Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


07.12.2017 Обновлены акции форума. Идет выбор лучшего игрока ноября. Тема Санты закрыта. Открыты темы для обсуждения Книги и Фильмы/музыка


18.11.2017 Празднование Самайна (Хеллоуина) завершено. По его итогам всем участникам конкурсов и игр были розданы их призы, в том числе за участие в конкурсе "Тыковка от Арнэо". Новым игроком месяца (октябрь) становится Фраара Дис Дхарш! На форум добавлена новая коллекция смайликов. Готовится к выходу новая акция на ученых! Конкурс "Старинная легенда" упразднен.

23.10.2017 Дорогие друзья, заметив, что голосование за игроков на данный момент не имеет популярности, администрация приняла волевое решение временно упразднить подобную форму определения лучшего постописца. Теперь, в соответствии с написанным количеством и качеством постов за месяц, нами выбирается лучший из лучших! И лучшим игроком сентября стал - Ольшин Таргоро.
И мы напоминаем, что совсем скоро на форуме начнётся праздник - Самайн. И в этот раз для него была выбрана интересная тематика. Надеемся, задумки придутся вам по душе!

Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » Хшем » Пещера


Пещера

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s2.uploads.ru/8RIle.png

0

2

Начало игры.

Дрожащие пальцы никак не хотели до конца оттаивать. Самая неважная затея - греться без теплых меховых руковиц, но те, что были у нее - давно пропали. А брать у провожатого охотника новые - означало лишить тепла спутника. Потому побледневшие от холода руки, тянущиеся на жар разогретого Амрехом костра все еще неприятно покалывало. Но Илиарна даже рада была. Покалывает - значит живы, значит ими можно будет двигать. Пусть не сейчас, пусть потом, когда огонь полностью обласкает кожу на подушечках, возвращая долгожданное тепло.
Повязка на глазах промокла и лишь больше морозила лицо, потому слепые почти белые глаза, обращенные в пустоту, сейчас были открыты. Сама повязка валялась подле колен, на шкуре. Чья она - Илиарна понятия не имела, не ее то была вещь. Но ноги толстый мех согревал знатно. А еще это значило, что Амрех не уйдет навсегда, не бросит ее посреди зимы, меж снегов в холодной пещере на съедение зверям голодным от морозов. Да и если и не оставил пожитки, все равно жрица не могла не верить ему. Ибо в каждом человеке добро есть, и коли не кормить то добро верой, то разве не проснется оно, разве не поведет к свету хранителя своего?
"Спасибо тебе, о Табири, что вел нас до самого тепла, не оставил на ветру в снегу упавшими. Спасибо тебе, о Табири, всемилостивый и справедливый, что дал путника мне мудрого и доброго. Не за себя просить хочу, не для себя молюсь. Только за него. Дай ему достаточно веры, покажи милость свою, не оставь его голодным. Направь руки его к добыче заслуженной. Не дай от голода умереть."
Руки наконец отогрелись настолько, что можно было безболезненно сжать ладонь в кулачок, а еще лучше пустить в обследование. Все еще содрогаясь, кутаясь в шерстяной плащ, как в последнюю надежду на спасение, сестра Илиарна на ощупь принялась искать собственную сумку. Ладони то и дело натыкались на шерсть под ногами, погружаясь и продолжая путь, пока наконец обработая кожа не оказалась у нее. Надо было достать воды. Были еще остатки краюхи хлеба, да только есть не хотелось. А ну как провожатый не найдет добычу, придет голодный. Нет, лучше ему оставить. И какая разница, что в желудке бунт поднимается? Сестра Илиарна привыкла, и больше дней не питалась. Да и после глотка жидкости станет терпимее. Так она думала, поднося флягу ко рту.
А за входом бушевал кружащийся с тихим ревом снег. Приглушенно, отдаленно. И надо было подкинуть еще деревяшек в костер, да только где найти их.

