Айлей

Объявление






13.10.2018 Друзья, к нам потихоньку подкрадывается Хэллоуин, завеса между миром яви и нави истончается, и хитрые гадалки и ведуньи уже достают свои хрустальные шары, карты, руны, стебли тысячелистника, раскидывают свои пёстрые шатры на площадях, да воскуривают благовония, стремясь завлечь праздный люд обещаниями приоткрыть чужие помыслы или кусочки будущего, передать весточку от предков, звёзд или богов.
А мы объявляем маскарад! Тема - дикий запад. Доставайте свои широкополые шляпы, пончо и револьверы, айда стрелять по бутылочкам в салуне!



29.08.2018 Завершается Летний режим! Грядет большая перекличка! Вступают в действия все правила форума касательно отсутствия на нем. Дополнена матчасть по альвам. Время мира сместится на 1 месяц, наступает месяц Тармины (апрель). Разрывается партнерство и баннерообмен с рядом форумов (подробности)


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Сокращение популяции


Сокращение популяции

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

СОКРАЩЕНИЕ ПОПУЛЯЦИИ
http://s3.uploads.ru/t/OVUYk.jpg

Участники: Иноэ Ресс, Кайлан Аса-Фадири
Место: Актавианский лес, пределы клана Аса, северо-западная граница
Время: Почти весна, до пробуждения не вечнозеленых растений
Описание: Волна странной магии из земель Геддона докатилась-таки до владений Хаоса, забавно и жутко смешавшись с веками копившимися здесь эманациями. Мирно спящих лесных великанов ее действие не коснулось, однако пострадали лесные животные. Звери принялись болеть и чахнуть, а после мучительной смерти повадились вставать и бегать. Объединенными усилями, чуть ли не впервые за столетия съехавшись как добрые соседи, маги Хаоса погасили волну, прежде чем она успела пронестись в полную силу, но последствия ее можно встретить тут и там на лесных тропинках. А честь истреблять эти последствия, изрядно досаждавшие крестьянам и путникам, выпала местным землевладельцам.

0

2

В душистом холодном воздухе раздавался протяжный вопль одинокой птицы. Огромные старые деревья стояли на страже, могучие и бдительные, одетые в броню из толстой, окаменевшей коры, украшенной густым темно-зеленым мхом и инкрустированной трутовиками. В их владениях царил вечный полумрак; сонное солнце, выходя, светилось сквозь ветви, уподобляясь звездам; луне и вовсе был заказан ход в лесные чертоги - ее пускали лишь на редкие поляны, где в просветах можно было видеть клочок неба. Мимо лесных исполинов не проходила даже зима: ковер сухих листьев на земле почти никогда не скрывал собой снежный покров. Лиственный ковер хрустел под легкими шагами высокого бледного альва; альва не заботила опасность быть услышанным, ибо с гибелью всех старших членов своей семьи он был в этих землях полноправным хозяином.
Его броня из темной кожи скреплялась алым шнурком, тем же шнурком были перевиты черные кожаные наручи, защищавшие запястья и кисти рук и оставлявшие пальцы открытыми; удобные для ходьбы по лесу укрепленные длинные сапоги полностью прикрывали колено; броня сверху была прикрыта темным неприметным, но очень теплым одеянием с широкими короткими рукавами и разрезами на бедрах, идущими от самого пояса; чуть потрепанные длинные полы скользили за альвом по листьям, тихонько шурша, каким-то магическим образом не покрываясь грязью и не цепляясь за торчащие из лиственного покрывала острые голые палки и корни. Глубокий капюшон был откинут на спину, позволяя легкому сквозняку играть с длинными белыми волосами, зачесанными назад и перехваченными за передние пряди тонкой алой шелковой лентой. Альв казался спокойным и даже расслабленным, но коралловые глаза постоянно оглядывали туманные окрестности, а на тетиве короткого черного лука лежала черная стрела с малиновым оперением; за последние месяцы легкая рука напомнила себе вбитые еще в далекой юности уроки стрельбы, и он снова мог, как встарь, в любой момент вскинуть лук и истыкать стрелами до неузнаваемости любую угрозу, могущую неожиданно выскочить на него из темноты леса.
А угроза вполне могла выпрыгнуть; за альвом уже тянулся след удивительно обезображенных, явно больных животных; их шкуры были покрыты неприглядными язвами и страшными незажившими старыми ранами; их глаза, молочно белые и запавшие, смотрели в переплетение ветвей в потолке леса, силясь разглядеть небо. Самое худшее в них было то, что так они выглядели до встречи с меткой стрелой охотника. А еще то, что они, равнодушные к цеплявшим и ранившим их корням, довольно быстро двигались, стремясь атаковать все живое и непохожее на них, посмевшее бродить в этой части леса. Сбив их стрелой - пробитый насквозь череп или позвоночник в основании шеи лишь дезориентировал их, парализовывал, ведь и после попадания они продолжали дерганно двигаться, силясь достать живую теплую добычу, - альв после растворял их головы медленнодействующей "Кислотной стрелой", эффективным и незатратным заклинанием для мага его уровня.
Подвластные ему альвы, что жили в этой части леса, нуждались в его помощи; пострадавший от произошедшего в конце осени налета гарнизон еще не восстановил силы, и каждый умелый чародей был на счету; помимо Владыки Кайлана лес прочесывали по двое-по трое еще двадцать патрульных, разошедшихся в разные стороны. В честь такого дела обычно не стесняющиеся убивать чужаков соседи объявили друг другу перемирие; такие же точно охотники кивали альвам в темных одеждах с ало-черным геральдическим змеем на груди, натыкаясь на них в чаще, и проходили мимо, не вредя им, а путники или редкие странствующие купцы с облегчением выдыхали, заметив их рядом. Если они не уничтожат всех этих тварей до весны, те серьезно навредят местной фауне, заражая равно оленьи стада и волчьи стаи своими несовместимыми с жизнью болезнями. Мало кто знал, как сильно альвы зависели от леса, как осторожно они существовали в его хрупкой экосистеме, не рассчитаной на появление орд нежити. Если Кайлан Аса-Фадири хотел оставаться Владыкой, ему не стоило воротить нос от тяжелой работы, и вот он шел наравне со всеми, не взяв с собой даже полагающуюся ему по статусу, но начисто отсутствующую свиту и лошадь. Осторожно переступив через кривую корягу, он спрыгнул с небольшого холмика на укатанную дорогу, и поглядел в обе стороны по привычке, высматривая путешественников, прежде чем перейти ее и снова углубиться в нехоженную чащу; однако, кто-то двигался по дороге в его сторону, и альв замер, выпрямившись, стараясь походить на разумную тварь, чтобы его ненароком не пристрелили.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (10.09.2018 19:18)

+1

3

Вездесущий ветер легкой поступью пронесся над землею, минуя многочисленные стволы деревьев и подымая в воздух часть сухого лиственного ковра. Исполнив свой короткий и замысловатый танец в воздухе, листья медленно опали на землю, возвращая изначальную атмосферу покоя, а ветер продолжил свой путь, подхватывая различные звуки и разнося их окрест.
Говорить, что Актавианский лес тих, значило признать свою почти что абсолютную глухоту. Встречались такие путешественники, которые утверждали, что в этом месте очень умиротворенно и тихо, но их оставалось только пожалеть и посоветовать быть более внимательными. Стоит лишь немного напрячь слух - и пред тобою предстанет природная мелодия, сотканная из шорохов, тихого рычания, поскрипывания веток и шелеста листьев. Хотя, до листьев оставалось подождать еще чуть-чуть, когда свет солнца наконец вернет свою теплоту, а природа получит официальную команду к пробуждению от белого сна.
Неподалеку раздались редкие и мягкие звуки хлопанья крыльев. Совсем скоро появился и источник шума - сова, отличившаяся от большинства своих сородичей тем, что решила выйти на охоту именно в это время. Не ночью, когда мягкая тьма умело скрывает охотника, не днем, когда добычи много и она разнообразна, а сейчас, в то время, когда солнце еще не до конца скрылось за горизонтом, а луна еще не успела возвыситься на небосводе, занимая причитающееся место. Взмахнув широкими крыльями, птица бесшумно поднялась выше, продолжая высматривать добычу и постепенно скрываясь вдали. Впрочем, не она одна предпочла сегодняшние сумерки.
Несмотря на то, что пока кроны деревьев не были способны с помощью листьев создавать массивную тень, она все еще присутствовала, становясь менее большой, но от того не менее загадочной: кто знает, что может скрываться под ней? Воображение разумного существа всегда способно подкинуть пару-тройку образов - загадочных или страшных, как того пожелает душа; только и продолжай повторять себе, что все это ненастоящее... Особенность сегодняшнего дня заключалась в том, что сейчас в одном из множества темных участков леса застыло вполне себе настоящее создание, не шевеля практически ничем, кроме головы, которая настороженно оглядывалась по сторонам. Силуэт существа напоминал небольшого волка, но что-то в этом волке настораживало. Возможно то, что он был соткан из тени, которая была едва ли темнее той, в которой он стоял?
Оценив окружение и убедившись в том, что здесь относительно безопасно, теневой помощник издал несколько невнятных звуков, отдаленно напоминающих рычание, а затем в одно мгновение исчез, будто был стерт с лица земли чьей-то невидимой ладонью, что, кстати, не сильно отличалось от истины. Впрочем, покоя этот участок тени так и не повидал: спустя секунду после исчезновения "волка", тень вновь начала сгущаться, за какие-то доли секунды формируя небольшой чернильно-черный шар, вокруг которого вились и переплетались в воздухе полупрозрачные серые ленты. Полевитировав в спокойном состоянии еще несколько секунд, шар внезапно резко взорвался, рассыпаясь на множество черных обрывков, разлетевшихся в стороны и постепенно растворяющихся в воздухе. При всем этом действе не было слышно ни единого звука, помимо едва различимого мягкого шипения, больше похожего на выдох живого существа.
После взрыва шар исчез, не оставив после себя ни единого следа. Впрочем, свое предназначение он уже выполнил. Еще пока рассеивались черные обрывки, среди них можно было различить смутную тень, а когда окружение спустя секунду вернулось в свое изначальное состояние, эта тень приобрела вполне себе материальные черты, делая шаг вперед и тихо шелестя листвой под ногами. Осмотревшись вокруг и определившись с направлением, шелест заметно поутих, пока тень быстрым шагом скрылась из виду.
Могучие деревья своими пока еще голыми кронами закрывали небеса, будто бы желая отгородить тайны леса от чужого взора, оставить их таиться здесь, в вечном полумраке, дабы однажды выйти наружу. И что тогда ждет гостей и обитателей этого места? Никто не знает. Вот как сейчас - открылся ящик Пандоры и на свет выползли прелюбопытнейшие создания, порожденные неизвестно чем и неизвестно зачем. Единственное, что было известно - это то, как их можно убить, что уже являлось прекрасным показателем и гарантом победы. Оставалось только разобраться до конца с остатками этих тварей, дабы затем заслуженно испустить облегченный выдох.
Изначально инициативы наследника Дома Теней в этом деле не прослеживалось практически никакой - принц узнал, пожал плечами, выразил соболезнования и продолжил заниматься своими делами, коих у него тоже имелось немало. Кто же мог предположить, что уже сегодня он объявится в Актавианском лесу, этом рассаднике заразы, вместе с мечами в руках? Одной из черт Иноэ была непредсказуемость, а второй, очень важной и полезной, являлась сама сущность его Дома. При всей важности его персоны, никто до сих пор не узнал о том, что наследник покинул родное гнездышко.
Посчитав прогулку по лесу занятием скучным и, в нынешнем случае - утомительной, вамфири решил не медлить и сразу же очутиться где-нибудь поближе к центру. Хотя для использования перемещения его знаний и представления окружающей местности недоставало, он сумел с лихвой компенсировать их созданием помощника, который быстро помог магу сформировать необходимый образ.
Заметив неподалеку укатанную дорогу, Иноэ решил продолжить путь по ней, руководствуясь мыслью "если эти твари атакуют путников, значит, сыграем в путника".
Ветер немного утих, так что полы черной магической робы едва приподнимались в воздух, и то, только из-за быстрого шага принца, а широкие рукава, расшитые серыми хитроумными узорами, привычно трепетали вдоль рук. Прикрепленные к рукам кожаные ремни идеальной хваткой держали спрятанные танто, ровно настолько, чтобы кинжалы не выпали и их было удобно быстро извлекать. Движения ткани казались естественными, но все же она продолжала надежно прикрывать собою средство, не раз оказывающееся спасительным, при этом ни разу не всколыхнувшись настолько сильно, чтобы его выдать. Высокие и так же черные сапоги защищали ноги от всего, что могло попасться в лесу - от крапивы до укуса особо агрессивной небольшой твари. К тому же, за голенищем уютно пристроился острый нож, могущий помочь в какой-нибудь неожиданной ситуации. Высокое положение - это не одни выгоды, а особенно четко это ощущается во время политических миссий, когда, несмотря ни на какую охрану, всегда находится безумец или группа безумцев, пытающихся тебя прикончить. Именно из-за своих частых путешествий Иноэ привык носить с собой как минимум три скрытых оружия, беря их даже туда, где опасности сводились к минимуму. Как показала реальность - не зря.
Откинув капюшон, до этого покоящийся на голове, вамфири похлопал по рукоятям парных мечей, висящих на поясе и вдохнул свежего воздуха, осматриваясь по сторонам и больше напоминая беззаботного путешественника, нежели сильного мага, прибывшего сюда на охоту. Заметив впереди какую-то активность, принц напрягся, пытаясь определить степень опасности, но уже вскоре хмыкнул, обнаружив одного из хозяев этих мест. Немного подумав и решив, что не помешает хотя бы разузнать о ситуации, он вернул образ беззаботного путешественника и с улыбкой направился к альву, маячащему впереди. Тот тоже его заметил и замер, выпрямившись и ожидая приближения незнакомца.
Подойдя поближе, Иноэ помахал рукой, своим неизменно мягким голосом дружелюбно произнося:
- Доброго вечера! Не подскажете, сколько еще надо идти по этой дороге, чтобы выбраться из лесу?

