Айлей

Объявление




26.09.2019 Всесторонее обновление

➣ Завершилась перекличка. Спасибо всем, что остаетесь с нами несмотря на шторма и невзгоды за пределами Айлей!
➣ В Айлей продолжается месяц Тармины, всюду что-нибудь происходит, и вы можете поучаствовать в событиях, влияющих на мир. Ознакомиться с последними новостями можно здесь - Новости мира Айлей.
➣ Кроме того подошла к концу сюжетная арка «Пробуждение» и началась новая - «Цветение весны», в которой смельчаков ждут новые квесты и новые загадки.
➣ Дополнены акционные персонажи - альвийский Клан Аса временно обезглавлен, а наследнику Таргоро необходим наставник.
➣ Активно идет реформирование торговых лавок, в связи с чем временно недоступны покупки предметов и подарков за сонии. Теперь лавки будут связаны с соответствующими гильдиями.
➣ А ещё уже почти месяц как наступила осень, которая не только холод и отсутствие отопления, но и пестрые деревья, согревающий глинтвейн и вечера у камина. Мы решили отметить пришествие осени флудоролкой, поучаствовать в которой можно здесь. И вовсе не обязательно быть зрителем)


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Поиграй с соседями » Вампирья охота


Вампирья охота

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

ВАМПИРЬЯ ОХОТА

Участники: Доминик, Сам-Ри (Кай) Ниэль
Место: Лес у Л`Оролена
Время: месяц Лориайла этого месяца
Описание: во время большой Охоты Главы большинство охотится на зверей. Некоторые - на редких и необычных монстров. Ну а кое-кто охотится и на вамфири... Или это вамфири охотится за ними?

0

2

Это была нетипичная тренировка для Доминика. Солнце радовало своим сиянием и народ потянулся в сад на прогулку. Вот и Доминик предпочёл залу свежий воздух, пусть даже и иллюзорный, учитывая купол над головой. Выбрав уединённый участок сада и наплевав на развлекающихся в дежурке надзирателей, наверняка прекрасно видевших весь пейзаж с дерева, под которым остановился испанец, он приступил к тренировке. По сути максимум, что он мог получить, совершая растяжку на воздухе - это неоправданное ничем внимание кого-то лично из службы надзора, но трогать его было не самой хорошей идеей, учитывая его статус в свите начальника - господина Стила, которого Доминик так и звал про себя Змеем. Змей бы потом очень нехорошо смотрел на рискнувшего трепать Доминику нервы. Потому танцор уже не волновался так сильно, начиная тренировку с привычной растяжки, плавных наклонов и обдумывая параллельно, как доработать до совершенства танец. Какие элементы включить, какие повороты ускорить, или замедлить. Разминка разогрела мышцы, растянула их, делая тело пластичным, податливым, словно пластилин и черноволосый испанец целиком погрузился в свой мир фантазий.

Свет солнца переносил его в мир ярких красок и звенящих браслетов. Жар песков пустыни уже лился по запястьям, выделывавшим замысловатые плавные пируэты, нежно расчерчивая воздух изящными движениями кистей. По гибкому телу пробегала мягка волна,тщательно вымеренная временем скольжения из стороны в сторону. Доминик заранее снял футболку, оставаясь в одних штанах, полу-спустившихся на бёдра от пластичности движений его плоского  живота. Солнце танцевало в его руках, освещало полу-прикрытые веки алым пятном, он полностью был сфокусирован только на музыке, мягко лившейся из переносной колонки выделенного мп-3 плеера и на движениях, плавных переливах, вклинивающихся в фантастический мысленный пейзаж. А потом музыка окончательно завладела им и он танцевал, кружа в лучах солнца, перетекал из движения в движение, вскидывая голову на звон монист, делая шаг в сторону и выписывая плавный восточный ритм бедрами, прежде чем снова закружиться в нежном и тёплом танце.

Мелодия унесла его слишком далеко, а когда смолкла и он открыл глаза, улыбка невольно скользнула по его тонким губам. Фантазия привела его в лес дивной красоты и воздух казался напоенный настоящей свежестью, и почему-то была ночь. Он отчётливо видел луну, как-то близко висящую над лесом, большую, круглую, какую-то совсем уж нереальную. Доминик от души вдохнул прохладного ночного воздуха и наклонился за майкой. Что-то щёлкнуло и с шеи свалился блокиратор, сверкнув металлической полосой в траве. Чувства мгновенно дёрнулись, словно он получил удар поддых, глядя на упавший ошейник. Серая футболка сжалась в кулаке танцора, когда в него резко, без предупреждения хлынуло силой, вихрем закручивая внутренности под желудком и разлетаясь волной, словно взрываясь и расходясь широким кольцом.
Всего пять секунд на всё и дышать стало легче. И вот теперь выбора нет, только взять контроль, как в старые добрые времена на себя. Насколько это вообще возможно. Голодная, обесточенная ошейником, сила получала пищу вне всякой его воли, но больше не ударяла так, как в первый раз. Тысячи насекомых сейчас засыпали вечным сном, и с ними мелкие грызуны, не успевшие улететь птицы над ним и рядом с ним.

Юноша медленно выпрямился, как-то замедленно надел футболку, снова выпустил ошейник из руки, поднял его, задержал дыхание, медленно выдохнул. Затем снова вдохнул, успокаивая как мог разгулявшуюся силу в себе, судорожно сжимая блокиратор способностей в руке, словно это могло как-то помочь, и недоверчиво оглядывая тёмные деревья неизвестного леса, который уже как-то совсем не был похож на его разгульную фантазию.
Сбоку что-то хрустнуло и Доминик мгновенно потерял контроль, резко разворачиваясь на шум. К нему кособоко брело тело не то небольшого волка, не то лиса. По высохшим кускам меха на оголённом черепе и рёбрах и спавшейся грудине было трудно судить, кем это было, но умерло оно явно уже давно. Мышцы высохли, ноги потеряли подвижность и тело двигалось словно в картинах Дали, переступая пыльными ломкими ногами лишь за счёт волнения разбудившего его.
- Вот чёрт... - прошипел Доминик и вытянул руку к идущему в его сторону трупу, резко разрывая с ним возникшую связь. Тело как подкошенное рухнуло в высокую траву. Юноша выдохнул, нервно жалея, что нет сигарет, сел на землю, разглядывая замок блокиратора, неоправданно расстёгнутый, но не сломанный.

Какого дьявола происходит? Это была лиса? Я что, уснул? Бред какой-то. Репетировал в саду, потом... ночь, лес, мёртвые. Какого хрена?

Для пущей убедительности он сорвал травинку, понюхал её, сунул в рот, отчётливо ощущая вкус зелени на зубах и типично травяной запах. На сон было не похоже. А затем появилось ощущение, которое не могло его обмануть. Рядом были мёртвые. Стоило встать, протянуть руку и почувствовать их место вечного покоя. И он мог вызвать их из этого сна, но уже осмысленно, совсем не так, как среагировал тот лис на его тревогу. Он мог бы, но стоило ли? Зрение утверждало, что совсем не стоит. Слишком много мёртвых.

Давай не будем экспериментировать чёрти где с твоими способностями. Твою мать, твою мать...

Доминик резко выдохнул, набрал в грудь воздуха, взмахнул ошейником, решив крикнуть неизвестным собеседникам то, что он думает по поводу всего этого.
- Это неправильный сон. Я должен был спать в своей постели, а не в лесу... Если это иллюзия, то вот что я скажу - кем бы ты ни был, ошейник не нужно было отключать. Просто поверь. Это была очень плохая идея. Очень плохая. Слышишь?
Лес отвечал тишиной, но всё равно было как-то тревожно. Нервы могли сдать в любой момент и рядом не было ничего такого, куда можно было бы направиться. Ни огонька вдали, ни одного знакомого ориентира. Доминик чувствовал мёртвых, и чувствовал, как ладони холодеют от внезапного осознания, что это всё реально, и он не понимает куда ему идти и где он вообще. Сердце начало разгоняться, стуча всё сильнее и сильнее, пока он отчаянно обшаривал глазами место, в котором очутился. Внутри всё холодело и лишь иногда его обдавало его жаркими волнами, когда слух улавливал какие-то ночные звуки не то птиц, не то зверей.

Святая дева Мария... Это нехорошо. Всё это очень нехорошо. Как вообще я сюда попал?!...

Отредактировано Доминик (17.07.2017 18:41)

0

3

Сам-Ри логично бесился - правда, преимущественно про себя. Тащиться следом за самовлюбленным Главой в ночной лес с риском переломать все конечности - занятие для экстремалов. Лес был горный, незнакомый. Поэтому логично же было, что он благополучно заблудился. Вернее было бы сказать - "потерялся", но так птенец начинал чувствовать себя беспомощным младенцем, что хорошему настроению не способствовало. В своем, Актавианском, лесу он бы еще нашел выход, а тут... Спасибо еще, что на дворе ночь. Проклятое клыкастое тело не только хотело крови, но и скверно переносило жару. А еще пряности, острые запахи и крепкие вина, чем доставляло немало досадных минут, - а Главе доставляло истое удовольствие угостить свою челядь чем-нибудь подобным.
Парень натянул поводья, вприщур оглядываясь и шевеля острыми ушами, пытаясь уловить знакомый шум. Лошадь недовольно фыркнула и попятилась, захрапела, недовольно глядя в темноту меж стволами. Оттуда навстречу дружелюбно светились две точки, щурясь и явно готовясь размножиться. В здравом уме ни один волк на альва не нападет - и это Сам-Ри знал очень хорошо. Но он не был альвом. Довольно давно, чтобы от него не тянуло знакомым хищникам запахом, и даже не был представителем Светлой ветви, которую уважали все животные.
Птенец перехватил лук поудобнее и послал лошадь в галоп - подальше отсюда. Авось звери не рискнут связываться с вооруженным двуногим. Авось ему удастся оторваться от преследователей.
Не удалось. Это он понял по конскому храпу и, обернувшись, - по горящим в предвкушении волчьим глазам. "Интересно, с чего вдруг они меня все вдруг так невзлюбили? Кажется, я еще не успел сделать их братии ровно ничего дурного!".
Птенец скрипнул зубами и начал стрельбу. Ночь не позволяла толком рассмотреть цель и не гарантировала точности, в результате часть стрел просто ушли в никуда. Зато большинство преследователей остались лежать на пути безжизненными телами. Последние двое, выглядящие так, словно теперь его смерть становилась для них предельно важным делом, упорно не отставали. Такой расклад не радовал, но лошадь начала храпеть, а стрелы коварно закончились. Птенец, скрипнув зубами, остановился и спрыгнул, вытаскивая меч и готовясь принять бой сразу с обоими. Против стаи у него одного шансов не было, но вот против двоих... Один из которых, кажется, к тому же ранен...
Лошадь, едва поняв тот факт, что теперь ее держит только долг, на всякий случай убедилась в степени предоставленной ей свободы и радостно умчалась в ночную темень, словно вовсе и не прихрамывала, капая пеной на землю, всего мгновение назад. Ее демарш изрядно поубавил птенцу уверенности, но выбора, увы, уже не оставалось. Он вытащил меч и кинжал, закружил, следя за вожаком. Тот ринулся в атаку, вынуждая парня полностью собраться, бросить навстречу меч - и в тот же миг его вторая рука онемела от локтя до плеча. Волк взвизгнул и отскочил: лезвие все же зацепило его, хоть и самым краем, птенца - отбросило назад. Раненный волк достиг определенных успехов в попытке загрызть-таки несговорчивую жертву, но следующим меч достал уже его. Сам-Ри скрипнул клыками, осознавая, что несколько все же переоценил себя. Но может быть, вредная кобыла дойдет до основной ставки Кагана и оттуда ему пришлют помощь? Может быть. Ближе к утру... Птенец тихо вздохнул, разворачиваясь и по-простому ударяя воздушным потоком. Довольно скудный запас маны исчерпался в один миг, не оставляя больше ни единого шанса на какой-нибудь запасной план. Но и вожак такой гадости от него не ожидал, покорно врезаясь в ближайший ствол, сползая по нему и уже не поднимаясь. Оставшийся в одиночестве волк замер, принюхиваясь, отслеживая запах крови - вернее, запахи. Без вожака он не чувствовал прежней уверенности, и, потоптавшись и пару раз лизнув ссадины, хищник развернулся и убрел обратно в гущу - не то за подмогой, не то оставляя поле за вамфири. Сам-Ри очень постарался думать о втором варианте, сползая наземь и ощупывая раненную руку.
Он все сильнее хотел крови - живой крови! - и осознавал, что чем больше и скорее он теряет свою, тем меньше у него шансов дожить до утра. Посему принц старался не шевелится, и лишь временами что-то злобно бормотал, баюкая руку и щурясь на темноту. Ему хотелось надеяться на лучшее, хотя оснований для этого практически не было. Хотя...
Лес донес неясный крик, и Сам-Ри рискнул, крикнул в ответ:
- Я здесь!
Оставалось надеяться. что это не бродячий отряд альвов, которые наверняка обрадуются возможности положить птенца. И не разбойники - в остальном сейчас ему пригодилась бы любая помощь.

