Айлей

Объявление




29.08.2018 Завершается Летний режим! Грядет большая перекличка! Вступают в действия все правила форума касательно отсутствия на нем. Дополнена матчасть по альвам. Время мира сместится на 1 месяц, наступает месяц Тармины (апрель). Разрывается партнерство и баннерообмен с рядом форумов (подробности)


18.07.2018 Любимые наши игроки,
сегодня ФРПГ Айлей исполнилось 5 лет!
Это очень важное событие и мы хотим поделиться с вами этой радостью! Что же вас ждёт? Во-первых, были подведены некоторые итоги событий мира Новости мира Айлей, во-вторых, открылась лавочка подарков Яркие огни, в-третьих, в шапке флуда указан список развлечений, в котором может участвовать любой игрок. А совсем скоро начнётся голосование за Короля и Королеву форума!
Мы несказанно рады, что вы с нами.
Мы вас очень любим ❤


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Школа Дагона » Комната Эрвела.


Комната Эрвела.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://i.yapx.ru/B3MWF.png

Одна из комнат, отданных преподавателям. Выглядит, как и многие другие, помесью кельи с оружейной (подставка для меча и кинжала возле кровати, лук со стрелами на стене, минимум простой мебели – стол, пара стульев, кровать и сундук в изножье) и «местом, где падают и спят», однако это впечатление нарушается стоящей в углу арфой и пейзажем на стене, изображающим водопад в лесу. На кровати лежит волчья шкура. В воздухе пахнет травами и хвоей.

0

2

-------(Таверна "Трезвый студент")
Отвратительная погода не прибавила Эрве жизнерадостности, зато выдула из головы лишние мысли – вроде последнего диалога с братом о том, что не стоило так жёстко исключать окружающих из своей жизни.
Он тогда даже спорить не стал – не хотелось объяснять. Проклятье, да он бы себе этого с удовольствием не стал объяснять!
Но каждый раз, когда с ним пытались «дружески общаться», вроде сегодняшнего новенького преподавателя, диалог чуть позже всплывал в голове. И всё, что он тогда думал по этому поводу – тоже.
Наверное, надо последовать совету брата и пойти к целителю. И перестать считать это предательством. Надо. Но – пока не выходит.
Альв вздохнул. Посмотрел на измоченный тающим снегом плащ, высушил его заклинанием – сразу за порогом надо было, но кто-то невовремя задумался – и пристроил на крюк на стене. Устроил под плащом сапоги, которым тоже досталось «сушилки», кинул ещё исходящие паром рукавицы вместе с перчатками на сундук, и проследовал вглубь комнаты, привычно растирая руки.
Хвойная мазь для суставов, стоявшая в изголовье кровати, уже тоже вошла в привычку. Впору шутить про старость, хотя поясница Эрве, по счастью, ещё не подводила. Хотя с такими руками… с таким всем, будем честны – только юнцов учить. Как наёмник-одиночка он, мягко говоря, не блистал. И остановил старший его вполне правильно. Хотя, как посмотреть – Эрве достаточно часто жалел, что не закончил свои дни, заслуженно сдохнув где-нибудь на тракте от пропущенного удара.
Зачем его миловали боги, он искренне не понимал.
Тьфу. Хотел ведь не думать. Ни о чём.
Таз для умывания. Одежда – в Школе он разбаловался постоянными ночёвками под крышей, и спал раздетым. Косу расплести и расчесать, иначе придётся с утра трижды обложить по матушке весь бестиарий.
Привычный запах и такой же привычный тающий призрак боли в руках.
Всё. Спать.
Завтра его ждут студенты. И этот… танцор.
Спасибо наёмничьим годам, хотя бы засыпал он стремительно, невзирая на всё, что могло ждать по ту сторону…

