Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


17.10.2017 Не смотря на небольшой и тотальный завал, жизнь продолжается. Определен лучший пост лета! Готовится праздник Самайна/Хеллоуина, к празднику аватар менять не надо! Конкурс Старинная легенда продолжается!

25.09.2017 Друзья, мы рады вам сообщить, что на форуме были добавлены новые сюжетные линии, с которыми рекомендуем ознакомиться каждому участнику, чтобы потом не возникало вопросов.
На форуме взял старт конкурс Старинная легенда, где каждый может предложить сказку, легенду или миф, связанные с миром. Не стесняйтесь созидать и радовать нас своими творениями! Вдобавок к этому было начато голосование за Лучший пост лета! Помогите отважным участникам получить заслуженные награды.


Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Замок Кай » Сад внутри Дворца


Сад внутри Дворца

Сообщений 31 страница 37 из 37

1

http://s6.uploads.ru/YLzlK.png

Здесь можно погулять и просто отдохнуть от суеты внутри дворца.

0

31

Эллорьен упивался каждым мгновением их близости на грани оргазма, одновременно тягучим, как застывающая смола, и скоротечным, как взмах крыла бабочки. Но через вечность, а может спустя всего пару секунд, он ощутил, как жаркий плен восхитительно запульсировал вокруг его плоти, а на пальцы выплеснулось семя, подталкивая к его собственному пику. Альв глухо утробно зарычал, сделал еще буквально пару толчков, после чего излился в тело любовника, мелко подрагивая. Земля под ногами качнулась, и он оперся рукой о шершавый ствол дерева, чтобы удержать равновесие, но Равиля из объятия второй руки так и не выпустил.
Было настолько обалденно хорошо, что ни говорить, ни даже думать не хотелось. Принц не был сторонником банальных вопросов, из серии понравилась ли партнеру близость, особенно, когда все и так понятно. Равиль же отдавался ему так пылко и откровенно, что не только не осталось сомнений в том, понравилось ли ему, но и возникло желание устроить второй раунд. И, о ужас, он даже готов был признаться себе, что не против, если в этот раз вамфири его слегка покусает. Было в этом желании что-то запретное и в то же время манящее, будоражащее и немного пугающее. Вот только думать, насколько у него все плохо стало с головой Эллрьену сейчас не хотелось, особенно, когда Равиль развернулся к нему и обнял, утыкаясь носом в ямочку между ключиц. Такой доверительный и волнующий жест, от которого вдоль позвоночника пробегает волна мурашек, а затухшее было пламя готово разгореться с новой силой.
Альв огладил руками изящный стан юного любовника, останавливая свое путешествие на нежных округлых ягодицах, которые было так приятно мять и тискать. Губы коснулись рыжеволосой макушки, невесомо целуя. Затем они начали плавно спускаться ниже, прошлись по виску, прихватывая край ушка. Эллорьен прошептал игриво:
- Ты же не думал, что так легко отделаешься после своего маленького представления, моя конфетка? И можешь называть меня озабоченным маньяком, но это ты свел меня с ума и разбудил дикого зверя, так что придется расплачиваться, - с этими словами он наклонился, чтобы добраться до губ юноши.