+1

4

Ждать путника долго не пришлось; совсем скоро он и его тень - Кайлан хорошо ощущал знакомые по экспериментам старшей сестры вибрации - появились на дороге, где ржаво-коричневые листья, устилавшие все вокруг, были прибиты и сметены по сторонам многочисленными колесами и копытами. Гость показался Кайлану некрупным парнем, оттого что был куда более тонок сложением, чем беловолосый колдун, и вдобавок ниже на голову; тот был одет неброско, но со вкусом - альв мог бы поспорить, что черная мантия была шелковой, а сапоги были изготовлены из очень дорогой кожи. И это если не замечать его оружия, парный клинков замечательной работы - колдун не был экспертом-мечником, но мог узнать дорогой клинок, когда видел его. Квиллан бы увидела больше, в том числе и те клинки, что были спрятаны под одеждой и в сапоге, - она как-никак часто пользовалась кинжалами и короткими мечами по долгу профессии. Кайлану ее порой не хватало, но не в их природе - и не в их возрасте - было раскисать насчет погибших родственников.
Дернув плечом, альв вышел на середину дороги; путник не был конным и, соответственно, не мог задавить его. Стрелу он все же не убрал, и не пожалел об этом, когда разглядел путешественника получше: фарфорово-бледная кожа светилась в вечерних сумерках, выдавая вамфири. Вопрос о том, что зубастый друг делал так далеко от дома, не посетил Кайлана: на северо-западе земель Аса, где пересекались владения двух кланов и человеческого графства Лигвы, лежал Лейан, огромный хаб легальной и нелегальной торговли и просто пользующийся дурной репутацией крупный город, где разнообразие рас, которое можно было встретить на рыночной площади, перебивало таковое даже в Белой Академии. Коралловые глаза сощурились, а рука крепче сжала лук, но альв не напал, лишь обреченно поджав губы; гостеприимство, вбитое его незабвенным отцом, было одной из немногих оставшихся рамок, за которые тот еще не вышел. Правила, впрочем, не запрещали альву защищаться, если незнакомцу вдруг взбредет в голову злоупотреблять гостеприимством.
- Доброго вечера! Не подскажете, сколько еще надо идти по этой дороге, чтобы выбраться из лесу?
Гость был вежлив и выглядел доброжелательно, и Кайлан постарался стереть угрюмо-сосредоточенное выражение со своего лица. Не все вамфири видели в альвах ходячую закуску, это было всего-навсего глупым предрассудком прошлого времен юности Артвира Геддона. С этими мыслями Кайлан подошел ближе, не забывая сканировать алыми глазами окрестности, но уже на предмет опасности, могущей грозить гостю его владений; позволить ему пострадать было бы верхом неприличия и позором памяти Сета Аса-Фадири, славившегося любезной натурой.
- Доброго вечера и вам, - вместо вежливого поклона гордый альв чуть запрокинул голову назад, от странного смутного ощущения непокорности прижав чувствительные длинные уши. - Зависит от того, куда вы хотите выбраться.
Остановившись на расстоянии полутора вытянутых рук, с опущенным к бедру луком, альв еще раз окинул путника беглым внимательным взглядом. Если бы перед ним был не вамфири, в сердце Кайлана не было бы скептического ощущения насчет открытого жизнерадостного выражения вечно юного лица и светящихся искренним счастьем и умиротворением голубых глаз; похоже, лес сумел овладеть разумом этого странника, растительными ароматами и ненавязчивой симфонией сумерек убаюкав его невзгоды и горести, наполнив его душу щемящей радостью свободы. Кому-то это же чувство давало вечно неспокойное шумное море, кому-то - устремляющиеся ввысь горные вершины, но в сердце альва чаще всего пускал корни именно лес.
- Если вы имели в виду "выйти к цивилизации", то пешему отсюда пять-шесть дней до Лейана, - проговорил альв, не отводя проницательно-испытующего взгляда алых глаз от лазоревых глаз незнакомца. - Полторы недели будет до Селентеи, если приплатить пограничникам за скорость, - он невесело скривил губы в полуусмешке, обнажив белые зубы. Он не любил сородичей из светлого клана, и это было взаимно - сотни две лет назад его, тогда еще принца, даже с его дипломатической неприкосновенностью продержали в приграничном поселке два дня.
- Если же вы хотите именно 'выйти из леса', то проще бросить дорогу и пойти на север, - охваченная черным кожаным наручем рука указала в противоположную сторону света, - к утру вы выйдете в топи, и оттуда до края леса рукой подать, если вы, конечно, не утонете.
Пассивно-агрессивная речь развеселила альва, заставив почти искренне и недобро улыбнуться, одновременно воскресив в его памяти строго хмурящегося отца, с лицом, так похожим на его собственное, лишь более смуглое и обрамленное угольно-черными волосами. Справившись с волной фантомного страха наказания, неактуального уже лет триста, Кайлан провел рукой по волосам и перенес вес на другую ногу, убавив долю шаловливого вызова, блестевшего в его алых глазах. Обычно негостеприимные - за редким исключением, к сожалению, являвшимся по совместительству его папашей и главным воспитателем - альвы с одобрением бы отнеслись к такому ответу чужаку; кто в здравом уме будет выбираться из лесу по Актавианскому Тракту, полумесяцем новорожденной луны опоясывающему лес от Болот Гарпий до предгорий Хшема? Право, задавая такой вопрос, стоя в самой 'середине' Актавианского Тракта, путник не мог не напрашиваться на шутку. Прочистив горло, альв решил дать не такой ехидный ответ.
- Лучшим вариантом для вас будет попытаться выйти к Лейану, и я не советовал бы вам ходить по ночам, видите ли, в последнее время тут у нас неспокойно.
Словно в подтверждение его слов недалеко от них раздался пронзительный волчий плач; волки не охотились - скорее, это кто-то охотился на них, и, судя по звукам, успешно. Чуткие уши шевельнулись, алые глаза мгновенно потеряли интерес к забредшему в лес вамфири - случайный наблюдатель мог бы подивиться, насколько звериным стало их выражение, словно у хищника, заметившего что-то любопытное и тревожное. Натянув тетиву, беловолосый альв сделал пару шагов по направлению к звуку, вставая между его источником и незнакомым вамфири; раз он сегодня был за пограничника, его задачей было защитить гражданского - или погибнуть, пытаясь. Чего не хотелось бы.
- Позвольте проводить вас до ближайшей крепости, - ровным от предвкушения битвы голосом проговорил альв, кивая в нужном направлении; благодаря легендарному (для альва) гостеприимству покойного Сета Аса-Фадири, торговцы часто пользовались остановкой в Змеином Гнезде - замку с приземистой башней, стоящему на холме над деревушкой, где благодаря этому всегда были свежие заграничные товары.
Убедившись, что путник принял его приглашение, альв зашагал позади него, часто оборачиваясь и стараясь ступать как можно тише, одновременно прислушиваясь; не заботящиеся больше ни о чем, кроме того, чтобы набить свое брюхо, немертвые твари двигались довольно тяжело и громко. Кайлан молил Богиню, чтобы та тварь побежала за волками, но, как всегда, Шиархи была более благосклонна к неразумным тварям, чем к хаоситу, и жуткая, рассеченная до белесого черепа морда показалась из-за кустов. Не успела неопределимого вида тварь издать утробное рычание, его перебил звонкий звук спущенной тетивы и хруст костей. Вошедшая почти по малиново-алое оперение стрела не остановила безмозглую тварь, однако следом уже летел, зловеще шипя, темно-малиновый снаряд с грязным желто-зеленым шлейфом; снаряд взорвался об изглоданный череп, расплавив его и окатив кусты неприятными брызгами. Кайлан недовольно нахмурился; ему не нравилось терять красивые черные стрелы, превосходно сбалансированные и хорошо заметные даже в сумерках благодаря яркому оперению. Хотя бы пришлый вамфири был в безопасности. Однако волки, чей растревоженный скулеж все еще раздавался неподалеку, могли изменить эту ситуацию в корне.
- Прошу за мной, - напряженно понукал путника альв, чуть ли не подпихивая его в сторону башни; там он будет в безопасности, а его смена все равно завершается на закате.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (14.09.2018 23:09)

