Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


17.10.2017 Не смотря на небольшой и тотальный завал, жизнь продолжается. Определен лучший пост лета! Готовится праздник Самайна/Хеллоуина, к празднику аватар менять не надо! Конкурс Старинная легенда продолжается!

25.09.2017 Друзья, мы рады вам сообщить, что на форуме были добавлены новые сюжетные линии, с которыми рекомендуем ознакомиться каждому участнику, чтобы потом не возникало вопросов.
На форуме взял старт конкурс Старинная легенда, где каждый может предложить сказку, легенду или миф, связанные с миром. Не стесняйтесь созидать и радовать нас своими творениями! Вдобавок к этому было начато голосование за Лучший пост лета! Помогите отважным участникам получить заслуженные награды.


Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Замок Исцеления » Спальня Ниитэ


Спальня Ниитэ

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sa.uploads.ru/UhZpD.png

+1

2

Почти четыре месяца. Это очень долго, есть риск привыкнуть. Самое страшное в ситуации — это именно привыкнуть к тому, что Ниитэ всегда там, где его положили. Обыденность ухода. Обыденность визитов. Обыденность односложных ответов рассудка, спящего тяжёлым сном.

Вальзар полностью отдавал себе отчёт в том, что его круглосуточное присутствие и не требуется. Более того, такое решение, будучи принятым, принесёт Дому только вред. Демонстрация слабости обязательно придётся кому-то ко двору. С другой стороны — каждый из его сыновей является его подданным. Но не каждый его подданный приходится ему сыном. Даже находясь у себя в кабинете, Вальзар чувствовал Ниитэ, и малейшее движение его мысли было бы сразу замечено, зафиксировано и схвачено.

Четыре месяца. Не помогала магия, не помогало вообще ничего. Так просто не бывает, результат должен быть всегда, динамика должна прослеживаться, тело должно реагировать, если ему есть чем реагировать. Не дать отчаянию себя скрутить в тугой узел, свитый из страхов — это тоже работа, очень тяжёлая, неблагодарная и неоплачиваемая. И Вальзар работал. Круглосуточно. Пока, наконец-то, не дала результат кровь альвов. Сначала тело начало благосклонно принимать пищу, потом намётанный взгляд отметил плавный уход безжизненного оттенка кожи.

«А потом больной внезапно проснулся и попросил есть» — так говорят только измотанные тревогой родственники. Ничего внезапного не было. Просто толстый покров бездумного «ничто» постепенно истончился, под ним шевельнулись мысли. И уж этот момент Вальзар не пропустил. Оставалось дождаться главного — чтобы мыслям надоело вяло дрожать в мрачном подвале подсознания. Его функция как главы Дома Исцеления... как отца, в конце концов — помочь истомлённому бездействием сознанию Ниитэ выбраться с туманных тропинок. За Арнэо послали сразу, как только сознание Ниитэ принялось искать дорогу к свету. Он успеет приехать к пробуждению брата... или чтобы успеть проститься.

Утро только намекнуло, что собирается отвоевать у ночи положенные часы и минуты — на горизонте светлело небо. Предрассветные часы самые хрупкие, в них сплетаются такие силы, что было бы грешно ими пренебречь. И очень соблазнительно было бы воспользоваться ими слишком рано и потерпеть неудачу. Этой ночью Вальзар пришёл в спальню Ниитэ, чтобы разбудить его. Пора. Нельзя позволять сознанию сдаться и снова уползти в уже привычный туман.

Он наклонился над спящим сыном. Хрусткая чистота постельного белья, запах чистой кожи. Чётко пульсирующая тонкая вена на виске. Вальзар прижал к ней пальцы и позвал:

— Ночь закончилась. Просыпайся, Ниитэ.

На востоке появилась первая розовая полоса. Утро вступало в свои права. Почти четыре месяца ночи для сына должны были закончится.

