Айлей

Объявление





26.06.2020 Завершён переход на эпизодичную систему. Все пустые локации были удалены, все локации с играми можно найти в разделе Игровой архив. Описания локаций также сохранены в разделе География Айлей. К сожалению, игры в борделе «Белый налив» были безвозвратно утеряны при переезде.



Внимание, конкурс!

09.06.2020 Дорогие друзья, мы решили самую малость разнообразить ваш досуг и позволить пофантазировать на тему того, какие страшилки мог услышать ваш персонаж в детстве или будучи взрослым во время посиделок у костра. Приглашаем к участию всех без исключения Летний конкурс "Зловещий костер"


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » Отыгрыши на землях альвов » Родовой замок Владыки Хаоса


Родовой замок Владыки Хаоса

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

http://i.yapx.ru/GKVH5.png

Несколько мрачноватое сооружение на западной границе земель клана Аса.

0

2

Всё было плохо. Просто ужасно. Мать бежит в сторону Лигвы по неприятельским (не вражеским, но все же не дружеским) землям, одна сестра пропала, другая, вероятнее всего, погибла... Отец будет разочарован тем, что Кайлан не вернул домой мать. Но что он мог сделать с этими "пограничниками", оставалось лишь ждать и надеяться, что превращённая в неуправляемое бешеное чудовище альвийка повернёт на восток.
Кайлан слез со своих носилок и дематериализовал их. Колдуны из его свиты переглянулись.
- Отправляйтесь на север, караульте границы, но не пересекайте их и не попадайтесь на глаза никому. Спрячьте все опознавательные знаки.
Спрыгивая с удобного кресла в колючую траву, он даже не подумал о том, насколько не приспособлен к пешим прогулкам по лесу. Хоть солнце скрылось...
- Госпожа Фадири должна вернуться домой в целости и сохранности. Сети, что я вам дал, помогут её удержать. Удачи.
Кайлан кивнул им, и они разошлись в разные стороны: группа в тёмных одеждах растворилась в лесу, а беловолосый, вычурно одетый альв побрёл, спотыкаясь о корни и камни, в сторону родового замка хаоситов. В детстве он менее других уделял время физической подготовке, не говоря уж о прогулках и походах. Это сестрица Квиллан обожала скитаться по закоулкам в плохой компании, а нынешний исполняющий обязанности Владыки Хаоса любил приключения лишь в романах либо в древних летописях. С его почти вамфирической реакцией на солнечные лучи и выбора-то не было.
Неожиданно что-то дёрнуло его за подол мантии, препятствуя дальнейшему передвижению. Сморщившись, альв дёрнулся и услышал треск нежной ткани. Посмотрев вниз, на то, во что превратился его великолепный наряд, теперь увешанный колючками, порванный и грязный, он сморщился еще больше, дёрнул ушком и побрёл дальше, мрачный. Холодный ветер, пригнавший неприятные свинцовые тучи, деликатно напомнил о себе, и Кайлан прибавил ходу. Он уже видел приземистую башню, даже слышал шум и голоса слуг и воинов. Кажется, ещё немного, и он будет дома, в тепле, чистоте... А шум становился каким-то тревожным.
Вокруг башни шёл бой, или что-то напоминавшее его, а сдавшихся обитателей замка пригнали к площадке перед воротами какие-то незнакомые вооружённые альвы. Кайлан разглядел их цвета и опознавательные знаки. Родня пожаловала, младший брат его отца. Вон он, на рыжей лошади, возвышается над всем этим безумием. Прямо перед ним стоит тёмная фигура, тонкая, высокая, хоть и чуть сгорбленная. Неужели она вернулась? После того, как о её связях с гильдией убийц объявили во всеуслышание, Квиллан Аса-Фадири оказалась вне закона. Собственный дядя, частенько обращавшийся к ней за тем, за сем, мог бы и помягче...
- Не-ет, - прошептал Кайлан, вдруг поняв, кто был той фигурой. Он был бы рад видеть сестру. Конечно, он её любил, только у неё было больше шансов выбраться живой и невредимой из подобной ситуации, чем у их отца. Сет Аса-Фадири, когда-то великий волшебник, а теперь - калека, пострадавший от сильнейшего проклятия. Всё ещё великий, но уже не тот. Не тот мастер превращений, Владыка Хаоса, всесильный и ужасный. Но что его брат со своим мелким войском тут забыл?
Вдруг Кайлан из наблюдателя превратился в участника событий. Пока он рефлексировал, два воина подошли к нему со спины, схватили его за локти и потащили туда, на площадь. От изумления он даже не сопротивлялся. Что ещё задумал его непутёвый дядюшка?
- Рад, что ты присоединился к нам, малыш. - Насильно усаженный на колени Кайлан воззрился на родственника. Тот был его ровесником, если не младше. Только женатым и с тремя отпрысками, чего Кайлан избежал. - Я как раз говорил твоему отцу, что тебя и твой род следует освободить от обязанностей.
Альв на рыжей лошади улыбнулся. Он был чернявый, темноглазый, как все в их семье, а улыбка... Точно такая же была у его племянницы. Убийцы, воровки и просто очень нехорошей женщины.
- Квиллан запятнала честь твоего рода, - он обратился к старшему брату. - Кайлан до сих пор не обзавёлся наследниками и надежды на это нет. Я в любом случае следующий претендент на твоё место, Сет, так зачем же ждать?..
Голос, шипящий, свистящий, ни капельки не походящий на голос нормального альва раздался из-под натянутого на лицо капюшона.
- Владыка Ас-са поддерж-ж-жит твои притязания?
- Он согласится с любым твоим решением, - весело отозвался дядюшка.
- Моё реш-шение тебе извес-стно...
Молодой альв спрыгнул с лошади и подошёл к своему брату, поигрывая тяжёлой кривой саблей.
- Твоё решение легко исправить с помощью клинка!
- Нет! - только и успел воскликнуть Кайлан, когда сабля опустилась на капюшон зловещей фигуры... И словно разрубила воздух. Под плащом ничего не было на первый взгляд. Молодой альв вдруг вскрикнул и схватился за правое запястье, а мимо него, напугав рыжую лошадь, протекла серебристая змейка. Кинув злобный взгляд на племянника, альв процедил сквозь зубы:
- И это всё, что от него осталось?
Дядюшка подошёл к племяннику ближе и схватил его за длинные белые волосы.
- Как жаль, что ты ни на чём не попался. Никто бы не стал ничего говорить, если бы я просто...
Сабля примерилась к белоснежной шевелюре, но делать Кайлану причёску изгнанника никто не собирался. Светлые волосы рассыпались по белому лицу.
- Думаешь, я ничего не стою в сравнении с тобой и твоим отцом? - воскликнул альв, потирая укушенное запястье. Кайлан затрепыхался в руках державших его воинов, но ничего не смог сделать - силы были неравны. - Я тоже мастер магии Хаоса и я тебе это докажу...
Губы дядюшки двигались, словно он что-то говорил, но Кайлан словно внезапно оглох. Цвета сошли с ума, мир перед ним поплыл. Рождённая отчаянием магия вырвалась на свободу. Мир мигнул и погас, когда несчастный бывший Владыка Хаоса перенёсся сквозь пространство прочь...

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (23.05.2015 16:37)

+1

3

---> Таверна "Черный лебедь" (Наоро)
Беловолосый альв и девушка, выглядевшая как альвийка, материализовались посреди леса. По сравнению с городом тут было оглушительно тихо. Птицы попрятались от наступившей зимы - снег не добрался до земли, улегшись на ветках древних деревьев, но зато мимо лесных исполинов сумел пробраться пронизывающий сквозняк. Кайлан приобнял свою спутницу, словно желая укрыть ее от холода.
Вокруг никого не было, и сквозь деревья не проглядывали даже очертания его башни, но Владыка прекрасно помнил дорогу и мог пройти к своей башне никем не замеченный.
Где-то в глубине души альв хотел пройтись по этому лесу без необходимости скрываться. Показать своей возлюбленной их новые владения, не опасаясь, что на них нападут, насладиться обществом друг друга, пока они могут побыть наедине... А затем вернуться в башню, домой, к теплому очагу. Герде бы это не помешало, он чувствовал, что маленькая волчица уже начала дрожать от всех этих сквозняков. Кайлан уже мог представить, как он вернется домой вместе с ней, когда вышибет оттуда узурпатора.
План был пробраться окольными путями к деревне, разведать обстановку, найти уцелевших сторонников и затем, незаметно пробравшись в замок, устроить еще одну магическую дуэль с дядюшкой. И на этот раз настоящую, без заложников. Но вдруг альв заметил что-то впереди. Кто-то еще пробирался по этому лесу, пытаясь остаться незамеченным. Вскоре раздался шум, оповещающий о том, что этот кто-то не преуспел - на край поляны вышел патруль, носящий герб дядюшки Кайлана на своих доспехах.
- Давай посмотрим, что там происходит, - шепнул маг своей спутнице. Они спрятались в запорошенных снегом кустах. Два альва в темных одеждах нацелили на незнакомца свои луки и, судя по всему, спросили его в весьма грубой форме, кто он и что он тут делает. Все шло к тому, что пришельца пристрелят. Он не выглядел, как альв из клана тьмы. Он и вовсе не был альвом. Кайлан мог бы досмотреть этот спектакль до конца, но его добросердечная спутница явно не могла. Герда в каком-то лишь ей одной понятном порыве вытащила свой черный лук и выстрелила в одного из патрульных, очень удачно попав тому в область сердца.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (24.10.2016 22:33)

0

4

---->Таверна " Черный лебедь"
Вот уж чего не ожидала Герда, так это оказаться посреди леса. Хотя чего она ждала? Наверное, даже она сама не смогла бы дать ответ. Хотя… Окажись они где-нибудь в небольшом домике, с камином,  мохнатым ковром на полу и сервированным столиком на две персоны, то возмущаться бы не стала. А кто бы стал? Думать о таком было совсем не время, нужно было настроиться на нелегкий путь, на борьбу, а вместо этого в голову девушки лезли мысли лишь о теплых объятиях Кайлана и горячем отваре, что им бы совсем не помешал. Девушке казалось, что она сама, а не только одежда, продувается сквозняком и даже Кайлан не мог её от этого спасти, не смотря на все его старания.
Они не успели пройти много, как Кайлан кого-то заметил, а после его заметила и сама Герда. Кто-то крался по лесу, точно также как и они сами, если бы не Кай, то девушка никогда бы не заметила этого человека настолько тихо он шел. А ведь так были ветки, листья, кочки и ещё черт знает что, мешающее быть тихим. По крайней мере Герде точно. Вот как таким как Герда быть в такой ситуации, да она же обнаружит себя в первые же пять минут. Вот только обнаружили не её, и не Кайлана, а того самого человека, который был так проворлив. И ему явно очень сильно не повезло.
- Давай посмотрим, что там происходит.
Герда испугалась, а что если и их сейчас увидят? Но альв был спокоен, и спрятавшись в кустах парочка обратила всё свое внимание на происходящее на поляне.
Герда не знала что с ней произошло и почему она так отреагировала, но только когда двое мужчин нацелили свои луки на того самого «крадущегося» она не смогла удержать свой порыв и выстрелила из своего лука. Один из лучников был поражен в самое сердце, вот только не красотой девушки, а смертоносной стрелой, что она вогнала в его тело. В ту минуту ей показалось, что она поступает правильно, она от чего-то была уверена, что они убьют мужчину, при том ни за что. А ведь могло быть так, что он вор, или как те мужчины в порту, что приставали к ней, или убийца или ещё тысяча разных версий, да только сделанного не воротишь.
Один лучник был убит, но вот только второй совсем не растерялся, судя по всему он увидел стоящую девушку и выстрелил сам. А ведь она тоже могла оказаться наблюдателем, люди никогда не знают наверняка, но действуют. Так и получилось, одна смерть, повлекла за собой другую.
Когда Герду пронзила стрела, то девушка лишь удивленно на неё посмотрела, после чего покачнулась и упала на землю. Больно? Да, было жутко больно, жжение в месте раны и холод, жуткий холод, что шел от земли.
-Кайлан?- немного удивленно произнесла девушка, как будто спрашивая у него, это правда? Со мной это случилось? Слезы покатились из её глаз, когда она увидела страх в глазах любимого, это было ужасно и несправедливо.
-За что? Почему?Я ведь только обрела любимого…-хотелось ей крикнуть, да только губы совершенно её не слушались и она лишь молча, смотрела на Кайлана, пытаясь передать в своём взгляде, как сильно она её любит.
Где то в глубине души, она надеялась что сможет выжить, что ранение не такое страшное, вот только чувствовал как это глупо.
-Люблю…

