Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


17.10.2017 Не смотря на небольшой и тотальный завал, жизнь продолжается. Определен лучший пост лета! Готовится праздник Самайна/Хеллоуина, к празднику аватар менять не надо! Конкурс Старинная легенда продолжается!

25.09.2017 Друзья, мы рады вам сообщить, что на форуме были добавлены новые сюжетные линии, с которыми рекомендуем ознакомиться каждому участнику, чтобы потом не возникало вопросов.
На форуме взял старт конкурс Старинная легенда, где каждый может предложить сказку, легенду или миф, связанные с миром. Не стесняйтесь созидать и радовать нас своими творениями! Вдобавок к этому было начато голосование за Лучший пост лета! Помогите отважным участникам получить заслуженные награды.


Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Город-порт Сарборо » Крепость Сарборо


Крепость Сарборо

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s0.uploads.ru/rkpCI.png

0

2

» Дорога к Хшему

Могучая крепость, возвышавшаяся над морем, казалась покинутой и мёртвой. Сотни кораблей с чёрными парусами зловеще качались на тёмных водах. По ветру не реяли жёлто-зелёные флаги, стены не щерились копьями недремлющей стражи; у ворот в кучу были свалены мёртвые тела, а вдоль дороги в землю были вкопаны пики с отрубленными головами. Но в крепости всё ещё были люди - Дагон чуял их страх, гнев, жажду крови.
Выбравшись из воды, бог обратился незримым сгустком тумана и, проникая сквозь стены, оказался внутри крепости. Факелы в коридорах не горели, с потолка свисала паутина, и воздух был наполнен пылью и ржавым запахом крови. Отовсюду доносились голоса, хохот, гулкие звуки шагов.
Дагон заметил свет от приоткрытой двери и переместился туда. В комнате собралось несколько человек - крепкие, сильные, закалённые ветрами и бурями. Они стояли вокруг стола, за которым сидел пожилой мужчина в дорогой, но истрепавшейся одежде.
"Капитан армады", - подумал Дагон, рассматривая мужчину.
Люди обсуждали нынешнее положение дел, поставку продовольствия в крепость, приближение иноземных войск. Капитан молча слушал их и смотрел на карты, в беспорядке разложенные на столе. Дагон чувствовал, что он обеспокоен.
- Мы долго не продержимся.
- Наступает зима, продовольствие кончается. Где мы возьмём столько припасов?
- Вы предлагаете распустить наш союз?
- Нет! Но нам стоит...

Дагон быстро потерял к ним интерес и отправился дальше. Он был удивлён, что обычным разбойникам удалось захватить целую крепость, но, возможно, им просто повезло. После убийства последнего графа Сарборо погрузилось в хаос. Местное дворянство перебило друг друга в войне за власть, так что пиратам только оставалось прийти и забрать то, что осталось. Но, не имея ни прав на престол, ни необходимого опыта, что они собирались делать дальше?

+1

3

--->Окрестности Белой Академии
На этот раз Кайлан постарался придержать Нормана при выходе из портала, чтобы он не упал. Крепость тихо покрывалась снегом, беспрестанно сочащимся из определенно очень темных туч. Пока что он падал почти ровной отвесной стеной, но снежная буря подкрадывалась, и ветер играл со снежинками, развеивая их по воздуху и неожиданно швыряя пригоршнями за шиворот. Альв поежился и натянул на голову капюшон. Никаких шансов, что флот Лигвы пройдет сюда в целости и сохранности. Крепость была создана для обороны с моря, сейчас она защищала несколько сотен боеспособных кораблей, защищала в том числе и от бури. Ветер вдребезги разбивался об ее белые с зеленоватым налетом камни, роняя свои сверкающие холодные снаряды в море. Волны бились о крепость, словно они были кэльпи, пытавшимися перепрыгнуть через стены, но все тщетно. Крепость, пропустившая пиратов, надежно держала оборону против объединенных сил Висанти и Акиавари.
Кайлану было любопытно, сможет ли он найти предводителя этой пиратской шайки. А еще, смогут ли они с Норманом пройти по крепости и остаться невредимыми. Впрочем, крепость была безлюдна. Пираты или не выставили караул на этот раз, или просто никогда не имели такой привычки на суше. Или они были заняты чем-то другим.
Альв хотел для начала оглядеться и попытаться найти их штаб, но, быть может, у Нормана были другие планы, и он хотел бы немедленно приступить к поиску своего родича. Бегать от корабля к кораблю и спрашивать было, конечно, не то что неразумно, но и небезопасно. Они с Норманом пиратами не были.
- Пойдем, разузнаем, что тут и как. - Альв запахнулся в плащ поплотнее и выбрал узкую улочку, ведущую вверх. Вероятность обнаружить штаб командования в крепости казалось выше, чем на корабле. Кто захочет оставаться там, в промозглом море, если, конечно, не приказали? А еще он надеялся, что Квиллан преуспеет в поисках Люпина Гейла. Все знали, где он, он был легкой целью для возможного убийцы - но только никто не хотел его убивать. А теперь дорога к трону для мальчишки внезапно расчистилась. Кто знает, может быть, Кайлан опоздал со своим планом, может быть, пираты пришли сюда как раз из-за Гейла. Лучше для него, чтобы было так. Сарборо пора вновь обрести графа.

+1

4

—>Ворота замка

Дарио остановился, замер, прислушиваясь, но вокруг была все та же тишина, что и несколько часов назад, когда он пришел в себя в какой-то полутемной комнате, больше похожей на шкаф. Большой шкаф с пыльными мешками, среди которых молодой человек и очнулся. Путешествие через телепорт прошло как в тумане. В памяти Дарио не оказалось ничего, что могло бы пролить свет на его прибытие и на то, как он оказался в той комнате. Но виконт всё ещё отчетливо помнил свой сон. Монстров, брата и всепоглощающий ужас, вышедший из его кошмаров и теперь нависший грозовой тучей над самым близким человеком. И именно этот страх сейчас двигал им, заставлял идти вперед. В какой-то момент, блуждая по безлюдным холлам, Дарио охватила паника. Уж больно происходящее походило на его сны и на тут страшную явь, в которой он оказался несколько месяцев назад. Холод, тьма и пустота...
Гулким эхом отдавались шаги виконта в пустых коридорах замка. Он уже сам себе напоминал монстра из снов. После спешных сборов, стремительного бегства и перехода через телепорт его одеяние несколько утратило первоначальный вид, и теперь, выбравшись из комнаты-шкафа и поплутав по коридорам несколько часов, молодой человек выглядел весьма плачевно. И за свой столь непрезентабельный вид Дарио было заранее стыдно, особенно теперь, когда он вот-вот найдет Аримана. Ему вовсе не хотелось бы предстать перед братом в таком виде.
Однако уже темнело, а виконт так никого и не встретил. В Лигве даже в самых отдаленных уголках замка затеряться было непросто - слуги или кто-то из придворных то и дело оказывались поблизости, не говоря уже о гвардейских патрулях по всему замку.
Дарио отворил очередную дверь и его обдало холодом. Впереди была галерея внутреннего дворика. Высокие каменные арки открывали вид на крохотный сад, пол был вымощен плитами с замысловатым рисунком, вдоль стен стояли скамьи для отдыха, перемежаясь пустыми вазонами. Сам садик был настолько крошечный, что в нем нашлось место лишь паре небольших деревцев, полудюжине аккуратных клумб и небольшой чаше-поилке для птиц, что стояла посреди садика. Здесь тоже никого не было, но не это поразило юношу. Пушистые белые мотыльки укрывали буквально всё вокруг, устилая сказочным ковром мозаику на полу, укутывая оголенные ветви, и беспрестанно сыпались с темного неба. Виконт нерешительно шагнул вперед, боясь потревожить этих странных бабочек, но его нарядные туфли тут же утонули в этих мотыльках, которые жалились холодом. Мотыльки оседали на его одежде, путались в волосах, и сколько бы молодой человек ни пытался их стряхнуть, в его пальцах оставались лишь холодные капли. Осторожно ступая вперед, Дарио все же пересек галерею, оказавшись в очередном холле. К его удивлению, тут оказалось не так темно и пусто как везде, где он проходил до этого. Несколько чадящих факелов освещали широкий холл, мебели не было вовсе, но у одной из стен большой кучей были свалены какие-то мешки и тряпки. Перед Дарио оказались массивные закрытые двойные двери, откуда раздавились веселые голоса и смех и, кажется, музыка. Робкая улыбка появилась на губах виконта, он стремительно зашагал к этим дверям. Тяжелые створы подались не сразу, и Дарио пришлось приложить немало усилий прежде чем они наконец отворились - совершенно бесшумно, без единого скрипа. Улыбка молодого человека стала шире, и он громко позвал:
Ариман!