Отредактировано Вальзар Ноа (22.07.2017 14:19)

+2

3

Из одного сна в другой. Из одной фантазии в другую. Из одного мира в другой. И так до бесконечности. Ниитэ побывал и в родном замке, и за пределами земель вамфири, и в несуществующих местах. Он был и принцем, и простым рыбаком, и умирающим от болезни ребенком. На своем пути юноша встретил многих разумных и не очень существ. Сколько бы юный принц не блуждал в мире сновидений, ему казалось, что эти сны проносятся в один миг. Лишь иногда у него появлялось ощущение затянутости - в такие моменты он думал, что вот-вот проснется. Но он не просыпался. А когда Ниитэ снились кошмары, он звал на помощь и смертных, и богов, только бы его вытащили из пучины кошмаров. Но сон не уходил. Он неспешно расстилал свою бесконечную тропу перед юным вамфири. В этот раз Ниитэ оказался в глубине зеленого леса. Он резвился на поляне под безболезненными лучами яркого солнца, наблюдал за бабочками и стрекозами. Вдруг из-за дерева кто-то показался - Ниитэ его окликнул. Существо бросилось дальше в глубину леса, юноша последовал за ним. Сделав пару шагов, он почувствовал, что мир перед ним постепенно исчезает во тьме. Долгожданное пробуждение.
Ресницы юноши дрогнули, он слабо выдохнул и постепенно открыл глаза. Изображение перед глазами было расплывчатым. Ниитэ видел множество разноцветных бликов перед собой, не понимая и не пытаясь понять, какой узор они должны сложить. Он с трудом различил фигуру, стоящую рядом с кроватью.
- Арнэ..о? Ма...ма? Папа? - почти беззвучно произнес Ниитэ.
Эти вамфири были первыми, чьи образы возникли сквозь туман, царивший в голове юного принца. Думать было тяжело.  Мысли упорхнули из головы, оставив пустую и тяжелую голову. Юноше было немного тяжело дышать - он несильно покашлял, прочищая горло и ощущая сухость во рту. Видимость становилась лучше. Ниитэ увидел нечеткие границы кровати, светлое одеяло. Ему захотелось взглянуть на свои руки. Пошевелив ими, он практически их не почувствовал. Все тело затекло и одеревенело. Такое чувство, что на него положили гору тяжелых мешком, а он под ними пролежал, как минимум, неделю. Вамфири еще раз пошевелил рукой. Медленно и тяжело он достал ее из под одеяла и немного оглядел ее, затем опустил. Какое-то время юноша лежал на кровати, устремив взгляд в балдахин кровати. Ниитэ пытался собраться с силами, чтобы заставить свое тело двигаться. Вдруг юный принц начал медленно подниматься. Ему хотелось сесть, чтобы лучше рассмотреть окружающего его обстановку. Было видно, что подъем дается ему с большим трудом и забирает много сил. отдаленно юный вамфири чувствовал, что работает все его тело. Наконец его тело приняло относительно горизонтальное положение, он негромко выдохнул, прислоняясь к деревянной спинке. Вдруг глазах потемнело, но эта темнота быстро ушла. Повернув голову, Ниитэ осматривал пышно убранную комнату. Она казалось ему одновременно знакомой и чужой. У него было ощущение, что он знает это место, только не может вспомнить. Взгляд упал на окно, где появилась розовая полоса, возвещающая о наступлении утра. Только вот... Только вот вамфири это ничего не сказало. Для него был загадкой пейзаж за окном. Он повернул голову к стоящему у кровати мужчине.
- Где... Я?,  - перевел взгляд на мужчину, стоящего у кровати, наконец узнавая его. - Отец...
Он постепенно вспоминал о тех, кто являлись его семьей. Так и сейчас принц вспомнил, что к отцу нужно обращаться с уважением и никак иначе. Туман перед глазами ушел совсем. Юноша вновь осматривал комнату, пытаясь вспомнить, что это за помещение и откуда он его знает. Чем больше он осматривался, тем быстрее его мысли приводились в порядок и тем быстрее рассеивался туман. Но пока что ничего важного вамфири не вспомнил.  Слабость не позволяла.

+1

4

Сложнее всего — не спугнуть неосторожным жестом, не потянуть слишком сильно. Напуганное сознание может снова спрятаться туда, где ему уже спокойно и привычно, в туман и небытие. Одна неудачная попытка автоматически отнимает половину надежды у следующей попытки. Вальзара обдавало ледяным холодом, стоило только поймать попытки сознания Ниитэ вернуться туда, где никто не пытается тревожить, а реальность не давит на восприятие.

