Айлей

Объявление



В процессе обновление информации по миру, разработка нового сюжета


18.07.2018 Любимые наши игроки,
сегодня ФРПГ Айлей исполнилось 5 лет!
Это очень важное событие и мы хотим поделиться с вами этой радостью! Что же вас ждёт? Во-первых, были подведены некоторые итоги событий мира Новости мира Айлей, во-вторых, открылась лавочка подарков Яркие огни, в-третьих, в шапке флуда указан список развлечений, в котором может участвовать любой игрок. А совсем скоро начнётся голосование за Короля и Королеву форума!
Мы несказанно рады, что вы с нами.
Мы вас очень любим ❤


07.07.2018 Мы подвели итоги игрового июля и у нас появилось сразу двое победителей - Иноэ и Сам-Ри! Поздравляем их и благодарим за ведение активной игры. Напоминаем, что совсем скоро будет день Рождения форума, а это значит, что будет праздник и кое-что новенькое. Следите за новостями!


01.06.2018 Айлей переведен на летний режим работы. Это означает, что внимание амс будет более уделяться решению организационных задач, скопившихся за год, нежели непосредственно игре.


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Лордство ди Рхаурр » Городок Астра


Городок Астра

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://s8.uploads.ru/puQ6D.png

На одном из торговых трактов, затерявшихся на больших просторах Усшахайской степи, где-то между лордством ди Рхаурр и столицей Адагор, раскинулся городок Астра. Это поселение готово дать кров и ночлег каждому, кто устал брести или ехать по пыльным степным дорогам. Здесь живут работящие крестьяне и ремесленники, которые зарабатывают на жизнь честным трудом. Здесь заключается немало торговых соглашений между земледельцами, фермерами и наёмными рабочими. Все трудятся от рассвета до заката, не зная устали.
Городок не слишком большой, но очень уютный. Через его центр тянется неширокий, перепрыгнуть можно, источник воды. Никому не дозволяется стирать в нём или же купаться. Домики, не более чем в два этажа высотой, выстроены из камня и древесины, и покрыты крепкой черепицей. Не смотря на засушливость степей,  в Астре имеется сочная зелень. Дома расположены так, чтобы суховеи практически не проникали в центр города, поэтому в тени в жаркий денёк довольно прохладно.
В городке есть и кузня, и рынок, и небольшая мельница, и несколько различных ферм. Большой любовью у местных жителей пользуется таверна с постоялым двором «Поддатый грифон», владельцами которой является дружная семья вульфаров О`Нейл.

+1

2

Начало игры.
Таверна.

Вечер в “Поддатом грифоне” проходил на удивление спокойно. Вернувшаяся со смены в цветочной лавке Эдельвейс, с удивлением наблюдала за разномастными, но столь немногочисленными посетителями. “И вот что это такое? Не таверна, а церковь какая,” – добродушно хмыкнув, вульфара вытерла руки о передник. Сегодня день с самого утра проходил на удивление спокойно и тихо, без всяких сует. Просто удивительно!
По утру, разобравшись с привезшими молоко посыльными, Эда привычно пошла в цветочную лавку. Там она выполняла привычную для себя работу – пересаживала цветы, составляла мелкие букеты (большими и по-настоящему роскошными занимался хозяин лавки), да давая свежесть вчерашним растениям. Посетителей было так же немного, да и все из местных - ни одного нового лица. Что, впрочем, для их городка не удивительно: малышка Меделин за цветами для заболевшей бабушки, плотник Карст как обычно за свежим букетом для своей молодой жены да Франклин. Он топтал коврик у входа не первый раз, так и сейчас. Пробыл в лавке почти с час, что-то смущенно мямля, когда стоило Эдельвейс спросить его, а не нужна ли ему помощь с выбором цветов. В результате парень всучил ей деньги, потом схватил полевой, но явно со ставленый со вкусом, букет, так же отдал Эдде и был таков. Лишь колокольчик на двери тихо звякнул, оставив озадаченную девушку наедине с безмолвными цветами.
Так что девушку даже раньше положенного отпустили, все равно в лавке было нечем особо заняться. Как оказалось  - в таверне тоже. “Грифон” был на удивление спокоен и даже не особо пьян. В нем велись мирные беседы, а алкоголь был невысокого градуса. Взявшись помогать по мелким делам, Эда и с ними быстро расправилась. И то она старалась не отбирать работу у наемного персонала. Потому, девушка вскоре ушла в жилую зону таверны, где обиталась только семья О’Нейл.
Устроившись на кровати в своей комнате, открыв окно, девушка достала из ящика нитки и спицы. Вечер грозился закончиться в такой же ленивой тишине. Даже не устроили ни одной драки в таверне. Перебирая петельки будущего шарфа, вульфара тихо напевала себе под нос незамысловатую мелодию. Окно, в которое врывался стылый вечерний, почти ночной, воздух, вскоре пришлось закрыть. Задернув полог штор, Эдельвейс вернулась к вязанию, не испытывая проблем полутьмы, хотя одинокая свечка для некого ощущения уюта вздрагивала на тумбе при кровати. За приоткрытой дверью слышались неспешные разговоры сестры с матерью, да прохаживания по коридору то отца, то брата.

+1

3

Начало игры.
Таверна.

Акиавари. Время, когда земли повсеместно и обильно смачиваются влагой. Саунт не любил дожди, особенно осенние – они навевали на него тоску, ведь их когда-то любила его златоволосая альвийка. Вамфири хмыкнул и в очередной раз закусил черенок травинки, из которого брызнул сладковатый сок. Охотник за диковинками незримой тенью восседал на одной из деревянных крыш небольшого городка под названием Астра. Он размышлял и настраивался на предстоящее дело. Нарекли городок, по мнению Вирха, любопытно. Не находись он на задании, то с большим удовольствием побродил бы по немногочисленным улочкам, пообщался с местным населением, но, увы. Он так и не смог ответить себе на вопрос, что больше подтолкнуло его отправиться в путешествие по землям кровных врагов: описываемый мужчиной артефакт или же необходимость вырваться из борделя, в котором он безвылазно просидел два месяца…
Буквально несколько дней назад вамфири с довольно скучающим видом листал выученную уже наизусть книгу и тягостно вздыхал, сидя в гостевом зале в тот вечер закрытого борделя. Тинк начинала обеспокоенно коситься на хозяина, перебирая важные бумаги, но знала – если тот впадает в апатию, плохо спит или давно спит один, значит, скоро пропадёт недели на две. Она лишь качала головой, ведь видела в этом внешне спокойном и уверенном в себе хищнике, мечущегося, ищущего себе место зверя, но помочь не могла ничем. Разбирая пришедшую почту, девушка хмыкнула и передала одно из писем вамфири. Тот заинтересованно замер, сморгнул и живо перехватил конверт, шустро его открывая и пробегая глазами по вложенному исписанному листку.
- Ну наконец! – во взгляде мужчины зажегся хищный огонёк азарта. Он вскочил со своего места, привычно чмокнул свою помощницу в макушку (надо сказать часто и нагло пользуясь низким ростом девушки)  и скрылся в своей комнате. Через полчаса состоялась встреча с таинственным нанимателем, который так же оказался представителем расы Вирха. Его интересовал некий артефакт, выглядящий как скульптурка девушки. По заверениям нанимателя, данная вещица была проиграна его кузиной. Строптивую азартную девку он выпорол сам, а артефактик ему должен был вернуть профессионал…
Вирхаймонт усмехнулся, глядя на светящееся окошко таверны, где должна была находиться вещица. Наниматель настойчиво указывал именно на него, при этом дотошно вычерчивая стену здания, и трижды тыкая карандашом в это окошко, пока, наконец, не сломал многострадальный грифель. Вереск тогда уже забеспокоился было, и едва удержался от соблазна спросить – здоров ли наниматель?
«Древняя вещица, семейная реликвия, - мысленно разбирал он сложившийся диалог и известные ему факты, задвинув на дальний план странности в поведении аристократа. – С какой-то особой любовью он о том артефакте отзывался. Спит он с ним в обнимку, что ли?» - Саунт поморщился: вечно у этих заказчиков неполадки с головой, ещё и о свойствах вещицы, небось, сбрехал.
В таверне постепенно гас свет в каждом оконце, а внутри вамфири просыпался охотник, азартный, хитрый и неизменно незаметный. Чего уж проще – наложить иллюзию или же «отвод глаз», чтобы остаться тенью? Выкинув измусоленное растение, мужчина глубже натянул капюшон и с мрачной решимостью, практически беззвучно скользнул вниз с крыши. Мягко приземлившись на землю и распугав парочку котов, он присел и наскоро осмотрелся. Ночь была уже поздняя, становилось холоднее. Разлившаяся в воздухе прохлада дарила ясность мыслям. Вирхаймонт без труда взобрался по фасаду здания, достал небольшую удлинённую отмычку и мастерски, без лишнего шума, открыл окошко. Мужчина не без удовольствия отметил, что в этом здании хозяева заботятся о сохранности и долговечности своего имущества, регулярно смазывая петли. А заодно и его делу изрядно помогая. Вамфири усмехнулся и влез в окошко, зная, что владелица данной комнатки сладко спит, устав от монотонной работы в виде вязания. Откуда знал? С той точки, где он сидел, открывался прекрасный обзор на молодую привлекательную вульфару, и Хайм не сомневался – мужчины за нею вьются, словно шмели вокруг прекрасного цветка.
Оказавшись в комнатушке, уютной и тёплой, он тут же наложил на незнакомку заклинание тишины, воздействуя на чуткий звериный слух. Скидывать капюшон вамфири не стал, он лишь прикрыл за собою створки окна, не желая простудить юную леди или же заставить её мёрзнуть. Бросив очередной задумчивый взгляд на девушку, вамфири вздохнул.
«Волчий цветок», - отозвалось подсознание, а охотник лишь кивнул, не без труда отводя взгляд и принимаясь за поиски искомой статуэтки. Чтобы что-то найти в женской комнате – нужно было хорошо постараться!

Отредактировано Вирхаймонт Саунт (14.04.2015 20:17)

+1

4

Неспешное и монотонное занятие не могло не вгонять в сон. Петелька за петелькой разум вульфары окутывался маревом дремоты. Но девушка не клевала носом – руки продолжали свое ловкое дело, даже когда девушка прикрывала глаза дольше, чем на секунду. Приятное колыхание свечи, тепло одеял и таверна, что погрузилась в тишину – что может быть прекраснее? Правда внизу еще поскандалили, разбираясь с посетителями, что не оставались на постоялом дворе и должны были вернуться в свои дома, но то обычное дело. Вдохнув полной грудью, девушка подумала, что надо бы идти и спать. А то завтра утром предстоит составить несколько новых букетов, да и поступил заказ на устройство празднества в честь дня рождения сына главы городка. А это несколько дней напряженной работы! Составить списки блюд, распланировать мероприятия, определить число гостей и распорядится о продуктах. И чего младшая сестренка так грезит балладами и приключениями? Такая спокойная, размеренная жизнь куда как лучше, чем погоня за призрачной удачей.
Дремота накатила стихийно, заставив руки все медленнее двигать спицами, а потом и вовсе замереть. Волчий сон был тих и чуток, а дремота как легкий ветерок летом.
Эдельвейс вдыхала шальной степной воздух, в морду бил ветер, что звал куда-то за собой. Далеко, вперед, вверх! Хотелось бежать за ним, и лапы несли ее сами. Она готова была бежать без передышек, без остановок, все быстрее и быстрее, словно у волчицы не только четыре лапы, но и пара огромных крыльев за спиной. И в чистом просторе степей – одинокое дерево с огромной зеленой кроной. Ветер шептал ему свои песни и играл с его листвой. А запах.. какой тут запах! Родины, дома и свободы. И он полностью заполнял грудь, даже саму суть волчицы. Эда чувствовала, что это ей по душе. Что это – ее. Она не знала никакого городка, ни таверны, ни людей.. она была одна, была свободна, и у нее были крылья. Ветер ей друг и ее спутник. Что может быть потрясающе?
Но тут в пронзительно-голубом небе мелькнула тень туч. Разряд молнии разрезал небосвод.
Когда мужчина ступил на половицы, они прогнулись, но не скрипнули под ним. Но свеча от сквозняка затухла. И внезапная тишина, что тронула чуткий слух.. Все это заставило девушку поморщится. И чего так погоде неймется в ее снах? Эдельвейс далеко не сразу приоткрыла свои серые глаза, а едва приоткрыв – замерла. В ее комнате стояла темная фигура. “Не уж то Франклин так осмелел? Вот наглец, вот я его сейча-ас.. Хотя нет, слишком высок для него.. Быть может, это Рагрид, но он вроде не настолько строен.. Воры?” Ведя свой диалог с самой собой, Эда лихорадочно оглядывала сонным взглядом комнату. Мужчина что-то в ней словно искал, но тому значения девушка не предала. Впрочем, то было не важно – ваза уже сорвалась с ее руки и летела прямиком в спину али голову, если мужчина неудачно приподнимется. Следом за вазой полетели клубки ниток, норовя не то что стукнуть, но обвиться вокруг, переплестись и запутаться.
- Если это твои шуточки, Эз, то тебе влетит от Марта! Ты забыл, как он набил тебе морду в прошлый раз? Так еще раз отхватишь! – с явным недовольством и претензией начала вульфара, а ее внезапно осенило, и она узнала в неизвестном долговязого парня-друга ее брата. А он, между прочим, вел себя слишком нагло и распущено, рассудив дружеское поведение девушки как намеки на свои шансы. Ох и скандал был тогда.. но Мартэйнн друга простил, не мог не простить. Но дорога к сердцу Эдельвейс тому была заказана. И вот этот наглец забрался ночью в ее комнату. Неслыханная наглость! Девушка уже предвкушала, как влетит дерзкому наглецу сначала от отца, потом от ее брата, а потом и она сама чего удумает.
В глубине дома же лениво потянулся брат, приподнявшись над кроватью и вслушиваясь в шумы.