+1

5

Альв своей настороженности не растерял, не убирая оружие и напряженное выражение лица даже после того, как определил разумность приближающегося незнакомца. Впрочем, винить его за это явно не стоило - времена в этом месте сейчас настали такие, что стоило благодарить уже за то, что эта самая черная стрела не находилась сейчас где-нибудь в плече или какой другой части тела принца, создавая с помощью своего малиново-алого оперения новый аксессуар, который вряд ли пришелся бы ему по душе. Пожалуй, в обычной ситуации, альв, заметив вамфири, явно не поскупился бы на подобный "предупреждающий выстрел", но либо этот конкретный представитель своего вида принадлежал к малому числу адекватов, либо в данный момент все остроухие были слишком заняты сохранением собственного жилища, временно игнорируя выходки и само существование заклятых друзей. Подходило и то, и другое, но Иноэ больше склонялся к мысли, пришедшей ему в голову во вторую очередь.
Вамфири, как и большая часть разумных обитателей этого мира, был прекрасно осведомлен о том, как сильно альвы заботятся о природе, а в особенности о тех местах, в которых им доводится жить. Эти знания пришли к нему из различных устных и письменных источников, но в голове их намертво закрепило происшествие, которое довелось однажды лицезреть наследнику. Подчиненные кого-то важного из Дома Исцеления прибыли к альвам из небольшой лесной деревни с требованием выдать фамильное сокровище, которое зачем-то срочно понадобилось их хозяину, естественно, с обещанием вернуть, которому никто не поверил. Слово за слово - и воцарилась уже привычная атмосфера напряженности и враждебности, не предвещая ничего хорошего. Хотя альвы из той деревеньки значительно уступали отряду вымогателей как в силе, так и в количестве, они продолжали упорно отказываться отдавать сокровище, заставляя своих противников, которым, по всей видимости, было приказано никого без причин не убивать, медленно закипать от злости. Ситуация так бы и оставалась патовой, если бы командиру отряда не пришла в голову "блестящая" идея угрожать поджогом деревни, а заодно и леса. Когда угроза не возымела действие, вконец разъяренный вамфири приказал воплотить ее в реальность...
Иноэ, в то время проходящий по лесу и заставший развитие ситуации еще в самом начале, молчаливо наблюдал за тем, как изначально слабые и не особо агрессивные альвы с такой яростью бросаются на бронированный отряд, как будто на их глазах вырезали всю их семью. В противостоянии вооруженных вилами, тяпками да слабыми заклинаниями против подготовленных и опасных, казалось, не было иного выхода, кроме бесповоротной гибели первых, на удивление, отступать начали вторые. После того, как отряд, испуганный внезапной вспышкой ярости, отошел достаточно далеко, остроухие моментально переключили свое внимание с врага на дом, стараясь изо всех сил потушить бушующее пламя. С тех пор во время немногочисленных переговоров с альвами, принц, до этого лелеявший мысль об угрозах пламенем, решил обойтись без этой темы, полагая, что не стоит лишний раз нарываться на неоправданный риск.
В своем спешно-неспешном темпе подходя поближе, Иноэ не забывал рассматривать незнакомца, в это время вышедшего на дорогу и терпеливо ожидающего возникновения расстояния, подходящего для диалога. Неприметная темная накидка с таким же откинутым капюшоном не скрывала добротной черной брони, сшитой из кожи и скрепляемой алым шнуром. Таким же шнуром были перевиты и наручи альва, создавая у наследника впечатление о том, что это может быть не просто так, что в этой, казалось бы, оригинальной детали, может крыться что-то, что подскажет происхождение незнакомца. Привыкнув доверять своей интуиции, принц перевел взгляд на лицо собеседника, отмечая чрезвычайную бледность кожи, способную посоперничать со многими вамфири, а так же бледно-красный оттенок глаз. Альбинос. Не то, чтобы редкость, но все же редкость.
Пока Иноэ подбирался поближе, альв, частично убрав с лица предыдущее угрюмое выражение, со всей возможной вежливостью, на которую был способен по отношению к представителю врагов, поприветствовал его, а затем задал встречный вопрос. Пока принц, наконец остановившись, спешно размышлял над тем, куда же ему все-таки, как беззаботному путешественнику, надо добраться через этот лес, незнакомец продолжил свою речь, любезно предлагая несколько вариантов на выбор.
- Если вы имели в виду "выйти к цивилизации", то пешему отсюда пять-шесть дней до Лейана.
"Около двух дней при достаточной удаче...", - выслушивая альва, наследник использовал грубую систему подсчета для своего собственного метода передвижения. Если теневой помощник будет мчаться на полной скорости и при этом не наткнется на что-нибудь опасное, то с помощью его глаз можно будет за секунду оказаться в нужном месте леса. Естественно, пробовать попасть в Лейан вамфири и не желал пытаться, просто пытаясь понять, в какой именно точке Актавианского леса он сейчас находится.
- Полторы недели будет до Селентеи..., - "Четыре дня." - Если же вы хотите именно 'выйти из леса', то проще бросить дорогу и пойти на север - к утру вы выйдете в топи, и оттуда до края леса рукой подать, если вы, конечно, не утонете.
Проследив за направлением, показанным рукой в черных наручах, Иноэ ухмыльнулся в ответ на саркастическую шутку собеседника, одновременно с этим пытаясь припомнить, когда в последний раз пребывал в заболоченной местности. Как оказалось, около ста лет назад. Мысленно вздохнув и посетовав на то, что за эти годы, перемещаясь по городам да дворцам, почти позабыл о матушке-природе, вамфири пообещал себе найти неудачливого спутника и устроить прогулку куда-нибудь в адское пекло, "дабы косточки не застаивались", а пока отложил это в далекий ящик и вернул свое внимание на собеседника.
- Лучшим вариантом для вас будет попытаться выйти к Лейану, и я не советовал бы вам ходить по ночам, видите ли, в последнее время тут у нас неспокойно.
Пожав плечами, принц окинул окрестности многозначительным взглядом, а затем показал на себя:
- Когда ж еще, как не по ночам? Тут у меня выбора-то особого и нет, приходится игнорировать слухи о том, что у вас тут твари нечистые водятся..., - его речь прервал волчий плач, ясно показывающий на то, что стайные охотники в данный момент страдали от чего-то ужасного. Повернув голову в сторону, вамфири на автомате закончил предложение. - Или стоит перестать так делать и начать прислушиваться к байкам в тавернах?
Косым взглядом смерив мгновенно преобразившегося альва, в глазах которого сейчас плясали безумные кровожадные огоньки, наследник уже хотел сделать пару шагов в сторону, дабы оказаться за спиной "могучего защитника, оберегающего слабых путешественников от опасности", но тот успел раньше, натягивая тетиву и становясь между источником звука и Иноэ, будто бы готовясь защищать случайно встреченного незнакомца. Возможно, в обычной ситуации принц и не поверил бы в это, но сейчас что-то подсказывало ему, что конкретно этот альв действительно готов держать оборону, сохраняя жизнь незадачливого путника. Это поведение казалось чем-то необычным, но при этом настолько знакомым, что наследник невольно нахмурился, силясь припомнить, где он мог встречать подобное.
- Позвольте проводить вас до ближайшей крепости., - услышав такое предложение, вамфири согласно кивнул головой, послушно следуя в сторону указанного направления и ощущая за спиной бдительного спутника, постоянно проверяющего окрестности на наличие опасности. Заметив то, что тот старается ступать как можно тише, Иноэ, опасаясь помешать, и сам последовал его примеру, переходя на невесомый шаг, который и в обычном состоянии было практически не слышно, а после применения толики магии Тени пользователь и вовсе становился похожим на призрака, которого очень, очень сложно услышать даже в паре метров. Из-за того, что навыки наследника были высокими как в области техники шага, так и в области магии Теней, сейчас он по-настоящему напоминал собой иллюзию, парящую над землей, потому что ничто из того, чего касалась стопа, не издавало даже малейшего шороха.
Уже скоро из кустов выглянул источник опасности, до этого, видимо, развлекающийся с волками, заставляя Иноэ по-новому взглянуть на тварей, порожденных этим лесом. Те действительно выглядели очень симпатично, одним своим видом пугая слабонервных. Да и не факт, что кто-то с нервами покрепче не закричит в ужасе, увидев пару-тройку этих милейших созданий. Теперь принцу оставалось только оценить степень опасности, которую представляло что-то, стоящее перед ними. Впрочем, сделать этого он так и не успел: до того, как тварь успела издать какой-либо звук, не говоря уже о действиях, в ее теле уже красовалось малиново-алое оперение стрелы; но то, что изначально было способно убить живое существо, на неживое не оказало практически никакого воздействия, что, впрочем, быстро исправил пущенный следом за стрелой кислотный снаряд, расплавивший голову твари и наконец-то окончательно устранивший угрозу.
Наблюдая за действом, разворачивающимся перед его глазами, Иноэ почувствовал себя вправе делать какие-то выводы, так что, за неимением другого занятия, начал активно обдумывать предоставленные подсказки, ведущие к личности случайно встреченного альва. Альбинос. Магия Хаоса. Редкое гостеприимство, практически невиданное для этого народа. Сопоставив то, что увидел, принц еще раз посмотрел на черную броню, перевитую алым шнуром, теперь узнавая два цвета клана Аса, хотя до этого подобное сравнение и не подумало бы приходить ему в голову.
"Вот это удача - во время спонтанной охоты взять и наткнуться на Владыку Хаоса. Мне можно только позавидовать.", - поднапрягши память и связав а да б, вамфири немного подвис, пытаясь понять, с какой бы вероятностью он мог столкнуться со столь важной персоной, если бы по-нормальному зашел в Актавианский лес, добросовестно проходя все расстояние от опушки до центра. Или если бы выбрал для телепортации немного другое место...
- Прошу за мной., - голос альва вывел принца из задумчивости. Улыбнувшись и кивнув, Иноэ вернулся к шагам с нормальной громкостью, следуя за спутником.
- Большое спасибо за помощь! Эх, и куда мне стоило бы бежать, столкнись я с такой тварью самостоятельно? Вот уж да, не стоило пока что лезть в этот лес..., - насчет побега наследник не шутил: перед тем, как подобрать из обширного арсенала наиболее подходящее заклинание, ему в любом случае пришлось бы побегать, как следует изучая эту нечисть. А сейчас, будучи избавленным от данной необходимости, вамфири солнечно улыбался, чувствуя себя превосходно.

Отредактировано Иноэ Ресс (15.09.2018 19:39)

+1

6

- Большое спасибо за помощь! Эх, и куда мне стоило бы бежать, столкнись я с такой тварью самостоятельно?
Сосредоточенный на выслушивании, высматривании и вынюхивании опасности, крутящий головой и ушами альв едва воспринимал речь заезжего вамфири.
- Бежать дальше по тракту и смотреть, чтобы не натолкнуться на стаю волков. Бедолаги и так порядком растревожены, даже магу Жизни не пройти не покусанным, - ответил он задумчиво-ровным голосом, исключительно на рефлексе, но к концу его речь обрела заботливый оттенок. В отличие от человеческих и вульфарских пастухов, альвы даже не думали истреблять или прогонять стаи лесных волков; их хозяйство зиждется на гармонии, и в лесу, в отличие от равнины, попросту не хватит пищи для всех полуодомашненных лосей и оленей, если они расплодятся до безобразия, что они всенепременно сделают, едва оказавшись в безопасности. Впрочем, немертвые твари никоим образом не вредили этой видовой гармонии, не предпочитая какой-либо конкретный вид всем прочим; от нападений страдали и стада травоядных, и стаи хищников. Сами твари тоже отличались разнообразием: среди них попадались шустрые тощие волки, прыгучие рыси и громадные медведи - особенно жуткие твари, щеголявшие распоротым брюхом, следами рогов оленей и лосей; среди них так же были лесные лошадки, низкорослые и прыткие, громадины-лоси и тонконогие олени с рогами, покрытыми засохшей кровью. Особую опасность представляли немертвые кабаны, хотя, в отличие от прочих, они и при жизни точно так же ее представляли.
Жаль только, что легендарные дриады никак не реагировали на эти безобразия. Им были до третьей луны беды населяющих лес созданий; двуногие и четвероногие теплокровные твари могли умирать, сколько им угодно: пока никто не трогал покрытые мхом вековые деревья, защитницы леса мирно спали. Опять же, в отличие от людей, которые первым делом сожгли бы проклятые леса вместе с заполонившей их нежитью, альвы и мысли такой не допускали; остроухий народ охотнее рисковал собственными жизнями, посылая патрульных точечно решать проблему, демонстрируя миру свои сбитые приоритеты. Никто во всех трех альвийских кланов не скажет, что с горем пополам родившийся трехсот-четырехсотлетний альв, потративший века жизни и мешки золота на отшлифовку врожденного магического и воинского таланта, имел большую ценность для общества в сравнении с организмом, который просто стоял на месте все это время, роняя тень на землю, и для прочих рас был лишь строительным материалом да топливом.
- Если вы попадете в такую ситуацию в одиночку, лучше бегите к ближайшему дереву у дороги и забирайтесь на него, - словно очнувшись, дал дельный совет Кайлан, покосившись алым глазом на гостя его родовых земель. От зомби по сути не убежать, ведь он, в отличие от живых, никогда не устает, да и бежать особо некуда, ведь точно такой же зомби милостью Шиархи, любившей эти края, легко мог оказаться на пути. Никакой магией от них было не укрыться - они слышали запах и ощущали вибрации земли; они "видели" тепло и даже, по подозрениям Кайлана, могли реагировать на магические эманации - что угодно, что отличает живое существо от мшистой коряги. Маги Смерти обладали магией, способной укрывать от умертвий, только милашке Армине Аса-Малор, унаследовавшей трон Смерти от пропавшего мужа, приходилось напоминать лишний раз о том, что все Владыки должны делать посильный вклад в гуманитарную помощь. Что же, так она только теряла очки на совете Владык; а Кайлан, как самый активный, их приобретал.
Обладая парой кинжалов и достаточной силой в руках, что у вамфири имелось, можно было взобраться по коре лесного великана до ближайшей ветки. Конечно, там бы пришлось прибиться к совам и научиться летать, ибо немертвые твари отлично умели держать осаду, не находя запаха никакого другого живого существа на мили - деревья были далеко не так высоки, чтобы сравниться с расстоянием, на котором все прочие живые твари старались держать прожорливую нежить. Поэтому стоило держаться тракта и забираться только на те деревья, которые стояли ближе всего: самое большее через половину суток незадачливого путешественника окончательно спас бы очередной патрульный. Если, конечно, ему удалось добраться до этой части тракта живым и пережить встречу с тем, кто караулит новорожденного "совенка". Подумав об этом, альв как бы невзначай поинтересовался:
- У вас же есть с собой запас воды и пищи? - и с ожиданием глянул на путника, выглядевшего до неприличия беззаботным, словно он был самой Шиархи, вышедшей погулять из своего сада в божественных чертогах. Что не исключено - с нее станется. Простой смертный не мог, просто не мог однажды взять и проснуться с мыслью "А не пойти ли мне сегодня на прогулку в Актавианский лес? Я слышал, сейчас в нем кишит нежить - самое то для активного отдыха." Это просто не укладывалось в голову, знакомую с такими вещами, как здравый смысл и самосохранение. Квиллан могла бы заявить, что это шпион либо убийца, "причем высокого класса" - альв едва заметно скривился, воспроизведя в памяти ее голос. 'Она' бы вела себя так, будь она тем убийцей: Кайлан слыхал ее истории про "неуклюжую подвыпившую словоохотливую старую леди". Но достаточно он сегодня вспоминал покойную сестрицу; его жизнь была достаточно депрессивной, чтобы перспективу попасть в родную башню, сдать пост и после небогатого ужина упасть лицом в подушку в своих покоях, видеть как свет в конце тоннеля. Кайлан невольно позавидовал путнику, ломанувшемуся в земли расы своих заклятых врагов просто для развлечения. Верно, на его плечах не лежало никакой ответственности, непременно являвшейся на вечеринку рука об руку с властью; помимо куска земли, населенного альвами, и удваивающего веселье факта, что этот кусок земли лежал на границе, что налагало обязанности защищать эти границы на всякого, кто владел им, Кайлан еще и занимал первенство в Совете Владык, который так недавно оставил Вальт Аса-Малор; подставная кукла, которую его молодая вдова Армина пыталась выдать за Владыку Смерти, не продержалась на Совете и недели, и Кайлан Аса-Фадири оказался в положении между завоевательной кампанией и коронацией в качестве Владыки всего клана. Он бросил еще один незаметный в сумерках завистливо-тоскливый взгляд на путника: тот явно в гробу видел политику. Шагает пружинисто, улыбается до ушей и, кажется, еще немного, и начнет напевать под нос что-то легкомысленное, - из всех бед лишь дождь, грабители да зомби на дороге, причем от последних у него имелись клинки, а от первого - капюшон.
Что было хорошего в нежити, так это то, что она не ощущала потребности сбиваться в стаи, как это делали, например, живые волки; редкой неудачей было нарваться на группу их мертвых сородичей, однако, именно такими случаями неудачи славились маги Хаоса. Услышав утробное рычание, рвущееся из минимум пяти полуистлевших глоток, Кайлан, у которого в голове еще крутился его собственный совет, как-то непроизвольно припомнил, сколько осталось от его собственного пайка - как-никак, это был конец его смены; вопрос наличия провианта у веселого вамфири встал особенно актуально. Необычайно слажено и организованно деформированные волки с запавшими животами ринулись на путников из-за поворота; стрелявший в лапы и шеи Кайлан отметил также то, что их глаза светились ярко-синим оттенком. Свечение магии Смерти на прочих встреченных им сегодня зомби было куда слабее - что же с этими-то не так? Больше он ничего не успел заметить, потому что все заполнила широко раскрытая полусгнившая зубастая пасть, которую альв тут же отбросил в сторону ударом сжимающей лук руки. Вторым движением он вытащил свой старинный короткий меч, одновременно набрасывая драгоценный черный лук через голову - Кайлан слишком дорожил им, чтобы просто отбросить его в сторону. Это стоило ему драгоценных мгновений, в которые он мог бы успеть швырнуть в очередную тварь кислотную стрелу, и немертвый волк жадно впился зубами в его голень, подняв паническую волну мыслей о заражении крови. Продолжая заслонять собой путешественника, альв с помощью магии смял покусившегося зомби и сорвал его с ноги, саднящей и прилично кровоточащей, отмахиваясь мечом от третьего. Занятый битвой, он не заметил вышедшего из-за деревьев типа, окруженного голубоватой сферой, с еще двумя волками у ног, похожими на верных псов с ярко светящимися синими глазами; тип маниакально улыбался и в целом выглядел, как помешанный, который сбежал из-под присмотра и недели две блуждал по лесу: в грязном оборванном одеянии, всклокоченный и покрытый мелкими ссадинами от колючего кустарника. В его скрюченных пальцах поблескивали энергетические сферы какого-то нехорошего заклинания, а маг Хаоса, могущий его остановить, был несколько занят сражением, чтобы даже заметить и вовремя отскочить, когда он их все-таки бросит, не говоря уже о том, что отскочить с больной ногой ему было бы жуть как сложно.
- Склонитесь перед царствием Ашхаи, смертные! - прокричал неизвестный чародей, тут же заливисто расхохотавшись. Похоже, какой-то психованный некромант дошел до ручки, оказавшись в приграничье в плохое время; возможно, до его селения не дошла вовремя помощь, и он решил, что раз его дом уничтожили зомби, то пусть все вокруг будут зомби.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (15.09.2018 22:03)