+1

4

Несколько минут ему потребовалось, чтобы собрать мысли в кучу. Во-первых - не паниковать. Паниковать было бы крайне опасно, судя по тому ощущению силы в солнечном сплетении. Во-вторых он понятия не имел, где он и есть ли здесь где-то неподалёку туристы, или палатки, в которых мирно спят люди. Наливающееся силой способности тело от паники могло перебудить с десяток всяких давно упокоившихся тварей покрупнее жуков, а судя по свободному течению этой силы в крови, может даже и больше. Юноша сделал глубокий вдох - медленно выдохнул, возвращая ошейник на свою шею и закрывая зажим вручную. Даже в закрытом виде блокиратор по-прежнему не работал. Нервы требовали хоть какого-то выхода и Доминик от души заорал, вымещая всё это - свой страх, непонимание, и натянутое нервно внутри, дополнительно выматерившись про себя. И уж чего он меньше всего ожидал, так это ответа из лесу. Кто-то его "Аааа!" всё же услышал. Его мгновенно бросило в холодный пот и он застыл посреди поля, понимая, что может случиться с тем, кто ему отвечает.
А вот кстати, кто тебе отвечает? Ты ведь неизвестно как здесь оказался, да? Прикинуться нормальным, как раньше.... Зато поймёшь, что за форс-мажор случился или хотя бы... с кем ты в одной лодке сюда пригрёб.
Доминик резко выдохнул и пошёл на голос, попутно обрубая то и дело возникающую связь и обостряющееся, явно чужое, зрение. Это немного мешало, но не забылось ещё. Он шёл прочь с поляны, то и дело начиная видеть отчётливо каждое дерево и разрывая это состояние, мгновенно становясь слепым с непривычки. Всё же его зрение не было приспособлено для прохождения леса после наступления ночи. И чем дальше углублялся он в густоту деревьев, тем чаще приходилось объединять зрение с какой-нибудь дохлой лесной крысой. Картинка накладывалась, но окружающее становилось виднее. И всё же Доминик быстро устал от такого способа не расквасить нос о камни или коряги.
- Эй, ты где?! - крикнул он ещё раз, неуверенный в том, что идёт в правильном направлении и тут ему навстречу вышел самый настоящий волк. Буквально секунду зверь смотрел на него, а потом молча сиганул прочь, ломая палки под лапами. И теперь уже не мышь, а нечто гораздо крупнее, ярко влилось в сознание, осветляя и листву, и тропы, и деревья. Мертвый, совсем недавно бывший живым...
Доминик замер, тихо ориентируясь на это тело, настраиваясь на него, но не давая ему двигаться.  Где-то там был человек, который совершенно точно не поймёт поднявшегося мертвеца. К тому же мертвец был волком. Он лежал у дерева и смотрел на человека с пепельно-белыми волосами, сидевшего напротив. Доминик моргнул, отодвигая низкую ветку рукой, волк тоже моргнул, продолжая смотреть на странно-одетого парня. Поднявшись на склон, юноша начал спуск вниз, осторожно наступая ногами на мох и хватаясь за ветки, норовящие хлестнуть в лицо. Дорогу он больше не видел и шёл почти на ощупь, разглядывая парня глазами волка. Доверяя ощущению, Доминик шёл именно туда, где был волк, но смотреть под ноги и на парня было весьма неудобно,и потому волк скоро закрыл глаза, а Доминик переключился на очередную дохлую зверушку, тупо подняв её, чтобы шла рядом. Везунчиком оказалась очередная более-менее свежая, но старая мышь. Она не требовала затрат силы и прекрасно видела в темноте, а заодно и слышала весьма неплохо. Потому преодолев очередной склон с торчащими сквозь мох камнями и ни разу не навернувшись с них, Доминик наконец-то вышел к месту побоища. Свежие тела волков не двигались, потому как лишь при одном взгляде на всё это, Доминик загнал свои чувства так далеко вглубь, как только смог. Пройдя через неподвижных дохлых волков, он таки вышел к тому самому первому волку, которого почувствовал раньше остальных. Видимо потому, что тот умер последний. Очень не хотелось пугать незнакомого парня, а потому мышь осталась сидеть на месте, забравшись на корягу дерева, у которого пал вожак волков. Так Доминик видел достаточно хорошо и первое, что заметил, что парень ранен.
- Вот чёрт... - тихо пробормотал он, быстро подходя к жертве волков, одетой, словно на съёмках фэнтези-фильма. В пользу съёмочной ночи и киностудии говорил не только вид парня, но и его меч. Вообще, что за прикол такой нажраться после съёмок, уйти по малой нужде в ночную глушь, заблудиться там и ещё взять с собой меч, типа "я герой, не пропаду". Герой, конечно, ибо волкам явно не повезло, но блин, блин, блиииин...
Доминик, ускоряясь, подошёл к парню и сел около него на колени, послав в жопу схожесть его форменной майки-брюк с пижамой. Не суть, в чём он одет, суть в том, что он реально сможет найти помощь, в отличии от парня в костюме подранного эльфа, теряющего кровь. Кстати о крови...
Только бы ты не счёл меня глюком, парень, потому что тогда твоя жизнь будет реально висеть на волоске.

Доминик рванул майку и та, с лёгким треском, без усилий, превратилась во вполне годную тряпку, чтобы зажать рану.
- Отлично! Не двигайся и скажи мне, откуда ты пришёл, такой красивый... С какой стороны? Говорить можешь вообще? Телефон есть?
Представляться времени не было, да и парнишка выглядел бледным, аж чуть ли не серым, и с очень сложным выражением лица, если не обманывало его мышиное зрение. Кстати... Доминик разорвал связь, на мгновение теряя всё из виду. Глаза, хвала луне, быстро настроились на окружающую их картинку. Не хватало ещё убить актёра случайно, если потеря крови уже критична. Волноваться было нельзя, потому Доминик действовал автоматически. Прижал рану майкой, сдавив разорванные сосуды и временно перекрыв кровотечение.
- Где твой телефон, парень? Ты же не пошёл в лес без него, верно? - конечно может парнишка и не пил, но тогда либо курнул, либо нюхнул чего-то, а волки они непредсказуемы, когда их стая. И только теперь, когда рана была прижата его рукой, Доминик поднял голову, чтобы посмотреть вблизи на любителя заканчивать свой рабочий день приключениями на пятую точку. Конечно встретить в швейцарском лесу невысокого смуглого паренька с длинными чёрными волосами и напряжённым чёрным взглядом, одетым в светло-серую пижаму и такого же цвета тапки, тоже могло бы вызывать много вопросов, но кажется вопросы были на последнем месте у спасаемого, судя по его взгляду...

+1

5

Голос, послышавшийся вкупе с треском, ободрял. Во-первых, он принадлежал разумному существу (хотя, говорят, в Айлей водились монстры, способные подражать человеческому голосу), во-вторых, оное существо направлялось к нему. Видимо, не вся челядь последовала за Каганом, кое-кто решил все же поинтересоваться вопросом, куда подевался птенец Светлейшего. Во всяком случае, поскрипывающий зубами от гаммы непередаваемых ощущений принц очень старался думать о лучшем и держаться в сознании. Если он свалится... Если он позволит себе свалиться и ускользнуть сознанию, тот недобиток и вернется и сожрет его. Это будет самое обидное в и без того безумной истории!
Это определенно могло служить неплохой причиной выжить.
Птенец пошевелил пальцами - не самое умное действие, но зато убедительнее некуда доказывает, что этот бренный мир никуда не делся - иначе боль не кинулась бы бешеной росомахой, впиваясь в больное плечо, покосился на мрачную темень леса, с растущей тревогой ощущая, что крови хочется все больше. Не просто голод - а необходимость, едва контролируемая разумом. Пока - контролируемая. Но его никто не предупреждал о том, что ранения могут вызвать нечто подобное!
До дворца же, где любому вамфири на бедность всяко пожертвуют кружечку крови, добираться предстояло еще долго. Принц сдавленно закряхтел и откинул голову, прикрыв глаза, стараясь думать о чем угодно, кроме оной кружечки. Выходило, прямо сказать, посредственно. Посему, учуяв рядом живой запах, Сам-Ри сначала рефлекторно выпустил клыки, а потом взглянул на неизвестного доброжелателя.
Тот не был вамфири - на собственную большую беду. Птенец даже сглотнул судорожно, внимательно взглянул на шею парня, не в состоянии сейчас думать, почему его не было в свите, кто он такой, откуда взялся и что человек делает на земле вамфири. От него пахло съедобно.  И этого хватало, чтобы принц звучно втянул воздух, принюхиваясь детальнее, даже боль отошла на второй план по сравнению с голодом, хотя и отрезвила от попытки.. "Он что, перевязывает? Нет?" Он несколько удивился отсутствию попыток вызвать помощь и заторможенно вспомнил, что тот что-то спрашивал. Что-то про красивого (в своей внешности Сам-Ри не сомневался никогда, посему счел комплимент скорее констатацией факта)... Про говорить... Еще про что-то...
- Говорить могу. Я из кавалькады Его Высочества Кагана Кровожадного, - птенец нервно стрельнул ухом и сглотнул. - Я не знаю, что такое телефон, но не отказался бы от толики твоей крови.
Если уж на "ты" - то на "ты". А если парень местный (откуда бы в лесах Главы взяться неместному или хотя бы не представляющему себе здешние обычаи?), то он быстро поймет проблему, стало быть, причин искать эвфемизмы и способы сформулировать проблему тактичнее не было. Хуже того, из-за запаха крови, боли и человеческого тела голод пробудился так, что искать их становилось затруднительным, отчаянно мешая соображать. Сейчас все меньше вообще что-либо имело значение, кроме возможности найти толику крови. Сам-Ри не сдержался и тихо клацнул выпущенными зубами, сглотнул, собираясь уточнить, что может обойтись и сцеженной - шею или руку подставлять совсем не обязательно - но отвлекся на какой-то шорох, разворачивая в ту сторону уже оба уха.

+1

6

Надо же, он ещё и говорить мог! Доминик с сомнением выслушал речь беловолосого невезучего, а уж когда тот дёрнул длинным ухом, чертовски смахивающим на настоящее, и вовсе закатил глаза. Вот оно как! Из кавалькады значит... Не, чего, оно и видно, что из кавалькады, вот только вопрос - чего это его кавалькада одного в глушь отпустила? И где эта кавалькада нажирается, пока их товарищ тут кровью истекает? Главное, куда смотрело это их "высочество", не заставив своего "верноподданного" взять с собой телефон? Видимо, парень взял меч раньше, чем ему что-то кто-то решился посоветовать. Такое тоже бывает. А может "высочество" уже просто не могло стоять на ногах в отличии от рыцаря меча и бесстрашия...

- Я не знаю, что такое телефон, но не отказался бы от толики твоей крови.
Молодец, парень, из роли не выходишь! Я б уже и думать забыл и про кавалькаду, и про высочество, и про всё на свете. Правда у меня преимущество, меня бы донесли на спинах вон те. А в минус, я не уверен, что поднял бы такой меч. Так что весьма спорно, кто был бы трупом в моей ситуации.
Не смотря на уверяющий его разум, что всё это просто игра тени и света, Доминик всё же немного занервничал. Что-то в облике этого парня не давало до конца поверить в весьма чёткую логику. Уши эти, взгляд голодного зверя, и ему даже показалось, что он видит клыки. То есть, внимание! Что-то подсказывало, что перед ним весьма импозантный и молодой вампир. Он не знает, что такое телефон. У него клыки и он принюхивается, как животное. Полный идиотизм, но другого на ум не пришло. Более того, после его тихой и очень конкретной просьбы в животе вдруг образовался вакуум. Крови значит...
И тут парень отчётливо клацнул зубами. Доминик вздрогнул, испугавшись на долю секунды, и резко отпрянул назад, буквально ощутив, как его сила прорвалась и жаханула во все стороны.
Это выглядело жутко, когда в полной тишине внезапно начинают шелестеть листвой те, кто уже окончил свой путь, молча, без единого звука, поднимаясь на лапы и медленно бредя к месту побоища, низко пригибая головы к земле. Всклокоченные, искромсанные безмолвные мёртвые волки с застывшим взглядом. Беловолосый резко обернулся на шорох, но что больше всего поразило Доминика, так это то, что уши у него, словно локаторы, действовали раньше, чем повернулась голова. На миг стало невыносимо холодно. Словно всё внутри заледенело и закостенело.

Не-не-не, не смотри туда! Да блять!..

Теперь они оба были в ситуации совсем не тривиальной. Волки подходили всё ближе и ближе. Сердце замерло, а потом заколотилось сильнее. Душная волна запоздалой паники ухнула в живот, накрыла лихорадочно скачущие мысли. Что делать? Может он не увидит там ничего? А может это не волк, а просто что-то ещё. Волки-то шли за его, Доминика, спиной, и надежда, что в кустах будет что-то другое, такая надежда!

  Ситуация требовала немедленно отвлечь раненого, всё равно чем, лишь бы он не заметил силуэты восставших, потому что Доминику меньше всего в этой ситуации хотелось изображать ужас и убегать в закат с дикими, и явно фальшивыми, воплями. Это ещё означало и конец парня, между прочим. Кем бы он не казался ему самому с перепугу.

-Эй, смотри, кровь! - рявкнул танцор, хватая белоснежного за лицо и буквально насильно поворачивая его голову к себе. Следующим инстинктивным движением было согнуть локоть и буквально впихнуть ему свою руку в пасть. Доминик не думал, просто сделал это, надеясь, что он успеет положить вставшее силой воли. Да, блин, пусть лучше укусит, чем схватит меч и порубит его в клочья от ужаса. А ещё лучше, если вообще ничего не заметит. Доминик зажмурился и перенаправил волю на то, чтобы мгновенно порвать создавшуюся связь между его эмоциональным фоном и фоном тел.
Только бы не заметил! Святая дева Мария...

Отредактировано Доминик (28.07.2017 02:01)

+1

7

Даже если бы Сам-Ри очень захотел и собрал в кулак всю волю, даже если бы он не был птенцом, которому кровь требуется куда чаще и больше, чем взрослому вамфири, даже если бы вокруг царила не ночь, а белый день, сотни лишних глаз и десятки танцующих полуголых куртизанок, он не смог бы сдержаться. Крови хотелось так, что в ушах шумело - или причиной тому была рана? - поэтому птенец просто сомкнул клыки, через мгновение ощущая, как упоительно теплая, солоноватая кровь хлынула в рот. Он не собирался жадничать, всего пару глоточков.. еще пару... Он не был точно уверен, но, кажется, сейчас у жертвы его жажды должна была наступить эйфория, отбивающая возможность мыслить здраво настолько же, насколько оную у него отбила сама близость крови. Таково было свойство вамфири, данное им, чтобы доноры - добровольные или не слишком - не умирали от болевого шока и  не убегали с воплями в следующий раз при виде острых клыков.
Все вокруг потеряло значение, даже окружи их сейчас Черные всадники или ожившие умертвия из Степей - ничто не могло отвлечь вамфири от его упоительного ужина. А чтобы жертва не дергалась, эффект эйфории птенец закрепил эмпатической иллюзией. И так уж вышло, что раз последние образы в белобрысой голове охотника относились к куртизанкам, то и в голове у несчастного, зачем-то сунувшего руку в пасть голодного пусть не льва, но вамфири, закружили куртизаны и куртизанки на любой вкус и масть, зачем-то стягивая его руку многочисленными браслетами и танцуя, танцуя, танцуя...
Насытившись, абсолютно счастливый и птенец отодвинулся и честно пережал рану сначала пальцами, потом одеждой самого же незнакомца, которую тот прежде использовал для того, чтобы остановить кровь у него. Та, к слову, уже остановилась, рана начала медленно и неохотно прихватываться, но рукой парень старался все же не шевелить лишний раз. Он огляделся с куда большим жизнелюбием, чем раньше, готовый снова швырять волком порывами ветра, охотиться на людозмеев - или кого видела безумная разведка Кагана в этом лесу?, и вообще покорять вершины, моря и горы. Но для начала осчастливленный птенец, наконец отдышавшись, очень тихо, сдержанно, позволяя и иллюзии, и эйфории покинуть одурманенную голову человека (по вкусу крови становилось понятно, что это был простой человек), предельно вежливо окликнул:
- Благодарю за помощь. Она была.. крайне своевременной, - Сам-Ри еще раз облизнул клыки, смакуя солоноватый привкус. - И все же я хотел бы знать, кому обязан? Как вы оказались здесь? Вы ведь не входите в свиту Кагана Кровожадного, иначе я бы видел вас среди других?