Отредактировано Дарио Алвер (27.11.2016 20:16)

+1

5

---> Окрестности Белой Академии

Еще неделька общения с ушастыми, и Норман совсем перестанет удивляться волшебным штучкам, которые буквально поражали его сейчас. Разумеется, такие перемещения и приемы в бою вряд ли были доступны каждому мало-мальски имеющему магию человеку. Естественно, Кайлану и его сестре приходилось долгие годы тренироваться, и Уорда все занимала мысль — сколько же лет они потратили на то, чтобы их магия была на таком невероятном уровне? Наверняка больше столетия.
После перемещения мужчина тут же ощутил под ногами каменную плитку мостовой и поёжился — ледяной ветер чувствовался здесь сильнее, нежели в родном лесу, а холодные темно-серые каменные стены домов лабиринтом неизвестных улочек манили куда-то вперед. Величественная крепость, возвышавшаяся над остальными постройками, внушала арбалетчику довольно-таки странное чувство ледяной отчужденности. Он не любил подобные места, не особо чествовал города и такие крупные постройки — для него намного проще было ориентироваться в лесу. В городе невозможно было отыскать кого-либо по следам или звукам. Здесь было пыльно, шумно, а местные мостовые не могли сохранить отпечатки чьи-то ног. Да и народу в таких местах было пруд пруди, что для такого одиночки как Норман было порой невыносимо.
— Хочешь идти прямо в крепость? — удивленно спросил стрелок, остановившись на месте и задрав голову вверх, после чего посмотрел на своего знакомца. — Есть большая вероятность встретить моего братца в какой-нибудь вшивой забегаловке. Хотя здесь наверняка десятки, если не сотня таких заведений.
Мужчина прекрасно понимал, что искать брата таким образом — все равно, что бегать по лесу с завязанными глазами. Нужного не поймаешь, а вот встретить парочку не очень дружелюбных дуболомов на пути — пожалуйста. Поэтому положился на альва, удобнее устроив арбалет за спиной и последовав за Каем, время от времени бросая хмурые взгляды на местный давно не бритый контингент.

+1

6

- Главарей мы во вшивой забегаловке не найдем, - отозвался альв, который пробирался по улицам, борясь с ветром. Ближе к городу и дальше от моря начали попадаться живые люди. Люди, альвы, троблинги, вульфары, маленькие грэмы и даже вамфири - пиратское братство включало в себя все известные народы. Воистину братство. Их идеи равенства были близки беловолосому альву, но их методы и жизненное кредо - не вполне. Да и равенство распространялось лишь на братьев-пиратов - с некоторых заросших и грязных лиц посматривали достаточно злобные и голодные глаза, и, чем дальше в город, тем злее были взгляды. Казалось, они заходят в лес, полный голодных волков, которые зачем-то ждут, чтобы их растерзать.
Наконец, они решили, что Кайлан и Норман все-таки не свои, и небольшая группка, отвлекшись от того, что они делали с очень испуганными горожанами, подошла к ним. Пираты были храбры от выпивки и от того, что никто не давал им отпор. И они совсем не знали о том, что скоро все умрут. Или знали, и веселились напоследок, как могли. Они уже занесли было свое оружие, но мостовая странным образом накренилась под их ногами, так, что они от неожиданности покатились в грязную снежную кашу. Со стороны выглядело странно, что пятеро относительно здоровых - по крайней мере боеспособных - мужчин взяли и повалились на землю, однако они сами чувствовали, будто ноги им вдруг отказали, как и все восприятие действительности. Самый смышленый на вид был схвачен одетым в черное альвом, едва успев опомниться.
- Сейчас я задам один простой вопрос, а ты мне ответишь, - улыбнулся Кайлан пирату. Улыбка получилась как у его сестры - как у всей его семьи - нехорошей. Обещающей много боли и огорчений. - Где я могу найти твоего капитана?

+1

7

— Знаешь, пираты, как и всякое отребье — народ не гордый. Знавал я парочку ублюдков, которым сотни таких же козлов ноги лизали, но деньги просаживать они предпочитали в безумно паршивых рюмочных, — ответил мужчина, прикрыв озябший и слегка покрасневший от мороза кончик носа такой же продрогшей рукой.
Деревенщина знал, что был прав. Чем ниже уровень подобного «заведения», тем больше предоставлялось свободы мразям, которые привыкли думать, что весь мир находится под их сапогом. Доступные, потрепанные жизнью женщины, растерявшие свою красоту в борделях, едва ли не стайками окружали всякого урода, в грязных пальцах которого поблескивал золотой-другой. Дешевая выпивка лилась рекой, и самые отчаянные заводилы могли весь вечер поить дружков за свой счёт. Вяленое мясо и сыры с душком — особенная прелесть подобных мест — уничтожалась достаточно быстро, служа закуской под стать выпитому дерьму. Какая-либо охрана, как таковая вообще отсутствовала, а потому главарь той или иной банды мог устроить приличный мордобой товарищам по «работе», а после легко покинуть забегаловку, зная, что это все сойдет с его рук.
Шайку потрепанных бродяг, которые сначала крались за ними, а потом уже нагоняли уверенной походкой, стрелок заметил едва ли не раньше Кайлана, но до последнего надеялся, что те отвяжутся. Частое дыхание за спиной арбалетчика стало совсем заметным, и, за несколько секунд до того, как альв среагировал, Норман развернулся к ублюдкам, молниеносно выхватив свой нож из потертого кожаного чехла, прикрепленного к ремню.
Банда вдруг частично провалилась сквозь булыжники мостовой, и до деревенщины, как и до бандитов, не сразу дошло, в чем дело. Начавший привыкать к магии длинноухого знакомца, Уорд хмыкнул и вернул охотничий нож на место, носком ботинка отправив чужой тесак, валяющийся рядом, в долгий полет вниз по улице.
— Думаешь, эта мелкая сошка в курсе? — спросил он, покосившись на альва, но все же не стал вмешиваться в начинающийся диалог.