Отредактировано Эдельвейс О`Нейл (18.04.2015 23:29)

+1

5

С его стороны было большим упущением и проколом оставлять потенциального свидетеля и хозяйку комнаты без присмотра. Годы безупречного выполнения заданий, когда всё шло без осечек, и даже каким-то образом играя на руку самому вамфири, сделали своё дело. Он даже не придал особого значения потухшей  свече, а ведь стоило… Однако это не значило, что он не был напряжён. Процесс погружения в личное пространство всё же его волновал. Не каждый день приходится лазить в вещах хорошенькой молодой девушки. Вирхаймонт ценил личное пространство, никогда ничего не трогал у своих любовниц, если это не заинтересовывало его на все триста процентов. И то, прежде чем схватить, всё-таки задавал хотя бы наводящий вопрос «А что это?». Сейчас времени петь серенады вульфаре, и добиваться её расположения банально не было, он спешил, все сроки горели и пылали. Толстосуму отчего-то была крайне необходима статуэтка, которую Саунт никак не мог отыскать в уютной крохотной комнатке.
Он не сразу услышал лёгкое шевеление за спиной, погрузившись в увлекательные поиски.
«Сколько же у девушек различных безделушек..» - беззлобно ворчал про себя вамфири. Наверняка, для каждой из них красавицы без труда могут найти применение, до которого мозг мужчины не сможет додуматься. Женская логика нередко восхищала и в равной степени озадачивала мага. И всё же не было ничего краше женской улыбки. Вамфири тихонько хмыкнул, будто автоматически продолжая свои поиски. Внезапно его чутьё взвыло, сигнализируя об опасности. Вирхаймонт, зная, что поднимать голову и крутить ею как флюгером – дело гиблое, резко ускользнул в сторону. Ваза, брошенная лёгкой рукой вульфары, с тонким звоном осыпалась на пол, разбившись о небольшой комод. Мозг вамфири тут же начал работать, в памяти всплыло заклинание, тут же сорвавшиеся с кончиков пальцев. Оно было более энергоёмкое, чуть более грубое, потому как сплетено в экстремальных условиях, но при этом очень эффективное. Иллюзии были тем коньком, на котором мужчина мог кататься часами, выплетая и выдумывая новые комбинации привычных связок, создавая что-то новое. Вот и теперь в его магической атаке смешалось воздействие на зрение, слух и даже нюх, но действовали они исключительно на тех, кто мог заглянуть в комнатку. В то же время он снял оглушающее волчицу заклинание и резко развернулся в её сторону, хищно сверкнув сапфировыми глазами и бросившись к ней. Ему достаточно было мгновений, чтобы преодолеть разделяющее их расстояние. Однако брошенные клубки шерсти оказались той самой подлянкой, которой он не ожидал. Не смотря на то, что мужчина уверенно, быстро и плавно оказался прямо перед носом девушки, закрывая ей ладонью одной руки рот, а в другую без труда захватывая оба запястья, - он едва не рухнул прямо на рыжеволосую красавицу, слегка нависнув над ней, чего совсем не желал.
- Чшш..- бархатно выдохнул мужчина, глядя сонной и несколько перепуганной девушке прямо в глаза. – Боюсь, мне не доводилось иметь дело с неким Мартом, юная леди, - голос вамфири звучал вкрадчиво и хрипловато. Всё-таки наглотался холодного воздуха, дурень.
«Интересно, получится ли уговорить её сотрудничать? Никому из нас не нужны проблемы, так, может, выйдет разойтись полюбовно?»
- Я не причиню вам вреда, - столь же тихо продолжал он. – Я ищу кое-что.. статуэтку в виде женской фигурки.
Если эта вещь у вульфары, то она должна сразу понять, о чём говорит мужчина, а потому он выжидательно на неё смотрел, старательно ища необходимую реакцию.

+1

6

Немного обескураженная тем, что сотворил с магией незваный гость, сонная вульфара не успела среагировать. Последний клубок, сжимаемый в девичьей руке, так и остался в ней, занесенный. Но вскоре он выпал из рук, так как мужчина схватил ее за запястья. Взгляд серых глаз ярко говорил о том, что девушка думает по поводу наглеца, но лишь то, что он ей зажал рот ладонью, мешало высказать это в слух. Впрочем, девушка все равно то ли заворчала, то ли зарычала, нахмурившись.
Смотря на нависающего над ней незнакомца, Эда испытывала все больше недовольства. Лишь то, что она была сонной, немного сбитой столку непонятым заклинанием мужчины, сдерживало ее. Хотя этот незваный гость мог почувствовать, как не обделенная силой своей расы девушка пробует освободить свои запястья. “Каков мерзавец! Вы только гляньте на него – еще и держится, словно хозяин положения!” – оскала мужчина не мог заметить, но мог ощутить некоторую ауру хищной угрозы, что обычно могла исходить от зверя. Продолжая сверкать глазами, вульфара и не думала идти на сотрудничество с вломившимся в ее комнату человеком. Самое паскудное – она не могла разобрать его запах, хоть он и был вплотную к ней. Потому девушка стала даже вырываться, не сильно задумавшись над словами незнакомца, стремясь лишить его равновесия, чем идти на попятную. “Статуэтка? Какая еще статуэтка, ненормальный ты?!
Смысл слов незнакомца таки дошел до девушки, и та даже замерла, прекратив свои попытки вырваться. Ее полный хищной ненависти взгляд сменился более человеческим непониманием. Один ее взгляд выражал то, что у Эдельвейс не было никаких статуэток, тем более в виде женщин. Такие безделушки были не в ее вкусе. Брови рыжеволосой скептично изогнулись, мол, а похоже ли она на ту, что хранит у себя похожие вещицы. В эти секунды она жадно рассматривала лицо незнакомца, ничуть не скрываясь. Раз не может запомнить запах, то запомнит внешность. А потом доставит множество неприятностей, коли узнает и найдет этого героя вне своего дома.
Потупив немного с этим непонятным инцидентом, девушка внезапно извернулась так, что хорошенько укусила незнакомца за его руку, характерно зарычав. Хоть он и показался ей красавчиком из непоследних, по крайней мере он точно лучше Франклина, но обращаться с собой таким образом она не даст.

Упомянутый Март, что был старшим братом девушки, все же поднялся с кровати и, ведомым чистым предчувствием, вышел в коридор. Немного удивившись тому, что во всех комнатах темно, молодой мужчина нахмурился.
- Эдельвейс? Это опять у тебя шум? – негромко произнес в пространство коридора брат, представив, что вскоре и к младшей сестренке будут бегать по ночам обожатели, и не скрыл брезгливого выражения лица. Скорей бы уже Эдда вышла замуж и это прекратилось. А то гонять настырных женихов ему удовольствия было мало.

Отредактировано Эдельвейс О`Нейл (04.05.2015 22:08)

+1

7

Острое чувство разочарования поднялось в глубине души вамфири, стоило ему прочитать в глазах девушки полнейшее непонимание того, о чём он вообще с ней говорит. Первичная реакция – самая верная, а потому у Вирха не было причин сомневаться: загадочного артефакта здесь не было и в помине.  Сапфировые глаза мужчины опасно и хищно сверкнули, что делало его похожим на представителей волчьего народа.
«Каким же нужно быть идиотом..?» - озадаченно размышлял мужчина, не обращая внимания на потуги девушки вырваться. Он уже придумал с десяток кар своему заказчику за то, что тот умудрился так ловко обвести стреляного ворона вокруг пальца. Хайм мазнул взглядом по лицу хищной красавицы и на мгновение встретился с её жадным и прожигающим взглядом. Чертовски интересная особа! Кровь в теле Саунта буквально забурлила, но далеко не от возбуждения, а от восторга, что ему довелось встретить прекрасный и опасный цветок, коих было не так уж много в этом мире. Было бы сущей глупостью полагать, что девица не попытается вырваться, но кто же сказал, что ей дадут это сделать? Укус был довольно-таки ощутимым, заставившим мужчину зашипеть. Но и он не был лыком шит. Снижая болевой порог долгими тренировками, Вереск и представить не мог, что данная особенность сможет ему пригодиться в столь экзотической ситуации. А как ещё можно назвать этот укус?
В любом случае, вамфири ощущал приближение опасности, она буквально на цыпочках подкрадывалась к душе кровопийцы, желая вонзить когти как можно глубже. Привыкший полагаться на свои чувства, Вирхаймонт не стал медлить, принимая глупое, безумное и отчаянное решение. То, что он собирался сделать, шло вразрез с его убеждениями, его деятельностью и воспитанием в целом, но было необходимостью.
Мужчина резко подорвался, потянув следом за собой упирающуюся девушку. Он без какого-либо труда закинул извивающуюся вульфару на плечо; будто случайно коснувшись её виска, на некоторое время затуманил сознание, не позволяя сосредоточиться на необходимости звать на помощь или вырываться.
«Зарекался же использовать это заклинание на беззащитных!», - зло рыкнул сам на себя охотник за диковинками. Однако подсознание тут же споро попыталось убедить его, что красавица не так беззащитна, имея вульфарскую кровь, да ещё и кусающаяся направо и налево. Недолго думая, вамфири выскользнул в окно, всё так же держа на плече незнакомку. Сделал это он буквально за несколько мгновений до того, как в комнатку заглянул иной мужчина. Это заставило Хайма выругаться. Иллюзия продержится от силы минуту без его поддержки, а тратить на это силы вамфири был не намерен. Потому, взяв всю волю в кулак, шатен бросился в сторону леса, где сможет без проблем укрыться от преследователей, коли такие найдутся. Ему крайне не нравилась сложившаяся ситуация, и он ума не мог приложить, как станет извиняться перед бедной девушкой.
«Дожил, дам начал воровать. Да Тинк меня убьёт, если узнает!»

+1

8

Похоже, смятение рыжевласой девицы не понравилось нависающему над ней незнакомцу, судя по сверкнувшим не по-человечески глазам. Ощущения подвести не могли – более опасный хищник. Но Эда сдаваться так просто не собиралась, и такой взгляд не мешал ей ершится. Вот только зубки на второй раз сомкнулись на воздухе, а после девица вскрикнула, хватая клубки пряжи в далеко не хрупкие ладони и пытаясь попросту огреть ими мужчину. Тот оказался хитрее, чем таковой была рыжая: новое заклятье и новое забвение. Мысли смешались в своей кутерьме, а рука опала, выпуская клубок, что сиротливо покатился по городской дорожке, распуская яркую нить. Вот только никто по ней не найдет несчастную вульфару, что так вероломно была украдена среди ночи.
Кто он? Что ему от меня надо? Почему он куда-то несет меня в такой темноте? Что.. что происходит?” – жалостливые мысли роились одна за другой под рыжей копной волос в голове девушки. Хотелось кричать, бить незнакомца босыми ногами, укусить его опять, в конце-то концов!  Но все эти попытки глушились заклятием, что применил к цветочнице вамфири. Было обидно до слез и.. страшно. Страх стал сковывать сильнее, когда вокруг все темнело, а голосок городка удалялся. Сердце, словно птица в клети, билось в груди. Эдельвейс никогда не стремилась за пределы своей жизни так рьяно, она была довольна всем – и тут она на руках какого-то незнакомца, что уже несется по лесу не разбирая дороги. Или у него есть план? Так ли было вульфаре досуг разбирать его мысли и планы. Слезы страха проступили на глазах буквально на мгновения, и слетели с личика. Мысли меркли во мраке ночи.

Март толкнул увереннее дверь и прошел в комнату. Спокойная тишина в чем-то даже удивила мужчину и тот замер, пристально обводя стены своим взглядом. Пока взгляд не упал на распахнутое окно.
- Вот же.. опять не закрыла его, опять поди хло.. а это что? – в тяжелой мужской руке оказалась тонкая нить пряжи, а сам клубок скрывался за окном где-то внизу. – Эда? – окликнул он сестру и резко дернул покрывало кровати. То, что чувствовали руки и слышал слух расходилось еще и со зрением! – Эдельвейс!! – уже закричал мужчина и бросился из комнаты.
Пройдут какие-то минут двадцать и в городке вспыхнут огни. И пойдет тавернщик и его товарищи на поиски вора, что посмел украсть у города его цветок, что грел сердца и взгляды многих. Разбуженный суетой Франклин, прижимая к груди вилы, выбежит раньше их. Он должен найти ту, кому обещал подарить свои чувства!

+1

9

«Ублюдок, - мелькнуло в голове раздражённого мужчины, который старался сохранить ясность мысли посредством холодного расчёта. – Мразь. Сволочь», - выходило это с большим трудом и лишь благодаря многолетнему опыту, накопленному за годы работы с различного рода глупцами, считающими себя вправе решать за других. Девушка, что весьма расслабленно болталась на его плече, всё ещё находилась под действием заклинания. Вамфири было даже немного совестно за то, что он умудрился с нею сделать. К тому же действие заклинания всё равно придётся вскорости снимать, в противном случае, могут появиться неприятные побочные эффекты. А ведь он не желал зла этому прелестному яркому огоньку. Он вообще не понимал: что побудило его поступить так опрометчиво так непривычно… безумно. Воровать молодую деву посреди ночи, когда в её комнату вот-вот должна войти родня – верх безумия. Наверняка, уже вся деревня встала на дыбы и вот-вот начнёт прочёсывать близлежащие земли в поисках вора. Вирх скрипнул зубами и лишь крепче ухватил девушку. Тепло женского тела под ладонью, в обычное время такое манящее и волнующее, ныне совершенно не имело какого-либо значения. Мужчина сам себя втянул в опасную игру. Но появись родня девушки чуть позже – он бы всё спокойно узнал и исчез, но нет же… Волки.
«На дворе осень, а она совсем раздета», - мелькнула какая-то странная в данный момент, но логичная мысль. Успокаивало лишь то, что в его руках была волчица, а не хрупкая человеческая девчонка. И всё же, она, наверняка, была немало напугана выходкой вамфири, который уже через десять минут безумной гонки оказался подле арендованного у своего давнего друга скакуна. Саунт понимал, что если не пустит вульфаров по ложному следу, то обязательно станет их жертвой. В эту ночь он был охотником и планировал носить это звание как можно дольше. Стянув с коня свой плащ, накинул на плечи девушки и довольно ловко уместился в седле, посадив перед собой волчицу. Ему нужно было успеть добраться до укрытия до того как он решит снять с неё наваждение. Нет, не решит. Должен будет сделать это. Как только незнакомка вновь обретёт над собой власть: всё вновь может пойти под откос.
Вбухав практически весь свой магический резерв в довольно большое по площади заклинание, мужчина прошептал недостающие слова вслух, опаляя дыханием макушку сидящей перед ним девы и невольно вдыхая её приятный, щекочущий ноздри запах полевых трав, степи, палящего солнца...
«Что же, вспомним молодость», - невесело усмехнулся про себя охотник за диковинками, пришпоривая лошадь, которая рванула по влажному мху в темноту леса. О вамфири на лесном пятачке в память осталось лишь мощное получасовое заклинание, заставляющее ходить кругами и дарящее различные иллюзии в виде шорохов, звуков, топота копыт и даже мелькания теней. Ему пришлось выложиться по полной. Однако только так он сможет задержать толпу разъярённых существ, жаждущих расправы.
- Прости меня, малышка, так нужно, - на грани слышимости прошептал Саунт, в очередной раз понукая лошадь двигаться быстрее. Укрытие было уже в пяти минутах езды, а совесть мужчину начинала изрядно подтачивать.
Оказавшись в том самом месте, которое во тьме и не разглядишь, если не знать наверняка, что здесь пещера: так хорошо местечко было замаскировано, - вамфири слез с коня, снял свою внезапно обретённую пленницу, вновь не слишком галантно забросив ту на плечо. К сожалению, вести лошадь в поводу и нормально нести хищницу на руках – было не слишком удобно. Оказавшись внутри, он бегло осмотрел довольно глубокую овальную пещерку с закутком, в котором можно было разжечь костерок без опасения, что снаружи кто-то увидит его свет. Время неумолимо заканчивалось. Девушка, наверняка, уже ощущала тошноту, а то и теряла связь с реальностью. Он наскоро расстелил небольшую тряпицу и усадил на неё волчицу, которая всё ещё была укутана в его собственный плащ. О коне он не беспокоился: Аврас был умным, а потому даже перед волками не пасовал и не сбрасывал всадника, чтобы быстрее спасти свой круп. Гнедой жеребец ужасно нравился Вирху, но товарищ упорно отказывался продавать красавца. На мгновение замерев на месте, вамфири превратился в слух. Найдя звуковой фон весьма приемлемым, мужчина опустился перед незнакомкой на корточки, стянув со своей головы капюшон. Так, по крайней мере, будет честнее по отношению к ней. Он мягко, почти невесомо приподнял одной рукой её клонящуюся головку, а другой коснулся виска, снимая действие заклятия. Минуты через две она должна была прийти в норму. За это время мужчина нашёл в седельных сумках верёвку и крепко, профессионально, связал узнице руки за спиной: исключительно в целях безопасности. Он уже единожды потерял бдительность там, где не стоило. Вот к чему это привело. Когда взгляд девушки стал чуть осмысленней, вамфири вновь присел напротив молодой девы и серьёзно заглянул ей в глаза, чуть нахмурив брови.
- Что тебя связывает с Хьюго Эрджерри? – довольно тихо и ровно поинтересовался он. Этот вопрос был важен, чтобы подтвердить подозрения. Сначала он, а после всё остальное. Ему нужно было знать: насколько медленно он может откручивать голову и загонять иголки под ногти этой скотине. Возможно, данная угроза клубилась в глубине зрачков Вереска, но ему подобное было неведомо.