+1

8

Было достаточно больно, так как клыки у парня оказались отнюдь не бутафорскими, а очень даже реальными. Доминик аж губу закусил, чувствуя, как на лбу выступает пот от напряжения. К счастью, тела отключились по его воле и так сразу простой болевой рефлекс их сейчас поднять не мог. Нужно было просто перетерпеть, попутно пытаясь сообразить, почему вообще клыки настоящие и почему ничто не удержало парня от укуса? То есть он реально вампир? Но тогда где, в каком месте он оказался? Уж точно мир с танцующими, почему-то, вдруг куртизанками он не заказывал! Но его захватил их танец, и к тому же вся эта чехарда кружилась, была пёстрой, вызывала головокружение, навязывала на его руку бусы, призывно улыбаясь. Доминик окончательно растерялся, пытаясь следовать взглядом за самой изящной фигурой в этом хороводе, но всё равно теряя её из виду, подменяя другой, а под конец перестав вообще нервничать, просто позволив себе расслабиться, с единственным утверждением - он спит и ему хорошо. Ну правда, зачем вообще переживать, если жизнь преподносит ему такой подарок - красивый, волшебный сон, в котором танцует не он, а для него? Иллюзия была прекрасной, руку тянуло, но жгучей боли, той, что была поначалу тоже не было. Вес ожерелий? Ну... почему бы и нет?
И лишь спустя несколько минут иллюзия стала растворяться, исчезать на фоне ночного леса. Медленно проступали силуэты ёлок, очертания сидящего перед ним, словно застывшее пятно одной из куртизанок в лёгком светлом шёлке...
Доминик моргнул, ища лицо того, кому так безрассудно сунул руку в зубы. Лицо было прямо перед ним, и он медленно отклонился назад, чувствуя, как пальцы прижимают его бывшую футболку к руке. Незнакомец был доволен, даже как-то из ряда вон доволен, если учитывать тот факт, что он реально укусил его своими клыками и, возможно, реально пил кровь. Правда это никак не объясняло того укура, который Доминик только что лицезрел и от которого он окончательно растерялся.
- Благодарю за помощь. Она была.. крайне своевременной.
То есть укур продолжается? А мне уже не пора просыпаться?
Парень облизывался. По-настоящему облизывался и Доминик тупо и чуть заторможено констатировал факт:
- Ты пьёшь кровь. - вышло растерянно и тихо, как шёпотом оброненное. Доминик даже не был уверен, услышал ли его вампир. А в том, что перед ним вампир, сомнений уже даже и не осталось. Если Доминик сейчас в чём и сомневался, так это в том, что он может адекватно воспринимать реальность. Теперь ему уже казалось, что это не парень надрался и ушёл отлить с мечом в руках, а он чего-то нанюхался перед сном и никак не может проснуться. Вопрос только в том, когда он этого нанюхался... В зал для репетиций пустили галлюциногенный газ? Зачем?
- И все же я хотел бы знать, кому обязан? Как вы оказались здесь? Вы ведь не входите в свиту Кагана Кровожадного, иначе я бы видел вас среди других?
- Кагана Кровожадного...- растеряно повторил Доминик, и провёл рукой по лицу, пытаясь определить степень галлюцинации. Глюк был слишком реальный и даже лёгкое подёргивание за упавшую на лицо прядь не помогло. Он чувствовал себя так, как если бы мир вокруг него и он сам был вполне реальным.
- Значит не приснилось.- юноша вздохнул и сел по-турецки напротив вампира. - Меня зовут Доминик... И... я понятия не имею, как я сюда попал. Но я точно знаю, что не вхожу в свиту Кагана Кровожадного. Я, пожалуй, вхожу в свиту Стила Бриза, но тут это точно не имеет никакого значения, ибо я не верю тому, что вижу. Это какой-то дурной сон. Красивый сон, конечно, но очень нехороший. Вы что-нибудь знаете о людях со сверхъестественными способностями? Это...важно для меня.
Пройдя, не без труда, порог от быстродействия в критической ситуации с перепившим парнем и до затяжного сна с трупами, и, уже, с вампиром, Доминик снова перешёл к вежливому обращению, вполне обычному для него. Ситуация больше не требовала быть кратким и по существу, так как парень чувствовал себя гораздо лучше, чем было раньше. Видимо кровь ему и впрямь весьма помогла.Не было больше того голодного взгляда зверя, не было и такого уж ранения, каким его видел раньше танцор. Он перевёл взгляд на ту часть, где была рана у вампира и моргнул, пытаясь осмыслить происходящее и попутно возвращаясь к рамкам вежливости.
- А могу узнать, как Ваше имя, сеньор? Вы...правда вампир?- он отчаянно понимал, что вопрос до крайности глупый, но раз уж его забросило в невесть куда и без возможности даже вести себя по-людски, то почему бы и не спросить? Вот это вот ощущение тел рядом - оно самое жёсткое свидетельство,что это не очень хороший сон. Скорее, какая-то очень странная реальность, в которой он вдруг разом освободился от блокировки и теперь не знал, как с этим быть. Он просто отвык от этих ощущений. И встреченный им вампир вполне бы мог что-то рассказать об этом месте.
В том числе и об этом... Кагане Кровожадном...

Отредактировано Доминик (05.08.2017 19:05)

+1

9

Сам-Ри уставился на человека с искренним удивлением:
- Конечно, пью, я же вамфири. А ты чего ожидал, запихивая мне руку в рот? Разве не этого? - он огляделся со свежеобретенной жизнерадостностью, на первый раз простив простолюдину простецкое обращение. Во-первых, по его потрепанной одежде уже, вероятно, сложно определить принадлежность к дворянству, а вхождение в свиту присуще как последнему псарю, так и принцу. Во-вторых, еще неизвестно, как этот тип относится к чужим дворянам - человека даже Каган контролировать не сможет, странно, что того еще не обратили во имя всеобщего блага. Ну и в-третьих, давно известно, что простолюдины к простолюдинам относятся куда лучше и проще. Птенец еще раз обдумал эту печальную истину, решительно тряхнул ушами (от альвийских привычек оказалось невероятно трудно избавляться) и заметил:
- Вот что. Побеседовать мы и по пути можем, нужно отсюда убираться. Еще не хватало появления новой стаи или основного массива той, - он кивнул в ту стороны, где остались перебитые им волки. Сам-Ри внезапно подумалось, что раз он с ними смог совладать и один, вероятно, это либо молодняк "на прогулке", либо разведчики, но определенно не все возможности подобной чащобы, да и ночь надвигается. - Найдем хорошую поляну, сделаем хотя бы шалаш и костер - тогда уж и все остальное.
В идеале, конечно, ручей еще найти, но что-то ему подсказывало, что в горных лесах с ручьями может быть... сложно.
Парень поднялся на ноги, поморщился, чувствуя, что руке все же порядком досталось, и направился туда, где, как ему казалось, шанс найти более подходящее для ночлега места был выше. Впрочем, без ответа попутчика он не оставил - только голос понизил, чтобы не привлекать совсем уж излишнего внимания:
- Рядом с тобой тренировались маги Порядка? - он с некоторым сочувствием обернулся на юношу. Хаос, конечно, вносил немало сюрпризов в жизнь тех, рядом с кем оказывались соответствующие маги, но по сравнению с Порядком оные подчас оказывались приятным грибным дождиком. Маги Порядка запросто могли отправить, куда Шиархи пошлет, при неправильной настройке телепорта. - Ты из Академии, что ли? Там людей - и не только! - со сверхспособностями сколько угодно. - Видимо, бедолагу впервые в жизни отправило случайным образом через полмира. - Ты все еще в Айлей, не переживай ты так. Правда, - он чуть сочувственно покосился на явно шокированного парня. - В Л`Оролене, точнее в лесу, рядом с ним, и Глава нынче в игривом настроении. Лично тебе ему лучше не попадаться, я сомневаюсь, что твой... Стил Бриз, кто бы он ни был, сумеет с ним справиться, особенно с учетом того, что он там, а ты - тут, - птенец на всякий случай перебрал в голове все известные ему знатные фамилии людей и ничего похожего не нашел. Видимо, какой-то баронет или иная местная шишка. Тогда его шок от укуса понять вполне можно, простые вамфири с баронетом предпочтут не связываться, соответственно, с кормлением кровью он едва ли сталкивается часто. Правда, непонятным остается один момент... - А руку ты мне зачем в рот сунул, если кормить не собирался? Приветствие у тебя такое, что ли? - он благодушно хмыкнул, оглядывая очередную полянку на возможность остановиться. - Мое имя - Сам-Ри Ниэль, - птенец покосился, определяя, узнает ли парень фамилию ведущего Клана альвов. - И я птенец вамфири. А ты кто, человек, так? Ученик Академии? Какая ветвь?
В некоторой степени птенец истосковался по нормальному обществу, с которым можно запросто потрепаться, и только этим объяснялась его повышенная болтливость. И пока что вамфири не испытывал по этому поводу ни малейшего раскаяния.

0

10

Парень подтвердил свою принадлежность к существам ночи и Доминик почувствовал, как выступил пот на висках. Самые худшие его опасения начали оправдываться. Не в том, что парень оказался кровопийцей, а в том, что занесло его невесть куда, ибо как ещё объяснить столь реальные галлюцинации. Чуждый мир? Тогда стоило бы быть вдвойне осторожным и не выходить из равновесия. К тому же парень шевелил ушами, словно дорогой скакун, что выглядело весьма мило, и в то же время очень неестественно, ибо представители расы хомо-сапиенс подобными длинными острыми кончиками и гибкостью этого органа обычно не обладали.
- Вот что. Побеседовать мы и по пути можем, нужно отсюда убираться. Еще не хватало появления новой стаи или основного массива той. Найдем хорошую поляну, сделаем хотя бы шалаш и костер - тогда уж и все остальное.
Дельная мысль, между прочим. Доминик уже начал ощущать все прелести прохлады и сырости ночи, ибо из одежды на нём остались только штаны и сырые туфли. Футболку, разорванную и в пятнах крови, можно было выбросить к дьяволу. Похоже, что вамфирь, как окрестил себя парень, тоже не очень жаждал оставаться среди дохлых волчар. Он стал подниматься и Доминик тоже легко встал с травы, бросив косой взгляд в сторону волков. Тишина и неподвижность, даже птиц не слышно стало. Окинув взглядом тёмные силуэты леса, он снова воспользовался мышью, незаметно шмыгнувшей в сторону. Изображение дрогнуло, но посветлело в разы, и теперь уже можно было не бояться сломать себе шею на редких, но, то и дело виднеющихся из под земли, валунах. Не лес прямо, а предгорье какое-то...
- Рядом с тобой тренировались маги Порядка?
Кто?
Доминик уронил футболку, мысленно поперхнувшись, снова её поднял, глянув на парня не совсем понимающим взглядом и разорвал на пару -тройку полос, лихо обернув те лоскуты, которые не были в крови, вокруг запястий. Всё, что оказалось испачкано их кровью, он отнёс к одному из волков, присев спиной к парню около тела.
- Значит тут есть маги до кучи. Отлично. В какую сказку меня швырнуло так удачно? - процедил он, заталкивая зверюге в пасть рваные ошмётки.
- Ты из Академии, что ли? Там людей - и не только! - со сверхспособностями сколько угодно.

Значит я не буду сильно выделяться из толпы, что уже радует. Господи, это правда реальность? Охренеть...

- Ты все еще в Айлей, не переживай ты так.

В Айлей? А это, простите, где вообще? В Нарнии?

Доминик вздохнул, утрамбовал тряпку поглубже и вытер руки о траву, заодно проведя тыльной стороной ладони по лбу. Не, что такого-то? Танцуешь в своих фантазиях по самые уши, и тут бац - Нарния! Точнее какой-то Айлей... В любом случае, неизвестно что этот Айлей такое и как в нём жить. И что самое поганое, что способности этот мир явно по вкусу. Прямо таки на расстоянии можно почувствовать мертвых. И не на маленьком расстоянии, причём. Метров сто, как минимум, а то и все триста будет...

Юноша поднялся, повернулся к вамфири, понимая, что вид у него ошалело-потерянный, слегка подмороженый. И не мудрено. Нарния сбила его с толку, и он сам уже начал верить в то, что говорил ему парень. Если руководствоваться логикой, то не верить парню, укусившему его за руку по-настоящему, было как-то глупо что ли. Поэтому Доминик предпочёл слушать внимательнее и, чуть позже, как-то дать понять парню, что его земля в такой жопе мира, что туда даже сказочный грифон не прилетит. Парень же как ни в чём ни бывало продолжал свою речь, отчего видимо лицо у испанца становилось всё более ошалелым.
- Правда, в Л`Оролене, точнее в лесу, рядом с ним, и Глава нынче в игривом настроении. Лично тебе ему лучше не попадаться, я сомневаюсь, что твой... Стил Бриз, кто бы он ни был, сумеет с ним справиться, особенно с учетом того, что он там, а ты - тут.

Доминик сморгнул остатки мысленного "вот это я попал", невольно усмехнулся, при упоминании Змея, тряхнул чёрной гривой волос, перехватывая одним из оставшихся в руках лоскутов всю тяжесть хвоста так, чтобы стянуть их. Уж очень не хотелось наматывать свои волосы на ветки, продираясь сквозь какие-нибудь кусты или ёлки-палки. И только потом легко двинулся следом за вамфири, скользя меж хорошо различимых силуэтов деревьев. Он решил принять всё, что наговорил вампир, за истину, а лучше увидеть своими глазами воочию.
Переступая с травы на мох, или на валун всё же можно было разговаривать, так как вамфири шёл не очень быстро, в темпе, но не в таком, чтобы танцор успел запыхаться.
- Стил Бриз... подозреваю, он не совсем тот, кто знаком с местными главами. Вернее, как ты сказал, его тут нет, а я здесь. Фортель фортуны и кошмарный сон... И ещё здесь холодно. Я бы не отказался сейчас от огня. К тому же те видения... танцующие девы, парни, бусы... бред полный, хоть и красивый. Видимо какие-то местные ароматы, которых я нанюхался по дороге на твой зов. Такой очень... реалистичный бред. Не хотелось бы попасть в тот же дурман ещё раз.
Кажется они отмахали по пересечённой местности порядочный кусок и вышли на идеально ровное предгорье-поляну. Вокруг них была тишь и по краю поляны стояли высокие и густые ели, напоминая им, что позади лес с волками, а над ним ночь и белёсая луна.

Доминик окинул взглядом полянку, на которой они притормозили, подозрительно выискивая следы каких-нибудь ночных лилий или маков, или любого незнакомого цветка, обеспечившего ему глюки, хоть и в удачный момент укуса. Никаких таких цветов вроде видно не было, да и поляна была небольшой, словно решила возвысится ровным выступающим пятном среди весьма ухабистого леса.

Как будто бог с небес в лес плюнул... Мелочь, а приятно. Идеально для путников. Может глюки были реакцией на вампира?...

- А руку ты мне зачем в рот сунул, если кормить не собирался? Приветствие у тебя такое, что ли?
Юноша повернулся к вамфири, отвлекаясь на его весьма живой интерес и дружелюбный голос, чуть улыбнулся шутке, потерев голое плечо, по которому попало веткой ели при выходе в траву.
- Хотел внимание твоё отвлечь. Не хотел я, чтобы ты меня испугался, вот и решил импровизировать. Рука заживёт, а ты... ты реально мог бы дёру дать. Правда... подозреваю, что очень недалеко с той раной. Тебя как звать-то, парень-вампир из кавалькады?

Доминик ходил кругом, поднимал короткие ветки, запутавшиеся в дикой траве, сбрасывал их кучкой, надеясь заодно на какое-то огниво хотя бы, раз уж сам вампир заговорил про огонь. Вот кстати ещё одна причина удивиться - зачем огонь тем, кто априори должен бояться его?
- Мое имя - Сам-Ри Ниэль.
Имя не сказало юноше ровным счётом ничего, он лишь кивнул, продолжая выискивать взглядом ветки или коряги в траве. Находить их получалось весьма ловко только благодаря мышиному проворству и скорости. Дохлая мышь бегала туда-сюда, останавливаясь перед препятствиями вроде палок или трухлявых корней, а он спокойно подходил туда и подбирал их.
- И я птенец вамфири. А ты кто, человек, так? Ученик Академии? Какая ветвь?

Академия какая-то. Ещё б сказал "магическая" до кучи. Хотя... я б уже и не удивился.

