Айлей

Объявление




26.09.2019 Всесторонее обновление

➣ Завершилась перекличка. Спасибо всем, что остаетесь с нами несмотря на шторма и невзгоды за пределами Айлей!
➣ В Айлей продолжается месяц Тармины, всюду что-нибудь происходит, и вы можете поучаствовать в событиях, влияющих на мир. Ознакомиться с последними новостями можно здесь - Новости мира Айлей.
➣ Кроме того подошла к концу сюжетная арка «Пробуждение» и началась новая - «Цветение весны», в которой смельчаков ждут новые квесты и новые загадки.
➣ Дополнены акционные персонажи - альвийский Клан Аса временно обезглавлен, а наследнику Таргоро необходим наставник.
➣ Активно идет реформирование торговых лавок, в связи с чем временно недоступны покупки предметов и подарков за сонии. Теперь лавки будут связаны с соответствующими гильдиями.
➣ А ещё уже почти месяц как наступила осень, которая не только холод и отсутствие отопления, но и пестрые деревья, согревающий глинтвейн и вечера у камина. Мы решили отметить пришествие осени флудоролкой, поучаствовать в которой можно здесь. И вовсе не обязательно быть зрителем)


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Клан Аса » Тайная тропа


Тайная тропа

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i.yapx.ru/B3XWd.png

Странная тропа ведет к замку прямо из леса, и мало кто знает, какие секреты она скрывает.

0

2

---> Родовой замок Владыки Хаоса

+

Описание ритуала выборов мне досталось от Дарины. Священный Пень язык не повернулся сказать) Что-то похожее было в фильме "Флэш Гордон" - население планеты брутальных мужиков торчало у него целыми днями, на спор суя в пень руки для доказательства мужественности. P.S.: Я предлагал гриб.