+2

10

Пространство вокруг поскуднело на цвета и запахи, слух не выдавал ничего внятного. Шорох травы, норовящие ударить упругие ветки кустов, мелькающие стволы деревьев.. Знакомый с детства лес выступал предателям, скрывая бегущего по его земле похитителя. Тело не слушалось, в голове гудело, заглушая слух. Рыжевласая поморщилась, пытаясь шевельнуть рукой, хоть как-то, но огреть мужчину.. бесполезные попытки. Обвиснув мертвым грузом, Эда не замечала даже покалывающей ночной прохлады обнаженную кожу. Да и ночное платье было простым, не смотря на длину, и не грело.
Среди ночной тишины раздался волчий вой. Его подхватили с десяток голосов. За вором уже шли множество зверей, сверкая в ночной темени яркими глазами. Вульфары не собирались так просто прощать нарушителя границы. Когда живешь рядом с вамфирскими землями – надо быть начеку. Но, видно, давно не было подобных прецедентов. Волки успокоились, отъелись. Теперь вновь бежали и гнали, собираясь расправится с нарушителем.
Лес вокруг замелькал, и она обнаружила себя закутанный в плащ, от которого едва заметно пахло дорогой, дорогой выпивкой и какими-то женскими духами. Сморгнув, рыжая ощутила спиной опору, не отдавая в себе отчет. А перед ней была косматая на гриву лошадиная голова. Дрожащая рука потянулась к ней, но внезапно вульфару начало мутить. Показалось, что вокруг они не одни – слышался и шорох, и ржание лошадей, и казалось зашевелились сами кусты. Сомкнув губы, девица боязливо вжалась в грудь своего похитителя, и лошадь, почти бесшумно, пустилась в бег по лесу.
Вульфары, идущие по следу, действительно позже застряли на этом месте. Отряды разделились, мужчины переругивались, женщины причитали. И пока велись споры, никому не заметный поджарый тонконогий дымчатый волк скрылся в направлении следов гнедого скакуна. Его вело предчувствие и глупость, но он доверился им, ведь большего, кроме чувств, у него не было. Вилы были давно отброшены Франклином и он, в одиночку, спешил за следом своей возлюбленный, вора и жеребца.

В нос ударил сухой запах пещеры. Проморгавшись, Эдельвейс с трудом огляделась: наваждение отпустило девушку, больше она не чувствовала себя дурно. Остались неприятные ощущения в груди, но по крайней мере разум был вновь остр, а за ним заострялись и органы чувств. Яркие серые глаза воззрились на мужчину пред ней. Воспоминания услужливо выдавали запахи и прикосновения его. Приподняв плечи, рыжая словно едва ощетинилась недовольно, но только ощущения превосходства этого незнакомца над ней заставляло ей говорить. Да и веревка, стягивающая запястья, тоже невольно распалагала к разговору.
- Этот напыщенный богатей? – поджала девушка презрительно губы и свела бровки к переносице в хмурости. – Заскакивал пару раз в магазинчик, делал заказ, а после, отдавая деньги, оставлял мне и букеты. Каждый пятый так делает, не интересно уже. Я же цветочница, не уж то они думаю меня этим удивить?! - поморщила носик. – Еще пытался лапать, но я оттоптала ему ноги. Причитал что-то о дорогих сапогах, но он сам виноват! А ты теперь из-за дрянных его сапог меня вытащил из дома посреди ночи? – серые глаза, с претензией и обвинением, уставились на мужчину.

+1

11

Вирхаймонт внимательно слушал девушку, не перебивая. Провожая каждое слово, он будто пытался проникнуть в душу красавицы через недовольный взгляд прекрасных глаз. Он не мог разобрать их цвета: было слишком темно, но видел, что глаза эти смотрят на него осуждающе, а может даже брезгливо. Мужчина выругался сквозь зубы и резко поднялся на ноги, не проронив ни слова, стоило вульфаре задать последний вопрос.
«Всё намного сложнее, малышка», - подумал он, вновь окинув взглядом девицу. Не было похоже, чтобы всё было мастерски инсценировано, дабы подставить опытного искателя. Да и сведения, что дала волчица не вязались со схемой рядовой ловушки. Здесь таилось несколько иное. Кое-что раздутое и обиженное. По губам мужчины едва заметно мелькнула улыбка. Цветочница, которой все поголовно дарят цветы. Какая ирония. Однако развлекаться на эту тему оказалось недосуг, уж точно не сейчас. И Саунт уже открыто и несколько зло усмехнулся:
- У таких напыщенных богатеев, - приглушённо начал он, - есть кое-что дороже сапог. Уязвлённая мужская гордость – прекрасный повод показать свою гнилостную натуру. – Голос мужчины был спокоен, но в душе всё рвала глухая к доводам ярость.
«Отказала, значит. Ну что же, теперь я тебя обижу, Хьюго», - сжав руки в кулаки, подумал мужчина, удерживая себя от крепкого словца. Он вновь кинул мрачный взгляд на девушку, а затем, будто что-то вспомнив, всё-таки произнёс:
- Проклятье.- Это прозвучало как констатация факта, неизбежное зло. Вереск тяжело вздохнул и вновь присел напротив, испытывая странную неловкость и злые уколы неподвластной ему совести. Когда-то он пообещал самому себе, что будет защищать тех, кто попал в беду. А сегодня сам создал все условия для того, чтобы его считали злым упырём.
- Стоило вам ему не только ноги оттоптать, миена, - покачал головой мужчина, опуская взгляд на полы своего плаща, в кой куталась прекрасная волчица. – Знай я, что на самом деле этот ублюдок ищет способ добраться до вас.. вы бы спокойно спали в своём доме в эту ночь, никогда не встретив меня, - слышался глухой, холодный с нотками вины голос. – Однако, наняв меня найти некий артефакт, что якобы хранился у вас, он совершил большую ошибку, - серьёзно проинформировал вамфири девушку, вновь подняв взгляд сапфировых глаз на хищницу. В них без труда можно было увидеть обещание. Обещание девушка, тому самому нахалу, всем, кто мог бы попасть в такую же ситуацию. Зрачки казались застывшими, а взгляд тяжёлым. Ему было трудно справиться с эмоциями, которых он уже давненько не испытывал: ненависть, отвращение, желание убить… работорговец работорговцу рознь? Нет, все они эгоистичные твари, которых он будет вырезать до тех пор, пока живёт. Он выпьет заказчика досуха, заставит его понимать каково это, когда ты не властен над своей судьбой.
В воздухе повисла гнетущая тишина. Что бы ни сказал сейчас Вереск, он едва ли искупит свою вину перед похищенной волчицей. Мужчина даже не был уверен, что его уловка сработает для всех, поэтому был напряжён и бдителен на случай возникшей опасности.
- Я виноват перед вами, - прямо сказал шатен. – Чуть позже, я обязательно верну вас в отчий дом. Сейчас же.. мне бы не хотелось лишиться головы, - хмыкнул он, вновь поднимаясь на ноги и направляясь к лошади, чтобы взять некоторые необходимые для ожидания вещи.

Отредактировано Вирхаймонт Саунт (09.03.2016 17:49)

+1

12

Поджав губы на то, как мужчина попросту встал и отвернулся от нее, Эда закатила глаза. Плечом поправив положение плаща, рыжая мрачно ткнулась в него носом, хотя серые глаза так и бдили за незнакомцем. Его раздраженность неприятно повисла в воздухе, заставив вульфару все же закрыть глаза. На душу навалила такая тоска, что хотелось хорошенько приложиться головой о выступающий из стены пещеры камень.
Сморгнув, Эдельвейс воззрилась на мужчину. Его слова были простыми и ясными, но вот принимать их так запросто не сильно и хотелось. Откинувшись на стену пещеры да поджав ноги к груди, девица явно не располагала себя к разговору или беседе за чашкой чая у костра со своим похитителем.
- Значит, ждем, - просто выдохнула вульфара, стоило мужчине удалится. Улучив момент, девушка не побоялась им воспользоваться – веревки, что держали ее запястья, быстро стали испытываться на прочность. Она не собиралась так просто оставаться в путах. Звериная суть во взгляде так и поблескивала, пока девушка пыталась избавиться от веревки. “Просто так сидеть рядом с ним и ждать?! Он на это рассчитывает?” – ворчала извернувшаяся Эда, что уже вгрызалась в веревку зубками, нехитрым способом повозившись со своим положением в пространстве. Послышалось тихое рычание.
- Давай же, - шикнула девушка, клыками терзая путы.

+1

13

Тот, кто готов довериться своему похитителю, который хоть косвенно, но связан с неприятной тебе личностью, либо глуп и наивен, либо совершенно бесстрашен и уверен в себе. Вирхаймонт не верил в то, что любимцы воинственного Бога способны так просто отказаться от своих подозрений по отношению к его народу. Он отвернулся, открыл спину, коль угодно, но при этом прекрасно понимал: она ему не поверила. Если бы она сидела смирно и ждала разрешения своей судьбы, то вамфири был бы немало разочарован, но девушка была склонна восхищать его своей тягой к свободе. Пусть. Небольшое количество магии позволяло Саунту щёлкнуть маленькую волчицу по носу, дабы она не думала, что может быть хитрее владельца борделя. Он чувствовал её взгляд меж лопаток. Будь у неё силы и возможности, она бы, наверняка, не раздумывая пробила его спину насквозь.
- Это нормально, что вы не доверяете мне, леди, - громко произнёс мужчина, оборачиваясь и видя живописную картину грызущей верёвку девушки. В уголках губ обосновалась тёплая усмешка, заставившая вамфири поднять глаза к потолку в неслышимой мольбе Богам, чтобы они помогли ему не смеяться. Верёвка была крепкой: Саунт не скупился на своё снаряжение, прекрасно зная, что оно может спасти жизнь. Вынув из седельной сумки свиток, мужчина развернулся и пошёл в обратном направлении, пристально глядя на пленницу. – Если вы так хотите: я могу отпустить вас сейчас в темноту в гордом одиночестве, - едва приметно качая головой и щуря сапфировые глаза, сказал он провокационно, жестом указывая на выход из пещеры. – Однако не думаю, что вы сможете добраться до дома в целости и сохранности, а на этот итог я не согласен.
Остановившись в паре шагов от своей пленницы, вамфири заглянул в свиток, пользуясь скудным светом молодых лун, который проникал через вход пещеры. Он быстро побежал глазами по строчкам договора, что был составлен с тем самым любителем строптивых цветочниц. Пока читал, на лицо наползло выражение брезгливости, и мужчина без раздумий порвал бы договор, жалея, что не может развести большой костёр, который бы безжалостно пожрал пропитанную ложью и похотью бумажонку, - но не стал. Все надписи теперь приобретали иное значение. Он то и дело поглядывал на незнакомку. Возможно, ему стоило ей представиться, чтобы разговор потёк в ином ключе? Но сознание тут же отвергло эту мысль: это будет неплохой зацепкой в его поисках, коль родня захочет отомстить.
- Это договор с Хьюго, - мужчина помахал бумагой в воздухе, как бы привлекая внимание собеседницы и открывая её от увлекательного события. Может, её ещё и покормить? Вон как с верёвкой старается. - Здесь он говорит о том, что в городке Астра в таверне «Поддатый грифон» хранится семейная реликвия – фигурка девушки. Якобы его кузина проиграла некогда сию вещицу, - хмыкнул мужчина, опускаясь на одно колено, чтобы положить скрещенные руки на иную ногу и чуть склониться вперёд, ловя женский взгляд.
- Кто же знал, что он так завуалированно женщину живую описывает, - досадливо скривился неудачливый охотник и устало потёр лицо рукой. Всё-таки практически опустевший резерв давал о себе знать: под глазами уже стали появляться тени, а горло пересохло от жажды. – Если бы я мог, то уже бы сейчас откручивал ему голову, но, увы, - покачал головой вамфири, со злостью сжимая в руках листок и отшвыривая его в сторону.
«Весь твой опыт – псу под хвост, старый идиот», - ругал самого себя Саунт, ощущая приближение опасности. Интуиция никогда его не подводила, поэтому мужчина медленно поднялся с колена, полупригнувшись. Он был похож на массивного хищного зверя, который почуял где-то неподалёку добычу.
- Надо же, нашёл, - хрипло выдохнул вамфири с немалым уважением к тому, кто неосторожно зацепил один из магических маячков. После этого Вирх обернулся к волчице, с мягкой полуулыбкой произнеся:
- Не перевелись ещё настоящие волки.

+1

14

Яркие, серые глаза смотрели из сумрака пещеры. Взъерошенная девушка в полумраке действительно выглядела дико. Казалось, не пройдет и минуты, как по сухому камню мягко пройдут волчьи лапы, в скудном свете заблестит рыжеватый мех. А милое девичье личико оскалится в волчьей ипостаси. Но этого не происходило – не смотря на щелчок по носу, заставивший вздрогнуть, Эда лишь сильнее впилась клыками в веревки. Единственная грань, подарившая жизнь незнакомому мужчине в его спокойствие. Он был в себе уверен, и эта уверенность была почти осязаема. Поняв, что веревка слишком крепка, девушка опустила от лица руки, смотря из под рыжины растрепанных волос на мужчину, наблюдая за каждым его действием.
Свиток впечатления на нее не произвел, да и незнакомец уткнулся в него чуть ли не носом, вычитывая словно каждое слово. То, как кривилось едва заметно его лицо, заставило Эду усмехнуться. Та вновь откинулась, удобнее расположив руки на коленях.
Серые глаза поднялись к потолку пещеры, как только мужчина заговорил. Покачивая головой из стороны в сторону, вульфара явно не была довольна каждым словом. А после вопросительно заломила бровь, уже заслышав о волках. Она явно была не предрасположена к разговоры после того, как отведала вамфирской веревки.