Правда, иерархия привязанностей у младшего сына выстроилась примечательная: сначала брат, потом мать, и уже потом — отец. Впору задуматься. Но это можно было отложить на потом. Не ревновать же, осознав своё третье место в этом своеобразном рейтинге? Нормальный ребёнок любит мать, давшую ему жизнь. Нормальный брат любит брата, тем более старшего. Отец тут, скорее, декорация и символ власти.

— Ты дома, — тихо ответил он, вплетая голос в еле слышный шорох ветра, стучащего в окно. — С возвращением.

Подал чашу с водой, помог напиться, придерживая. Никто не может нормально управлять своим телом, несколько месяцев пролежавшим неподвижно.

— Арнэо уже едет домой. Послать за матерью?

Вот теперь, когда сознание закрепилось, можно как следует пройтись исцелением, зафиксировать результат. Вальзар аккуратно трогал кончиками пальцев то шею Ниитэ, то руки, проверяя реакцию, температуру кожи, отклик. Наконец выдохнул и улыбнулся, не осознавал до этого момента, что смотрит строго, сжав губы в нитку.

— Наконец-то. Ты голоден?

Сейчас он, пожалуй, сбегал бы лично. Естественно, за кровью. Лучшее лекарство от всех болезней. После сна, разумеется, но сна Ниитэ было даже слишком много. Выспался на полжизни вперёд. Хватит. А то Дом Исцеления скоро переименуют в «Дом Спящих Наследников».

Нормальный отец обнял бы чудом выздоровевшего сына. И Вальзар хотел...

— Арнэо. Мама, — в том порядке, в котором Ниитэ и назвал. — Сейчас все будут. Но ты пока не вставай. Впрочем... Хочешь повернуться на бок?

Он разучился обнимать сыновей.

+1

5

- Дома... - повторил тихо вслед за отцом.
Ниитэ вновь осмотрел комнату, теперь уже на некоторое время останавливая взгляд на предметах интерьера. Он дома. Чем больше юный вамфири смотрел по сторонам, тем более знакомым казалось ему помещение. Кажется, это его собственная комната. Вроде бы. Юноша выдохнул: его успокаивал тот факт, что он наконец-то опознал место своего пребывания. И еще больше его успокаивало, что это вроде бы и правда родной дом.
Когда отец поднес ко рту плошку с водой, Ниитэ сразу же потянулся пить. Ему нестерпимо хотелось пить, в горле стояла неприятная сухость. Он торопливо начал пить прохладную влагу, но много выпить не смог: не было желания, да и он быстро закашлялся от того, что поспешил. Прокашлявшись, принц облизнул губы, собирая капли прохладной влаги. Приятно. И очень хорошо.
- Спасибо, - слабо и растерянно улыбнулся и продолжил говорит. - Сколько... Сколько я спал?
Юноша слегка удивился, когда отец приблизился к нему и начал прикасаться к разным точкам на теле. Не сказать, что это было неприятно:  отдаленно юный вамфири чувствовал магию, исходящую от рук старшего члена семьи. Кажется, отец связан с исцелением. Юноша быстро моргнул. Нет, не только отец, вся семья связана с магией исцеления. И кажется, вся семья принадлежит Дому Исцеления. Принц еле заметно кивнул, вспоминая подобные детали о семье. Когда мужчина закончил, Ниитэ посмотрел на отца и обнаружил на его лице улыбку. тут же юный вамфири вспомнил некоторые подробности жизни: отец практически не улыбался.  Но почему же он вдруг улыбается сейчас? Хотелось снова сказать "папа", но Ниитэ сдержал себя. Лишь попытался изобразить улыбку на изнеможенном бледном лице. Далее он внимательно выслушал отца и ответил:
- Нет.
То ли это был ответ на предложение пригласить мать, то ли на предложение о еде, то ли на предложение о помощи, а то и просто ответ на все сразу. Но Ниитэ действительно не хотел есть. И не уверен, что хочет видеться сейчас еще с кем-то, когда он не в состоянии даже руку нормально поднять. И он не уверен, что хочет сменить свое положение в кровати. Юный принц закрыл глаза, собираясь вновь хоть немного распутать свои мысли. Он дома. До этого он спал, очень долго спал. Ниитэ перебирал в голове свои сны, постепенно возвращаясь к тому моменту, когда он впал в сон. Кажется, принц почти добрался до самого первого сна, но воспоминания тут же затянулись дымкой. Ниитэ не помнит, как заснул или кто его усыпил. И сил, чтобы вспомнить нет. Возможно, через некоторое время он вспомнит равно как и все остальное, что связано с его жизнью. Воспоминания отбирают слишком много сил, коих у вамфири и без того немного. У Ниитэ возникло ощущение, будто он сейчас снова заснет. Да только вот именно это ощущение вызывало у него ужас. Пока что только легкий, ибо эмоции его сильно притуплены пока что. Юноша открыл глаза. Кажется и без того затекшая спина затекла еще больше от долго сидения у жесткой деревянной спинки кровати. Слабо упершись в перину,  Ниитэ попытался вновь принять горизонтальное положение, но у него это плохо получалось: тело совсем не слушалось, и он постоянно останавливался из-за того, что ему казалось, что он вот-вот упадет на пол. Оставив бесполезные попытки, он принял прежнее положение и обратился к отцу:
- Пожалуйста, помогите мне лечь.

