Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


07.12.2017 Обновлены акции форума. Идет выбор лучшего игрока ноября. Тема Санты закрыта. Открыты темы для обсуждения Книги и Фильмы/музыка


18.11.2017 Празднование Самайна (Хеллоуина) завершено. По его итогам всем участникам конкурсов и игр были розданы их призы, в том числе за участие в конкурсе "Тыковка от Арнэо". Новым игроком месяца (октябрь) становится Фраара Дис Дхарш! На форум добавлена новая коллекция смайликов. Готовится к выходу новая акция на ученых! Конкурс "Старинная легенда" упразднен.

23.10.2017 Дорогие друзья, заметив, что голосование за игроков на данный момент не имеет популярности, администрация приняла волевое решение временно упразднить подобную форму определения лучшего постописца. Теперь, в соответствии с написанным количеством и качеством постов за месяц, нами выбирается лучший из лучших! И лучшим игроком сентября стал - Ольшин Таргоро.
И мы напоминаем, что совсем скоро на форуме начнётся праздник - Самайн. И в этот раз для него была выбрана интересная тематика. Надеемся, задумки придутся вам по душе!

Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Адагор » Заброшенный трактир "На границе"


Заброшенный трактир "На границе"

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

[На данный момент это место является квестовой зоной]
http://sg.uploads.ru/W2fZC.png
На стыке вульфарских и людских земель, не так уж далеко от береговой линии, стоит одиноко постройка в два этажа. Имеет она каменный фундамент, стены из камня с прожилками из древесины да черепицей укрыта, кое-где сверкающей провалом пустоты.
Когда-то в этом внушительном, несколько обшарпанном и давно покинутом здании находился популярный трактир. Каждый проходящий мимо путник нет-нет да заглядывал внутрь, где его неизменно встречала радушная атмосфера.
Однако однажды пропала вся семья, владевшая этим местом. Кто-то говаривал, будто уехали они, угроз испугавшись; кто-то баял, что вырезали всю семью; кто-то вовсе считал, что украли их или прокляли за то, что столь успешными были. Никто доподлинно не знает, десять лет уже прошло, а продолжить дело так никто и не решился. Здание несколько обветшало, внутреннее убранство было частично разграблено мародёрами.
Именно сюда приглашают сильных телом и духом вульфаров попробовать себя в рукопашном бою, заработать недурно или кусок земли хороший получить. Именно здесь некоторые из них остаются навсегда. Но где конкретно? Дом хоть и большой, но не выглядит обжитым.
Возможно, вам стоит заглянуть в подвал?

0

2

Новый сюжетный старт.
Предыдущая ветка - не забыть вставить ссыль!
Месяш Шиархи.

Снежок мерно падал в придорожный сугроб.
Яр, подошел к стене покосившегося сарайчика, распустил ремень и приступил к задуманному. В конце концов, ранее выпитое пиво требовало свободы.
Слева у сарайчика со «следами многочисленных преступлений» пристроился молодой вульфар достигающий Медведю разве что по плечо.
Паренек скосил взгляд и, не отвлекаясь от «дела», ехидно отметил:
- В седле ездить не мешает? За стремя не цепляется? – в осоловелом от самогона голосе слышалась усмешка.
Яр самодовольно пожал плечами (благо не забрызгав сапоги).
- А я предупреждал тебя, что мериться со мной - гиблое дело.
- Ага. Вот только нас-то двое! – к порче трактирного имущества присоединился еще один вульфар.
- И что? Предлагаешь сложить ваши достижения? – Яр затянул ремень и оправил рубаху.
- Неа. Намекаю, что вдвоем мы легко тебя смогли бы в этот сугроб укатать.

Троица завершила надругательство над многострадальной пристройкой и вернулась в трактир.
При свете чадящих ламп стали видны подпитые физиономии: Яр с уже подобревшим взглядом и два его спутника.
Обычно в вульфарах видна их звериная и волчья натура. КодаЯр легко походил и на медведя. Но эти - словно два южных кота: темноволосые, белозубые с кожей настолько напитавшейся загаром, что даже зимой и весной, когда о солнце нечего и мечтать, осталась смуглой. Сходство с большими котами добавляли слегка раскосые темно зеленые глаза. А еще, оба паренька были совершенно идентичны, словно у богов задвоилось в глазах и они сочли это хорошей идеей.

- Да будь  вас хоть трое, хоть четверо. Не справились бы, - Медведь уселся к столу, подвигая к себе кружку.
- Так потому и предлагаем! Там говорят призовые щедрые! – в глазах Якоба светилась жажда наживы.
- Кто-б не выиграл, на троих поделим! – Калеб приземлился рядом с братом.
- Да нет мне радости вас двоих по полу катать, – все еще с сомнением отмахнулся Яр.
- Ну вот и славно. Значит мы в команде пойдем. Втроем против всех… как раньше…  – один из близнецов повел в воздухе раскрытыми ладонями, словно рисуя картины светлого будущего. – Призовые на троих! Тебе одну часть, нам две!
- Стоп. – Яр не без усилий собрал глаза в кучу: от самогона в них изрядно двоилось, а сидящие перед ним близнецы только усугубляли дело. – С чего это вам две, а мне одну? Только поровну!
- Ну да… каждому поравну!
Яр помотал головой, самогон заплескался от уха до уха, вытеснив сложную арифметику. В его понимании эти братья были словно одно целое, а потому и в вопросах барыша им явно полагалась одна доля.

Один из близнецов попытался дотянуться до бутыли, опершись о стол, но ладонь предательски соскочила, приложив Якоба, а может и Калеба (кто ж их разберет), лицом о засаленную столешницу.
Второй брат без всякого сострадания пустился в хохот и поперхнулся пивом, пошедшим носом.
- Вот, что. – Медведь тряхнул головой, приводя рассудок во вменяемое состояние и выкладывая перед собой несколько монет. – Пошлите ка отсюда. Хоть продышимся на морозце.
- Мудрое решение!  - согласно отплевался от пива Якоб.
- Я и место хорошее знаю. Там говорят как раз сегодня бои…– прогундосил второй, задирая голову кверху, в надежде остановить кровь из слегка подбитого носа.
- Ты сам себе о стол лицо раскурочил и надеешься еще в драке победить? – С издевкой вставил Медведь.
- Нет. Надеюсь что туда сегодня много девок придет. Не подеремся, так посмотрим, выпьем да пару барышень сладим.
- Но идем пешком! – Дал слабину Яр.
- Обижаешь… конечно пешком.
- Я тоже сейчас на кобылу и не полезу.
Второй брат, довольно хрюкая, отпустил пару емких шуток относительно «покрытия кобыл», получил тычок в ребра, отчего сверзился с лавки.
- Ай ну и леший с вами. Идемте! – Медведь не без труда поднялся на ноги. – Где говорите ваш трактир?

***

К помянутому и внешне заброшенному заведению троица вульфаров подошла уже слегка протрезвевшая, но сивушный дух, витавший вокруг рубак, мог свалить хорека на подлете.
- Слушай, а точно здесь? Выглядит заброшено…
- А лошади на перевязи тут просто так сами взялись? – подначил Калеб. – Да точно здесь.
Медведь и два барса перешагнули порог с целью получения своей порции хлеба и зрелищ.

Отредактировано Медвежонок (25.07.2017 21:41)

+2

3

То, что известно всем.
Любого, кто решился бы заглянуть внутрь покинутой таверны, встретит не самая приятная атмосфера. Мебели, обитой бархатом, умильных занавесок на окнах можно не ожидать.  У входа необходимо назвать цель своего визита и предъявить всё имеющееся оружие рослому троблингу, выполняющему роль первого кордона охраны в этом странном месте. Внутри холла, в который попадает каждый, практически ничего нет:  мебель, занавески, украшения, что ранее были уютным убранством, давным-давно обращены в мусор или же утащены теми, кто побывал здесь раньше организаторов боёв. Единственное, что может обратить на себя внимание – ряд вколоченных в старую древесину гвоздей. Своеобразная вешалка, которая является частью стены, для тех, кто придёт в плаще и захочет от него избавиться. Внутри царит прохлада, половицы натужно скрипят от каждого шага, но достаточно крепки, чтобы выдерживать вес гостей. По углам, из-за влажности и близости к морю, проросла махровая плесень. В этом месте всегда чувствуется запах сырости и, самую малость, моря.
Пройдя через зал, можно попасть в другое помещение. Оно встретит кого-либо доносящимися из тёмного провала двери звуками, которые исходят откуда-то из-под земли. Возле прохода стоит ещё один работник, на сей раз человек. Он записывает имена тех, кто является и уточняет намерения, а так же их серьёзность. Если вы выдержали всё это, то, непременно, будете вознаграждены спуском по скрипучей деревянной лестнице, явно грубо сколоченной на скорую руку. Чем ниже кто-либо решит спуститься, тем громче будут звуки брани, свиста и улюлюканья. Каждого путника подвал встречает довольно ярким светом магических огней, большим пространством и немалым количеством народа. В воздухе витает ощутимый запах пота, забродившей выпивки, курильных трав и крови. Шагах в двадцати от лестницы располагается та самая арена для боёв. Она огорожена стальными прутьями и на полметра опущена в землю. Размеры вполне пригодные, чтобы два бойца имели пространство для манёвра. Меж ареной и зрителями есть небольшая разделительная линия, проведённая ещё одним рядом ограждения. Она располагается сантиметрах в тридцати от той, что принадлежит арене и не позволяет зрителям свалиться вниз во время боя и активного желания болеть за понравившегося воина.  Справа от лестницы располагается стойка, где можно заказать выпивку и небольшую закуску. Всё-таки сюда приходят не есть. Чуть поодаль имеется стол, где принимают ставки и вывешивают списки бойцов. В самом конце комнаты скрывается неприметная дверь; по подпольному залу снуют туда-сюда охранники порядка, среди которых можно увидеть людей, троблингов и вульфаров.
Если пробыть в данном месте пару часов, то можно от кого-либо услышать информацию, будто в «подполе» имеется второе помещение, где якобы проходят бои иного рода, более кровавые, более острые на эмоции. Только допускают на них далеко не всех. Лишь самые «искушённые» или богатые могут попасть туда. Слухи это или правда? Сказать сложно, но даже ложь не появляется на пустом месте.