Юноша принёс ещё несколько палок, сбросил их в ту же кучу, плавно опускаясь рядом и начиная собирать их в подобие шалаша. Чего-чего, а костры он делать не умел, зато видел по Дискавери, что это делают примерно так...
- Птенец вамфири, это, наверное, также, как потомок вампира. У нас много книг о таких, как ты, написано. Выдумки сплошь, конечно же. И да, я... человек. С анатомической точки зрения человек. Зовут меня Доминик. Не состою ни в каких академиях, училищах и школах. Всё, что ты сейчас говоришь... Всё это мне не знакомо. Айлей - это что-то вроде чужого мира? Потому что мой мир называется Гея. Последняя страна пребывания - Швейцария. В моём мире людей со способностями не считают за людей... Их держат подальше от людей без всяких способностей. Я один из тех, кто не имеет прав жить среди людского рода. А вот эта штука на моей шее - это прибор, который должен запечатать мою способность, но здесь он не работает. И это очень большая проблема. А что такое Ветвь? Какое-то разделение на тёмных и светлых или как? У тебя есть огонь? Я не очень умею с этим вот всем... - Доминик покрутил рукой над сложенными шалашиком ветками, выдохнув с сожалением. Шалаш выглядел кривым и норовил развалиться. Калечный вариант костра с двумя корягами внутри. Мог бы загореться, но чтобы долго горел, веток пришлось бы наломать в ельнике и переложить его как-то по-другому.

- Если честно, я не знаю, как оказался в лесу. Не знаю, как долго я бы ещё убеждал себя, что я в лесах Щвейцарии. Наверное довольно долго, ибо... это тоже была бы та ещё странность. И, прости, я сразу не поверил, что ты пьёшь кровь. Подумал, что ты актёр, перебравший после съёмок фильма. Зато теперь понимаю, что ты моя удача. Хоть и достаточно безумная, на мой взгляд. Птенец вамфири по имени Сам-Ри... У тебя имя странное, но красивое. Сам-Ри. - юноша чуть улыбнулся, глянув ему в лицо и заправляя рукой выпавшую тёмную прядь за ухо.

0

11

Инсинуации на тему тепла и огня Сам-Ри благополучно пропустил мимо ушей - он и без того был порядком занят поисками веток и хвороста в здоровую руку. А вот за иллюзии даже обиделся - он слишком недавно получил эту способность, после обращения, и до сих пор они ему не слишком-то удавались. Судя по реакции брюнета, на этот раз - вышли очень и очень хорошо!
- Почему бред? Красивый танец. Я его при дворе видел.. Пару раз, - честно сообщил птенец, прикинув, признаваться ли в особом источнике "глюков" или лучше сделать вид, будто его самого накрыло так, что сунутая в пасть конечность показалась, скажем, роскошным окороком - вон как бедолага распереживался из-за факта клыкастости нового знакомца. Может, идея с глюками человека успокоит? Вамфири сдавленно хмыкнул. Пожалуй, тот сейчас сам догадается, откуда у него вдруг в голове такое. Или решит, что от его описания нового знакомого пробило на ностальгию?
Интересно, как парень отреагирует, поняв, что он своего рода принц Иллюзий?
Поляна вполне устроила птенца, и он всерьез задумался, из чего бы соорудить навес. Ветки на костер он тут же сбросил в приглянувшемся месте:
- Надеюсь, ты не всех так успокаиваешь и внимание привлекаешь? - он криво ухмыльнулся, проверяя раненную руку, на пробу сжимая-разжимая пальцы. Рука кое-как слушалась, но увы, именно что кое-как. У Сам-Ри не было никакой уверенности в своей способности отбиться еще хоть от кого-то, крупнее муравья. - Девушки на подобное реагируют куда хуже. Особенно вамфирские.
Он надеялся несколько разрядить явно нервную обстановку. Если подходить к ситуации с точки зрения здравого смысла, то выходило, что к утру обоих парней вполне могут дожевать местные обитатели. Оба ранены, от обоих несет кровью, оба измотаны, на двоих - один меч, один кинжал, одно огниво и одна рубашка. Спасибо, хоть штаны и обувь у обоих свои.
Птенец попытался сломать об коленок слишком большой сук, скривился и едва слышно зашипел, бросая оный в кучу для костра как есть. И почему он не маг огня? У тех горит все, что угодно, стоит только захотеть. Он ощупал флягу, раздумывая, не отправиться ли за водой, потом малодушно опустился на землю, стянул с плеч плащ, с некоторым изумлением наблюдая за суетой Доминика. На его взгляд - несколько странной, но кто знает. Быть может, он приспособлен к выживанию в горном лесу лучше, чем изнеженный (увы, приходилось это признать) принц? Одновременно парень слушал его откровения, чувствуя, как его брови сами собой поднимаются выше.
- Нет. птенец вамфири - это кто-то из другой расы, обращенный одним из вамфири. Ты... Из другого мира? - он нахмурился, не вполне понимая, как это вообще возможно, потом вспомнил причину, по которой Каган поднял весь двор на уши и, понизив голос, поинтересовался: - Ты змеелюд, что ли? - потом запоздало сообразил, что тот назвался человеком, взъерошил короткие светлые вихры, пытаясь ухватить хоть одну здравую мысль. Ни одной так и не появилось. Самми смог только помычать, качая головой и поднимаясь, чтобы поправить шалаш, вручил чужаку огниво. - Говорили разведчики, что тут какие-то существа явно не от мира сего по лесу шляются, но чтобы человек и чтобы так буквально... - он снова покачал головой и подрезал неудачную ветку кинжалом, подравнивая укрытие, безнадежно огляделся в поиска способа стянуть его понадежнее и махнул рукой. Азами выживания в лесу обладали все альвы без исключения, хотя лично его умения в этом плане успели порасти мхом. - Нет, Ветви - это виды магии, независимо от источника. У меня - ветвь Воздуха... - он махнул рукой, заставляя взвихрится палую листву. Если подумать, довольно дурацкое расходование маны, но подобные фокусы и не требовали особой энергии. Мысль о том, что Доминик врет, парень отмел почти сразу - уж слишком много деталей и слишком невероятно. Тут даже заподозрить в чем-либо сложно - разве что в длительном навязчивом сне. Но судя по одежде...
Птенец снова уселся на землю, разглядывая спутника с новым любопытством и хмурясь в попытках уместить в голове такое сложно объяснение. Пока выходило с трудом.
Сам-Ри понятия не имел, что делать с то ли гостем, то ли вторженцем из иного мира. Правда, была одна деталь, требующая уточнения:
- А почему именно тебе нельзя быть среди людей без этого прибора? - несколько настороженно и запоздало поинтересовался он, одновременно невольно отслеживая жест взглядом.

+1

12

Костёр пусть и кривой, но всё таки вполне годный, благодаря совместными усилиями обоих, был готов и осталось только разжечь его. Для этой цели вполне бы сгодилась сухая трава, но ночь не давала понять, какая трава сухая, а какая нет. В целом сгодилась бы и сухая лапа ели... Юноша посмотрел в сторону ельника, но вспомнил про мышь и решил, что будет лучше, если она отыщет что-то вроде сухостоя. Вопрос только как понять, оно это или нет? Плюнув на глупую идею, Доминик нахмурился и стал собирать в кучку еловые тонкие веточки, подсовывая меж ними травы посуше на ощупь.
- Нет. Птенец вамфири - это кто-то из другой расы, обращенный одним из вамфири. Ты... Из другого мира?
Хвала Аллаху, ты соображаешь быстрее, чем я думал. И это нихрена не меняет...
- Ты змеелюд, что ли?
Чего?!
Сказано это было таким заговорческим тоном, что Доминик не удержался, оторвавшись от своей постройки и внимательно посмотрел в глаза вафири: - Ты шутишь, да?

Видимо, Сам-Ри и сам понял, что сморозил глупость, ибо взлохматил свои белые волосы, как будто это помогало думать, и Доминик усмехнулся, так и не сумев сдержать улыбки. Было что-то в этом парне такое, что невольно располагало к общению. Простота какая-то, что ли, не смотря ни на одежду, ни на то, кем в реальности был белоснежный. Рука побаливала немного при движении, но в целом было терпимо. К тому же он удачно перевязал её лоскутом, а этого вполне хватало, чтобы ослабить ощущения. А вот раны Сам-Ри были не очень хороши, судя по тому, как тот берёг руку. Зато он смастерил какой-никакой, а шалаш, пока Доминик шатался по полянке в поисках веток в костёр. Правда крыши шалашу пока не хватало... Вот и сейчас вамфири встал, подрезая ножом торчащие в небо ветви, видимо чтобы скрыть неловкое предположение про змеелюда. Змеелюд, мать его... Придумал же название. Людоед - понятно, а этот... это существо змей ест что-ли? Птенец вамфири вручил ему что-то, смахивающее на огниво. Эдакий прибор он последний раз видел в книжке со сказками, и и сейчас разглядывал, пытаясь понять, как эта штука и обо что её того, чтобы высечь искру?
- Говорили разведчики, что тут какие-то существа явно не от мира сего по лесу шляются, но чтобы человек и чтобы так буквально...
Доминик хмыкнул, припомнив, что если бы не ор белоснежного, фиг бы он куда пошёл с той поляны сразу. Так бы стоял и тупил бы, а уж под утро попёрся бы искать шоссе. Он неловко ударил кресалом о кресало, сообразив, что способ добычи огня примитивен, как никогда. Просто бить, пока искры не попадут на сухое.
Сам-Ри тем временем оценивающе разглядывал шалаш, а потом переключился на то, про что его спрашивал Доминик.
- Нет, Ветви - это виды магии, независимо от источника. У меня - ветвь Воздуха...
Доминик даже не успел спросить в каком смысле, как вдруг увидел лихо закружившийся смерчик из листвы. Небольшой, но достаточно наглядный.
Листья!Точно!
Юноша придвинулся ближе, спешно собирая опадающие в потоке воздуха листья. Ветвь Воздуха - стихийная способность. Видимо по тому же принципу были  и те, кто умел работать с огнём, водой и землёй. Интересно, какого хрена парень не воспользовался своей способностью с волками. Залетел бы на дерево, пусть бы щёлкали внизу пастями, нахрен было плодить дохлые туши? Впрочем...может просто не сообразил?
- А почему именно тебе нельзя быть среди людей без этого прибора?
Доминик резко чиркнул кресалом, высекая искры в жухлую листву меж веточек ёлки. Листья ухватили сверкнувший огонёк, затлели, а потом всё же вспыхнули, помаленьку разгораясь внутри и выпуская струю дыма. Доминик подул, заставляя огонёк перекинуться на суховатый ельник, зачадивший едким дымом, отпрянул от дымного столба, протирая тыльной стороной руки заслезившиеся глаза.
- Вот же блинский блин... - высказался он, проморгавшись. Лес был теперь тёмнее тёмного, но зато пятак с костром слегка осветился и Сам-Ри оказался одет ещё более странно, чем казалось Доминику в полу-мраке. В целом, это лишь ещё сильнее убедило испанца в том, что он реально попал в какую-то жопу чужого мира. Из хорошего было то, что у них был огонь, и то, что стало чуть теплее. Ну и можно было причислить везение с вамфири, не собиравшемся сожрать его, как это бывает с вампирами в историях его мира. А вот на тему доверия... Доминик ещё раз глянул на парня, тихо выдохнул, опуская взгляд. Нет, тянуть с тем, что может случиться в любой момент всё же не стоит. Этот вамфири единственный тут человек, который хоть что-то может рассказать о мире, в который его унесло. Конечно реакция может быть непредсказуемой, ведь кто знает, как вамфири отреагирует на мёртвое... Но делать вид, что этого нет вообще, не довериться сейчас и у него не будет шансов на потом.
- Ну... потому что людям это не очень приятно видеть. Не приятно видеть то, что я могу делать. И неприятно знать, что происходит это всё из-за меня. Давай я покажу тебе что-то. Ты только сядь и помни, что это не опасно. Ты сам всё поймёшь. - Доминик подошёл к Сам-Ри, потянул его за руку вниз, чтобы тот опустился на траву и сам сел по-турецки напротив него. Поманил пальцем мышь, направляя её к себе. Трава у его колена зашуршала, и на его ногу бесшумно вбежала мышь. Доминик поднёс ладонь к ней, и она перешла на ладонь, садясь на задние лапки.
Он поднял руку к лицу, чтобы Сам-Ри мог видеть полусъеденный мышиный хребет и прокусанный затылок. Кровь в мышином теле давно свернулась, а мелкий хищник, поймавший эту особь, удрал с появлением Доминика, оставив ему вполне передвижную тушку. Сейчас мёртвая мышь смирно сидела на его ладони, демонстрируя изодранное тельце и мягкие мутноватые глаза, лишь в одной точке оставшиеся ясными и эта блестящая точка плавала по лицу вамфири. Доминик медленно поднял руку в сторону и тот же самый жест одновременно сделала и мышь. Отвела лапу в сторону и синхронно подняла её. Доминик поднял руку над головой в танцевальном жесте, мягком полу-круге. Мышь повторила движение.
- Встань и кружись. - тихо выдохнул к ладони Доминик. Мышь поднялась на задние лапы и закружилась на них, медленно переступая по ладошке юноши. Испанец чуть тряхнул головой и мышь замерла, падая на бок и застывая в той позе, в какой умерла при хищнике. Юноша опустил ладонь, позволяя тельцу мыши сползти с руки на один из опавших листов. Он тихо вздохнул, поднимая голову и глядя чуть искоса на парня.
- Я могу поднимать мёртвых и могу их отключать. А ещё моя способность взаимосвязана со смертью. Тебе она не навредит, ты слишком большой в размерах. То зверьё, что имеет чувство самосохранения, держится от меня на расстоянии,потому что из них моя способность тоже забирает. Сколько она забирает и как - я не знаю. Но здесь моя сила напиталась уже прилично, чтобы поднять небольшое кладбище. Все эти существа завязаны на моих чувствах и моей воле. Они идут ко мне, как будто я большой магнит. Идут, даже когда я крепко сплю. Они чувствуют меня, а я их... Такая вот способность... Разве ты не считаешь это мерзким? - Доминик поднял голову и посмотрел на Сам-Ри. Ему бы очень не хотелось, чтобы тот врал. Было тревожно и... он снова чувствовал себя уязвимым. Казалось, что белоснежный сейчас вскочит и разразится проклятьями в его сторону. Мысленно Доминик готовился и к такой реакции. И к тому, что вамфири вскочит и убежит за оружием. И к тому, что ударит его, не ожидая. Или же поймёт... Последнего хотелось бы всем сердцем, но обычно такие надежды ни к чему не приводили и ожидать следовало худшего. Сердце замерло в груди и он осторожно уточнил, стараясь не показывать уязвимости глубоко в душе.
- Как такое называется в ваших краях?