+1

7

Полуриторическое восклицание внезапно получило свой ответ, который, как спустя секунду осознал Иноэ, тоже являлся чем-то схожим, сказанным больше на автомате, чем с помощью разума. Если воспринимать его буквально, то смотреть, чтобы не наткнуться - великолепный план, прямо-таки достойный уважения и легко применяемый. Надо будет найти добровольца, который, убегая от немертвия, будет очень отчаянно смотреть вперед. Надо будет потом поинтересоваться, избежал ли атаки волков, которые уж никак не были обделены чутьем, если выживет, конечно. Естественно, принц Теней не был настолько тугодумным, чтобы воспринять эти слова всерьез. Еще немного поиронизировав над этим, вамфири и думать забыл о том, что приходило ему в голову секунду назад, посчитав такие "планы" чересчур затратными в плане живой силы, а также доверия подданных, которые могли значительно сократиться вследствие подобных экспериментов.
Единственным несчастным, которому довелось-таки лицезреть и даже лично испытывать на себе все идиотские идеи принца, порой приходившие ему в голову во время путешествий, являлся телохранитель, страдающий от этого уже ни много, ни мало - шестьсот лет. В те моменты, когда Иноэ вспоминал об этом, ему оставалось только ошеломленно похлопать, про себя поражаясь невиданной верности и живучести Кейна. Тот же в ответ просто с недоумением глядел на принца, которому отчего-то пришло в голову аплодировать его появлению. Да, такие моменты были действительно веселыми, но все же, самым излюбленным развлечением наследника до сих пор являлась игра в кошки-мышки, хотя теперь это больше было похоже на попытки вырвать себе клочок свободы в запруженном графике, о котором верный телохранитель не переставал ему напоминать. Момент, когда его найдут, наступал всегда в разное время: все зависело от сообразительности Кейна и степени желания принца свалить куда подальше.
Сегодня, вамфири, привыкший уделять время делам еще и днем, сидя в комнате с отсутствующими окнами, или, что чаще, в глубинах библиотеки, с удивлением обнаружил, что ничего важного более не предвидится. Никаких предложений о сотрудничестве, никаких приглашений на встречи, никаких письменных жалоб, никаких нововведений, никаких книг толщиной с бетонный блок, с которыми надо было непременно ознакомиться прямо в этот же момент, никаких особо срочных новостей о происходящем в мире, никаких любовных писем - вообще ничего. С минуту Иноэ молча пялился на девственно чистый стол, на котором не находилось ничего, кроме чернильницы с пером, а перед его глазами иногда появлялись иллюзии кип документов - тех самых, что, вроде бы, минуту назад лежали перед ним. Немного отойдя от шока, но на всякий случай еще раз протерев глаза, наследник с кривой улыбкой понял, что уже успел забыть цвет стола в собственном кабинете, подсознательно считая его бело-желтым под цвет официальных и не очень бумаг. Все еще неверящим взглядом окинув комнату и удостоверившись в том, что в ней вообще не наблюдается ничего нового, помимо его личных бумаг, надежно и наглухо запертых в шкафах, принц растерянно поднялся из-за стола и поплелся спать, пока еще не зная, чем можно себя занять. Вырывать моменты из вечно загруженного графика и потом наполнять их столькими событиями, что в них вполне можно было захлебнуться, он умел, но вот что делать с совершенно законным свободным временем - не имел ни малейшего понятия. После пробуждения так и не придумав ничего особо дельного, он решил вершить добрые дела и направился в терпящий бедствие Актавианский лес, как обычно, не уведомив никого. По крайней мере, Кейн знал о столь неожиданной ситуации с кодовым названием "отсутствие дел", и хоть это не мешало ему беспокоиться за безопасность принца, тот и сам был способен постоять за себя, а если не постоять, то скрыться.
- Если вы попадете в такую ситуацию в одиночку, лучше бегите к ближайшему дереву у дороги и забирайтесь на него., - от спутника последовал более дельный совет, дающий слабому представителю разумных рас хоть и небольшой, но реальный шанс на выживание. Иноэ воспроизвел ситуацию в голове и понял, что с дерева вполне мог бы элегантно исчезнуть куда-нибудь подальше, но сразу следом постучалось смешное и ироничное изображение того, как кто-то, не владеющий искусством перемещения, сидит на ветке, созерцая шныряющую внизу тварь и пытаясь выдать себя за птицу, которая всю жизнь здесь сидела и просидит еще столько же. Картина маслом - танец плодородия вокруг баобаба. Все, что оставалось наследнику, слишком ярко представившему себе эту картину, это еле слышно хихикнуть и потратить несколько секунд на то, чтобы доказать себе, что это должно вызывать не только смех, но и сочувствие с желанием помочь.
Пожалуй, принцу, со всем его актерским мастерством, в данный момент было бы затруднительно разыгрывать веселого путника, но сейчас, до сих пор пребывая в легкой прострации от того, что спешить и думать о чем-то нудном ну вообще не надо, он прямо-таки сиял от радости, игнорируя мрачность и опасность окружения. Да по такому поводу надо бы праздник закатить - наследнику, да нечем заняться! Разгреб все-все, добравшись аж до столешницы, впервые за триста лет. Даже усталость, вызванная непрерывной работой в течение ночи и большей части дня, была быстро устранена глубоким сном, так что сейчас Иноэ цвел и пах, действительно ощущая себя свободным от политического бремени. Да, наверное, завтра лафа и закончится, но сейчас-то, сейчас-то можно было оторваться по полной, развлекаясь охотой на немертвых созданий в компании с Владыкой Хаоса. "Этот-то чего вылез? Так мало альвов в патрулях, или решил заработать плюсик в карму и уважение народа?". Решив не разбираться с этим вопросом, наследник, едва заслышав голос спутника, сразу же уставился на него.
- У вас же есть с собой запас воды и пищи?
- ... , - сейчас во взгляде вамфири отражалось что-то вроде "а что, так можно было?". Брать с собой что-либо, помимо оружия и одного бурдюка с кровью, он и не помыслил, считая, что такого запаса питательных веществ ему хватит на эту ночь, а ежели охота пойдет так, что не хватит, то всегда можно будет найти новой, поймав какую-нибудь птичку по дороге. Даже сейчас, осознав суть проблемы, принц не стал воспринимать ее всерьез, причем вполне справедливо, ибо такой ситуации как "застрял на дереве и не могу выбраться" для архимага Теней с почти полным магическим резервом попросту не существовало. Криво ухмыльнувшись и пожав плечами, наследник дал понять, что на него надежды уж точно не будет, если все же придется карабкаться по веткам. Разве что, по доброй воле согласится и спутника своего перенести... Возможно. Тот же решил защищать представителя враждующей расы, почему бы и не отплатить тем же?
Расслабленные размышления прервало утробное рычание не самого приятного тембра и не с самым приятным происхождением. Как по заказу, перед ними возникла группа мертвых волков. "Что-то слишком они хороши для типичных зомби.", - едва успев подумать об этом, вамфири удостоился чести наблюдать за тем, как на его спутника, стоящего впереди, накинулось сразу две твари - одна чуть раньше, а вторая чуть позже, пока остальные начали по кругу обходить их, явно намереваясь добраться до второй жертвы, которая взирала на них небесно-голубыми глазами.
Еще раз отметив необычную слаженность и разумность действий мертвых волков, а так же их необычную внешность, Иноэ мгновенно положил руки на рукояти парных клинков, плавным и быстрым движением извлекая их из ножен. Когда первая тварь совершила прыжок в его сторону, ее уже встретил острый блок, созданный из скрещенных мечей. Пока шла секунда, во время которой волк висел на этом своеобразном кресте, вамфири действовал, выбрав самый простой и быстрый вариант: пнуть ногой в живот и мечом, лежащим в правой руке, отсечь голову. К сожалению, немертвие оказалось гораздо крепче, чем предполагал наследник - удар достал до кости, но не перерубил ее, оставляя твари возможность двигаться и продолжать атаку. В то время, пока первый волк отступил, второй подкрался из-за спины, намереваясь одним укусом перегрызть шею. "Этот быстрее, чем первый.", - почувствовав смрад позади себя, принц сделал быстрый перекат вперед, сразу же разворачиваясь и совершая новый рывок к о все еще борящемуся с инерцией после приземления волку. На этот раз силы, вложенной в удар, хватило - голова прочертила дугу, падая в близлежащие кусты, а тело наконец-то перестало двигаться.
Поставив клинки в защитное положение, Иноэ оценил ситуацию у спутника. Тому было гораздо хуже - рана на ноге обещала быть серьезной, а три непрерывно атакующие твари нисколько не облегчали положение. Пытаясь понять, как можно помочь, наследник едва не пропустил атаку в свою сторону, останавливая прыжок волка немного подрагивающим мечом. Тварь сомкнула пасть, внезапно потянув на себя меч и игнорируя собственные травмы. "Ведущая рука блокирована, плохо.", - хотя тренировки практически свели на нет разницу правой и левой рук принца, первая все же была у него ведущей, скорее по привычке, нежели из-за необходимости, а перестраиваться на левую... Никто не даст столько времени в бою, где даже секунда способна решить все.
Не желая отпускать оружие, Иноэ сделал шаг в сторону, избегая атаки второго волка и продолжая играть в более серьезную версию "перетяни канат" с первым. Несмотря на напряженность ситуации, маг, привыкший к тени, моментально уловил изменение окружения и возникновения света - пусть и блеклого да потустороннего, но света. Уставившись на мага Смерти, держащего в руках что-то непонятное, но явно нехорошее, наследник прищурился и взглянул на своего спутника, но тот был слишком занят своей схваткой, да так, что вряд ли заметил возникновение новой угрозы.
- Склонитесь перед царствием Ашхаи, смертные!, - проорав это, чародей разъяренно швырнул две сферы в сражающихся, волею случая или намеренным планом оказавшихся близко друг к другу. Лишь во время полета заклинания наследник наконец-то признал Пляску Смерти, которая в случае попадания могла оказаться фатальной: мертвые попросту разорвут на куски двух обессиленных живых. Поняв, что медлить нельзя, Иноэ произвел широкий взмах рукой, создавая перед ними теневую завесу. Ударившись об нее, сферы бессильно рассеялись, но и сотканная из тени стена пошла большими трещинами: сумасшедший маг был если не первого, то второго уровня силы, доставляя проблем.
Как говориться, не хочешь проблем с марионетками - уничтожь кукловода. Зомби было слишком много и все они находились под контролем чародея, так что сейчас приоритетом становилось немедленное уничтожение третьего живого существа в этой округе. Злобно ощерившись и продемонстрировав острые клыки, вамфири произвел очень быстрый жест рукой, больше напоминающий взмахи прямой кистью в разные стороны. Впрочем, если учесть то количество заклинаний, что он сейчас творил, то такое указание было вполне естественным. В мгновение позади принца материализовались семь силуэтов, напоминающих львов - теневых убийц - разновидность теневого фантома, заточенного на сражение и выдерживающего физическое воздействие более длительное время, чем обычный фантом. Пока "львы" выбрали себе по волку и устраивали дуэли между уже мертвым и изначально неживым, в воздухе появилась небольшая птичка, стремительно полетевшая восвояси, а тело принца оставило после себя лишь размытую тень, оказавшись позади мага Смерти. С помощью подмены приблизившись и вырвав-таки свой меч, Иноэ быстро замахнулся им, планируя за секунду обезглавить врага, но тотчас был оттолкнут плотным потоком завывающих душ.
- Ты думал, меня можно так просто убить?, - развернувшись, гневно заорал чародей. Отменив Призрачный танец, он одним прыжком приблизился ко все еще не успевшему подняться наследнику и достал кинжал, готовясь лично пронзить тому сердце. - Сдохни, тварь!
Вспышка - и тело обмякло, безвольно повиснув на танто. Упал не принц. Как и обычно, вовремя использованное скрытое оружие спасло жизнь, хоть и не уберегло от ранений: экстренное извлечение танто повлекло за собой царапину на руке, но это  было ничем по сравнению с кинжалом, который воткнулся в плечо вамфири. Сжав зубы и прошипев что-то невнятное, он вытянул оружие из тела, отбрасывая в сторону и готовясь прийти на помощь в битве с зомби, но тут оторопел. Кажется, после смерти мага, твари не только не ослабли, но стали ещё сильнее...
Невдалеке послышалось утробное рычание, исходящее от ещё одной группы немертвий, почуявшим живое и "спешащих на помощь" своим сородичам.
- Черт побери!, - игнорируя боль в плече, Иноэ поднялся и сделал рывок в сторону спутника, все ещё сражающегося с противниками. Схватив его за руку, принц быстро пробормотал. - Пора валить.
Заранее подготовленный путь отступления сейчас пришелся как никогда кстати. Посмотрев на местность глазами помощника-птицы, отправленной вдаль ещё в самом начале, наследник порадовался ночи и обилию теней, немедленно перемещаясь вместе с альбом куда-то неизвестно куда, но главное - подальше.
Секунда, покрытая мраком - и два силуэта, истекающих кровью, с хлопком появились на большом камне, вокруг которого была самая настоящая топь. Оглядев местность придирчивым взглядом, Иноэ облегчённо выдохнул и наконец-то отпустил руку спутника.
- Отлично, выбрались...