+1

8

- Убери оружие, Норман, мы пришли с миром, а не с войной, - альв продолжал улыбаться и смотреть прямо в глаза стремительно трезвеющему пирату, не способному пошевелить и пальцем. Его дружки еще не пришли в себя после заклинания, которое немного поломало их способность стоять и ориентироваться в пространстве, и, как могли, пытались отползти в сторону от страшного альва, думая, вероятно, что человек с ножом сейчас перережет их всех, как беспомощных кур.
- Итак? - ужас в глазах удерживаемого доставлял странное удовлетворение Кайлану, словно все шло по плану. Конечно, будь тут отряд стрелков, чародею пришлось бы бросить свою добычу и начать отбиваться, иначе его бы запросто убили. Но никто не шел этим парням на помощь. Они сами выбрали - по привычке, не иначе - самый безлюдный переулок.
- Все капитаны держат совет в крепости, - быстро сказал оборванец, указывая грязным пальцем в возвышающуюся над ними башню. Умный человек задумался бы, а для чего Самые Главные Шишки заперлись в крепости вместо того .чтобы кутить и развлекаться вместе со своими верными людьми, и вдобавок никого внутрь не пускают. Не происходит ли чего плохого? Не рушится ли альянс капитанов, их Асгард, союз, на котором держится вся великая армада? Не грозит ли им большая опасность? И самый главный вопрос - а не случится ли чего с их долей сокровищ?
Даже он, мелкая сошка, знал, что в Честертоне все еще сидит Вайдар Алур, лидер альянса капитанов - тот позаботился о том, чтобы все его знали. И что сокровища и корабли начали постепенно стягивать в крепость, по слухам, потому что Честертон слишком разрушен. А еще потому, что в порту Сарборо более приспособленные к зимовке сотен кораблей доки, - любой моряк, имеющий свободу перемещаться и исследовать оба порта, мог сказать это. Когда пират выложил все, что знал, подстегиваемый ужасом, альв швырнул его на землю, отпустив, и тот, не взирая на боль от удара, попытался отползти.
- Не бойтесь, - бросил альв, уходя в сторону крепости. - Я пришел, чтобы к вам присоединиться. Пойдем, Норман.
Через несколько поворотов они нашли этот зал, где куча таких же заросших и грязных оборванцев с дорогими украшениями яростно спорила за большим столом.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (30.11.2016 08:53)

+1

9

После того, как плененный магией ублюдок в оборванных одеждах стал выкладывать всю подноготную этого места, Норман убрал оружие и хмыкнул, впрочем, радуясь, что ему пришлось избежать стычки. Хоть Уорд и умел пускать в ход нож с остро заточенным лезвием, он не слишком чествовал то ощущение, когда холодное оружие разрезает чьи-то нервы и внутренности.
Погода совсем испортилась ко всем чертям, предвещая скорую снежную бурю: на улицах портового городишки потемнело, и в окнах стало появляться всё больше огней. Пронизывающий ветер захлопал деревянными ставнями с облупившейся от времени и сырости краской и заколыхал таблички местных ремесленников, изображенные в виде различных калачей — у булочников, высоких сапог — у обувных дел мастеров, и другие, которые мужчина уже не мог разглядеть из-за усилившегося снегопада.
Как можно поселиться в подобном месте? Добровольно запереть себя в холодных каменных стенах и слышать свист обезумевшего ветра и плач голодных чаек и альбатросов? Неудивительно, что пираты облюбовали это место — вряд ли местные жители, измученные борьбой с неистовой природой, могут дать достойный отпор охамевшим ублюдкам.
После того, как Кай отпустил пирата, стрелок кинул на оборванца хмурый взгляд, поддавшись сиюминутному чувству превосходства, но когда ушастый окликнул его, то поплелся следом, сжимая одеревеневшие от холода пальцы в кулаки.
Арбалетчик уже попривык к магии альва, но то, что они спокойно прошли в крепость, где засели главари, привело Нормана в замешательство. Он то и дело бросал удивленный взгляд на знакомца, все порываясь спросить — не его ли колдовство расчистило им путь? Если так, то куда делись те несчастные? Когда гул голосов стал громче, мужчина инстинктивно опустил ладонь на рукоять ножа и вышел в большую залу. Здесь было достаточно тепло, и стрелок довольно пощурился.
Спорящие ублюдки даже не заметили их с Кайланом появления, и проголодавшемуся охотнику взбрела в голову мысль подойти к столу и пожрать, пока спор не утихнет — все равно его внешний вид относительно позволит ему, так сказать, смещаться с местным контингентом. Правда, стоило Норману сделать шаг к столу, как крики поутихли и на них все же обратили внимание.
— Вы ещё кто такие? — хрипло задал вопрос одноглазый хрен с чёрной повязкой на втором глазу.
В комнате повисло напряженное молчание, и возникла такая тишина, что за окном было слышно, как где-то далеко кричит одинокий буревестник.

Отредактировано Норман (08.12.2016 12:04)

+1

10

Шествуя по извилистым закоулкам и темным продуваемым коридорам, Кайлан улавливал звуки тихих крадущихся шагов многих ног. Пираты обычно не носили тяжелых доспехов - что и понятно, ибо падение в воду в кольчуге вряд ли кончится хорошо, - так что звуки издавали лишь их ноги, мягко ступающие по полу. Чуткие длинные альвячьи уши трепетали и поворачивались, но маг не сбавлял шага и не делал никаких резких движений, чтобы не зарекомендовать себя плохо и не спровоцировать их агрессию. Вероятно, его спутник-человек или все понял, или ничего не слышал, потому что тоже не пытался делать резких движений.
Пиратские главари, а точнее, капитаны, так активно спорили, что не сразу заметили вторгшихся на праздник жизни незнакомцев. А заметив, удивились. Не каждый день находятся такие безумцы, чтобы потревожить капитанов на секретном совещании. Даже среди их людей, отчаянных отпетых пиратов. Пришельцы не были похожи на пиратов, по крайней мере, богато одетый альв-колдун. О магическом происхождении могли бы говорить пустые руки - не хватается за оружие, значит, его оружие это магия. Хотя ни альв, ни человек не пытались атаковать или делать что-то опасное для жизни, их самих или пиратских капитанов. Осталось только понять, с чем они пришли. Хорошие пираты никогда не упускают возможную выгоду, а капитанами становятся лучшие, самые хитрые. У всех в комнате пронеслась мысль, что, раз эти двое пошли на такой риск, вероятно, у них есть, что предложить. А если это пустышка - всегда же можно успеть их прикончить.
— Вы ещё кто такие? — начал один из капитанов, одноглазый бородатый тип свирепого вида. Другие решили, что вопрос лишен всякого смысла, и потянулись за своими мечами. Взмахом руки их остановил чуть более цивилизованно выглядящий пират. Незнакомцы не нападали, так, может быть, им стоит дать шанс рассказать о товаре, который они принесли.
- Мы - друзья "Попрыгуньи", - ответил Кайлан, глядя в лицо наиболее вероятному лидеру пиратов, тому, что только что задушил плохой сценарий развития событий. Пиратские капитаны переглянулись, слегка расслабившись. - И у меня очень плохие новости.
- Друзья "Попрыгуньи" - мои друзья. - Лидер собрания, будучи капитаном этого корабля, говорил буквально. Новым жестом он приказал одному из своих товарищей закрыть дверь. Нельзя было позволить остальным услышать это сообщение. Ничто так не понижает боевой дух людей, как бесконечный поток плохих новостей.
- Неужели что-то новенькое? - Один из капитанов мрачно хмыкнул. - Ну-ка, чего мы еще не слышали? Что какие-то голубокровные типы собирают армию из овец на суше, чтобы выбить нас с побережья? Что припасы кончаются? Что надвигается снежная буря, которой еще не видел свет? Что половина задумала свалить и только жадность держит их? И что как только они отхватят свою долю, их и след простынет? - пират злобно зыркнул в сторону своего товарища, сидевшего, скрестив руки на груди. Тот оскалился и потянулся к кинжалу, но лидер заседания не менее зло окрикнул их. Им хватало и того, что они были между молотом и наковальней в прибрежных крепостях. Из глубины графства доносились тревожные вести об одиноких отрядах противника из числа недобитой знати, которая решила поживиться обнаружившейся добычей, едва только в графстве наступили мир и затишье. А в качестве наковальни была буря, которая скоро обрушится на них и запрет все корабли в гаванях. Если повезет, то на месяц. Если они еще начнут грызться между собой, как дикие звери, к весне тут никого не останется в живых. Жители графства уже свыклись с новым режимом, тем более у них действительно появилось больше денег и еды, когда стало не нужно кормить аристократов, но большинство относилось к некогда заседавшему в Честертоне пиратскому "графу" Вайдару с осторожностью, не признавая в нем правителя. А с трагической гибелью пирата их положение пошатнулось, хотя середнячковым лавочникам и купцам начинала нравиться жизнь под управлением пиратов - ведь она превратила их в зажиточных. Сохранись этот режим еще немного, во главе графства встал бы совет купечества, и богатства Сарборо бы удвоились. А народ, вечно недовольный знатью, был бы счастлив узнать, что теперь они сами имеют шанс выйти в люди - ведь знатными рождаются, а чтобы стать процветающим торговцем или ремесленником, нужны лишь крепкие руки, светлая голова и совсем немного удачи.
- Граф Ариман из Лигвы движется сюда за своей долей добычи, - произнес Кайлан, поглядывая на пиратов. - Но вы, наверное, и это знаете.
Пираты вновь зароптали, а их лица стали еще более озабоченными. Один лишь лидер их собрания остался частично невозмутимым.
- А как тебя касается эта информация, незнакомец? - только и спросил он, возвращая Кайлану любопытный взгляд.
- Я уже сказал. Я друг "Попрыгуньи", - загадочно повторил альв. - Я просто не хочу, чтобы с ней что-то случилось, - подумал он, но вслух не произнес. Его сестренка, первый помощник на "Попрыгунье", флагмане одного из богатейших и сильнейших участников событий, была на хорошем счету у пиратов. Да и ее капитан не зря был хорошим знакомым Квиллан. Возможно, он даже узнал некоторые родственные черты в пришельце и поэтому остановил своих дружков... Или же ему просто стало любопытно.