Отредактировано Илиарна (24.06.2017 14:26)

0

3

------------ Читаарская долина

Табири понял, что что-то не так, когда отлучившаяся Тиаморра не вернулась. Справедливость вздохнул, поднимая голову к небу и вдыхая колючий, холодный воздух. Пробираться по буре снова в никуда ему не хотелось, но ветер подсказывал, что пещера по-прежнему находится где-то поблизости. Слепой поглубже вздохнул, вынуждая изнуренное смертное тело подняться на ноги, покрепче оперся на посох и вновь двинулся в поход. Конечно, он мог в любой момент оставить земное временное тело и вознестись в Обитель - уж где-где, а там его точно ждали тепло и покой. Чего ради он вновь бредет через пургу и усталость, если переговоры уже провалены? Это несправедливо, в конце концов. Несправедливо по отношению к нему и к несчастным альвам. Им требовалась помощь, кто еще сможет даровать им столь необходимые силы?
Справедливость рефлекторно облизнул губы, собирая налипший на них снег и позволяя льду себя подхватить в тот момент, когда нога соскользнула с тропы. Оставался, конечно, еще один Вождь, но у него сейчас и своих проблем было полно. Станет ли он снисходить до просьб младшего шамана?
Вожди шаманам обычно не перечили. Но Табири понимал, что бывают ситуации, когда что там чужака спасти - своих кормить нечем. Сколько раз он уже слышал подобные воззвания на своем веку?..
Посох ударился обо что-то не столь скользкое, как ранее, и в лицо перестал лететь снег. Очевидно, где-то здесь был обещанный шаманкой кров.
Слепой сделал еще шаг, на пробу обстукивая все посохом и улавливая треск и тепло огня, чье-то шевеление и запах, характерный для жилья, пусть и временного, позвал:
- Да пребудет Удача со здешними обитателями.
Этикет требовал спросить разрешения переждать бурю, но замерзшее и усталое тело наотрез отказывалось принимать хотя бы шанс на отказ. Смертные подчас были злы и несправедливы, но такова уж была их природа.
Табири сделал еще шаг и замер, полагая, что если здесь убогому будут совершенно не рады, он об этом быстро узнает. Очень быстро.

Отредактировано Табири (24.06.2017 23:19)

+1

4

Начало игры

Буря застала ее в пути.
Фраара шла из Хшема в Сарборо по горному перевалу, когда резко усилившийся ветер бросил ей в лицо вкус талого снега. Фраара подняла голову к небу. Облака вспухли и потемнели, и неведомая сила волокла их по небосводу с большой скоростью. Будет буря. Фраара остановилась, оглядевшись. Там, где человек увидел бы просто валуны, скалы, утесы и еще сотни синонимов камням, большими морщинистыми складками вздымавшимся в молочно-белые небеса, грэм видит большее. Грэм видит структуру. Так и сейчас - в камнях Фраара видела могущественные торосы гранита, извилистые пути, по которым прокладывали себе дорогу ручейки, русла древних подземных рек, занесенные рыжей глиной вперемешку с костями, и, конечно, полости, пещеры. Одна из пещер, образованная двумя большими глыбами, навалившимися друг на друга, как пьяные шахтеры, была совсем неподалеку. Фраара устремилась к ней.
Снег все равно пошел прежде, чем она достигла пещеры. Первые его колючие стрелы впились в щеки Фраары, и она накинула капюшон своего плаща, который сразу же сдуло ветром. Когда пещера открыла перед ней свой темный рот, Фраара уже едва могла различить что-то на расстоянии вытянутой руки от себя.
Внутри было куда теплее. И, конечно, темнее - но не для грэмки. Фраара вошла и огляделась, стаптывая снег с сапог.
В пещере, кажется, кто-то был. Она видела разложенную на полу шкуру, какие-то тряпки, походную суму, колчан со стрелами и небольшой ворох валежника. Был также и след от костра - черный мазок на рыжеватом полу пещеры, с небольшим количеством мелких угольков. Немного приглядевшись, Фраара поняла, что, кто бы здесь ни оставил свои пожитки, он давно уже не являлся сюда: между колчаном и стенкой пещеры паук сплел свою паутину, походную суму прогрызли мыши, шкура была отсыревшая и покрытая землей, то ли осыпавшейся с потолка, то ли занесенной снаружи.
Что ж, Фрааре не впервой было видеть такое. Группа путников (скорее всего, люди или эти глупые альвы) нашла свою смерть в негостеприимных горах. Случается. Найти заброшенное пристанище приятнее, чем по весне наткнуться на торчащую из снега почерневшую руку человека, который не смог выжить зимой.
Фраара отряхнула шкуру, села на нее. Развела костерок, такой маленький, что мог поместиться в глиняную миску: топлива мало, а сколько будет продолжаться буря, неизвестно. Закуталась в плащ, бережно положила рядом с собой свой топор, достала нож, вяленое мясо из сумки и отрезала себе кусок. От маленького костерка по стенам пещеры плясали тени, будто бы Фраара была здесь не одна, а с целым сонмом демонов. Оставленные вещи нервировали ее. Что случилось с прежними обитателями?
Сквозь вой ветра снаружи стали пробиваться другие звуки. Фраара поудобнее перехватила нож и повернулась к выходу. Постукивая посохом перед собой, к ней вошел некто в одеждах шамана троблингов - слишком худосочный и низкий, чтобы Фраара хоть на минуту приняла его действительно за шамана троблингов.
- Кто ты и чего тут забыл? - строго спросила она, нашаривая топор.