0

3

Сколь могут быть несчастны надломленные души, хранящие внутри себя целый клад из боли и забитых поглубже, словно грязное тряпьё, страданий. Но, в то же время, что может быть лучше подобных личностей для существ, что питаются болью, что упиваются чужими горючими слезами, разъедающими подсознание? Кошмары, родившиеся благодаря большому всплеску негативной магической энергии, были голодны, а потому почувствовать и найти ту самую жертву для них практически не составляло труда. Хорошим подспорьем оказалось ещё и то, что эти создания практически не были изучены. На их стороне имелся и в полной мере использовался эффект неожиданности.
Стоило преподавателю школы Дагона, альву, бывшему наёмнику сомкнуть глаза, как он провалился в бессознательную темноту, где его уже поджидал опасный враг и паразит. Память и немалый жизненный опыт жертвы давали существу огромные возможности, ведь крупная жила чёрной тоски виделась живительным источником. Тварь ликовала, ведь не могла придумать жертву лучше! Альв оказался на перекрестье дорог. Обычное местечко, имеющееся на любом тракте, с указателем, шелестом трав и листвы. Вокруг не было ни души, где-то неподалёку заливалась местная пернатая обитательница, из ближайшей деревни слышался брехливый лай сторожевого пса, а солнце приятно согревало своими ласковыми лучами, ложась мягким покрывалом на непокрытую голову и облачённые в рубаху плечи. Всё выглядело достаточно радостным и безоблачным, но если бы альв пригляделся, то в одном из камушков, лежавших у указателя, он распознал бы маленького кутёнка, едва слышно поскуливающего то ли от страха, то ли от боли. Это существо напоминало одного из его учеников, по крайней мере, преподавателю чудилось, что он знает этого волчонка.
Вокруг царила всё та же безмятежность, под маленьким зверьком медленно расплывалась лужа крови, струйка которой, будто по склону, побежала в сторону бывшего наёмника. Она текла медленно, почти лениво, не спотыкаясь ни о пыльную землю, что должна была впитать жидкость, ни о травы, ни о камушки, будто этих препятствий просто не существовало. Однако чувство тревоги за ученика, поселившееся в душе преподавателя, едва ли позволило бы ему пройти мимо несчастного создания.

+1

4

Дорога манила вперёд. Стояло тёплое лето, над головой шелестели ветви. Где-то недалеко шумела деревня. Он уже успел соскучиться по этому…

Жалобный писк заставил его опустить взгляд.
Под дорожным указателем, сбившись в комок, лежал волчонок. Грязная, свалявшаяся шерсть всё же сохраняла приметный, пестровато-рыжий оттенок. Эрве не слишком часто приходилось видеть перекидывающихся студентов из вульфаров, но этого парнишку с первого курса он запомнил хорошо. Тихий, но не забитый, и любопытный, как лисица.
«Куда ж ты свой нос любопытный сунул», - напряжённо подумал альв, делая шаг к ученику, и тут заметил, что из-под лежащего тельца медленно расползается лужа крови.
По пояснице пробило мгновенным холодом. Эрве почти подбежал к волчонку и присел рядом, осторожно протянул руки, ощупывая и приподнимая свернувшийся комочек, пытаясь понять, где в шерсти прячется ранение, и не навредить ещё сильнее
- Тшшш, сейчас всё будет хорошо, - проговорил он, стараясь, чтобы голос звучал спокойно и уверенно: - Я тебе помогу.

+1

5

Стоило альву подскочить к перепуганному вусмерть волчонку, скулящему и слабому, не способному справиться с происходящим самостоятельно, как на небе стали постепенно появляться облака. Белые и объёмные, будто цветки хлопка, собранные в огромные букеты и оставленные заботливой рукой Висанти на потеху озорному ветру, гуляющему в вышине. Зверёк на мгновение притих, чёрный нос его шевельнулся, а острое ухо дёрнулось. Он замер, будто пытался понять, кто поднял его на руки, кто вообще с ним говорит? Заминка длилась недолго. Вмиг стихли шелест листвы, птичий гомон, шорох травы. Со стороны послышался хрип и кашель. Зверёк быстро повернул голову к Эрвелу, оскалился в неприятной ухмылке, не сулящей ничего хорошего. Глаз сверкнул алым, черты мордочки смазались, а шерсть стала тут же осыпаться клоками. На боках волчонка появились крупные проплешины, а из пасти зверёныша с острыми, словно иглы зубами раздался неприятный смех-клёкот, больше похожий на кашель. Зверюга не мешкала, мгновенно кидаясь прямиком в лицо альву и утягивая того в спасительную темноту.

