Айлей

Объявление






13.10.2018 Друзья, к нам потихоньку подкрадывается Хэллоуин, завеса между миром яви и нави истончается, и хитрые гадалки и ведуньи уже достают свои хрустальные шары, карты, руны, стебли тысячелистника, раскидывают свои пёстрые шатры на площадях, да воскуривают благовония, стремясь завлечь праздный люд обещаниями приоткрыть чужие помыслы или кусочки будущего, передать весточку от предков, звёзд или богов.
А мы объявляем маскарад! Тема - дикий запад. Доставайте свои широкополые шляпы, пончо и револьверы, айда стрелять по бутылочкам в салуне!



29.08.2018 Завершается Летний режим! Грядет большая перекличка! Вступают в действия все правила форума касательно отсутствия на нем. Дополнена матчасть по альвам. Время мира сместится на 1 месяц, наступает месяц Тармины (апрель). Разрывается партнерство и баннерообмен с рядом форумов (подробности)


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » Ичарвиаш » Поселение Элге


Поселение Элге

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

[NIC]Хан[/NIC][STA]Слышащий тишину[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/jCQlX.png[/AVA]

Троблинг задумчиво потёр подбородок, не слишком-то обратив внимание на решительный взгляд спутника. В конце концов, сейчас его волновала сложившаяся плачевная ситуация, а не упрямство отдельно взятого альва. Если потребуется, он ему эту ягоду лично в глотку затолкает. Однако Хан очень надеялся, что крайних мер не потребуется. Да, существо новое, да, неожиданно агрессивное, но ведь во все времена троблинги справлялись с новыми напастями, так выйдет и сейчас – он был уверен. Пусть даже не сразу, но обязательно получится.
- Это даёт возможность понимать, чего хочет твой противник, не читая у него по глазам и мерзкой ухмылке, а прямо и в максимально короткие сроки, до того как он сделает подлость, - спокойно пояснил троблинг, несколько повременив с ответом и пытаясь собрать воедино имеющиеся факты. – Любопытно: ты распознал язык или просто догадался?
Мало ли чему там альвов в их лесовьях учат. Может статься, что они знают какие-то особые древние языки, но не рассказывают о них представителям иных рас. У всех есть свои особые секреты, которыми не очень хочется делиться с чужаками. Оные тщательно оберегаются.
- И я очень надеюсь, что это пока ещё первая ласточка - а ещё лучше – единственная! - грядущих проблем. Но даже она уже имеет значительный вес и потенциал угробить всю деревню, включая нас с тобой, - поморщился Хан, припомнив вопрос, который был задан Каем ещё в том едком дыму, когда они пытались спешно покинуть погрузившееся в разруху сознание. Через десяток шагов мужчина уловил, что оно вовсе рассыпалось. Его крохотная надежда на то, что он мог оказаться не прав, и хозяин на всё ещё жив – осыпалась вместе с той обуглившейся деревенькой. Хан вздохнул и огляделся, вокруг была полувысушенная местность, а тропа явно вела к темнеющему неподалёку лесу. Но это была не одна тропа. От основной то и дело уходили в сторону тропинки и дорожки. Ветер, гуляющий в сухой траве, шелестел неразборчивые слова, в носу всё ещё остался запах гари.
«Слишком много снов слито воедино», - недовольно отметил Хан и остановился, а затем вовсе сел, зарывшись в свою сумку. Выудив оттуда яркое перо, какую-то траву, огниво, небольшой ножичек и маленькую миску.
- Так мы в жизни не найдём мастера, - пробормотал Хан, как бы поясняя Кайлану свои действия, попутно выкладывая в ёмкость траву и перо, а после делая небольшой надрез на руке, чтобы капнуть кровью. Троблинг даже не поморщился, и вид имел сосредоточенный донельзя. Уже через пару минут трава занялась, испуская неприятный горько-солёный аромат. Из неоткуда и со всех сторон одновременно раздался грозный вой, но троблинг лишь прикрыл глаза и шёпотом произносил слова, значения которых знали лишь сами шаманы. Окружающая реальность потемнела и смазалась, ветер усилился. Однако затушить траву или перевернуть миску ему не удалось. Через несколько минут выдумка и иллюзия приутихли. Дорог всё ещё было множество, но они как бы размылись, потускнели. Запах трав стал в разы ярче, где-то слева слышался остервенелый вой и он приближался.
- А вот теперь валим, - выдохнул молодой шаман, вытирая пот со лба, стараясь не выдать дрожи рук и подскакивая на ноги. – Чем бы это ни было, конкуренции оно явно не любит.
Под ногами шамана и Кая затряслась земля, а уж после по ней резво и неумолимо стали разбегаться трещины, вой неизвестных тварей приближался. Почва постепенно превращалась в плавающие в воздухе островки, словно широкий подвесной мостик из отдельно парящих камушков. Шаман выругался, но ничего с этим сделать не мог. Им оставалось разве что преодолеть это препятствие и не попасть на клыки преследователям. Что-то подсказывало Хану, что смерть в данном сне будет не просто реалистичной, а реальной.