Отредактировано Доминик (11.08.2017 17:27)

+1

13

- Змеелюд, - несколько отстраненно заметил Сам-Ри, наблюдая за зомби-плясками. - Это тварь, сочетающая в себе человека и змея. Разведка видела, снизу змея, сверху человек. Пес его знает, как это называется иначе, но разведчики его заметили и попытались поймать на радость Кагану. Но тварь оказалась шустрая и к тому же разумная, - вамфири моргнул, переключаясь с "танцорки" на собственно "кукольника". - Когда об этом услышал Глава, он решил, что целого гарема для ночных развлечений ему мало и пора бы добавить экзотики. Поэтому весь двор и носится туда-сюда в поисках новой игрушки для Его Кровожадности, и не знаю, кто как, а я бы доле несчастного не позавидовал бы. Хотя кто знает, может, они споются?
Принц спохватился, что рассматривать в упор собеседника неприлично и отвернулся, подкинул в костер случайно подвернувшуюся сухую ветку. Зря, наверное, им еще его растянуть на всю ночь нужно каким-то образом. Но глаза у собеседника оказались уж больно чудные - не поймешь, какого цвета, то ли темно-карие, то ли черные, то ли вишневые...
Птенец подавил вздох, понимая, что от него ждут нормальной реакции на спектакль - вон как испереживался бедолага! Как будто сын Владыки Ветра никогда в своей жизни мышиных трупов не видел. Ну да, танцевать их еще не заставляли - обычно маги Смерти обращались со своим даром куда бережнее и ману почем зря не расходовали. Хотя судя по всему, о необходимости беречь силу парень ни сном, ни духом, вот и палит почем зря.. Прямо как он сам с листьями - надо ж было тоже выпендриться! А если кто-нибудь нападет, а у них из еды - только ветки поглодать? Не обкусывать же волчьи трупы, в самом деле. Сам-Ри передернулся и в некотором смысле впервые в жизни порадовался, что он вамфири и уже поел. Крови хватит дня на три, прочая же еда теперь для него будет.. необязательна. Интересно, как продержится парень?..
- У нас это называется магией Смерти и встречается не так уж редко, - принц кривовато улыбнулся. - Правда, встречается намного чаще в других землях, это - края вамфири Света, мы такое не практикуем. Вот Иллюзии, Жизнь, Исцеление, Порядок - да, но в том, что ты показал, для местных земель нет ничего ужасного и даже необычного. Но наши маги обычно не тратят силу почем зря.. - он с некоторой укоризной покосился на мышиный трупик и решительно отбросил его подальше с поляны, рискуя обидеть гостя и спасителя. - И если могут поднимать кладбища, обычно начинают изучать тайны жизни и смерти. В Землях Геддона, говорят, до сих пор мертвецы среди курганов шляются, по воле покойных охраняют их последние сокровища. Ты есть хочешь?
Вамфири вполне допускал, что вопрос прозвучал слишком внезапно - без всякого перехода-то! - но от него зависело, могут ли они распределить дежурство и мирно лечь спать или кому-то придется в потемках отправляться на охоту-рыбалку, потому что шорох шагов при таком, с позволения сказать, освещении услышать можно, а вот различить ягоды-грибы - уже никак. Он коротко глянул на парня и уже мягче, желая успокоить окончательно, заметил:
- Здесь можно увидеть вещи и похуже, например, багрянницу - кстати, отойдешь отлить - следи, чтобы под кустами костей не валялось. Она обхватывает тех, кто приблизиться на расстояние удара или коснется ее веток или ягод, затаскивает вглубь и впивается шипами, выпивая все соки. Или миражи - этих тварей вообще увидеть нельзя, они сквозь тьму подкрадываются, заглядывают в глаза и гипнотизируют, да так качественно, что ты уже не различишь реальность и сон, пока он не начнет тебя жрать. Но будет поздно. Впрочем, здесь они не водятся, - принц нарвал-подгреб побольше травы, набросил сверху плащ и поерзал, устраиваясь поудобнее и с каждой минутой понимая, что ему все меньше хочется куда-либо идти. Лучше всего прикорнуть прямо тут... Ну или можно в шатер залезть... - Самое худшее, что ты можешь увидеть здесь - это кукловоды или их марионетки. Такие высушенные белые твари в балахонах, похожие на разумных. Эти дурманят разум и подбираются, пока не приблизятся достаточно, чтобы убить. Потом высасывают жизнь и соки, обращают разум жертвы в пустыню и заполняют оный собой. Отныне бедолага становится еще одной марионеткой, послушной воле кукловода и лишенной жизни. Это куда страшнее мертвой мышки.... ,- птенец зевнул, деликатно прикрыв рот ладонью, и закончил длинную речь, от которой пересохло в горле. - Поэтому нам придется определиться с дежурством. Нужно следить за костром и тем, чтобы ниоткуда ничего такого не вылезло, если что - отбиваться удобнее всего вдвоем. Надо будет подумать над защитным амулетом для таких лагерей, - последнее он добавил куда тише и жизнерадостно уточнил. - Так что, отправляемся за едой или определяемся с дежурным?
Принц Кай-Ниэль не любил излишнего панибратства с простолюдинами. Но здесь и сейчас следить за его манерами было некому, а простая логика говорила, что чем дольше Доминик не узнает, что с ним сидит птенец - тем лучше. Впрочем, улыбался Сам-Ри вполне искренне.

+2

14

Судя по заинтересованному взгляду, Сам-Ри не считал танец мыши чем-то дурным, но внезапно заговорил о змеелюде. И это немного расширило горизонты нового мира для Доминика. Некий Каган, имеющий целый гарем, внезапно возжелал развлечься с редкой штукой - полу-змеем, полу-человеком. Вот именно в этот момент танцору вспомнился Нау и ещё несколько полу-людей. Отличная новость, наверное, была в том, что он, Доминик Мануэль, не змеелюд, а самый обычный человек. А этот Каган Кровожадный скорей всего был каким-то местным королём, раз у него был свой двор, свои разведчики и ещё дохрена вамфири, услужливо выполняющие его прихоти, вроде поимки новой игрушки. Интересно, а Сам-Ри у нас кем будет по местным званиям?..

Доминик напряг память, пытаясь вспомнить кем он там представлялся с самого начала. Мир звался Айлей, местечко Л`Оролене, а Сам-Ри сказал что он из кавалькады и он птенец вамфири. Что означало, что он не рождённый вамфири, а некто иной расы. Надо будет спросить потом, кто он был и какие тут ещё расы есть вообще... Что это он так смотрит на него? Мало того, что у него от признаний на душе как-то не хорошо, так ещё и этот его взгляд, светлый такой... Вообще, у Сам-Ри были удивительные глаза и очень интересный цвет волос, не говоря уже про его одежду. В свете огня стало видно, что на нём чёрная куртка странного покроя из кожи, кожаные штаны и белая рубашка, слегка успевшая запачкаться за время побоища с волками. Самому Доминику одеждой хвастаться было бы глупо. Спасибо судьбе, что не забросила его в лес в танцевальном бедла. Ельник и так наколол и набил ему всю спину, оцарапал слегка руки, ухитрившись нахлестать даже по ногам. Идиотская мягкая ткань одежды подопытного была хреновой защитой в лесу. Всё равно, что в пижаме бегать, причём из пижамы остались только штаны. Спасибо, что были хоть туфли на ногах, сидевшие достаточно плотно и не расклеившись от сырости и влаги. В целом, он был просто человеком в серых пижамных штанах на резинке, в туфлях- тапках, с оголённым торсом и с металлической полосой на шее. Огонь согрел его немного и он вытянул ноги ближе к нему, чтобы просушить тапки заодно. Перепутать его с полу-змеем мог бы только слепой.
- У нас это называется магией Смерти и встречается не так уж редко, - заговорил вамфири, косясь теперь на мирно почившую мышь. У Доминика тут же отлегло от сердца. Отличная новость была в том, что он тут не один такой. Уже в сто раз легче. Значит люди не станут шарахаться от него, как от нечистого.
- Правда, встречается намного чаще в других землях, это - края вамфири Света, мы такое не практикуем. Вот Иллюзии, Жизнь, Исцеление, Порядок - да, но в том, что ты показал, для местных земель нет ничего ужасного и даже необычного.
Интерес всколыхнулся с новой силой, так что Доминик слушал уже не пропуская ни единого слова в речи Сам-Ри. Вот значит какие способности тут могут встречаться, кроме стихийных? Интересно, что они означают? Исцеление он понимал, благо опыт был, если вспомнить целителей в Центре. Иллюзии тоже были понятны, их могли насылать, вроде того танца в лесу, который Доминик принял за качественный укур незнакомыми запахами, пока Сам-Ри не проговорился об этом сам. Мастер Иллюзий, блин. А вот Жизнь и Порядок - это интересно как?

- Но наши маги обычно не тратят силу почем зря..
Интересно почему? Хотя...
Доминик смутно догадывался, что местные маги (ну а как их ещё назвать-то после всего услышанного!) используют свои способности опираясь на какие-то местные законы. Сам-Ри зачем-то взял мышь и выкинул её подальше. Доминик коротко вздохнул и решил пока повременить с призывом её назад. В свете костра он видел достаточно, чтобы не переключаться на ночное зрение до поры. Сам-Ри же как ни в чём не бывало продолжал, хотя было видно, что без присутствия видимой дохлой мыши ему было легче. Вообще, можно было считать, что с Сам-Ри ему крупно повезло. Далеко не каждый встречный в этом месте захотел бы общаться с невесть кем во вполне себе дружелюбной манере.
-...И если могут поднимать кладбища, обычно начинают изучать тайны жизни и смерти. В Землях Геддона, говорят, до сих пор мертвецы среди курганов шляются, по воле покойных охраняют их последние сокровища. Ты есть хочешь?
Вопрос оказался весьма внезапным. Доминик поднял голову, глянув на белоснежного вамфири и помотал головой.
- Не. Я как-то сомневаюсь, что у тебя есть с собой что-то, что едят люди. В общем... нет, не до еды как-то. Да и ночь...
Последнее было чистой правдой. Меньше всего Доминик думал сейчас про еду. А есть ночью - вообще не для того, кто живёт танцем. И всё же ему нравился Сам-Ри, как попутчик, пусть и неожиданный, случайный на все сто процентов, но всё, что он рассказывал, было ценнее, чем попытки выяснить, в какую жопу его замело, самолично. А с тем, что в этом мире его не будут забрасывать камнями - уже сделало его ночь. И безо всякой еды.

- Может, раз уже начал, расскажешь и про другие опасности, кроме мертвецов? С телами я уж как-то справлюсь, наверное. - не очень уверенно сказал Доминик, ибо тут же подумалось, что если эти мёртвые будут защищены чужой волей, то ещё неизвестно, справится ли он. Опыта такого не было и сравнить было не с чем. Зато Сам-Ри глянул на него, и, видимо, проникся его неопределённостью, принявшись рассказывать про гадости местного района. Чем больше запоминал Доминик, тем упорядоченнее становилась картинка.

С багряницей проблем возникнуть было не должно. Отлить поверх мёртвого тела - для него это было как-то... некультурно. Да и пропустить кости под кустом - тоже нереально для того, кто чувствует их на расстоянии. Ветки с ягодами и шипами... Учтём...

Про миражи Доминик тоже учёл, не очень представляя, как это, и что он должен почувствовать, но порадовавшись, что эта хрень здесь не водится. Под конец речь пошла о том, что тут ещё реально водится, кроме багряницы. О неких кукольниках и марионетках. Белые твари в балахонах, которые могут быть реально угрозой, хотя бы потому, что Доминик очень смутно себе представлял их, а Сам-Ри наверняка уже встречал эту гадость. И мёртвая мышка была сущей фигнёй в сравнении с этими кукольниками. Потом речь вполне логично зашла о ночных дежурствах, ради огня, да и в целом ради самосохранения. Весьма разумно, и поспать всё же не мешало бы. Вот только у Доминика сна ни в одном глазу не было. А насчёт отбиваться... Воображение не смогло нарисовать картинку и Доминик шумно выдохнул, подтянув колени к груди, повернулся боком к костру и кивнул на улыбку вамфири.

- Да, ты прав, но я пока не в состоянии заснуть. Я думаю, что глупо пытаться найти еды в темноте, тем более, что моё ночное зрение зависит от той дохлой мыши, которую ты выкинул. Будет рассвет, тогда и расскажешь мне, что тут можно есть, а что нет. Мы же не останемся тут жить, верно? Так что ложись первым, а я покараулю пока. За волков можешь не беспокоиться - звери ко мне сами не пойдут, это на уровне их инстинктов. Что касается нечисти, я не знаю, но если вдруг замечу, то разбужу тебя сразу. И да, ты вот говорил про силу, которую тратят местные... маги. Я не знаю, как они тут называются, но раньше у нас таких людей называли магами. Хотя моя способность и магия - это... Не знаю даже. Есть и есть связь, то я её не ощущаю. Это я к тому, что на объект вроде мыши, я не трачу сил вообще. Оно совсем по-другому работает. Как будто в тебе есть стержень и он постоянно в движении, и каждая твоя эмоция усиливает исходящий поток или же держит его ровным широким фоном. Я ощущаю тёмные пятна по всем направлениям и если стану присматриваться к ним, то смогу сказать, что это такое - заяц, мышь, паук или чьи-то кости... Сейчас фон очень ровный, спокойный, и это хорошо. Иногда мне требуется много усилий, чтобы выровнять его и не притягивать то, что должно спать вечным сном. Было бы интересно поучиться управлять этим всем здесь. Судя по ощущениям, тут моя сила возрастает в разы и я не могу понять, почему это так. Давай сделаем вот как - ты спи, а я раскидаю часовых по периметру, заодно посмотрю, на что гожусь в плане охраны. В жизни никогда не представлял себе, что буду кого-нибудь охранять.
Он улыбнулся и кивнул головой на импровизированное ложе вамфири. Шалаш был рядом, можно было спать и в нём, но возле огня было всё же теплее.
- Тут спать ляжешь или всё же в шалаш пойдёшь? За костром я присмотрю, не волнуйся.

Отредактировано Доминик (20.08.2017 13:32)

+2

15

Вероятно, человека стоило предупредить, что в ближайшее время его будут рассматривать в качестве ближайшего доступного источника пищи - вернее, крови. В землях вамфири вообще все живое автоматически делилось на доноров и... вамфири. Питаться друг другом вамфири тоже могли, но это было совершенно не эффективно и почти не утоляло голод. Стало быть, любое создание, оказавшееся в здешних лесах, рисковало шеей и прочими частями тела. Чаще всего, правда, обходилось полюбовно - вамфири были достаточно богаты, чтобы оплачивать "услуги" доноров, а те входили в положение. Стаканчик крови раз в неделю за приличное вознаграждение - не так уж и много. У обитателей же города-замка Л`Оролена, сиречь у свиты Кагана, в распоряжении был целый гарем. Что, с одной стороны, означало, что все они скорее всего сыты, а с другой - что если гибкий черноволосый и черноглазый парень, не дай Шиархи, кому-нибудь приглянется, у него будут все шансы пополнить ушастое разнообразие гарема. С учетом же того, что большинство местных именно так и выглядели - в противовес обычным людям - оные шансы стремительно возрастали. Парень выглядел ну очень экзотично с точки зрения среднего местного обитателя, сочетая в себе немыслимым образом черты альва - чаще всего именно они обладали подобной пластикой, вамфири - внешность здесь играла ключевую роль - и, разумеется, человека. Прикинув все это, Сам-Ри пришел к неутешительному выводу, что самый страшный здесь он сам. Правда, парень на укус отреагировал совершенно нейтрально, может, он и к идее гарема так же отнесется?
Птенец покосился на попутчика с некоторым сомнением. Он уже отбил у Кагана прямо из клыков Огонька. Интересно, как тот отнесется к новой попытке "дитятки" поиграть в героя? Нет уж, ему придется предупредить парня о возможных последствиях, а дальше тот пусть уж сам решает. Хотя с точки зрения нормального вамфири это ни разу не дальновидно и даже не разумно. Если иномирянин решит, что подобное знакомство ему больше навредит - что логично- и уберется восвояси, к концу третьего дня он, Сам-Ри, начнет загибаться от голода, если не подоспеет остальная кавалькада. Интересно, сколько отсюда до замка пешком? Принц покачал головой и решительно выдохнул:
- И еще. Ты же помнишь, что мне нужна кровь? Я-то сейчас сыт... - он покосился на руку попутчика и поднялся с земли, отряхивая плащ. - Но если сюда подоспеют остальные, они тобой очень заинтересуются. Видишь ли, тех, чью кровь можно пить, свита Главы предпочитает видеть в гаремах, если они приходятся им по вкусу... или по взгляду. Я не уверен, что смогу защитить тебя от подобной участи. Где сейчас кавалькада - я не знаю. Их возможной реакции на тебя - тоже, но ты красив. Очень красив...
Сам-Ри покачал головой и набросил на голые плечи парня свежеотряхнутый плащ. В конце концов, после того, как он пил его кровь, он просто обязан позаботиться о человеке хотя бы минимально, а без хоть какой-нибудь одежды тот замерзнет и будет закусан еще и комарами. В шалаше же куда теплее, чем голому сидеть на ветру, хоть и у костра. Поразмыслив, птенец стянул еще и дублет, оставаясь в потрепанной и уже не вполне белой рубашке. Все равно придется снять, чтобы срезать лоскут для руки. Блондин подавил зевок и посмотрел на дежурного, стараясь как-то смириться с мыслью о том, что его покой будут охранять... неупокоенные. Впрочем, маги Смерти имеют такое же право на свои причуды, как он - на Иллюзии. Или привычку играться с листьями воздухом.
- Когда увидишь вторую луну, разбуди меня, - это примерно обозначало половину ночи в это время года. Не самый плохой ориентир времени в отсутствие иных. - И еще. Если увидишь белый мох - нарви побольше. Он помогает раны затягивать, - птенец снова покосился на укушенную руку попутчика, прикинул, не забыл ли он чего, и запихался в шалаш, неловко устраиваясь на ветках. Заворочался, пытаясь пристроить раненную руку, взбудораженный этим днем, и мало-помалу провалился в сон, осознавая, что завтра, выйдя на воздух, может не обнаружить у костра уже никого. Но об этом птенец все же постарался не думать. День и так вышел заполошный, нужно было как следует отдохнуть.