Терпкий запах леса бил в нос с каждым вдохом. Легколапый Франклин несся по следу, а лошадиный запах лишь подгонял его. И вот.. он чуть не впечатался в очередное дерево. Но он был рядом! Лошадь невозмутимо стояла у пещеры. И если бы не она – волк бы несся дальше.
С рычанием, в свете лун, показался дымчатый зверь, скаля пасть. Он двигался целеустремленно и хищно, глаза блестели.

Отредактировано Эдельвейс О`Нейл (09.03.2016 21:15)

+1

15

офф

Написано совместно с НПС Эдельвейс Франклином

«Н-да, чего ты, собственно, ожидал?» - задумчиво констатировал для себя мужчина, встретив глухую и немую оборону со стороны девушки. Он попал в одну из тех ситуаций, когда его красноречие не помогало. Для этой девушки он – злодей, а злодеям стоит ликвидироваться до появления рыцарей без страха и упрёка или же красиво устраняться во время боя. Главное не доводить нервного героя до греха. Появившийся у входа пещеры силуэт довольно быстро сменил свою нереальность на вполне осязаемого зверя. Рык и решимость ещё двести лет назад, возможно, произвели бы на Саунта должное впечатление, но не сейчас. К тому же, волк был не слишком крупным, молодым.
- Забирай её и уходи. Не хочу детей калечить, - прямо и честно сказал вамфири, глядя на приближающегося волка.
Волк ощетинился. Было видно, что слова вамфири задели его. Франклин пригнул морду к земле, продолжая подступать ближе. На коня он не обратил внимания, для него существовал лишь один противник, похитивший ту, которую он любит. И уж за проявленную дерзость нужно было огреть обидчика, чтобы неповадно было! Решимость читалась в волчьем теле.
Вирху оставалось лишь тяжело вздохнуть и закатить глаза. Исключительно все юнцы были больными на голову, только кто-то когда-то поэтично назвал это «горячие». В его интересах было, чтобы волк поскорее убрался, прихватив с собой волчицу. И раз малец желал выглядеть героем – Вирх ему такую возможность предоставит. Несколько издевательски усмехнувшись, Саунт покачал головой, и даже клинок не стал доставать, пристально глядя на молодого волка.
- Добро, тем более такое мелкое, не всегда побеждает, - напомнил клыкастый мордастому. Если это его злит – тем лучше для вамфири.
Его дразнили в открытую, совершенно не скрываясь, но парень этого не видел. Не желал видеть. Стоящий трубою хвост ударил по воздуху, а взбешенный волк в пару прыжков настиг Вирха. Лапы были выставлены вперед - зверь явно собирался попросту свалить вамфири наземь пещеры и вгрызться ему в глотку. Ну, по крайней мере, именно таков был план Франклина, в котором играли инстинкты и злоба.
Он видел как напрягаются мышцы, играющие под шкурой; приметил как молодой волк сверкнул глазами и кинув взгляд в сторону вамфирьей головы. Нетрудно было догадаться, в чём, собственно, план мальца. Другое дело: сделать всё так, чтобы в итоге не слишком сильно пострадать. Вирх внимательно и холодно следил за действиями волка, а когда тот ринулся на него, и вовсе намеренно помедлил, чтобы получить тычок в грудь и неловко взмахнуть руками прямо перед мордой зверя (намеренно подставляя под удар разъярённого зверя хоть какую-то конечность), в последний момент успев поставить ногу чуть назад, для опоры.
Мощные челюсти сомкнулись на руке мужчины, немалый волчий вес давил на него. Бывший в полете зверь теперь всей тушкой лежал на вамфири, уместив свои лапы на его плечи. Спружинив назад, зверь отпустил свою добычу. Облизнув оскал, рычащий зверь словно пытался напугать мужчину и обратить того из пещеры, медленно подходя в сторону похищенной им девушки. Он уже чувствовал вкус победы и собственной силы.
Вирх едва приметно зашипел, скривившись от укуса. Сколь бы ни был у него снижен болевой порог, когда тебе прокусывают часть тела – ощущения не из приятных. Саунт нашёл в себе силы ухмыльнуться, нахально глядя в глаза волку, который не стал удерживать свою добычу, начав обходить вамфири по кругу, дабы выдавить того из пещеры.
«Действуешь по плану», - довольно думал Саунт, играя по правилам мальчишки, намеренно изображая непонимание и озадаченность, то и дело поглядывая на свою руку. Помогало и то, что из-за недостатка магии: лицо приобрело неправильную бледность. Волк оттеснял вамфири к выходу из пещеры, а тому ничего не оставалось, кроме как пятиться назад. Но прежде, чем нога вамфири ступила на границу пещеры и леса, послышался удаляющийся перестук копыт, а в следующее мгновение стоящий у выхода враг испарился.
У Вирха была чёткая цель: ему нужно было разобраться с латентным работорговцем. Он несколько поморщился, дёрнув за поводья и взглянув на повреждённую руку. К сожалению, чтобы наложить иллюзию с таким малым количеством магии, да чтоб в неё поверили – нужно было подпустить врага как можно ближе. И даже дать куснуть. Ничего, заживёт. Вамфири ещё разок тронул бока коня сапогами и тот довольно быстро унёс его из леса, оставив лишь отголоски запаха на влажном мху.

+1

16

Ветер, случайно заглянувший в пещеру, принес с собою ворох запахов леса и волчий след. Эда же смотрела на незнакомца с прежним упрямством. Девица не думала и говорить с ним, она хотела одного – получить шанс. Но этот шанс растаял вместе с появлением дымчатого зверя на пороге пещеры. Эдельвейс узнала Франклина, но вот его решимость было что-то новое. Поглядывая на мужчину, что отвлекся на вульфара, Эда следила за ситуацией. Только вот развилась она стремительно: растрепанная рыжая успела лишь уловить запах крови и несколько стремительных прыжков Франклина на нарушителя их покоя. На удивление грозный и в чем-то поразивший её незнакомец скорейше ретировался. Теперь волчица не знала, чему удивляться: внезапности Франклина или же слабости своего похитителя. Хотя все выглядело как предлог. В концеконцов незнакомец сам сказал об обмане и наверняка чувствовал себя неуютно.
Рыжевласая фыркнула, закатив глаза. “Мужчины сделают все ради фарса и эффектности,” – теперь на волка глядел даже несколько жалостливый взгляд. А ведь парень наверняка считает себя героем. Впрочем, это было видно: как только топот копыт смолк, волк развернулся к ней и, робко ткнувшись носом в плечо, помог разобраться с веревкой.
- Спасибо тебе, - все же выдав из себя улыбку, Эда чмокнула зверя в нос, заставив того сконфузиться. Теперь, получив момент, девушка поднялась на ноги и оглядела себя. Ночное платье было грязным, порвалось в нескольких местах. Да еще и плащ, который незнакомец позабыл на ней, все еще лежал на плечах. Укутавшись в него, спасаясь от ночной осенней прохлады, босая девушка поглядела на Франклина. Тот, гордо выпятив грудь, уже шагал в сторону выхода. Вздохнув, рыжевласая пошла следом, осторожно ступая по земле. Благо, ей не привыкать ни к грязи, ни к лесу. Только вот холодно было.

Отца с братом, и прочими жителями городка, выступившим на поиски (были даже пара приезжих постояльцев таверны, и чего им не спится), они нашли достаточно скоро. Всю обратную дорогу слышались проклятья на голову вамфири, что поступил столь дерзко и нагло, выкрав девушку. Эдельвейс на все вопросы смущенно пожимала плечами, по прежнему кутаясь в чужой плащ, прикрывая им себя скорее из вежливости. Эта ночь оставила странное впечатление после себя. Последствия настали быстро – став причиной многих слухов, Эда теперь и шагу не могла ступить от сплетниц разных возрастов. И по мере их интереса, злосчастная ночь обрастала новыми подробностями. Её похитителем становился то королевич, то обаятельный и умелый бандит, что похител немало девушек. Теперь каждая нечастная ждала подобного “принца” к себе домой, но он все никак не приходил. О том, что наглый, но обаятельный похититель сделал с Эдой так же были различные версии: от самых пошлых до окрыленно-влюбленных. Эдельвейс приходилось пропускать это мимо ушей и игнорировать, но иногда особенно языкастые дамы все же переполняли чашу волчьего терпения. После первого подобного разноса слухов поуменьшилось, но легче жить от этого не стало, ведь в истории фигурировал не только похититель, но и спаситель! О, Франклин получил свою долю славы. Девушки поглядывали на него из своих стаек, парни, зачастую, досадовали, что не оказались на его месте. Но репутация паренька стала исключительно положительной, и маленький городок следил за развитием отношений между Эдой и Франклином просто затаив дыхание! Дочь тавернщика страдала все последующие два месяца. На пару встреч со ”спасителем” она пошла из вежливости, но вот судачества о браке были слишком навязчивы. И каждый навязывал свое мнение. Да еще и родители, что были и не против (семья Франклина была не бедна, да и он парень толковый-то по делу хозяйства, еще и было в нем что-то от хорошего торгаша) насели на Эду. Жить становилось невыносимо, и девушка стала проявлять не свойственное ей: уходила в лес как только не было работы, подолгу могла быть у себя в комнате. Связав не один шарф, девушка уже не могла видеть стены собственного дома. И Ведь надо было одной ночи превратить всю её тихую жизнь в подобный кошмар. Замуж не по любви она идти не хотела, и Франклин ей казался.. не её волком. Не тянуло Эду к нему. Она вообще потеряла интерес к мужчинам своего городка, избегая их внимания.
И ведь вроде новый порядок стал привычен, и неизбежный вердикт отца о замужестве маячил всегда где-то рядом, но могло случится и что-то из ряда вон выходящее: Эдельвейс стала получать подарки от неизвестного ей поклонника. Зачастую она ни к чему не притрагивалась, испытывая ни малейшего очаровывания подобными жестами. Да и ощущая на себе чье-то внимания время от времени, Эда просто себе места не находила. Она даже сбегала к той самой пещере, чтобы просто побыть одной, да и выследить того, кто за ней следил. Но в лесу это ощущение пропадало быстро. Да и к пещере, что было стало её тайным местом, нашли тропки влюбленные парочки. Застав одних таких, Эдельвейс больше не ходила к тому месту.
Жить становилось невыносимо.

Придерживая накрытую плотным полотенцем корзинку, вульфара шла спешным шагом по промерзлой дороге городка, направляясь в цветочную лавку. Еще было засветло, но девушка все равно торопилась в своем шаге. Уж больно ей не хотелось мерзнуть, даже не смотря на теплое платье и шерстяное пончо поверх. Эдельвейс вообще стала одеваться как можно теплее и практичнее, особенно с приходом холодов. Смотря себе под ноги, чем вперед, рыжевласая так и продолжала спешить в тишине предрассветного городка.

+1

17

Говорят, когда чья-то жизнь становится тебе дороже, чем собственная – тогда ты и сам начинаешь чего-то стоить. Хайм не ведал: насколько правдивы подобные философские измышления. Он предпочитал заниматься делом, а не думать о том, как это может выглядеть со стороны. Два месяца назад он всё-таки вернулся к своему нанимателю и буквально на пальцах объяснил тому свою точку зрения. Конечно, такая фигура не осталась в живых. Вирх вообще не был склонен оставлять своих врагов живыми: так было проще, ведь не нужно было ждать возмездия. Семьи у Хьюго не было а посему Саунт мог существовать спокойно, даже не мучаясь угрызениями совести. Его руки итак были по локоть в крови, в консистенции которой имелась звериная и человеческая. Одной смертью больше или меньше... его душу уже ничто не очистит.
Однако он ощущал вину. Вину перед той самой вульфарой, которой не повезло стать желанным запретным плодом для толстосума, не знающего отказа. Саунт понимал, что ей не нужны его извинения, но всё-таки искренне желал загладить свою вину. Да к тому же он считал правильным проследить за делами девушки: чтобы всякие твари руки не распускали. При первом своём появлении в городе, произошедшем после той судьбоносной ночи, вамфири внимательно собирал информацию о мыслях и чувствах живущих в Астре вульфаров. Все неизменно были злы на похитителя, прославляли героя и пророчили скорую свадьбу. Казалось бы: план его удался как нельзя лучше. Вот только та самая девушка отчего-то была не слишком довольна перспективе выйти замуж за героя. И уж тем более появляющимся пересудам, сплетням и фантазиям горожан. Его самого забавляли некоторые фантазии: взять хоть те, в которых дамы ожидали коварного похитителя в собственные покои. По его личному мнению, местные мужчины должны были хвататься за подобную идею руками и ногами.
На тот момент прошло около двух недель с ночного происшествия и, вновь увидев девушку при свете дня, вамфири невольно и глупо улыбнулся, как мальчишка. Он почти не обратил на это внимания, тенью провожая медленно прогуливающуюся по рынку незнакомку. Это позже из щебета каких-то девочек-припевочек мужчина узнает имя прекрасной дамы, но на тот момент… Он всегда любил разного рода загадки. Эта же требовала особого внимания, хотя бы извинений.
Тогда Вирх начал оставлять небольшие подарки: фрукты, ягоды, резные украшения, драгоценные вещицы, гребешки, ленты… Он будто перебирал варианты, ища среди них то, что могло бы понравиться волчице. Но та отвергала подарки. Сначала просто варварски от них избавляясь, а после раздавая подругам. И вамфири понимал почему.
Впоследствии он не раз ругал себя за то, что вновь и вновь возвращается в Астру, проводя несколько часов на холодных улицах и крышах. Он незримо был рядом, пока она вязала чудесные вещи своими нежными и аккуратными ручками, и ловил себя на мысли, что был бы рад, если бы эти ладошки согревали его замёрзшие руки. Он был неподалёку, когда скромник-герой блеял что-то о прекрасной погоде, - тогда Саун неизменно закатывал глаза, считая, что мальчик должен быть настойчивей и резвей. Он рвался в это место каждый раз, всё больше озадачивая Тинк, которой пришлось два месяца безвылазно сидеть в борделе. Ему было совестно ещё и за это. Мужчина даже корил себя после за то, что не сдержался и всё-таки настучал на голове кучке молодых волков, отпускающих скабрезные шуточки в отношении Эдельвейс и её навязанного жениха Франклина. Вамфири не следовал за девушкой, когда та уходила в лес. Он знал, что она бывала у пещеры и чувствовала чьё-то незримое присутствие в пределах города, а потому старался свести его к минимуму, чтобы оно не столь явственно мешало волчице. С каждым днём напор родни на самку становился всё весомей, и Вирху отчего-то всё больше хотелось вновь украсть её, в этот раз хорошенько подготовившись к подобному шагу. Он знал, что девушка сможет отказать выйти замуж, воли на это у неё хватит... но хватит ли воли противостоять родственникам? Едва ли.
Поэтому, получив неделю назад новое задание неподалёку, он с тяжёлым сердцем уходил из городка, волнуясь, что вернувшись, найдёт уже официальную невесту. Или жену. Однако необходимо было подзаработать денег на собственные нужды: из бюджета борделя он ничего не брал для себя. Миссия, на которую Вирх отправился, не предполагала особого риска, но на поверку всё оказалось значительно хуже. Увлекшись молодой волчицей, прожжённый искатель диковинок не увидел подлости прямо у себя под носом, угодив в ловушку. Противников оказалось многовато даже для такого опытного бойца как Саунт, а потому он стал обладателям неплохих синяков по всему телу, разбитого носа, а так же ранений в районе рёбер, плеч и бедра. Хорошо, у него на тот момент был разовый телепорт. И нужно было ему в тот момент вспомнить о прекрасной волчице с удивительным именем Эдельвейс… Портал заглотил своего призывателя, и выплюнул в предрассветном городе Астра, прямо на пути куда-то спешащей девушки. Она не заметила, а он не успел остановить спешащую леди, поэтому волчица буквально уткнулась ему в грудь, став причиной судорожного вздоха и последующего тяжёлого кашля.
- Не так я надеялся вновь вас увидеть. Но если вы последняя, кого мне суждено узреть... я буду счастлив, - буквально прохрипел вамфири, стараясь вновь сфокусировать взгляд и поднимая сапфировые глаза на волчицу. Во всё ещё спящем городке стояли друг против друга хорошенько утеплённая молодая красавица с раскрасневшимися щёчками и загадочной корзинкой… и чумазый, побитый и драно-опалённый упырь, на смуглом лице которого разве что яркими пятнами были именно глаза. Нет, не так он себе это представлял. И всё же зло отбросил ненужную вещицу, которая потеряла магическую силу.
«Чёртовы магические побрякушки... толку с вас», - тяжело вздохнул он, понимая, что сейчас ему влепят, а он даже не в силах увернуться. Наверное, так выглядит справедливость.