Отредактировано Иноэ Ресс (16.09.2018 22:07)

+1

8

Волки все прибывали и прибывали. "Совсем как настоящие," - подумал Кайлан, отбиваясь от них и стараясь держать их впереди себя, а сам держаться на ногах, потому что если они его повалят, ему конец. К прокушенной ноге - стоило найти себе сапоги понадежней - добавились укусы на руках, особенно левой, которую он использовал вместо щита, отмахиваясь от немертвых тварей мечом в правой. Именно отмахивался, потому что как мечник альв был безнадежен. Клинки были не его стезей; даже с одноручным коротким мечом, который ложился в руку лучше всего, он проиграл бы любому мало-мальски хорошему воину. Ему повезло, что он знал магию: Хаос мог серьезно повредить телесную оболочку, а порой и духовную начинку любой, живой или мертвой, твари. Только нахлынувшие на него волки удачно закрывали своего повелителя, настолько, что маг даже не видел, в какую сторону ему можно швырнуть "Область тишины", чтобы все это прекратилось. Кайлан умел накладывать славную "Тишину", на своем дуэльном веку искалечив навсегда как минимум троих подававших надежды чародеев - проклятия, порожденные Хаосом, порой могли нанести непоправимый ущерб. Даже самые невинные чары.
Вопли некроманта заставили альва, скрипнув зубами, прорычать:
- Ненавижу психопатов, - и смять магией еще троих волков, осаждавших его - не то, чтобы это как-то напугало их ожидавших в очереди собратьев, которые заполнили освободившиеся места, радостно набросившись на него.
После где-то третьего укуса прежде волнующийся насчет действия трупного яда при попадании в кровь альв ощутил странное спокойствие; возможно, сработал его инстинкт - чуть что, врубать на полную мощность свою концентрацию и, собственно, концентрироваться на чем-то, отвлекая себя от происходящего, иначе возникал риск оконфузиться, поддавшись родовому проклятию. Родовым оно звалось потому, что было изобретением его далекого предка, Наджары Аса-Фадири; великий маг и ученый, она желала превзойти Геддона и открыть секрет образования жизни и разнообразия видов. То, что у нее получилось, оказалось скорее чем-то противоположным; в придачу ко всему ей так и не удалось доработать ее заклинание, ибо она сама пала его жертвой: боги были чертовски ранимы, когда дело касалось превосходства смертных над любой из их вотчин, и госпожа Шиархи постановила, что отныне каждый потомок рода Фадири будет попадать под творение Наджары, начиная с нее. И вот, ее верный ученик, - ее племянник, точнее, - отыскал ее сокровенные записи и решил осуществить описанные на пергаменте действия. Тетушка просто удачно зашла в комнату. Впрочем, слишком долго она не фиксировалась на произошедшем; проклятие, получившее впоследствии имя "Деформатор Фадири", действовало довольно быстро, не говоря уже о сокрушительной агонии, отбивающей любые мало-мальски сформулированные мысли. Никто в роду не делился этими чарами ни с кем, однако, уничтожить записи не решался - либо не мог, ибо на пергаменте такого рода Наджара всегда оставляла повышенной мощности защитные чары.
Кости выпали так, что Кайлан, попавший под "Деформатор" поздней осенью, отделался относительно легко, превращаясь всего лишь в миража - крупную тварь с мягким пушистым мехом неестественно белого цвета. Сколько неприятностей он пережил из-за неконтролируемых превращений - несмотря на недолгий срок, их бы хватило на целые мемуары, если бы Кайлан был тем типом, которые обычно их пишут. Однако он приноровился жить с этим изменением, с одной стороны почти инвалидностью, а с другой - бесконечным кладезем возможностей. Конечно, он не контролировал это, но порой он сознательно пытался отпустить свое сознание и стать большой кошкой; ощущения от стократно возросшего восприятия, силы и способности подпрыгнуть вверх выше своего роста были непередаваемо хороши. Но сейчас миражья шкурка была бы некстати; его кислотные чары справлялись с зомби куда лучше тяжелых когтистых лап, да и заезжий вамфири мог понять неправильно - и едва ли он таскал свои мечи для украшения.
Внезапно он ощутил некоторое смещение силы, и синие глаза волков стали существенно ярче; "Некромант," - мелькнула мысль, и Кайлан, стряхнув с себя волков - отбросив их очень далеко, с силой швырнув их об землю, изломав их тела, - огляделся по сторонам и заметил, как его гость бьется с неведомым оборванцем, испускавшим запах магии Смерти. К удивлению Кайлана оборванец был скорее мертв, чем жив, пронзенный оружием вамфири; однако пути магии Хаоса были неисповедимы. Поднятые некромантом зомби возможно не были на самом деле им 'подняты' - скорее всего, сумасшедший колдун попросту переподчинил мирно гулявшую по лесу нежить, порожденную остатками "Волны". Бедолага едва ли даже понимал, что просто подзаряжает их; в результате со смертью мага вся его энергия досталась его питомцам. Они не стали умнее и не научились работать в группе, не управляемые больше своим кукловодом, - зомби первого уровня остается зомби первого уровня, - однако все они были здесь, и живые тоже были здесь, так чего им еще было делать? Банкет продолжается.
Приготовившийся выпустить еще один залп разрушительной магии, Кайлан даже не успел удивиться или почувствовать, как его взяли за руку; его зрение померкло, почти напугав его, и спустя секунды он уже обозревал совершенно незнакомое место, моргая и успокаиваясь. Незнакомец телепортировал их куда-то, и Кайлан никак не мог понять, где они.
- Лучше бы вы... этого не делали, - альв все еще чувствовал себя запыхавшимся и с трудом пытался поймать дыхание; в его теле попеременно вспыхивали жар и озноб - то ли неведомо какая зараза, бывшая на клыках давно сдохших волков, начала действовать, то ли это была его мнительность. - Магия... сходит с ума... от Хаоса...
Его ноги подкосились и нижняя часть спины столкнулась с жестким камнем, пронеся волну боли сквозь все его тело и разум; болью отозвались его раны, словно странные ключевые точки; но хотя бы все части тела были на месте. "Это пока," - подумал альв, отрешенно размышляя о трупном яде и последствиях его попадания в кровь живого существа, оказавшегося в лесу без целителя или даже исцеляющего зелья - ведь как знал, что надо захватить баночку с собой, но все-таки раздал остатки остальным патрульным, надеясь, что целительница Змеиного Гнезда со своими помощниками к завтрашнему дню наварит еще. И теперь он не увидит этого завтрашнего дня, благодаря своей глупости. Звякнул об камень металл; старинный меч, шелестя, прокатился вниз, выпав из ослабевшей руки, и остановился недалеко от края камня, столкнув пару мелких осколков вниз; всплеск эхом раздался в пустеющей голове альва, заставив его удивленно оглядеться по сторонам. Кажется, они оказались где-то в северной части леса в лучшем случае; в худшем его Хаос сместил точку выхода из перемещения к болотным демонам на огонек, как обычно. Но хотя бы это не был снова Ичарвиаш - Кайлана порядком достало падать то в сугроб, то с высокой скалы. Быть может, вамфири и не заботился о какой-то конкретной точке выхода, переместившись попросту "оттуда" куда глаза глядят. Однако никто не гарантировал, что у него получилось бы выбрать направление, или что у него получится сделать это еще раз, потому что альв чувствовал, что не одолеет пеший путь домой. Он не чувствовал даже, что может оставаться в сознании или сидеть прямо; его голова внезапно соприкоснулась с твердой поверхностью камня, высекая искры из глаз, и только нашаривавшие упавший куда-то клинок руки выдавали, что Владыка был в сознании.

+1

9

Первым, что сделал Иноэ, оказавшись в новом, незнакомом месте - это еще пару раз обозрел округу на наличие какой-либо опасности. В их ситуации опасностью можно было бы назвать и одинокого зомби, случайным делом приблудившегося сюда, но, к счастью, таковых здесь не оказалось. Равно как и не оказалось вообще никого, создавая на первый взгляд умиротворенную картину леса... если бы только не подозрительно-зеленоватая земля, на которой не росло ни травы, ни кустов, ни деревьев. Куда ни повернись, везде найдешь однотонную и практически идеально ровную поверхность, лишь изредка разбавляемую выглядывающими корягами.
Кажется, их все же занесло в топь, неизвестно каких размеров, но вид с камня не предвещал ничего хорошего, не давая абсолютно никаких подсказок, в какую сторону берег ближе. А идти наобум было нельзя: так можно было потерять драгоценное время, в последнее время ставшее слишком уж важным. Продолжая смотреть по сторонам в надежде увидеть хоть какую-нибудь зацепку, вамфири прищурился и напряженно выдохнул, смешав в этом выдохе раздражение и усталость.
С самого рождения принадлежащий к когорте знати, наследник с младых ногтей воспитывался в духе руководителя, заведующего всем и вся в пределах видимости и за ней. Сильнее всего принцу понравилось утверждение, до этого тысячи раз подтверждавшее свою действенность, в отличии от остальных. Информация - залог всего. Каким бы успешным ни был шантажист, он не сможет добиться успеха без наличия данных о жертве; каким бы умелым ни был полководец, он всегда должен быть осведомлен о состоянии своего войска; каким бы мудрым ни был правитель, для умелого руководства ему нужно знать многое. Дабы сказитель написал балладу, ему нужно знать о событии, дабы путешественник добрался туда, куда ему нужно, он должен знать свою точную цель, дабы двое влюбленных отправились под венец, им нужно довериться друг другу, раскрывая свою информацию... Бесчисленное множество подобных примеров значительно повлияли на юного принца, зародив в нем немалый интерес к собиранию всевозможной информации - важной и не очень. Документы, копии договоров, записанные слухи, баллады сказителей... Важная информация хранилась за семью замками во многих тайных местах, в то время как остальное можно было бы запросто отыскать на столе, расположенном в углу библиотеки, где он обычно постигал великую мудрость. Вопрос оставался в том, рискнет ли кто-нибудь туда пойти, но это уже не столь важно.
Сейчас, находясь в неизвестном месте и в неизвестных обстоятельствах, с ежесекундным риском встретить что-либо, могущее угрожать жизни двух раненных путников, Иноэ пребывал в раздраженном состоянии из-за недостатка столь важной информации и невозможности в ближайшее время изменить ситуацию хоть как-то. Массовое и одновременное использование сразу нескольких заклинаний, в число которых попало и довольно затратное перемещение, успело знатно потрепать магический резерв наследника - сейчас, даже ради призыва простенького помощника, ему нужно было немного отдохнуть, дабы с пользой использовать оставшиеся силы. Хотя количество тех все еще находилось в рамках приемлемого, если бы вамфири начал колдовать прямо сейчас, оно моментально кануло бы в Лету, так что все, что ему оставалось делать, это сидеть на камне и продолжать попытки отдышаться после жаркой схватки.
- Лучше бы вы... этого не делали..., - голос альва разрезал опустившуюся тишину, заставив принца отвлечься и с недоумением повернуть голову в его сторону, пытаясь понять, о чем идет речь. - Магия... сходит с ума... от Хаоса...
Следующие слова все прояснили. Сосредоточившись на масштабном применении низкоуровневых заклинаний, наследник и думать забыл о специфической особенности магов Хаоса притягивать несчастья и спутывать потоки магии. Впрочем, нынешний эффект был слабеньким: хотя он уже почти не помнил, куда именно пытался занести себя и спутника, но мог ручаться, что это место было неподалеку. Было ли это просто более сильным воздействием магии Теней, или же одним из немногих проявлений удачи? Никто не знает. Все равно, это вряд ли повлияло бы на принца, просто пытающегося исчезнуть куда подальше, так что переживать об этом не стоило.
А вот о чем стоило переживать, так это о состоянии Владыки Хаоса: укусы и царапины явно были не тем, о чем нужно было волноваться в первую очередь. Трупный яд в крови - дело нешуточное, особенно при условии того, что в округе не наблюдалось ни целителя, ни целебного зелья. Увидев маленькую сцену-пантониму, в которой упавший альв вначале протянул руки к поясу, но затем бессильно уронил обратно, вамфири имел полное право считать, что такой важной вещи у него при себе не имелось. Оставалось только спросить, как тот мог озаботиться пищей и водой, но забыть взять целебное зелье? Или же ситуация в этом лесу была настолько плачевной, что даже у альвов, имеющих самый богатый запас ингридиентов, не хватало этого важного ресурса?
Наблюдая за тем, как, кажущийся вполне бессознательным, спутник пытается найти руками упавший меч, Иноэ вздохнул и наклонился вниз, опасно свешиваясь с камня и прихватывая уже почти успевшее утонуть оружие за рукоять. С негромким "ха" возвратив себе первоначальное положение, принц осторожно вложил меч в ищущую руку, еще раз оценивая плачевное состояние спутника. Тому нужна была срочная помощь, которую принц, к сожалению, оказывать не умел.
Стоило сразу после отдыха создать помощника и отправить на разведку, надеясь на удачу и то, что твердая поверхность окажется достаточно близко. Перемещение проходило через откат, так что воспользоваться им тотчас же вамфири не имел возможности. Опять же, здесь свою роль играла удача: если расстояние небольшое, то с использованием магии Воздуха, возможно, у него получится добраться самому и дотащить тело альва?
- Стоит узнать, где мы находимся, а потом отправляться в сторону того безопасного места, в которое вы так стремились меня отвести. Сможете оставаться в сознании?, - если честно, в этом Иноэ не был уверен. Из-за полученных ран спутник вполне мог потерять сознание, значительно осложняя задачу по поискам безопасного места в незнакомом лесу.