Доступная немногим информация.
Хин, включая, тебя.

Изнанка этого места выглядит не менее уныло, чем само заведение. Организаторы боёв позаботились о создании ещё парочки подземных помещений. Они самолично прокапывали и укрепляли их. В одном таком помещении располагается дополнительная арена для боёв, только вот ограждена она не просто невысокими прутьями, а натуральной клеткой, железо которой с внутренней стороны имеет небольшие (сантиметра три) притупленные шипы, причиняющие боль тому, кто в сражении на оные наткнётся. В этом месте довольно сильно пахнет старой и свежей кровью, стоит лёгкая дымка из-за странной смеси различных сжигаемых трав, которые лишь усиливают неприятный запах, ощутимо несёт сыростью. Стены уплотненные и шершавые, на них висят факелы с настоящим пламенем, что дарит ещё больше антуража происходящему, погружая второй боевой зал в полумрак. В данном месте охрана выглядит чуть более внушительно, а приветствующие гостей организаторы несколько более... любезны. К «клетке» примыкает зарешеченный проход, ведущий к деревянной, обитой металлом двери – оттуда выходят те, кому придётся сражаться не на жизнь, а на смерть. Место для особых ценителей. Поговаривают, что понравившегося воина можно купить за отдельную плату.
За дверью, через которую входят бойцы, располагается самая настоящая темница. Где-то десяток не слишком больших клеток для «лучших» бойцов. В каждой разное количество узников, но, чаще, их число не превышает пяти. Там едва хватает места. Нужник заменяет худое ведро, еда скудная, воды тоже дают немного. Вид у воинов весьма потрёпанный, измождённый. Некоторые из них искренне верят, что одержав победу над всеми противниками – обретут свободу. Подавляющее большинство среди них вульфары. Основу составляют мужчины, но имеется несколько женщин, которые благоразумно отделены. В этом месте царствует грязь, целая палитра не самых приятных запахов, дополняемые отчаянием и атмосферой сильной напряжённости, которая порой выплёскивается в виде потасовок между «соседями». Однако оные жёстко пресекаются «тюремщиками», которые сменяются каждые шесть часов. Для этих людей имеется особая каморка, где можно отдохнуть. Там же хранятся кое-какие бумаги, и имеется ход, благодаря которому можно оказаться в леске, что находится у моря. Своеобразный чёрный выход.

+1

4


Месяц Шиархи;
за несколько часов до появления вышеназванных лиц.

Из-за нескольких широких спин, от коих явственно тянуло псиной и жаждой легкой наживы путем разбивания лиц, ко входу в таинство подвального помещения скользнула невысокая тень. Лицо ее было укрыто плотным капюшоном, из-под которого, мешаясь, выбивалась тёмная прядь. На рукаве неброской одежды повыше локтя красовалась грязноватая повязка, которая условно считалась белой. Негласный  символ лекаря в масштабах местного заведения позволял вычислить нужного человека в случае, если чья-то морда была разбита сверх меры и отличить от многочисленных мальчишек на побегушках, в изобилии сновавших с выпивкой и передачками. Представительниц прекрасного пола здесь было немного. Несколько профессиональных жриц любви, которые, кажется, отрабатывали тут неплохую ставку, в расчет не брались.
Неприметная фигура, немного склонив голову вбок, незаметно кивнула местному швейцару и, не проронив ни слова, размашистой походкой направилась вниз. Если бы скрипучие ступени были чуть менее шаткими и чуть более надежными, она непременно перепрыгивала бы через одну. И отнюдь не потому, что ей терпелось быстрее окунуться в запах дешевой браги и мужицкого пота. За пару несчастных недель пребывания здесь Окхин возненавидела эту конкретную лестницу. В первый же день своего пребывания в сем сомнительном заведении она едва не провалилась вместе с перилами, оперевшись на чудо инженерной мысли столяра с прибабахом чуть сильнее, чем полагалось. А столкнуться с радостным бугаем на тонких, высоких ступенях - то еще удовольствие. Разминуться с кем-либо на адовой конструкции практически не представлялось возможным. Потому Ино всегда пресекала ее максимально быстро.
С последней ступени что-то с радостным ревом сбило ее, как тряпичную куклу, но удержало за жалобно трещащий лацкан и, силясь переорать царящий гул, возопило:
- Уже Малой на два уровня орёт, - "шалава сбежала"... гы. Можно начинать сцать и пулей вниз, пока охрану не дёрнули за хвост.
Кривя недовольным личиком, Виктория встала на цыпочки, дабы дотянуться до уха обратившегося. Оба они - и ухо, и хозяин его отчего-то напоминали лекарю облепленный серой волосатый пельмень. Девушка желала разразиться громкой тирадой о том, что Малой не в состоянии отличить собственную задницу от буханки хлеба, иначе помнил бы, что не без терзаний нанятая им лекарь у него не в плену и вообще не лыком шита, но всеобщий хохот и громогласные рычания, взорвавшиеся с новой силой, сбили с мысли. Оно и к лучшему.

Окхин хмыкнула. У Малого семь пятниц на неделе. Странные эти люди. Мелкая сошка считает себя управленцем, а на деле толку у него, как от кучки навоза в углу. Тем не менее, придурок давал рекомендации и его гнусное поведение влияло на спокойное пребывание Ино в этом клоповнике. Это было единственное, что вынуждало девушку, уже зарекомендовавшую себя среди обслуги подпольных вульфарских боев как "наглую бабу" и "пусти на ринг - откусит член", считаться с Малым.
Тем не менее, Окхин не считала себя ему обязанной. Пока.

- Не ори.
Нецензурные вопли щуплого мужичка разрушали равновесие, ауру, ци и провоцировали мигрень. Положение усугублял тот факт, что на нижнем уровне подземных палат было значительно тише. Вой и улюлюканье сверху звучали отдаленно и смазанно. Только немного сыпалось с потолка.
Малой был похож на крысу. И пахло от него, кстати, соответствующе. Ино бы даже сказала, как от полноценного крысиного гнезда.
- Ты...№:"*, не имеешь права покидать своё место без уведомления охраны!
Виктория вздохнула. Говоря откровенно, ей было класть на закидоны кретинов. Она была здесь по своей воле, и ее пребывание приносило немалую пользу обоим сторонам, о чем, видимо, стоит напоминать Малому каждые пятнадцать минут. Или меньше? Иртес песочили больше недели и несколько десятков голов, животов и конечностей было заштопано прежде, чем установился хлипкий фактор доверия к новому лекарю. Фактор, кстати, закрепился довольно быстро. После третьей коллективной попойки. Если бы и Малой в них участвовал...Нет. Они не смогли бы поладить.
- Что еще, милорд? Мальчиков не водить, к бойцам не приставать, казенный спирт не расходовать, перевязки под учет?
И без того асимметричное лицо мужчины окончательно перекосило от бешенства. Окхин мечтательно улыбалась.
- Сколько я получу, сдав тебя властям, маленькая дрянь?
- Примерно столько же, сколько и я, затаив обиду на тебя и твоих друзей оттуда.

Символично вздернутый палец к потолку указывал примерно на помещение верхней арены, но подразумевал не совсем ее.

Малой был достаточно умен или достаточно трус, чтобы не продолжать эту тему. Каждый из осевших в жестоком бизнесе был темной лошадкой. Кто-то больше, кто-то меньше, а оттого попытки разузнать больше о прошлом рабочих "побратимов" здесь приравнивалось к копанию в крайне грязном белье троблинга, неделю жравшего одни абрикосы.
Разумеется, здесь никто не знал Окхин-Виктории. Здесь все предпочитали не знать  друг о друге ничего, за исключением ряда талантов и личны качеств. Мерзкое, темное место, а его изнанка... Болело ли сердце за тех, кого выводили на ринг здесь, в подполье подполья? Ино закусывает губу и сдерживает слезы каждый раз, как думает об этом, но... иначе бороться сейчас за свою судьбу она не представляла возможным.
- Я не стану уходить далеко. Моя безопасность в ваших руках, а в моих руках - здоровье ваших любимцев и ваши деньги.
Фраза, которая должна была прозвучать примиряюще, с усталых губ Мавки слетела приправленной толикой презрения к собеседнику. Малой махнул костлявой рукой.
- Сегодня будет много работы.
- Знаю.

