Арни заметно повеселел, даже кивнул на одну из сменных лошадей и приказал усадить на отдохнувшее животное барда. Снова заморосило противно, но солнце ушло, значит, можно ограничиться капюшоном дорожного плаща, подбитого мехом. Он снял широкополый головной убор с полупрозрачной темной тканью, скрывавшей лицо, тряхнул головой, вдыхая полной грудью влажный свежий воздух и, свободной от поводьев рукой раскрыв веер, несколько раз обмахнул им лицо.
- Боги! Иногда это просто невыносимо… - он глянул на барда, ехавшего рядом, усмехнулся кокетливо, скорей по привычке, чем действительно заигрывая, тряхнул волосами, лишь после этого убрав веер и накинув на белые пряди капюшон. - Не ожидал от вамфири такого сияния? - он уже перешел давно на "ты" в обращении к этому изящному созданию, не заботясь более о том, что оскорбит какое-то попавшее в беду "высочество". Затем спросил у ехавшего справа Данарио, когда привал. Получив ответ, задумался, но через несколько секунд кивнул согласно, опять обращаясь к нежданному новому спутнику. - Как плечо? Привал будет через пару часов - таверна перед выездом из леса. Там остановимся, поедим и отдохнем, и, так как до замка всего пять часов, ночлега не предвидится. Сразу же двинемся в путь. Выдержишь? - он кивнул на перевязанное плечо юноши, за которым все время приглядывал вульфар - мало ли, вздумает падать.

0

22

Честно говоря, у Тео сейчас вообще не было особого выбора, куда отправляться - либо он следует любезному приглашению, либо замерзает, либо разыскивает по незнакомой местности добрую леди Дарину и набивается в нахлебники, всерьез обременяя и девушку, и ее родных. Быть обузой барду не хотелось, а сейчас он, увы, ничего не мог предложить взамен. Посему предложение встреченного аристократа звучало вполне приемлемо. На всякий случай дракон уточнил:
- В замке моего прежнего лорда у меня и впрямь не осталось дел, - насколько он понял, теперь предстояли выборы нового альфы, нового вожака. То есть несчастному Стражу Степей предстояло пережить период жестоких сражений и раздела сфер влияния, бывший советник мог легко стать стать как пешкой, так и жертвой, ни того, ни другого ему не хотелось. Да и привыкать к новому лорду, которому все равно он не сможет служить так, как прежнему, - тоже. Впрочем, вероятнее всего его бы попросту убили во избежание интриг. Тем более, что проверить его происхождение, мягко говоря, сложно. - Однако, увы, я не могу предложить вам большего услужения, чем мое умение барда.
Нахлебничать Тео не любил и стремился отблагодарить за милосердие, чем мог. Мог он чаще всего, увы, куда меньше, чем хотело бы.
Мысль о том, что чувства пахнут, стала для дракона открытием. Он изумленно взглянул на фигуру, укутанную в ткани, но возобновлять разговор не стал, углубился в собственные мысли.
Коль скоро за него были уплачены деньги, он теперь раб, не так ли? Слуг не покупают, даже и в таких обстоятельствах. Более того, сейчас он обязан добрым путникам самой своей жизнью, ибо чем бы закончилось сие приключение в руках разбойников - знают только боги. Тем паче при поврежденном плече. Странно, что этого еще не сказал сам новый господин, возможно, это подразумевается как само собой разумеющееся?
Смене седла блондин, признаться, несколько изумился, но спорить не стал, устроился и в нем как можно удобнее, поглядывая искоса на небо.  Ему очень хотелось убраться до ночного холода из леса, и он искренне уповал на то, что отряд не станет ночевать прямо здесь.
А вот новый господин, похоже, наоборот, пришел в чудесное расположение духа, наконец нарушая относительную тишину. Тео повернулся на голос и чуть приподнял брови, изумленно разглядывая юношу. Так вот, каковы те страшные монстры, кои так сильно раздражали лэрда ди Рхаурр? В попутчике не было ничего пугающего ровным счетом. Видимо, он был альбиносом - полной уверенности у дракона не было. В его жизни, например, встречались целых четыре оттенка белизны волос и кожи, не имеющих отношения к альбинизму, но все же... Из-за цвета юноша казался светящимся изнутри, это было воистину красиво в глазах барда, и посему он не вполне понял вопрос, изумленно поднял брови. Что не так с сиянием у вамфири? Об этом лорд ничего не говорил. Какой же реакции от него ожидают?
Тео вежливо склонил голову, этим жестом выражая и признание красоты собеседника, и удивление, которого, кажется, пытался добиться юноша:
- Я чувствую себя вполне сносно, благодарю. Хотя был бы весьма и весьма признателен, если найдется лекарь, что взглянет на мое плечо ближе. Одним из моих искусств является танец, и я не хотел бы лишиться возможности его использовать по какой-нибудь нелепой случайности, - дракон улыбнулся: новость о скором отдыхе его действительно порадовала. - Да, высокий лорд. Я выдержу.
Тео при необходимости выдержал бы и еще больше - только бы покинуть негостеприимный лесной шатер. И тем более его изумляло внимание к рабу, будто юноша и не платил за него.. сколько, к слову? Отчего он ведет себя так естественно и ровно, словно ведет беседу с товарищем, а не подчиненным?

Отредактировано Тео Ло-Амис (15.07.2017 14:42)

+1


Вы здесь » Айлей » • Архивы эпизодов » Лесные превратности