+1

32

-Представления? - лениво пробормотал в шею любовника. - О каком представлении идет речь? Ничего не помню... Это все ты виноват. Сначала пялишься на каких-то непонятных особей, а потом... прерываешь мою вечернюю прогулку и набрасываешься, как животное. Даже и не представляю о чем ты... как всегда валишь на меня и даже не стесняешься!
Рыжего не покидало игривое настроение и, зная совершенно определенно, что нарывается, продолжал это делать. Не мог насладиться своим любовником и готов был провоцировать его вновь и вновь.
-А что если я скажу тебе, что проголодался? - игриво лизнул кончиком языка шею альва. - И не прочь продолжить дальше, если... ты позволишь и мне насладиться твоим чудесным вкусом. - промурлыкал на ушко, чуть прикусив его зубами. - Ты просто не представляешь насколько твоя кровь вкусна... Она просто великолепна...как дурманящее зелье, насладиться которым сполна просто невозможно. - Равиль протяжно лизнул шею Эллорьена и, тихо простонав, зажмурился от удовольствия. - Я хочу...прямо сейчас... Ты же не будешь против, да? - гибкое тело прижалось к телу альва, прохладные ладони заскользили по обнаженной коже, лаская и возбуждая. Коснулись бедра и, огладив, соскользнули к паху, чтобы обхватить полувозбужденную плоть и нежить ее томительно медленно, изводя любовника.
-Ты же знаешь, что я твой... и пользуешься этим. - зашептал судорожно на ухо. - Когда-нибудь...настанет день, когда ты захочешь меня бросить. Знай, что это будет твой последний день. Я убью тебя не задумываясь. Я слишком люблю тебя, чтобы делиться с кем-то другим. Так что не смей... слышишь? Не смей даже и прикасаться к кому-либо кроме меня, если хочешь жить долго и счастливо... ты знаешь, что я смогу и ничто не спасет тебя, принц.
Отстраняется, чтобы подарить любовнику полубезумную улыбку хищника на охоте и, не давая возможности ответить, впивается в его губы поцелуем. Жадным, требовательным, властным. Он никогда и ни за что не упустит своего. Не сейчас и не потом. Слишком спонтанно, но все решил. Или его или ничей и не познает больше никто сладость этих губ, что сейчас намеренно царапал клыками, чтобы пролить драгоценные капли багряной влаги.

+1

33

Игривый ответ юноши заставил губы альва растягиваться в улыбке. Вопреки опасениям, что после одного раза Равиль начнет отнекиваться или смущаться собственной смелости, он был приятно удивлен. Или все дело во вспыхнувшей у рыжика ревности и страхе, что его променяют на симпатичного барда или загадочного нага? Почаще так пугать его, что ли?
Но Равиль продолжал удивлять своей откровенностью и смелостью. Следующие слова вамфири заставили бровь Эллорьена самопроизвольно приподняться вверх, выдавая удивление, а от дразнящего прикосновения языка к шее он чуть заметно вздрогнул. В этот момент принца охватила целая волна противоречивых чувств. С одной стороны он готов был поддаться желанию любовника, более того, даже сам недавно фантазировал на эту тему. Но все же впитанная с молоком матери и лелеемая поколения ненависть к кровососам не могла испариться за столько короткое время, а потому мешала альву открыто поддаться. Одна его часть хотела этого, а другая противилась и страшилась, порождая внутри нешуточную борьбу.
А Равиль тем временем все нашептывал вносящие сумятицу приятности и еще больше раздразнивал ласками, заставляя каждый раз вздрагивать и дышать чаще. Член к происходящему так же не остался равнодушен и начал подниматься, выдавая своего хозяина с головой. Ему нравилось, что творил с ним любовник, и стоило немалых волевых усилий, что не "поплыть". Из сладкого дурмана слов и ощущений выдергивал только полуосознанный страх, что это все какая-то тайная магия клыкастых и он может подпасть под влияние одного конкретного индивида и стать марионеткой. Наследный принц клана Кай не может себе такого позволить, у него есть обязательства перед своим народ и он не имеет права забывать об этом, поддаваться слабостям. Но юноша так трогательно уговаривал его, не смея просто взять и укусить, хоть желаемое было совсем близко и жертва едва ли успела бы защититься! И это подкупало. Однако он все равно колебался. И, словно почувствовал это, Равиль добавил "контрольный в голову", заставив сердце альва забиться чаще. Может это все только ложь, красивая лапша на его длинные уши, но как ей хотелось верить! Как редко ему говорили слова любви, и как остро он в них нуждался! Эллорьен почувствовал, что начинает глупо улыбаться и ничего не мог с собой поделать. Как бы он себя не заковывал в броню долга, но каменным истуканом не был, а потому все же поддался слабости. Слабости поверить врагу.
Единственное, на что хватило его сил - не ответить откровенным согласием на просьбу вамфири, не ляпнуть что-то вроде: "Да милый, кусай меня! Кусай меня полностью! И вообще, скоро сможешь из меня веревки вить!". Впрочем, и твердое "Нет! Не смей, а то клыки повыдергиваю!", он тоже не сказал, позволив Равилю самому решать. Хотя уже само то, как пылко принц откликнулся на поцелуй и как подставлялся острым зубам любовника говорило о многом.
- Какие громкие слова, мой милый птенчик! И как же ты будешь меня убивать, если даже драться толком не умеешь? Затрахаешь до смерти? О, я, может, даже буду не против такой смерти! - нарочно игриво и беззаботно отозвался Эллорьен, чтобы хоть как-то оправдать свою идиотскую счастливую улыбку весельем над словами юноши. А еще чтобы хоть немного перехватить инициативу и не дать забыть, кто в доме хозяин. - А если не хочешь, чтобы я на кого-то еще смотрел или даже трогал - придется постараться не дать мне заскучать! Можешь начинать практиковаться в этом прямо сейчас! - альв откровенно нарывался, но ничего не мог поделать с начавшей накатывать эйфорией от признания в любви. Он подхватил любовника под ягодицы и потянул вверх, помогая себе воздушной магией, подталкивая Равиля обхватить его ногами за талию, а сам принялся чуть покачивать бедрами и откровенно тереться твердо стоящим членом. - И ты же не думаешь, что я потом забуду твои слова? Теперь не отделаешься! Ты мой! Весь! - и, словно утверждая свое право обладать, накинулся на любовника с новыми жаркими поцелуями, в которых позволял клыкам снова и снова ранить свои губы. А руки лишь крепче прижимали к груди свое невероятное и непостижимое, такое разное, но такое обожаемое сокровище, выражая силу чувств. На ответное словесное признание у альва пока не хватало духа.