+2

5

Мир подпольных боёв был наполнен отличной от иных мест атмосферой и жил по своему собственному, особому расписанию. Бои начинались ближе к вечеру. Организаторы считали, что сумрак, а после и ночные часы служили неплохим прикрытием от излишне любопытных глаз. Суеверный крестьянин в гиблую таверну не полезет в тёмное время; тех, кто посмелее, вполне можно было выпроводить, намекнув, что не их ума дело, кто владеет заброшенной таверной.. здесь ждали бойцов, клиентов и тех, кто готов был выкладывать немалые суммы, дабы посмотреть на увлекательное, хоть и весьма варварское, зрелище. Среди таких находились представители любых рас.
Появление в рядах служащих лекаря спасло немало жизней, хоть и временно. Зато этого времени хватило, чтобы в карманы заструилось побольше золота, ведь за «матёрого воина» можно было выручить вдвойне. Надо сказать, что организаторы старались держать руку на пульсе, дабы контролировать подвижки разведчиков со стороны людей или вульфар. Если кто-то узнает о том, чем на самом деле промышляют местные незаконные владельцы… полетят не только их головы. Тот же Малой не был себе хозяином, равно как и месту, в котором заведовал. Однако явившаяся девчонка пощекотала ему нервы, за что он особенно её не любил, надеясь рано или поздно свернуть шею излишне самоуверенной девицы. Нужно обладать немалым нахальством и недюжинной смелостью, граничащей с глупостью, чтобы сунуться в подобный притон с заявлением о том, что ей-де ведомо, чем они занимаются. И убил бы девчонку без зазрения совести, но больно уж лекарь требовался. Проверка на вшивость установила хоть какое-то - для него весьма шаткое - доверие к пигалице. И всё же Малой стремился следить за мерзавкой, вдруг, змею на груди пригрели? Так его голова первой полетит. Тем не менее, не мог он не признать, что дело она своё знала. Некоторые из охранников успели даже проникнуться к ней искренней симпатией, чего управленец никоим образом не одобрял. Ему нужны были бдительные стражи, а не цепные щенки. Тем не менее, пока всё шло хорошо. На грядущий вечер уже было запланировано несколько боёв на основной арене (и это без учёта тех, кто раз за разом появлялся, желая поживиться относительно лёгкими деньгами) и три боя на подпольной. Если Малому повезёт, то сможет выручить неплохие деньги за одного из воинов, вроде как должен явиться потенциальный покупатель - вамфири, который наведывался раз в месяц и выбирал себе новую игрушку.

Солнце постепенно клонилось к закату, когда троица вульфаров вошла в полуразрушившуюся таверну. Двое весьма молодых волков и один крупный, матёрый, больше походивший на грозного медведя. Даже троблинг уважительно взглянул на него, оценивая немалые габариты и представляя, какова мощь одного удара у такого воина. Однако не спросить о целях прибытия и проверить вооружение он не мог. Получив удовлетворивший его ответ да рассмотрев внимательно имеющиеся колюще-режущие предметы, охранник указал рукой, в какую сторону нужно направиться. Там их ожидал второй кордон формальностей, пройдя который, путники могли смело ступить на скрипучую, на ладан дышащую лесенку, чтобы окунуться в совершенно иной мир. Внизу царил шум и гам, уже проходил первый бой новичков, которые явились за полчаса до появления Яра и его спутников. Молодой, довольно жилистый рыжий, кареглазый паренёк с серьёзным лицом и более крупный в плечах и росте брюнет с вызывающим взглядом зелёных глаз, казалось, борются друг с другом в пол силы. Тёмный воин явно был старше паренька, старался вывести того из равновесия, то и дело стращая обманными выпадами и ударами. Однако мальчишка тоже был не промах. Его движения и скорость реакции говорили о том, что даже если он не вульфар.. то в роду его точно были звери. Он был сосредоточен, будто намеренно не нападал на противника, рассчитывая силы и присматриваясь к сопернику, выискивая слабые места. Рыжий был собран, но довольно многие присутствующие болели именно за брюнета, в конце концов, он выглядел более внушительно. Один из стражей, что бродил меж гостей, ехидно ухмылялся, зная, кто в итоге победит. Управленец намеренно подыскивал тех, кому оплачивал бой сполна, а они в свою очередь разогревали народ потасовкой, после которой настоящий бой выглядел более живым и красочным. В этот раз пару бойцов удалось подобрать неплохо, они практически не играли роли, как это бывало. Никто из них явно не боялся случайно получить по роже. Тем, кто наблюдал за происходящим, не составило труда заметить как рыжий паренёк поднырнул под руку своего противника, когда тот желал предпринять очередной обманный манёвр. Юный хищник обогнул старшего товарища, прытко оказываясь за спиной и точным ударом ноги под колено выводя противника из равновесия, заставляя того осесть на пол. Брюнет недовольно зашипел, а мальчишка невозмутимо продолжал творить невиданное, находя точки на шее противника и ловко выводя того из игры. Когда широкоплечий воин упал навзничь, на мгновение затихли все «болельщики». Расправа оказалась быстрой, а рыжий паренёк победоносно осматривал присутствующих. Из толпы послышались нестройные хлопки. Кто-то выкрикнул недовольное «Всё куплено!», последний же пообещал скрутить пацана в бараний рог.
В итоге оба бойца покинули арену без серьёзных происшествий, довольно быстро растворяясь в общей массе народа.
- Кто ещё желает доказать свою удаль?! – раздался весьма громкий и поставленный голос одного из организаторов, которому велено было представлять воинов и указывать на их достоинства (те, кто делал ставки, должны были иметь возможность оценить шансы того или иного воина на победу). После каждого запланированного боя разгорячённую толпу всегда подстёгивали подобным вопросом. Вдруг, кто-то заразится азартом и решит попытать удачу?

Персонально для Хин
За некоторое время до начала боя рыжего и брюнета

До того как началось основное время работы, один из стражей, что менялся со своим напарником, решил поздороваться с очаровательной лекаршей, что не так давно спасала жизни в этом Богами забытом месте и успешно захватывала мужские сердца.
- Не хочешь сходить посмотреть? Там, говорят, Малой новых «танцоров» сыскал. Колоритная парочка. Этих тебе точно латать не придётся, - кривая ухмылка скользнула по его губам.- Да и всё же там чуть поприятней, чем в этом клоповнике.
Мужчина надолго не задержался, сказав это, он довольно быстро ретировался, встретившись взглядом с Малым, который недовольным изваянием стоял у стены, скрестив на груди руки, нетерпеливо постукивая пальцами по руке чуть выше локтя. Не любил он пустой болтовни в рабочее время, а потому просто махнул рукой Окхин, чтобы та не задерживалась, если всё же решит утолить своё любопытство.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (02.08.2017 20:14)

+1

6

- Нет, ты смотри!!! – Якоб, пихнул в ребра Медведя. – И это по вашему драка?
- Да он его в пол кулака шпилит! – Завозмущался второй вульфар. – Давай бодрее!
Молодой паренек уложил таки более зрелого бойца и победно скрестил руки ожидая следующего боя.
- Кто еще желает доказать свою удаль? – пробасило местное подобие герольда.
-Он! – Якоб, мастерским тычком в спину да коленом под поясницу вытолкнул в круг собственного брата. – Два золотых на этого рыжего !
Калеб сердито, но не без иронии зыркнул, получив в ответ пожимание плечами и самодовольную улыбку.

Бой начался вновь. Теперь противники были примерно одного возраста. Рыжий слегка подустал, да и чернявый Калеб не спешил особо, демонстрируя ленивую кошачью грацию.
Если Яр, был выходцем предгорий, и всю свою жизнь сторонился воды, то близнецы, будучи детьми Адагора, сызмальства привыкли к морю.
По первой поре это были рыбацкие лодчонки, на которых два загорелых мальчугана с волосами дубовыми от соли ловили для продажи угрей и ропанов. В отрочестве близнецы получали свой хлеб на торговых судах, благо расторопные смутьяны легко вписывались в команду. Ветер, дающий жизнь парусам, за многие годы легко прижился в головах «морских волков», которые и по сей день зарабатывают «относительно легальным способом».
Драться умел что Калеб, что Якоб. И может они не прославились бы во век разрушительной мощностью, как тот же Медведь в рядах наемников и вояк, но по части ловкости, координации (попробуй проскакать по реям в шторм) и скорости они выигрышно выделялись даже среди «сухопутных бойцов».
Вот и сейчас после первых «пристрелочных» ударов со стороны рыжего, Калеб, войдя в раж, танцующе уходил от выпадов, и куда бы не целил кулак противника, чернявого оборотня там уже не было. Наверняка он и выиграл бы играючи, если бы не похмельное состояние. Рыжий дотянулся таки до смуглявого вульфара,
- Нет, ну кто так ж бьет?! – Вновь в голосину возмутился Якоб, выбираясь на круг. – Учись.
С легкостью, словно умельцы-грэми приделали пружины, он вскинул ногу в страшном ударе на высоту, которой вполне хватало, чтобы выбить брату из черепа челюсть.
Зная маневры брата Калеб вовремя отклонился, но алкоголь (как выпитый, так и пролитый) заставил вульфара проскользить по грязному полу и, не удержав равновесия гулко опрокинуться на спину. сомнительная удача.
Свора зрителей загудела, рыжий замешкался, и одному ему ведомо что смутило его больше: выскочивший внепланово «зритель» или то что Якоб не кинулся на защиту брату, а самолично вывел его из боя.
- Запомнил?! – Горделиво вскинул подбородок вульфар, а через секунду сверзился на пол, подрубленный под голени подножкой брата, раздосадованного предыдущей выходкой.

Место схватки превратилось в фарс. Два идентичных на физиономию паренька, забыв про «исходного противника» перешли на личности, молотя воздух и демонстрируя грани скорости, гибкости и терпения публики.
Кто-то в толпе искренне хохотал. Кто-то требовал убрать клоунов. Рыжий растерянно отошел к организатору, что-то шепча на ухо.
Посмотреть на драку близнецов стоило хотя бы ради зрелищности. Любой балаган озолотился бы, заполучив в труппу таких акробатов. Градус драки между братьями явно спал, уступив место самодовольному показушичеству и трюкачеству.
Громкий свист сквозь пальцы прорезал шум. Оба балбеса разом остановились, замерев в причудливых позах и устремив взгляд на источник звука. Яр мотнул головой, дескать «завязывайте» и обормоты, полностью довольные собой свинтили с круга под одобрительный, а местами недовольный (цирком или прерыванием этого цирка) гул.