+1

18

Воздух на мгновения изменился, но чего не бывает в предрассветных часах? Разум волчицы даже не поднял ту на панику, не насторожил, а она.. уже уткнулась в мужскую грудь личиком. От внезапного столкновения заныл лоб, корзинка едва не выпала из рук. “И кого понесло в такую рань?!” – она уже была открыла рот, но обмерла, как только слуха коснулся голос того, кого она бы никогда не желала услышать вновь. Раскрыв широко от удивления глаза, Эдельвейс смотрела на знакомого ей незнакомца, сжав сильнее ручку корзинки в ладонях, укутанных в теплые перчатки.
Когда смысл слов дошел до Эды она закрыла рот и нахмурила брови, инстинктивно войдя в состояние “нет-я-не-пойду-с-тобой-никуда”. Взгляд серых глаз нехотя прошелся по внешнему виду. Чуйка, да и запахи, подсказывали, что потрепанная одежда вызвана явно не неудачным падением. Так не спотыкаются. Жесткость и было вспыхнувшая злость от обиды сменилась на ироничную жалость.
- Если ты собрался помирать прям посреди улицы – то хотя бы отползи за тот дом, - в голоске проскальзывала нотки скуки, похоже, она не осталась впечатлена. – Потому что видеть меня как что-то последнее в своей жизни очень плохая идея.
Вновь молчание. Опустив серебряные глаза от сапфировых, девушка глубоко вдохнула стылый воздух. Решение Эда уже приняла, и уже проклинала себя за это. Ну ничего, она еще ему отплатит.
- Надеюсь, ты не хочешь сказать мне о том, что очередной богатей жаждет “статуэтку в виде женской фигурки”? – она оглянулась тем временем по сторонам и схватила невольного гостя городка за рукав. – Мне все равно не интересно, просто молчи.
Вульфара и сама молчала, таща последние несколько метров настырно мужчину за собой. Остановившись около цветочной лавки на углу перекрестка, девица шустро полезла в корзинку, ослабив хватку и, вынув свой ключ, отперла утепленную дверь.
- Не могу бросить тебя здесь, а следовало бы, но в таверну не поведу. Еще не хватало дать торговкам повод почесать лишний раз языками, - вамфири, не спрашивая того, втащили за дверь магазинчика.

За первой дверью оказалась маленькая комнатушка, где девушка плотно закрыла входную дверь и отперла следующую: на парочку хлынул теплый влажный воздух полный запаха не одного десятка растений и цветов. Помещение можно было бы назвать просторным, если бы не многочисленные стеллажи с цветочными горшками. Все, что в теплую пору стояло пред магазинчиком ныне обитало внутри. Утренний полумрак клубился легкой дымок в помещении. Вздохнув, Эдельвейс на ходу стянула с себя платок и с прежним рвением потащила мужчину за собой. Она успокоилась лишь тогда, когда усадила его на стул в подсобном помещении, где опять же были цветы, множество ленточек, бумаги, украшений и прочая мишура.
- За то, во что ты превратил мою жизнь, следовало бы сдать властям. Вроде и прошло время, а я до сих пор мучаюсь от того, что ты меня в окно вытащил! И тебе повезло, что ничего не разбил и не взял из моей комнаты.
Она снимала с себя верхнюю одежду и причитала, говоря негромко, но с укоризной. Убрав свои вещи, она широким шагом направилась глубже в помещение, скрипя дверцами множества шкафчиков, где уже лежали не только принадлежности для составления букетов.
- Потому если тебе есть что сказать в свое оправдание – говори. Но тебя ничто не оправдает, ты и сам должен это понимать. Как только спадут морозы, и лед на реках тронется – меня наверняка выдадут замуж. Я слышала, что отец уже договаривается с кем-то об этом, - тут она замерла, держа в руке сундучок с бинтами и настоями, смотря на тот. – И все из-за тебя. Ты даже не представляешь, какой шум наделал! У нас был тихий и спокойный городок, уютная таверна.. А в результате я избегаю даже своих подруг! Франклин ходил как фазан гордый, а после лишь больше стал на петуха похож. Надеюсь, если уж выдадут, то не за него. Я всегда думала, что выйду по любви, но нет, один наглый вор, что любит лазать по ночам в окна, все испортил, - укоризненный взгляд серых глаз кольнул знакомца. И только тогда она вновь вернулась к нему с сундучком.
- У некоторых наших после охоты на крупного зверя видок бывает и похуже. Сам справишься?

Отредактировано Эдельвейс О`Нейл (16.03.2016 15:09)

+1

19

Упрямство сквозило в каждой чёрточке, жалость во взгляде была напускной и ненужной как Вирху, так и самой волчице. И голос… он был скучающим и насмешливым одновременно. Колючим, как холод этого раннего утра. Это задевало? Нет, ведь вамфири понимал причину проявления подобных эмоций.
«Шутит? Это хорошо».
На отповедь молодой самки Саунт лишь молча усмехнулся: она имела право на многое, но лишь до поры. Девушка злилась, а вамфири ей просто не мешал. Да и оказался он здесь далеко не ради жалости этой прекрасной девы, на которую не действовали его обыденные витиеватые речи. Она была простой, тёплой и совершенно неглупой. Не чета различным высокородным профурсеткам, которым достаточно было загадочного образа, бархатного голоса и дорогих, щедрых даров. Однако в противовес зачастую не хватало простого обаяния, достойного увлечения и доброты. Не всем, но большинству.
«Неинтересно, - с каким-то чувством умиления думал вамфири, не спуская несколько прищуренного взгляда с Эдельвейс: адреналин постепенно растворялся, оставляя после себя новые ощущения. – Зачем же тогда спрашиваешь?»
Однако и здесь он промолчал, решив не тратить остатки сил на пустые, ненужные девушке разговоры. Пусть говорит, а он послушает и протащится за ней как покорный щенок до самой лавки, где она решила его спрятать, хотя вполне могла пройти мимо. В груди физическая боль смешалась с душевным теплом, даря какое-то мазохистское наслаждение.
- Бросила бы – отомстила бы сполна, - хрипло и тихо подсказал он выход волчице, зная наверняка: она так не поступит. Доброе сердце, даже если разум в гневе, не позволит пройти мимо страждущего. 
Девушка отворила дверь и потащила мужчину за собой в некое подобие сеней, за которыми последовало открытие. Когда ты видишь результат чьей-либо деятельности, то сразу понимаешь: с душой работает человек или же не испытывая особой радости. По прекрасным цветочным образцам было видно, что своё дело волчица обожала. Каких только прекрасных бутонов и распустившихся цветков не было в магазинчике. Все они позволяли окунуться воспоминаниями в лето, вдохнуть приятный, чуточку сладковатый воздух… и тут же им подавиться, вновь закашлявшись от нового приступа боли в рёбрах.
«Проклятье! Не хватало мне ещё переломов», - досадливо размышлял вамфири, старательно цепляя взглядом каждую деталь магазинчика, которая могла позволить лучше понять его хозяйку. Впрочем, зачем ему это? Он и сам не мог до конца ответить на этот вопрос, равно как и на тот – зачем шастает в Астру как в родной бордель? Сравнение получилось не слишком хорошим, что заставило вамфири поморщиться и усесться на предложенный табурет. Мужчина осторожно, стараясь не морщиться, стянул с себя плащ, довольно аккуратно уместив его на полу, а после стал аккуратно расстёгивать утеплённый сюртук, на котором были видны порезы и ещё влажные пятна крови. Запах её, не смотря на весь цветочный изыск, всё равно ударил в нос мужчине, заставив того невольно фыркнуть.
Тем временем волчица вновь подала голос,  укоризненно выговаривая взрослому клыкастому кровососущему упырю всё, что она думает о ситуации в целом. Было больше похоже на то, что девушка выговаривается ему. Судя по её словам, больше банально некому. Он не перебивал, оставив различного рода колкости на потом. Ему действительно было жаль, что всё получилось… так. Но ведь обернуть время вспять он не мог.
О том, насколько скотски вёл себя мелкий щенок, которому позволили победить, вамфири знал. Мужчина уже успел не раз пожалеть о том, что предоставил мальцу такой шанс, из которого тот раздул невесть что. Но трогать Франклина охотник за диковинками не решался, думая, что девушке нравится самец… просто она, как и многие дамы, отказами и недовольством набивает себе цену. Но Эдельвейс его не любила.
- Тогда зачем ты это делаешь? – спокойно встретил колкий взгляд девушки, ответив своим, испытующим, в тот же момент кивнув на сундучок, где наверняка лежали мази, зелья, бинты.
«Ох, цветочек, не видела ты меня в мои худшие времена», - горько и мысленно усмехнулся он, услышав сравнение с охотниками.
- Я помог Франклину стать героем, - глухо продолжил мужчина. – Мне ничто не мешает вновь сделать его обычным волком. Нормальные герои ведут себя намного скромнее, чем этот мальчишка. Как о храбрости своей баять, так мастер. А как с девушкой говорить, так о погоде, - неприязненно скривился вамфири. Он привстал, протянул руки и осторожно забрал у волчицы ларец с лекарствами, после чего осторожно стянул с себя рубашку, кое-где наскоро отдирая от неглубоких ран присохшую ткань. Зубами скрипел, но молчал.
- Если б я мог, то возможно вернулся бы в прошлое и не залез в твоё окно, цветочек, - задумчиво проговорил Саунт. – Но я не волшебник, да и не хочу отменять нашей встречи, - честно признался вамфири, обрабатывая раны, от которых, скорее всего, останутся очередные шрамы, коих итак было немало.
- Однако мне бы хотелось наладить твою жизнь, - помогая себе зубами завязать ткань на порезе, хмыкнул он. – Я вообще пытался это сделать уже два месяца как. Эдельвейс, ты просила, чтобы я оправдывался. Мне начинать? – сверкнул мужчина глазами на свою собеседницу.

Отредактировано Вирхаймонт Саунт (23.03.2016 15:33)

+1

20

Мужчина держался спокойно, словно ему было или все равно, или.. ощущение снисходительной издевки едва окутывало Эду, колко задевая ушки. С выдохом прикрыв глаза, волчица хотела было вновь продолжить свою тираду, но вамфири забрал из её рук сундучок. Было встопорщенное возмущение сменилось вредным ворчанием, а стоило мужчина начать снимать с себя рубашку – жалостью. Так и не решив высказать ему свое мнение, Эдельвейс переплела пальцы опущенных рук пред собой в “замочек”, сжав те. Она не раз видела раны и гораздо хуже, но отчего-то сейчас становилось не по себе. Еще и запах крови, явно пролитой во время битвы, будоражил, потому девушка дышала глубоко и тяжко, впитывая и пропуская через себя столько ощущений сразу.
- Если бы ты знал большее – то явно бы не желал такой встречи, - ворчливо проговорила, вновь подойдя к мужчине и перехватив кончики бинта, не давая тому затягивать их самому. Хмурясь, Эда старательно не смотрела на самого мужчину, избегая его взгляда. Ощущение, что что-то идет не так, как привычно, скребло в груди.
- Два месяца своей жизни ты потратил на заботу о моей? – не без иронии. – Мне кажется, выбор тот не так уж и разумен. Да и у тебя дела явно.. поинтересней, - кивнула на прочие раны, опустившись на корточки, оправив юбку. Руки делали совершенно привычные вещи, но.. осторожно. Гораздо осторожнее, словно надеясь избежать самого мужчины. Вамфири вызывал в ней трепет. Хотелось ощетиниться, обнажить клыки и прогнать его, но и поступить она так не могла. Смятение все ярче проступало в эмоциях девушки. Молчаливый кивок же послужил ответом на вопрос мужчины.
- Только.. откуда тебе известно мое имя, когда как я не знаю твоего? - и она все равно избегала смотреть на него. Это не правильно. Ему не должно быть здесь.