+1

6

Белая Академия ----->

Признаться, вести из родного замка ошеломили, и занятие по амулетам прошло впустую, не начавшись - он извинился перед учителем, когда после вызова в коридор посыльным, прочел небольшой свиток от отца, и ушел, уже пытаясь сообразить, вспомнить, какой урок нынче у Ольшина. По всему выходило, что тот дополнительно занимается с кем-то из Школы Дагона, стало быть, искать его надобно на заднем дворе. На морозе изо рта вырвалось облачко пара, но взглядом он отыскал своего прекрасного виконта, улыбнулся лучезарно и, не глядя на мужланов и Школы, направился, подобрав полы длинных нежно-голубого цвета с серебряной вышивкой одежд и легко ступая по грязи двора, к любимому.
- Виконт Таргоро, - как всегда на людях обратился он певуче и по титулу, прерывая поединок, - могу я отвлечь Ваше внимание буквально на минуту?
При такой улыбке вряд ли можно было отказать - даже хмурый дагониец из вульфаров, пусть и глянул неодобрительно на его одежду, а все равно пялился втихаря на безупречное лицо и волосы.
Объяснение с Ольшином вышло кратким, молодой будущий граф прекрасно понимал, что значит для Арнэо его младший брат, за что удостоился мягкой, полной нежного обожания улыбки и взгляда, в котором было обещания - через край. Окружавшим их парочку солдатне он лишь послал воздушный поцелуй, рассмеялся серебристо и звонко, да был таков, все также невесомо ступая по грязи, все еще смешанной с остатками снега - тот уже сходил, но зима не желала сдавать позиции.
Сборы были спешными, да и по сути, дома, в замке Ноа, все есть. Просто некоторые нюансы придется соблюсти, в итоге.
В замок он прибыл через час после известия о брате. Темно-бордовый бархат с серебристой вышивкой и белым мехом выгодно подчеркивал его сияющие белизной кожу и волосы, а также делал ярче алую радужку глаз. Никаких излишеств на этот раз, он наследник Ноа, а значит, для подданных отца будет самим совершенством хотя бы в вопросах стиля и если не врожденной наследственной красоты, то уж в одеждах и манерах - точно. После перемещения через портал кружилась голова, он вспомнил, что сегодня еще не питался, воспоминание о крови его золотого мальчика резануло по языку жаждой. Но он лишь улыбнулся подоспевшему слуге и отдал совершенно незначительную поклажу и пару свитков с документами, распорядившись отнести все это в его комнаты.
В спальню Ниитэ он ворвался контрастным смерчем, даже волосы всколыхнулись от порыва воздуха, поднявшего их от резкого открытия дверей. Бросил взгляд, как это ни странно, сначала на отца, сидевшего подле сына, отметил уставший вид его и обычную сдержанность в проявлении чувств. И только затем, легко ступая по мягкому ворсу ковров, подошел к брату. Пальцы с несколькими изящными кольцами и фамильным перстнем с сердцевиной из темно-синего сапфира, коснулись лба Ниитэ, пробежались по его скуле и легли на грудь, ощущая биение сердца.
- Доброй ночи, Ниитэ, рад видеть тебя, глядящего на мир столь живо, - он постарался приглушить нежность, задавить облегчение и радость, сквозящие теперь в его движениях и взгляде, но только теперь понял, как переживал, на самом деле, за младшего. - Ох, и соня же ты, - он выпустил свое облегчение вместе с тихим смехом, поймал руку младшего и поцеловал легко костяшки, бледные, бескровные. - Тебе необходимо прямо сейчас испить крови, лежебока. Иначе так и будешь до весенних вод валяться.
Арнэо повернулся к отцу, будто спрашивая его взглядом о самочувствии брата, но в итоге спросил лишь:
- Как давно Вы не насыщались кровью, отец? - он бы мог и далее играть в игру по правилам хорошего тона, но никогда не отличался пристрастием к ходить вокруг да около, если того не требовали обстоятельства. А они сейчас и не требовали. Свободная правая рука плавно скользнула к лицу Вальзара, коснулась пальцами безупречно гладкой кожи, прохладной и такой же бледной, как у Ниитэ. Максимум заботы с робкими попытками понять этого вамфири и его помыслы. - Дурной пример Вы подаете нашему Ниитэ.
И тут же прыснул смехом и весельем, лицо просияло неподдельной эмоцией радости: он дома, Ниитэ жив и здоров и даже не спит, отец не изменил своего решения относительно наследования. Жизнь прекрасна!
- Впрочем, я тоже хорош - даже не успел перекусить и простой еды, а потому ужасно голоден! Быть может, мы поужинаем здесь? Все вместе?
Конечно же в таком случае речь шла об обычном ужине, но никак не о питании кровью, потому как это действо было слишком интимным.