+1

16

- И еще. Ты же помнишь, что мне нужна кровь? Я-то сейчас сыт...
Белоснежный запнулся, покосившись на его руку и Доминик сам невольно опустил взгляд к перевязанной руке. Заразы он не боялся, прекрасно зная, что ему не грозит заболеть, но вампир есть вампир, как бы он тут не назывался. Что если тяга пересилит благоразумие и он не справится с голодом? Или к чему был этот вопрос? Помнит ли он? Да забыть не может, как сам пихнул ему руку в пасть ради того, чтобы тот не заметил дохлых волков, весьма оживившихся с его приходом! Знал бы, что вамфири окажется типичным вампиром, вряд ли поступил бы именно так. А с другой стороны, что? Позволил бы ему умереть тут от кровопотери? Тоже вряд ли. Просто был бы морально готов, наверное, и уж точно не стал бы удивляться тому, что вокруг него вдруг заплясал целый табор иллюзорного народа, навеянного способностью Сам-Ри.

- Но если сюда подоспеют остальные, они тобой очень заинтересуются. Видишь ли, тех, чью кровь можно пить, свита Главы предпочитает видеть в гаремах, если они приходятся им по вкусу... или по взгляду. Я не уверен, что смогу защитить тебя от подобной участи. Где сейчас кавалькада - я не знаю. Их возможной реакции на тебя - тоже, но ты красив. Очень красив...
Комплимент, такой внезапный, как белый рояль в лесу, заставил юношу посмотреть снизу вверх на белоснежного вамфири. Доминик осмысливал всё то, что сейчас сказал ему Сам-Ри. Заинтересованность остальных в нём, как в пище, его как-то несколько покоробила, но это было внезапно лучше, чем заинтересованность в нём, как в сексуальной игрушке центровского борделя. А вот фраза про то, что Сам-Ри считает его красивым...
С одной стороны Доминик прекрасно знал, что он красивый, ибо сам методично добивался этого - ухаживал за волосами, следил за собой, не ел что попало, много репетировал, чтобы держать мышцы в тонусе. Он знал, что красив, но никогда ему не говорили этого так вот, от чистого сердца. И это смутило, и удивило, и он растерялся, не зная, как отреагировать на такое заявление беловолосого парня. Сам-Ри нравился ему чисто внешне. Он был утончён, строен и эти его уши... Они, словно у животных, чутко подрагивали и невольно привлекали его внимание. Особенно сейчас, когда Доминик не знал, что сказать, ошарашенно глядя снизу в лицо поднявшемуся на ноги парню.  А уж когда тот вдруг набросил ему на плечи свой плащ, и вовсе потерял дар речи. Пропустив в ритме сердца пару-тройку секунд, испанец таки совладал с градусом смятения и надел предложенный ему пиджак или камзол-куртку, чёрт знает, как оно называется. А сверху накинул плащ, чувствуя, как согревается. Так... что там говорил птенец вамфири? Его заберут в гарем для еды?...

- Когда увидишь вторую луну, разбуди меня.
Вторую луну? Так. Ты точно попал, Мэнни. Вторая луна! Всё, кончай панику, пора ставить часовых по периметру.
Доминик моргнул ещё пару раз и наконец-то выдохнул, стараясь выглядеть менее ошарашенным. В конце концов некромант он или нет? Некромант обязан быть серьёзным, а не с таким вот выражением лица - шта, где, куда, ага, почему я ваще...

- И еще. Если увидишь белый мох - нарви побольше. Он помогает раны затягивать. - к чему-то добавил Сам-Ри, а потом проворно залез в шалаш, к счастью Доминика, ибо выражение лица у него вновь утратило возвращённую с трудом сосредоточенность и лицо вытянулось по новой.
Белый мох? Он что по ночам тут ползает сам по себе или это в смысле, что мне поискать пойти? Какой мох на поляне вообще? То есть... если я увижу, конечно...
Воображение тут же нарисовало ползущий в темноте по траве белый мох и Доминик заозирался вокруг. Свет от костра освещал пятак, где они остановились, но за этим пятаком была непроглядная тьма. Никакого мха, никаких насекомых, никаких змей. Самое время было поднять пару-тройку имеющих глаза мелких обитателей. Настроившись на тёмные пятна, Доминик плавно повёл рукой, поднимая несколько умерших недавно полёвок и направил их по шести точками вокруг их лагеря. Мысленно дорисовав линию из насекомых, и буквально ощущая кожей, как их сметает в эту линию, он напряг свою волю, отдавая беспрекословный приказ указать ему опасность, следить, быть с ним единым целым. Мягкая волна его воли покатилась, как прибой, накрыла тысячей обострившихся ощущений и медленно растаяла. Он чувствовал своих наблюдателей, но уже не так остро, как в первый момент. Наконец-то можно было прийти в себя и подумать о том, что сказал Сам-Ри. Итак... Встреча с кавалькадой грозила ему пленом.  Но бросить вамфири в лесу - совсем не годится. Во-первых Сам-Ри ему нужен, ибо он рассказывает о мире такое, о чём Доминик понятия не имеет, а во-вторых это вообще не по-человечески как-то. Вот оставить белоснежного, когда на горизонте мелькнёт его орда и он сам прекрасно сможет добраться до своих товарищей, это да. Но пока выбор у него никакой. Лучше уж он побудет с Сам-Ри, давая ему кровь, хотя бы до тех пор, пока мир вокруг не станет более понятным.

Бесшумно поднявшись на ноги и поправив плащ, юноша подошёл к шалашу, прислушиваясь. Вамфири спал, и вовсе не так, как пишут в книгах. Он дышал ровно, и его дыхание было тихим, но различимым. Доминик улыбнулся, подумав, что это всё таки большая удача, встретить существо, которое не шарахается от него, как от прокажённого, и которое вполне дружелюбно отвечает на его дикие, должно быть для местного, вопросы. Стоило, наверное, побродить по поляне в поиске этого мха, раз уж он имеет целебную ценность для Сам-Ри. Так же бесшумно переступая ногами, благо тапки позволяли, Доминик вернулся к огню, подкинул туда веток, чтобы он не погас, пока ищется мох. Закрыв глаза, он тихо вышел за пределы света, принимая на себя зрение одной из умерших недавно мышей. Собственно, идти куда-то при наличии безвольного помощника с вполне себе целым телом, было глупо. Поэтому мышь была направлена бегать кругами по полю в поисках белого мха, а когда на границе с лесом такое всё же нашлось, то Доминик именно туда и направился. Периметр вёл себя спокойно, нервы не дёргало посторонним, и юноша сосредоточился на белых комках мха, всё прокручивая и прокручивая ситуацию с начала и до конца. Истиной оставалось одно - он был в чужом лесу, в чужой стране, неизвестно как надолго и будет ли шанс вернуться назад. И чем больше Доминик думал, тем больше приходил к мысли, что между прошлым и настоящим он бы выбрал настоящее. Неизвестное, интересное, опасное, но это всё равно лучше, чем та клетка, в которой его заперли. Гарантий, что его снова не запрут, тоже не было, но пока-то он на свободе! И блокиратор сдох, что автоматически позволяет использовать свои способности на личное благо их двоих. И изучать то, что он ощущает, заодно. Странным образом его способность здесь была менее ограниченной в использовании. Его не утомляло держать периметр и одновременно искать мох. Сил на такие простые действия не тратилось, либо тратилось настолько мало, что он не замечал эту потерю. Не было обратки, не шла кровь носом, не мутило, не чувствовалось ничего такого и это было так, словно ему развязали руки, вложив в него такую мощь, о которой он даже не подозревал до попадания сюда. Вернуться - значит лишиться всего этого и ради чего? Самое лучшее, что он может сделать - это постараться остаться здесь навсегда.

Набрав мха, юноша вернулся к костру, снова добавил ему веток и уселся в пятачке света, положив находки рядом с собой. Мысли крутились вокруг опасностей леса, вокруг багряницы и кукольников, периодически перескакивали на периметр мёртвых грызунов и жуков, словно прощупывая их внутренним взглядом. Это было странно изучать так то, что было в тебе с рождения, но не ощущалось так сильно. Внутри вибрировал силой стержень, забирал жизнь у всякой мелочи и наливался силой спящего Сам-Ри заодно, преобразовывал эту силу в нейронные связи с тем, что априори уже разрушилось, словно выплетая свои сети заново в их мёртвых телах. Он воздействовал на расстоянии на всё, что соприкасалось с этой вибрацией и Доминик почти видел это ощущение, не в силах перестать смотреть на себя с такого неожиданного ракурса. Здесь у него реально был шанс быть некромантом, магом, если угодно, кем-то, кто владеет этим так же хорошо, как белоснежный ушастый вамфири своими иллюзиями. И вот вамфири, кстати, стоило поберечь от всяких там мерзостей местной недофауны.
Рассматривая каждую свою дохлую игрушку, управляя ей по мелочам, Доминик чуть не пропустил появление второй луны. Время пролетело так быстро, что он даже не заметил её. Луна была красивой, и странно двоилась в небе. И всё же лёгкая усталость ощущалась и надежда на то, что ему всё же удастся уснуть, уже появилась.

Дойдя до шалаша, он осторожно присел у входа на одно колено, отвёл ветки в сторону и увидел расслабленное и симпатичное лицо спящего вамфири. Белые волосы прилипли к щеке и кончик его уха чуть подрагивал во сне. Доминик не удержался и мягко погладил это длинное ухо вдоль кончиками пальцев. Нужно было разбудить птенца и спросить, что за раса у него такая, раз он не вамфири по рождению...
-Сам-Ри, вставай... - тихо выдохнул он мягким голосом, постучав легонько пальцами по остроконечному уху. - Ты не сказал, как называется та раса, которая твоя по рождению? У всех вамфири такие длинные уши или только у тебя?

Отредактировано Доминик (20.08.2017 16:22)

+1

17

Странно, но в шалаше оказалось куда теплее, чем он ожидал. Он даже не проснулся ни разу - то ли сказалось утомление, то ли организм счел условия вполне приемлемыми. Не перина дворцовая, конечно, но вполне сойдет.
Поэтому легкое, невесомое касание едва смогло пробиться к его сознанию, как и последующий шепот. Не вполне проснувшийся принц довольно улыбнулся и перевернулся, подминая под себя непрошенного будителя, демонстрирующего такой жадный интерес к его ушам, с трудом разлепил глаза и выдохнул:
- Огонек.. - и замер. На Каурто Доминик не был похож решительно ничем, кроме привычки подкрадываться неслышно и ощупывать гиперчувствительные уши. Но первый просто опасался, что оные исчезнут из-за крови вамфири, а второму, видимо, было просто любопытно.
Уж не говоря о том, что Огонек вообще-то сгинул по милости Кагана. Принц торопливо разжал руки и отодвинулся, пытаясь в темноте рассмотреть лицо иномирянина. Видит Шиархи, обидеть его по собственной глупости совершенно не хотелось.
Сам-Ри запустил пальцы в волосы, ероша их и силясь собраться с мыслями.
- Альв. Я был альвом, - птенец медленно сел, зевнул, чуть виновато поясняя. - У альвов крайне чувствительные уши, их лучше не трогать без особой на то необходимости.
Он спохватился, потер глаза и тихо уточнил:
- Уже пришла вторая луна? Мой черед дежурить?
Сам-Ри, честно говоря, не выспался, но поочередное бдение у костра - святой долг! Тем более, что их всего двое. Не то, чтобы был кто-нибудь еще, способный взять на себя это бремя. Принц еще раз виновато взглянул на человека и выбрался из шалаша на свежий воздух - и тут же обхватил себя руками, отыскивая взглядом плащ, заглянул в сень шалаша,  шепотом уточнил:
- А где мой плащ? Здесь тепло, а снаружи.... не очень-то.