Четыре альва в богатых, пусть и простого покроя, одеждах чинно двигались по тропе к Священной Роще. Они оставили в Сариане всех телохранителей, советников и приспешников, ведь только им позволялось ходить этой тропой, только они были достойны видеть то, что ждет их в конце пути. Один альв был рослым, с грозными темно-красными глазами и темно-русыми волосами, в золотистой броне, состоящей из мелких, словно харречьих чешуек; на его поясе хорошо смотрелся короткий нож, но он был почти непригоден для смертоубийства: в роще запрещено было проливать кровь, даже Владыке Крови, Авандору. Второй - с гривой черных волос, оттеняемой темно-фиолетовым одеянием, с непроницаемой легкой улыбкой на губах, - Морнемир, Владыка Теней. Третьей была молодая альвийка с жестокими глазами и сложной прической, прячущая кисти рук в полупрозрачных рукавах, - Владыка Смерти Армина. Четвертым шел бледный альв с такими же белыми волосами, свободно спускающимися на спину и грудь; малиновое одеяние и яркий макияж на лице хоть как-то выделял его, - Кайлан, Владыка Хаоса.
Им четверым предстояло пройти ритуал избрания достойного править над всем Темным Кланом, и только страх перед проклятиями Священной Рощи, которые обрушатся на нарушителя, не давал им осуществить желание просто перебить соперников. Вдобавок, это было бы не цивилизованно. Они же не троблинги какие-то, и не неотесанные люди. Каждый альв полагал, что править достоин достоин именно он или она; трое были абсолютно уверены, что избранником станет именно он. Кайлан не был так уверен насчет себя, хотя бы потому что он был не вполне альв. Нет, разумеется он был альв, но как же его проклятие? Проклятие, которое может как убить его самого в самом скором времени, так и стать причиной непомерных жертв среди его сородичей. Не то чтобы ему было так уж жалко бредущих рядом коллег, но... Скорее, ему было жалко себя: Владыки - великие маги, и как мираж он им не соперник.
В конце пути их ждала широкая, хорошо освещенная солнечными лучами поляна. Ее обступали вековые деревья, толстенные, высокие; если в одном из таких выдолбить дупло, в нем можно будет устроить довольно комфортабельное просторное жилище. Подстать им был и пень, лежащий прямо посередине поляны, точно в ведьмином круге. Владыки были в этом месте впервые, и атмосфера невольно смирила их; интересно, кто же был  тем смельчаком, что срубил это дерево прямо посреди их Священного Места? Лес, верно, покарал их на месте за такое вопиющее святотатство.
Посреди пня, обтесанного и приглаженного, с выдолбленными в древесине двенадцатью лучами-желобками, высились солнечные часы. Казалось бы, самые обычные часы, показывающие время дня. Но то на первый взгляд для неотесанных невежд; часы указывали (с учетом долгожительства альвов) новую эпоху. Кто будет править в последующие долгие века, каким будет их Лес, их Клан.
Синхронным движением достав ритуальные ножи, Владыки врезали ладони и опустили их в специальные углубления по краям пня, на конце каждого идущего от центра желоба, и тень от часов медленно двинулась по кругу, напрочь игнорируя солнце. Беспокойство Кайлана усилилось многократно, пока пробегавшая пустые линии тень надвигалась на них; зачем тут было двенадцать желобов, не предполагался ли когда-то этот отбор для каждого Владыки в Актавианском лесу, Светлого, Темного и Стихийного? Быть может, его родичи были правы, и когда-то альвы не жили обособленными Кланами? Ведь как тогда в иных несчастных порой проявлялись таланты с соседних земель без всякого вмешательства соседей в их родословную?
Тень пронеслась мимо Владыки Смерти, миновала злобно зашипевшего от досады Владыку Крови и задержавшего дыхание Владыку Теней и остановилась на теряющим контроль за собой Владыке Хаоса. По темному желобу словно пролился жидкий солнечный свет, когда белоснежная ладонь стала когтистой лапой. Откинув назад массивную голову и угрожающе воздев хваткие отростки на спине, стоящий на задних лапах мираж громоподобно взрычал. Ошеломленные альвы шарахнулись прочь, выставив перед собой внезапно такие короткие и бесполезные ножи.
- Это было неожиданно, - достаточно громно, но спокойно заметил Морнемир, стараясь не делать резких движений. Авандор наоборот двинулся вперед, не прикрывая коллег, а бросая вызов сопернику.
- В Роще запрещено проливать кровь! - прошептала Армина, отступая еще на шаг за спины коллег, медленно, точно боясь вспугнуть зверя.
- Я думаю, это правило не распространяется на животных, - прорычал Владыка Крови. Его оружие - орудие - было бесполезным против миража, но его магия могла серьезно тому навредить.
Пребывающий в замешательстве мираж взрыкнул, оторвал лапу от пня и опустился на все шесть, хлеща длинным хвостом по бокам; коралловые глаза зорко следили за каждым движением троих альвов. Владыки Теней и Смерти хоть и не выражали агрессию явно, но их магия была не менее опасна. Авандор, Владыка Крови, злобно прошипел, возвращая миражу угрожающий взгляд:
- Может быть, Роща и избрала тебя, Кайлан, но зверь никогда не будет править Кланом.
В ответ коралловые глаза сверкнули, и высокий альв внезапно выронил нож и дернулся назад, чуть не упав, забыв про чары и закрывая ладонями глаза, выведенный из строя; мираж тем временем повернул леопардоподобную голову к Морнемиру с Арминой, тихонько и грозно зарычав. Большая лапа грациозно сделала шаг вперед, наспинные отростки снова возделись, как у атакующего богомола, словно в вызове, и альвы попятились.
- Кайлан? - успокоительно позвал Владыка Теней. - В Священной Роще запрещено убивать, - напомнил он.
Вспыхнув в глубине миражьих глаз, пронеслась магия; за спиной миража появился иллюзорный альв, выглядящий в точности как превратившийся в животное хаосит. Под бравадой и иллюзией мираж прятал свое замешательство и страх: точка обратного превращения, которую он всегда чувствовал, невзирая на то, сколько времени требовало возвращение прежнего облика, пропала с концами. Он больше не чувствовал альва, хотя определенно оставался в трезвом уме.
- Я не думаю, что меня можно проклясть сильнее. И, как заметил любезный Авандор, вряд ли это правило распространяется на животных, - иллюзия кровожадно улыбнулась. - Ведь мне ничто не помешало защититься от него...
Владыка Крови рухнул на колени, все еще прижимая ладони к глазам, постанывая, словно его одолевала боль; боль или навязчивая кошмарная иллюзия, слияние миражьей псионики с Хаосом - знак того, что обличье Кайлана закрепилось окончательно. Разозлившись, выскочила из-за спины теневика Армина.
- Как ты посмел напасть на одного из нас, да еще и в Роще! Изгоняю тебя из Клана Аса, Кайлан Фадири!
- Изгоняю тебя из Клана Аса, Кайлан Фадири, - эхом отозвался Морнемир, чуть улыбнувшись вздрогнувшей иллюзии, после чего посмотрел на пребывающего далеко в себе Владыку Крови. - Я думаю, единогласно...
Мираж зашипел в ответ, и иллюзия оскалила зубы. Владыки уже достаточно успокоились и синхронно подняли руки, плетя смертоносные чары. Взрыкнув, зверь метнулся в сторону, тут же убегая в лес; не чуждые инстинкту самосохранения Армина с Морнемиром за ним не последовали, обеспокоенно переглянувшись.
- Я думаю, нам придется повторить ритуал, - задумчиво заключил теневик, думая про себя "пока Авандор не оклемался".