+2

7

Нота, на которой Мавка распрощалась с долговязым управляющим, смутно напоминала начало похоронного марша. Да только девке было плевать - пока она аккуратна и пользуется доверием некоторых местных, ей грозят лишь испорченные нервы. Окхин умело выстраивала стену из подхалимистой стражи между собой и Малым, что только укрепляло ее позиции. А вышибалы только и делали ставки - кто, мол, первый из коллектива опробует единственную бабу в коллективе. Иртес прекрасно знала об этой игре и охотно принимала в ней участие, выворачивая правила в свою пользу.
Она взяла пригласившего ее мужчину под локоть уже наверху, прыткой тенью проследовав за ним. Быстро прижалась щекой к крепкому плечу и мгновение спустя растворилась в толпе. Такой была благодарность за избавление от ненужного развора с управляющим.
Плюхнувшись на шаткий стул в углу, откуда хорошо просматривалась арена и возможные выходы, с лицом изъявляющим скуку и крайнюю степень лени, сложила на груди цепкие руки. Местные вышибалы и правда думают, что мужицкий мордобой раз за разом, в пыли и засохшей крови могут быть ей интересны? Это ведь не у нее чешутся кулаки, и уж точно ей не льстят потасовки - шуточные, всерьез, за деньги...
Как ни крути, а заводил Малой выбрал правильных. Накрутили толпу с полоборота, раззадорили, посеяли едва ли не в каждом желание "показать как надо".
Боги, какое же гадкое место, и как воняет смертью даже тем, кто духа ее не знавал. Окруженная какофонией голосов,бряцаньем пивных кружек и стоном ограждения арены, Окхин почти научилась не тонуть в них, отплывая в спасительной лодочки собственного угрюмого сознания. Она понимала, что ей здесь не место. Не оттого, что Ино не может быть, к примеру, счастливой матерью суетливых ребят или не чувствует себя связанной. Этажом ниже день за днем судьба казнила здесь невиновных. Рабство и смерть - так себе плата за любопытство и попытку схватить денежную удачу за вертлявый хвост.
Иртес уверяла себя, что не может им помочь. Она не может помочь и себе. Она - облезлая белка, и вот ее колесо. Беглянка залезла в него добровольно.
Отчаянно имитируя нтерес, лишь бы не возник Малой над смолянистой головою и не отправил б по надуманному делу, Окхин наблюдала за ареной. Любит он гонять по мелочам кого попало, того гляди, пойдешь проверять - не занят ли сортир и не обслуживает ли Тильда кого из любви к.. искусству.
Фигуры в центре зала меж тем сменялись, лишь подсыпая перцу в кипящий котел эмоций. От всеобщего рева, кажется, готовы растрескаться стены.
- Ставишь на танцора?
Викторию ослепило бы широтой улыбки, если бы той хватало передних зубов. Громила, с которым она столкнулась на лестнице, любил потрепаться и ломать спины нарушителям да мятежным душам. Это мало отличало вышибалу от остальных, но почему-то именно он пользовался наибольшим авторитетом. Его, вероятно, боялись даже микробы. Иначе как можно выжить, столько не мывшись?
- Я ставлю на лекаря, Ру..мпель. Всегда.
Чертово имечко, полностью Ино смогла выговорить лишь один раз. С десятой попытки. Просто дабы понять, под каким градусом были родители, когда называли ребенка Румпельштильцхеном. Поистине сказочно нареченный громила заржал. Он редко понимал иронию, но ценил тонкие шутки. Даже если смысл их шествовал мимо его мозга.
Дуэль на арене как-то незаметно превратилась в потасовку. В неярком свете сложно разглядеть лица, однако напрягшихся скул Румпеля было достаточно. Бой шел не по плану а, значит, кто-то потеряет ставки, а виноватые - сказочно огребать.
К счастью, вмешательство вышибал не потребовалось - оглушительный свист с другого конца зала на долю секунды оборвал балаган. Эффект неожиданности сработал.
Только счастье длилось недолго - от увиденного Окхин едва не дернула вместе со стулом, на котором все еще сидела. Было слышно, как жалобно скрипнули ножки. Не меняя каменного выражения лица, Ино сдвинулась в тень вышибалы. Правая рука нервно чесала тыльную сторону сжатого в кулак запястья.
Ино не хочет знать, на кой Яру сдался рассадник мордоворотов. Сколько знала она занудного дядьку - тот никогда не спешил померяться силой ради смеха и не превращал бои в фарс. Что ему здесь делать? Вульфар, стоит предположить, несколько расстроен не обнаружив девчонку в деревне... Но даже если он и считает, что Мавка его кинула, то искать ее он точно не стал бы. Ему здесь нечего делать.
Лекарь чувствует, как перехватывает дух от того, что один из немногих ее друзей вполне способен оказаться в месте, на существование которого она закрывает глаза. Не двигаясь, на наблюдает за происходящим в зале как дикая кошка, готовая исцрапать противнику глаза.
Мавка молча смотрела, как друг ее отца махнул рукой, перемолвившись неслышно (ей) меж парой близнецов. Отличало тех друга от друга только оплывшее лицо одного и ехидно-задиристая морда второго. Слушала, как зычный клич призывает соперника по силе и как человек, который спас испуганную девчонку, в эту минуту сам нуждается в спасении. Которому из божеств нужно молиться, чтоб в кои веки зверь проиграл?
Ино не помнила нужных имен, и ей, видать, придется их заучиться, а пока ей вольно только закрыть глаза, неровно дыша, и надеяться, что Медведь уйдет без победы.
Молчавший было Румпель подлил масла в огонь.
- Нужно позвать Малого, чай, боец горячий..хы.
- Нет!  - громче. чем стоило бы. Нервознее, чем можно было себе позволить. Девушка вздрогнула. - Он сам припрется с минуты на минуту, никогда не пропускает бои.
Согласно гоготнувший мужик, видимо, решил, что девка боится Малого. Ну... Он действительно единственный из работающих, кого есть резон сторониться.
Одобрительный рев толпы словно пережимал нервы меж лопатками, в шее, невольно запрокидывался затылок, и не единой возможности расслабиться. Ино боится, что Яр попадет в беду, и в этой беде им обоим  - смерть. Но девка непременно влезет. У нее нет и мысли, что она - должница - позволит вульфару отправиться в клетку.
Иртес казалось, она сама на ринге сейчас, со своими страхами и своей душою. И она, в отличие от взмыленного Медведя в полдесятке метров от нее, проиграла. Вон, конечно же, поднялся Малой, удостоив бойца чести лично пригласить того "на постоянную работу". Девушка медленно поднималась со стула, натягивая упавший капюшон.
- ...эти игры не по мне...
Малой не знает отказа.
Медведь не знает, что любой его ответ - поражение. Ему дадут уйти - далеко ли?
- Румпель. - к голосу лекаря вдруг приклеилась приторная карамель. - Ты сделаешь мне одолжение?
Кончик указательного пальца недвусмысленно нырнул меж влажных губ хозяйки. Жест обещает, что одолжение стоит своей награды. Лишь бы не блевануть от сальной улыбки.
Ино понизила голос. Никто не должен слышать.
- Убеди их покинуть город. - короткий жест указал на участников только что завершившейся дуэли. - Не стесняйся в методах. Скажи, что друг с дороги их предупредил.
Зародившаяся в крошечном мозгу Румпеля мысль была чрезвычайно опасной, как случайно оброненный тлеющий фитиль близ сеновала, и Окхин поспешила ее оборвать.
- Они снюхались с ищейками. Если их станут искать, нас очень быстро найдут и повесят.
Без шумихи - просила она вышибалу. Малой не должен знать - лекарше он не поверит, а уже рассчитывает срубить круглую сумму за колоритных рубак.  Быстрым шагом удаляясь в каморку в принадлежностями врачевателей, Иртес надеялась, что во благо Медведя они больше не встретятся.

+2

8

- Шутов разогнал, может сам поучаствуешь? – Управляющий задиристо взглянул на Медведя.
- Разве что найдете кого мне по размеру.  – Яр самодовольно пожал плечами.
- Идет!  - мужичок кивнул кому-то и  из-за спин в круг вышел здоровяк троблинских кровей.
- Ставлю на Медведя / Троблинга! – завопили коты, каждый выбрав себе фаворита так, чтоб независимо от исхода боя остаться при деньгах.

Бой выдался поистине с размахом. Пожалуй, все завсегдатаи смекнули, что это станет самой  зрелищной схваткой, а потому смотрели во  все глаза. Кажется даже кто-то из владельцев этого заведения присоединился к наблюдателям.
Потребовалось не так много времени, чтобы превосходство в сноровке Медведя стало очевидно не только его противнику, но и публике. А еще через несколько секунд  Троблинг пропустил удар и сверзился, опрокидываясь спиной едва ли не в руки  толкающихся и воющих зрителей.
Трактир ликовал, ибо если местный хлеб  попахивал плесенью и крысами, то зрелище, обеспеченное Медведем и сыном шаманских краев, явно угодило толпе.