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (14.12.2016 16:56)

+1

11

День в захваченном портовом городе выдался не самый простой, хмурый, снежный, принесший множество дел и нерешённых вопросов. А потому капитанский союз собрался решить их скопом, наивно полагая, что всё завершится довольно-таки быстро. Однако совет затянулся. Спорщиков было предостаточно, кто-то порой начинал тянуть одеяло на себя. Безусловно, союз пиратов был продиктован возможностью получить больше наживы, но верхушка была собрана из капитанов и никто не желал поступаться своими интересами.
Они живо обсуждали один важный вопрос, когда в зал вошли двое неизвестных, на которых даже не сразу обратили внимание. Но это произошло лишь из-за увлечённости спором — не более. Да и имелись в зале помощники, стоящие у стен и скрытые полумраком, но кому о том ведомо?
Первым голос подал один из самых раздражительных, кто затеял последний спор, не желая видеть доводы разума. Его крайне злило то, что кто-то посмел прервать его пламенную речь, наполненную логичными доказательствами его правоты! Да и кто бы прервал: обряженная девчонка с мужиком. Однако при лучшем рассмотрении девчонка оказалась ушастой, вообще мужчиной, да ещё и с претензией на дружбу с кораблём. Пират скривился, не выпуская из руки клинок. То, что ушастый мужик выглядел безобидным, больше годился для пленения и сбора различных цацек с одежды  -  матёрого морского волка не обманывало. Но он умолк, и молвил уже другой капитан. Капитан того самого корабля, с которым когда-то успел побрататься альв. По нестройным рядам разнеслись смешки. Но уровень настороженности во взглядах не уменьшался. Чужак да с плохими вестями, что может быть «приятней»? Даже раздражённое перечисление всего того, что доходило до Сарборо не позволило пиратам сменить настороженность на благодушие (может мнимое, но не реальное), а потому альву и его сопровождающему приходилось выдерживать тяжёлые взгляды суровых, обласканных безжалостным солёным ветром глаз. Время было непростое, еды из-за прихода зимы становилось меньше, грабить  было практически нечего, да к тому же многие члены команд устали сидеть на суше, всё чаще волками глядя на капитанов. И это было повесткой дня: не пора ли отчалить, господа? И последующие слова ушастого аристократа (а кто ещё в таких одёжках щеголял и спину так держал?) лишь наводили на размышления о том, что идея о снятии с якоря имеют под собой основу: пиратскую интуицию.
Однако капитан «Попрыгуньи» говорил до тех пор, пока ему дозволено было говорить. Среди пиратов был ещё один капитан, которого и не приметишь за общим гомоном и блеском украшений, что навесили на себя его товарищи. Он очень недоверчиво оглядывал то мага, то его спутника-арбалетчика, не вступая в споры и не произнося ни слова. Мужчина с густой  чёрной бородой и тёмными глазами не сидел во главе стола, как водилось у многих знатных господ, считая такой шаг верным. Когда тебя не видно сразу: можно узнать много интересного. И оценить обстановку до того, как она окажется критичной именно для тебя. Пиратский капитан с едва слышным хлопком положил ладонь на стол и все смолкли.
- Дружба с кораблём — похвальна, а уж для альвов, наверняка, имеет какой-то смысл, - веско обронил он, глядя на не представившегося мужчину почти в упор. Некоторые капитаны ухмыльнулись, ожидая продолжения. - А этот, - капитан кивнул на арбалетчика, - дружит с «Чёрной меткой» или «Галкой?»
Послышались явные смешки, а говоривший ненадолго замолчал, пережидая всплеск веселья.
- Не верю я в благородные порывы, - сощурился мужчина, подавшись вперёд, но не вставая с места. - Проделать такой путь, чтобы предупредить шайку разбойников... нужно желать что-то большее, чем побрататься со всей пиратской армадой, - он сделал лёгкий жест рукой и из-под укрытия тёмных стен выступили трое помощников, которые встали позади незваных гостей. Двое из «охранников» целились луками, а один из арбалета.
- И много ль у того вашего Аримана кораблей-то? - наигранно заинтересовался проявивший себя негласный «генерал», остающийся раздражительно-спокойным. Он бросил взгляд на капитана «Попрыгуньи», но тот лишь едва приметно качнул головой.

+1

12

Незримо, текуче передвигаясь по воздуху, Дагон вбирал в себя память старой крепости, смотрел её сны, ловил быстро тающие образы о её великого прошлого. Гулкие коридоры ещё помнили звон металла, хранили запах крови и отчаяния, гнева и гари. Ничто не проходило бесследно этих старых стен, покрытых солью и пылью, напитанных тяжёлой памятью веков.
Дагон смотрел на крошащиеся от времени камни, на ржавеющие шпили, на обтрёпанные знамёна и видел во всём тень Ашхаи.
"Скоро здесь состоится пир для его воронов", - мысль слилась с потоком образов и растворилась в порыве ветра.
Дагон не мог перестать думать о разговоре с Тарминой. Её вмешательство разозлило его больше, чем он сам от себя ожидал, потому что ту разрушительную связь, которая существовала между ним и Ашхаи, не хотелось ни с кем делить. И ещё, возможно, он завидовал Тармине, ведь она понимала своего брата лучше, чем Дагон когда-либо сумеет понять, и это порождало бессилие. Бог войны ненавидел чувствовать себя бессильным.
Скользя вдоль колоннады внутреннего двора крепости, Дагон вдруг почувствовал чьё-то присутствие. Лёгкая поступь, тихое дыхание, стук живого сердца. Вскоре бог увидел перед собой хрупкого, гибкого юношу, больше похожего на призрак, чем на человека. Под нездорово бледной кожей проглядывали синие переплетения вен; волосы были растрёпаны. Большие серо-голубые глаза с удивлением разглядывали снег.
Всё ещё оставаясь невидимым, Дагон последовал за юношей. Тот казался потерянным и немного испуганным, но всё же преисполненным наивной уверенности. Он шёл вперёд, будто бы точно знал, что его ждёт дальше.
"Что он здесь делает?.. Он чужой для этой крепости".
Очутившись у входа в главный зал, юноша вдруг решительно толкнул огромные двери.
- Арфмф..! - только успел прокричать он. Бог, мгновенно приняв свой мирской облик, грубо закрыл ему рот ладонью, схватил и оттащил подальше от главного зала, скрывшись за массивной колонной во внутреннем дворе.
"Глупый ребёнок", - подумал Дагон, силой удерживая юношу на месте. Их точно заметили, но едва ли придали большое значение. Впрочем, осторожность не была лишней - не хотелось впутываться в судьбы смертных ещё глубже.