+1

32

– Любопытно: ты распознал язык или просто догадался? - вопрос заставил альва глубоко задуматься. В самом деле, он понял, что сказал монстр, так же ясно и четко, как понимал говорящего с ним Хана. Но услышал ли он в самом деле сказанное им слово? Может быть, скорее учуял? Или догадался?
- Сложно сказать, - Кайлан слегка нахмурил брови, вдумчиво вглядываясь в туманный горизонт; в самом деле, в этом удивительном месте не было даже никакого горизонта, он плавал, покачиваясь на грани сознания, то приближаясь, то отдаляясь, мешая определить какие-либо границы. Быть может, здесь и не было никаких границ? - Я думаю, в совокупности чувств... оно общалось достаточно характерными мыслеобразами, и я, видимо, обращал слишком много внимания. А может и просто унюхал - мои чувства обострила эта метаморфоза. Заметил, как запах гари выдался вперед перед самым пожаром? - алые глаза вопросительно поймали взгляд шамана, изучая его лицо. Тот признался, что был еще учеником; может, ему не хватало опыта в этом деле, чтобы пробираться по чужим снам и одновременно читать сложноорганизованные мыслеобразы?
- Если оно начнет вонять дохлыми кошками сильнее, чем всей прочей дрянью, я пожалуй-таки съем твою ягоду, - невесело усмехнувшись, Кайлан приподнял уголок рта, обнажая удлиннившийся белый моляр хищника.
Деревня исчезла, и ветер, сам воздух переменился. Оглядевшись, альв увидел лес и луг, перечерченные  тропинкой; словно иллюстрируя печальную действительность, тропинка ветвилась, демонстрируя десятки соединившихся вместе сознаний. Как знать, может, каждая вела в такую же деревеньку? Или в запорошенное снегом перелище; покинутая ими деревня под конец издавала отчетливый запах смерти, не лежалой трупнины, но свежесвершившегося прерывания жизни, как только звери могли почуять. Будучи одной ногой в своих воспоминаниях, в снегах полных мертвецов и хищников негостеприимных земель Геддона, Кайлан помнил, как быть зверем.
Хан остановился, верно тоже заметив беспорядочное переплетение нитей; Кайлан с любопытством наблюдал за его ритуалом, слегка двигая ноздрями приплюснутого носа, как делает заинтересовавшийся кот. Чего бы троблинг ни хотел добиться этим действом, эффект был скор и впечатляющ. Свежий ветер овеял их запахом трав, окатил мыслеобразами чужой личности: Кайлан буквально ощутил ее на языке, услышал в звоне воздуха. Земля подалась, и воздух наполнил сцену, и у Кайлана мелькнула шальная мысль, что они оказались во сне Висанти. Но кто-то еще был с ними в этом сне; даже без дикого звериного воя он вносил четкий диссонанс в общую картину. Троблинг и альв побежали, и последний отчетливо ощутил, как мир вокруг него содрогается, схлестнувшись в битве с чем-то, что могло его уничтожить.