+1

10

Стиснув горячими пальцами рукоять поданного меча, альв полежал немного и приподнялся на локте, шипя от боли в саднящей руке. С его стороны было чертовски опрометчиво пойти в патруль без зелья; погуляв в могучем теле миража, венца творения, пусть и не божеского, он вообразил, что ему все по плечу, а Шиархи не любит такой бравады. Верно, это она так иронично наказывает зарвавшееся детище; ведь даже в землях Геддона, будь ты хоть самым большим котом в округе, стая волков всегда будет представлять для тебя опасность - впредь будет знать пушистик, что не бессмертен. К слову о пушистости: отдышавшись и успокоившись, Кайлан больше не чувствовал, будто еще немного и он невольно поделится бесценным компроматом на Владыку Хаоса с заезжим вамфири; шутка ли, Владыка даже не альв, а дикий зверь! Это может побудить народ схватиться за вилы и факелы, так сказать, а преемник его получит славный меховой коврик - единственный в своем роде, и оттого бесценный.
- Да, да, - проговорил в ответ Кайлан, усаживаясь на камень прямо. Ему уже было немного лучше. До того, как непременно подхваченная им зараза, какая бы там ни была на зубах этих зомби, начнет оказывать серьезный эффект, пройдет, быть может, несколько часов. За это время он должен успеть добраться до дома, где его ждал целитель первой ступени - альвийка, дитя двух разных кланов, которую когда-то давно спас от изгнания и приютил его добросердечный отец. Удивительно, каким Сет был добросердечным; словно из какого-то принципа он старался быть добрее к окружающим, что не мешало ему, впрочем, быть скорым на расправу и абсолютно безжалостным к тем, кто оказывался глух к его доброте или, чего доброго, осмеливался ее эксплуатировать. Своих детей он воспитывал в том же ключе, вбив в них что-то вроде незнакомой большинству альвов совести, или, по крайней мере, вбив ее в одного только сына - тот имел несчастье быть домоседом. Однако, полезное было свойство; подумать только, как кто-то мог просто взять и изгнать целительницу, не раз вытаскивавшую с того света шебутных членов семейства Фадири? Где бы они были без нее? Уж точно не дожили бы до того, чтобы умереть сегодня.
Порывшись в своих запасах, Кайлан вытащил несколько чистых бинтов и простецкую немагическую жидкость для обработки ран; исцелить она не исцеляла, да и обеззараживать было скорее всего поздно, но таков был протокол оказания себе первой помощи, которому его когда-то обучили. Расшнуровав свой левый наруч, альв осторожно снял его и положил на колени, чтобы тот невольно не повторил путь меча и не пошуршал в неглубокую воду; Кайлану вовсе не улыбалось вылавливать свои вещи из кишащих пиявками топей. Или пока было слишком рано для пиявок? Отвлекая себя подобными размышлениями, Кайлан промыл и забинтовал все еще слегка кровоточащую искусанную левую руку - она даже выглядела не так уж плохо, успокаивал он себя, ведь могло быть гораздо хуже, наруч принял на себя большую часть урона. Затем он занялся ногой, по сравнению с рукой выглядевшей лучше, ибо ее куснули лишь раз против минимум семи; однако в отличие от левой руки его ноге придется куда хуже - неизвестно, какая глубина у этого болота, куда их занесло; Кайлан слышал запахи, напоминавшие ему Актавианский лес, но лес был велик; их могло занести на север, и с той же вероятностью это мог быть далекий запад, Болота Гарпий. Или юг, или восток, в низины близ реки. Ни глаза, ни уши, ни нос не выдавали ему их местоположения, молча, точно заправские шпионы. Порасмыслив, Кайлан решил, что потратившему много энергии в битве вамфири едва ли удалось занести их особенно далеко, даже со сбитым направлением, так что он будет предполагать, что их занесло на север и слегка на восток, на территорию Лигвы, и теперь они должны идти строго на юг, чтобы попасть домой. К нему домой, то есть. 
Осторожно поднявшись на ноги, альв прислушался к своим ощущениям; может быть, он мог даже идти, сильно прихрамывая, или мог бы, не доведись им брести как минимум по колено в воде. Оглядевшись по сторонам, он заметил торчащую из воды корягу, могущую пойти ему на трость - все лучше, чем пытаться полностью опираться на раненую ногу. Сев на камень, альв осторожно сполз к воде и подтянул к себе желанный кусок дерева, обрубив его у противоположного конца - к счастью, коряга лежала параллельно их прибежищу-камню. Деревяшка оказалась как раз нужной длины; но выползая наверх, Кайлан поскользнулся и чуть не свалился в воду, удачно опершись на свой новый посох. Палка погрузилась в воду почти полностью, что было печально, учитывая ее длину.
- Кажется, у нас неприятности, - повернувшись к вамфири, заметил альв. С трудом он вытащил корягу, застрявшую в иле на дне - оказалось, воды в этом месте было как раз до половины палки. Нижняя ее половина была густо покрыта грязью и тиной, хотя бы, как с облегчением увидел Кайлан, без пиявок. Но они тут никак не пройдут, разве что прыгая по камням, разбросанным вокруг в изобилии. Недостаточном изобилии, впрочем, ибо до ближайшего камня на больной ноге альв бы ни за что не допрыгнул, - и на здоровой бы не решился. В теле миража, впрочем... Закусив губу, он всерьез задумался над возможностью ввести себя в нужное состояние и превратиться; хотя что потом делать с этим вамфири? Кайлан покосился на него; сидит на камне, высматривает в темнеющих небесах свою птичку, сотканную из густой чернильной тьмы. Сможет ли он одолеть его раненый? Ведь вамфири и сам был ранен. Словно впервые вспомнив об этом - как все-таки затуманивает голову орда зомби и беспрестанная концентрация на том чтобы не стать миражом! - Кайлан решил предложить ему помощь с обработкой раны от кинжала, по идее бывшей куда хуже, чем его укусы. Он чуть не треснул себя по лицу; черная ткань на плече вамфири промокла от крови.
- Позвольте вам помочь, - Кайлан подошел к вамфири, достав три последних бинта - ему, право, стоило подготовиться чуть лучше, но он думал, что ему одному так много не нужно. Надрезав черную робу ножом, альв смочил один бинт в обеззараживающей жидкости и как мог оттер рану от крови, другой, как он был, сложенный, прижал к все еще сочащейся кровью ране, и третьим более-менее надежно зафиксировал второй на ране. На этом его познания в первой помощи заканчивались, и дальше оставалось надеяться, что на кинжале сумасшедшего некроманта было не слишком много грязи - Кайлан заметил за собой сильную брезгливость относительно проникающих ранений грязными острыми предметами. И еще оставался момент питания - вамфири так и не ответил на вопрос о провианте, а значит, расчитывал раздобыть его в дороге. Как единственный доступный источник крови на, быть может, милю вокруг, Кайлан не мог не забеспокоиться.
- Если у вас все же нет с собой, эм, пайка, - поспешил он высказать свое беспокойство. - Не советую использовать для питания мою кровь.
Право, он не мог ему рассказать, какие последствия несло распитие крови модификантов вроде него или Квиллан - когда та еще была жива.Он не мог даже сказать о последствиях использовании крови миражей в качестве пищи - не было зарегистрировано таких дураков, которые пробовали, даже на спор, поймать ночную тать степей и испить ее крови. И никто толком не знал, какое влияние их фамильное проклятие несло на вторичный продукт - Наджара не успела исследовать этот момент, либо не обладала подопытным вамфири для этого; и никто из попавших под проклятие потомков ее рода не удосужился прикормить одного для опытов. Кайлан не хотел становиться первым. Вдруг "Деформатор" правда дотянется до его веселого гостя? Придется поселить его в подвале, где когда-то жила мама - там были мягкие подушки и огромный мраморный бассейн, ему там будет уютно и привольно; все это в надежде, что он сирота, и за ним никто не придет - вамфири очень трепетно относились к своим родственникам. И Глава! Глава мог в любой момент дотянуться до этого, и узнать их секретные семейные чары, и использовать их во зло, или, что еще хуже, вписать их в историю мира под своим именем. Кайлан не мог даже рассказать вамфири, почему не поделится с ним кровью, случись голодное время - это доставало его, потому что его учили делиться.
- Зомби! - нашелся альв, произнеся это слово чуть громче, чем надо. - Не могу даже начать, сколько болезней могут переносить эти мерзкие твари, сам как на иголках.
Закончив, он выдохнул, выжидающе посмотрев на гостя в надежде, что он не задаст лишних вопросов. А после применил собственную магию для определения местонахождения: крайне ненадежные чары предвидения, срабатывавшие по желанию левой пятки Шиархи в каждый третий четверг седьмого месяца, и сообщавшие половину правды. Кайлан не доверял интуиции - он мало кому и чему доверял без веских доказательств, которые он мог бы подержать в руках. Но его внутренний компас подтверждал его догадку о том, что они недалеко от его родного дома, и что надо идти на юг; или, скорее, плыть. Но, быть может, вамфири мог лететь? Кайлан ощущал исходящий от него привкус воздушной магии.
- Предположу, что нам на юг. Это в той стороне, - он ткнул пальцем забинтованной руки, поспешно зашнуровывая на ней свой наруч. Даже без магии он отлично определял направление, просто-таки со сверхъестественной точностью; возможно, сказывалась жизнь в дремучем лесу, но альв никогда не блуждал ни в незнакомом городе, ни в степи, ни даже в подземном лабиринте.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (17.09.2018 18:28)