+1

34

Равиль заливисто рассмеялся. Затрахать принца он точно не смог бы, но вот выпить в пылу страсти - вполне себе. Его не очень забавляли все эти перспективы, но, оказавшись весьма ревнивым созданием, блондина он просто так никому не отдаст. Строить трагедии и пытаться лишать себя жизни в подобной ситуации пустая трата времени.  Уж если Высочество решится уйти, то ему будет определенно все равно чем, где и как дышит бывший любовник или гниет где-то в канаве. Посему единственный способ остаться "вместе" - прикончить монаршьего отпрыска и после отправиться вслед за ним к праотцам. Те, правда, вряд ли будут рады.
-Я иссушу тебя... - прошептал, ладонью лаская возбужденную плоть любовника. - Медленно  и со вкусом. Буду смаковать каждую капельку и стараться запомнить каждую черточку твоего лица, чтобы в посмертии не упустить. Как тебе такая перспектива... любимый?- вамфири белозубо улыбнулся и, удерживаясь одной рукой за шею альва, второй направил член принца в себя. Чуть приподнялся и одним движением насадился на каменную плоть. Тихий стон удовольствия. - Твой. Так суждено было  и не желаю я себе иного. Быть с тобой, любить тебя, ласкать и отдаваться. Свет мой, жизнь моя... - очередной жадный поцелуй с металлическим привкусом удовольствия и пальцы вплетаются в белокурые растрепанные локоны, потягивают и поглаживают, царапают шею и голову. Юное тело доверчиво льнет, а зажатый между ними член рыжего вновь наливается желанием, сочится капельками смазки и вновь требует к себе внимания.
Вамфири привык к плотским утехам и не требовалось много времени, чтобы тело откликнулось на прихоти разума. Слишком юным и неопытным был "до" и стал падким - "после" того, как Эллорьен открыл ему новую вселенную. С другой стороны боялся показаться навязчивым или распутным и никогда не проявлял первым инициативу. Сколько же терзаний приносили даже самые маленькие перерывы в их постельных приключениях! Сразу казалось, что принц нашел кого-то другого, что вот-вот бросит. Сегодняшнее происшествие вряд ли окончательно успокоит вамфири. Прекрасно понимает, что все сказанное сейчас относится лишь к настоящему, а на будущее загадывать не приходится, особенно с ветреной, под стать стихии Рина, натурой.