+1

33

[NIC]Хан[/NIC][STA]Слышащий тишину[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/jCQlX.png[/AVA]

Хан лихорадочно соображал: каким образом им избежать гнева непонятного существа так, чтобы добраться до конечной цели? Даже не осталось времени хорошенько обдумать интересный феномен, сложившийся из метаморфозы Кайлана, который ощутил запах гари до появления пожарища. Вероятно, Хан был настолько увлечён поисками мастера и травяного аромата к нему ведущего, что попросту не обратил внимания, не уловил горький запах беды. Однако, перепрыгивая на очередной повисший над угольно-чёрным провалом кусок земли, мужчина всякий раз содрогался из-за мелькающей высоты, с которой можно было рухнуть, а потому иного рода мысли казались мелкими и незначительными. Сейчас необходимо было спасти шкуру «помощника» и свою собственную. Он абсолютно не представлял, как справляться с происходящим и отчаянно ругал себя за то, что слишком мало учился и плохо схватывал знания, выдаваемые мастером, хотя это было напраслиной и ложью. Троблинг был хорошим учеником, одним из лучших, но вершины мастерства никогда не достигаются быстро,  ведь на это всегда нужно время, которого у молодого шамана просто не было.
- Если мы растеряемся, - крикнул Хан своему спутнику, взглянув на Кайлана, - будь максимально осмотрителен, многое может оказаться обманом!
Перекрикивать нарастающий грохот было сложно, но шаман практически каждым позвонком своего тела ощущал, что ещё немного и лавина беды накроет их с головой. Оборачиваться не было нужды, чтобы проверить: погони за мужчинами не было. Однако за пятки то и дело кусала пустота, образовывающаяся буквально через долю секунды после того, как ноги шамана и альва находили новую опору. Это не могло продолжаться бесконечно, а посему, уже через несколько секунд они оба не нашли очередной «островок», проваливаясь в чернильную темноту, которая любовно приняла их в свои крепкие удушающие объятия. Так встречаются старые друзья после долгой разлуки. Только эта темнота, определённо, лишь мимикрировала под доброго товарища.
Мгновение полёта, нехватка кислорода, из-за которой случилась потеря сознания, и резко оборвавшееся падение. Кайлан оказался на тёмной поляне сухой травы, а очнувшись, едва различал очертания далёких, кривых и явно сухих деревьев. Вокруг было темно. Казалось, что эту темноту можно потрогать руками. Оглушительная тишина действовала на нервы. И нигде, совершенно нигде не было видно троблинга. Зато неподалёку лежала плошка, а далее какие-то травы, будто кто-то по пути методично вытряхивал скарб шамана из его мешка.

+1

34

Кайлан очнулся и оглядел туманный смазанный пейзаж вокруг. Темнота окружала его, но не прозрачная темнота ночи, наполненная тайными красками и неожиданными источниками света, какой она предстала перед его глазами в землях Геддона. Эта темнота была неестественно непроглядной, словно на ее месте на самом деле ничего не было. Кайлан втянул носом воздух и вспомнил, что он во сне. Мир пах приглушенными эмоциями и воспоминаниями, странными, потому что они принадлежали не ему. Поежившись, альв поднялся на ноги и обнаружил, что земля как-то слишком близко. Тепло уколола удовлетворенная зависть к вульфарам, которую он испытывал с самого начала своего неожиданного путешествия, чтоб не сказать вынужденного; во сне он мог менять свою форму произвольно, как они, и это не было неприятно и больно, наоборот, это успокаивало, возвращало на знакомую почву. Трансформация заставила альва вспомнить те две недели, когда он бегал в холодных зимних степях, добывая себе пропитание и защищая свою территорию. Тогда у него была сила, и был противник, на которую эту силу можно было направить.
Белый мираж сверкнул глазами, алыми на покрытой мягким шелковым мехом морде, и принюхался к валявшейся рядом с ним плошке, встопорщив усы, ярко белевшие в темноте. Его форма словно светилась, и когтистая лапа выделялась на темной траве. Трава не пахла, как и сухие деревья вдали; пахла лишь плошка. Слегка ощетинившись, зверь сделал пару шагов к зовущему запаху и нащупал знакомый аромат трав, тот, за которым пытался угнаться Хан, тот же самый, который вспыхнул особенно ярко после того, как молодой шаман провел свой ритуал. Словно вспомнив что-то, мираж поднял голову и поставил уши стоймя, заозиравшись. Троблинга и след простыл, но Кайлан был уверен, что если он постарается найти его, то он сумеет. Можно было бы пойти по следу из разбросанных вещей, но это был сон, и Кайлан не доверял сну, особенно коллективному; к тому же, след обрывался таинственной темной пустотой между деревьями.
Мираж прилег над разбросанными травами, наклоняясь, чтобы понюхать землю и иногда касаясь их пушистым подбородком. След пах ясно, но он был заперт на этой странной поляне. Кайлан надеялся, что он сможет выбраться, если сообразит, как. Нужно только повторить действия шамана, как когда он искал своего мастера. Припоминая, зверь сосредоточился, и его ноздрей коснулся слабый запах усталости, пота, талого снега, припасов и трав. Он ощущал в этом запахе страх и неуверенность магии, творимой вслепую, без мастера-поводыря; еще он ощущал в нем отчаяние. Запах стал тверже, соединил зверя и потерявшегося шамана тонкой ниточкой, петляющей во тьму, и, кажется, там даже появились просветы.
Едва мираж сделал шаг по следу, как его охватил водоворот запахов. Скошенная трава, свежая и сухая, мокрая глина, и дерево, и запах костра - совсем не такой едкий и мерзостный, как давешняя гарь кошмарной твари, все еще таившейся где-то вдали; мокрые камни, снег, дубленая кожа; свежее мясо, душистые травы и грибы, сладкое вплетение ягод. Тишина оглушила бы его, если бы это раньше не сделали запахи. Темнота расступилась, поманила тропинками, и мираж зажмурился, встопорщив усы, и сосредоточился только на запахе пропавшего шамана, и путеводная нить словно вспыхнула светом под крепко сжатыми веками; привыкший к повышенному звериному восприятию альв больше не удивлялся - сам он раньше, будучи альвом, имел развитые органы чувств, но это и рядом не лежало с миражиными.
Запах усилился, заполнив все окружение, и Кайлан открыл глаза, обнаружив себя на почти такой же поляне, какую покинул, и которая, казалось бы, лежала в полумиле отсюда, - но расстояния во сне были эфемерны, как и время. Отличие состояло лишь в том, что на этой поляне был Хан, с разодранной котомкой и без сознания, а также, для особо чувствительных наблюдателей, цвета и запахи были немного другими. Особенно запахи. Обнюхав шамана, мираж пару раз пихнул его крепкой головой и потряс когтистой лапой за плечо, пытаясь заставить очнуться.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (13.08.2018 14:45)