0

5

Убогому были не рады. Табири тихо вздохнул, опуская плечи и чувствуя, что устал. Смертные тела действительно скверно подходили для долгого использования, и все же он не мог его оставить. А там, в Чертогах, ожидали уют и тепло, там ему были рады... Но нельзя, нельзя уходить. Должны прийти вожди, должна прийти та странная девушка, что звала его за собой. Разумеется, если они не изменили своих планов, на что весьма и весьма похоже. Этот голос был ему мало знаком - даже если изо всех сил напрячь память и встряхнуть в ней все воззвания. Но определенно он не принадлежал ни троблингам, ни адептке.
- Я Табиур, младший шаман Читаара, - выдохнул Справедливость, делая еще шаг вперед. Воздух потеплел - очевидно, в укрытии горел огонь. Табири понадеялся, что в его отблесках будет выглядеть менее подозрительно - хотя что подозрительного вообще может быть в практически безоружном усталом путнике на горной тропе?
Парня пробило на нервный смешок, который он едва сдержал.
Если подумать, ничего более подозрительного быть не могло, тем более голос его собеседницы был очевидно женским. Стало быть, он напугал какую-то девушку.
- Я должен был встретить здесь вождя Читаара, Хшема или.. - он запнулся, едва не произнеся "дщерь мою", но выровнялся, неловко комкая фразу. - Или адептку Табири. Но увы, я заблудился... может быть ты видела их?
Справедливость осознал, что вся его речь нисколько не поможет сгладить подозрительность девушки и вздохнул, ненавидя себя за следующий жест и все же стягивая с головы капюшон, открываясь возможному оружию и демонстрируя незрячие глаза под рваной челкой.

0

6

С каждой фразой незнакомца у Фраары возникало все больше и больше вопросов. Он говорит, что младший шаман – так что, и правда троблинг?! Упоминает, что здесь должны быть вожди двух немаленьких племен… Спятил, что ли? Конечно, вожди не докладывались Фрааре о своих планах, но сложно было представить, что они согласятся встретиться с этим замухрышкой посреди зимних гор. Как, еще и жрица Табири вместе с ними? Ее-то какими ветрами сюда занесло? Но последний факт переплюнул все предыдущие.
- Ты слепой?! – вослкикнула Фраара, что было, пожалуй, слегка невежливо.
Мозги у нее завертелись, как колесо на мельнице. Так, значит, ее неожиданный сосед, этот Табиур – слепой. Или притворяется им по какой-то причине… В любом случае, выбор у нее невелик. Либо она впускает его в пещеру, либо нет. Если впустит, либо они с Табиуром пересидят бурю вдвоем, мило болтая, либо он внезапно окажется не таким уж добреньким и попытается выпустить ей кишки. По какой-то причине. Если же она выгонит его из пещеры, слепец либо помрет на морозе, либо постарается вышвырнуть из пещеры уже ее, если силы есть. По любому выходило, что нужно впустить незнакомца.
- Ладно, проходи, - не то чтобы очень дружелюбно отозвалась Фраара и, сломав пополам веточку, скормила ее своему небольшому костерку. – Иди на голос. Здесь лежит шкура. Наткнешься на костер, сделай два шага левее. Вот так.
Она отрезала еще кусок мяса и сунула в рот.
- Так, значит, у тебя тут назначена встреча с вождями троблингов и жрицей Табири? Она вряд ли состоится, шаман. Я нашла здесь чью-то сумку и колчан, давно брошенные. Кто-то ждал здесь, но не дождался. И это, - она сунула еще кусочек мяса на кончике кинжала, - явно не вождь Хшема. Я только что оттуда. Их вождь жив-здоров и в городе, иначе все таверны судачили бы об его пропаже.
Сначала слепота шамана смущала ее, и она отводила взгляд, едва глянув на него, но потом привыкла. При ближайшем рассмотрении выявилась одна незначительная деталь. Кажется, при шамане не было с собой ничего, кроме припорошенной снегом одежды.
- А где твой провожатый? И твои припасы? Как ты здесь вообще очутился? – снова нахмурилась Фраара. Она колебалась между решениями, дать несчастному путнику мяса или кулаком в лоб. Очень опасно недооценивать хрупких замухрышек в мире, где можно властью мысли посылать в противника огненные сферы.