Отредактировано Герда Айри (25.10.2016 22:02)

+2

5

Его маленькая Герда снова сделала что-то совершенно глупое и смертельно опасное, что-то, чего он просил ее никогда не делать. И на этот раз оно оказалось смертельным, а не просто опасным. Альв в ужасе наблюдал, как его маленькая волчица, которую он совсем недавно держал в своих руках, падает на землю, сраженная стрелой его сородича, как жизнь и свет медленно покидают ее красивые синие глаза.
Лучник заметил Кайлана и снова вскинул свое оружие, но маг поднял в воздух руку и сжал кулак, даже не глядя на убийцу, вдруг сломавшегося вместе со своим луком. Глаза альва были прикованы к его возлюбленной, словно он ждал чего-то. Но что могло произойти? Она уже не встанет с земли, не посмотрит на него, ее нежный голосок больше не скажет ему ни единого слова. Такая маленькая и неподвижная, она лежала на холодной земле... Кайлан прикрыл ее глаза и в каком-то странном сентиментальном порыве укутал ее в ее собственный плащ. Все произошло так неожиданно, что он даже не успел этого осознать. Вот она есть, вот она рядом, и все их мечты ждут их впереди, и вот она лежит на земле. А ему предстояло пойти дальше без нее. И уже ничто такое же прекрасное не ждало его.
Кораллово-красные глаза обратились на человека, из-за которого все и произошло. Нет, человека он не винил - разве он виноват в том, что оказался не в то время не в том месте. Герда просто не могла поступить иначе. Милая добрая Герда... В сущности, виноват был узурпатор, чьи воины бродили по его, Кайлана, лесу, нападали на ни в чем не повинных путников. И убивали его близких... Или виноват был сам Кайлан, что не прикончил его раньше? Обездвижив человека своей магией, альв подошел к нему на безопасное расстояние.
- Что ты здесь делаешь? - Голос Владыки звучал несколько бесцветно. Словно ему совершенно все равно, что человек ему ответит.

+2

6

———> Фургон гадалки

Когда собираешься отправиться в далёкие земли, в которых никогда не бывал, то всегда стоит основательно подготовиться к такому походу. Юго-восток не отличался тёплой безветренной погодой, и, несмотря на то, что снежных сугробов здесь не наблюдалось, Норман в сотый раз мысленно благодарил свою сообразительность за то, что прихватил с собой тяжёлый шерстяной плащ, отороченный волчьим мехом, который сейчас согревал его плечи и защищал от пронизывающего холода.
К его привычному (и, по сути, единственному) наряду добавилась ещё одна деталь — толстая прочная бечевка, обмотанная вокруг правой ноги выше сапога. В сумке глухо булькала початая бутылка дешевого пойла, которым при необходимости можно было прижечь неглубокую рану, а также немного согреться во время привала у небольшого огня. Стрел было немного — не больше десятка, но охотник мог обойтись и ими, тем более, что его нож с острым широким лезвием был отличным подспорьем в пути.
Дикое желание найти брата подгоняло мужчину, и он непредусмотрительно подобрался совсем близко к замку альва, раздумывая над тем, каким способом ему лучше всего пробраться внутрь и выяснить — не врали ли слухи о пропавших в этих стенах людей-наёмников.
Пара стражников появилась будто бы из воздуха, и Норман опешил при виде двух великовозрастных мерзавцев, которые моментально наставили на него луки. Рука было дернулась к лямке арбалета, но стрелок не успел бы даже натянуть тетиву, как его моментально прошила бы парочка альвийских стрел. В пустой голове деревенщины медленно рождался достойный ответ о причине его нахождения здесь, но через несколько секунд один из стражников захрипел, падая на землю. Уорд отреагировал на это моментально — он кинулся за ближайшее укрытие — толстый ствол высокой вековой сосны, заряжая свой самострел и краем глаза замечая, что выживший альв пустил стрелу в ответном направлении.
Взведя тетиву и наложив самодельный болт для выстрела, что заняло несколько долгих секунд, Норман выскочил из своего укрытия, понимая, что отвлеченный лучник сейчас наиболее уязвим. Стрелок вскинул заряженный арбалет и наставил его на противника, но то, что произошло в следующий момент, привело охотника в ужас. Мерзкий хруст костей альва, сопровождаемый резкими брызгами алой крови во все стороны был настолько неожиданным, что мужчина оцепенел на месте, опуская своё смертоносное оружие.
Нет, Норман раньше видел смерть, более того — он сам убивал не только лесных животных, но с подобной силой мужчина сталкивался впервые. Заметив высокую фигуру у дороги, которая заботливо заворачивала хрупкую девушку в свой плащ (видимо, стрела стражника нашла свою цель), деревенщина откровенно затормозил, думая, является ли враг его врага его другом, или его ожидает подобная участь, что и второго ушастого.
Внезапно тело стрелка оказалось сковано неизвестным заклинанием сильнейшего мага, и Норман увидел, как горячо мерцает в полумраке взгляд алых глаз незнакомца, пронизанный болью утраты.
— Я ищу одного человека, — хрипло ответил Норман на заданный вопрос, привычно щурясь по-лисьи и ничем не выдав свой ужас перед этим могущественным магом.
Взгляд серо-голубых глаз скользнул по фигуре, лежащей на земле без движения, где из-под плаща выглядывала хрупкая девичья кисть. В какой-то момент мужчина захотел искренне сказать, что ему действительно жаль спутницу незнакомца, но эти слова так и не сорвались с тонких обветренных губ, так как Уорд прекрасно понимал, что его слова ничего не изменят.

+1

7

Лед утраты все еще сковывал нутро альва, расползаясь все дальше, до кончиков пальцев, отчего тот не сразу обратил внимание на ужас в глазах незнакомца. Последние недели он провел бок о бок с существами совершенно бесстрашными: мертвецы земель Геддона, принц Марко, Герда... Альв просто забыл обо всех плохих вещах на свете. Особенно из-за Герды. Воспоминание о ней обожгло его, как это бывает, когда суешься в тепло с мороза, глаза защипало, и он отвернулся, направившись к поверженным сородичам под предлогом обыска тел.
Незнакомец был освобожден от чар удержания. Через пару мгновений Кайлан почувствовал, что сможет произнести пару слов, не выдав душившего его спазма.
- Человека? Здесь?
Не будь альву все равно, он бы удивился. Люди если и заглядывают в земли Аса, то преимущественно в Лейан - единственный город, где расовые предрассудки почти не мешали всеобщей гармонии. Город воров, контрабандистов и всех прочих видов беззакония был не так чтобы и далеко, но этот человек явно или заблудился, или заблуждается.
- Я не припомню, чтобы встречал здесь твоих сородичей. Но тебе виднее.
Брезгливо тронув носком сапога стражника, подстреленного Гердой, Кайлан принялся шарить по карманам мертвеца, словно надеясь найти что-нибудь. Это явно патруль из башни. Судя по тому, как свободно они тут разгуливали, его дядюшка был теперь полновластным правителем этих земель. С другой же стороны, эти не были экипированы как пограничники. Так что, возможно, им противостояло дружественное Кайлану сопротивление. На членов которого они и охотились по лесам. Сквозь боль и отстраненность альва пробилось чувство заинтересованности. Как там дядюшка и его план по очернению племянников? Квиллан было наплевать на то, что о ней думают, а вот Кайлан? Не придут ли за ним из Сарианы, чтобы изгнать и обстричь его, как барана, если он отвоюет свой дом и, как ни в чем не бывало, вернется в столицу?

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (27.10.2016 22:27)

0

8

Удерживающая сила моментально отступила, выпустив стрелка из неведомых цепких когтей, и он получил возможность выдохнуть, наблюдая за действиями незнакомца. Если бы альв хотел убить его, в слепой жажде мщения, то проделал бы подобный фокус, что и со стражником, а потому Норман понял, что ещё поживёт.
Его так и тянуло посмотреть на спутницу мага, которая очень походила на человека, но охотник не двинулся с места, рассматривая хрупкую фигуру, укутанную плащом, издалека. Может быть, она тоже была ведьмой?
Рядом валялся красивый дорогой лук, слишком изящный, чтобы принадлежать мужчине, да и зачем магу, способному вывернуть противника на изнанку одним движением руки, подобное оружие? Значит, стрела, пронзившая ублюдка, была пущена женской рукой. Девица спасла незнакомца, расплатившись за это жизнью, и Уорд еле заметно покачал головой — он посчитал этот поступок опрометчивым и невероятно глупым. Охотник и сам бы выбрался из этого дерьма, без чьей-либо помощи. Всегда же выбирался.
Нужно было уносить отсюда ноги, но деревенщина не хотел покидать это место, так как от опасного незнакомца с алым демоническим взглядом, горящим болью от испытанной потери близкого человека, можно было выяснить что-нибудь по поводу местного ублюдка, что мог околдовать людей.
— Если ты не видел людей, не значит, что их нет, — подал голос стрелок, поверив альву на слово, медленно разряжая арбалет и повесив его на своё плечо за лямку. — Ты знаешь колдуна, которому принадлежат эти земли?
Мужчина подошёл к поверженным стражниками, наблюдая за обыском тел, а после уставился исподлобья на волшебника. Если бы он и был тем самым могущественным колдуном, нанимавшим людей для грязной работы в своём замке, то приказал бы своим людям остановиться. Нет, это не тот, кого разыскивал стрелок, но раз этот альв обладал подобным уровнем колдовства, то черта с два охотник поверил бы в то, что два таких сильных длинноухих волшебника не знают друг друга.