+1

35

Было одновременно что-то извращенное и крайне возбуждающее в том, что они обсуждали и чем при этом занимались. Едва ли Равиль догадывался, какой эффект оказывали на принца его слова, особенно когда тугие мышцы вожделенного тела обхватили его плоть. Это было так естественно и в то же время так откровенно и развратно! Происходящее казалось чем-то невероятным, сказочным сном. Разум голосил, что все это не может быть правдой, что его разводят как лоха, что все это хитрый план клыкастых, которые через своего сородича решили запудрить альвийскому принцу мозги, чтобы потом взять под контроль. Но сейчас рядом не было подданных и над ними не нависало никакой угрозы, а потому Эллорьен поддался искушению побыть собой, простым альвом, а не наследником Владыки, и довериться чувствам. Он слишком нуждался в чужом тепле, в том, чтобы быть любимым. А любимым тем, кого, о ужас, любишь сам - тем более.
- О, какая страшная угроза! Теперь мне точно не останется ничего иного, как быть с тобой, мое сокровище! Стеречь, как зеницу ока и никуда не отпускать! Ты подписал себе пожизненный и посмертный приговор! Мой пылкий и сладкий Ви... - слова то и дело перемежались с шумными прерывистыми вздохами. Альв подхватил любовника под бедра и начала подталкивать вверх, почти выскальзывая из его тела, лишь для того, чтобы тот под собственным весом опускался вниз до самого конца, а затем все повторялось снова. Он насаживал Равиля на свой член, наслаждаясь не только восхитительными физическими ощущениями, но и чувством безграничного счастья от услышанных признаний, от возможности обладать всецело этим невероятным вамфири. О том, что при этом становится открытым и уязвимым сам, Эллорьен не думал. Он очень боялся потерять свою свободу, попасть под чье-то влияние, хотя и понимал, что это уже случилось. Тем не менее, пошел на сделку с самим собой - пока это не сказано вслух, этого как будто не существует, а, значит, волноваться не о чем, можно просто наслаждаться.
Он мял и тискал ягодицы юноши, придерживая и задавая темп движения, благо магия воздуха позволяла не выдохнуться физически, поднимая вес любовника. Истерзанные губы припухли и саднили от их соленых поцелуев, но альв не прекращал целовать Равиля, хотя то и дело переключался на его шею, покусывая, то перемещался к ушку, то касался щеки, каждый раз словно бы соблазняя укусить близость своей шеи. Он ощущал неумолимое приближение оргазма, но пытался оттянуть сладостный момент, насладиться своим сокровищем сполна, насытиться его страстью и чувствами, не понимая, что это не возможно. Он льнул навстречу юноше, терся о него своим телом, словно желал слиться еще больше, стать даже ближе чем кожа, единым существом.

+1

36

"Ви?" Равиль испытал микрооргазм от этого уменьшительно-ласкательного сокращения его имени. Если подумать, то никто и никогда не нежничал с вамфири и даже не пытался. Его сызмальства готовили в услужение и рассчитывать на семейное тепло не приходилось. Странная и такая невероятная судьба - оказаться в плену у врагов, стать личной подстилкой и полюбить. Нелепо. Влюбиться в того, кого по всем правилам стоило бы ненавидеть. Да не бил, но ведь целенаправленно соблазнял! Хотя бы не опустился до насилия! Зато теперь жизнь стала полна приключений - то исследуют новые горизонты любовных утех, то норовится сбежать и все вновь заканчивается тем же самым.
Уже не было сил терпеть и вамфири, когда Рин в очередной раз подставил шею, протяжно лизнул ее языком, жадно вбирая ставший таким родным запах. Он многое отдаст за то, чтобы в их отношениях долгие годы царил мир, а в постели  - согласие к обоюдному удовольствию. Отдавая себя целиком и полностью, и требовать станет нещадно. Пусть только попробует посмотреть косо на кого-либо!
Безумство минут не давало ровным счетом никакого выбора финала. Жаркий секс, возбуждение, подогретое собственным признанием  неотвратимо влекли за собой оргазм и, прежде чем реальность взорвалась очередной сверхновой, юноша что есть сил жадно и, быть может, не совсем аккуратно вцепился любовнику в шею. Вспышка нереального наслаждения совпала с первым глотком, обожгла кровью по венам, доводя до состояния эйфории, полного отсутствия в этой реальности.
-Стереги и не отпускай... - шептал, протяжно вылизывая ранку. - Я согласен с вердиктом, мой принц. - юркий язычок перебрался на ушко, зубы слегка прихватили его. Сытый зверь - по-иному никак нельзя было описать состояние вамфири спустя пару минут, когда первая волна спала и осталось ощущение щемящей неги. Он уже стоял на своих двоих и прижимался всем своим ставшим "воздушным" телом к любимому блондину. Хотелось нежности и неторопливых ласк, милых глупостей и уверенности, что это не сон. Слишком хорошо было, чтобы походить на правду. Разве можно быть до такой степени неприлично счастливым?