+1

11

Ответив на последний вопрос вамфири утвердительно, альв извлек бинты и какую-то жидкость, судя по всему, не являющуюся магической даже отдаленно, а затем принялся споро обрабатывать полученные в битве раны. Глядя на то, с какой скоростью ранее выглядевшие плохо раны становятся более-менее "приятными" для глаз, если это вообще можно было так назвать, Иноэ покачал головой, радуясь тому, что у спутника нашлось хоть что-то, позволяющее как-никак обработать ранения. Следом за этим в его голове, и так полнящейся различными мыслями, возник неуместный в данной ситуации вопрос, больше смахивающий на проверку собственной внимательности: "Я когда-нибудь встречал альва без исцеляющих предметов?". Славясь своей способностью помогать окружающему миру, эта раса, если присмотреться, не забывала и о себе - как сумел припомнить принц Теней, ему на всем долгом веку встретилось лишь пара-тройка сорвиголов, не носивших при себе исцеляющего зелья и вообще ничего похожего. Или могло случиться так, что они к моменту встречи уже потратили все, что имели? Тогда оставалось только подивиться этому факту - вон, даже у Владыки, даже при предполагаемом дефиците товара, способного сохранить жизнь, при себе оказались бинты и обеззараживающая жидкость, коими тот и воспользовался.
Самому наследнику оставалось молча терпеть саднящую боль в месте, немилосердно проткнутом чужим кинжалом. Шевелить рукой было можно, но с особой осторожностью, стараясь избегать задействования плеча. Оставалось надеяться лишь на то, что на оружие некроманта не был нанесен какой-нибудь яд; хотя признаков заражения крови вамфири не почувствовал, но разнообразие различнейших отрав в этом мире достигало такого числа, что оставалось только почтенно стать и помолиться. Богиня удачи, богиня удачи, сколько раз за этот вечер принц упоминал в ее мыслях? Пожалуй, всего этих сегодняшних упоминаний было больше, чем за последний год, что заставило парня криво улыбнуться собственным подсчетам. Вот уж правда - встреча с магом Хаоса сулит много чего необычного.
Сидя на краю камня, одну ногу подобрав под себя и осторожно обхватив руками, а вторую свесив вниз, Иноэ застыл с поднятой вверх головой, надеясь и уповая на скорое возвращение теневого помощника, коего он практически успел рассеять еще во время перемещения, благо, обстоятельства не позволили, тем самым значительно помогая магу: оставалось только подождать, когда над его головой вновь замаячит силуэт птицы, сотканный из окружающей тьмы.
Поза статуи помогала сохранить собственные силы, а кривая улыбка, задержавшаяся на губах, дополняла картину заблудившегося путника, который просто сел отдохнуть и подумать, куда стоит идти дальше. Можно было бы подумать, что принц вообще не был ранен, и только кровавое пятно, некрасиво расползшееся по порванной черной ткани робы, показывало то, что ему ощутимо больно. Ни звука, ни выражения боли на лице, ни дерганного движения так и не последовало с его стороны: многочисленные годы, за которые ему намертво вбивались в голову основы поведения, сформировали нерушимую стену, которую уж точно не удастся пробить каким-то незначительным ранением. Пусть и глубоким. Пусть и очень, очень болючим. Скрытность всегда стояла во главе угла его Дома, а природные таланты к актерскому мастерству служили прекрасным дополнением основного навыка.
Пока Иноэ старался не шевелиться, альв успел закончить с ранами и даже добыть себе посох для ходьбы, параллельно проверяя глубину того, в чем они оказались как метафорически, так и буквально. Результат не обнадеживал.
- Кажется, у нас неприятности., - на эти слова очень хотелось повернуть голову и медленно, выразительно и глубокомысленно изречь "Да ладно?". Впрочем, вамфири, следующий правилам вежливости, на этот раз ограничился простым поворотом головы с не менее выразительным взглядом.
Альв закусил губу, попеременно кидая взгляды с их камня на ближайший и явно напряженно о чем-то размышляя. "Какие бы секреты ты ни скрывал, это меня не касается" - сегодня принц решил в кои-то веки последовать данному правилу, так как вытаскивать чужих скелетов из шкафа стоило только тогда, когда ты полностью здоров и имеешь возможность, по меньшей мере, убежать. А сейчас убежать вряд ли выйдет...
- Позвольте вам помочь., - видимо, только сейчас заметив состояние своего гостя, Владыка извлек три бинта, по всей видимости, последних, помогая наследнику обработать свою рану. Сразу стало немного легче - то ли на это повлияла сама обработка, то ли возник эффект плацебо. Не став заострять на этом внимания, вамфири обратил внимание на то, как немного напряглось лицо собеседника.
- Если у вас все же нет с собой, эм, пайка... Не советую использовать для питания мою кровь., - узнав причину данного беспокойства, Иноэ ухмыльнулся, похлопав здоровой левой рукой по бурдюку на поясе, показывая то, что насчет этого беспокоиться не стоило. К тому же, после всех этих битв и походов, голод постепенно начал добираться до него. Уже скоро нужно будет начинать распивать свой "паек". Но все же, из-за чего-то, альв продолжал беспокоиться, а его взгляд перемещался так, что, знакомый с языком тела принц, мгновенно понял, что прямо в данный момент собеседником срочно подыскивается хоть что-то, что сойдет за оправдание.
- Зомби! Не могу даже начать, сколько болезней могут переносить эти мерзкие твари, сам как на иголках., - таки найдя себе причину, Владыка Хаоса тотчас же озвучил ее, интонацией заставляя свое прикрытие трещать по всем швам. У наследника даже возникло ощущение, что ему действительно нарочно пытаются что-то выдать, но беспечность альва можно было списать на недооценку собеседника. Все-таки, сейчас Иноэ был беспечным путником, верно?
- Предположу, что нам на юг. Это в той стороне., - повернув голову в сторону, указываемую чужим пальцем, принц кивнул головой, с тихим кряхтением подымаясь на ноги, а затем протягивая руку спутнику.
- На счет три прыгаем. Раз, два... три!, - когда оба были относительно готовы к предстоящему испытанию прыжками, вамфири поудобнее перехватил руку Владыки, сосредотачиваясь и используя магию Воздуха. В конце-концов, на этой стезе он недалеко ушел от новичков, поэтому успешное применение заклинания Полета не могло не радовать.
Оказавшись на следующем камне, принц временно выпустил чужую руку, показывая жест, обозначающий что-то вроде "одну минутку", а затем потянулся к бурдюку, висящему на поясе. В конце концов, возможности попить в скором времени может и не представиться.

+1

12

Непрактично выразительное лицо Владыки все еще хранило следы расстройства; оно усилилось, когда вамфири в самом деле применил свои чары Воздуха, перенеся их на другой камень. Несмотря на рану, он старался быть полезным; тот еще защитник границы был Кайлан - попросту выскочка, пытавший оправдать эгоистичное желание заработать себе любовь народа тем, что в его распоряжении было лишь пятьдесят хаоситов, способных патрулировать западную границу, и из них двадцать пришлось отправить на помощь клану Алэ - собственно, тоже ради тех самых невидимых и неподсчитываемых баллов у рядовых альвов, которые в случае чего могли подняться и толпой свергнуть неугодного правителя - или поддержать угодного. Несправедливость, которую Кайлан учинил по отношению к гостю, несколько омылась рациональными мыслями: по всем правилам оказывающий первую помощь должен был сперва позаботиться о своих ранах, чтобы затем в трезвом уме и памяти оказать помощь товарищу по неудачному происшествию. Печально было лишь, что этим польза от Владыки в данной ситуации исчерпывалась; но они могли полагаться на навыки вамфири.
Судя по высоте, на которую они сумели подняться, он был где-то в районе третьей ступени - верно, начал изучать эту магию забавы ради, достигнув совершенства в Тенях. Это значило, что у них есть где-то час на прыжки, а потом все. И это без учета огромных трат энергии раньше, ранения и кровопотери, которые непременно ослабляли любого заклинателя. Но вамфири держался, и даже сохранил отрешенно-удовлетворенное выражение на своем лице; верно, он был немолод и закален в многочисленных неприятностях, либо его попросту воспитали дикие игроки в карты.
Кайлан заострил на этом особое внимание, чтобы отвлечься от поползновений Хаоса; когда его рвануло в воздух, он чуть было не запаниковал. Вамфири решил поужинать, верно, почуяв сердцем, что в компании хаосита его магия может снова подвести, и на этот раз перманентно; Кайлан же согнулся пополам, пытаясь глубокими вдохами и выдохами успокоиться и сохранить себя в форме альва. Будет очень неприятно, если он продемонстрирует этому вамфири сразу все причины, по которым он так старался держаться подальше от общества; это слишком личное - лишь его целитель и самые доверенные лица знают об этом; эти мысли совсем не помогают, эти мысли совсем не помогают ему успокоиться.
[dice=1936-5808-26] (если Кайлан выкинет 9-12, то чуда не будет)
Накатившие на него ощущения переполнили все его существо. Отчаянно вскрикнув, альв привычно схватился за запястье; раз уж превращения не удержать, то хорошо бы на нем был тот браслет Ночного Тумана. Не то чтобы Владыка, захвативший имение и имущество покойного дяди-узурпатора - сам виноват - был беден, но много золота должно уйти на восстановление гарнизона для обороны увеличившихся вдвое земель. Плюс он любил свою черную броню. Следующий его вскрик не напоминал звуки, которые должен издавать альв; это было рычание, кошачье и дикое, словно большого леопарда ударили палкой. Его белые клыки удлинились, посрамив вамфири, кораловые глаза вспыхнули, а зрачки сузились в вертикальные щелки - ночной кошмар Кайлана, он порой видел в зеркале, что они вертикальные; белый, почти светящийся в темноте мираж опустился на все шесть лап, чуть покачнувшись на узком камне; его шерсть вздыбилась от шока превращения, хвост дернулся из стороны в сторону, выдавая эмоции, которые он никогда не умел скрывать. Когда разумное существо глубоко внутри осознало себя, кошачья морда повернулась в сторону вамфири, все еще стоявшего рядом на камне, и глаза зверя встретились с его глазами, неся мысль и молитву, что вамфири по какой-то невыносимо несправедливой причине не устойчивы к миражиным иллюзиям.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (17.09.2018 21:00)

+1

13

Пытаясь наслаждаться наскоро организованным завтраком, в той мере, в которой это вообще было возможно при постоянной ноющей боли в ране, напряженных раздумьях о том, хватит ли дозволенного часа на прыжки по болоту, а так же незримом беспокойстве о состоянии спутника.
Да, тяжело дышащий и пытающийся прийти в себя после прыжка альв не относился к категории лучших друзей или даже просто знакомых, скорее представляя собою прямо противоположную сторону, но ведь и причин в эту же секунду убить неугодного у Иноэ не имелось. В большей части потому, что так дружно советовали совесть и здравый смысл, причем пока первая кричала что-то про гуманность и сострадание к раненому, второй быстро выдвинул доказательства того, что даже раненого, убить Владыку будет очень затруднительно, да и смысла в этом особого не крылось - по крайней мере сейчас, пока Дом Теней и клан Аса не враждовали. Да, были конечно мелкие интрижки да подковырочки, но то скорее из вредности и нежелания уступать, нежели из-за реальной вражды. Хотя времена сейчас настали не самые спокойные, но это так же служило причиной для мирного сосуществования и совместного выкарабкивания из ситуации.
Еще раз взглянув на альва, принц отвел взгляд и задумался. Сегодняшняя ночь была очень примечательна своей необычностью и количеством встречаемых странностей. Вон, первой из них можно было назвать то, что наследник закончил все, что недавно прибыло или давно накапливалось на его столе, из-за чего он, собственно, сейчас и застрял тут, стоя на камне посреди болота рядом с глубоко дышащим альвом, который, судя по всему, пытался успокоиться.
Вот только из-за чего? В то, что спутник боится высоты, Иноэ решительно отказывался верить: верхушка камня показывалась из-под водной толщи всего лишь на полметра, да и прыжок он делал явно не с целью взмыть как можно выше. Тяжелое дыхание из-за ран или усталости тоже отпадало: наследник слышал и прекрасно помнил, каким именно оно должно быть, а То, что было перед ним являлось конкретно выраженным способом успокоиться.
Владыка Хаоса внушал все больше подозрений, явно пытаясь не выдать своих скелетов в шкафу, но не особо успешно. Как говорится, хочешь скрыть тайну - забудь о ее существовании. Но, кажется, нынешняя тайна не давала возможности забыть о себе, тонкими нитями постоянно выскальзывая из речи и поведения альва, то и дело раззадоривая любопытство принца. Это явно что-то веселое...
"Не знать. Отойти. Защититься.", - из-за чего-то в ход экстренно пошла слишком уж сильная интуиция наследника, настолько экстренно, что даже не смогла выразиться явной мыслью, оставаясь на уровне команд. Едва уши заслышали первую ноту нового и странного звука, как, подчинившись подсознанию, тело оперативно отошло к краю камня, а руки плавно легли на рукояти клинков. Лишь в этот момент вамфири вернул свой взгляд на спутника, дабы затем с широко открытыми глазами продолжить наблюдать за превращением до этого выглядевшего достаточно безобидно альва в нечто страшное и рычащее.
Лишь когда оно завершилось, Иноэ сумел распознать в явившемся перед ним звере миража. Конкретно этот был явно неслабым представителем своего вида. Высокая белая кошка, пару раз дернув хвостом, будто что-то осознав, повернула морду и уставилась коралловыми глазами, зрачки который теперь были вертикальными, на замершего вамфири. Еще не определившись, стоит вытаскивать клинки из ножен, использовать рывок в сторону или попытаться мирно уладить проблему, принц замер на добрые две секунды - не так уж и много, но в этой ситуации даже такое время могло в корне изменить происходящее.
Глубоко вдохнув и медленно отняв руки от рукоятей, как будто отчаянно не желавших расставаться с ними, наследник решил, что, если его не прикончили пару секунд назад, то вряд ли планируют сделать это снова, поэтому выбрал смешанный вариант последних двух предложений, подкинутых разумом. Продолжая стоять на краю камня, вамфири криво улыбнулся, пытаясь выразить дружелюбность, или хотя бы что-то похожее.
- Хорошая ночь, весело тут... Хе-хе...