+1

35

[NIC]Хан[/NIC][STA]Слышащий тишину[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/jCQlX.png[/AVA]

Темнота заглушала всё вокруг. Заливала лицо, нос, уши. Душила холодными пальцами, сушила глотку. Одновременно она будто топила собою того, кто волею случая оказался в густом вареве из десятков мыслей, десятков сознаний. Всё смешивалось в неприятную кашу, которая комками перекатывалась в глотке, не позволяя сглотнуть непослушную слюну. Тьма поселяла в душе сомнения и страх. Они щупальцами вырывались из глаз, рта, носа и ушей и словно кокон обвивались вокруг тела, вокруг души, сжимали её тисками. «Ты не сможешь, тебе не под силу», - шептала вязкая темнота, пахнущая погребальными кострами, пеплом и кровью. Она имела особую власть над теми, кто заглянул ей в глаза. И найти их оказывалось нетрудно, ведь тьма сама было одним большим органом чувств. Троблинг лежал на чём-то сухом, в бок упиралась нечто жёсткое, не иначе как какая-то ветка или камень. Однако открывать глаза раньше времени не хотелось. Хан вообще ощущал дикую усталость, будто ему даже в глотку залили свинец – дышать оказалось довольно трудно. Однако он дышал, потому что знал, что это необходимо, потому что без борьбы он мог попросту погибнуть. Отрицать влияние тьмы было невыносимо тяжело и болезненно, троблинг то и дело терял сознание, пока, наконец, его не коснулось нечто инородное, вроде как совершенно живое. Троблинг разлепил глаза и тут же им не поверил…
- Эта тварь ослепила меня! – неподдельный ужас поселился в хриплом голосе троблинга, который резко сел и начал озираться, пусть и оказались слепы его очи. Сбоку послышался тихий шум и чьё-то дыхание. – Кто здесь? – он махнул рукой, пытаясь достать того, чьё дыхание выдало присутствие незнакомого существа. Однако запах, лишь мельком коснувшийся чуткого носа шамана показался ему крайне знакомым. – Тысячу игл мне в задницу.. Кайлан? Проклятье, если это ты, то помоги мне подняться! – троблинг как-то растерянно повёл рукой в воздухе, желая найти ту самую точку опоры в виде способного к метаморфозам альва. Было видно, что ему нужен был кто-то живой и дружественный под боком.