Сморгнув, мужчина оказался на той же развилке. Вокруг всё было погружено в чёрно-белые оттенки, будто он сам стал зверем. Впрочем, стоило альву опустить взгляд, он действительно мог заметить вместо своих сапог – звериные лапы, волчьи лапы, если быть точным. Неведомому существу, выстраивающему сон, будто казалось забавным поменять местами учителя и ученика. На сей раз возле указателя стоял кто-то тёмный, больше похожий на ломаный силуэт. Этот кто-то держал в руках оружие, с которого стекала кровь. Только она имела ярко-алый цвет во всей картине. Запах казался зверю знакомым. Выцветший мир полнился почти осязаемой тревогой, дребезжал на гранях сознаниям, на периферии зрения, а свинцовые тучи лишь увеличивали уровень накала неприятных ощущений и предчувствия скорой неприятной развязки. Силуэт мягко улыбнулся, показался ряд белых зубов, а после выдохнул короткое:
- Иди сюда, дружок, - до боли знакомым голосом бывшего возлюбленного преподавателя, оказавшегося в звериной шкуре. Некто не спешил подходить сам, но протянул ладонь в приглашающем жесте. – Не бойся, я тебя защищу.
Невидимая сила подталкивала Эрве-волка сделать эти несколько опасных шагов. Неподалёку вскрикнула птица. Затихла. Послышался тихий удар о землю. Отовсюду из неоткуда пришла волна непонятного шёпота, не позволяющего трезво думать и оценивать происходящее. Знакомый незнакомец смотрел пристально, терпеливо.

+1

6

Волчонок на руках настороженно замер, принюхиваясь – а потом резко повернулся, уставившись на альва покрасневшими глазами. Шерсть под пальцами Эрве посыпалась клочьями.
Зубов, торчащих из пасти, было слишком много для волка.
…оторвать эту тварь от лица он не успевал…

Мир перевернулся, выцвел. Уже не было солнца, небо застилали тучи – оно словно стало дальше от него, тяжелее, сокрушительнее. Эрве опустил глаза.
Возле указателя кто-то стоял.
Лицо было в тени капюшона, и сама фигура казалась тёмной и ломкой, как теневой фантом. Остро пахло кровью – в руке у существа был клинок.
Кажется, красный в этом мире остался единственным ярким цветом.
Но сквозь кровь прорывался другой запах.
Сандал.
- Иди сюда, дружок, - знакомые интонации, небрежные и колкие, хлестнули терновой плетью по хребту: - Не бойся, я тебя защищу.
Элхо.
Эрве хотел закричать – но из горла вырвался только невнятный хриплый рык, словно теперь он сам был испуганным зверем… он и был.
Элхо стоял перед ним. Протягивал руку. Не узнавал его – в звериной-то шкуре.
Где-то в лесу раздался птичий крик, послышался глухой удар. Налетел шёпот – словно ветер по осеннему лесу или тысячи голосов. Кружилась голова.
Элхо стоял перед ним. Надо было… идти к нему.
Элхо… был мёртв.

Волк заскулил, прижимая уши и поджимая хвост, и попятился.

+1

7

Спящий на уловку не повёлся, но создание, что ныне управляло его подсознанием и, как следствие, снами совершенно не отчаивалось, ведь только начинало свою вредительскую деятельность, вплетая в сон новые образы и переменные, влияющие на восприятие альва.
Волк попятился, но уткнулся хвостом во что-то твёрдое, не позволившее двигаться дальше. Не поднимая головы, зверь мог заметить громадную тень существа, что нависло над ним. Она имела странную форму, постоянно изменялась и перетекала, будто её обладатель был каким-то аморфным существом, либо она сама жила собственной жизнью. В какое-то мгновение эта тень приняла черты волка, как бы намекая, что стала частью Эрве-зверя. Она неприятно оскалилась в мерзкой улыбке. В какой-то момент волк перестал чувствовать тело, оно ему не подчинялось вовсе. Лапы через силу начали перемещаться в ином направлении, идя в сторону того, кто говорил голосом Элхо. Сам же силуэт медленно приближался навстречу, обретая вполне конкретные черты, вылепляясь в того самого альва, что был знаком преподавателю Школы.
- Куда же ты убегаешь? – растерянно молвил знакомый незнакомец, поднимая оружие по мере своего приближения. С лезвия капала кровь, мир мигнул на мгновение и оказался опустошён. Деревья, что были полны зелени, стали кривыми и засохшими, трава потемнела, небо затянулось свинцовыми тучами, указатель рассохся, и одна из его деревяшек грозно болталась на большом гвозде. Сближение продолжалось. Альв занёс клинок над головой зверя, позади послышалась песня, похожая на колыбельную, что, возможно, когда-то пелась остроухому матерью в нежные детские годы.
- Ты не успеешь, как обычно, - прошипел в лицо зверю близнец Элхо исказившимся голосом, усиленным каким-то странным эхо, при этом существо вытягивало шею, словно она имела возможность настолько сильно тянуться. Тупая боль пронзила голову животного, наступила темнота, а преподаватель Школы Дагона резко подпрыгнул на кровати и очнулся в холодном поту. 
Напоминанием о жутком сне служила тупая боль в висках.

+1


Вы здесь » Айлей » • Школа Дагона » Комната Эрвела.