Коты с довольными и уже протрезвевшими от выброшенного в кровь адреналина рожами  выбрались из толчеи и протиснулись в сторону разлива пива.
Хозяин одобрительно кивнул Яру отзывая к себе широким жестом предлагая бои на постоянной основе.
- Эти игры не по мне. – Коротко обозначил отказ Медведь, разминая запястье.

- Эххх! – Довольно зевнул Якоб.
- «Куда б пойти? Куда б податься? Где б пожрать? Где б поебаться?» – пропел себе под нос второй кошак.
Азарт от собственной схватки, как и поддержки великорослого товарища, еще клокотал в крови, требуя новых свершений.

- Вы. – Если б у Румпеля было чуть больше мозгов, он наверняка дождался бы Медведя и обратился к нему напрямую, но желание поскорее избавиться от мутной троицы привело его к чернявым вульфарам.  - Друг с дороги передает, чтоб вы свалили к чертовой матери из города.
- Уважаемый, - осклабился Калеб, глядя в глаза насмешливо и холодно. – А не пойти ли тебе в бездну вместе со своим другом с дороги?
- Подругой. – Самодовольно поправил Якоб, приметивший  худощавую девицу, отдавшую команду.
- Валите, чтобы вами тут не воняло! – не унимался паренек.
- Воняло?! – Якоб наигранно взял брата за ворот рубахи и приблизившись шумно вдохнул.
- Я пахну морем, идиот! - вульфар немыслимым выпадом скрутил Румпеля в захват, так что голова бедолаги оказалась торчащей подмышкой у Калеба с пережимаемой локтем шеей. – Ну что?! Узнаешь запах соли и западного ветра?
Из углов выглянула охрана, приметившая потасовку вне ринга.
- Отпусти! – закряхтел провалившийся парламентер. - Здесь не хотят от вас беды. Сказали же, друг передал, фигли выпендреж?.
- Ну и славно. – Калеб с добродушнейшей и колкой улыбкой разжал руки выпуская свою добычу, а Якоб демонстративно поправил рубаху Румпелю на плечах. – Бывай.
Охрана уже пробиралась через зал к стойке.
- Пожалуй мы прислушаемся. – Братья повернули к выходу, махнув Медведю отступную.

Отредактировано Медведь (31.08.2017 09:58)

+2

9

http://s8.uploads.ru/t/j7ZCq.png
Дайсы на последующий пост Хин.

Отхватываю по голове с результатом:
2 - почти летально
3-5 - вырублен с тяжелой травмой
6-8 просто вырублен
9-11 - ничерта не вышло - драка.
12 - пиздец нападающим )

[dice=7744-3872-26]

Отредактировано Медведь (31.08.2017 10:34)

0

10

Окхин застопорилась на полпути, так и не успев покинуть зал бойцовской арены. То самое чувство, когда наглым движением толкает тебя обратно ощущение - что-то не так. То ли довольно громко брошенное в спину "подруга", то ли тот факт, что внимание присутствующих как-то резко сместилось с одной потасовки на другую. Чем сильнее не любили в подобных местах несанкционированных драк, тем чаще те случались и тем охотнее взбудораженные самогоном и пивом мозги, недостаточно смелые для арены, до достаточно безрассудные для нелокальной драки, ломали хлипкий заборчик цивилизованности. Всеобщего беспредела не произошло. Произошло нечто гораздо менее приятное. Краем глаза Ино наблюдает сцену, где один из нахальных близнецов (который, блин?!) заламывает багровеющего Румпеля. Малой негромко свистнул, подзывая охрану, а Иртес не смела шевельнуться и влезть, выдавая свою причастность к произошедшему. Она надеялась, вышибалы не станут разбираться в корне проблемы и вышвырнут беспредельщиков "за борт" раньше, чем те успеют наворотить дел.
В олигофренской улыбке Румпельштильцхена Ино разглядела облегчение, однако факт, что вышибала сумел кое-как пришельцев убедить испариться как можно быстрее, еще ничего не значит. Не привлеки идиоты в сопровождении Медведя лишнего внимания, у них было бы больше времени и возможностей, а сейчас десяток минут максимум оттягивают неизбежное.
Ты сделала, что могла. Возвращайся, куда направлялась. И захвати тот маленький хирургический нож да припрячь в сапог.
Руки дрожали, пока Виктория разгребала инструменты под недовольный звон металла. В тесной комнате, необычно ярко подсвеченной зачарованным светильником у самого потолка, сиротливо ютились скамья и крепкий стол с тумбой. В углу - условно чистый (если не рассматривать пристально плохо оттертые пятна крови) матрац и ворох полотенец. В крошечном царстве Ино выживали и умирали, и спасибо, если не приходилось всерьез применять магию. Ее не считали рукожопой, потому что тут она была одна, а последствия этой черты порой опаснее самой смерти. Тыльной стороной ладони девушка отерла лицо, подбирая извечно мучавший насморк. Она ждала.

...В быстром жесте Малой высоко вскинул кулак, несколько секунд спустя широко растопырив пальцы. С разных сторон зала спокойно, без суматохи и театра, которые так здесь чествуют, к лестнице наверх стянулись несколько фигур. Двое из них походили на обычных вышибал, а третий, невзрачный некрепкий мужчина никак не вязался в их компанию, хоть, не отставая ни на шаг, поднимался к выходу за остальными.
Посланцы нагнали троицу из Медведя и близнецов в десятке метров от выхода. Крепкая ладонь уверенно легла на плечо старшему.
- Последнее предложение. Возвращайся один и никто не пострадает.
Ответом им был твердый голос без страха и шальные улыбки Калеба и Якоба. Идите, мол, миром...

Второй вышибала прищелкнул пальцами. После некоторой заминки низкоролый "хлюпик" с явной неохотой на лице закатал рукава, а неожиданно быстрое движение кистями и натужно брошенные слова заклинания и вовсе свели на нет осознанное противостояние. [бросок дайса]

Если шумиха и была, ее никто не слышал.
Со знанием дела посланные за будущим "товаром" вышибалы обезвредили опытных, но неудачливых ныне бойцов, щедро наградив каждого тяжелым кулаком. Несколько минут спустя тошнотворный скрип и лязг клетки, чья высота не позволяла и выпрямиться в полный рост, оградил от свободы Медведя, Калеба и Якоба, не успевших толком отойти от иллюзий, известных лишь им самим.

Отредактировано Окхин (31.08.2017 17:34)

+1

11

Согласно дайсам выше - Яр и Калеб с Якобом схватили "глюки", ну ок )

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


ОФФ: Много лет назад, после операции и наркоза, (мне тогда было 16) я дошкандыбал до магазина и купил пиво балтику тройку, вернулся домой и… и сдержал данное мной в бреду слово.
ОФФ: все упомянутые персонажи выдуманы! сходства с реальными игроками - случайны!!!)))))))

Отредактировано Медведь (31.08.2017 19:04)

+2

12

- Эй, Мяфка! - недавно закрытую дверь прорвали хохот и пинок ноги. Петли застонали, смешиваясь с бурей обсуждений по ту сторону. - Там...
- Мавка. - голосом достаточно раздраженным и громким, чтобы сказанное ею дошло до ушей окликнувшего, лекарь оборвала обращение . - Меня зовут Мавка.
- Один хер странно, - без особых церемоний отмахнулся тот. - Мавка, Мяфка... Малой послал зверинец посмотреть, щенков новых завезли.
Холод раскрытой ладонью шлепнул по затылку и мерзкими насекомыми пробежался по спине. Зверинцем местный жаргон окрестил подпольную тюрьму, а щенками - новичков в сцеплении клеток. Хин, стоявшая спиной к дверному проему, не шелохнулась.
- Была драка или нитки не нужны?
Возникла неловкая пауза.
- Там...это... Пелевин начудил слегка, щенки никак не отходят. Одного, правда, шарахнули по темечку. Лексус клянётся, что тот целоваться к нему полез. "Высочеством" называл.
- О... правда?
- Надеюсь, нет. Знаешь, какое Лекси брехло.
- Ага... но надо было на всякий случай отсадить отдельно. - Ино хмыкнула, окончательно собираясь с духом. В привычный комплект с перевязками незаметно перекочевал небольшой хирургический нож и две кривые иглы. Ее действия сопровождал одобрительный гогот.
____

- Не самоубийца ли ты, девочка? Может, подождешь Малого с дуболомами?
- постовой на охране в сомнении зазвенел ключами. Подходить к клетками лекарю вообще не полагалось одной. С одной стороны жизнь ее маленькой тушки всё-таки берегли (хоть и с серьезной натяжкой), с другой - ей не доверял Малой. И если с остальными Ино не усугубляла отношений, управляющего всё-таки слушали больше, чем доверяли ей.
- Идем. - девушка спокойно улыбнулась. В мерцающем полусвете чадящих факелов ее улыбка выглядела болезненной. Или так и было? - Откроешь ты. Наверху уже двоим выбили зубы  и один с рваной ключицей. У меня нет времени ждать, пока Малой насладится зрелищем.
Охранник кивнул.

Вместе они прошли вдоль невыносимо сырого коридора. Уныние, тоска и мечта о солнце - три вещи, которые буквально витали в воздухе. По темнице разнесся одобрительный гул - появление лекаря здесь было нечастным, но приятным событием. Если рядом не тусило начальство, Ино не прочь была подлечить чью-нибудь мелкую болячку. Но не сегодня.
На лицах, отделенных от девушки квадратной решеткой, застыло совершенно одинаковое дебильно-счастливое выражение.
- Они тут давно?
- Полчаса, может, не помню. Должны были очухаться?
- Да. Сколько Пелевин будет продолжать бойцов в олигофренов? Открывай давай, они и слизня не обидят.