Отредактировано Эдельвейс О`Нейл (23.03.2016 08:27)

+1

21

Он усмехнулся и мальчишески тряхнул опущенной головой, признавая правоту своей невольной спасительницы. Она была права в том, что знай он больше, то мог сунуться лишь ради того, чтобы взглянуть на девушку, за которую отдельно взятый богатей готов был выложить около тысячи золотых. Только знакомство их проходило бы совсем иначе. Вирхаймонт не был фаталистом, он считал, что свою судьбу волен выстраивать самостоятельно, но уважал коварство и дальновидность Богини Удачи.
Цветочница старательно избегала открытого и прямого взгляда сапфировых глаз, хотя ранее сама пыталась уколоть мужчину своим. Встретила неравного противника и сдалась? Нет, это вряд ли. И уж тем более Саунт не ожидал, что девушка решится помочь ему перевязать повреждения. Она делала это осторожно, даже слишком… будто он был источником огня, которого нельзя касаться, чтобы не обжечься. Её забота согревала душу, и вамфири не сдержал тёплой, едва мелькнувшей по губам улыбки. Мужчина не ответил на очередную колкость волчицы, сомневаясь, что девушка не знает себе цену и попросту скромничает. Просто он сам не видел смысла обсуждать свои решения, потому как в какой-то степени они всё-таки принесли волчице пользу. Малую, может, незначительную, но всё же. А его жизнь... её клыкастый продавал Ашхаи за бесценок, но тот упорно отказывался забирать в свои Чертоги очередную отчаявшуюся душу.
Саунт внимательно следил за каждым жестом, эмоцией и вздохом юной красавицы, словно хищник, выжидающий момента, чтобы броситься на добычу и выйти из битвы победителем. Нервозность, смятение и волнение были неотъемлемой частью большинства её действий. Будто она металась, не в силах принять единственно верное решение и остановится на нём.
- Я покину город прежде, чем кто-то застанет меня здесь, - успокаивающе произнёс он, легонько коснувшись пальцами руки девушки и предположив, что волнение самки связано именно с этим. Ему не хотелось бы доставлять ей ещё больше проблем. 
- Оно у всей Астры на устах, - глухо признал вамфири, после небольшого раздумья о том, что действительно нечестно оставаться вором-незнакомцем. В четыре руки перевязка шла намного быстрее и через несколько минут была максимально завершена. – Но ты права, невежливо с моей стороны оставаться безымянным. Вирх, к твоим услугам, - ловко, даже для раненного, ухватив ладошку волчицы и нежно целуя тыльную сторону запястья.
- Благодарю за доброту, Эдельвейс, - чуть улыбнулся он, ловя взгляд собеседницы. Саунт был готов даже к тому, что девушка влепит ему пощёчину.
«Вечно ты напрашиваешься», - нисколько не мучаясь совестью, подумал охотник за сокровищами.
- Хьюго больше не побеспокоит тебя, - вмиг посерьёзнев, произнёс вамфири. – А местные умники предупреждены, что распускать похабные слухи плохо и чревато, - хмыкнул мужчина. – Что касается меня то… я готов даже с твоими родными поговорить и объяснить ситуацию, но только чтобы они не неволили тебя выходить замуж за этого надутого щенка Франклина, - имя самца прозвучало почти как ругательство. – И если после этого твоя семья решит открутить мне голову – это будет справедливо, - со вздохом завершил свою мысль мужчина.
- Я не мог знать, что этот мальчишка не люб тебе, - виновато признал и покачал головой мужчина, опуская взгляд в пол и переплетая свои пальцы. – Похищение девушки среди ночи вообще не входило в мои планы, как и твоё пробуждение. Это было спонтанно. Я понимал, что твой родственник не позволит мне всё выяснить, а времени до его прихода просто не оставалось. И тут этот ваш Франклин, который каким-то немыслимым образом обошёл мою уловку в лесу и так яростно кинулся тебя защищать. К тому же тем днём он был в твоём магазинчике и вышел без цветов, - чуть пожал плечами юноша, а после потёр лицо руками. Идиотом, кретином и моральным уродом он называл себя уже не раз за последние два месяца. И это чувство никуда не делось, а лишь усиливалось сейчас. 
- Потом ты бы просто не стала со мной говорить, - несколько нахмурился вамфири и с некоторым трудом, но поднялся с табурета, ощутив очередной хлёсткий приступ боли в районе рёбер.

0

22

Как бы Вирху ни хотелось, а оставаться в Астре надолго он всё-таки не мог. Эдельвейс не суждено было стать его мечтой, а ему её рыцарем в сияющих доспехах. Возможно, оно было к лучшему. О`Нейл была прекрасным цветком с небольшими острыми шипами, которые она не стеснялась показывать при необходимости. Однако вамфири и вульфара сошлись во мнении, что их союз будет не слишком уместен из-за разности интересов.
Вирхаймонт давно перестал удивляться тому, как быстро в нём стихает увлечение к какой-либо женщине, ведь в сердце, будто маленький беззащитный котёнок, навеки поселилась погибшая давно эльфийка. Воспоминания об этой женщине приносили глухую и далёкую боль, а чтобы избавиться от неё, вамфири вновь вышел на тропу путника и искателя приключений. Недавно ему пришло письмо от его главной помощницы, что вела дела в «Белом наливе» в отсутствии владельца. Она напомнила, что Саунт стремился попасть на праздник в Ичарвиаш, задав в своём послании простой вопрос о том, добрался ли он до места назначения.
«А ведь планировал выполнить всего лишь несколько небольших заданий», - буркнул на себя клыкастый. Он не рассчитывал на то, что задержится на территории волков так долго и теперь оставалось ругаться лишь на самого себя, ведь никто не виноват в подобной задержке. Выходя за пределы милейшего вульфарского городка, Вирхаймонт пообещал самому себе вернуться в него когда-нибудь ещё раз, ведь теперь в этом месте у него есть хороший, добрый друг с прекрасным цветочным именем. Мужчина улыбнулся своим мыслям и бодро направился в сторону людских земель, где планировал воспользоваться телепортом.

------> Далее путь-дорога лежит на праздник в Ичарвиаш.

0

23

Нийлайский перевал ---->

Начало месяца Ши-Айзы. Вечер.

Поджав губы и поглядывая из затенённого проулка на принарядившихся местных жителей, вамфири наскоро соображал, стоит ли им всё-таки несколько сменить вектор направления и остановиться в иной деревеньке, не охваченной каким-то странным, ярмарочным безумием. Судя по всему, начавшийся месяц Ши-Айзы, не оставил равнодушным вульфарский люд, тяготеющий к разному виду празднеств. Впрочем, зима действительно выдалась суровой, холодной и какой-то.. страшной. Не удивительно, что люди настолько радуются её окончанию. Хотя бы календарному. Вокруг всё ещё лежал снег, солнце, которое порой пыталось отвоевать себе возможность прогуляться по чистому небосклону без туч, вероятно, было по-весеннему тёплым. Вирх подставлять под него лицо и руки, как это делала его спутница, не спешил. Ведь получить ожог ему совершенно не хотелось. Прибыв этим вечером в Астру, спутники встретили удивительное явление в виде большой цветастой ярмарки, всеобщих гуляний, песен и плясок.
- Не думаю, что мне сегодня здесь будут рады, - пробормотал Саунт, проводив взглядом хорошенькую вульфарочку с толстой русой косой и большими зелёными глазами. – Может, мы всё-таки пройдём ещё пару часов в другое селение, которое южнее?
Он почти умоляюще взглянул на Кристу, которая, похоже, не слишком его слушала. За всё то время, что они уже прошли, отношения между вамфири и волчицей постепенно теплели. Достаточно медленно, стоит отметить, но подвижки, определённо, имели место быть. Ему удавалось чуть лучше улавливать её настроение, понимать излагаемые ею мысли. А ей.. Вирх понятия не имел, что выносила из их общения льдистоокая, ведь Саунт частенько подначивал её, выводил на эмоции и не слишком много говорил о себе, порой пускаясь в пространные размышления вслух. Теперь же он вновь увидел горящий взгляд, но это было не просто любопытство, это была радость. Видимо, от встречи с себе подобными. Всё же утомительно постоянно видеть одну и ту же ехидно ухмыляющуюся физиономию. Конечно, он мог бы накинуть на себя иллюзию, обмануть даже самый лучший нос, прибегнуть к помощи Эдельвейс, если потребуется… но зачем тратить магию и беспокоить цветочницу, если можно просто сменить место для остановки? Шмель недовольно всхрапнул, а Вереск его поддержал. Вирх неодобрительно зыркнул на зверюг, мол, вы нисколько не помогаете!  Безусловно, как главный в их группе, мужчина мог бы просто решить за всех, но почему-то захотел узнать мнение волчицы. Что-то внутри него просыпалось, теплело, когда девушка не смотрела волком. Такой взгляд хотелось видеть чаще, равно как и искорки радости. Вирх машинально прислонился плечом к каменной стене дома, внимательно глядя на девицу. Похоже, его всё-таки настигла очередная беда. И глаза у неё цвета льда.

+1

24

О, Дагон, как же это прекрасно! Как же это чудесно и невероятно: она снова среди своих! Криста подставила своё личико под ласковые руки солнца, которое медленно и степенно приближалось к краю неба. Вечерело. Подходило время праздника в честь начала весны, и вульфарка была бесконечно рада тому, что прибыла сюда именно в такой момент. Однако, кое-кто не разделял с ней радости. Прервав свои объятия с дневным светилом, Крис обернулась к своему спутнику: мрачному и зажатому с того самого момента, как они заметили праздничный свет разноцветных огоньков и возбужденный гул голосов. Сейчас, прячась в тени проулка, Вирх больше всего походил на вамфири - создание ночи, коварное и полное тайн. Однако черновласка уже более не реагировала так болезненно, хотя, надо признаться, и кидаться к Саунту в дружеские (а может даже более близкие... да нет, нет, вздор) объятия не спешила. Но кое-какими положительными чувствами к нему за время их странствия между землями вамфири и вульфар Криста всё же прониклась. Безоговорочного доверия не было, но всё же разговоры с ним были приятными, а главное - интересными. Вирх своим умом сумел заинтриговать маленького и необразованного волчонка из глухой деревеньки. Правда, волчья гордость всё же пока была сильнее и признаваться в своей заинтересованности Криста была не намерена (ещё чего!). Но всё же атмосфера между ними двумя установилась достаточно тёплая, чтобы не чувствовать постоянной холодной колкости. Однако, теперь эта была колкость тёплая, такая, которая обычно возникает у людей, связанных общим делом.
- О, спаси нас всех Дагон, Вирх! - возмущенно накинулась на брюнета волчица, но потом осеклась и продолжила уже тише, чтобы никто не обратил на них внимания. Ты ведь не хочешь сказать, что испугался? Ты же маг! - на последней фразе голос Кристы поднялся до громкого возмутительного шепота. Ты можешь скрыться под своей иллюзией и гулять себе по волчьей деревне сколько вздумается! - тут Крис тяжко вздохнула, скрестив руки на груди и взглянула на вамфири с лёгким пониманием. Тебе, наверное, неловко находиться одному, посреди такого количества вульфаров, готовых на тебя накинуться, едва увидев... -  тут взгляд девушки изменился. В её ледяных глазах плескалась мольба, такая, какую можно увидеть у маленьких волчат, когда они, непоседливые, просятся повыть на луну. Я очень хочу остаться здесь, я так давно не видела своих, мне хочется хоть немного отвлечься. Этот праздник... - она запнулась. Один из любимых у моей сестрёнки... Я хочу взять для неё сувенир, порадовать её, рассказать, что было в этом году на ярмарке, когда освободим её. Ведь... она никогда этот праздник не пропускала...
И вообще,
- Крис улыбнулась, насмешливо, но по-доброму. Этот праздник во всех деревнях вульфаров празднуется, мы поедем в другое селение, и там будет то же самое. Не думаю, что наши скакуны простят тебя, если узнают, что тащили двух тяжелых упрямых всадников зря.
Девушка весело подмигнула парочке коней, которые одобрительно всхрапнули, и стала ждать, что же ей ответит Вирх. В конце концов, он решал в этом путешествии все спорные моменты, первенство в их дуэте... квартете принадлежало ему, поэтому и последнее слово было за ним. Однако, если Саунт решить двинуться дальше, вряд ли у Крис этот поступок в душе хорошо отзовётся....

+1

25

Саунт усмехнулся. Он был прав. Вамфири подозревал, практически точно знал, что если утащит её за пределы селения и принудит ночевать на открытой местности, то, вероятней всего, ему придётся тащиться за этой пигалицей обратно в одну из деревень. Конечно, в поисках девчонки. Он был готов принять правоту Кристы относительно повсеместных гуляний. Весна ведь, отчего бы не отпраздновать? К тому же у волков начинали играть гормоны, сейчас самое подходящее время искать пару. Вирх смотрел на волчицу внимательно, будто вдумывался в каждое девичье слово, даже не смотря на то, что в голове были мысли совсем о другом. Неловко. Какая же она чудная. Когда тебе пятьсот лет, неловкость – самое меньшее, что может беспокоить, если удаётся попасть в окружение разгорячённых попойкой волков. И не страх это был, просто осторожность. При желании, он вполне мог обвести вокруг пальца добрую половину деревенских мужиков, взвалить буйную волчицу на плечо и увезти в степь, что, безусловно, в его представлении выглядело весьма интригующе и даже будоражуще.
Решение Саунт, конечно, уже принял, но намеренно тянул время, в очередной раз испытывая терпение маленькой хищницы, что стояла перед ним с мольбой во взгляде. Её улыбка была почти глотком свежего воздуха в его потёмках души. Мужчина готов был из раза в раз повторять, что девушке она безумно идёт. Брюнет взглянул на веселящихся людей, потёр заросшую щетиной щёку – царапины уже зажили, что было особенно приятно! - будто это помогало принимать сложные и важные решения, а после вновь перевёл внимание на волчицу.
- Идём, иначе рискуем ночевать на улицах Астры, - картинно тяжело вздохнув, мужчина резко и чуточку грубо дёрнул за уздцы, начавшего было потешаться Шмеля. Он уступил. И если девица поймёт, что сделав бровки домиком и мило улыбаясь, она сможет добиваться каких-то поблажек, то… придётся перестать быть излишне добрым. Вамфири очень не любил, когда кто-то пытается сесть ему на голову. Впрочем, его опасения вполне могли не подтвердиться - пока что Крис держала разумное расстояние и была вполне полезным и интересным спутником. Бросив взгляд на небо, где уже начали приветственно перемигиваться первые звёзды, мужчина принялся высматривать вывеску таверны с постоялым двором, где проживала его давняя знакомая Эдельвейс. Она, Вирх не сомневался, обязательно найдёт местечко для двух путников.
- Но тогда я должен просить юную леди об услуге, - с лёгкой улыбкой проговорил Саунт, покосившись на Крис. – Покажешь мне праздник?
Во взгляде владельца борделя мелькнул какой-то мальчишеский азарт, а голос достаточно серьёзный, чтобы понимать – его просьба не является шуткой. Этот вечер вполне мог стать одним из тех, кои захочется вспоминать после, сидя в уютном кресле у очага, когда он вновь вернётся в «Белый налив». Ему приходилось бывать на волчьих празднествах, ярмарках, попойках – всякое случалось, но чаще всего он был в таких компаниях один и предпочитал не сильно доставать представителей славного народа, почитающего Бога Войны, своими вопросами. Наверное, для него было важно, чтобы она дала своё согласие не потому, что он в любом случае будет таскаться следом, а потому что она не против его компании. Эгоистично, но чертовски согревает душу, верно? Иллюзионист небрежно улыбнулся своим мыслям. Остановившись в нескольких шагах от входа в «Поддатый грифон», Саунт задумчиво хмыкнул, выглядывая местного помощника, которому полагалось забрать конец у дорогих гостей. Он не ошибся, пострелёнок появился довольно быстро, сияя улыбкой. Сдав своих четвероногих друзей в добрые и заботливые руки, вамфири пошёл к таверне, чтобы открыть дверь и пропустить вперёд свою спутницу. Встретившее их теплом и ароматом еды помещение оказалось не слишком людным, на удивление. Вероятно, все предпочитали гулять, а не сидеть в душной харчевне. Тем лучше. Заприметив рыжую копну вьющихся волос и узнав грацию движений одной конкретной волчицы, владелец борделя невольно улыбнулся, припоминая, при каких обстоятельствах они вообще познакомились.
- Эдельвейс! – довольно громко окликнул он девушку, а та, будучи вульфаркой, конечно же, расслышала его сквозь небольшой гомон собравшихся гостей.
- Какие приключенцы в нашем городке, - с лёгким смешком качнула головой волчица, оглядев Вирха, а после его спутницу. Взгляд девушки был изучающим и в то же время приветливым. – Какими ветрами, Вирх?
- Всё цветёшь, - мягко улыбнулся брюнет, после чего добавил: - На задании. Хотели бы установиться у вас, есть комнаты? Нужны две одиночные.
- Одна только осталась, - девушка невольно нахмурилась, задумавшись. – Но там можем разместить две кровати.
Бросив несколько лукавый взгляд на свою спутницу, Вирх согласился: - По рукам.
Долго поболтать им не довелось. Эда была занята, помогая родным, а Саунт действительно загорелся идеей попасть на праздник. То ли настроение у окружающих вульфаров было весьма заразительное, то ли причиной тому было общество прелестной льдистоокой леди – неизвестно. В комнате было решено оставить все ненужные вещи. И к тому моменту вамфири пришёл к выводу, что не смысла тратить прорву магии на всего себя целиком, когда можно скрыть только клыки да присущий расе запах. Прикрыв глаза и пробормотав под нос заклинание, мужчина старательно навесил его на себя самого, осмотрелся, вытянув руки в стороны и потянул носом воздух, к сожалению, не ощутив отличий. Благо, у него было, к кому обратиться.
- Подойти-ка поближе, - поманил он рукой свою спутницу. – Что чуешь?
Саунт очень надеялся, что запах, который сможет сейчас уловить нос вульфары, будет схож именно с человеческим.