0

7

Справедливость вздрогнул от такой прямоты и опустил веки, переводя дыхание. Это было правдой. Неприятной, но правдой. И все же каждый раз юноша заново ощущал себя вопиюще беспомощным, хотя и научился обходиться без глаз. Однако зимой, увы и ах, его змеи впадали в спячку и Табири оставался даже без этой поддержки. Его бы воля - он бы подарил этим дивным созданиям возможность не засыпать на зиму, но Справедливость избегал подобного вмешательства в жизнь простых тварей. Посему приходилось сейчас признавать собственную слабость.
Юноша едва заметно кивнул и выдохнул, надеясь на то, что за этим не последуют расспросы о причинах увечья.
Табири не любил лгать, но и сказать прямо в этом случае не представлялось возможным, не заполучив ярлык безумца.
На сей раз ему повезло. Парень медленно двинулся на голос, послушно прислушиваясь к треску угольев в костре и свернул даже чуть раньше указанного, ощутив нестерпимый жар где-то впереди - еще по пути, еще не совсем близко, но уже опасно горячо. Он опустился на пол, чудом нащупав край шкуры, и протяжно вздохнул, радуясь возможности отдохнуть, повернул голову к собеседнице, снова натягивая расшитый край капюшона на лоб:
- Я договаривался с ними поочередно, в разное время, уповая, что придет хоть кто-нибудь. Никого?... - он мог бы и не уточнять. Если бы властители желали помочь несчастным альвам Стихий, хотя бы кто-нибудь да пришел. Справедливость покачал головой, откидываясь всем весом назад и чудом удерживая равновесие: ему отчего-то показалось, что позади лишь стена. - Весьма и весьма печально.
Юноша протянул руки к огню, пытаясь их согреть: его начал потряхивать озноб. Похоже, нужно было оставлять смертное тело, но возноситься здесь... Табири предпочел бы дойти до ближайшего города.
- Мои провожатые сбились в буре, - сколько их бралось помочь ему? Куда все делись и почему? Даже те же вожди обещали всяческую помощь  шаману, и где же они? - А припасы.. не предполагалось, что они потребуются для такой малости. Здесь не так уж далеко от Читаара.
Во всяком случае не настолько, чтобы со сменой трех провожатых слепец не добрался до этого укрытия, по всей видимости, - пещеры.
- Доброе дитя, - Справедливость спохватился, что обращаться подобным образом к незнакомке, тем паче не являющейся его адепткой, неразумно, но было поздно. - Ты не поможешь мне добраться до ближайшего города?
Там можно было поискать других готовых помочь с куда большим шансом, чем среди гор. Или же, если поиски все же не увенчаются успехом, вознестись из ближайшего храма.

0

8

Фраара хмурилась. Ее часто принимали за ребенка из-за низкого роста и своеобразного личика, присущих грэмам, но чтобы ошибиться таким образом, надо ее хотя бы видеть. Видеть ее этот странный шаман не мог... Или мог, но почему-то скрывал это? Или он предположил ее возраст, слыша ее голос? Или шаманы всех называют своими детьми? Фраара не особо разбиралась в жрецах, шаманах и прочих претендентах на голос божий. Но конкретно этот выглядел очень подозрительно.
Однако назвалась груздем - полезай в кузов. Фраара уже допустила шамана к своему костру. Каким бы странным он ни был, пока она будет исходить из утверждения, что Табиур слеп и без помощи не обойдется.
- Хорошо. До какого именно города тебе нужно добраться?
Большинство наемников, встреченных Фраарой в своих скитаниях, запросили бы за свою помощь деньги, но она все-таки еще не зачерствела, она была слишком юна и добра для такой подлости. Поэтому решила помочь бесплатно, даже в ущерб себе.
- Если удача будет благосклонна к нам, буря закончится еще до полудня, и доберемся мы к вечеру. Но перекусить все равно не помешает.
Фраара отрезала толстый кусок мяса, приложила к нему ломоть черствого хлеба и вложила в руку шамана. Потом сделала такой же бутерброд для себя.
- Бери, пока я не зажилила. Тебе понадобятся силы. И, кстати, зачем ты пытался собрать их всех в этом... чудном месте?