Скрипнула небольшая дверца, сквозь которую даже невысокой Иртес пришлось пройти пригнувшись. Секунду помешкав, она присела на корточки у ног Яра. По лицу ее растекалось пышущее злобой выражение. Особый типаж людей, способный, по её мнению, как перевернуть мир и спасти пару жизней, так и похерить всё одним своим появлением.

- Прости, милая...  Но отлюбить тебя мне уже не хватит сил.
От таких высказываний Ино чуть не присела на задницу, потеряв равновесие. Эмоции прорывали тонкую оболочку терпения, как воздух натянутую до предела стенку надувного шара.
- Я сама тебя отлюблю, хамло. - сквозь зубы процедила лекарь, неторопливо разбирая сумку. - И сил у меня столько, что месяц стульев бояться будешь...

Меж делом она ненавязчиво сообщила охраннику, что ей нужно несколько минут и стоило бы бегло просмотреть остальных, вдруг, кому тоже нужна помочь. И так же ненавязчиво просила не уходить далеко, мол, мало ли, что эти красавцы вычудят.
Скептично оглядев пленных, Окхин оценила обстановку не в свою пользу. У парней-близнецов - лица блаженных, и только Медведь проявлял слабые признаки прозрения. Ино вздохнула, резким и четким движением занося ладонь.
Половину помещения бодро огласила пощечина. "Иногда щедрый пинок - лучше любого зелья!" - любил поговорачивать один из ее бывших лекторов. Хороший был мужик. Помер в драке с пациентом пару лет назад.

Эффект не заставил себя ждать. Мужчина приподнялся на локтях.
- Хин?! Какого.....?
Неловкая пауза сыграла бы Ино на руку и, пока Яр собирал мозги в кучу, она смогла бы уделить им больше времени. Если бы не один из близнецов.
- А... т.е. эту красотку ты знаешь? - ворчливо отозовался один, с трудом растягивая слова. - так может прервете свое красноречие и объясните - какого хера?!
Привлеченный новый голосами, спешно подтянулся охранник. Слышал он последнюю фразу или нет, Ино не знала.

- Он еще не отошел. Иллюзия вышла ненаправленно мощной, могут еще час-другой всплывать ложные воспоминания или видения.
Кончиками пальцев она коснулась Яровой головы, вынуждая повернуться сначала в одну сторону, потом в другую. Ее лицо явственно выражало красноречивую мысль: еще раз откроешь рот - ты труп. Один из карманов мужчины незаметно утяжелил холодный металл. Ино знала, что оружие пленникам как бы ни к чему, каждого придирчиво обчистили еще на входе. Девушка искренне считала, что куцый лекарский нож на пару с иглой  лучше голых рук. Правда или нет, любая посильная помощь с ее стороны должна была осуществиться.

- Так что не стоит ни с кем меня путать. Меня зовут Мавкой... Подробности оглашаю не я.
Несколько секунд на беглый осмотр троих.

- Виски у битого целы. - Ино демонстративно отряхнула ладони. - Ссадины заживут. Больше никого?
Она обернулась на тюремщика. Тот лишь отрицательно покачал головой, пока коридор оглашали торопливый шаги новых лиц.

Отредактировано Окхин (03.09.2017 18:46)

+2

13

Малой был в чуть более благодушном расположении духа, что, впрочем, никак не сказывалось на его угрюмой физиономии и общем отношении к работникам. Этот вечер уже принёс его заведению неплохую прибыть, но мужчина не сомневался, что оная будет лишь расти: захватить двух вульфарских, похожих друг на друга шутов и ладного воина – большая удача. Управляющий даже подумал о том, что стоит как-то наградить Пелевина, в конце концов, тот неизменно справлялся со своими обязанностями. Свернув в сырой коридор, он ускорил шаг, заставив следующих за ним охранников поторопиться.
Время уже перевалило за полночь. В помещении основной арены вышибалы постепенно очищали зал от чрезмерно пьяных и наглых, не желающих считаться с тем, что «заведение закрывается». Оно закрывалось для обычных посетителей, потому как вот-вот должны были начаться сражения иного толка и уровня. На губах Малого зазмеилась злорадная улыбка, почти сразу же покинувшая худощавое лицо, стоило ему оказаться в полудюжине шагов от заветной клетки и приметить вовсю работавшую Мавку. Хорошее расположение духа стремительно покинуло сухую и чёрствую душу работорговца, придав его лицу немало недовольства и толику презрения. Эта выскочка снова вылезла вперед него, явно считая себя очень умной. Возможно, ему стоило укоротить её чудный носик? Впрочем, пока что она исправно выполняла свои обязанности. Малой перевёл тяжёлый взгляд на охранника и тот растерянно заозирался, на своё счастье не решившись оправдываться. Управляющий не любил трусливых оправданий и предпочитал не слушать вовсе. Накосячил – будь добр, отвечай, как положено.
- Почему-то я не удивлён, - сухо обронил Малой вместо приветствия, останавливаясь в паре шагов от клетки и внимательно оглядывая физиономии свежепойманных бойцов. Если ты приглянулся организатору или же какому-то богатею, то из этого места не было пути на свободу. Благо – это была маленькая, приятная тайна местных работников. – Когда они будут готовы? – он опустил взгляд маленьких выцветших глаз на лекаря, дожидаясь, чтобы та вышла из места заточения воинственной троицы. – Завтра кто-то из них должен появиться на второй арене, иначе ты пойдёшь вместо них.
Говорил мужчина размеренно и спокойно, будто они обсуждали предпочтения в еде или развлечениях. Управляющему, к примеру, доставляли удовольствие страдания других. И если бы через пятнадцать минут не нужно было присутствовать в зале с важными гостями, то он бы вовсе не спешил покидать заполненное клетками помещение. Проходя мимо заключённых, он ещё слышал летящие вслед проклятия от тех, кто ещё не до конца распрощался с рассудком и верил, что увидит яркое солнце, вдохнёт полной грудью прохладную свободу. Эта слепая надежда забавляла его, ведь он знал – волка тоже можно сломать.
- Проследишь, - отдал приказ громиле Малой, который тут же активно покивал головой. В конце концов, именно управляющий платил им, притом очень неплохие деньги. Намереваясь покинуть «тюремное» помещение, он подумал о том, что подыскать побольше женщин (сейчас их имелось две-три и то уже весьма ослабевших) в качестве бойцов – тоже неплоха мысль, если разобраться. Развлечения для второй арены стоило разбавить, ведь богачи начинали довольно быстро скучать, встречая однообразие. За женщину с хорошей мордашкой и деньги можно было неплохие заломить при продаже. Поэтому Малой не стал исключать из своего мысленно списка Мавку, знал ведь, что где-нибудь проколется.

+1

14

Пробуждение было не самым приятным.
По реакции Хин Яр уверился, что девушка его узнала, как и он ее, однако поддержал ее ложь, вовремя сомкнув челюсти и проглотив поток ругательств.
Зато в этом деле себе не отказывали близнецы, сквернословя как прицельно в адрес хозяина, охранников, медички, так и в пустоту безадресно.

Завтра кто-то из них должен появиться на второй арене, иначе ты пойдёшь вместо них. – Скомандовал Малой, удаляясь.
Хин пришлось покинуть клетку и исчезнуть, дабы не привлекать внимание.

- … А завтра нас здесь уже и не будет. – Зло прошипел Калеб, когда их уже некому было особо подслушивать. Хотя если б и слышали, то что с того?! Местной охране уже наверняка приелись проклятия, посулы мести и шумные возгласы надежды.
Медведь едва заметно покачал головой.
Близнецы вопросительно вскинули брови: Якоб – правую, Калеб – левую.
- Я знаю девчонку.
- Да, дери ее в две дырки, и что с того?!
- Я хочу разобраться, куда эта висельница на этот раз влезла. – Яр устало вытянул ноги, облокотившись спиной о стену и запрокинув голову. Видимо чары выветрились не до конца, и Медведя заметно вело в сон. – Уйти всегда сможем.
- Ну это то да. – Самодовольным шепотом согласился Калеб.
- А как же клетка?! – Недовольно скрестил руки Якоб.
- Зато выспишься.
- А бой завтрашний?
- Так ты нас сюда за этим и притащил. Или сомневаешься в себе? – На Яра напало совершенно флегматичное равнодушие, граничащее с полной апатией.

Якоб потоптался рядом, но пораскинув мысли, поддался настрою старого волка, а потом и вовсе вытянулся на полу рядом с братом.
- Мы кажется должны бочку пива корабельному нужнику за сны... – поделился сокровенным Калеб.
- А я за сны должен бочку пива колдуну...
Вульфары понимающее хмыкнули.

В подполье не было окон, и о времени суток можно было только гадать.
Охрана, рассевшись в деревянных и грубо сколоченных креслах, кимарила в свою радость, как и большинство пленников.
О том, что время перевалило за полдень и уже клонится к вечеру стало понятно по урчанию в животах.
- Мне нужно переговорить с Хин, – неслышно шепнул Медведь своим сокамерникам.
- И что ты предлагаешь? – Набычился один из котов.
- А это вы мне скажите…
Близнецы вскинули брови.