+1

18

На самом деле Доминик мог ожидать непонимания, кто, где и зачем будят, либо быстрой побудки в готовности отразить удар, но уж точно не нежных и объятий и крепких рук. Он даже не понял, как так случилось, что он в мгновение ока оказался втащен в этот шалаш и подмят под тёплое со сна тело вампира. Сам-Ри даже глаз не соизволил открыть, просто рраз... и практически он смотрит в нагло нависающую над ним рожу большущими ошалелыми глазами. Конечно Доминик понимал, что Сам-Ри приложил какое-то резвое со сна усилие, чтобы опрокинуть его спиной на траву и мурлыкнуть нечто вроде"Огонёк". Кстати, в голову мгновенно пришла мысль, что Сам-Ри наверняка имел кого-то близкого, с кем сейчас спросонок обнимался. Может "Огонёк" это его дама сердца, или как там у вамфири принято? Ну не может же быть такого, чтобы белоснежный оказался геем? Или может?
Доминик даже забыл, как моргать, всё ещё глядя снизу вверх огромными тёмно-вишнёвыми глазами на вамфири. Сам-Ри таки разлепил глаза и тут же замер, напрягшись и явно понимая, что ошибся со сна. А потом поспешно убрал руки, отодвигаясь, чтобы Доминик мог наконец-то подняться с импровизированного ложа вамфири. В шалаше было конечно не встать в полный рост, но это было и не нужно. Юноша поднялся в полу-сидячее положение и ловко перевернулся на одно колено, плавно садясь на ногу. Чуть усмехнулся, глядя на то, как Сам-Ри запускает пальцы в стриженные белоснежные кудри. Видимо на даму сердца танцор был совсем не похож, вон как занервничал, бедный.
- Альв. Я был альвом.
Снова мелькнуло что-то знакомое в слове. Мысленно Доминик попробовал поменять слово, и вышло что-то вроде "эльф". Самая ближайшая аналогия. Окинув взглядом (спасибо дохлой мыши) уши, про которые тут же упомянул Сам-Ри, аналогия лишь сильнее укрепилась. Вот почему птенец, и вот почему теперь вамфири. Бывший эльф стал вампиром. Интересно как? По своей ли воле, или же нет? Сказанное про уши, он запомнил, и даже тихо вздохнул, прежде чем извиниться.
- Прости за уши. Они у тебя привлекательно удлинённые, я не мог не потрогать. В моём мире у людей таких ушей нет. Прости. Просто... вторая луна, да. - чуть кивнул он, отодвигаясь от входа в шалаш и выпуская наружу бывшего белокурого альва.
- А где мой плащ? Здесь тепло, а снаружи.... не очень-то. - снова заглянул в шалаш вамфири.
- Дуплет... Вот, возьми, тут тепло, я и так усну. - Доминик быстро снял с себя его дуплет и протянул его белокурому. - А плащ возле костра от шалаша справа. Увидишь на траве. Стой!
Пока Сам-Ри не ушёл, следовало его предупредить о некоторых странностях, если он заснёт. А заснуть всё же хотелось уже.
- Мёртвые уснут со мной, Сам-Ри. Будь осторожен, пожалуйста. И ещё кое что... Если вдруг ты увидишь, что к шалашу медленно, как во сне, идут мертвецы, ничего не делай. Такое может быть, если я засну слишком глубоко. Не надо их трогать, пусть себе, в шалаш они не полезут, я надеюсь...Вот. И я спать, ибо сил нет уже.
Доминик помахал пальцами, как в прощание и улёгся на бок в шалаше, закрывая глаза и подгребая рукой к себе охапку травы с ветками. Слишком много впечатлений. Странный новый мир, опасности, забытое ощущение внутри - скапливающаяся сила, вечный двигатель его идиотской способности....
Юноша едва закрыл глаза, как тут же провалился в сон.

+2

19

Птенец вылез из шатра порядком озадаченным, все еще подергивая ушами, помнящими прикосновение. Мысль о ночевке в окружении мертвецов его совершенно не радовала - как и о том, что этот иномирный маг довольно скверно контролирует свою силу. Впрочем, всегда был шанс забраться на дерево - Доминик ведь ничего не говорил о том, что его мертвецы будут атаковать, верно?
Сам-Ри натянул дублет и застегнул самым тщательным образом, подбросил дров в костер и нервно обошел его по кругу, пытаясь расслышать что-нибудь необычное кроме шелеста листвы и дыхания спутника, потом все же сдался своей паранойе и выбрал граб поудобнее. Карабкаться на сосну, коих здесь было сколько угодно, он не рискнул. Принц захватил с собой толику белого мха, что лежал неподалеку от плаща, и уже там, на дереве, принялся задумчиво мять его, бдительно поглядывая вниз. Вот только успеет ли он различить возможного недруга? А если появятся мертвецы парня - как их различить с какой-нибудь нечистью? Среди той, правда, человекообразной немного, но все же... Птенец поежился и вновь принялся сминать в пальцах податливый мох - мазь с ним прекрасно снимет воспаление и поможет ране затянуться, об этом знали не только альвы и не только лекари. А поскольку необходимость в этом есть не только у него, но и у Доминика, к утру будет чудесно приготовить хоть малую толику. Он привык заботиться о тех, кто оказался рядом.
Принц поправил подобранный кусок коры, в котором уже скопилась зелено-бурая кашица, резко повернул голову: ему почудилось, будто в темноте что-то шевельнулось. Потом еще и еще...
Сам-Ри всегда полагал, что обладает достаточно крепкими нервами. Но вид пошатывающихся, явно не имеющих четкой воли неживых, заставил его почувствовать, как волосы на затылке встают дыбом.
Юноша вроде просил не обращать внимания... Как же, не обратишь тут...
Птенец, сам не замечая этого, стиснул пальцы на рукояти меча - привычка, скорее присущая воинам, чем ученым, к коим он себя относил. Но он же взял сейчас на себя безопасность Доминика, он должен быть уверен, что тот не пострадает... С другой стороны, ночные гости вроде и не должны причинить вреда своему хозяину, верно? Принц недовольно завозился, располагая обломок коры так, чтобы не опрокинуть в случае чего, и сел удобнее, следя за происходящим. Впрочем, кажется, если усилием воли принять за аксиому нормальность наличия живых трупов, кажется, в остальном лес был спокоен... Сам-Ри съехал обратно на ветку и нервно вслушался. Иных звуков, кажется, не наблюдалось, но на всякий случай вамфири не ослаблял бдительность.

+1

20

Предгорье, лес и поляну накрыли чисто ночные звуки. Лёгкий шелест листьев, изредка стрекот сверчков в высокой траве, потрескивание горящего костра и спящая тишина. Спутник вамфири заснул глубоко, устав от переживаний. Он доверился целиком тому, кто лучше знал этот мир. Он сделал всё, чтобы Сам-Ри не паниковал, услышав, или же увидев тех, для кого жизнь уже давно перестала иметь значение. Тела разной степени разложения, зверей, а может быть птиц, непонятные кости и куски плоти, бывшие когда-то чем-то целостным, всё это медленно приходило в движение, сокращаясь, двигаясь, переваливаясь в ту сторону, где спал манящий их эпицентр круга. Чем ближе входили мёртвые в круг его силы, тем более уверенными становились их движения. И всё же передвигались они медленно, словно застывая на короткое время прежде, чем сделать ещё шаг, сдвинуться, перевалиться в манящую сторону. Их путь был неровным, и у каждого был свой замедленный ритм, прерываемый остановкой, и ещё одним пустым, каким-то безвольным притяжением. Лес и поле было богато на мертвецов помельче, которых можно было не видеть, лишь слышать в траве, но были и покрупнее, что брели бесцельно в сторону шалаша, останавливаясь, покачиваясь в темноте ради нового шага, и наводя жути в ночи. Доминик знал, как это выглядит. Он понимал, насколько жутко было человеку, вокруг которого поднимаются такие вот тела. Пугал сам факт того, что мёртвое не может быть живым и уж точно не может быть в движении. В антибонус шло то, что разрушающееся тело всегда выглядело отвратительно, порой источая запах гниения и разложения. Тела могли терять кости, конечности, сочиться слизью, стекать кожными пластами, оставляя отвратительные ошмётки в траве. Зрелище подобной движущейся цели заставляло человека покрываться мурашками, сбивало ему дыхание, рождая панику, захлёстывало безотчётным страхом перед невозможным и неизвестным. Довериться вамфири в том, что так будет, было правильным шагом. Доминик надеялся, что Сам-Ри более подготовленный к подобным неприятностям, чем любой человек из его мира. Здесь водилась жуткая нечисть, в сравнении с которой его мертвецы были лишь неприятными внешне и не более.
И всё же слышать ночной шорох бредущих бессмысленно тел - испытание не для слабонервных. Даже если бы Доминик видел, как Сам-Ри карабкается на дерево, он не осуждал бы его ни в коей мере. Гадость, как её ни назови, останется гадостью.

Мертвецы приближались к костру, шаг за шагом, переступали костьми, ногами и лапами, бредя мимо него, прямо к шалашу. Они замирали около наброшенных на крышу веток, покачиваясь в ритме глубокого дыхания спящего. Несколько тел упало рядом с шалашом, в какой-то момент потеряв связь, но снова подцепляя эту волну, они начинали дышать, уже лёжа. Они спали вместе с тем, кто спал внутри шалаша. Они подходили, падали, издавали хлюпающие звуки, пузырились чужим дыханием, но не делали ничего такого, что указало бы на их сознание. Они не лезли в шалаш, они просто стукались о его ветки и падали рядом. К рассвету у шалаша собралось уже достаточно всякой нежити, высохшей и распадающейся на части, более цельной, и отрывочной, фрагментами выдернутой из каких-то тел. Всё это одновременно дышало, колыхалось и вздрагивало достаточно продолжительное время, чтобы успеть привыкнуть к этому. Солнце уже окрасило в нежные холодные цвета рассвета макушки сосен и мёртвое царство приобрело новые краски, постепенно становясь ещё более мерзким, чем казалось ночью.

Доминик спал, но уже неглубоко. Раненная рука то и дело щёлкала болью, заставляя его поменять позу во сне. Он крепко проспал часа четыре и постепенно выпал из фазы глубокого сна. Тела замерли, едва только он зашевелился и попадали кулями около шалаша, прекратив всяческое движение.
Доминик потёр лицо и перевернулся на другой бок, устраивая руку поудобнее. Сон ещё не отпустил его окончательно, но привычка просыпаться с рассветом всё же осталась. Не хотелось открывать глаза и вставать, хотелось урвать ещё немного сна, но настил из листьев и подушка из веток мало напоминали даже центровские, обычные, подушки. Потому казалось, что всё тело страшно затекло. Юноша открыл глаза и потянулся, насколько смог. Как бы ни было, а лучше бы выползти наружу и размяться. К тому же тревожило то, что он не слышал Сам-Ри.
Вамфири мог заснуть с рассветом? Они вообще ходят днём? Мог ли он уйти после того, что увидел? Нужно было вылезти и посмотреть, насколько богат улов его дара на вольных полях Айлея и где его спутник. Жив ли, здоров или ушёл?

Юноша сел на корточки и пополз к выходу из шалаша. Отодвинув ветки и выставив руку наружу, он тут же вляпался в пятно слизи, судорожно, резко вдохнул, переводя взгляд на нецельный фрагмент то ли лапы, то ли ещё чего-то, и медленно выдохнул, тщательно вытирая ладонь о траву. Зрелище, открывающееся взгляду, было весьма неприглядным. Вид мертвечины и запах, ударивший в нос, едва не заставили его потерять желудочный сок, и Доминик довольно резво поднялся на ноги, глотнув  утреннего ветра и успокаивая тошноту в желудке. Переступив через какого-то дохлого зверя, он обхватил себя руками и подошёл к тлеющему, но ещё не погасшему совсем, костру. Обернулся, осматриваясь по сторонам и фиксируя взглядом вставшее, и попадавшее уже, кладбище у шалаша. Беловолосого нигде было не видно. Не было его плаща, и не было мха, о котором он говорил. Вывод напрашивался сам собой. Вамфири ушёл. Но даже тут были варианты. Ушёл совсем, не выдержав вида и запаха дохлозомби, ушёл за чем-то и скоро придёт, либо с ним что-то случилось, пока кое кто спал...

Утренняя сырость продирала до костей и Доминик подошёл ближе к углям, подкинув туда пару веток. Махнул ладонями по траве, собирая росу, быстро умылся ею, утерев лицо тыльной стороной. Несколько раз подвигал головой, плечами, разминая суставы, покрутил запястьями, потянулся, вверх, наклонился вниз, поймал хвост, развязав тесёмку. Встряхнул чёрной гривой волос, пальцами выгребая листву из волос, снова завязал хвост под затылком, и сел на колени, выгибаясь в разные стороны и растягивая грудную клетку. Если Сам-Ри ушёл, то так тому и быть. Он не может осуждать парня за желание быть подальше от этого всего. Затёкшие мускулы отзывались тупой болью, но постепенно она исчезала. Чем упорнее Доминик выгибал спину, делал наклоны и растяжки, тем легче становилось двигаться. Вариант два требовал терпения, потому что Сам-Ри придёт откуда-нибудь, это сто процентов. Хотелось в это верить. Очень хотелось...

Юноша вытянул ногу назад, делая растяжку на согнутом колене, прикрыл глаза, делая прогиб в спине. Плавно завёл руки вверх, перемещаясь на другую ногу медленно, не спеша... Если вариант три, то тот комплекс упражнений, что сейчас он делает, только поможет ему быть собраннее. Да даже если вспомнить первый вариант, в котором вамфири уходит прочь, ему всё равно нужно начинать утро так, как всегда. Зарядка, растяжка, работа руками по закапыванию тел.  Заодно согреется.

Доминик поднялся, окинув взглядом фронт работ, и медленно выдохнул, опуская руки. Насколько было бы проще, будь у него хотя бы лопата. С другой стороны - можно плюнуть и оставить мертвецов как они сейчас есть. Понять бы, один он или же как?
- Сам-Ри? - крикнул он, прислушиваясь. Кто знает, тут ли ещё его друг и попутчик или же тишина будет ему ответом...

Отредактировано Доминик (16.09.2017 16:15)

0

21

Соседство с мертвецами принца совершенно не устраивало - ни его самого с точки зрения морали, ни хрупкий вамфирий организм, не рассчитанный на такую вонь. Но не было похоже на то, что мертвецы собираются куда-либо сваливать - не только утром, но и вообще, в принципе. Сам-Ри даже дернулся отогнать дурной запах ветром, но вовремя сообразил, что тратить ману пока не стоит - каким образом он ее восполнять-то будет потом? Пришлось терпеть. Сюда, на ветку, слабый свет от костра проходил плохо, так что принц, убедившись, что сколько-то ценной кашицы он уже натер, устроился на ветке поудобнее - так, чтобы и полулежать, и хорошо видеть поляну. Но чем дальше, тем больше птенец убеждался в том, что ни один нормальный хищник сюда не сунется. Не при таком количестве относительно живой шевелящейся мертвечины. Лично он бы на ее месте, например, не полез.
К рассвету принц даже как-то притерпелся к этому соседству и даже начал задремывать, время от времени бдительно вздрагивая и возвращаясь к реальности. Впрочем, предосторожность оказалась излишней, никто так и не рискнул нападать на лагерь, охраняемый одновременно и вамфири, и толпой мертвецов, которых навалилось уже столько, что Сам-Ри начинал опасаться, как бы черноволосый там не задохнулся. С другой стороны, тот вроде был привычным...
Птенец уже совсем собрался спрыгнуть с ветки, подойти к шатру и нагло разбудить его обитателя - для этого пришлось смириться с мыслью о прохождении сквозь толпу неживых, - когда потенциальная жертва собственных способностей проснулась сама, и даже принялась, кажется, хлопотать вокруг костра. Вамфири заинтересованно замер, время от времени воодушевленно вздрагивая ушами: наблюдать за человеком оказалось неожиданно занятно. Ну сбор росы еще ладно, в принципе дело понятное и переживаемое, а вот все остальное... Понаблюдав за ним мгновение-другое птенец решил пока не спускаться и просто понаблюдать. А наблюдать было над чем, завороженный зрелищем разминки полуголого танцовщика принц простил тому и соседство с мертвецами, и бдение на дереве... Приди сейчас сюда любая хищная тварь - и добыча рисковала ей достаться очень быстро и почти без усилий. И все же все хорошее когда-нибудь заканчивается. Птенец напомнил себе об этом, когда иномирянин, напрыгавшись, наконец сообразил позвать его по имени. Пришлось явить себя..
- Я здесь, - сообщил Сам-Ри и соскочил с дерева. Не очень удачно, но демонстрировать последствия не стал, подходя ближе и пытаясь по выражению лица того угадать, понял ли тот, почему попутчик не появился раньше, небрежно уточнил: - Что делаем дальше? Сжигаем все это богатство? - он кивнул на мертвецов, стараясь, впрочем, не присматриваться к ночным "трофеям" некроманта.