0

9

Похоже, не взирая на оговорку, собеседница восприняла его довольно спокойно. Юноша поерзал, усаживаясь удобнее и подавляя желание натянуть капюшон обратно. Ему ничто не мешало, и холодно здесь особо не было, просто Табири ужасно хотелось прикрыть глаза хоть чем-нибудь от стороннего взгляда. Но это было бы чересчур невежливо по отношению к его спасительнице, поэтому Справедливость просто опустил голову в надежде, что волосы упадут вперед и хотя бы отчасти уберегут его от презрения к себе.
- К любому ближайшему. Мне нужно связаться с братьями по служению, - есть ли ему дело до того, из какого города возноситься в Чертоги? Он мог бы и прямо отсюда, разумеется, но что, если в большом городе найдется больше добрых сердец, чем здесь, в горах? - Но было бы хорошо, будь там храм Табири.
Произносить собственно имя вот так было странно и даже как-то будто неправильно, но что поделать, если именно его жрецы слыли самыми добросердечными? Да и возноситься через храм будет куда быстрее и проще, даже смертное тело не погибнет.
Буря, честно признаться, изрядно надоела и самому слепцу, он бы даже, пожалуй, созрел до просьбы к тетушке Висанти, чтобы она несколько умерила свой погодный пыл над этими горами, но если шторм вскоре стихнет сам, для чего и силы тратить?
Слепец кивнул, не сразу осознав, что ему засунули в руку и на всякий случай растерянно ощупывая дар второй рукой, а потом и поднося к лицу. "Еда?" Видит матушка, это тело нуждалось в подкреплении сил, и еще как!
Справедливость странно неловко, будто вспоминая, как это делается, откусил кусок бутерброда, замер, вдумчиво анализируя ощущения и прислушиваясь к себе.
- Благодарю тебя, добрая девушка.
Нет, он был человеком слишком недавно, чтобы успеть забыть, как смертное тело ощущает вкусы и запахи, и все же это восхищало его каждый раз вновь. Больше Табири восхищала лишь сердечная доброта, и подобную демонстрировала сейчас его соседка по укрытию. Вероятно, именно поэтому Справедливость решил, что стоит поделиться с ней деталями происходящего:
- У альвов стряслась беда, сожжены поля и посевы. Этой зимой они борются за выживание на скудных припасах, но надолго ли это?.. Смогут ли сожженные, умертвленные поля дать жизнь новым урожаям? Шаманы... остальные шаманы, - торопливо поправился "Табиур", запоздало вспоминая, что и сам сейчас является шаманом. - Могли помочь ей, оживить, разбудить. Адептка Табири и вождь могли бы помочь с подготовкой земли к новым посевам. Но увы... - он прожевал остатки бутерброда и зябко поежился. - Сдается мне, несчастным придется спасаться самим. Если только я не найду помощи в ближайшем городе. Пусть же меня направляет Шиархи!
Табири очень подозревал, что Шиархи направит его домой. И нисколько не возражал против такого варианта.

Отредактировано Табири (11.09.2017 22:55)