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (10.09.2019 19:40)

+1

3

=> Родовой замок Владыки Хаоса

… Сариана. Знаменитая столица оказалась красивым, величественным городом, который не мог не произвести впечатления на никогда не бывавшего в больших городах изгнанника. Вся столица гудела в преддверии важного ритуала, о котором рассказывал по дороге Кайлан. Ритуала, который должен был вернуть единение и мир в земли клана Тьмы, да вот только никакого желания сотрудничать между высокопоставленными гостями не ощущалось. Кругом красота и роскошь, богатое убранство и дорогие одежды, но под этой маской — надменности и враждебность.
Первые же дни в столице дались альву с трудом — совершенно не привыкший к подобному, целитель старался лишний раз не покидать отведенную ему комнату. Слишком шумно, слишком многолюдно, слишком много отзвуков различных эмоций, от которых буквально искрил воздух вокруг. Нет, к такому невозможно привыкнуть. Зачем только Кай взял его с собой? Для Владыки сделать он сейчас все равно ничего не мог — несмотря на то, что того по-прежнему мучили кошмары, травник не предлагал ему сонных зелий, прекрасно понимая, что Кайлану понадобится вся его концентрация для исполнения задуманного.
А Хаос, между тем, словно умолк. Никаких четких знаков, никаких видений, только смутные намеки чего-то тревожного. Но не идти же к Владыке, и без того взвинченному предстоящим мероприятием, со смутными предчувствиями? Он и так не слишком-то всерьез воспринимал слова предсказателя. Впрочем, пусть уж лучше гадатель окажется неправ, и все его тревожные видения окажутся лишь досужим вымыслом, чем сбудутся те ужасные вещи, что являлись ему порой. А посему, оставив в покое свои вещие карты, он лишь дожидался дальнейших событий, не беспокоя лишний раз Кайлана, предоставив тому заниматься необходимой подготовкой.
Лишь перед самым ритуалом он заглянул к Владыке, чтобы проведать его.
Кай, если тебя что-то тревожит, откажись от ритуала, прислушайся к своей душе, она не соврет тебе, — заглянув в светло-алые глаза Владыки, осторожно начал целитель, но умолк, по решительному блеску его взгляда поняв, что тот не отступится от власти, чего бы ему это ни стоило. Что ж, и верно — не пристало властителю проявлять малодушие. Взяв его за запястье, целитель проверил ауру Владыки. Сильно взволнован, но более ничего критичного. Даже проклятие, тайну которого гадатель теперь знал, словно бы дремало, ничем не выдавая себя.
Пусть твоя воля и твоя сила принесут тебе желанную победу, Владыка. Возьми свое по праву, и пусть никто и ничто не преградит тебе путь к цели, — негромко промолвил целитель, напоследок поклонившись Владыке, и вышел прочь.