Отредактировано Норман (28.10.2016 12:22)

0

9

В глазах низвергнутого Владыки вспыхнула ярость, однако, она не была направлена на оказавшегося не в том месте и не в то время незнакомца.
- Я - колдун, которому принадлежат эти земли, - чуть вкрадчиво произнес альв, на мгновение приостановив свои поиски, и в его голосе на этот раз появились эмоции. Угроза, жестокость, гнев и жажда мести. Слишком много у него отняли, чтобы он не пожелал мести, даже если он теперь и изгнанник! А еще в этом голосе скользила горечь поражения. Его победили, его отца убили, он оказался в теле миража в землях Геддона - чего никому не пожелаешь, его смешали с грязью, как и его сестер - хотя не сказать, что они сами старались сохранить свою репутацию - одна из них убийца, а другая пиратка. Его верных слуг большей частью перебили, а теперь убили единственное существо, ради которого Кайлан мог бы забыть обо всем этом - если бы она только попросила! Если бы она попросила, он бы всерьез задумался об этом. Он хотел вернуть себе дом и власть, но его Волчонок был ближе и куда теплее...
- Если ты имеешь в виду хозяина этих двоих, то это узурпатор, у которого нет никаких прав на эти владения. Скоро я его уничтожу, так что если у тебя есть какое-то дело к нему, советую поторопиться. - Кайлан вдруг извлек что-то из внутреннего кармана убитого с победным "Ага!" Бумаги, объявления о розыске опасных мятежников. Дядюшке нужно было очернить семейство его старшего брата, так что их приспешники попали под раздачу. С этих объявлений на альва смотрели его сородичи, верные слуги, которых он не надеялся увидеть живыми. Капитан стражи, альв со спокойным индифферентным выражением лица, крупный, словно помесь альва с троблингом, если бы только такое было возможно; пожилая альвийка чуть постарше Квиллан - староста деревни, имевшая склонность к магии исцеления - когда-то прежний Владыка, Сет Аса-Фадири, спрятал ее у себя и обучил магии Хаоса, чтобы ее не изгнали; изгнанник Алэ, могущественный иллюзионист, за последние пару лет отрастивший рыжевато-блондинистые волосы, - альв, с которым Сет был очень дружен. Все они мстят скорее за его отца, Кайлан это понимал, но у них были общие цели. Маг поднялся с земли и откинул длинные волосы на спину. Теперь он знал кого искать, осталось только найти. А что же с человеком? Уже пройдя полпути до деревьев, альв остановился и посмотрел на странного арбалетчика. Вероятнее всего, он этим типам не друг, раз они не знали его и пытались прикончить. Но стоило быть осторожнее.
- А что у тебя за дело к этому колдуну?

0

10

Услышав о том, что эти земли принадлежат альву, который обыскивал поверженных врагов, охотник еле сдержал в себе порыв вновь вскинуть арбалет. Но затея так и осталась неосуществимой — нужно было смотреть правде в глаза — сейчас стрелок не был готов к бою с настолько сильным магом. А что толку будет, если его переломанное тело останется гнить на промерзлой земле? Брат может нуждаться в помощи, а Уорд-младший не готов был оставить на произвол судьбы единственного человека, которому не было наплевать на него.
Жив ли он вообще? Прошло столько времени…
— Быть может, мой брат находится в его подчинении. Если это так, то я должен помочь ему.
Норман абсолютно не разбирался в магии. В его крохотной деревушке маги встречались крайне редко, в основном это были путники, скрывающиеся от закона на отшибе цивилизации. Но, чем меньше поселение, тем страшнее доходят слухи о кровожадных колдунах, которые любили приносить жертвы своим проклятым богам и использовали кровь людей для своих мистических опытов.
Альв, нашедший какие-то бумаги за пазухой одного из мертвецов, по всей видимости собирался покинуть это место, и стрелок растерянно почесал в макушке, оглядываясь на погибшую девушку, все ещё лежащую у подножия невысокого холма. Сильный ледяной ветер стал колыхать макушки деревьев, отчего с раскидистых ветвей начал осыпаться снег. Деревенщина сунул озябшие пальцы в карманы, сжимая их в кулаки, после чего вновь посмотрел на волшебника, который был едва ли не на голову выше его.
— Если ты все так и оставишь, — хрипло сказал Норман, щурясь от пронизывающего ветра и легко кивнув в сторону мёртвой, — то тело растащат лесные звери. А по следам крови могут обнаружить и тебя. Её стоит сжечь.
Если кто-то смог выбить этого ушастого из его замка, то враг обладает множеством преимуществ перед незнакомцем, что удалялся с места стычки, а потому Уорд решил дать ему совет, так как не всегда удаётся продумывать всё до конца. Тем более, когда теряешь кого-то важного.
Если бы я знал, что потерял своего брата навечно, я бы впал в настоящее безумие от боли и смертельной душевной раны.
Стрелок плотнее укутался в плащ, кляня этот ледяной вечер, богатый на события, и нащупал в кармане кремень, после чего поднял глаза на мага, во взгляде которого читалась кровавая ярость и настоящая бездна гнева.
 Я могу сделать это, — повёл покатым плечом охотник и мотнул головой, откидывая с глаз отросшую за время странствий чёлку.

+1

11

Кайлан, обдумывая план нападения, на миг позабыл о том, что нужно что-то сделать с телом. Не слушая человека, он подошел и поднял на руки драгоценный сверток. Нежная тонкая рука выпросталась из-под плаща, и альв осторожно вернул ее на грудь погибшей. Как можно взять и сжечь ее? Он не мог даже оторвать взгляда от ее лица. Альв осторожно снял с ее шеи аметист матери и спрятал вещицу во внутренний карман. Не стоило оставлять этот странный камень в лесу. А тело - что же ему делать с телом? Так и будешь сидеть и смотреть на нее? - безжалостно спросил сам у себя свергнутый Владыка. Правильно, плюнь на все и останься тут зимовать. Весной она непременно воскреснет.
- Еще немного, - пробормотал беловолосый альв, ни к кому не обращаясь. Он знал, что пора идти, но все никак не мог...
- Нет, - наконец он ответил незнакомцу. Его голос стал тверже. - Нет. Тут бродят патрули. Они могут заметить дым. Мы не хотим таким путем попасть в замок.
Он поколебался еще мгновение, а затем магией вспорол глубокую яму в земле, сложив рядом вырванную из нее груду почвы. Неужели он просто оставит Герду тут, в земле? Но не брать же ее с собой... Окружив труп всевозможными блокирующими магию чарами - чтобы никто не вздумал поднять его маленькую Герду в виде зомби, - альв осторожно опустил сверток вниз. Подумав, он взял с собой ее лук и колчан. Он вполне мог снова оказаться лишенным магии и ему не хотелось снова оказаться почти безоружным. И рисунок, который девушка сделала накануне ночью, он спрятал понадежнее в своей сумке. Затем альв зарыл могилу, оставив неприметный холмик.
- Я отправляюсь на поиски выживших союзников, - Кайлан поднял свитки с объявлениями о розыске. - Если собираешься искать брата в замке, тебе лучше держаться рядом.
Альв понятия не имел, на кой его дядюшке понадобились люди. У него ведь была своя маленькая армия, как почти у каждого достаточно богатого аристократа в здешних краях. Не могли же его отряд истрепать настолько, что он ищет им замену среди чужеземцев? Тем более, если вспомнить его политику против чужеземцев и изгнанников на территории клана. Чуяло его сердце, дядюшка собирал людей для чего-то нехорошего. Все эти люди, если они были, уже пошли на материалы для магических экспериментов. Это представлялось Кайлану наиболее вероятным исходом. А можно ли их еще спасти?

0

12

Норман хотел было возразить, что верхушки деревьев слишком высоки, а ветер — очень силён, а потому дым от огня будет развеваться достаточно быстро, и обнаружить это место можно будет только с помощью собак-ищеек, обладающих изумительным нюхом. У них был бы в запасе час-другой, чтобы уйти достаточно далеко и замести следы. Альв всё никак не хотел покидать свою спутницу, кожа которой уже стала мертвенно-бледного цвета, а тело начало коченеть. Видя боль в глазах колдуна, стрелок опустил взгляд и вздохнул — даже если бы его и не касалась смерть этой девушки, он всё равно чувствовал бы себя скверно. Для мужчины, который не смог уберечь хрупкую девицу, подобное всегда было и будет ударом не только по самолюбию, но и по собственной чести.
— Я отправляюсь на поиски выживших союзников, — сказал незнакомец после того, как тело девушки было погребено. — Если собираешься искать брата в замке, тебе лучше держаться рядом.
Охотник так и стоял на месте, почти не двигаясь и привычно придерживая арбалет за свою лямку. Что он, собственно, потеряет, если отправится с магом на поиски его друзей? Время, разумеется, было весьма ценно, но еще важнее сейчас для стрелка, не имеющего, к сожалению, ни крупицы волшебной силы, которая могла бы быть великолепным подспорьем в его поисках, была сила. Недаром в народе говорят: два волка — уже стая. Так и два бойца, объединенные одной целью — уже своеобразный отряд.
— Враг моего врага — мой друг, — хрипло пробормотал мужчина, плотнее укутав свои плечи плащом, после чего протянул широкую ладонь магу для рукопожатия, коротко представляясь. — Норман.
Краем сознания мужчина понимал, что семь долгих лет — это не слишком короткий срок, особенно когда в некоторых ситуациях, как сегодня, твою судьбу решают секунды. Деревенщина, сам того не понимая, поставил себе цель — найти старшего брата, и порой даже он осознавал, что это единственный смысл его нынешнего существования.
Возможно, с этого дня всё будет иначе?

+1

13

Помешкав пару мгновений, альв пожал протянутую ему руку, слегка сжав ее, чтобы не было заметно, как дрожит его собственная.
- Кай, - он представился еще короче, чем человек перед ним. Да и какая разница, как его зовут, как его звали раньше, если он практически наверняка уже изгнанник. И звать его никак. Ему едва ли удасться очиститься от обвинений, и уж точно никак не доказать, что Квиллан не была разбойницей. Но все, что Кайлан сейчас хотел, это убить колдуна, виновного во всех несчастьях, что свалились на его голову за последние два - да, два месяца.
Разжав руку, альв молча повернулся и направился сквозь лес по знакомому пути - троп здесь как таковых не было. Путникам повезло больше никого не встретить. Через час передвижения по сквозняку среди лесных исполинов послышались запахи и звуки, выдающие если не цивилизацию, то по крайней мере, какое-то обитаемое место. Кайлан присел, спрятавшись за запорошенным снегом кустом, и поглядел вниз - там, под склоном, покрытом выступающими корнями, виднелась деревушка. Или то, что от нее осталось - жителей видно не было, некоторые дома были разрушены, но были костры, вокруг которых по двое по трое сидели солдаты-альвы с гербами, но не в виде черной змеи на малиновом поле, а со светло-сиреневым филином на черном. На первый взгляд, людей среди них не было, однако некоторые замерзшие воины натянули на головы капюшоны. Значит, покорить деревню не удалось, подумал бывший Владыка этих мест. Еще одна потеря. Кто знает, сколько жителей погибло? За последние недели альва стремительно покидали все, кого он знал... А солдат было не так уж много. Штук пятнадцать, и казалось, что еще примерно столько же должно быть в замке и в патруле. Куда же они все делись? Замок штурмовало более пятидесяти, с десяток он видел в тот день валявшимися на земле, сраженными его людьми... Значит, вполне могло быть так, что тридцать и осталось. Не так уж плохо, учитывая, что у Кайлана и Сета в замке было примерно столько же. Это они оплошали. Кайлан взял больше половины с собой, на охоту за мамочкой, вот так они и проиграли. Останься они в замке, кто знает. Осаду бы выдержали, а там, может быть, и мамочка бы вернулась, а они под защитой надежных стен, в замке...
Но полно рассуждать о том, как могло бы получиться. План дядюшки удался. И он вполне мог знать о том, что племянничек выжил, и планировать его ответный удар. Кайлан только шепнул Норману:
- Обойдем их.
Воины дяди не были приспособлены к службе на границе, как люди Кайлана, дядины владения были в безопасных лесах в глубине земель клана, и воинам не нужно было тренироваться в том, как быть все время начеку и замечать каждую подозрительную белку. Но каждый альв здесь был приемлемым магом-разрушителем. Пусть и не чета настоящему школяру, магу, который изучал Хаос более продвинуто, тем более не чета кому-то калибра Кайлана, но все же их было пятнадцать, они были обучены сражаться группой и каждый был настоящим боевым магом. Встреча с этим отрядом могла окончиться плачевно. Да и Кайлану не хотелось бы рыть еще одну могилу для нового знакомого. Однако, только альв тронулся с места, то же самое сделали и воины внизу - альвы повскакивали со своих мест и построились для отражения нападения. Откуда-то в них полетели стрелы и заклинания, от огненного шара загорелась палатка, один из вражеских воинов внезапно схватился за голову и упал, крича, и Кайлан решил помочь неведомым нападавшим, швырнув область молчания в группу дядюшкиных солдат, а затем принявшись убирать одного за другим убийственной магией Хаоса. "Враг моего врага — мой друг," как говорил Норман.