0

10

- В Читаар, - решила Фраара. Они были примерно посередине между Читааром и Хшемом, а последний она покинула не так давно. Вряд ли по ней там уже успели соскучиться. Вот в Читааре, может, найдется работенка для наемницы.
Еда и огонь наконец-то согрели ее. Фрааре захотелось спать, и она потерла пальцами переносицу, чтобы сосредоточиться.
- У альвов?
Фраара едва ли не спросила «Ну и что?». Дела альвов ее совсем не трогали. Мерзкие существа. Но шаман говорил так обеспокоенно, так искреннее-тревожно, что Фраара устыдилась своего малодушия. Все-таки альвы (как ни противно признавать) тоже разумные, живые существа, и их дети не должны умирать от голода, как и любые другие дети мира. Фраара даже подумала, что мог бы сделать кое-какой одинокий маг земли для них, но отмела эту мысль. Ей самой скоро придется голодать, если не найдет себе работу.
- Ну… Ведь все не так плохо, да? Сожженный урожай – лучшее удобрение для следующего. Если, конечно, поля не посыпали солью. Ведь не посыпали? Голод альвам грозит только зимой, до того, как взойдут первые травы, а зима почти закончилась. Кроме того, разве у их богачей нет запасов? Пусть откроют свои погреба ради тех, кто остался голодным, и поделятся. Я знаю, что богатые скорее удавятся, чем так сделают, но, по-моему, проще научить альвов щедрости, или охотиться, или рыбачить, или печь лепешки из перетертых корешков, чем просить о помощи вождей троблингов, которым еще о собственном народе заботиться надо. И почему тебя так волнует это? Ты ведь не альв. Разве у твоего народа нет своих проблем? Я слышала много мрачных слухов в Хшеме.

0

11

Спорить "Табиур" не стал - для него разница между Читааром и любым другим местом Айлей состояла ровно в наличии храма. В Читааре он был, правда, слепец подозревал, что придется повозиться, отыскивая его, но это уже незначительные детали. Он блаженно улыбнулся, наслаждаясь теплом и покоем, вслушался в треск сучьев, тем более понимая, как ему повезло, что снаружи продолжал лихо посвистывать злой ветер. Видимо, Висанти была не в духе.
Уточнение девушки Справедливость принял за удивление и кивнул, сокрушенно нахмурился, перекатывая между ладонями посох, который сжег бы с отдельным удовольствием, но надо было еще как-то выбраться из этих скал:
- Альвы. Мы до сих пор не знаем, какая злая сила атаковала наш мир, лишь трое смертных героев да Дагон и сумели их остановить. Так рассказали духи, - уточнять, откуда он знает такие интересные подробности, Верховный совершенно не желал. Шаманы ведь разговаривают с духами и могут знать все наперед, так? - Но они не ушли совсем и могут вернуться. Урожай был спален дотла, и мы не знаем, сумеет ли земля родить новый весною. Общими усилиями мы могли бы ее разбудить и исцелить, но нужны куда большие силы, чем доступны мне, - юноша совершенно непритворно досадливо цокнул. - Они сейчас объединяют силы, помогают друг другу выжить, как могут, охотятся, рыбачат, ищут запасные пути... - что-то подсказывало Табири, что его мать скорее всего придумала что-нибудь новенькое, но для уверенности стоило бы хотя бы побывать в Обители и послушать тамошние новости. - Но в час беды разве не должны все разумные твари объединятся для помощи друг другу? - Справедливость спохватился, что вот-вот перейдет к проповедям о ценности жизни, для которой определенно не время и не место. - Я не альв. Но в иной раз альвы придут к нам на помощь, когда наши леса опустеют и рыбы и дичи больше не станет. Но что мы будем делать, если мы так и не придем на помощь, лишившись доли паломников и возможных союзников?

0

12

Фраара только все выше и выше поднимала брови. Вот как, значит? Трое смертных остановили злые силы, и надо помогать альвам, чтобы привлечь паломников... Да какой шаман вообще так выражается? Какие паломники могут быть у него, голоса духов троблингских земель, особенно среди альвов? Определенно, Табиур шаманом не был. Не то чтобы Фрааре хотелось знать, кто он... нет, хотелось, конечно, но цена, которую придется заплатить за это знание, могла быть слишком высока. Фраара понимала, что лучше не выпытывать секреты у путников, встреченных на большой дороге.
Но чего ей точно не хотелось знать, так каким образом Табиур раздобыл свой шаманский наряд.
- Ты упомянул злую силу и то, что она еще не ушла совсем. Какой смысл помогать альвам исцелять землю, если, возможно, все повторится снова? Не лучше ли собрать крепкий отряд и выступить против этой злой силы, уничтожив ее окончательно? Или хотя бы загнать ее зализывать раны на более долгий срок, - вспомнив, что некоторые злые силы бессмертны, добавила Фраара.
Она не стала говорить о том, что альвы, даже если им помочь, вполне вероятно откажутся помогать в дальнейшем. Или обманут. Это же альвы! Высокомерные, наглые и хитрые.
За разговором Фраара совсем не заметила, что завывания бури стали тише.