+2

13

Дарио буквально подавился воздухом, когда кто-то ладонью накрыл его рот. Он так и не успел ничего сказать. Не успел позвать брата. Слова застряли в горле, и он мог только что-то невнятно мычать. А его уже тащили прочь от залы. Виконт бился в крепких объятиях, но все его попытки освободиться ни к чему не привели.
«Ариман
Нет, брат не стал бы так с ним шутит, решил Дарио.
«Тогда...»
Паника накрыла с головой. Виконт взвыл, и если бы не ладонь, закрывающая его рот, то наверняка его вопль разнесся бы по всей крепости. Дарио продолжал ожесточенно сопротивляться, но его похититель явно был много сильнее, так как казалось, что он вовсе не прилагает усилий, удерживая трепыхающегося молодого человека. Виконт царапал короткими ногтями чужую ладонь, извивался всем телом, пытаясь ударить этого неизвестного ногами, но добился лишь того, что зацепился за что-то каблуком. Туфля соскочила и с грохотом упала на пол, драгоценные камни россыпью брызнули в разные стороны. Мешок, который задел Дарио, лопнул, и по полу покатились крупные апельсины.
Сердце молодого человека перепуганной пташкой билось о ребра. Подступающая истерика туманила мозг. Возможно, это всё продолжение его сна. И нет никакого сада и белых обжигающе холодных мотыльков. Нет этой пустынной крепости. Не было этого странного путешествия через телепорт, как не было и беготни по родному замку на заре. И он вовсе не покидал Лигву, а мечется в своей постели, мучимый очередным кошмаром. Таким реальным и оттого еще более ужасным. И сейчас, вот сию секунду, в его сон вновь ворвутся серые тени его прошлого и будут тянуть к нему свои лапы-руки...
«Нет... Нет...»
Дарио вдруг перестал сопротивляться, крепко зажмурился и замер в руках похитителя, тихо заскулив от отчаяния.
«Нет-нет-нет-нет!»

+2

14

Когда юноша успокоился и перестал биться в его руках, как пойманная птица, Дагон на мгновение подумал, что тот потерял сознание от страха.
"Какое хрупкое человеческое дитя", - подумал бог, осторожно отстраняя от себя юношу и разглядывая его. Тонкий, лёгкий, слабый, похожий на пустую фарфоровую куклу, с гладкими волосами и худыми плечами. Жизнь в нём едва теплилась, сжавшись в крохотный, трепещущий комок. Дагон провёл ладонью по его лбу, убирая выбившиеся пряди, и выпустил из своих объятий. Перед внутренним взором вспыхнули и тут же погасли картины из чужой жизни - сад цветущих груш, чернильные бабочки, лихорадка ночных кошмаров, воспалённое сознание, светлая улыбка брата и безграничная, беззаветная, безвозмездная любовь к нему.
"Дарио Алвер", - так звали юношу. Теперь Дагон смог разглядеть в его лице едва заметные черты, присущие только людям из рода Алверов. Их кровь была молода, но сильна.
- Я не причиню тебе боли, Дарио, - спокойно произнёс бог, но его губы остались неподвижны. Голос звучал в голове юноши. - Кого бы ты ни искал, его тут нет. В этой крепости только враги. Тебе нужно уходить.
Дагон сделал шаг назад, случайно задев каблуком сапога крупный апельсин, который откатился в сторону и упал в снег. Бог посмотрел вниз и только сейчас заметил, что по каменному полу были рассыпаны яркие, сочные, спелые плоды. В ноздри ударил терпкий цитрусовый запах, а в воздухе словно проскользнула тень Ашхаи.
Дагон нахмурился. Его охватило тревожное предчувствие.

+2

15

Молодой человек вздрогнул, когда похититель провел горячей ладонью по его лбу. Прикосновение было таким осторожным, бережным. Только Ариман касался его так — будто он был самой большой драгоценностью.
«Но ведь это не так», — с отчаянием подумал Дарио.
Виконт несмело открыл глаза, вглядываясь в лицо похитителя. Призрачная надежда, зародившаяся было, не сбылась. Это был не Ариман. И нет, он не знал этого мужчину, который наконец выпустил его из своих объятий. А если и знал, то не мог сейчас вспомнить этого великана. Такое, увы, случалось с ним довольно часто. И как бы ни старался Дарио, зачастую имена и лица в его памяти терялись безвозвратно. Единственное, в чем виконт был уверен, так это в том, что этот кто-то с ним наверняка знаком, и что не нужно его опасаться — хоть великан и выглядел весьма сурово, но в ярких голубых глазах, обращенных на Дарио, не было ни злобы ни даже недовольства. А ведь молодой человек был уверен, что несколько раз весьма чувствительно задел этого мужчину ногами.
Дарио так и стоял, склонив голову к плечу и разглядывая незнакомца, когда в его голове прозвучал громоподобный голос:
Я не причиню тебе боли, Дарио. Кого бы ты ни искал, его тут нет. В этой крепости только враги. Тебе нужно уходить.
Растерянность в глазах молодого человека сменилась испугом. Он невольно отступил назад.
Что? — Голос вдруг подвел, и вместо слов получилось какое-то сипение.
Дарио сглотнул, мотнул головой, пытаясь привести разбегающиеся мысли к порядку. Его сознание опять играло с ним шутки, но молодой человек предпочел не заметить этого. Он был уверен, что голос в его голове — никто иной как стоявший прямо перед виконтом мужчина. Куда больше внимания Дарио обратил на то, что именно было сказано.
Как нет? Но... Я не могу уйти, — в его голосе вновь появились нотки паники и отчаяния. — Ведь мой брат... Я видел сон... Сон! Да! Ариман в опасности!
Воспоминание о кошмаре преобразили молодого человека. Взгляд светлых глаз стал решительным, да и сам Дарио словно подобрался, и даже как будто стал выше.
Я не уйду. Вы понимаете, — сбивчиво затараторил виконт. — Никак нельзя... Я должен найти брата. Что-то вот-вот... Я чувствую, что вот-вот что-то случится, — Дарио встретился взглядом с глазами этого великана, ища понимание. — Что-то нехорошее... Понимаете?
Он порывисто шагнул к мужчине и вдруг почувствовал, что правая нога его словно ушла в пол, который был неожиданно рыхлым и...
«Мокрым?»
Ох! — Сокрушенно выдохнул виконт.
Тут же пришло осознание, в каком виде он предстал перед этим мужчиной, и Дарио стало невероятно стыдно.
Простите... Я так... Эм... Мой вид...
Однако сказать что-то более он не успел — до молодого человека донеслись неясные крики и топот сапог.