- Тащите сюда своего медика!!! – орал Якоб  спустя пятнадцать минут. Раскачивая решетку и пиная прутья.
Охранники, игнорирующие ранее просьбы, теперь просто вынуждены были подойти к клетке с новичками.
На полу в камере бился в конвульсиях один из пареньков. Все его тело содрогалось в изломах. Медведь держал на коленях плечи чернявого оборотня, пытаясь хоть немного зафиксировать припадошного, пока он не покалечил сам себя.
Два охранника таращились на беснующегося вульфара, не спеша однако посылать за лекарем
- …! – выругался Медведь, когда Калеб укусил его за палец. – Да дай же мне что-нибудь ему в челюсть зажать, пока этот идиот язык не проглотил!
На губах бьющегося в конвульсиях парня выступила слюна.
- Если мой брат умрет! – зло прорычал Якоб, - То.... - он не договорил, но зверский взгляд направленный на охрану был красноречив.
- Что сделает с вами ваш хозяин, узнав что вы угробили одного просто не подняв свои задницы и не приведя медика?! – Окрысился Яр, которому приходилось удерживать у себя на коленях убивающегося вульфара.

Охрана раздумывала бы еще долго, но смекнув между собой, один из стражников все-таки исчез в коридоре, а вернулся, подгоняя перед собой Мавку.
- Он не заразен?! – опасливо покосился второй, не рискуя заходить в клетку и наблюдая с безопасного расстояния.

- Дурачье. – Прошептал припадочный Калеб, когда девица приблизилась достаточно близко, а второй брат присел рядом, закрывая обзор страже. – я уж думал придется обоссаться, чтоб они поверили. Ах!
Стон вышел реалистичным, особенно учитывая, что вызван был пинком Якоба в бедро:
- Предлагаю добить, чтоб не мучился.
- Обоих! – добавил Медведь, вытирая обслюннявленное запястье об рубаху Калеба.- Рассказывай.

Отредактировано Медведь (05.09.2017 22:27)

+2

15

-… иначе ты пойдёшь вместо них. – тонким кривляющимся голоском уже в десятый раз повторяла Хин, чем вызывала бурные всплески восторга у юного, но физически не по годам развитого пацана с живописно иссеченной наискось бровью. Тот, художественно заляпывая кровью пол, приперся под конец заварушки. Спустя десять минут Ино отложила багровое полотенце, «стряхивая» с ладоней холодное свечение. Гребаные спецэффекты.
Она никогда не «исцеляла» в магическом смысле «до конца», не оставляя следов от боевых ран и не лечила триппер волшебным прикладыванием ладоней. Лекарским чудесам она предпочитала иглу с нитками, алкоголь, тряпки и подорожник. Они наворотят меньше дел, нежели своенравная магия. Тем не менее, Виктория порой позволяла себе ускорить процесс небольшими вливаниями энергии. Либо по доброте душевной, либо за крайним неимением выбора.
Присутствие чужого мешало ей думать и главное – аккуратно складывать самые нужные вещи в средних размеров мешок. Если тем чудилам внизу взбредет в голову разогнуть прутья и двинуться наружу, операция не обойдется без «спасения прекрасной девы».
Ино не отрицала, что хочет уйти с неприятного ей места. Но покидать одно из немногих безопасных… Долго ли оно, руководимое цепким оком управляющего, будет оставаться безопасным?

- Проваливай к чертовой матери… - устало. Лекарь давила зевки и мечтала о том дырявом соломенном матрасе, что верно служил ей постелью. Ближайшие несколько часов она все равно ничего не сделает.

- Дебилы!
Возмущенное клокотание женского голоса, несколько непривычное в подобных местах, разносилось прошибая стены и уши. Причину ее недовольства разобрать было сложно на слух но, приглядевшись к полуприкрытым глазам, можно понять – разбудили, без церемоний и обходительных жестов.
Возмущения нарастали отчасти от того, что ситуацию не разъяснили и активно подталкивают вперед. Возвращаться сюда во второй раз – недоброе чувство. Будто повторно вступил в дерьмо уже единственным чистым ботинком. Впрочем, сомневаться в виновниках нового торжества особо  не приходилось.
- Он не заразен?!
-  Если да – я укушу тебя первым.
В короткой фразе оказалось красноречия столько, что вышибала предпочел прикрыть клетку за ее спиной, придерживая замок в явной готовности захлопнуть сию секунду. Не берегут лекаря, совсем не берегут.
Хин опустилась на колени близ Яра и активно стонущего тела. Красивая импровизация, она и сама на секунду поверила, только этого было мало. Не раздумывая долго и скомандовав «держи голову», она приложила ладони ко лбу страждущего. Меж пальцев, собираясь темными дымными клубками и испаряясь спустя секунду, скользили тени. Красивая обманка символизировала «нечто» в голове одного из близнецов.
- Пелевину пора сесть за учебник. Постараюсь вытянуть эту дрянь. – громко оповестила она перетаптывающуюся охрану и подняла потемневшие от злости глаза на Медведя. Едва слышная монотонная речь походила на сложное заклинание, а если бы она могла, от воплей Хин сотрясались бы стены.
- Рассказывать, да? А не у вас ли проблемы, хвастуны хреновы? Двадцать человек охраны на двух уровнях, из половина – маги, и некоторые из них – хорошие. Рассказывать? О чем тебе рассказать, дружок? Как я выкупила свою жизнь у двенадцати человек, когда грабили экипаж на Лигву? Хочешь подробностей? Или тебе интересно, почему я не осталась на жительский самосуд в той гребаной деревне, когда весть об убийце лорда дошла до них? Или как оказалась в богами забытой таверне, где всем плевать на лекаря «без прошлого» и никто не видит мешок золота вместо моей головы? О, ты, наверное, думаешь, что я в западне? Вы приперлись сюда хрен знает зачем и мы вместе теперь в западне.
Не снимая рук со лба вульфара, Ино слегка покачивалась. Со стороны перфоманс продолжал напоминать дешевый шаманский обряд. Девушка коротко перевела дух.
- Что бы не говорили местные – они лгут. На этом уровне еще одна арена – там ни платить, ни спрашивать не будут. Из сценариев – смерть или рабство. Можно и в полусмерть – тогда ко мне на стол и, если выживешь – клетка. Выхода два. В тот, что вы знаете – не суйтесь. Второй..кхм. Через мусоропровод.

+2

16

Цирк удался, и Хин сидела рядом: взъерошенная, дерзкая, и отчаянно ироничная.
- Рассказывать, да? А не у вас ли проблемы, хвастуны хреновы? Двадцать человек охраны на двух уровнях, из половина – маги, и некоторые из них – хорошие.
Яр осклабился своей клыкастой улыбкой, в готовности самодовольно ответить: «Родная, я стою десятка».  Но Хин продолжала свою отповедь, и всякое желание шутить умерло в зародыше.

Рассказывать? О чем тебе рассказать, дружок? Как я выкупила свою жизнь у двенадцати человек, когда грабили экипаж на Лигву? Хочешь подробностей? Или тебе интересно, почему я не осталась на жительский самосуд в той гребаной деревне, когда весть об убийце лорда дошла до них? Или как оказалась в богами забытой таверне, где всем плевать на лекаря «без прошлого» и никто не видит мешок золота вместо моей головы?

Мысль о том, как девчонку насиловала дюжина человек, неприятно угнездилась в сознании. О том, что под «откупом» подразумевалось именно это,  Яр не сомневался. Вот только он предпочел бы не знать этих подробностей. И был почти благодарен за то, что она умолчала каким образом и под кого она укладывается теперь, чтоб сохранить свои секреты.
Яр был уверен, что вся эта эмоциональная тирада была спровоцирована чисто женским желанием вызвать у Медведя чувство вины. И к своему позору был готов согласиться, что эта «стратегическая хитрость» удается на славу.

Оборотень запустил ладонь к затылку девчонки и даже сжал пальцы на темных волосах, пытаясь разобраться, чего ему хочется больше: поцеловать и заверить, что сможет вытащить ее из беды или задушить за все идиотские решения, что были ей приняты с момента их выезда из последней живой деревни.

Наверное симбиоз этих двух желаний явственно отразился на лице Медведя.
- Руки убрал! – рявкнул стражник, соблаговоливший обратить взгляд на клетку.
- Жаль... – оборотень и правда отвел ладонь, продолжив скорее для стражи. – На мою знакомую похожа. У нее тоже был взгляд как у утопленницы.

- Что бы не говорили местные – они лгут. На этом уровне еще одна арена – там ни платить, ни спрашивать не будут. Из сценариев – смерть или рабство. Можно и в полусмерть – тогда ко мне на стол и, если выживешь – клетка. Выхода два. В тот, что вы знаете – не суйтесь. Второй..кхм. Через мусоропровод.

Отвечать Медведю не хотелось. Мысли все еще клокотали, а принимать решения на горячую голову он не любил.
Яр поднялся на ноги, сгрузив Калеба на руки хин, и отшел в сторону по клетке.
- Это всё? – Вопросил Якоб. И вопрос можно было равно трактовать как: «лечение окончено?» и «и ради этих пары фраз все затевалось?! А сам сказать-спросить ничего не хочешь?»
- А он драться сможет? – тут же засуетился один из соглядатаев.
Окхин помедлила:
- Через час-два будет понятно.

***
Время текло быстро.  За вульфарами пришли часа через полтора. Хотя отсутствие окон скрашивало ориентиры дня и ночи.
Троицу вели под завидной охраной, хотя Медведя и не оставляло чувство, что он легко и в одиночку разорвал бы весь конвой.

Коты не испытывали страха и подавно. Им не раз доводилось «умирать», а уж в рабстве они бывали с завидной регулярностью. О предпоследней своей хозяйке они даже вспоминали с душевной теплотой (зажиточная баба выкупила смазливых мальчишек для утех, а потому вульфары могли вкусно есть, мягко спать и пахнуть орхидеями). А вот последний владелец купчей на близнецов шел рядом, зло улыбаясь и запоминая дорогу до арены.
При выходе они столкнувшись в дверях с Малым и его куцей свитой охранников и помощников.
Коты хитро переглянулись,  готовые к остротам и фарсу, однако перебил их Яр.
- Если побеждаю, дашь отыметь свою лекарку. – Вызывающе бросил он, когда кто-то из конвоиров толкнул в спину, подгоняя в двери за которыми ждала арена для особых гостей.