***

…То, что случилось что-то неладное, гадатель почувствовал еще до того, как встревоженные магическими вестниками оставшиеся в столице приспешники Владык всполошились, а потому успел предпринять некоторые действия. Прежде чем стало понятно, что все идет не по плану, альв успел без спешки и лишних подозрений выскользнуть за ворота города, набросив на плечи неприметный дорожный плащ, скрывший мерно позвякивающие многочисленные украшения, и прикрыв яркие волосы капюшоном. Прибывший совсем недавно, гадатель еще не успел примелькаться, хотя потом, когда спираль событий раскрутится на полную, его наверняка вспомнят, вспомнят и то, что он прибыл с Владыкой Хаоса, но теперь это уже не имело значения. Что-то случилось во время ритуала, что-то пугающее, непоправимое, что-то, что сильно повлияет на все дальнейшие события. Был ли Кай в этом замешан? Гадатель не мог сказать с уверенностью, но если это и не он был причиной беспорядков, то теперь уж наверняка активно принимал в событиях участие, за это можно было ручаться.
Не зная, что происходит, но благодаря подсказкам Хаоса все же опережая события на полшага, гадатель решил действовать, а не дожидаться, пока все станет ясно. Он обещал помогать Каю, так неужели станет он сидеть сложа руки?
Талион покинул город не с пустыми руками. В руках целитель бережно сжимал кожаный футляр, для маскировки обернутый холщовой тканью. Внутри — бесценное и опасное сокровище, то, чем Кайлан дорожил больше всего на свете, и то, что он попросил гадателя сохранить во что бы то ни стало — свитки, таящие в себе суть его проклятия. Гадатель знал, где тот их хранит, и твердо был уверен, что оставлять их нельзя — слишком много противников окружало Владыку здесь, и слишком мало было сторонников. Ведомый чутьем хаосита, он успел взять еще пару оставленных Каем амулетов, предназначения которых даже не знал, свои лекарские принадлежности, да еще какие-то вещи, показавшиеся важными.
Уж лучше перестраховаться, решил целитель, сворачивая в сторону леса и совершенно не задумываясь о том, куда идти, доверяясь потокам Хаоса. Углубившись в лес, травник бесцельно прошел еще немного, начиная думать, что все это ему в очередной раз просто пригрезилось, и следовало бы возвращаться и дожидаться возвращения Владыки, к тому же, следовало бы подготовить объяснения, почему он ни с того ни с сего сорвался с места, да еще и самовольно прихватив с собой бесценные документы, как вдруг услышал голоса. Громкие, взволнованные, они доносились откуда-то из-за деревьев. Осторожно, беззвучно, не позволив звякнуть ни длинным серьгам, ни подвескам, он сделал еще несколько шагов, прижался к стволу дерева, издалека наблюдая за происходящим. Двое альвов о чем-то ожесточенно спорили (на таком расстоянии не было слышно, о чем именно), яростно жестикулируя, а третий лежал без чувств на земле. Все трое — Владыки. Но ведь уходили они вчетвером!
Поборов первое устремление броситься к раненому, до автоматизма выработанное за годы жизни в храме Табири, целитель медленно отступил. Нет, раз Владыки Хаоса с ними нет — дело серьезное. Трое могущественных, сильнейших магов Тьмы и сами способны о себе позаботиться, а вот куда подевался неугомонный хаосит — следовало выяснить как можно скорее. Да и самому гадателю нельзя было здесь находиться — Кай рассказывал, что ритуал священен, а роща — запретна для простых альвов. Ему просто повезло, что оставшиеся Владыки были слишком заняты спором, иначе его присутствие не прошло бы незамеченным. Неслышно отступив, гадатель развернулся, наугад направляясь в лес. Он уже догадывался, что искать следовало вовсе не альва. Значит, случилось так, что Кайлан потерял над собой контроль и обратился, и теперь его тайное проклятие стало достоянием всех Владык. Что ж, если так — ему уже доводилось искать в лесу царственного миража, и в этот раз он рано или поздно его найдет, а может, мираж и сам найдет его быстрее.