0

14

Никогда не имевший привычки болтать много и попусту, Норман молча следовал за новым знакомцем, боковым зрением отмечая про себя то, чем дольше они идут, тем более заметны становятся следы местных жителей: установленные силки на мелкую дичь, пни спиленных деревьев, следы чьи-то ботинок в мёрзлой земле, которая еще неделю назад была мягкой и влажной. Чутье и внимательность не обманули его, и вскоре новоявленные компаньоны вышли к небольшому поселению. Стараясь не отставать от Кая, стрелок спрятался за широким стволом дерева, замирая и осматривая весьма потрепанную деревушку.
Бой, по всей видимости, прошёл совсем недавно — прошли максимум сутки. Об этом говорили полуразрушенные дома и разбросанные вещи: части кровли и мебели, посуда и прочая домашняя утварь, — все это валялось то тут, то там. Лица воинов были усталыми и мрачными, на них не было присущих многим победителям признаков радости и победы. Альвы расположились около костров, пребывая в молчании и разделяя скромную трапезу — обоняние следопыта уловило запах мясной похлёбки в котлах с закопченным дном, а зоркое зрение — поблескивание полупустых бутылей чистой янтарной жидкости у ног незнакомцев. Если бы эти стражи закрепились в поселении как следует, они бы восстановили часть домов, чтобы укрыться от непогоды, а посему Норман сделал вывод, что альвы слишком выдохлись и набираются сил.
— Обойдем их, — еле слышно проговорил Кай, и охотник кивнул, соглашаясь с ним, так как их могли задавить просто количеством.
Но не успел стрелок сделать и пары шагов прочь, чтобы скрыться в темной глухой чаще, как на воинов напали, что являлось дикой неожиданностью как для альвов, так и для Кая с Норманом. Уорд прижался спиной к шершавому стволу дерева, кинув на мага напряженный вопросительный взгляд, а как тот начал метать заклинания во врагов, стрелок достал своё оружие, стряхнул с широких покатых плеч плащ, который только мешался бы в бою и зарядил свой смертоносный арбалет.
Кожа его оголенных плеч и рук моментально покрылась мурашками от холодного ветра; сердце забилось с удвоенной скоростью, а обычно спокойный взгляд сменился лисьим прищуром. Своего первого альва, находящегося ближе всех к их укрытию, стрелок уложил точным выстрелом в голову. В пылу боя с незнакомцами, остальные не заметили, откуда прилетел болт, продолжая лихорадочно защищаться от врага, пришедшего с другой стороны. И, хотя мужчина не был знатоком альвийской тактики, он решил, что волшебная сила их врагов сейчас на исходе, ведь удержание обороны и отшвыривание заклинаниями в ответ занимает меньшего расхода сил, чем полноценное нападение.
Вторая стрела, пущенная из арбалета, к великой досаде стрелка, прошла в метре от цели, и Норман вновь спрятался за стволом дерева, чтобы не выдать их с Каем позиции. Дело было ясно как день — для более точного выстрела нужно подобраться к этим ублюдкам намного ближе. Кинув взгляд в распалившегося алоглазого друга, уничтожающего противников одного за другим, Норман зарядил арбалет и зажал одну из стрел в крепких ровных зубах, после чего рывком побежал ближе к неприятелям. Спустившись с пригорка и едва ли не растянувшись на ледяной земле из-за того, что сапог зацепил выступающий корень одного из деревьев, Норман сделал точный выстрел в одного из магов. Зарядить последний болт мужчина не успел — его заметил другой неприятель и метнул в деревенщину заклинание, от которого Уорд с трудом смог увернуться, прокатившись по земле. Колдуну требовалось время, чтобы прочесть следующее заклятье, и стрелок сорвался с места как ужаленный, отбросив арбалет в сторону, чтобы его не повредили в пылу битвы. Он, несмотря на меньший рост, был более силён физически, а потому буквально снес альва с ног, повалив на землю и, в пылу короткой борьбы, вонзил ему прочную стрелу от арбалета в глаз. Противник тут же обмяк и перестал сопротивляться, и Норман, тяжело дыша, скатился с него, привычным движением вытащив широкий охотничий нож из самодельного кожаного чехла, прикрепленному к ремню.
Однако эта победа была недолгой — на мужчину начали надвигаться два стражника, выставив перед собой магические щиты. Уорд шумно сглотнул, соображая, как он разберётся с этими козлами, как эти двое тут же разлетелись в разные стороны, причем буквально. Стрелок поднял голову к холму и, увидев Кая, который упростил своему новому другу задачу, решил оставить благодарности на потом. Короткими перебежками охотник добрался до угла одного из раскуроченных жилищ, понимая, что неизвестные борцы сыграли для них одну из важных задач — отвлекающую.
Мимо, пошатываясь и подвывая от боли из-за серьезного ранения в плечо, проходил альв с ненавистной Каю геральдикой. Охотник резко метнулся к нему, и, схватив за шкирку, притянул к себе, прижав спиной к своей широкой груди. Большая мозолистая ладонь Нормана зажала неприятелю рот, а острое лезвие охотничьего кинжала полоснуло ублюдка по горлу. Опасаясь быть обнаруженным, Уорд не выпускал из рук дергающегося врага, который заливал всё вокруг своей паршивой черно-алой кровью, и только когда альв, наконец, издох, тихо опустил его на землю, выглядывая из-за своего укрытия.
В живых оставалось чуть менее десятка колдунов, и, пока мужчина лихорадочно соображал план своих действий, на глаза ему попалась одна из початых бутылок. Откупорив крышку, стрелок поморщился от резкого алкогольного запаха — либо это была выпивка, либо своеобразная настойка черт знает для каких целей. В любом случае, эта жидкость может отлично гореть.
Выжившие воины очень удачно столпились вместе в метре от полыхающего костра — половина из них выставила отражающие щиты, а другие — атаковали. Уорд медленно перевел взгляд на костер, рядом с которым стояла шайка этих длинноухих, после чего замахнулся и отправил бутыль прямиком в огонь, вновь скрывшись за полуразваленной стеной. От удара о землю и горящие угли стекло разбилось, а пламя, подпитываемое горючей жидкостью, ярко вспыхнуло во все стороны. Большой удачей стало то, что у парочки стражников загорелись плащи, что спровоцировало разлад в их системе защита-нападение, и какое-то время эти ублюдки стали уязвимы для атак.

Отредактировано Норман (31.10.2016 11:13)

+1

15

Неведомые нападавшие наконец показались - небольшой отряд высыпал на открытое пространство, наставляя всевозможное оружие на четверых уцелевших воинов. Все четверо подняли руки, сдаваясь, а один из них, раненый, упал на одно колено. Повстанцы быстро связали врагов, тела - веревками, а магические способности подавили простыми чарами Хаоса. Один из повстанцев, женщина с серыми волосами в истрепавшемся и потускневшем красном плаще, принялась залечивать рану пленника. Остальные окружили их, озираясь по сторонам, готовые в любой момент продолжить бой.
Кайлан решил, что лучше случая не представится, и вышел на свет, держа руки поднятыми и на виду.
- Я пришел с миром! Мой спутник тоже! - крикнул он как можно громче, обнаруживая и Нормана, чтобы его ненароком не пристрелили.
Вероятные союзники тут же вскинулись, но вдруг оцепенели и смешались. По их рядам прошел удивленный вздох. Целительница, отвлекшись от раны пленника, повернулась туда, куда смотрели все остальные, а увидев, на что они смотрели, вскочила и подошла к высокому альву.
- Кайлан! Как? Ты же погиб? - женщина выглядела такой же растерянной, как и все остальные. Его превратили в пыль, я сам видел, - послышался шепот.
- Может быть, ты фантом? Отвечай! - староста ныне разрушенной деревни применила на вышедшего из леса альва все развеивающие магию заклинания, что ей были известны, однако, если бы тот и правда был фантомом колдуна, завладевшего башней, у нее могло просто не получиться преодолеть эту силу.
- Это я, - коротко ответил Кайлан. - Как нынче обстоят дела? Сколько вас выжило? - тут же поинтересовался он.
- Совсем немного выжило, если считать тех, кто может сражаться. Деревенских большей частью удалось спрятать в лесах... Мальчик, с ним что-то случилось в тот день. - Она, конечно же, имела в виду его дядюшку. Целительница вдруг побледнела, а остальные закивали, соглашаясь с ней.- Вечером в тот же день, как он напал на башню, он с небольшим отрядом въехал в деревню. Его воины выволокли всех из домов, он было вздумал что-то объявить, как вдруг схватился за левое запястье, закричал и свалился с лошади. Его отвезли в башню, но это дало нам шанс отбиться и вывести жителей, пока не подтянулось остальное войско.  Он с тех пор не показывался на глаза, но его воины зачем-то ловят путников в лесах и утаскивают в башню. А воины зачем-то стоят лагерем здесь, несмотря на морозы и наши постоянные попытки их выбить.
- Хочешь сказать, это все, что осталось? - Кайлан нахмурил брови, обводя рукой кучку пленных.
Целительница покачала головой.
С десяток самых верных воинов и домочадцев засели в башне.
Альв задумался, разглядывая заросли, которые скрывали за собой очертания его дома. Значит, там был его дядя, несколько верных телохранителей и, возможно, жена дяди - не самая слабая ведьма, очень способная разрушительница. Бой с ними будет сложным. Значит, он появился как раз вовремя. Без хотя бы одного сильного мага повстанцы могли бы биться об эти стены до весны.