+2

16

Обстановка этого «собрания» нервировала Нормана. Внутреннее чутьё мужчины словно говорило о том, что эти пиратские ублюдки не воспринимают их с Кайланом всерьёз, открыто потешаясь над ними. Когда один из засранцев подал голос, вопрошая о том, с кем ведет дружбу арбалетчик, вспыльчивый характер заставил мужчину злобно прищуриться и прорычать:
 Вы наверняка считаете себя какими-то монаршими особами, раз нацепили на себя кучу побрякушек и сидите и обжираетесь тут, перетирая друг другу косточки и строя из себя генералов, которым подвластен дохуя огромный флот. Но тот факт, что вы уже по горло в дерьме, не изменит ни ваш гонор, ни ваши богатства, которые моряки просаживают в этом городишке.
Норман нервно фыркнул и заходил из стороны в сторону перед столом ряженых капитанов, ощущая себя кроликом, которого держат на мушке сразу несколько охотников. Он бросил напряженный взгляд на Кайлана, абсолютно не понимая его. Этот колдун мог с легкостью растребушить весь этот гадюшник, и арбалетчик с радостью помог бы ему в этом, но маг до сих пор хранил самообладание, да и весь его вид говорил о том, что он здесь с исключительно благородными и мирными намерениями. Понимая, что одному ему не перебить и половины пиратской братии, Уорд с трудом заставил себя успокоиться и остановиться, так как его бесцельные хаотичные передвижения нервировали стрелков.
 Я ищу Мерла Уорда. Он мой брат, и я хочу встретиться с ним до того, как корабли ублюдочного графа будут здесь, — наконец раскрыл карты мужчина и угрюмо посмотрел на главаря этой банды. — Как видите, у нас больше общего, чем вы думали и, к сожалению, больше, чем мне бы хотелось.

+2

17

В ответ на подкол альв только улыбнулся. Не стоило прямо так сразу выкладывать все карты перед этими ребятами. В их среде информация тоже была товаром. Да и подставлять младшую сестренку не стоило. Это неприятно, когда тебя ставят в ситуацию, где тебе нужно выбирать между близкими друзьями, причем выбирать, с кем из них ты больше никогда не увидишься. Потому что одного из них убьют, а другие захотят убить тебя, в зависимости от выбора. Так что Кайлан действительно хранил самообладание. Даже когда ему за спину зашли стрелки. Пока что пиратам было интересно, что он пытается им продать. Иначе он был бы уже мертв.
- И много ль у того вашего Аримана кораблей-то?
- У него весь флот Лигвы. Граф, сами понимаете. - У Аримана наверняка было даже больше. Но Кайлан, будучи куда более увлечен чудесными синими глазами одной прелестной девицы, не пересчитывал флаги на кораблях армады тогда, в Наоро, так что не имел никакого понятия о том, что к графу присоединились еще и адагорцы. Даже старшая сестра колдуна знала больше. Она точно знала как минимум о наемниках, которых нанял граф.
Когда выступил Норман, который был куда более нервный и куда менее привычный к таким переговорам, в алых глазах альва промелькнул ужас, смешанный с легким раздражением. Ужас из-за того, что человек мог все испортить своими дурацкими выпадами. Кто такой его брат, что он так разговаривает с этими людьми? Да даже будь его брат одним из капитанов, он бы ничего не смог сделать, если бы Нормана прямо сейчас пристрелили. Более того, будь он одним из капитанов, он бы даже одобрил.
- Заткнись, Норман! - прошипел альв, почти не раскрывая рта и не меняя выражения лица. Пираты не удивлялись этим паническим перемещениям. Они их даже забавляли, судя по смешкам.
- Как вы видите, этот славный малый просто ищет своего брата, - маг улыбнулся еще более приветливо, ухватив человека за локоть, чтобы того снова не понесло. - А я всего лишь хочу продать вам кое-что за совсем небольшую сумму золота.
Выдержав паузу, альв выпустил локоть своего спутника и картинно, в противоположность Норману, прошелся туда-сюда вдоль насторожившихся арбалетчиков.
- Как вы все понимаете, я вовсе не шучу про армаду Лигвы, что движется сюда. Этот парень пристрелил бы меня, если бы я так шутил про его брата, - Кайлан весело кивнул на напряженного Нормана. - Это означает, что все ваши сокровища, что у вас еще остались, в данный момент вам не принадлежат. - Внимательные коралловые глаза обежали сидевших за столом капитанов одного за другим. Те слегка насупились, но не прервали его выступления. - Ну, а если бы вы исхитрились вывезти золото из Сарборо, пока здесь не стало жарко, что-то да уцелело бы. Все, что потребуется, это отвлечь флот графа. Он будет и так очень занят, преодолевая снежную бурю, - Кайлан поднял палец вверх, умолкнув на мгновение и словно бы призывая к молчанию, чтобы лучше стало слышно голос бушующего за стенами крепости ветра. Ветер действительно подал голос, ветер выл, как одичавший вульфар под тремя лунами, и бился в каменные стены так, что действительно верилось, будто он может сдуть их совсем. - Я предлагаю свою скромную помощь в этом деле всего лишь за два офицерских жалования, для меня и для него. - Альв снова кивнул на своего спутника. - Ну а если я вдруг не выживу, то только за одно.
Еще одна жизнерадостная улыбка осветила лицо альва. Он вдруг поднял ладонь, слегка сжал длинные тонкие пальцы, словно схватил что-то размером примерно с баранье сердце, а затем повел рукой в сторону. Стена, отделявшая зал от коридора, вдруг треснула, часть кирпичей рассыпалась в белесый песок, а часть пошла трещинами.
- Я неплохо знаю магию Хаоса, видите ли... - добавил он, сопроводив это замечание многозначительным взглядом, убеждавшим в том, что альв, выступавший перед пиратами, архимаг Хаоса как минимум, и то, что он сотворил со стеной, он может повторить на всей крепости. Более мирным жестом альв протянул пиратам открытую ладонь, словно предлагал рукопожатие.- Итак, что же это будет. Вы отдадите сокровища Ариману и пойдете на дно или вместе с деньгами спасете большую часть своих людей?

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (28.12.2016 11:14)

+2

18

Когда огромные, двустворные двери залы отворились, и в проёме неожиданно мелькнула чья-то незнакомая фигура, первый помощник капитана, Дженаро, попросил разрешения отлучиться, подхватил свой арбалет и с мрачным видом направился к выходу. Перед началом собрания он отдал ясный приказ дозорным, которые должны были находиться по другую сторону дверей, - никого ни впускать, ни выпускать - и не собирался терпеть самовольства.
Выйдя из залы, мужчина, как и ожидал, дозорных не обнаружил.
"Паршивцы", - раздражённо пригладив ладонью чёрные с проседью волосы, он прошёл дальше, не дойдя до внутреннего двора, свернул налево, поднялся по лестнице и тут же наткнулся на пропажу. Четверо дозорных, сняв оружие и кирасы, сидели в полутёмном алькове, курили трубку, играли в кости и пока не догадывались, что за ними наблюдали. Дженаро умел быть незаметным. Он, отставной офицер сарборианской армии, почти всю свою жизнь прослужил в разведке.
- Я не отдавал приказа покинуть пост, - словно перетекая из тени, Дженаро медленно вышел к дозорным. Его голос звучал холодно и чётко, а лицо не выражало ничего. - Пока вы придавались праздности, кто-то попытался проникнуть в зал. Я считаю до трёх, и вы уже внизу, докладываете капитану о ситуации и прочёсываете внутренний двор. Один, два...
Дозорные тут же вскочили на ноги, схватили свои вещи и помчались вниз.
- Три.
Дженаро криво усмехнулся. Ему несомненно доставляло удовольствие запугивать своих подчинённых, но дольше злорадствовать времени не было. Он быстро зарядил арбалет и, стараясь держаться в тени, пошёл вперёд по крытой галерее, часть окон которой выходила во внутренний двор крепости.
"Попались", - заметив двух человек у одной из колонн внизу, Дженаро осторожно выглянул в приоткрытое окно. Высокий воин в доспехах из тёмного металла и какой-то взъерошенный худой мальчишка в богатых тряпках. - "Не похожи они на шпионов. Но с этим мы потом разберёмся".
Дженаро прицелился, задержал дыхание и выстрелил. Стальной болт попал в спину мальчишки. В этот  же момент снизу донеслись крики дозорных.