+1

4

Солнечные лучи проникали сквозь листву, согревая кору павшего лесного великана – павшего молодым, тонким деревцем по сравнению с прочими. На свободном от веток стволе возлежал зверь, не вписывающийся в окружение и экосистему: белоснежный мираж, для равновесия обхвативший бревно средними лапками, вцепившись когтями в кору, а передние вытянув перед собой. Леопардовую голову зверь положил на лапы, но время от времени приподнимал ее и оглядывался, ловя чуткими ушами лесные звуки. Владыки не преследовали его и не послали за ним свою персональную гвардию, хотя и могли. Армина, как резидентка столицы, могла послать на охоту хоть всю регулярную армию.
Интересно, кого Роща выбрала после? Выбрала ли она вообще или настояла на том, что Кайлан, еще живой Кайлан все еще был Верховным? Ведь он почти им стал. Но зверь не может править альвами, как верно подметили его коллеги. Так что ему делать теперь, как Верховному Миражу клана Тьмы? Кайлана немного развеселила эта мысль. Отличный же был бы титул.
Несмотря на все его сегодняшние злоключения и горечь изгнания, по жилам разливалось не испытываемое им  прежде чувство свободы. Такое горячее и легкое. Пусть он изгнанник. Зато теперь перед ним открыты все дороги… Он мог бы отправиться к троблингам, тамошний Главный шаман будет рад его видеть. А еще он мог бы выдвинуться в Наоро и поискать своих сестер: пропавшую без вести, но скорее всего еще живую Виреллу, которой теперь придется наследовать трон, или Квиллан, а точнее, ее труп. Можно было бы выяснить подробности гибели самой неугомонной бунтарки из всего их семейства. Одна из дорог вела в Белую Академию, – там наверняка найдется специалист, который помог бы ему с проклятием. Были бы у него только свитки, оставленные в его покоях в Сариане…
А последний путь был обратно в земли Геддона, где он провел две незабываемые недели. К сородичам. Мертвецов там больше не было, а еду и защиту можно было попросить у принца Марко. Или на худой конец охотиться самому, делают же это все остальные миражи. Кайлан мог бы даже найти себе партнершу и подарить своей семье крайне необычных наследников, если, конечно, у модификанта вроде него и обычной самки миража могло получиться потомство…
Все лучше, чем сидеть в Актавианском лесу, откуда его изгнали, и дожидаться охотников. Он не был красивым альвом, но из белой миражиной шкурки выйдет замечательный экзотический коврик… На решение у него было время. Столько, сколько угодно. И Кайлан лежал на бревне, пока его многократно усиленный слух не побеспокоил знакомый перезвон.
Лениво повернув ухо в сторону появившегося на поляне альва, Кайлан прибег к одному из  своих мороков, доступных ему в этом теле. Расслаивающийся голос, немного похожий на его прежний, раздался в сознании разыскавшего его Талиона. Хаос все же был силен в гадателе, хотя и выражался лишь в форме обостренной интуиции.
– Знаешь, я все-таки был избран Верховным. Правда, я недолго им побыл, – голос невесело рассмеялся. – Теперь у меня нет ни клана, ни имени, ни места, куда я мог бы пойти. Так что если у тебя есть идеи, я открыт. Я отправлюсь за тобой куда тебе угодно, если, конечно, туда пускают таких как я.
Мираж переложил голову иначе, обратив мордочку к альву, и взмахнул длинным хвостом.
– Ну, ты знаешь, диких животных.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (25.10.2019 12:14)