+1

36

Мираж с облегчением выдохнул, когда его товарищ пошевелился и даже сел; облегчение его длилось ровно до тех пор, пока троблинг не признался, что ослеп. Была ли это настоящая всамделишная слепота, которая останется с ним, когда он проснется? Быть может, зловещая тварь, что устроила пожар в воспоминании одного из спящих, могла причинять необратимые повреждения психике? Кайлан не знал, хотя его нестерпимо мучил этот вопрос, хотя бы потому что он тоже был в этом сне. И, хоть с его чувствами все было в полном порядке, он не был абсолютно уверен, что так и останется к концу их приключения. Возможно, тварь его просто не заметила рядом с шаманом.
- Обопрись на меня, - транслировал Кайлан, не шевеля неспособными на обычную речь губами. Могучий белый мираж - крупнее немаленьких черных сородичей - поднырнул под руку молодому шаману, помогая ему встать. Мираж-поводырь вздрогнул, учуяв давешний запах гари и прочих неприятных вещей на своем компаньоне; верно, кошмарная тварь добралась до него и как следует отделала. Но быть может, у них еще была надежда. Все-таки, это всего лишь сон. Конечно же, шаман, да и просто человек, обладающий здравым смыслом, сумеет преодолеть внушенную слепоту. Наверное. Не может же так быть, что они тоже тут застрянут, пока их тела будут леденеть в хижине в троблингском селении, когда погаснет никем не поддерживаемый огонь.
- Нам не понадобится зрение, - попытался ободрить Хана альв. Его голос звучал привычно, как его запомнил троблинг, как он звучал для принца Марко в далеких степях, полных живых мертвецов. - По крайней мере, мне оно никак не помогло. Я нашел тебя по запаху. Уверен, если ты дашь мне какой-нибудь ориентир, я сумею вынюхать и твоего наставника.
В глубине души Кайлан сомневался насчет этого плана. Ведь во сне не существовало никаких запахов на самом-то деле. Только воспоминания. Разумеется, воспоминаниями можно было делиться, но тех же самых впечатлений в разуме постороннего они не оставят. Возможно, он нашел Хана только потому что знал Хана в мире яви.

+1

37

[NIC]Хан[/NIC][STA]Слышащий тишину[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/jCQlX.png[/AVA]

Крепкая мужская рука нащупала под собой опору в виде мохнатой спины зверя. Шаман не удивился явно не стандартному виду спутника, то ли уставший дивиться, то ли вовсе привыкший к разного рода сюрпризам, что принёс сегодняшний день. Он как-то неловко поднялся, покачнулся, будто ноги отказывались его слушаться, но всё же встал и машинально покрутил головой, не открывая глаз – всё равно слепы. Рука его мелко дрожала. В голове то и дело возникал голос. Не тот голос, к которому он привык, но знакомый.. довольно знакомый. Кайлан не успел договорить последней фразы, как в его шкуру вцепились острые когти, режущие кожу. Рука шамана стала покрываться тёмными чешуйками, троблингский облик стремительно скрывался за дымком перевоплощения, оставляя после себя угловатый, и дымчатый образ полуптицы-полускелета человека. Вторая рука схватила миража за морду, разворачивая к своему щербатому клюву и глазницам, вспыхнувшим красным.
- Это моя добыча, убирайся или погибнешь! - искажённый, скрипучий крик, усиленный глубоким эхом, звучал практически чуждо. Кайлану могло показаться, что язык совершенно незнакомый, но понимание слов приходило практически сразу. Существо согнулось над миражом, закрывая любой возможный свет, заглядывало в звериные глаза, опаляло усы горячим дыханием, вновь пахнуло гарью и трупным смрадом, горелым мясом и деревом. Странные когтистые руки сжимали свою добычу болезненно, зло. Но что-то не позволило птице поглотить жертву. Существо крикнуло Кайлану в лицо и рассыпалось на сотни сухих листьев, оставив на шкуре красноречивые метки и опалённую шерсть.
Земля дрогнула, небо стало серым, под лапами миража вновь появились сотни троп, и лишь на одной нет-нет да имелась сухонькая и маленькая травка, будто силой вырвавшую себе возможность пробиться сквозь плотно сбитую засухой землю.
В это же самое время, в ином месте Хан с удивлением смотрел на полупрозрачную белку, которая уселась ему на плечо. От неё веяло знакомым запахом трав, и в душе троблинга поселилась тревога. Вокруг была серость, сухость, упадок. Хан с трудом поднялся с земли и растёр ноющую правую руку. Кайлана нигде не было видно, и мужчина сжал губы в ниточку.
- Только бы не погиб, - поморщился троблинг, разминая конечность. – Судя по всему, тварь весьма хитроумная…
Вздохнув и не найдя своих вещей в поле зрения, мужчина прокусил кожу большого пальца, капнул кровью на сухую, осыпающуюся в труху под пальцами траву, приложив ладонь сверху. Он закрыл глаза и стал бормотать заученные давным-давно слова. Из-под пальцев зазмеилась ярко-красная полоска, доползла до определённой тропки и истаяла. Похоже, кровь его товарища всё-таки пролилась, и ему стоило поторопиться. Выпрямившись и неосторожно измазав лицо в крови, когда вытирал нос, мужчина уверенным шагом направился по указанной кровью тропе. Белочка так и осталась сидеть на его плече.
- Кайлан? – позвал Хан, не заботясь о том, что его может обнаружить та самая тварь. Он почти был уверен, что она везде и знает каждый их шаг.