Дагон смотрел на Дарио, но видел в его чертах Ашхаи. Такой же тонкий, такой же лёгкий, такой же прозрачный. Только в Ашхаи спала ужасающая, первозданная сила, а это человеческое дитя было слабым, совершенно чистым и отчаянно нуждалось в защите. Возможно, именно это заставило бога в очередной раз вмешаться в жизнь смертных.
"Сильные должны защищать слабых".
Когда Дарио шагнул к нему, Дагон невольно потянулся к чужому лицу, желая ощутить под пальцами гладкую, белую кожу, но юноша вдруг неестественно дёрнулся, пошатнулся, стал падать. Бог успел подхватить его и, изумлённо выдохнув, увидел, что в спину ему вонзился арбалетный болт.
Со стороны зала послышались крики, грохот, лязг железа, звук шагов. Дагон зарычал в ярости и выхватил меч из ножен. Лиловый туман заструился под его ногами.   
Напавших было немного - всего трое. Они самонадеянно не ожидали встретить тяжёлого сопротивления. Дагон мог одним лишь взглядом обратить их тела в пепел, но гнев пробудил в нём жажду крови. Первого он убил, вырвав ему горло медвежьими когтями латной перчатки, а второму раздробил рёбра и раздавил в ладони сердце. Третий в ужасе попытался сбежать, но бог пронёсся сквозь пространство туманом, заставил его упасть и вспорол мечом горло. 
Шум, звон и крики мгновенно сменились чудовищной тишиной. Воздух стал тяжёлым от запаха горячей крови, которая исходила белесым паром на морозе. Издалека послышался шелест вороньих крыльев.
Дагон отбросил меч в сторону и медленно подошёл к осевшему на землю Дарио. Его бледное лицо совсем посерело, волосы налипли ко лбу. Жизнь в нём неумолимо таяла, крупными, алыми каплями опадая в снег.
- Не иди за воронами, Дарио, - бог опустился перед юношей, осторожно обнимая за плечи.

+2

19

Неведомая сила ударила Дарио в спину. Молодой человек вздрогнул от неожиданности, неверные ноги подвели — он пошатнулся и начал оседать на землю, но был вовремя подхвачен этим так и не назвавшимся мужчиной. Однако потом вдруг его поддержка исчезла, и виконт остался наедине с оглушительной тишиной. И только стук сумасшедшего сердца, что билось о ребра пойманной птицей, да сорванное дыхание самого молодого человека раздавались в этой тишине.
Дарио раз за разом пытался вздохнуть, набрать в грудь воздуха, которого уже не хватало, проглотить вязкую горечь, скопившуюся во рту, но вместо этого лишь давился воздухом и кашлем. Он кашлял и кашлял, а усеявшие землю белые мотыльки становились красными. Молодой человек нахмурился, силясь ухватиться за эту ускользающую мысль, но его накрыл новый приступ кашля. Дыхание перехватывало, он всё глотал и глотал вязкую слюну со странный привкусом, и всё продолжал кашлять. Виконт дрожащими руками достал платок и едва приложил его ко рту, когда очередной приступ буквально согнул молодого человека пополам. Всё таки не устояв на ногах, Дарио упал на колени в это белое крошево морозных мотыльков. Воздуха совсем не оставалось, молодой человек уже задыхался, а кашель всё продолжался и продолжался. Виконт вдруг опустил глаза на платок в своих ладонях.
«Кровь?»
Новый приступ кашля, и от падения на землю его спасли чьи-то сильные руки, удерживающие Дарио за плечи. В голове тревожно прогудел чужой голос:
Не иди за воронами, Дарио.
«Вороны?»
Всё что он видел это склоненного над ним мужчину и серое тяжелое небо. А он так хотел бы увидеть брата.
«Верно. Увидеть его в последний раз.»
Дарио с трудом проглотил горечь во рту, вновь закашлялся, и кровь потекла по подбородку. Окровавленными пальцами молодой человек скользнул по темным доспехам мужчины, склонившегося над ним. Он силился говорить, но каждое его слово сопровождалось кашлем, а кровь уже пузырящимся потоком вытекала изо рта.
Скажите... Ариман... Мне жаль... Так жаль...
С неба не переставая сыпались белые мотыльки. Они невесомо касались лица виконта, укрывая его белым пушистым одеялом. Но Дарио уже не ощущал этих прикосновений.

+2

20

Переговоры начинали напоминать кривлянье молодых девиц на ярмарочных помостках. Однако «адмирал» продолжал хранить всё тот же спокойный и серьёзный вид, позволяя «гостям» продолжать попытки втянуть армаду в свои странные игры. Незваный гость хуже голодного вамфири, а уж когда их двое...
Человек оказался менее сдержан, нежели его остроухий товарищ, но вся его бравада не нашла должного отклика в лицах присутствующих. Пираты нисколько не обиделись на мужчину, осознавая, как и он — всех вспыльчивому арбалетчику всё равно не перебить. Глава собрания, темноглазый брюнет, он же негласный «адмирал» и Вайдар по совместительству, бросил взгляд на своего первого помощника, когда он неслышной тенью показался на грани видимости бокового зрения. Тот отправлялся проверить положение дел за пределами зала, и удерживать его кто-либо не собирался. Кто такой Мерл — мог бы сказать лишь капитан, взявший на свой борт подобного матроса (а уж командиром корабля, равно как и первым помощником, тот явно не являлся). Капитаны молчали и ухмылялись: кто из них ныне станет бросать всё и искать одного человека в целом городе?
- Ищешь брата? Весь город перед тобой, дружок, - хохотнул один из пиратов, но тут же умолк, уколовшись о предупреждающий взгляд чернобородого капитана. Альв продолжал разговор, толком не апеллируя достойной информацией, смея просить за оную плату и искренне считая, что если информация действительно важна, то пираты заплатят.. а не возьмут силой. Альбинос выглядел не слишком убедительно. Да и с чего бы все богатства, что ныне были в пиратских руках им не принадлежали? Мужчина вопросительно приподнял кустистую правую бровь. Всё, что хранилось в их сундуках теперь являлось их собственностью по праву. Да и пробраться через бурю будет задачкой не только для графа, но и самих пиратов. Впрочем, у них даже есть чуть больше шансов успешно справиться с миссией, ведь они знают эту акваторию значительно лучше. Не по картам или звёздам, а потому что избороздили её вдоль и поперёк. Да и офицерские жалования... серьёзно?
- Думаешь, - небрежно начал пират, складывая руки в замок, - среди нас нет хороших магов?
Его практически заинтересовал этот вопрос. Незнакомец, видимо, действительно считал, будто сможет настолько впечатлить морских разбойников магией, что те тут же падут ниц? Проявление силы. Угроза? Более похоже на неё. Магия — явление временное. У всех есть свои резервы. Много ли их остаётся у остроухого после показательных выступлений? К тому же буря обещалась быть суровой, о чём весьма красноречиво говорили кости Варда, второго помощника и старого товарища, лежащего ныне в своей каюте, согнувшись в три погибели от боли. Вряд ли эти показушные выступления помогут справиться с чем-то подобным. Но размышления мужчины прервало появление Дженаро. Он тенью скользнул к своему капитану и доложил о вторжении других гостей с совершенно иной стороны. Тот помрачнел, и тяжёлый взгляд тёмных глаз всем свои весом опустился на плечи мага Хаоса и его подопечного пострелёнка.
- Умно, - коротко резюмировал мужчина. - Отвлечь нас болтовнёй и послать людей со спины, - уголок губ пирата чуть дрогнул, будто обозначая улыбку, но та так и не появилась на суровом лице. - Но я не зря не верю в благородство, тем паче аристократское.
Мужчина понимал, что сейчас у него есть куда более важные дела, нежели разбираться и говорить разговоры с ненадёжными альвами. Из тени появился ещё десяток арбалетчиков и они уверенно встали стеной перед столом, отрезая незваных гостей от капитанского союза.
- Совещание окончено. Всем начать подготовку, - веско обронил «адмирал» и капитаны стали расходиться. Отплытие армады уже считалось вопросом решённым. В человека и альва всё так же целились из оружия. Вайдар проявил поистине исполинское великодушие, не отдав приказ уничтожить эту парочку сразу. Вот только время таяло.