Отредактировано Вирхаймонт Саунт (18.04.2018 23:15)

+1

26

Хотя Криста всей душой желала, чтобы её мольбы были услышаны и поняты, всё же морально начинала подготавливать себя к отказу со стороны вамфири. И, конечно же, к дальнейшему сопротивлению. Вирх тянул время как будто нарочно, заставляя девушку буквально изнывать от нетерпения. Однако, вопреки неприятным ожиданиям отказа не последовало. Вирх неожиданно удивил волчицу, приняв её пожелание и тут же двинувшись куда-то, словно зная, где можно остановиться. Что это? Неужели неприступный насмешник падок на щенячьи глазки и бровки домиком? Нет, невозможно. Пускай Крис была в совместном пути с клыкастым совсем немного, всё же за этот небольшой промежуток она смогла понять, что вамфири тяжело пронять миловидной мордашкой, по крайне мере ей - у неё то по воле природы лицо в принципе было далеко не милым. Отчего то мысль эта больно кольнула волчицу между грудей, приведя в замешательство и какую-то беспричинную (так ей казалось) тоску, из которой, впрочем, её вывел голос Вирха:
- Но тогда я должен просить юную леди об услуге. Покажешь мне праздник?
Сердце забилось в груди пичужкой, когда Крис увидела эту улыбку: действительно лёгкую, но такую искреннюю и неожиданно добрую, что волчица на миг забыла, что перед ней стоит вамфири. Осознав, что пауза как-то затянулась, черновласка смешно помотала головой, словно пёс, стряхивающий с шерсти воду, и проговорила, возвращаясь к былому задорному настрою:
- Конечно! Ты точно не пожалеешь о том, что мы тут остались!
Мальчишеский азарт, мелькнувший в глазах вамфири, невольно заразил и вульфарку, весело улыбнувшуюся в предвкушении отличного вечера. Кажется, Вирху и самому просто захотелось немного развеяться и побывать на празднике. Поэтому он и согласился. Видимо, даже таким как он нравятся развлечения. Эта мысль приятно согрела волчью душу, прежде чем Крис в очередной раз подивилась тому, каким может быть владелец борделя ещё, и чем ещё он может её удивить. Оказалось - может.
Подошли к постоялому двору. Девушка несколько обеспокоенно посмотрела на Вирха, чуя, что тот совсем ничего не сделал для того, чтобы скрыть свое присутствие. Но каково же было её удивление, когда подоспевший увести коней помощник никак не отреагировал на вамфири, более того - улыбнулся и, казалось, был рад таким странным посетителям. Неужели Криста настолько в пути принюхалась к своему спутнику, что уже не отличает его запаха от запаха вульфара? Но ещё большее удивление ждало девушку впереди, когда оба они вошли внутрь.
Подошедшая к новым посетителям вульфарка, вероятно, дочь хозяев постоялого двора, а может и сама хозяйка, была, похоже, хорошо знакома с владельцем борделя, и, кажется, отношения между ними были довольно тёплые. "А она красивая..." - с какой-то неожиданной грустью подумала Крис, руками сминая края своей безрукавки. Однако новость о том, что  единственную оставшуюся комнату придётся с Вирхом делить вывела волчицу из печального состояния мгновенно. Быстро взглянув на вамфири и лицезрев лукавую улыбку, черноволосая вспыхнула, то ли от возмущения, то ли от стеснения, то ли от навязчиво пробегающих в голове мыслях: "В одной комнате с мужчиной, в одной комнате с мужчиной, в одной комнате с...." И почему её этот факт так сейчас неожиданно взбудоражил? Ведь в той потаенной грэмовской пещерке они тоже, считай, спали в одной комнате... Но времени на раздумья особо не было.
Поднявшись в комнату, Крис кинула вещи и невольно стала разглядывать всё, что только попадалось в поле зрения, пока её не позвал Вирх.
- Подойти-ка поближе, что чуешь? - девушка втянула воздух носом, слегка наклонившись к мужчине и прикрыв глаза. "Не может быть..."
- И как ты только это делаешь... - несколько презрительно фыркнув и скрестив руки на груди, проговорила волчица. Ты пахнешь человеком. Так и надо ведь?
Вирхаймонт уже в который раз удивлял (и немного пугал, но кто ж в этом признается) Крис своими фокусами и способностями в маскировке. Насколько же хорошо с помощью магии можно дурить простой народ, к искусству этому неспособный? Магия опасна, в этом волчица была убеждена, а потому всегда в разговорах, касаемых этой темы, была резковата. Вот и сейчас в голосе проскользнули нотки презрения, которые сдержать льдистоокая была не в силах. Пускай отношения между ними двумя и улучшились.
- Ладно, пойдём, человече, покажу тебе, как волчий народ может развлекаться, - и, не дожидаясь Вирха, вульфарка бодро вышла из комнаты, поманив того рукой.

***
Сколько же всяких развлечений в этот вечер было выставлено в честь праздника! И стрельба из лука по мишеням в виде силуэта миражей, и кулачные бои, конкурс на поедание традиционных вульфарских блюд, пляски, песни, ярмарка! Городок светился огоньками, повсюду гуляли местные жители и гости в традиционных вульфарских костюмах
Криста носилась от одной ярмарочной лавки к другой, безостановочно рассказывая Вирху, что это такое, из чего оно сделано, откуда привезено, стоит ли своих денег. И всё это со светящимся от счастья лицом. Вроде бы каждый год одно и то же: лавки, соревнования, музыка, танцы, но всё настолько родное, тёплое и светлое, что не надоедает, а только приносит успокоение в душу и разливается приятной негой по телу. Атмосфера праздника в городе вселяла уверенность в том, что младшая сестрица будет непременно спасена, а потому ей обязательно стоит прикупить кучу подарочков. «Иначе она расстроится, что пропустила этот день» - с грустной улыбкой подумала девушка, разглядывая красивые разноцветные пирожные.
- Вирх, а как у вас проходят праздники?  - девушка подняла заинтересованные глаза на мужчину, отходя от лавки со сладостями. Ей было искренне любопытно, как развлекаются в праздничные дни вамфири, особенно учитывая тот факт, что она совершенно не имела представления о чужих праздниках. Да  и, чего греха таить, волчице стало неожиданно неловко от того, что она вот так болтает без остановки, совсем ни о чём не интересуясь у своего спутника.

+1

27

Лёгкое замешательство лишь на пару мгновений выбило из колеи льдистоокую, но этого хватило самому вамфири, чтобы понимать – он всё делает правильно. Девушка мотнула головой и даже слегка передёрнула плечами, будто хотела стряхнуть часть ненужных навалившихся эмоций, но сказанные слова звенели хрустальными каплями, отпрыгивающими от каменных стен городка, выдавая искренние, ничем незамутнённые эмоции настоящей радости. Он знал, что не пожалеет, надеялся. В конце концов, если бы он сомневался в этой девице, то их пути разошлись бы ещё после встречи Саунта со старым «другом». Мужчина на столь пылкие заверения улыбнулся и утвердительно кивнул, поддерживая волчицу.
Остаток пути спутники молчали: Криста, вероятно, погрузилась в свои мысли или же составляла план весёлого времяпрепровождения грядущего вечера, а сам Вирх просто не находил достойной темы для беседы, потому что обсуждение красоты местных жительниц таковой не являлась априори. Тем не менее, в «Поддатом грифоне» всё проходило достаточно мирно, если не считать раскрасневшееся личико от наглой выходки вамфири. Смущена? Злится? Саунт не смог разобраться в тот момент в сложной эмоции волчицы, но какая-либо реакция считалась им вполне удовлетворительной и, безусловно, потешила самолюбие.
«Я уверен, совсем скоро ты ко всему привыкнешь», - мысленно потешался мужчина, у которого опыта общения с девушками различных характеров было поболее, чем у Кристы в общении с мужчинами. Она ещё, бедняжка, вероятно, не подозревала, насколько коварными они могут быть. Впрочем, Саунт никогда не использовал своё обаяние во зло и старался не оставлять женщину не удовлетворённой, даже если дело не касалось плотских утех. В голове невольно всплыло давнее воспоминание о сватовстве одной вамфири. Мужчина невольно поморщился, надеясь, что когда-нибудь этот инцидент вовсе выветрится из его буйной головы. Наверное, так и появляются застарелые психологические травмы.
Комнатку им двоим выделили неплохую. Семья Эдельвейс явно любила своё заведение и не жалела сил и денег на то, чтобы всё выглядело, чисто, прилежно, уютно и комфортно. Пока что в комнатке была одна большая кровать, но Саунт знал: когда они с Крис вернутся с праздника – тут будет несколько иное убранство. Не слишком длинные занавесочки синего цвета украшали окошко, в дальнем углу  комнаты был даже горшок с цветком, а на стене висела небольшая живописная картина с озером. Дополняли убранство два стула, небольшой столик. Спутница тут же пустилась в созерцание доступных взгляду предметов, и вамфири невольно залюбовался девичьим профилем, сиянием глаз, наполненных остаточной радостью, а не злобой и недоверием. Однако, настроение Кристы могло быстро меняться, и стоило девушке принюхаться с иллюзионисту, как она тут же припомнила о своей не любви к магии. Нотки презрения и неприязни неприятно кольнули душу, но это ощущение быстро осыпалось под личными здравыми рассуждениями. Пусть девица сама упирала в своих уговорах на то, что он маг. Говорить – одно, а ощущать и видеть действие магии – совершенно другое. Он не обижался, всё ещё надеясь доказать Верд'эс, что волшба тоже бывает полезна.
- Магия, волчонок. Всё так, - кивнул вамфири, едва удержавшись от соблазна тихо рассмеяться и мягко приобнять насупившуюся девицу за плечи, притянув ближе. Невозможно умилительна, бесконечно прекрасна в своей наивности. Волчица не позволила паузе превратиться в неловкую, спеша выскочить за дверь прежде, чем владелец борделя успеет что-то ответить или сделать на её зов. Вирх взъерошил рукой тёмные волосы, усмехнувшись и качнув головой. Угораздило же связаться с такой бестией. Чудны дела твои, Великая.

Празднество вульфров было в самом разгаре, о чём явственно говорили изрядно поддатые, попадающиеся на пути, матёрые волки, раскрасневшиеся от комплиментов и танцев девицы, подогретые брагой горделивые юнцы. Деревенька жила своей жизнью, искренне радовалась окончанию зимы и пыталась втянуть в свой пёстрый круговорот каждого, кто волею случая оказался на её территории в этот день. Мужчина следовал за Крис, с интересом слушая её рассказы и объяснения, ведь он попал в интересный и занимающий его мир. Порой Саунт даже подумывал о том, что родился в окружении не той расы, хотя и искренне, горячо любил своих родителей. Праздники у вамфири несколько отличались. Не было такой разгульной неудержимости, дикости, что ли. Клыкастые вели себя чуть сдержаннее и степенней, в ходу были несколько иные развлечения, отличные от местных. Именно буйство свободы, незамутненность и честность мысли волков очень привлекала Вирха в дагоновом народе. Они были другими, живыми, были охотниками, как и сами вамфири. Пусть даже цели для охоты у них были различны. Они остановились у очередной лавки, и мужчина посчитал это лёгкой передышкой, оглядевшись по сторонам, а после глядя на уложенную в лотках красоту. Торговец, судя по всему, расстарался на славу. Все одно к одному. Вамфири бросил взгляд на Кристу, которая отчего-то примолкла, глядя на разноцветную глазурь разнообразных пирожных, а после поспешила удалиться, задав напоследок простой и ожидаемый вопрос. Клыкастый хмыкнул, кинув вульфару-продавцу монетку и указав на парочку заинтересовавших его сластей. Тот наскоро вложил их в небольшую плотную бумажную коробку, протягивая посетителю с довольно улыбкой. Вирх благодарно кивнул и поспешил за волчицей, нагоняя её как раз в тот момент, когда пауза между вопросом и ответом начинала становиться подозрительной.
- Не так буйно, как у вас, - честно ответил он и, когда девушка обратила на него свой взор, сверкнул улыбкой, протягивая ей ту самую коробочку. – Держи и пробуй. Должна же ты знать, чем будешь угощать сестру на следующий праздник, - мужчина подмигнул льдистоокой и огляделся. Всем вокруг было не до тандема «человека» и волчицы, что совершенно устраивало кровопийцу.
- Иной менталитет. Более спокойная музыка, люди в разнообразных ярких и порой весьма вычурных нарядах. Порой праздники сопровождаются фейерверками, город украшается различные полотнами и фонариками, - задумчиво перечислял вамфири. Он не был частым гостем вообще на каких-либо праздниках, потому как не любил бродить по ним в одиночку. Да, любопытно, да, интересно, но не то. В компании всегда увлекательней, всегда можно поделиться впечатлением, получить ответную эмоцию от собеседника. А когда ты сам себе спутник, то общение выходит каким-то однобоким. И одно дело, когда ты в компании того, кого уже знаешь какое-то время, и совсем другое весь вечер напрягаться, чтобы угодить новой пассии.
- Мне нравятся ваши праздники, Криста, да и вообще ваш народ. Вульфары удивительны в том, что слышат песню ветра и отвечают ей взаимным воем под луной, - мягкая улыбка скользнула по губам, а взгляд вновь обратился на девушку.
- Ну как? – с искренним интересом уточнил мужчина. Вопрос, конечно, не относился к тому, насколько информативным был его рассказ. Не был. Ведь порой проще показать что-либо, чем рассказать и, если бы Верд`эс захотела, то Саунт в будущем отвёл бы её на праздник своего народа.