+1

16

Большую часть оставшихся врагов разбил незнакомый отряд, и, когда всё стихло, мужчина устало потер переносицу тыльной стороной ладони, после чего достал свою красную бандану из заднего кармана и стал стирать с рук чужую кровь. Норман не любил убивать ни людей, ни альвов, ни кого-либо другого, и до смертоубийства представителя разумной расы его могла довести только смертельная опасность. «Всегда бей первым, — учил его когда-то Мерль, его старший братец. — Может, это не так красиво и помпезно, но уж лучше быть чертовым говнюком, умеющим постоять за себя, чем корчиться на полу с раной и мнимым благородством».
Когда Кай вышел из-за скрывающих его деревьев, стрелок тоже покинул своё убежище, впрочем, не поднимая рук — вместо этого мирно возвращая свой нож в чехол, предварительно вытерев его о замызганную штанину. Когда наступили предварительные ласки и проверка его нового друга на «фантомность», сопровождающиеся хитросплетенными заклинаниями, мужчине на глаза попался его болт. Арбалетчику предстояла весьма неприятная процедура сбора собственных немногочисленных стрел, чем он и занялся. Вытащив изо лбов поверженных альвов две стрелы, Норман подошёл к третьему и, наступив на его точёную мордочку сапогом, обхватил болт пальцами пониже оперения. Стрела вызволилась вместе с глазом противника, и, матернувшись от такого «бонуса», мужчина с брезгливостью аристократа подрыгал рукой, пытаясь избавиться от круглого мягкого ока, залитого кровью и облепленного нитями нервов. Чертов глаз, разумеется, так и не покинул стрелу, нашпиленный на древко стрелы, как кусок шашлыка, правда, выглядело это вовсе не так аппетитно, а потому охотнику пришлось сорвать чужой глаз пальцами.
Найдя свой целехонький арбалет, Норман прицепил стрелы к блоку для запасных боеприпасов и вздохнул — четвертую стрелу, что пролетела мимо цели, найти будет весьма сложно на поле боя в наступившей темноте, а потому он стиснул крепкими пальцами ореховый приклад и поднялся на холм, чтобы забрать отцовский плащ. Несмотря на давнюю ненависть к родителю, мужчина был достаточно привязан к этой части гардероба.
Уже накинув тёплый плащ на плечи, Уорд только сейчас понял, что стучит зубами от холода — в пылу битвы ледяной воздух бодрил, но сейчас являлся весьма неприятным фактором. Продев лямку самострела через голову и плечо, устраивая оружие висеть на спине, мужчина наконец спустился к длинноухим, как раз, чтобы уловить их разговор о захватчике замка.
Не то, чтобы стрелку было интересно, что произошло с выжившими, но любая информация о том дерьме, в которое он вляпался несколько часов назад, его занимала, и неспроста. При упоминании о том, что тот ублюдок тащит в свой замок путников, вызвала на вечно хмуром лице явное беспокойство. Брови приподнялись, сведясь к переносице, а в глазах на доли секунд появилась искренняя надежда.
— Хочешь сказать, это все, что осталось? — спросил Кай, но Норман перебил его, сделав шаг вперёд и задрав лохматую голову — даже эта женщина-альвийка была выше коренастого человека.
— Среди пленных есть люди? — задал охотник давно мучавший его вопрос и замер, понимая, что её ответ решит его дальнейшее местонахождение в компании ушастых.
Посмотрев на могущественного альва, стрелок мысленно удивился — войско врага было не таким уж и большим, и, раз тому ублюдку удалось захватить власть, на его стороне явно был какой-то перевес. Впрочем, если каждый из его стражников — сильный маг, все вопросы, кроме главного, отпадали.
Да. Его брат. Самая важная цель стрелка — и плевать, что у альвов разгорелась междоусобица, он не чувствовал в себе какой-либо необходимости штурмовать чужую крепость, если там нет ни малейшей возможности найти пропавшего родственника.

+1

17

Альвийка прервалась и обратила внимание на человека, всматриваясь в него, словно вспоминала что-то. Вперед подался крупный черноволосый альв более двух метров в высоту, с тяжелым однолезвийным мечом в руке.
- Может, и есть. Я видел, как они тащили в башню не-альвов, но не разглядел в темноте.
Вдруг один из пленников дернулся. Под действием чар исцеления медленно заживали его раны от битого стекла, и он уже мог бы стоять, если бы не был хорошенько связан.
- Там есть люди!  Я видел нескольких. Но вы их там не найдете! Их скормили ему!
Воин выплюнул это последнее слово так, словно испытывал теперь отвращение к тому, кому еще недавно был так рад служить, а затем истерически расхохотался.
- Он бы и нас сожрал! Мы больше ему не нужны! Не ходите в башню, если вам дорога жизнь!
Повстанцы и их свергнутый Владыка переглянулись. Похоже, все это время они пытались выбить из деревни дезертиров. Им некуда было податься без припасов, кругом был неприятель, - вот они и закрепились в деревне, загнанные, как дикие звери, враги и своим, и чужим. Целительница попыталась выяснить у полусумасшедшего воина, что он имел в виду, но тот, похоже, впал в истерику. Ей пришлось погрузить его в сон.
- Вот как? - Тихо произнес Кайлан, буравя невидящим взором уснувшего альва. - Значит, нам надо поторопиться.
Повстанцы, как по команде, разделились на две неравные группы. Одна, во главе со старостой, поволокла пленных куда-то в лес, а остальные сгрудились вокруг Кайлана. Пожилая альвийка бросила прощальный взгляд на Владыку и скрылась среди деревьев последней. А тот повел маленькую группу к воротам своего родового замка.
До башни было недалеко, и они легко добрались, несмотря на сгустившиеся сумерки. Ворота были еле прикрыты, а стоявшего на страже альва Кайлан магическим импульсом приложил об стену, еще до того, как тот успел поднять тревогу. Однако внутри, в прихожей-галерее, навстречу им вышла альвийка. Молодая, пусть у альвов не очень заметен возраст, в серебристых доспехах, собранных из небольших пластин, с темными волнистыми волосами. Лицом она походила на рассерженную горную козочку - большие темные глаза, гневно раздувающиеся ноздри, подрагивающие ушки. В руках у нее были две изогнутые сабли, которые она с неприятным лязгом подняла и скрестила перед собой.
- Что здесь делает сброд? - спросила жена нынешнего Владыки Хаоса глубоким вибрирующим голосом.
- Сейчас узнаешь, Амальра! - отозвался Владыка и тут же швырнул в ведьму какие-то чары.
Заклинание с искрами и шипением ударилось в скрещенные клинки, а альвийка, яростно взвизгнув, кинулась на Кайлана. Тот увернулся, одновременно обстреливая ее всевозможными проклятиями. Раны от этих мечей были чреваты временной потерей способности колдовать, так что ему нужно было быть осторожней. Остальные рассыпались вдоль галереи, стараясь не попасть под огонь, чужой или дружественный. Стрелять в Амальру было совершенно невозможно, так ловко она двигалась. Наконец, ее изящная обутая в серебро ножка застряла в трещине в полу, которую проделал ее противник при помощи смещения пространства. Она неловко дернулась, взмахнув мечами, и одно из проклятий Кайлана попало ей в грудь. Альвийка вскрикнула и согнулась  пополам, словно что-то пыталось затянуть ее в маленькую черную дыру, а затем рухнула на пол, неподвижная, так и не выпустив свое оружие.
- Это можно считать за половину, - едва переводя дух, пропыхтел альв, сгибаясь и опираясь на собственные ноги. Бой дался ему нелегко. Сложно было уворачиваться от всех этих выпадов, даже после тренировок. - Разделимся и обыщем башню!
Сам Кайлан, после всех этих разговоров о поедании путников, подумал об одном надежном подземном тайнике, где они до поры держали его обращенную в чудовище мать. Вероятнее всего, дядюшка сейчас там. Пошатываясь, но все более твердым шагом альв направился прямо туда.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (01.11.2016 23:08)

0

18

Услышав о том, что тот ублюдок пожирает людей (стрелок мысленно представил себе пирующего на человеческих костях альва-каннибала), Норман стиснул зубы и еле сдержался, чтобы не врезать одному из приспешников врага, хотя они и были сбежавшими дезертирами. Путь до башни стрелок почти не запомнил — он, встревоженный идеей о том, что его брат мог быть среди поглощенных, торопливо шагал за Каем, мысленно расчленяя могущественного врага, находящегося в чужой крепости.
Уорд опомнился только тогда, когда разгневанная альвийка, преградившая им путь, скрестила свои сабли, отчего те звонко лязгнули. Мужчина вскинул свой арбалет, но его новый знакомый ринулся в бой с ополоумевшей сучкой. Магическая битва происходила чрезвычайно быстро, и прицелиться как следует не было возможности. Попасть-то стрелок попал бы, но не было никаких гарантий, что его болт войдёт не в голову опасной альвийки, а в темечко его длинноволосого друга, двигающегося с удивительной скоростью и изящностью для своего роста и благородного положения.
Одно из мощных заклинаний женщины попало в каменную стену, оставив заметную борозду и срикошетив, и охотник запоздало оттолкнул одного из соратников, в которого все же угодил волшебный «снаряд». Тот захрипел и повалился на спину, содрогаясь в конвульсиях, а Уорд смекнул, что не многие из тех, кто сейчас находился рядом, мог отразить эти опасные выпады. Схватив раненного за шкирку его куртки из тонко выделанной кожи (и как он только не мёрз в нынешние холода?), мужчина оттащил его в ближайшую арку, прорычав остальным:
— В укрытие!
Здравый смысл никто не отменял, и если большая часть их отряда сейчас будет ранена, толку от них, включая охотника, никакого не будет. Когда всё стихло, и боевая альвийка упала на холодный каменный пол, остальные присоединились к уставшему магу. Стрелок подошёл к колдуну и опустил ладонь на его плечо, внимательно глядя на ушастого.
— Тебе нужно передохнуть, — мужчина слегка покачал головой и подошёл к одной из сабель, которые уронила пораженная альвийка.
Он устроил свой арбалет обратно за спиной и взял холодное изогнутое оружие, подумав, что в ближнем бою с предполагаемой толпой ублюдков, сабля будет более действенна, хотя особых навыков обращения с таким видом мечей охотник не имел. Впрочем, особой хитрости там не было — махай себе направо-налево и руби головы неприятелям. Когда их отряд разделился, мужчина упрямо следовал за Каем, понимая, что выдохшемуся магу он пригодится больше, нежели своре хорошо обученных воинов.