+1

37

Прикосновение влажного язычка к шее, сорвало с губ Эллорьена протяжный стон, а вдоль его позвоночника пробежала волна мурашек. И вроде бы простая ласка, но возбуждала она сейчас чертовски. У альва шея и раньше была чувствительным местом, а с появлением в его жизни Равиля это заметно усилилось. И дело было не только в физических ощущениях. Было что-то невероятно волнительное и возбуждающее в том, чтобы на краткие мгновения довериться вамфири, побыть открытым и уязвимым, подставляя ему самое нежное место, ведь действительно же может убить... Не стоило бы ему, принцу, так рисковать, но ему хотелось. Он и сам от себя подобного не ожидал, и после первого раза даже начал опасаться за свое психическое здоровье. Но мысли о том, что его укусит какой-нибудь другой вамфири, кроме Равиля, по-прежнему вызывали только негативные эмоции, так что он вскоре успокоился.
Удовольствие от их страстной жаркой близости не прекращало накатывать, туманя разум, но альв продолжал балансировать на грани. Однако стоило любовнику вонзить клыки в его шею, как по телу прошла волна дрожи, а за ней последовал оглушительный оргазм. Принц на полном автомате сделал пару шагов назад и оперся спиной о шершавый ствол дерева - ноги отказывались его держать вертикально, разом став ватными. Все тело наполняла блаженная легкость, а душа парила от счастья. Вздумай Равиль его сейчас высушить, ему бы это наверняка удалось - альв бы даже не сопротивлялся, утопая в блаженной неге.
- Мой опасный ласковый зверь... - все еще пребывая где-то в мире грез и не до конца отдавая себе отчет в происходящем, промурлыкал Эллорьен, он прижимал любовника к себе, довольно жмурился и подставлял шею его языку и губам. Альв бессовестно млел, и даже легкий укус за ушко его не отрезвил. Если бы счастье можно было увидеть как свет - один белокурый принц полыхал бы как небольшое солнышко. Но в лесу было по-прежнему темно, а чувства так и рвались наружу.
Он прижимал Равиля к себе, гладил руками изгибы его стройного тела, целовал его губы, щеки, нос, приставал к ушку, просто лаская, выражая жестами то, что не мог сказать словами. Неизвестно, как долго могли бы длиться эти ласки и не перешли бы в итоге в третий раунд, но природа напомнила о себе ночной прохладой и охочими до нежных мест комарами. Пришлось нехотя возвращаться в мир реальный.
- Надо бы найти одежду, она, кажется, где-то там...Да и пора возвращаться домой... в теплую ванну и уютную постельку, - не смотря на слова и движение в ту сторону, откуда они прибежали сюда целую вечность назад, Эллорьен не спешил, то и дело отвлекаясь на ласки и поцелуи, подхватывая юношу на руки, якобы опасаясь, что тот может поранить ноги о коренья и упавшие ветки. Словом расстояние, которое они проделали за считанные секунды теперь растягивалось на долгие минуты, а на смену опаляющей страсти пришла тягучая нежность.

0


Вы здесь » Айлей » • Замок Кай » Сад внутри Дворца