+1

38

Когда шаман начал меняться, Кайлан чисто инстинктивно громко и грозно зашипел, напуганный этим. Пусть он был разумным альвом в глубине души, и владел речью, зверь владел им сейчас. Запахи вспыхнули перед его восприятием, знакомые, отталкивающие, хищные. Неведомая тварь, силясь напугать его, мага Хаоса, отвратными образами, схватила его за морду, и мираж зарычал, оскалив острые белые зубы, но тварь держала крепко. Тяжелая когтистая лапа ударила, но враг уже растворился, вновь унося спящее сознание троблингского шамана в неведомые дали, оставляя Кайлана в одиночестве, запертого в этом мире. Конечно, шаман дал ему ягоду, но та ягода была в воображаемом кармане мантии, которую воображаемый браслет Ночного Тумана скрыл, когда Кайлан снова стал большой белой кошкой. Мираж заметался по поляне, хлеща себя по бокам длинным хвостом, скаля зубы и шипя вслед уносящейся твари, а затем кинулся за ней; она неслась прочь, путая тропинки, но тяжело волочащийся запах ей было некуда деть, и он вел бывшего альва так же верно, как свет в конце туннеля. Образы вставали у него на пути, снег бил в лицо; он снова был в землях Геддона, и мертвецы тянули к нему свои полуразложившиеся руки, и мираж с рычанием сбивал их с ног, слыша, как хрустят их тела под его могучими лапами. Из земли потянуло мертвечиной, и перед ним воздвигся, испуская из кривого черного клюва клекочущие звуки и надрывные стоны, его собственный дядя, брат его отца, каким Владыка его запомнил; могучее змеиное тело скользнуло к нему, но мираж перепрыгнул глянцевитые чешуйчатые кольца, проносясь мимо; тварь погналась за ним, не ошибаясь дорогой, и Кайлан даже позабыл о том, что ему нужно хранить присутствие духа и самостоятельно изгнать дядюшку из сновидения.
Кошмарная тварь видимо решила сперва расправиться с упрямым котом, и слилась воедино с порождением его памяти, снова появляясь прямо перед его усатой мордой, заставив миража резко отпрянуть назад. Крупное животное по инерции пробуксовало на когтях, цепляя чахлую землю. Дядюшка, или то, что притворялось им, нагнулся; жуткое подобие альва поглядело своими черными глазами прямо в глаза племяннику; оба Деформированные, проклятые, один одетый в белую шкуру, а другой - в серо-стальную чешую. Без предупреждения мираж ударил лапой и кинулся на тварь, высоко подпрыгнув и силясь перегрызть глотку; когтистые руки-лапы проклятого вцепились в кота, пронзая шкурку под ребрами в тщетной попытке оторвать его от себя: у миража было в три раза больше когтистых лап, чтобы держаться. Венец творения Геддона и последствие давних дел семейства Фадири схлестнулись в смертельной битве и злобному вою миража вторил кружившийся вокруг ментальной поляны черный ветер забвения.