+2

21

Не поверили? Альв недовольно дернул ушами. Такое великодушное предложение, сам Владыка Хаоса, пусть и не вполне легитимный, практически бесплатно предоставил им все свои силы, а они...
- Таких, как я, точно нет, - вкрадчиво произнес маг слегка разочарованным тоном, словно его печалило, что его собственное великодушие было отклонено с таким убытком для пиратов. - И не будет.
Кайлан весело глянул на своих стражей с арбалетами, а потом на трещины, шуршащими змеями ползущие по разрушенной им пару минут назад несущей стене. Заклинание, разъедавшее стены, все еще действовало. С потолка полилась каменная крошка и посыпались кирпичи, и самые сообразительные из пиратского сборища принялись уже обращать внимание на разрушения, отвлекшись от непонятного альва с человеком. Сшибив простеньким заклинанием троицу, что преграждала им выход, альв выпихнул Нормана из зала и как раз вовремя - каменный потолок завалил зал, разделив его почти по той же линии, по какой его разделял отряд пиратских стрелков, пролив тьму на судьбу возможно еще остававшихся там капитанов и их самых верных псов. Из прохода вырвались клубы пыли, и альв закашлялся. Все-таки не совсем вовремя выбежали. Особо удачливый осколок камня прочертил на его многострадальной щеке красную линию, чуть не попав в отчаянно щурившийся глаз.
- Не будем проверять, что там за спинами, - откашлявшись, прохрипел Кайлан своему спутнику. Он создал порядочное количество хаоса, чтобы выиграть для них достаточно времени и пространства для поиска родственников, хотя хорошо бы еще и не уйти с пустыми руками. Все-таки, дома, в башне, ждали голодные альвы. Кайлана могли ненавидеть в Сариане, но дома его любили и ждали. И надеялись дождаться.
По коридору на звуки обрушения сбегались пираты попроще. Альву хотелось бы поберечь остатки сил для чего-то большего и он достал свой меч. С потолка продолжали сыпаться осколки вперемешку с песком, что делало их отступление почти что скрытным - да и как отличишь своих от чужих, когда все как один с головы до ног покрыты каменным крошевом? Надышавшись им и включив инстинкт самосохранения, пираты большей частью повалили обратно, и спутникам, присыпанным белой пылью, удалось выбраться под шумок на улицы крепости, не привлекая ничьего внимания.
Приказ об отплытии, казалось, передали и так. Во всяком случае, некоторые суда его предвосхитили, подставив свои паруса ледяному ветру. Вот бы еще не оказалось, что один из них - тот самый, на котором спасались родственники либо Нормана, либо Кайлана, либо обоих сразу. С одной стороны хорошо бы, а с другой - у них в этой крепости, уже поднявшейся по тревоге, кроме родных, не было ни одного друга или союзника. Альв огляделся, высматривая, куда бы им двинуться дальше, но вдруг дернулся и замер, прервав вдох. Похоже, кто-то из пиратов все-таки решил, что маг не является никем из их союзников, или это был чудом выживший арбалетчик из доверенной гвардии Вайдара, но чья-то стрела вонзилась Кайлану в спину на добрый палец. Альв покачнулся и чуть не упал. Из-под его плаща вывалился амулет телепортации, и маг схватился за него, пытаясь справиться с болью, нечаянно запустив артефакт. Повинуясь магическому импульсу, амулет перенес Кайлана в точку отбытия - остров посреди Внутреннего Моря, в Белую Академию.

Переход на Площадь магических фонтанов

Отредактировано Кайлан Аса-Фадири (31.01.2017 21:07)

+1

22

Внимание, ухудшение погодных условий!
Страшная буря обрушилась на часть Айлей, принося разрушения и глубокие сугробы.


Крепчающий с прошлых суток ветер даже и не думал становиться тише, чтобы облегчить жизнь пиратам, желающим выйти в море до того, как армада сиятельного графа Аримана достигнет порта Сарборо. Сила ветра значительно увеличилась, небо нахмурилось сильнее, а тучи рассыпаются множеством мелких и колких снежинок. Ветер крутит их в воздухе, создавая небольшие вихри и сбивая с ног тех, кто неверно на оных стоит благодаря выпитому алкоголю и образовавшейся на мостовых наледи. В воздухе ощутимо тянет магией, будто кто-то не сдержал большой мощный артефакт и тот одарил всё вокруг хранящимся в нём зарядом, вызвав катаклизм. 
Море волнуется, но большая часть волн идёт именно от берега, повинуясь направлению ветра — с севера. Это вполне может осложнить жизнь тем, кто пытается добраться к суше, и унести в неверном направлении того, кто вознамерится бежать в открытое море. Несколько пиратских кораблей оказываются повреждены. Один совершенно не вовремя затонул (благо небольшой). Снег старательно засыпал мощёные улочки и заставил многих жителей и захватчиков города прятаться по тёплым и оттого более гостеприимным углам. Становится всё холоднее, будто сам Ашхаи решил ступить на земли раздора. Буря ощутимо осложнила сборы пиратам, к тому же повсеместно происходит различная чертовщина с амулетами телепорта и магией.

0

23

Чужие пальцы оставили блестящий, багровый след на доспехах бога войны, тонкая рука бессильно опустилась. Снег падал на застывшее в смятении и сожалении лицо Дарио, на приоткрытые губы, на всё ещё розовые от мороза щёки. Солоноватый, тёплый запах крови окутывал его хрупкое тело.
Дагон прерывисто выдохнул. Жизнь юноши оборвалась так неожиданно и неправильно, что он невольно почувствовал жалость, - совершенно чужеродное, постыдное, бесславное чувство - и гнев, как жидкий, горячий металл, снова заструился по его жилам, медленно распаляя сердце.
Бог поднял юношу на руки, отнёс в сад и бережно уложил под апельсиновое дерево.
- Зима соткёт тебе саван, дитя, - проведя ладонью по его лбу, Дагон задержал взгляд на пронзительно ясных, распахнутых глазах и отвернулся.
В вышине уже кружили вороны, посланники Ашхаи. Где сейчас находился сам бог смерти? Заметил ли он эту тонкую, светлую нить в полотне множества жизней, которую так опрометчиво оборвал? Мог ли он сделать это нарочно, лишь бы разгневать бога войны, выжать из него последние капли смертности?
Дагон почувствовал, как его человеческая оболочка начала медленно таять, превращаясь в лиловый, искрящийся туман. Воздух вокруг стал тяжёлым, густым, колючим. Полностью потеряв чёткие очертания и обратившись в сгусток чистой силы, бог взметнулся наверх, пронзил облака и растёкся молниями по темнеющему небосводу. Зарокотал гром. И словно вторя ему, завыл северный ветер, закружил снежные вихри и принёс за собой свирепую бурю.
Дагон нёсся над ледяными порывами, чувствуя во всём прикосновение бога смерти. Он не знал, где сейчас находился Ашхаи, но его тянуло к нему.

» Болота реки Уш

+1


Вы здесь » Айлей » • Город-порт Сарборо » Крепость Сарборо