+1

5

Погруженный в свои мысли, травник неспешно шел вглубь леса, совершенно не задумываясь о том, куда идти, полностью доверяясь интуиции. И, как это обычно и бывало с магией, спустя недолгое время она привела его куда надо.
Владыка!.. — воскликнул целитель, увидав белоснежного миража, привольно разлегшегося на бревне с таким видом, словно бы не случилось ровным счетом ничего особенного. — Кайлан! Что произошло?.. Я видел: там, на поляне — другие владыки, один из них ранен… Кай, что там случилось? Почему ты не с ними?.. — гадатель с ходу обрушил на колдуна град вопросов, взволнованно заламывая руки, отчего его браслеты отозвались тревожным перезвоном. — В Сариане все встревожены…
Талион настолько занервничал, что поначалу даже не обратил внимания на явно изменившуюся ауру Кайлана, а он по долгу целителя всегда замечал подобные вещи — ведь они могли о многом сказать. Умолкнув, наконец, он внимательно присмотрелся к миражу, затем осторожно спросил:
Кайлан, ты… в порядке?.. — Вопрос явно был довольно странным, учитывая, что обращен он был к альву, заключенному в тело зверя, и все же что-то насторожило травника. Ведь он видел уже Владыку, временно принявшего форму миража, но на этот раз что-то изменилось. Словно он говорил не с альвом в миражином обличье, а с миражом с частицей сознания альва. — Прошу тебя, Кайлан, поспеши принять свой истинный облик — тебя будут искать, я знаю! А может, уже ищут, и намерения у них недобрые! — целитель вновь нервно заломил руки. — Когда ты вновь станешь самим собой, ты сможешь им все объяснить... Они ведь… выслушают?
Глядя на абсолютно спокойного миража, лениво махавшего хвостом и совершенно не собирающегося превращаться ни в какого альва, гадатель замолчал, после чего потрясенно выдохнул:
Так ты… не можешь обратиться обратно? — подобное событие никак не укладывалось в голове целителя, ведь Кайлан, — могущественнейший хаосит! — так владел собой, так умело управлял потоками магии, что младшему альву казалось невозможным, что проклятие все-таки возьмет над ним верх. Травник надолго замолчал, постепенно осмысливая фразу, сказанную царственным миражом.
Кай… что значат: у тебя больше нет клана?.. — совершенно растеряно переспросил он. — Тебя изгнали?.. Но это… несправедливо! Ведь ты не виноват в том, что проклятие на этот раз оказалось сильнее!
Гадатель снова задумался над словами альва-миража.
Кай, мне некуда идти… — он оставил храм в землях Алэ, отправился вслед за зовом магии, поверив Кайлану, обещавшему дать ему дом и клан, но теперь Владыка оказался и сам изгнан. Сам травник всегда нашел бы себе приют — в любом храме найдется место целителю. А если не в храме, то в Лейане, городе, где принимали всех, наверняка сыщется и кров, и заработок. Но как быть с миражом, пусть даже и разумным? Может, во владениях Хаоса его примут? Ведь остались же у Кайлана соратники. Как бы то ни было, надо было что-то решать, оставаться на месте для Кайлана было опасно — гадатель знал это наверняка.
Но, судя по тому, что Владыка по-прежнему сохранил свою личность, не лишился памяти, значит, все же, не все еще было потеряно.
Кай, я помогу тебе, только скажи мне, как, — воскликнул целитель, вспоминая, наконец, что у него в руках — ключ к проклятию Кайлана. — Смотри, я взял свитки, которые ты просил сохранить… — альв чуть испуганно отступил на шаг назад, резонно опасаясь гнева Владыки, ведь он совершенно самовольно взял их из его личных покоев, уходя из Сарианы. — И, Кай, я взял твои амулеты… — гадатель высыпал на траву перед миражом несколько блестящих вещиц, — мне показалось, они могут пригодиться… Ответь, Владыка, не медли — может ли что-то тебе помочь?..