+1

39

[NIC]Хан[/NIC][STA]Слышащий тишину[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/jCQlX.png[/AVA]

Вой кругом стоял страшный, а потому Хан бежал со всех ног. На плече его болтался маленький дух – воплощение наставника. Это маленькое создание придавало сил и одновременно беспокоило, потому как существовала вероятность, что юный преемник банально не успеет спасти своего наставника. Дело принимало всё более скверные обороты, обстоятельства заставляли принимать быстрые решения. Хан бежал и искренне радовался, что этот забег во сне ощущается не так, как в реальности. Здесь усталость от физических действий приходила медленней, а при должном мысленном старании – вообще не появлялась. Вокруг творился настоящий Хаос. Возникали и исчезали фигуры, люди, которые были целы или обезображены. Дорогу шаману несколько раз перебегали звери, над головой свистели стрелы, целый град стрел. Однако мужчина видел купол густой тьмы, который был в нескольких десятках шагов от него, и явственно понимал, что именно там стоит искать своего товарища. Вокруг стали возникать развалины, незнакомая шаману местность, которая, вполне вероятно, была вытянута из воспоминаний Кайлана. То тут, то там валялись различные предметы: кубки, зеркала, расчёски, предметы мужского и женского гардероба. Будто кто-то взял и вытряхнул большой замок прямиком в лес. Из густой тьмы послышался пробирающий до костей рёв. Хан подбежал так близко, насколько вообще мог; отыскал довольно широкую полосу чудом уцелевшей каменной кладки. Бушевал ветер, путая мысли и волосы, драл шиворот рубахи, душил, мешал выполнить то, что было необходимо. Вновь прикусив ранку, шаман стал напряжённо выводить знаки на поверхности камня, кровь шипела, но не исчезала. Он бормотал заклинание, у камня стали собираться горящие зелёным символы, которые уверенно рванулись в самую мглу, где, похоже, происходила самая настоящая борьба. Темнота стала полупрозрачной. Троблинг поражённо уставился на невероятную картину сражения белоснежного миража и огромной чешуйчатой твари.
«Чтоб меня двурог лягнул», - поражённо подумал он, едва не растеряв остатки концентрации и едва уклонившись от ветки, которую принёс злой ветер. Не став медлить и понимая, что его товарищ отчасти поддался чарам сновидения, мужчина продолжил исписывать доступную ему поверхность, усиливая поток знаков, которые принялись обвивать страшное создание не хуже якорной цепи. Знаки пылали магией, утихомиривая тварь, вой усилился. Хан неприятно оскалился, белка скользнула по руке молодого шамана и врезалась прямиком в письмена, начертанные на камне, усиливая их своей энергией. Мужчина и хотел бы закричать, остановить, но не мог. Знаки опутали тварь сетью и пригвоздили к сухой земле. И как только голова чудовища коснулась поверхности, вокруг опал Хаос, будто его никогда и не было. Ученик шамана стоял на коленях перед исписанной каменной кладкой и тяжело дышал: слишком много магической энергии было потрачено. Тварь, постепенно меняя форму, извивалась и выла в опутавшей её ловушке.
Мужчине потребовалось какое-то время, чтобы унять дрожь в коленях и подняться на ноги. Заклинание не ослабевало, больно жгло чудовище, захватившее не один разум. Хан, будучи мрачнее тучи, посмотрел на тварь, затем в сторону Кайлана. Горло сдавливал спазм. Руки – в кулаки. Мастер уже не вернётся в своё тело.
- Кайлан? – хрипло позвал шаман, делая пару неуверенных шагов в сторону миража и видя подпалины на его шерсти.