+1

19

Кайлан лишь покачал головой, заметив, что Норман подобрал одну из сабель Амальры. Неплохое оружие, пусть и не слишком могущественное, но если человек ткнет кого-нибудь этой саблей, этот кто-то останется без магических способностей на час-другой. Что в пылу битвы означает навсегда.
Несмотря на все его возражения, альв пару раз прислонился к стене перевести дух, пока спускался по винтовой лестнице вниз, в уютные покои, которые тут когда-то устроили для его матери, проклятой и потерявшей способность контролировать свои превращения. А превращалась она в ужасное кровожадное чудовище, искривленное и покрытое шипами. Внизу было темно и холодно - ряд факелов обрывался, не доходя до конца лестницы. Кайлан взял со стены последний факел и поднял его повыше, входя под высокий каменный свод - его мать была довольно крупным монстром. Со свода капало, и этот тихий звук прилично нервировал - этого, конечно же, не было летом, когда покои были еще обитаемы. Прочная деревянная дверь была приоткрыта и чуть скрипнула, когда в нее вошел законный владелец.
Внутри слышался едва различимый шорох. Кайлан передал факел сопровождавшему его человеку, пожалев, что не подобрал другую саблю Амальры. Но зато у него был лук Герды. Вложив красноперую стрелу, альв настороженно уставился в темноту. Его тело застыло, ни один мускул не шевелился, кроме подрагивающих трепетных длинных ушей, выдававших напряжение.
Шорох усилился и вдруг на свет выползло нечто, когда-то бывшее черноволосым статным красавцем-альвом. В том, что осталось от него, еще угадывались знакомые черты его брата  Сета, и белоснежной копии его брата, его племянника. Невообразимо кошмарная тварь возвышалась над ними. Смуглый торс альва прочно врос в длинный змеиный хвост иссиня-черного цвета, по сторонам широкого покрытого чешуей лба росли длинные загнутые рога, из широких плеч торчали острые шипы, доходя до локтей мускулистых, но все еще по-альвийски тонких рук с изящными пальцами, что оканчивались крючковатыми черными когтями, промеж рогов вырывалась черная грива, ниспадавшая на спину, а вместо носа и рта был изогнутый, как у хищной птицы, испачканный кровью клюв. Тварь свилась и уселась на собственные кольца, словно не замечая готовых напасть на нее человека и альва, хотя ее светящиеся в темноте глаза явно следили за каждым их движением.
- А-а-а, Кайлан, - негромко произнес бывший альв искаженным голосом, сверкая безумными глазами. - Я с-с-смотрю, тебе нравится последний подарок твоего отца. Гляди, что он со мной сделал, старый змей... - узурпатор тихо рассмеялся, поворачиваясь на хвосте и разведя руки в стороны, словно демонстрируя свои размеры и мощь. Кайлан не стал дожидаться и выстрелил, надеясь, что попал в глаз.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (04.11.2016 22:50)

+1

20

Норман повидал достаточно тварей на своём веку, но такая мерзкая и устрашающая сила не могла не завораживать. Чудовище было сильно — в его глазах явно читались превосходство перед двумя спутниками, спустившимися в сырое тёмное помещение. Казалось, что этому монстру не требуется свет от полыхающего факела — его змеиные зрачки следили за каждым движением мужчин, и, стоит свету погаснуть — Каю и стрелку можно будет заказывать поминальную молитву в ближайшем храме.
Стиснув древко факела, что передал ему альв, охотник сделал пару шагов назад, и воткнул его в глубокую расселину в каменном полу, наблюдая за тем, как его друг сделал точный выстрел в отвратную морду твари. Чудище резко взметнулось, пытаясь извернуться от летящего снаряда, и стрела прошла касательно по его лицу, разрезая наконечником кожу вдоль челюсти от подбородка до длинного уха, отчего стали видны дальние окровавленные зубы врага. Ублюдок слишком изворотлив для стрел, — мелькнула в голове мысль у охотника, и он, сгрузив арбалет у факела, кинулся к разъярённой твари, что бросилась в сторону ушастого.
Когтистые лапы уже протянулись к Каю, и чудовищу пришлось склониться ближе к земле, но охотник опередил холоднокровную тварь, подпрыгнув и поймав её за один из изящно загнутых рогов. Ублюдок взревел, резко выгибаясь и пытаясь отодрать от себя мужчину, с силой впивая острые когти к его тело, но всё было не так просто — Норман вцепился в него как бульдог, перебираясь за спину и цепляясь грубыми пальцами за его гриву и рога, и, выгадав лучший момент, занёс саблю с искривленным лезвием над головой твари.
Уорду хватило бы и одного удара, чтобы упокоить это чудище навеки, но вдруг толстый длинный хвост змея с размаху сбил его со спины урода, и охотник, вложивший все силы в будущий удар, слетел со спины твари на каменный пол, весьма неудачно напоровшись на украденную саблю боком.
Лезвие вошло не глубоко, но старая потрепанная рубашка мужчины тут же стала пропитываться горячей кровью, и тот лихорадочно отполз в тёмный угол, зажимая рану рукой. Наг, решив, что желание нападать на него у нового друга-человека Кайлана отбито, вновь кинулся к своему врагу, рыча и желая разорвать племянника на куски за то, что он изуродовал лицо настоящему Владыке Хаоса.
Охотник, привыкший латать себя самостоятельно, наскоро затянул рану старым куском ткани, и, пошатываясь от ноющей боли во всем теле, которое вдобавок к случайной ране, было исполосовано когтями монстра, поднял альвийский клинок. Тварь, по всей видимости, занялась теперь своим первым и более опасным врагом, а потому была знатно отвлечена, чем и воспользовался мужчина. Он, подкравшись к сильному хвосту, виляющему по полу туда-сюда, сжал зубы до боли и рубанул по чешуйчатой конечности ублюдка. Адреналин, боль, и сильная злоба придала стрелку дополнительную силу, и он, рыча, обхватил эфес сабли двумя руками, рубя проклятый хвост. Монстр взревел так, что всё подземелье содрогнулось, но Норман практически отсек хвост — тот болтался на последнем лоскутке кожи, щедро заливая тёмный гранитный пол алой кровью. Наг метнулся к охотнику и моментально обвил его своими кольцами, сдавливая арбалетчика в смертельных объятиях, от ярости позабыв про Кая. Из-за сильной раны чудовище не могло раздавить мужчину, как удав кролика, но Норман понимал, что не может ни пошевелиться, ни вдохнуть, а потому только беспомощно хватал воздух губами и яростно и упрямо кусал бок ублюдка, но, скорее, из привычки не сдаваться — зубы деревенщины никоим образом не могли прокусить грубую и прочную чешую врага.

+1

21

Кайлан, снова наступая на дядюшку, в душе тихо восхитился, с каким упорством на явно превосходящее во всем чудовище бросается человек. Сам же он отбросил почти бесполезный лук - тварь была слишком быстрой, а лук слишком медленным, - и швырял в монстра одно заклятие за другим. Он явно был под действием фирменного Исказителя Сета, заклинания, которое извращала саму суть существа, убивая его этим. Но маги Хаоса могли предпринять кое-что против этой вещицы и жить в измененной форме, даже взять под контроль изменения - до поры. Мать Кайлана поступила так, когда, забывшись, ее супруг использовал это заклинание против нее. Она смогла принять устойчивую форму и остановить Искажение, она могла даже - иногда, на пару часов - возвращать себе прежний вид. Однако, ее постоянная форма не была чем-то приятным, и ее невозможно было держать под контролем. Дядюшка запустил чем-то похожим и в самого Кайлана, но его жалкие потуги едва смогли задеть куда более могущественного чародея. По сравнению, конечно же, с мастерством Сета - альв не слишком-то наслаждался шкурой миража и отсутствием магии.
Это существо все равно бы умерло через пару месяцев. Судя по хаотично торчавшим рогам и отросткам на спине, его превращения продолжались, он не мог их остановить. Потому и жрал, как пять таких монстров - вечно меняющееся тело требовало энергии. Кайлан знал, они с Амальрой пытались это остановить, пытались поддерживать в нем жизнь, скормив ему весь скот, а затем скармливая путников. Но это все было зря. Один удачный удар наконец перебил хребет твари в районе поясницы, и сжимавшие Нормана кольца бессильно обмякли. Тварь, вскрикнув, упала на пол мордой вперед, но все еще пыталась ползти и тащить свое страшное тело к врагам. В глазах читалось звериное желание растерзать их и не менее звериная жажда плоти. Тварь снова была голодна. Кайлан не припоминал такого голода за своей мамой, и скинул в уме оставшиеся твари дни жизни до пары-тройки недель.
- Остановись, Норман! - альв успел поймать своего товарища удерживающими чарами, прежде чем он опустил свою саблю на шею твари. - Остановись.
Кинув в монстра те же удерживающие чары, Владыка приподнял его над полом. Страшная рана на хвосте уже начала затягиваться - удивительным побочным действие Исказителя была регенерация, вероятно, вследствие постоянного изменения плоти. Тварь приоткрыла свой клюв и оскалила острые зубы - странное пограничное сочетание того и другого вызывало чуть ли не рвотные позывы. На шум сбежались остальные союзники. Вероятно, они уже избавили замок от всех его нежелательных обитателей, или же их всех уже не было в живых. Интересно, оставил ли он сколько-нибудь в своем собственном замке? подумал Кайлан. Дядюшка точно должен был оставить там своих детей, еще слишком юных, чтобы представлять угрозу.
- Норман, опиши ему своего брата. Если не будет отвечать... - Кайлан многозначительно сжал захват в районе горла твари, и та отозвалась хриплым клекотом. - Принесите сюда тело Амальры, - скомандовал он затем своим подданным. - Пусть полежит тут. Ты, наверное, проголодался, а, дядя? - Кровожадная улыбка растянула губы белоснежного альва, а в его коралловых глазах вспыхнул мстительный огонек. Какая славная месть! Было бы еще приятнее, если бы они могли швырнуть сюда и его отпрысков. Если только дядюшка не оставил альвят в замке...

+1

22

Когда сдавливающие кольца обмякли, и Норман наконец, смог вдохнуть такой желанный воздух в стиснутые лёгкие, он упал на землю, закашлявшись и судорожно дыша, будто бы пытался запастись драгоценным газом наперед. Но слишком долго расслабляться мужчина не мог - он дотянулся до сабли, ища взглядом наиболее уязвимое место врага. Шея вполне сгодилась как вариант, и стрелок вновь замахнулся над тварью, чтобы лишить жизни это недостойное к существованию чудовище.
Уже достаточно знакомые чары сковали его тело, и мужчина что-то глухо прорычал, явно имеющее матерное направление, но, когда чары спали, послушно сделал несколько шагов назад к факелу.
- Норман, опиши ему своего брата. Если не будет отвечать... - деревенщине не нужно было повторять дважды, а потому он решил, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Охотник подобрался к своей сумке и вытащил оттуда помятую и затертую от времени листовку, после чего подошел к чудовищу и едва ли не ткнул в изуродованную морду портретом своего брата. Казалось, стрелок весь превратился в слух, прищурив глаза и замирая, надеясь, что в лучшем случае эта тварь его не видела.
- Видел такого? Выше меня на голову, отличный боец - в основном управляется с ножом...
- Думаешь, я запоминаю всех, кого сожрал? - ехидно перебило чудовище, мерзко раззявив свой клюв, и так и прожигая ненавистным взглядом Кайлана, но, когда последний применил свои удушающие чары, то нечленораздельно захрипел, царапая когтями пол и извиваясь из последних сил, а после прокричал: - Нет, да нет же! Людей приводили совсем мало, и такого ублюдка я точно не встречал!
В эти моменты стрелок испытал всю гамму чувств из возможных - страх за близкого человека, облегчение из-за того, что его брат не попал в лапы этой мерзкой твари, и легкую досаду оттого, что он так и не узнал никаких новостей о местонахождении его родственничка. Черт возьми, и где его носит? Зная характер Мерля, Уорд мог предположить, что его братец может мотаться абсолютно где угодно, и найти его непростая задачка. Тем более, что прошло так много времени.
Мужчина бережно сложил лист вчетверо и положил его в свою сумку, после чего посмотрел на Кая и раздраженно повёл исцарапанным, будто после встречи с паршивым котом, плечом. Рана на боку дала о себе знать, и стрелок отвалил в дальний угол, чтобы занятья ею, оставляя своему длинноухому компаньону «заботу» о своём, кто бы мог подумать, дядюшке.