+2

17

Новая ночь, полная страданий иных существ стремительно приближалась. Новая ночь, полная звона монет. Не смотря ни на что, дела у подпольщиков шли недурно, создавалось впечатление, будто властям плевать на исчезновение своих подданных в разных уголках государств. Оно и понятно, ведь работорговцы достаточно умны, чтоб отщипывать по малому кусочку от пирога, нежели откусывать куски, не лезущие в рот. Так и подавиться можно. К тому же точки, в которых происходило нечто подобное, вроде как находились вдали от оживлённых населённых пунктов, но при этом были на виду.
- Решётки укрепили? – скучающе уточнил управляющий, глядя на то, как возятся с ограждением второй арены здоровяки. Прошлой ночью бой вышел, что называется «не на жизнь, а на смерть». Малому было даже как-то обидно потерять хорошего бойца, но… у него ныне имелась неплохая замена. Развернувшись на пятках, мужчина уверенным шагом вышел из помещения, довольно сильно пахнущего свежей кровью. Ему хотелось проследить за тем, насколько готовы к новым свершениям свежепойманные бойцы. Столкнувшись с внушительным конвоем в дверях и встретившись с тяжёлым взглядом рослого волчьего воина, Малой даже не вздрогнул, а заслышав условие, вовсе зловеще осклабился.
- Не припомню, чтобы рабы ставили хозяину условия, - цокнул языком управляющий, провожая взглядом бойцов, которых должны были отвести в специальную комнатушку. Из неё они попадут на арену, пройдя через тяжёлую дверь по проходу, похожему на длинную клетку. На вкус Малого награда была слишком уж смешной. Ему не раз попадались дерзкие воины, среди вульфаров вообще через одного – это раздражало и заставляло уважать представителей данной расы одновременно, - однако пусть этот вояка сначала покажет себя, а уж после решится: достоин он награды или нет. В конце концов, ставка в этой клетке и так слишком высока, ведь проигравший платит жизнью, если зрители не захотят иного. Если здоровяк выживет и ему очень захочется девку, то отчего бы и нет? Пелевин всегда рад попрактиковаться в своём ремесле насылать иллюзии. Мавка, хоть и раздражала Малого, но не признавать её полезность он всё-таки не мог. Пока что она была нужна ему в добром здравии, насколько это вообще было возможно. Похоже, воин ещё не понял, что здесь не он ставит условия.

***

Воинов решено было разделить. Крупному волку предстояло совладать с одним противником, а близнецам с другим. На долю Яра выпал бой с довольно шустрым разбойником, который проиграл лишь единожды, встретив такого же юркого и ловкого противника. К тому же, темноволосый и косоватый мужчина с седыми висками обладал интересной особенностью – являлся алхимиком и считался немного безумным среди организаторов и остальных, пока ещё вменяемых бойцов. Этот юркий воитель умел не только находить нужные точки, но и пользоваться специальными иглами с мгновенно парализующим составом. Действовал такой состав не очень долго, но подпускать к себе крысёныша было весьма опасно.
Близнецам же выпала «честь» сразиться с троблингским шаманом. Тот был на порядок выше каждого юноши, но не слишком шире в плечах. Однако знание трав и умение их применять, делали его очень опасным врагом. Ему разрешалось использовать различные сочетания трав, жечь их и воздействовать на противников. Во время боя этого шамана всем, кто не причастен к боям напрямую (то есть не сражался), выдавались специальные смоченные зельем маски, дабы никто не надышался дымом, способным вызвать притуплённую работу органов чувств и даже галлюцинации. Пока жертвы ловили бабочек, троблинг, как правило, завершал дело.
Первым на арену выпустили Яра, которого, стоя в центре, уже дожидался противник. Арена была подсвечена магическим огоньком, что завис над головами воинов.

0

18

ОФФ: Результаты боя раскинуты дайсами.

- Не припомню, чтобы рабы ставили хозяину условия,
Колкий ответ наверняка имелся в рукаве, но Яр никогда не отличался красноречием.
Мимолетно подавшись вперед он клацнул зубами. Жест вышел почти волчьим, так что ближайший из конвойных от неожиданности схватился за оружие.

Клетка встретила Медведя гомоном наблюдателей. У противоположного края ждал противник: косоглазый, темноволосый с седеющими висками боец.
Противники начали кружение, оценивая друг-друга. Толпа злорадно галдела, ей были известны фокусы косого, а Яру – нет. Однако в противовес тому и возможности Медведя еще были неизвестны в этих боях. При своем росте и комплекции вульфар казался медлительным весьма ошибочно. Сейчас в подтверждение этому заблуждению он был нетороплив.
Первый выпад Косого был пристрелочным, Яр увернулся от него без видимой сложности.
Видимо это и послужило спусковым механизмом. Бой закрутился на совсем иных скоростях на усладу толпы.
Медведь во много раз превосходил в силе, но несколько уступал в скорости, что в итоге сказалось, учитывая хитрости противоборствующего бойца.
Тонкая игла царапнула предплечье и рука Яра повисла плетью. Наверное менее крупного вояку яд свалил бы целиком, но троблингская кровь пока держала удар.
Толпа хищно ликовала, подбадривая привычного фаворита, раз уж ему удалось обездвижить частично новичка.
Примерно после этого Медведь  лишился проворности, и юркий противник, поднырнув под онемевшую руку, отвесил серию болезненных тычков в ребра.
Яр затухал на глазах, чувствуя парализующий эффект яда. А потому осмелевший мужичок подошел ошибочно близко, получив без ужимок прямой удар в голову.
Косоглазый рухнул навзничь.
Зрители радовались и негодовали единовременно. И наверное Медведю присудили бы победу, если бы в процессе драки он не пропустил вторую иглу, и теперь оседал на пол подле поверженного противника.
Повезло тем, кто делал ставки на ничью.

Вторым боем были близнецы. Эти обаятельные хамы с первых же секунд завоевали сердца женской половины зала.
Кривляки и шуты. Они осеняли по очередности ударами своего врага. Здоровяку приходилось туго. И спасало его лишь природная беззлобность Якоба и Калеба.
Апогеем стала одновременная подсечка под колени сзади одним братом, и удар в ребра – другим. Амбал рухнул на лопатки, а под радость толпы и поощрительные вздохи женщин, Калеб исполнил джангу.

Рабов не приглашали к просмотру боев. А потому после схватки Медведь снова оказался в клетке. С трудом отходя от паралитика, но в уверенности, что Коты не сплошают.
Болели ребра, мешая вдохнуть. Хотя вонь подземелья и лишала удовольствия дышать полной грудью.

0

19

Малой бесстрастно наблюдал за происходящим и мысленно подсчитывал выгоду, кою вполне мог получить, оставив при себе столь выносливого бойца, больше похожего на медведя, нежели привычного волка. Он был немногословен, сосредоточен и серьёзен и эта суровость многих наблюдателей не оставила равнодушными. Взять хоть того охранника, что отшатнулся, когда воитель клацнул зубами прямо перед его носом. Норовист, силён и вынослив. Что может быть лучше?
В противовес его сосредоточенному бою, было целое представление. Близнецы ожидания оправдали, создавалось ощущение, будто им совершенно равнофигственно в рабстве они или нет. Из-за этой мысли Малой нахмурился, ведь самоуверенность может являться следствием глупости или же знания того, о чём неведомо организатору. Паранойя была вечной спутницей местного начальника. К тому же почти каждый воитель хоть раз, но пытался сбежать из своей клетки.  Мужчина даже подумал о том, что стоит несколько усилить охрану, вдруг эти красавцы намерены бежать? Напоследок, до своего падения, троблинг распалил какую-то сладковато пахнущую траву.

***

- Передайте ей, что за двоих придётся платить двойную цену, скидок я не намерен делать, - веско обронил Малой, разбирая бумаги в своём небольшом кабинете и кивая помощнику, который должен был доставить Мавке приказ. Лекарю необходимо было спуститься в казематы с тем, чтобы осмотреть новых, свеженьких бойцов. И, отчасти, это задание тоже было некоей проверкой на лояльность. Охране было приказано зорко следить за Мавкой, чтобы та не натворила бед. Вдруг, в ней проснётся жалость к сирым и убогим настолько, что она решит предать всё дело? Ведь ею движет далеко не общая цель, а выгода. Малой это хорошо понимал.
Пытаясь прийти в себя после немалой дозы паралича, пущенного в кровь, Яр мог заслышать тихие всхлипы и бормотания нескольких тоненьких голосков. Более грубые и суровые голоса шикали на нарушителей беспокойства. Пару раз со стороны раздался глухой звон и скрежет металла: кто-то постучал по прутьям клетки, желая утихомирить пленников. Новым развлечением для богатых были подростки. Пока только четверо, явно разного возраста – трое мальчишек и одна девочка. Девочка жалась к одному из волчат, вероятно, это был её родственник или близкий друг. Все они были чумазые, на лицах отражался ужас, а щёки расписаны дорожками слёз. Глаза больше походили на совиные из-за размеров и формы. У одного из мальчишек торчали острые кончики ушей, выдавая в нём полукровку.

+1


Вы здесь » Айлей » #Адагор » Заброшенный трактир "На границе"