+1

28

Пауза действительно получилась слегка затянутой, но Криста не придала этому особого значения. За время, проведённое рядом с Вирхом, она незаметно привыкла к тому, как этот странный вамфири удерживает паузы перед тем, как дать ответ. Как будто смакует вопрос, думает над тем: соврать или сказать правду. В том, что клыкастый мог о чем-то умалчивать, девушка даже не сомневалась. Отчасти потому, что ещё не до конца доверяла мужчине, отчасти потому, что не вошла в доверие сама. В общем-то, Крис и не ставила перед собой такой цели, в конце концов, как только они вызволят её сестру из плена, их дороги разойдутся. Но почему-то эта мысль отзывалась в её душе печальным уколом. Волчица твёрдо и упёрто убеждала себя, что причина в её нежелании возвращаться к прежнему, слишком устойчивому (для её мятежной душеньки, разумеется) укладу жизни. Что ж, отчасти это было так. Но всё же основная причина была совсем в другом, в том, о чём черновласка даже никогда и не подумала бы, а если и подумала бы, то  решила, что сошла с ума. Эта причина, пока едва зримая, скрывалась в уголках губ одного клыкастого, всякий раз, когда тот улыбался.
Вот и сейчас, стоило девице взглянуть на Вирха и увидеть его улыбку, как сердце пропустило удар. Нет, надо бы найти то лечебное растение с бледно-розовыми лепестками и пожевать пару листочков, иммунитет совсем ослаб. Ну, а иначе почему по телу разлилось такое лихорадочное тепло? «Совсем размякла!», - сварливым голосом матери отметилась мысль в голове Кристы. Но дальнейшим вниманием вульфарка её не одарила – неожиданно возникшая перед носом пёстрая коробочка с самыми нежными и ароматными сладостями во всей Астре и её окрестных деревеньках заставила юную сладкоежку забыть обо всём и расширить глаза, воззрившиеся на вамфири в немом изумлении.
- С… спасибо, - пролепетала волчица тихо и в то же время восхищенно, сияющими глазами уставившись на коробочку с драгоценным лакомством.  Вредный, неприятный голосок попытался было нашептать очередные подозрения в сторону всех кровососов и одного сапфироглазового в частности, но черновласка отмела эту мысль, как назойливую муху. Прихлопнула и отряхнула ментальные ладони об ближайшее ментальное полотенце. Какая разница, кто он и что он может сделать, когда вокруг витает такой добрый тёплый дух праздника, а над уже открытой коробочкой к освещенному светом фонарей иссиня-черному небу поднимаются невидимыми змейками ароматы пирожных в радужной глазури. Взяв одно пирожное пальчиками, слегка их испачкав в мягкой нежной глазури, Криста сделала первый «кусь».  И не осталась разочарованной. Ещё тёплый бисквит прямо таял во рту вместе с глазурью. А когда девушка добралась до середины, та встретила её приятным сюрпризом в виде растопленного шоколада. О да, поистине прекрасный момент. Сияющая, совсем как начищенный таз, Крис казалась не суровой хищницей, а безобидным довольным щеночком – только ушей и виляющего хвоста не хватало. Впрочем, поглощая купленные спутником вкусности, вульфарка не забывала слушать и рассказ Вирха об их вамфирских праздниках. Довольно скупой, как ей показалось. Впрочем, оно и к лучшему. Криста сама с удовольствием дорисовала к описанным действам  те детали, которые заботливо предложило ей живое воображение. Пожалуй, именно так она и представляла себе праздники вамфири: такие чопорные надменные создания точно не имели никакого понятия о веселье, так что и праздники у них были такие же чопорные, как и они сами. А вот следующая фраза, сказанная Вирхом, удивила волчицу не меньше подаренных пирожных.  Всё-таки какой же он странный – этот вамфири. Иногда у Крис возникало ощущение, будто этот мужчина не в той расе родился. Ему бы вполне подошла роль вульфара… такого сильного, уверенного в себе…. «О, Дагон, я и правда схожу с ума», - девица замотала головой, отгоняя последовавшие после размышлений не самые непорочные картины, которые, впрочем, растворились сами собой, едва Вирх обратился к черноволосой с вопросом.
- Ох, они просто великолепны! – мгновенно забыв обо всех волнующих мыслях, сияя, воскликнула Крис, улыбаясь во весь рот. Настолько великолепные, что я даже слегка испачкалась, - взгляд охотницы упал на слегка испачкавшиеся в глазури пальчики. Но эту проблему девушка решила просто – аккуратно слизала глазурь, совсем как настоящий зверь, коим, впрочем, она и была.
- Знаешь, сегодня тебе выпал шанс послушать нашу песнь ветра,  - теперь уже пришла очередь Крис озорно подмигнуть клыкастому и, поманив рукой, рвануть с места вперёд по улице в сторону центральной площади.
Бежала Криста, словно играла наперегонки с ветром. Пару раз она оглянулась через плечо, чтобы посмотреть, не отстал ли её спутник. И каждый раз, встречаясь с Вирхом глазами, смеялась весело и громко, совсем как ребёнок. Так странно, умом волчица понимала, что перед ней вамфири – тот самый вамфири, один из тех кровососов, жестоких убийц. А душой, волчьей чувственной душой девушка просто наслаждалась. Наслаждалась происходящим, обществом умного  (и довольно симпатичного(НЕ ДУМАЙ ОБ ЭТОМ)) мужчины, наслаждалась своей свободой. И все эти подозрения, колкости, придирки будут потом. А сейчас дух праздника переполнял лёгкие, приятно кружил голову и шептал на ухо самые смелые мечты и фантазии. И этим ощущениям она отдалась. Отдалась как настоящая волчица – как свободный , вольный зверь.
Остановила свой бег черновласка перед центральной площадью: не очень большой, но безумно уютной, с этой речкой, протекающей посередине, с причудливыми мостиками, перекинувшимися через неё. Сейчас эта площадь освещалась несколькими десятками фонарей и на ней собралась большая часть населения Астры: многие отплясывали под бодрую музыку, вылетающую из-под пальцев музыкантов, энергичный танец, остальная малая часть наблюдала за этим действом и хлопала в ладоши или отбивал ногой такт.
- Смотри! – Криста перегнулась через заборчик, отгораживающий реку от мостовой, показывая рукой на чинно проплывающие мимо берестяные кораблики. На этих корабликах мы отправляем в плаванье все свои печали и беды прочь из степей. Многим это помогает. «Но не всем».
Не задерживаясь слишком долго на одном месте, волчица вручила коробочку с оставшимся пирожным вамфири и мигом ринулась в толпу танцующих, изрядно подвыпивших, но весёлых и беззаботных вульфар, влилась в их ритм движений, слилась с ними в едином танце, похожем на некий  необычный ритуал – лёгкий, как сами вульфары. В эти минуты Крис казалось, будто у неё за спиной – огромные крылья, и она вот-вот взлетит к звёздам – настолько привольно и хорошо она сейчас себя чувствовала. Так хорошо, что все негативные мысли испарились, как по волшебству (даже мысли о магии стали больше волнительными, чем отвращающими), захотелось потанцевать с кем-нибудь. Поделиться с кем-то своей радостью… с кем-то, кто в ней, возможно, нуждался.
Криста вынырнула из толпы так же ловко, как проникла туда и остановилась напротив вамфири. Кем бы он ни был, к какой бы расе не принадлежал, сейчас он знает о ней больше, чем кто-либо из присутствующих. А значит, он сейчас к ней ближе всех.
- Ну что, так и будешь тут стоять или всё-таки попробуешь повеселиться, Вирхаймонт Саунт? 

+1

29

Тот факт, что волчица не стала недоверчиво принюхиваться к лакомствам и требовать от вамфири укусить первым, дабы удостовериться в отсутствии каких-то вредоносных трав или порошков, показался Саунту хорошим, добрым знаком. Возможно, осторожность девушки притуплялась в среде иных волков, возможно, Вирху всё-таки удалось немного сбить уровень недоверия хотя бы к своей персоне. В любом случае, каковы бы ни были причины, он действительно был рад получить в награду сияющий взгляд и радостную улыбку. Не победоносный оскал женщины, которая знала, что достойна внимания и заслуженно его получила, не лисья ухмылка, задумавшей каверзу девицы. Улыбка Кристы была искренней, а оттого очень ценной. Праздник, определённо, положительно влиял на эту бестию, заставив спрятать шипы и вылезти из своей уютной неприступной раковины, куда она пряталась от страхов и тревог продолжительного путешествия и предшествующих ему событий. Хотя бы ради этого стоило остановиться в деревеньке волков, когда те праздновали приход весны. Порадовал владельца и тот факт, что угощение пришлось по душе. А вот картина невинно облизывающей свои тонкие пальчики волчицы отозвалась холодными колкими мурашками на затылке. Саунт украдкой сглотнул и нехотя отвёл взгляд на ближайшую цветастую лавку, предлагающую гуляющему люду яркие украшения из полудрагоценных камней и минералов, делая вид, что не хочет смущать волчицу своим пристальным вниманием, которое, безусловно, имело место быть практически всегда. Однако едва ли девушка смутилась, потому как была слишком занята, чтобы углядеть во взгляде вамфири особый хищный огонёк.
«Держи себя в руках», - недовольно буркнул про себя мужчина, вновь взглянув на Крис, которая обещала, что нынешним вечером ему доведётся послушать волчий вой. Однако что-либо уточнить Саунт не успел, ведь живой и жизнерадостный волчонок бросился наутёк, то и дело игриво смеясь. Мужчина улыбнулся и последовал за своей спутницей. На улице уже достаточно стемнело к тому времени, как они выбрались из «Поддатого грифона», и вамфири искренне радовался, что сейчас его движения не были скованны плащом или капюшоном, разве что на поясе болтался клинок, но он был привычной тяжестью. Брюнет старался не выпускать Кристу из вида, старался также принимать правила волчьей игры, но подозревал, что слишком сильно закостенел в своей безмятежности и ледяном спокойствии. Теперь ему, похоже, было сложно веселиться от всей души, привычка сдерживать свои порывы давала о себе знать. Но каждый раз звонкий девичий смех резонировал в его душе, отзывался каким-то неясным и давно позабытым трепетом. Он слишком давно перестал считать себя мальчишкой, и не был уверен, что сможет отыскать своего внутреннего ребёнка. Но глядя в смеющиеся и яркие серо-голубые глаза, он был готов попытаться, если эта девушка захочет. Но его подспудно мучал вопрос: почему? Она ведь очередное мимолётное увлечение, верно? Таких увлечений были десятки, а таких как она?
Они, наверняка, приближались к центру весёлого празднества, к центру Астры, ведь были ярче слышны смех, песни и музыка, сопровождающая заводные и бодрые танцы в вульфарских селениях. Вамфири и волчица остановились у небольшого ограждения, явно уберегающего мелких волчат от внезапного падения в небольшой водный источник, который некогда поспособствовал появлению городка. По весело журчащему потоку воды проплывали многочисленные и разноразмерные кораблики из бересты – подобного Саунту видеть не приходилось. Однако его спутница поспешила объяснить назначение таких прелестных поделок, и владелец борделя с лёгкой горечью подумал о том, что бывают беды, которые и огромным-то кораблём из души не вывезешь, что уж говорить о таких крохах? Он понимающе взглянул на девушку, мягко и ободряюще тронув её за плечо, подозревая, что нет-нет да в глубине души она постоянно переживает за свою сестру и не смирится с потерей. В ответ на его жест, хищница торопливо вручила ему коробку со сладостями и метнулась в сторону танцующих вульфар, вероятно, желая раствориться в потоке праздничных эмоций и заглушить неприятные и тревожные чувства. Он молчал. Пожалуй, довольно много в этот вечер. Не желая излишний раз портить момент, подначивать или язвить, мужчина ощущал какой-то внутренний неуёмный интерес и постоянно наблюдал за другой Кристой, которую, выйдя из деревеньки, он может больше не увидеть. Уж точно не настолько ярко. Неподалёку как-то сиротливо стояла пустующая лавка, и вамфири без опасений поставил на неё коробочку, то и дело бросая взгляды на весело отплясывающих вульфар. Музыка подначивала присоединиться к танцам абсолютно всех. Вирх стал ловить себя на мысли, что, скрестив на груди руки, отбивает бойкий ритм мелодии пальцами, но не решался влиться во всеобщее праздничное веселье. Ощущал себя чужим? Вряд ли, но чем баюн не шутит.
Из толпы появилась Криста, раскрасневшаяся, полная ярких эмоций и озорных чертят в льдистом взгляде. Вирх не успел и рта раскрыть, а девушка уже недвусмысленно подначивала его попробовать найти в себе того самого мальчишку. В награду девушка могла лицезреть чуть удивлённую вамфирью физиономию.
- Староват я для такого веселья, - неловко попытался отшутиться клыкастый, отмахиваясь, но наткнулся на насмешливый девичий взгляд, обладательница которого чуть тяжело дышала, подбоченившись. – Но раз ты этого так хочешь, – лукаво улыбнулся вамфири, всего в пару шагов преодолевая расстояние между ними и тронув дыханием её чуть растрепавшуюся и взмокшую чёлку. Мужчина взял её маленькую ладошку в свою руку и повёл через толпу, применив крохотное иллюзорно-ментальное заклинание, внушившее нескольким парочкам немного подвинуться и освободить пространство. Танцевать Саунт, в принципе, умел, но чаще практиковался именно в классических танцах. Однако, ожидая свою спутницу и понаблюдав за движениями других веселящихся жителей деревни, он в целом уловил суть. Танец был лёгкий, заводной. Вамфири и волчица то сходились, то вновь отдалялись друг от друга, кружась, вращаясь, меняя ноги в том или ином движении. Пару раз даже пришлось «сменить партнёра», что заставило с большим интересом и азартом искать своего и возвращать назад. Вирхаймонт постарался ненадолго забыть о том, кто он есть, ощутить эту свободу и волчью страсть к жизни, движению; он кружил волчицу в танце, искренне улыбаясь и глядя на неё с восхищением, нескрываемым интересом и порой лисьим лукавством. К окончанию бойкой мелодии он весьма успешно подхватил девушку за талию и немного покружил, ощущая тепло крепкого девичьего тела под тканью одежды. Это волновало и будоражило мужскую кровь.
Когда мелодия окончилась, мужчина не спешил убирать руки, поставив партнёршу по танцу на землю. Волосы вамфири растрепались, он чуть взмок и немного тяжело дышал, искренне наслаждаясь моментом, румянцем на девичьих щеках и улыбкой, которая в тот момент предназначалась ему. Он мягко и бережно убрал с лица хищницы прядку тёмных волос, заправив её за ухо, будто невзначай ласково проведя большим пальцем по бархатной щеке.
- Не перестаёшь меня удивлять, - глухо с несколько севшим голосом признал клыкастый, а после кашлянул и отпустил волчицу и чуть театрально поклонился. – Благодарю за танец, миледи, - игривость тона не могла укрыться от чуткого слуха девушки, а музыканты завели новую мелодию, спокойную и мягкую, текучую как спокойная река.
- Вы позволите? – раздался сбоку уверенный голос и молодой волк с пшеничного цвета волосами и ярко-зелёными глазами приглашающе протягивал Верд`эс руку. Он явно желал вовлечь красавицу-волчицу в танец. Изначально Вирх не допускал мысли вмешиваться, казалось, позволив Крис самой решить, насколько она занята в этот вечер, чтобы ответить или отказать незнакомцу. В конце концов, по мнению самого вамфири (пусть оно и не было ему на руку) общество молодого волка было для льдистоокой волчицы куда более приемлемым. Но что-то внутри неприятно кольнуло, что-то заставило произнести простое и сухое «Леди занята», оттеснить юного и зелёного юнца и приглашающе протянуть хищнице руку, ласково заглядывая в глаза.

Отредактировано Вирхаймонт Саунт (17.06.2018 19:50)

0


Вы здесь » Айлей » #Лордство ди Рхаурр » Городок Астра