0

23

В башне собрались наконец последние члены победившего сопротивления, волоча за собой пленников - пара раненых взрослых и один совсем юный альвенок с легким луком за спиной. Кайлан вытащил человека из угла.
- Отведите пленников в темницы и зовите своих, - скомандовал маг. - Надо заняться твоими ранами, - он обратился к Норману.
Заперев пленников, альвы разбрелись по башне, приводя ее в порядок и обследуя закрома на предмет оставшихся припасов. Маленький иллюзионист отправил весточку старосте, и к воротам уже начали подтягиваться выжившие обитатели разоренной деревни - все больше одинокие женщины и дети, и не способные к серьезной боевой магии крестьяне. Кайлан, походя приказав отвести вслед за ним целительницу, отвел своего нового знакомого в уютные гостевые покои и, усадив человека на постель, принялся разводить огонь. Там же собрались главы сопротивления - блондинистый изгнанник и тяжеловесный капитан стражи.
- Тебе лучше отдохнуть, - чуть обеспокоенно посоветовал Владыка, выглядывая в окно на темнеющий лес. Вот он и дома, но все должно было быть иначе. Пока он был погружен в свои печальные мысли, в покои вошла пожилая альвийка.
- Кто тут ранен? Лежи, лежи, мальчик. - И она принялась за свое колдовство.
- Пленников посадили в камеры. Их надо убить или выгнать, нечего переводить продукты, - скучным голосом заявил изгнагник Алэ, известный не только своим потрясающим искусством танца иллюзий, но и своей граничащей с грубостью прямолинейностью.
- С ними старший наследник, -  отозвался звучный голос капитана.
- Бросьте щенка папаше, пусть полакомится напоследок, - Кайлан отошел от окна. Целительница бросила на него крайне неодобрительный взгляд, но промолчала. Дядюшка Кайлана был надежно заперт в своем подвале, без какой-либо еды, если не считать трупа его жены.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (06.11.2016 04:05)

0

24

Не привыкший, что с ним тетешкаются, как с малым пацаном, Уорд недовольно сопел, сидя на краю роскошной кровати и наблюдая за альвом, который старательно разводил огонь. Отсыревшие дрова принялись не сразу — видимо, в этих покоях давненько никто не обитал. Стрелок сам разобрался бы со своими ранами — ему не впервой зашивать себя и обрабатывать порезы, но целительница настойчиво уложила его на бок, заставив задрать полу рубашки и стала колдовать над раной. Мужчина стиснул зубы, время от времени вздрагивая, когда магическая сила окутывала порез, но молчал.
Внимание его отвлекли пленники, среди которых был совсем молодой пацан, в глазах которых читался страх, но он храбрился, опустив взгляд в пол. Закончив с основным ранением, женщина потянулась к широкому плечу стрелка, на котором виднелись глубокие царапины от когтей ублюдка, но Норман поймал её за изящное запястье и покачал головой, поднимаясь с кровати.
— Там, внизу, ранило одного из ваших. Ему твоя помощь нужнее,
 — он потянулся к своей сумке, в которой всё ещё была бутылка ядреной троблинговой настойки.
Достав бутылку, он бесцеремонно оторвал кусок ткани от наволочки и смочил его в настройке, протерев царапины, после чего вернул бутылку на место и уступив постель раненому альву, находившемуся без сознания, которого только что внесли в комнату.
К этому времени подтянулись остальные соратники Кая, обсуждая план дальнейших действий. Когда ушастого пацаненка увели в казематы, охотник проводил его взглядом, удивляясь, как у такого могущественного отца может быть такой зашуганый пацан. Впрочем, любой бы обделался, когда посреди ночи на твою семью нападают и вытаскивают из тёплой постели на суд.
— Бросьте щенка папаше, пусть полакомится напоследок, — изрёк его новый знакомец, и Норман фыркнул, как кот, взлохматив свои волосы широкой пятернёй.
— Не думал, что ты такой трус, раз опасаешься мести ушастого пиздюка, — проговорил арбалетчик, игнорируя недовольный ропот альвов, которые не смели перечить своему властителю, и, что было хуже всего, кажется, были солидарны с Каем. — Твой безумный родственничек в подвале посмелее-то оказался, раз в свое время оставил жизнь такому мяснику, как ты.

Отредактировано Норман (06.11.2016 12:22)

+1

25

Кайлан вскинулся, гневно сверкнув глазами. Ярость поднялась в нем, на этот раз он злился на человека, который говорил о том, чего совершенно не знает.
- Я совершаю мою месть, - со злостью в тихом голосе проговорил альв. - Мой дядюшка не оставлял меня в живых. Он сделал со мной ровно то же, что мой отец сделал с ним. Просто я оказался сильнее его жалких чар.
Гнев и ярость переполнили Кайлана, он начал терять контроль над собой, но спохватился слишком поздно. Рубашку прорвали лишние белоснежные руки, ставшие когтистыми лапами. Альвы попятились к стенам, поднимая оружие, но ничего не предпринимали. Белый красноглазый мираж взрычал и свалил человека на пол, легонько придавливая мощной лапой, мягкой подушечкой без когтей. А затем вызвал свою иллюзию только для глаз Нормана, но не иллюзию альва, как для Марко, а лишь свой голос.
- Не оспаривай мои методы при моих людях.
Большой зверь снова зарычал, встопорщив усы. Он был подобен белому леопарду с шестью лапами, крупный и ладно сложенный, совершенное оружие Геддона. Если бы Кайлан потерял контроль над собой, кто знает, что бы стало с его близкими. Будь у него жена и дети - и переживи они нападение, - он мог растерзать их. Хотя, разумеется, его дядюшка не планировал ничего настолько жестокого, он планировал лишь мучительную смерть племянничка и ничего больше.
- Верно, ты слишком нежен, чтобы иметь дело с темными магами, - зверь фыркнул, словно смеясь. В его кошачьих глазах загорелся веселый огонек. Миражиная иллюзия альва появилась для напуганных и жавшихся к стене соратников.
- Отошлите щенка домой. Пусть его сопровождают его люди.
Первым опомнился иллюзионист.
- Их двое всего.
- Прибавь к ним дезертиров. Пусть убираются из моего дома!
Громадный кот перевел взгляд на Нормана, убрал лапу и ушел в свои покои, покачивая хвостом.

+1

26

Когда мощная лапа пригвоздила стрелка к полу, он вскинулся, выхватывая свой нож, чтобы вонзить его в лапу зверя, но, увидев, что соратники альва выхватили своё оружие, глухо усмехнулся и демонстративно выронил холодное оружие на дорогой паркет. Да, деревенщина был вспыльчив и упрям, но самоубийцей или бессмертным он не являлся, а потому только прищурился, глядя на клыкастую морду опасного зверя, понимая, что этот выпад — не иначе как желание поставить стрелка на место.
 Убийство беззащитного — не месть, — тихо пробормотал охотник сквозь зубы, так, что его услышал только Кай. — Это позор. И кто же оспаривал? Хочешь — хоть выверни своего родственника наизнанку, мне плевать.
Из-за сильного давления лапы, только что обработанные глубокие порезы, оставленные от когтей змеиного монстра, вновь начали кровоточить, но Норман продолжал упрямо смотреть в глаза огромному хищнику, понимая, что при желании его новый друг может растерзать его при компашке своих ушастых друзей. Да вот только Уорд с детства вытерпел столько угроз и физических расправ, что к запугиваниям у него сложился своеобразный иммунитет.
— Верно, ты слишком нежен, чтобы иметь дело с темными магами, — глумливо проговорил зверь, и охотник не преминул высказать любезность в ответ, явно намекая на родственника Кая:
— Верно, тёмные маги слишком кровожадны, чтобы вовремя остановиться, — понимая, что его слова могут взбесить распалившегося миража еще больше, мужчина все же заткнулся, оставив право последнего слова за Кайланом.
— Отошлите щенка домой. Пусть его сопровождают его люди.
Не поверив своим ушам, арбалетчик даже одобряюще ухмыльнулся, и, когда величественный зверь убрал лапу с его груди, жадно вдохнул недостающий воздух, медленно садясь на полу и, щурясь, оттянул ткань рубашки, пропитанную кровью и неприятно липнущую к его порезам, которые одновременно жгло и покалывало. Нормана волновал один вопрос — альв не послал его к чертям из своего замка, но и распоряжений никаких не дал, и, понимая, что его оставляют в компании ушастых, он окликнул хозяина башни.
— А мне что делать?

+1

27

- Мыться, - сморщил нос миниатюрный изгнанник Алэ, выходя из комнаты вслед за своим господином. После общения с Сетом он попривык к разнообразным превращениям, и потому опомнился раньше остальных, но остальные еще таращились настороженно вслед миражу, не решаясь оставить оружие.
- Я думаю, мы соберем ужин, когда все беженцы будут в башне, - куда более мягко проговорила целительница, отходя от раненого альва. Бедняге повезло всего лишь сломать кости - ничего по-настоящему опасное и скручивающее внутренности не ударило в него. - Я пошлю кого-нибудь найти тебя.
Добрая женщина еще раз критически оглядела человека и прошептала еще одно заклинание, которое затянуло все мелкие ссадины.
Кайлан собирался устремиться в свои покои, чтобы вернуть себе свой подлинный облик. Услышав последний вопрос Нормана, мираж остановился на мгновение, чихнул, прянул ушами и вызвал свою иллюзию еще раз.
- Найди себе комнату и отдыхай! - только и сказал он, а иллюзия альва указала на уютную ванну и не менее уютную постель. Таких гостевых комнат тут было несколько. Человек мог занять комнату одной из сестер Кайлана, которые много лет не появлялись дома. Иллюзорный альв позвал Нормана за собой в коридор и указал на двери, ведущие во все эти жилые комнаты, для знатных персон и попроще, для гарнизона. В некоторых уже распределялись беженцы. Им предстояло провести в башне всю зиму.
Зайдя в свои покои, зверь прикрыл дверь, радуясь, что не повстречал никого из вооруженных повстанцев по дороге. Их бы точно напугал вид странного белого миража. Мотнув головой, альв сконцентрировался и спустя несколько минут встал с пола уже в своем оригинальном обличье. Это заняло куда больше времени и сил, чем в прошлый раз, когда он проснулся миражом. Ему не следует терять контроль над собой. Иначе кто может гарантировать, что его не посадят к дядюшке, доедать кости, что он оставил? Альв запустил все еще функционирующее магическое устройство, согревавшее его воду - просто маленький артефакт, вызывавший пламя под бочкой воды, - и наполнил свой маленький бассейн при помощи другого стихийного артефакта. Им повезло раздобыть такие, в их последнем оплоте цивилизации посреди леса. Погрузившись в воду с головой, он вынырнул и несколько минут просто наслаждался теплом. Наконец он дома. Но он хотел бы быть дома со своей Гердой. Может быть даже в этом же бассейне.
Увы, у него больше не было Герды. Больше не было отца, сестры где-то пропадали, большая часть его армии погибла, слуг не осталось, а доброе имя - какое-никакое - было смешано с грязью. Скорее всего, все они уже изгнанники, пусть это ничего не значило тут, на границе, это было важно в Сариане и любом другом цивилизованном месте. Дядюшка распространил эти объвления о розыске по всем землям клана, Кайлан не сомневался в этом. Злоба снова поднялась в нем, прочертив морщинку между бровями, но он попытался взять себя в руки. Как миражу, ему пришлось бы вылизывать себя, чтобы высушиться. Эта мысль насмешила его. Куда же ему, потенциальному изгнаннику, было податься? Кайлан вспомнил все эти корабли Лигвы - боль снова полоснула его сердце при мысли о счастливом времени в Наоро, - все эти корабли направлялись в Сарборо, как он слышал. И там, если верить тем же слухам и письмам, доходившим от сестры, Виреллу видели в последний раз. Квиллан он нашел, осталось найти младшую. И если она не выберется из вод этого графства - а альв был уверен, что пираты, скорее всего, проведут там зиму, - их, ослабленных и зимующих, голыми руками возьмет Лигва. Ему бы не хотелось такой судьбы для сестры. Значит, туда и будет лежать его путь.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (17.11.2016 14:19)