Отредактировано Фраара Дис Дхарш (11.10.2017 10:49)

0

13

"Табиур" досадливо прикусил губу. Он действительно несколько упустил в своем рассказе пару важных деталей. А кое о чем и намеренно смолчал - иначе не объяснишь, откуда бы такому же смертному знать то, что ведомо лишь богам... Впрочем что это он? Навряд ли грэмка осведомлена о способностях духов!
- Ты права, добрая девушка, но духи нашептали мне, что тьма отступила. Она явилась из чужих миров, и отважные герои изгнали ее туда. Конечно, даже Великая не может оберечь нас от ее возвращения, - юноша мельком подумал о том, что даже сами боги не поняли, откуда те вообще явились - ткань миров была попросту прорвана, - но сейчас их в нашем мире нет. Голод простер длань над вамфири, над людьми и альвами. Но вамфири и люди выживут, а вот альвы... - шаман покачал головой. Девушка ничем не могла ни помочь, ни помешать. Вот шаманы его здорово разочаровали. Он действительно рассчитывал на них, и был искренне огорчен нежеланием троблингов помочь ближним своим. Справедливость не любил карать, но сейчас юноше казалось самым справедливым вменить жителям гор за черствость что-нибудь не слишком приятное. Пусть вспомнят, что лишь в единстве их сила!
Слепой повернул голову в сторону выхода, прислушиваясь к стихающему свисту ветра, вполголоса спросил:
- Когда ты продолжишь свой путь?
Возможно, подобная торопливость показалась девушке странной: он же только что дрожал от холода и усталости! - но Табири закончил здесь все свои дела. Нужно было спешить.

0

14

- Пожалуй, несколько грэмов могли бы магией земли перерыхлить и восстановить поля альвов... Да только все грэмы, кого я знаю, предпочли бы потратить свои силы, швыряясь камнями в самих альвов. Бессмысленная это затея, Табиур. Конец зимы. Каждый готов вгрызться в глотку соседу.
Фраара встала, прерывая зашедший в тупик разговор, и с наслаждением потянулась, разминая затекшие ноги и руки. Она ненавидела, когда на ней было так много одежды: нижняя рубаха, камзол, вареная кожа сверху, да еще и тяжеленный плащ... Как хорошо бывает летом, когда достаточно лишь рубахи да куска веревки, чтобы опоясаться - ходить босиком по свежей траве и вдыхать запах первых горных цветов...
Пещерный червь с ним, с Читааром. Там она точно не останется. Телепортируется куда-нибудь, где потеплее. Зимы с нее хватит по горло.
- Пошли, коли отдохнул, шаман.
Сказать было легче, чем сделать. Вход до половины завалило снегом. Когда Фраара подцепила верхний слой и осыпала завал в пещеру, оказалось, что на тропе снега навалило немногим меньше.
- Вот бы сейчас снегоступы, - вздохнула Фраара, коря себя за то, что не догадалась сделать эту дешевейшую покупку в Хшеме. - Эй, шаман, у тебя, случайно, нет никакой шаманской штучки на такую погоду?