+1

6

Его последний в этом мире товарищ звучал встревоженно, внося изрядный диссонанс в его мироощущение. Чему тревожиться, куда бежать? Весенний лес так прекрасен и полон жизни, которую он, как мираж, ощущал на куда более глубоком уровне, чем когда-либо раньше. Кайлану хотелось застыть на месте, просто вслушиваясь, чувствуя, как потоки энергий деловито плывут вокруг него. Жизнь альва имела свои плюсы и минусы, и, став миражом в первый раз, он научился ценить ее, но теперь он больше не альв. И, скорее всего, никогда им не будет. Он не допустит той же ошибки в своем новом теле и проживет эту новую жизнь, взяв от нее все.
– Несправедливо? – в голосе послышалось веселье, а мираж на мгновение зажмурил алые кошачьи глаза. – Такова жизнь, а она абсолютно справедлива, Талион. Это живущие могут быть несправедливыми. Каждый имеет возможность поступать с ближним так или иначе, и каждый имеет возможность восстановить справедливость, взяв свое назад.
Коралловые глаза миража опасно сверкнули, тут же погаснув. Зверь подобрал лапы поближе к телу и обвил их хвостом. Не собирался он мстить. Он ведь больше не альв, что ему это даст? Проклятие действительно оказалось сильнее.
Кайлан вдруг понял причины отчаяния молодого альва. Конечно, он ведь обещал изгнаннику Света дом и свое покровительство, побудил его покинуть насиженное место в лесах клана Алэ. Понятное дело, что теперь, когда его самого вышвырнули из клана, Талиону его собственное положение кажется шатким.
– Прости, что подвел тебя, – мираж приподнял звериные брови, заглядывая в глаза гадателя. – Я оказался никудышным покровителем. Впрочем, из нас двоих лишь я был изгнан кланом Аса. Твой дом в землях Хаоса все еще ждет тебя, не забывай. Тебе всего лишь придется идти туда без меня.
В иллюзорном голосе послышалась грустная улыбка, которую Кайлан мог бы воспроизвести, если бы пожелал призвать иллюзию альва. Стоит начать разбираться в этой магии Иллюзий, если он хочет жить. Большой кот встал, потянулся всем телом и грациозно спрыгнул на землю. Плавным шагом он приблизился к молодому альву, принюхиваясь, улавливая слабые отголоски Сарианы – лес успел стереть запахи столицы. Еще Кайлан слышал голоса, напоминавшие ему его прежний запах; его вещи, а самое главное, те свитки, проклятие семьи Фадири. Теперь, когда он больше не альв, перспектива попадания этих знаний в чужие руки его так не пугала. Старые амбиции словно забылись, уснули. В них больше не было смысла, словно с изгнанием у Кайлана отняли не только имя, но и часть прежней личности.
– Поверь, нам некуда торопиться, – успокоил иллюзорный голос. – Ты альв-хаосит, а я зверь, нам место в Лесу… Ты правильно поступил, что взял эти вещи, Талион. Можешь оставить амулеты себе, если пожелаешь. Мне они теперь без надобности, как видишь, – мираж еле слышно фыркнул и свил хвост колечком. Лапка без когтей осторожно потрогала одну из лежащих перед ним вещиц, – а, гляди, Кольцо Правосудия.
Мираж приблизил к артефакту нос, почти касаясь усами травы.
– Оно нагревается, когда кто-то лжет тебе. Бесполезная вещь для кого-то с чутьем Хаоса. Браслет Ночного тумана… для оборотничества. Мусор, пожалуй. Вот полезная вещь, амулет телепорта, – он поддел носом другую безделушку, новый амулет, купленный в Сариане взамен старого, сломанного. – А вот, – он принюхался еще раз, так как зрение его подводило на таком расстоянии, и затем с усилием сжал лапкой еще одну вещицу, блестящий массивный медальон, неловко приподнимая его и тут же роняя обратно. – Хорошо, что ты его тоже захватил. Здесь спрятано несколько драгоценностей, за которые можно выручить немало золота. Так легче, чем таскать мешки с монетами.
Мираж уселся обратно, снова обворачиваясь хвостом, и поставил ушки торчком.
– Это из моего опыта искателя приключений, – он лениво зажмурился, вспоминая. – Худшие четыре месяца моей жизни…
Пожалуй, за некоторым исключением. Неужели это было так недавно, так недолго? Стоило прожить почти полтысячи лет, чтобы попасть в такой переплет.
– Можешь больше не звать меня Владыкой, Талион, – царственная осанка миража больше не подкреплялась его социальным статусом, но он ничего не мог с ней поделать в силу привычки. – Я им больше не являюсь и никогда им не стану, даже если и верну себе облик. И я рад, что ты сохранил мои свитки. Спасибо тебе. К сожалению, отыскать мага Хаоса, способного в них разобраться и достойного доверия, практически невозможно. От моей семьи осталась лишь моя младшая сестра, и та без вести пропала. Но даже если бы она нашлась, ее познаний будет недостаточно.
Мираж расправил свои странные наспинные отростки и снова свил хвост колечком.
– Не беспокойся обо мне. Мне уже не помочь. Куда бы ты сам хотел отправиться? – поинтересовался Кайлан. – Если пожелаешь, я могу защищать тебя в дороге. В конце концов, – мираж встряхнулся и применил к себе иллюзию, скрывая дополнительные лапы и отростки, превращаясь в подобие белоснежной пантеры, – я обещал помогать.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (14.11.2019 22:07)

+1


Вы здесь » Айлей » #Клан Аса » Тайная тропа