+1

28

Царапины полностью затянулись, и мужчина благодарно кивнул женщине, которая, по всей видимости очень устала — еще бы, отдать столько сил на заживление чужих ранений! Когда мираж увёл его в коридор, предлагая передохнуть, мужчина зашел в первую попавшуюся комнату и присвистнул от богато обставленного помещения с высоким потолком, благодаря чему Норман, и без того достаточно небольшого роста (по сравнению с альвами), ощутил себя грэмом. Он обошел комнату, зажигая парочку свечей и даже заглянул в ванную, где стояла приличная каменная лохань для омовений. Однако для того, чтобы наполнить её водой, мужчине бы потребовалось раз десять сходить во внутренний двор к колодцу с ведром, да и идея плескаться в ледяной колодезной воде показалась стрелку, вообще не знакомому с магией, безумной. Решив отложить водные процедуры на потом, арбалетчик сунул первый попавшийся кусок хвойного мыла в карман и подошёл к помпезному окну, выглядывая во внешний двор башни.
Одинокая вереница беженцев, среди которых были в основном женщины и дети, растянулась на несколько десятков метров вдаль. Кто-то тащил с собой мелкие пожитки и домашний скарб, а некоторые и вовсе уныло брели с пустыми руками, кутаясь в потрепанную от вынужденных странствий одежду. Вспомнив слова целительницы об обеде, Уорд задумчиво поскреб в макушке. Если та прожорливая тварь, заключенная в подвале, сожрала все припасы вокруг, то чем же смогут накормить прибывших альвов выжившие ополченцы?
Он отошел от окна и задул свечи, после чего накинул свой плащ и закинул арбалет за лямку на плечо, покидая предоставленную комнату. По коридорам туда-сюда сновал ушастый народ, обустраиваясь в комнатах, и мужчина понимал, что он здесь не задержится — слишком шумно и хлопотно. Спустившись вниз, стрелок побродил по большим залам и, выяснив, где находится кухня, отправился туда. С десяток альвиек разбирали малочисленную снедь, и по унынию на их лицах, Норман понимал, что на всех еды не хватит. У одной из жарких печь сидел длинноухий малыш и грыз какой-то сладкий корешок, явно выкопанный в местных лесах, и для охотника это стало последней каплей.
Он молча покинул замок Владыки Хаоса, без труда найдя путь и возвращаясь к месту где совсем недавно произошла стычка с дезертирами, устроившими привал в одной из деревушек. Котлы с похлебкой уже остыли, некоторые из них были перевернуты, а мясо втоптано в грязь, но тем не менее, здесь было чем поживиться. Мужчина взял один из опустевших котелков и вытащил из остальных куски жирной кабанины, выливая замерзший бульон и складывая свои находки, как грибник в своё лукошко. При лунном свете его руки блестели от жирного и сочного бульона, аромат дичи вызывал в Нормане безумное чувство голода, но он не притронулся ни к единому куску съестного, считая, что он не настолько слаб, как женщина или ребенок. Им было нужнее. К удивлению стрелка, он набрал целый котёл мяса, и приятная мысль о том, что беженцы, чьи дома были разрушены и уничтожены, хотя бы сегодня не останутся без еды. Сколько же эти бедняги могли голодать? Хорошо, что сейчас в их обществе теперь будут сильные мужчины, которые смогут добывать для бедолаг пропитание.
Вторым пунктом вылазки мужчины был обыск поверженных врагов. Оружие уже забрали повстанцы, но у каждого из трупов могло сыскаться то, что пригодится деревенщине. Покопавшись в чужих котомках, Уорд ликовал — ему удалось добыть еще немного съестного в виде орехов, заветренного сыра, черствых лепешек и полного мешочка сушеных белых грибов — наверняка их владелец собирался добавить их в общий котел, да не успел. Добыв два практически полных котла еды, стрелок довольно пощурился и, подхватив их за ручки, потащил в сторону замка.
Когда мужчина принес наполненные котлы на кухню, альвийки радостно заулыбались и принялись за приготовление супа, даже малыш, все еще жмущийся к нагретому камню теплой печи, радостно рассмеялся, переняв поведение взрослых.
Подумав, что теперь можно и отдохнуть, Норман побрел на второй этаж, но вдруг заметил через окно большой колодец во дворе. Потрепанная и местами порванная рубашка неприятно липла к телу, а потому стрелку пришла в голову мысль прополоскать её.
Через несколько минут он уже как следует отжимал от воды эту деталь своего гардероба озябшими пальцами. Мокрая ткань приятно пахла хвойным мылом, как и лицо и грудь стрелка — он все же смыл с себя запекшуюся кровь и грязь. Увидев в окне знакомую фигуру — седовласую целительницу, которая махала ему рукой, стрелок поспешил закончить с умыванием и стиркой, и, повесив рубашку сушиться на спинку одной из лавочек во внутреннем дворе у колодца, поспешил в замок.

+1

29

В большом обеденном зале, словно созданном для того, чтобы собрать внутри около сотни человек, уже рассаживались вдоль длинных столов альвы. Мирных крестьян со вдовами и детьми набралось чуть больше полусотни - или альвята были так малы, что двух можно было считать за одного. Мяса у них почти не было, кроме того, что принес Норман и они сами добыли в замерзающем лесу. Весь скот был сожран, но в кладовых нашлись крупы и соленья в достаточном количестве. Несколько женщин обходили собравшихся за столом, раздавая плошки. Сет, прежний владелец башни, был гостеприимен и щедр на приемы до инцидента, и приборов хватило на всех. На столах стояли большие котлы с похлебкой. Не толкаясь и не ссорясь, выжившие передавали друг другу плошки, наполненные горячим варевом, детям и воинам совали кусочки мяса.
Целительница провела Нормана в зал и жестами попросила освободить человеку место. За столом, где сидели преимущественно повстанцы, такое место нашлось, прямо рядом с изгнанником Алэ, морщившимся при виде некоторых воссоединенных семей. Угрюмое выражение словно застыло на лице блондинистого альва, въевшись в кожу. При виде человека он снова повел носом, но ничего не сказал. Альвы принялись за еду, не дожидаясь отстающих - если кто не успел, в котлах еще оставалось достаточно. Альвята радостно лопотали, ощущая тепло и сытость впервые за несколько недель. В который раз поведя изящным носом, иллюзионист спросил человека:
- Ты ванну не нашел, что ли? - альв засопел и пробормотал. - Спасибо за мясо.
Он мог бы сказать больше, что кабанятина, которую вовремя ухитрились стырить дезертиры, будет получше жалких куропаток и фазанов штук по десять на толпу из более пятидесяти ртов, жалких крох мяса, которых женщины - потому что мужчины воевали - с трудом добывали в спящем лесу, но это был максимум вежливости, на которую он был способен.
А вот победивший Владыка-изгнанник к ним не присоединился. Пройдя парой часов ранее мимо полуприкрытой двери, откуда доносились смех, говор и теплый свет, Кайлан вышел во двор, запахиваясь в теплый плащ и поправляя гердин лук на плече. Он не был голоден и страстно хотел побыть в одиночестве, а заодно и сделать что-то полезное, пристрелив какую-нибудь дичь по дороге. Черный лук был ему мал, но для охоты вполне годился. Раздирая облака, на темный небосвод выплыла луна, но коралловые глаза отлично видели в темноте и без этого. Несколько глупых птиц уже переселились в охотничью сумку альва, как вдруг он заметил оленя. Без рогов и в искаженном тенями полусвете не было видно, самка это или просто самец, потерявший рога к зиме. Оперенная красным стрела оборвала его жизнь мгновенно, вонзившись в гордую шею. Кайлан решил, что больше он не утащит, а значит, пора возвращаться. Подняв оленя над землей своей магией, альв потащил добычу в башню. Прогулка в лесу освежила его и отогнала его печальные мысли. Что там печальные - болезненные, врезающиеся в сердце. А олень пойдет на завтрак.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (17.11.2016 14:56)

+1

30

Увидев зал, в котором была тьма народу, мужчина хотел уже было по тихому пройти на кухню и найти что-нибудь съестное, чтобы не смущать своим видом ушастых, да и не слышать этого веселого гомона. Только вот его вовремя подозвала к себе целительница и гостеприимно усадила за стол рядом со знакомым своей кислой физиономией альвом. Голодный стрелок, впрочем, не особо сопротивлялся, а потому притянул к себе глубокую тарелку, до краев наполненную бульоном с небольшими кусочками мяса и грибов. В супе были ещё какие-то овощи, судя по лёгкой кислинке — маринованные, но Норман даже обрадовался — в последнее время он совсем не едал растительную пищу, так как арбалетчику намного проще было добыть дичь в лесу, нежели малосольные огурцы.
Взяв ложку, он зачерпнул ароматную жидкость и только поднес её к губам, как услышал саркастическое замечание друга Кая. Вернув посеребренный прибор обратно в тарелку, взлохмаченный мужчина прищурился и хотел уже было оборвать уши этому язве, как последний вдруг сбил с толку благодарностью. И если на замечания и подколы Уорд легко мог ответить (а иногда и зарядить кулаком), то что отвечать на похвальбу охотник не знал, ведь во-первых он редко слышал подобное, а во-вторых считал, что ничего выдающегося не сделал — сильные всегда должны заботиться о слабых. Это правило было словно выжжено у него в мозгу, и стрелок всегда следовал ему, порой в ущерб себе.
Проведя покатым плечом, что могло означать что угодно, мужчина все же приступил к трапезе. Он ел достаточно медленно, оставляя кусочки мяса и грибов напоследок, так как понимал, что чем дольше он ест, тем сытнее и вкуснее ему покажется угощение. Время от времени он ловил на себе любопытные взгляды альвят, которые, наверное, никогда не видели человека.
После ужина мужчина отнес пустую тарелку к столу с грязной посудой и лёгким кивком головы поблагодарил альвиек за ужин. После этого он поднялся в «свою» комнату и повалился на постель, скинув только свои ботинки и арбалет с плеча, и закапываясь под тёплое одеяло. Уснул Норман моментально, так как дико выдохся за этот неспокойный вечер, да и постель была так мягка, что даже у самой лютой бессонницы не было шансов.

+1


Вы здесь » Айлей » Отыгрыши на землях альвов » Родовой замок Владыки Хаоса