0

15

- Твоя правда, - Табиур снова с усилием подавил окончание "дщерь моя".  - Живущие озлобились... Горе и нужда лишили их сердца сочувствия к ближнему, и все же я уповал на то, что сумею найти отклик в их сердцах...
Справедливость чаще всего был милостивым богом. Но все троблинги этих гор обманули его и бросили в беде нуждающихся. Города троблингов определенно заслуживали наказания. Юная грэмка хотя бы позаботилась о нем самом.. Хотя едва ли она могла поднять все свое племя на помощь к столь нелюбимым ею альвам. К слову, любопытно бы узнать, почему именно?
Шаман поднялся в ответ на зов, осознавая, что чувствует себя куда лучше, чем раньше. Но все же пока бог не был способен к чему-либо значительному. Он хотел тишины и покоя родной Обители. Все взвесить, еще раз взглянуть на смертных, оценить свои возможности помочь им.. а надо ли?
Слепец пошел на холод, хотя и ощутил дичайшее нежелание оставлять хотя бы условно нагретую пещеру, вытянул руку, словно пытаясь ощупать воздух и сделал еще шаг, проваливаясь значительно выше колена, досадливо цокнул:
- Там везде так глубоко?.. - он мог бы плюнуть на условности и пойти прямо по снегу, почти не оставляя следов. Знал это, чувствовал всем сердцем. Справедливость тихо вздохнул. Будучи Верховным, он, конечно, мог бы попробовать обратиться к Висанти, она бы, возможно, согласилась растопить снега на этом склоне.. возможно... - Увы, я могу лишь воззвать к духам, и если они будут благосклонны ко мне, то чуть позже потеплеет.. Быть можем, мы можем сделать сани? Здесь есть что-нибудь подходящее? - Табири очень надеялся, что девушка не задаст вопрос "А кого мы в них впряжем?". Хотя он был, пожалуй, логичен в этой ситуации.. - Или же лыжи.. - бог не паниковал. Он знал, что в любом случае останется в порядке, посему неторопливо ощупывал плащ в надежде на озарение. Потом вздохнул, понимая, что все это полумеры, и если он не хочет заняться вместе с грэмой прокапыванием тоннеля под снегом, то придется несколько забыть о тактичности по отношению к Повелительнице Погоды. В конце концов, с Висанти можно договориться. С Ашхаи куда сложнее.
Шаман вытянул руку, пытаясь определиться с направлением, что-то пропел - скорее для себя, одну из тех песен, что слагал для него Тианнан, но откуда об этом знать его новой попутчице? - и снег, словно спохватившись, зашуршал, раздвигаясь перед ним, прессуясь в могучую синевато-искристую стену, грозно нависающую над путешественниками, но не смеющую опасть, пока они не пройдут.
- Веди меня. Я не вижу, куда нам идти, - попросил "Табиур", стараясь говорить как можно непринужденнее и спокойнее. С учетом того, что для этого ему пришлось прервать песню, некоторое напряжение в голосе звучало вполне естественно, хотя вызвано было отнюдь не необходимостью слегка нарушить законы физики. Просто Справедливость ощутил на себе праведный гнев местных духов, которые, разумеется, ничего не могли сделать против Верховного, но недовольство выражали так явственно, что юноша ощутил укол стыда. Видимо, они еще попомнят ему это... Но не признаваться же спутнице в таких деталях?

---------------- Священная роща

+1

16

Фраара едва сдержалась, чтобы не приоткрыть рот (хотя чего ей стесняться - слепец ее все равно не видит). Магия была сильная - настолько, что на теле поднялись волоски, отзываясь на незнакомую, властную силу. Фраара еще никогда не видела, чтобы водой повелевали с помощью пения. А, впрочем, чего она вообще в жизни видела? Магов воды - по пальцам пересчитать, а уж шаманов-троблингов за работой - даже одной руки с лишкой хватит. Фраара, правда, и теперь сомневалась, что ее знакомый шаман-троблинг, но он уж точно не был обычным магом. Кто же он? Любопытство пузырилось внутри, как кипящее в котле варево.
Фраара оглянулась назад, во тьму пещеры, будто прощаясь с этим немудреным убежищем, и шагнула вперед по тоннелю.
Это было странно - идти так. Фраара как-то слышала предание, не грэмское, чужое, о человеке, который разверз руки, и море перед ним разделилось надвое, открыв тропу по дну морскому его племени. Этот снег, конечно, не море, но и Фраара грэм маленький, не героиня мифов.
Маленькая в прямом смысле слова, в общем-то. Снежная стена доставала ей до ушей, и приходилось то и дело подпрыгивать, чтобы видеть, куда идти. Наверное, это выглядело смешно. Наверно, это даже слышать было смешно, повезло, что попутчик попался такой странный и неговорливый. Хотя вьюга прекратилась, небо все еще оставалось молочно-белым, и понять по солнцу, в какую сторону идти, было бы сложно. Но Фраара была грэмкой и читала горы, как чародеи - свои руны. Этот утес, похожий на коготь, располагался на северо-западе - значит, надо было идти в сторону от него, к тем выветренным скалам, похожим на протянутые к небу пальцы.
Все время Фрааре хотелось спросить, кто же такой ее вынужденный спутник есть. Она решилась: спросит, когда доберутся до города, когда придет пора расстаться. Тогда они станут чужими людьми, и на такой вопрос ей могут ответить честно... могут и промолчать, конечно, но покушения Фраара теперь не боялась.

-------------------------> Священная роща

Отредактировано Фраара Дис Дхарш (03.11.2017 06:01)

0


Вы здесь » Айлей » Хшем » Пещера