+1

14

Вскоре все существо альва все-таки наполнил триумф; плохо скрываемая радость заставляла его белые усы подрагивать - он снова был всемогущим Владыкой ночи, сильным, ловким; ночь стала ясной, как день, запахи стали почти видимыми и осязаемыми, звуки наполнили лес. Хотя Кайлан, будучи альвом, имел утонченное восприятие, не ощущая лес как оглушительно тихий и темный; альвы были лесной расой, они видели в темноте, они слышали в тишине и они распознавали огромную палитру ароматов, но с миражиным восприятием это и рядом не лежало. Вамфири отступил от него на край камня - еще бы, ведь теперь Кайлан был сильнее его. Он слышал, как бьется сердце вамфири, чуял его кровь и его страх - даже уровень страха, не такой сильный, чтобы не попытаться призвать иллюзию и заболтать его.
Алые глаза едва заметно вспыхнули магией, призывая таинственные силы, которыми Геддон наделил свои смертоносные творения, и перед вамфири стоял давешний альв. Чтобы не нервировать его, Кайлан не стал скрывать миража, спроецировав альва и его голос чуть правее себя, а сам улегся на камень, обвив себя длинным хвостом, похожий на спокойную белую пантеру, если бы только у них было по шесть лап. Альв в проекции был чрезвычайно похож на себя, даже его повязки были на месте; что-то в нем было немного иначе - может быть, это была его манера держаться? Теперь он был куда более уверенным в себе, будучи в теле миража, которое Владыка начинал любить все больше и больше, несмотря на неприятные ощущения при переходе - весь их спектр; в этом теле он познал власть и силу, какими тщился обладать всю свою жизнь. Детям могущественных, легендарных личностей нелегко найти свою дорогу в жизни, особенно если они не обладают никакими специальными талантами, превосходя своих родителей. Квиллан сделала себе имя в преступном мире, Вирелла, обладавшая редчайшим уровнем индифферентности, попросту ушла из дома навстречу приключениям, а Кайлан остался барахтаться в собственной ничтожности. Даже в альвийской красоте отец его превосходил: никому не нравилась его обесцвеченная версия, похожая на заморенного вамфири, поднятого некромантами через месяц после смерти.
- Надо сказать, это ставит нас в неловкое положение, - склонив голову набок, проговорил альв. Мираж продолжал, не отрываясь, разглядывать лицо вамфири. - С одной стороны, вы стали счастливым обладателем чрезвычайно ценной для меня информации. На моем месте никто бы не хотел, чтобы его друзья узнали такое о нем, вы не согласны?
Иллюзорный альв прошелся взад-вперед по камню, вдоль своего подлинного звериного тела, вытянувшегося у кромки.
- Мы с вами одни в лесу, и, как я подозреваю, никто не знает, где вы и с кем вы, - как бы рассуждая про себя, продолжил говорить иллюзорный Кайлан, отвернувшись от вамфири и подперев рукой подбородок. - А даже если и знают, вы отправились сюда на свой страх и риск. Тут так опасно. Вы могли бы вовсе не встретить меня и точно так же оказаться в этом болоте - в этой части леса магия сходит с ума. Вы вполне могли утонуть тут, с вашими-то ранами.
Рассуждая так, иллюзорный альв бросил нервирующий взгляд на вамфири; взгляд хозяина положения. Еще бы, ведь с его раной, в глубоком болоте, часом на прыжки максимум и полным незнанием местности он мертвец. Он погибнет тут в одиночку. Мираж - совершенно другое дело. Он знал дорогу и он был достаточно силен, чтобы добраться до дома. А его иммунитет, приспособленный Геддоном, некромантом, для переваривания падали и частых контактов с нежитью, мог уничтожить любую заразу, попавшую в его тело из давешних ран.
- С другой стороны, я не могу посрамить память отца, навредив гостю, не угрожающего моей жизни. Все мое существо восстает против этого. - Он прижал бледную ладонь к груди и сделал паузу, словно задумавшись, отведя глаза в сторону воды; мираж же продолжал сверлить коралловыми глазами вамфири. - Настоящая дилемма.
- Ведь у меня нет никакого рычага, с помощью которого я мог бы заставить вас молчать. Ну, кроме, - иллюзия красноречиво кивнул на болото, на затянутой ряской поверхности которого очень вовремя глухо булькнул крупный пузырь. - Но у меня нет никакого желания вас убивать. Вы мне даже нравитесь, - он улыбнулся, нервирующе и дико, как улыбаются играющие звери, и посмотрел на вамфири с минуту. - А, какого болотного демона! - альв махнул рукой, продолжая показывать зубы в улыбке. Мираж поднялся на ноги. - Садитесь мне на спину.
Допрыгнуть до берега по камням он мог без особых проблем, даже с тушкой вамфири на плечах; Кайлан мог бы нести этого вамфири по ровной поверхности в теле альва, но эффективность мышц кошек была ощутимо выше альвийской, а масса его тела осталась прежней, что давало ему колоссальные возможности.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (18.09.2018 19:22)

+1

15

В большом белом кошечьем теле, стоящем сейчас перед ним, можно было заметить огромную взрывную силу, пока что скрытую до поры до времени, что, впрочем, ну совершенно не делало миража хоть сколько-нибудь слабым. Вероятнее всего, он был кем-то наподобие альфы в своем роду, если Иноэ достаточно хорошо разбирался в деле, которое его никогда не интересовало.
Принц не особо-то и любил науки, связанные с животными и взаимодействии с ними. Всегда находились те, кто знал много больше него и был готов дать совет, так что принц и использовал подобный способ запоминания этой темы. В юном возрасте его куда больше интересовали более насущные вопросы - искусство фехтования и рукопашной борьбы. Когда наследник немного подрос, в список необходимости включилось искусства дипломатии, а когда подрос еще немного - искусство лжи. Вскоре отец возложил на своего отпрыска часть своего груза ответственности, дабы тот был готов к должности Главы, и вот тогда заняться чем-либо еще было практически невозможно. Путешествуя по миру и знакомясь с самыми разнообразными личностями, вамфири приходилось тратить уйму времени и сил на кучу дел, которые обычный обыватель, отдаленный от высших кругов власти, назовет мелкими и бессмысленными. Впрочем, со временем появилась и необходимость знакомиться с прелестной фауной этого мира, но наследник шел по программе-минимум, узнавая ровно столько, чтобы можно было выжить при столкновении с каким-нибудь хищником.
Сейчас же немигающим взглядом созерцая стоящую перед ним кошку-переростка-мутанта, Иноэ про себя отметил, что совсем не прочь познакомиться с дикой природой поближе, или хотя бы узнать, куда можно бежать с одинокого камня на болоте от очень прыгучего миража. Хотя... До тех пор, пока животное, до недавнего времени бывшее Владыкой Хаоса, не планировало выпустить ему кишки, принц нашел его очень милым. Можно было бы даже задуматься об обретении собственного пушистого друга, но явно не сейчас, когда еще непонятно, не найдут ли тебя завтра в красивой позе утопленника.
Альв, или уже мираж, в котором от прежних черт осталась только белая шерсть и коралловые глаза, внимательным взглядом смотрел на собеседника, словно над чем-то раздумывая. Вамфири, не отрывая взгляда от вертикальных зрачков, успел заметить, как алой вспышкой пронеслась магия по радужке, тотчас же отмечая присутствие дополнительного объекта на камне, служащим им обоим временным пристанищем и безвыходной ловушкой индивидуально для принца. Переведя взгляд немного в сторону, наследник отметил появление все того же Владыки, даже с теми же повязками, но сейчас, с детства контактирующий с магами Иллюзий и ожидавший чего-то подобного от шестилапой пантеры, Иноэ спокойно проследил за траекторией движения иллюзии и расслабленной позой реального тела, ожидая начала диалога, который всенепременно должен был последовать после появления могущего говорить обличья.
- Надо сказать, это ставит нас в неловкое положение. С одной стороны, вы стали счастливым обладателем чрезвычайно ценной для меня информации. На моем месте никто бы не хотел, чтобы его друзья узнали такое о нем, вы не согласны?, - с этим наследник был согласен полностью. Правда, не ожидал он, что без каких-либо усилий с его стороны раскроет большой, очень большой секрет нынешнего Владыки. Даже славящегося низким и быстро проходимым порогом изумления вамфири да сих пор мелко потряхивало от осознания мысли, больше смахивающей на бредни, но оказавшуюся вполне реальной. Владыка альвов - мираж. Пусть пока что наследнику не было известно, почему так вообще вышло, и как наиболее приближенные и наверняка знающие о секрете остроухие это приняли, но это было легко решить, вернувшись домой и как следует покопавшись в докладах, а при надобности можно было расспросить шпионов. Сейчас же на первый план встало само возвращение: судя по словам, "альв" не особо-то и планировал отпускать несчастного, оказавшегося не в том месте и не в то время.
- Мы с вами одни в лесу, и, как я подозреваю, никто не знает, где вы и с кем вы. А даже если и знают, вы отправились сюда на свой страх и риск. Тут так опасно. Вы могли бы вовсе не встретить меня и точно так же оказаться в этом болоте - в этой части леса магия сходит с ума. Вы вполне могли утонуть тут, с вашими-то ранами., - первоначальный страх, вызванный в большей части неожиданностью, уже успел сойти на нет, поэтому, заслышав угрозу, скрытую в рассуждениях ходящей туда-сюда иллюзии, Иноэ прищурился. По большей части он соглашался с этим, так что спорить причин не возникало. Ну, возможно, если спутник все-таки решит столкнуть его в болото, то принц успеет открыть и использовать связь с отцом, призвав на помощь, но успеет ли он продержаться? Вряд ли осторожный мираж оставит его без присмотра. Можно, наверное, организовать весточку о гибели, дабы затем посмертно развязать очередную войну из-за мести, но делать этого относительно миролюбивый вамфири не собирался. По крайней мере, сейчас.
- С другой стороны, я не могу посрамить память отца, навредив гостю, не угрожающего моей жизни. Все мое существо восстает против этого. Настоящая дилемма. Ведь у меня нет никакого рычага, с помощью которого я мог бы заставить вас молчать. Ну, кроме..., - красноречивый взгляд на болото был как никогда понятен, но сейчас Иноэ больше волновал вопрос того, что его, оказывается, могут еще и пощадить. - Но у меня нет никакого желания вас убивать. Вы мне даже нравитесь..., - все боги мира, благословите почившего отца Владыки Хаоса за его неординарный подход и за то, что он так крепко вдолбил его в голову сыну! Ну и так же стоило поблагодарить еще много чего, позволившего принцу справить благоприятное впечатление на альва.
- А, какого болотного демона! Садитесь мне на спину., - мираж поднялся на ноги, пока иллюзия продолжала улыбаться, приглашая наследника поскорее начать захватывающий тур по болоту на спине миража. Не думая сомневаться по причине того, что подсчеты его нынешнего положения и шансов выжить были произведены уже давно, вамфири без колебаний запрыгнул на подставленную спину, стараясь держаться как можно крепче и одновременно не перебарщивать с хваткой.
Как оказалось, болото можно было пересекать и таким непринужденным образом - попривыкнув к прыжкам, наследник принялся с интересом оглядываться по сторонам, одновременно переваривая тот факт, что, возможно, первый в мире катается на спине миража, который не хочет его убить, и вообще убить кого бы то ни было. Этот опыт тоже был чудесен.
Когда принц на белом мираже наконец-то увидел землю, ему оставалось только порадоваться тому, что он не пошел наобум: куда более знакомый с местностью зверь легко отыскал правильный путь. Ловким прыжком спешившись после окончательной остановки, Иноэ повернулся к белому миражу и долгое время просто смотрел на кошачью морду своими небесными глазами. Затем, будто бы очнувшись после заклинания гипноза, он с невозмутимым лицом исполнил благодарный поклон.
- Я очень благодарен вам за помощь. Я не расскажу никому о вашей тайне, если вы можете мне поверить., - да, этот секрет определенно войдет в сборку самых важных, хранимых только в голове, но делиться с ним вамфири действительно ни с кем не собирался, считая это благодарностью за столь редкую гостеприимность. Вот только интересно, поверит ли в это сам мираж?

+1

16

Когда они снова оказались на суше - относительно мерзкого, но на удивление громадного болота, - Кайлан снова вызвал свою иллюзию. Впрочем, иллюзией ее называть было ошибкой; пусть в ход шли схожие техники обмана каналов восприятия, то, что делали миражи, было сугубо персональным прицельно наведенным мороком. Никто, кроме жертвы, не видел призванной миражом иллюзии. С одной стороны, это обеспечивало свой собственный секретный канал - если верить в теорию заговора, где Геддону были нужны миражи, - а с другой это давало группе преимущество в схватке с миражом. Что с точки зрения миража было не очень полезным перком.
- Я никому не верю, - отозвался ложный альв чуть холодноватым тоном, сложив руки на груди, но тут же улыбнулся. - Не знаю, насколько достоверной считается информация, получаемая Главой от его подданного, но мне кажется, что он может отличить безумие от истины, - как бы между прочим заметил Кайлан, и его улыбка стала чуть шире. Он не был досконально знаком с культурой общества вамфири, но отчего-то ему казалось, что если кто-то начнет вещать, что Владыка Аса - мираж, его репутация пострадает чуть сильнее, чем репутация Владыки. Что-то подсказывало ему, что вамфири знал, что перед ним Владыка; едва ли он был слишком молод, чтобы не знать Кайлана.
- Сможете ли вы идти? - выражение лица иллюзии сменилось на обеспокоенное. - Лучше садитесь на меня. Я донесу вас до Змеиного Гнезда, где вы получите помощь.
Мираж подошел к вамфири вплотную, коснувшись боком; когда тот снова сел, зверь поскакал сквозь лес, вскоре найдя собственную тропинку, по которой вышел сегодня утром в патруль; тут и там лежали уже растворившиеся остовы упокоившейся нежити. Не доходя до башни, Кайлан ссадил с себя гостя и попросил несколько минут: он не мог появиться в таком виде перед всеми обитателями родового замка. После медитации, когда внешность альва - и его вещи - вернулись к нему, раненый гость наконец-то был доставлен в безопасный приют. Несмотря на сварливый характер модификанта, вамфири сумел расположить его к себе; когда тот покинул башню Владыки, они были на короткой ноге, и, быть может, с перспективой встретиться когда-нибудь в будущем.

+1


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Сокращение популяции