+2

7

— Сколько спал? — Вальзар вздохнул. — Не слишком долго на самом деле. Всего-то... несколько месяцев.

Если сравнивать с Арнэо, то действительно мелочи. Вот только обстоятельства у них были разные. Он помог Ниитэ лечь, поправил подушку, чтобы ему было спокойно и удобно. Не стоит слишком многого требовать от сознания, которое только что выбралось из сумеречной зоны.

Зато Арнэо определённо внёс бодрую ноту в обстановку. Они оба были обессилены — Ниитэ из-за болезни, а сам Вальзар просто вычерпался. Или переволновался. Или и то и другое вместе. И уж сентенция о крови полностью отвечала мыслям самого Вальзара. Можно, конечно, при достаточном желании и любви к экспериментам прийти в себя и без крови. Но чего ради?

— Я контролирую ситуацию, — скуповато ответил он старшему сыну. Подумать только, он принялся журить собственного отца! Это было возмутительно. Это было трогательно.

— Поужинать вместе — замечательная идея. Распорядись, Арнэо.

Он не мог лучше выразить и подтвердить, что его решение о наследовании по-прежнему в силе. Наследник и будущий глава Дома Исцеления вернулся домой, кто ещё должен распоряжаться на тему ужина? Да на кухне сойдут с ума от радости.

— А после ужина нам нужно будет поговорить. Но это не срочно.

Как сумел, Вальзар смягчил свой обычный тон. Он действительно был рад видеть старшего сына. И повод был радостный — младший пришёл в себя. Как перестать трогать Ниитэ и продолжать его лечить? Объективно, это уже не требуется, но ведь нужно удостовериться, что всё идёт правильно, всё идёт как надо. И как удержаться от короткого диагностического прикосновения к Арнэо? Его не было дома, нужно убедиться, что всё в порядке.

И всё это с достаточно строгим выражениям лица. То есть — с тем привычным, которое оба сына всё время видели перед глазами, когда беседовали с отцом.

— Ну что же, — он, наконец, переплёл ледяные пальцы в замок и уронил руки на колени, стараясь восстановить равновесие жизненных сил. — Теперь, когда всё приходит в норму, можно подумать и о будущем.

И пусть возмущаются сколько угодно! Наследнику необходимо жениться, а если второй думает, что он сможет отсидеться за спиной брата, весело занимаясь ерундой, то ему придётся столкнуться с необходимостью жениться тоже! Да, вот так! Оба!

+1


Вы здесь » Айлей » • Замок Исцеления » Спальня Ниитэ