0

40

Битва кончилась так же быстро, как началась. Лежа на боку, мираж тяжело дышал, приходя в себя, ощущая свое тело то частями, то целиком, и большей частью через боль. На его шкуре горели то следы от когтей кошмарной твари, то ожоги, временами он чувствовал, что лежит на чем-то очень твердом и холодном.
- Кайлан? - услышал он сквозь туман. Моргнув пару раз, Кайлан разглядел лицо троблинга, которое даже сперва не узнал; всю его память заполняла прошлая битва с дядюшкой - или скорее той кошмарной тварью, которая приняла его форму. Лицо троблинга слегка расплывалось, и мираж моргнул еще раз. Хан стал ясен, необычайно ясен, и пробуждение ударило по голове, словно молот; Кайлан, уже альв, но слегка дезориентированный, приподнялся над полом хижины. Его прежние товарищи, невольно увлеченные злым роком или собственным упрямством следом за ним, спали поодаль: больной чернявый альв, лежащий на спине, и светловолосый целитель, склонившийся над его телом. Троблингский шаман сидел, скрестив ноги, и кругом было тихо; догоревший в очаге огонь больше не трещал, и ветер за стенами хижины больше не выл. Дыхание спящих тоже затихло, что было подозрительно. Возможно, сон не прошел для них бесследно; возможно, они были среди уничтоженных кошмарным огнем. Кайлан поднялся, сев на полу, и зашипел от боли: его ожоги оказались вполне настоящими. Альв глянул на шамана еще раз; тот еще сидел, держа спину неестественно прямо, но дышал иначе, чем остальные в хижине; он осторожно ткнул сидевшего в трансе троблинга.
- Хан? - позвал альв, продолжая прислушиваться к своим ощущениям; пропала эта тянущая сонливость и тяжесть, исчезли тревожные предчувствия. - Кажется, ты победил это.

+1

41

[NIC]Хан[/NIC][STA]Слышащий тишину[/STA][AVA]http://sg.uploads.ru/jCQlX.png[/AVA]

Возвращение в реальный мир оказалось тяжёлым, болезненным, злым. Сначала пришло ощущение холода на пальцах рук и ног, затем озноб пробил всё тело. Постепенно, волнами накатывала головная боль, стучащая в висках и радостно откликающаяся на каждый лишний звук в тишине. Хан помнил этот странный всплеск чуждой этому миру энергии, мрачное обещание, что теперь подсознание во сне – не всегда будет безопасным местом. И чтобы его вновь сделать таковым, похоже, придётся пожертвовать немалой кровью. Мужчина поморщился, стоило его невольному спутнику подать голос. Он ощутил под носом неприятно стягивающую кожу лица полоску, минующую губы и пролегающую по подбородку. Видимо, в состоянии транса пошла кровь, а теперь застыла, безобразно разукрасив лицо шамана. Неподалёку от себя он услышал резкий вздох и стон, будто кто-то вынырнул из воды или же, наконец, смог вдохнуть. Он помнил, что Ичарвиаш понёс внушительную потерю в лице главного шамана. Об этом свидетельствовала и поза наставника: ранее сидевший на коленях троблинг завалился на бок и не дышал.
- Да, кажется, - растерянно пробормотал Хан, подняв взволнованный взгляд на альва и ухватившись одной рукой за голову, при этом зарываясь пальцами в волосы. Он был ошарашен произошедшим. Те сородичи, кому посчастливилось пережить встречу с непонятной тварью, постепенно начинали пробуждаться. Троблинг бросил взгляд на спутников Кайлана, которые премило спали, по крайней мере, Хан на это очень надеялся. Тем временем на горизонте занимался рассвет, робко пробиваясь сквозь небольшие оконца хижины. Во сне ощущение времени терялось, вроде прошло от силы час или два, а в реальном мире минула целая ночь.
- Только вот мастера не спас, - мрачно выдохнул шаман. – Да и эта дрянь явно ещё вернётся, - фыркнул троблинг, неуверенно поднимаясь на ноги, но всё же находя в себе силы на них удержаться. Руки слегка дрожали, комната немного плыла перед глазами, а головная боль была невыносима.
- Сейчас твой лекарь сильно бы пригодился, - хрипло выдохнул Хан, слыша удивлённо-озадаченное бормотание пробудившихся собратьев. – Притом тебе даже больше моего, - мрачно усмехнулся троблинг и вздохнул, припоминая, нет ли у него каких-то зелий и примочек, чтобы помочь необычному альву с ожогами и, возможно, кому-то из пришедших в себя жителей деревни.
- Я бы посоветовал тебе остаться на пару дней, чтобы прийти в себя, но… тебе решать. И если тебя вновь направляет в путь Богиня, то поможем собраться, но всегда будем рады видеть здесь да в Ичарвиаше, Кай.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (28.09.2018 21:26)

0


Вы здесь » Айлей » Ичарвиаш » Поселение Элге