+1

22

Хвала всем небесам, вамфири был жив и здоров вроде бы. Неожиданный его спуск с дерева укрепил Доминика во мнении, что парню тупо трудно было дышать от запаха мёртвых. Сам он не обладал такой уж сильной чувствительностью к мерзким запахам. Вернее, чувствовал их, но организм реагировал на такой раздражитель крайне кратко, достаточно быстро адаптируясь. Юноша улыбнулся, облегчённо выдохнув. Ушастый и беловолосый не удрал, не смотря на то, что имел все основания, и даже выдержал соседство с мертвяками, хотя его нюх наверняка в сто раз тоньше. Зато начал сразу с предложения. Небосвод достаточно посветлел, чтобы было видно, кто именно почтил их своим визитом. Пара оленей разного срока убиения, три кабана,также ставших жертвами хищников, один полу высохший волк, вполне себе здоровая белка, два зайца, убитых, впрочем, не его способностью, а, скорей всего, старостью или болезнью, несколько видов то ли крысиных, то ли мышиных, нечто, бывшее при жизни человеком, а теперь с трудом поддающееся идентификации даже по полу... Про мелкую братию Доминик уже и не вспоминал, благо в траве их тушки были не видны. Сам-Ри сразу же подал идею, но Доминик усомнился в ней. Для сжигания одного тела требовался сильнейший огонь, а тут всего-то костёр, жара которого совершенно недостаточно. Но и закапывать всё - наломаешься до вечера.
- Вот что... в детстве я их просто закапывал, но тут, я боюсь, что мы не справимся, даже если смастерим лопаты. Провозимся до вечера, а там опять всё заново. Да и жара от костра нам не хватит на них всех. Слишком большое количество зверья. Есть ещё одна идея, но мне понадобиться твоя помощь. Я попробую разогнать их своей волей. Но это будет...тяжело. Поможешь мне уйти отсюда потом, чтобы я восстановился в другом месте?
Он повернул голову, глянув на белоснежного, понимая, что недостаточно пояснил, и опустил глаза вниз, договаривая:
- Использование способности управлять своей волей в таком количестве тел - это такой вариант, где существует обратная реакция, но здесь... здесь словно всё насквозь пропитано этой силой. Возможно, что плата будет не слишком высока и я не отключусь совсем, а просто возьму перерыв на час-другой. Как бы не хотелось быть мне сильным, я не уверен, что мы сможем справиться как-то иначе. За использование способности всегда берётся высокая плата, но это лучший из имеющихся вариантов на данный момент, если мы хотим побыть тут ещё какое-то время. Или что мы делаем дальше? Нам же нужно найти твоих собратьев...
Доминик обхватил свои плечи руками, так как утром всё же было свежо без рубашки. Майка его бы не спасла в любом случае, но стоять без какого либо движения было холодновато.
- Напомнишь мне про наш план, пока я их разгоняю? Только давай отойдём от их запаха метров на пятьдесят.
Танцор прекрасно понимал, каково приходится вамфири в присутствии нежити, и сочувствовал, желая оградить беловолосого от вони. Он махнул рукой в сторону дерева, на котором просидел Сам-Ри и пошёл в лесополосу, стараясь не дрожать от сырости.

+1

23

Сам-Ри несколько разочаровался в своей идее, запоздало соображая, что он не среди подданных - ни новых, ни старых. И соответственно пары магов Огня среди них никак не завалялось - а жаль. Сейчас те были бы ну очень в тему. Птенец пребывал в глубокой уверенности, что мертвецы должны быть сожжены во избежание вот таких инцидентов. Он поморщился, стараясь делать это не слишком заметно для собеседника - вдруг подобное небрежение того заденет? А спутник еще был нужен ему в союзниках!
Принц вздохнул и кивнул:
- Хорошо, отзывай их. Я постараюсь найти для нас какую-нибудь тихую поляну, лишь бы новых не набрело...
Сила некроманта могла бы понадобиться им, если бы на них напали - мало ли кто? Но с другой стороны, оставлять настолько приметные следы ему не хотелось. Хотя может быть, и Шиархи с ними? Блондин еще раз окинул поляну мрачным взглядом и кивнул, подтверждая свои слова.
- Я бы, конечно, предпочел сделать так, чтобы они больше  за нами не шли, но это едва ли возможно, да? - он сдержал вздох только потому, что для этого пришлось бы набрать полные легкие воздуха. - Так что давай хотя бы этих.. на место вернем. Потом попробуем сообразить что-нибудь перекусить, - Сам-Ри благородно не стал уточнять, что ему еда совершенно не обязательно, а кровью его еще вчера накормили. Загодя, так сказать. - И пойдем искать кого-нибудь из моей сви... - он покосился на юношу и торопливо поправился. - Свиты Кагана. А уж среди них, в безопасности, решим, что с тобой делать дальше.
Блондин еще раз внимательно взглянул на Доминика и принял решение:
- И возьми мой дублет. Поцарапаешься, - ветки в лесу и впрямь грозились неосторожному царапинами или чем похуже. Самому принцу предстояло всячески избегать солнечных лучей под плотным плащом, и с этим он уже несколько смирился.

+1

24

В целом, в своих способностях Доминик почти не сомневался. Всё то, что должно было уже пробудить его ото сна в волшебном лесу, так и не пробудило, и сей мрачный бардак на поляне по-прежнему был тут. Сам-Ри определённо заслуживал всех имеющихся наград за то, что не удрал в ночи. А может вампиры вовсе не боятся мёртвых, просто их смущает запах? Тогда тем более пора было убрать этот ночной приход туда, откуда он появился. Белоснежный не очень охотно, но таки согласился с его идеей. Неохотно скорее всего потому, что придётся искать иную поляну, хотя... ну не жить же им тут, в шалаше? Конечно попадаться на глаза этому Кагану Доминик тоже не очень хотел, помня слишком хорошо то, что говорил Сам-Ри про местного правителя. Но и жить в лесу вамфири тоже ж не мог. Хотя бы он вернётся в знакомую среду, раз уж такая хрень приключилась по дороге.
- Я бы, конечно, предпочел сделать так, чтобы они больше  за нами не шли, но это едва ли возможно, да?.. Так что давай хотя бы этих.. на место вернем. Потом попробуем сообразить что-нибудь перекусить.
Дельная мысль, кстати. Доминик чуть улыбнулся, склонив голову, и глянул на белоснежного.
- Они за нами не пойдут, не беспокойся. Способность действует одним большим кругом, а мы, я так надеюсь, оставим их вне радиуса. Другое дело, что могут новые прийти, но это же уже ночью, а днём никуда они не тронутся, если я смогу себя контролировать. Ну... то есть если не начну нервничать чрезмерно. Силы много, будем верить, что справлюсь. И потом пойдём... куда?
- И пойдем искать кого-нибудь из моей сви...
Что-то новенькое...Всмысле?
Доминик тут же прищурился, не отводя взгляда от лица вамфири, но беловолосый мгновенно поправил оговорку. Вот только оговорку ли? Ладно, вопрос остаётся, но сейчас не до него. Некоторые тушки вполне могли начать привлекать какую-нибудь местную нежить, а с ней Доминик встречаться совершенно не желал. Поэтому он тихо выдохнул и кивнул. Предстояло подготовиться к действию, морально, но Сам-Ри оказался ещё и не лишённым понимания простых земных проблемок, о которых Доминик сам бы не додумался в силу того, что был намерен воспользоваться способностью и слегка нервничал. А вдруг не получится? Но щедро предложенный дуплет всё же взял, хоть и смутился слегка, неловко одел на себя, торопливо застегнув, вдохнул воздух, снова настраиваясь на лежащих. Так стало чуть теплее, и он махнул рукой в сторону леса:
-Ты иди, Сам-Ри. Не нужно тебе на это глядеть и дышать этим. Я отсюда ни на шаг.
Он снова чуть улыбнулся и повернулся к костру, закрывая глаза. Тишина, образовавшаяся внутри, словно звенящая пустота, в которой его внутренний взор стал множиться ещё на несколько глаз, на несколько тел, словно сливаясь в единое и уже не пустое. Он, как губка, вбирал ощущение каждого тела внутрь себя, соединял их с собой. Так прошло пару минут. Внутри шевелилась сила, перекатывалась и стягивалась его волей в один ком, чтобы выплеснуться приказом встать. Он распахнул глаза резко, тёмно-вишнёвые с громадными зрачками, сузившимися за доли секунды и мёртвые стали подниматься, пока он держал их, вливая силу в этот ком, а дальше, впервые в своей жизни, он мысленно разметал этот ком во все стороны, словно взрывом.
Бежать!
И волна прошла по всем окружающим его мертвецам, покачнув их от центра, где стоял некромант. Они резко развернулись и бросились в разные стороны. От былой ночной медлительности не осталось и следа. Скрипящие сухожилия полу-истлевших мумий словно обрели смазку, тела, что были не полностью высохшими, теряли останки, но стремительно покидали поляну, словно за ними гнался дьявол. А Доминик держал их своей волей, силой приказа, повторяя его про себя, почти что шепча, мысленно желая того, чтобы поляна осталась пустой. Связи стали теряться, одна за другой, пока не исчезла совсем. В пределах его возможности больше не осталось ни одного тела.
Доминик глубоко вздохнул и почувствовал, как опрокинулась земля. Последние силы ушли вместе с теми, кто набрёл сюда за ночь. Он лежал на земле, глядя в небо. Волосы разметались чернотой вокруг его головы, но дышать стало намного легче. И даже странно, что у него не пошла носом кровь. И не болела голова. Просто не было сил.
Юноша медленно закрыл глаза и улыбнулся пустоте внутри, жадно впитывающей новые жизни насекомых и мелких грызунов вокруг. Он даже не знал,что это будет так...легко, что ли. В сравнении с той обраткой, которую он бы получил, будучи в родных краях, это было просто... ерундой.
И вот сейчас любая дрянь может тебя сожрать... Какое счастье, что у зверей есть инстинкты.

Отредактировано Доминик (08.10.2017 21:45)

+1

25

Сам-Ри медленно, но верно осознавал ту простую истину, что спутника надо будет чем-нибудь накормить. Лично у него с собой припасов не было - если не считать за ночь порядком опорожненную флягу. Да и кто в здравом уме берет с собой еду, отправляясь на охоту? Значит, придется добыть что-то сейчас. Да, птенец худо-бедно разбирался в съедобности местной фауны и флоры, но добывать пропитание себе - а тем более кому-то другому - ему не приходилось. Обычно поблизости обнаруживались слуги - в конце концов, Сам-Ри Кай-Ниэль по праву рождения являлся младшим принцем клана Кай. Но Доминик - иномирянин, рассчитывать на него в том, что касается местной еды, - плохая затея. В данный момент только высокородный птенец может сообразить что-то на этот счет. Ну хорошо, допустим, кое-какие травы, корешки и грибы он сумеет найти и отличить съедобные от ядовитых. Но ими не наестся даже белка, что уж говорить о юноше-маге, не факт, что достигшем совершеннолетия и вынужденном двигаться весь день? Необходимо мясо. Для мяса - лук со стрелами или на худой конец силки, хотя где там путникам разбираться с ловушками? Они же ищут выход на жилое поселение или лагерь свиты Кагана! А у него из пригодного оружия - лишь меч да нож охотничий, и бросаться с оным на живых тварей принц желания не испытывал. Не сомневался в малоперспективности подобной попытки. Меч для охоты подходил еще менее, хотя... Если, например, заставить Дубль распасться на минимальное количество составляющих и очередью послать их в какую-нибудь птицу, шанс добыть оную есть. А потом призвать обратно все детали меча. План, конечно, весьма коряв, но выглядит ободряюще. Принц вздохнул свободнее, наконец наметив хоть какой-то план действий и ободрав по пути с десяток листков, которые можно было бы заварить в чае.
Если бы было, в чем. Мясо-грибы и так запечь можно, а чай-то в чем заваривать? В пригоршне?
Птенец тихо упрекнул себя в неосмотрительности, останавливаясь и с некоторой тревогой оборачиваясь туда, где оставил спутника. Тот просил его уйти, и Сам-Ри не нашел причин навязываться. Мало ли, какие у иномирян традиции, которые живым видеть не стоит? Но сейчас парня все больше одолевала тревога, как своя, так и какая-то... пришлая. Что случилось с черноволосым? Почему он не догоняет? Поразмыслив, птенец двинулся назад, находя дорогу по сломанным веточкам и примятым тропинкам. Определенно, в другой раз к разметке тропы стоит отнестись серьезнее, иначе они вдвоем так и будут кружить по лесу. На поляну, впрочем, птенец выбрался довольно быстро, огляделся, пытаясь обнаружить попутчика:
- Доминик! - пятно в глубокой траве он заметил не сразу, заметив, подошел ближе, опускаясь на колени и обеспокоенно заглядывая в глаза. Уж какие бы обряды он там не проводил, сейчас юноша не выглядел как человек, способный продолжать путь. И Сам-Ри мог бы какое-то время нести его на руках или волочь на еловых лапах, но он не был уверен в том, что парня сейчас вообще можно перемещать. - Ты в порядке? - вамфири обеспокоенно провел пальцами по бледной щеке, словно так мог определить самочувствие попутчика. Но он надеялся заметить таким образом, есть ли у него жар... Жара, похоже, не было. - Чем тебе помочь?

+1

26

Абсолютное бессилие. Это единственное, что он испытывал. Конечно, не только это. Было ещё ощущение, словно по ладони стекает песок,только было оно не в ладонях, а глубоко внутри, под солнечным сплетение. Сила, которая пока не набрала мощи, и вряд ли способна была её набрать в месте, которое некромант только что очистил. Блаженство бессилия, когда нет никаких болей, просто шум ветра над головой и холодные пальцы.
Доминик закрыл глаза. Всё же он чудовище... Правда в том, что не он выбирал себе такую судьбу. Просто так случилось, что каким-то образом он влияет на тонкий мир мёртвых. Хотя... на тонкий ли? Ведь он не видит духов, не может говорить с теми, кто ушёл из жизни, а просто пользуется теми телами, что от них остались. И на живых он влияет тоже. Просто чем больше объект, тем для него безопаснее. Но разве кто-то проводил исследования с ним на тему - а что будет с человеком, если он проживёт бок о бок с ним десятки лет? Где гарантия, что он не ослабнет, не заболеет и не умрёт? Собак не обманешь, они не хотят с ним иметь ничего общего, а личных лошадей у них никогда не было. Постоянные переезды, постоянные проблемы с мертвецами...
Доминик глубоко вздохнул и чуть шевельнул пальцами. Поднять руку не получилось пока. Прошло минут десять, может двадцать, не больше. Шелест травы подсказал Доминику о чьём-то приближении,но он не стал открывать глаза. Просто неизвестно, кто ещё, кроме его спутника, мог проходить мимо. Или это Сам-Ри? Если это вампир, то он скорей всего обратиться к нему по имени первым, а если нет, то какого чёрта он сейчас может сделать? Вот именно. Никакого. Поэтому сделать вид, что ты без сознания - самый верный.

- Доминик!
А вот теперь можно и открыть глаза. Тем более, что беловолосый вампир уже рухнул рядом на колени, вовсе неподдельно беспокоясь за него.
- Ты в порядке?
Щёку защекотало и юноша улыбнулся, глядя в глаза попутчику.
- Щекотно. У меня просто слабость. Так удивительно, что плата не была так высока, как я думал...
Он снова попробовал пошевелить пальцами и даже смог чуть передвинуть руку ближе к вамфири. Но потом силы кончились и он снова вздохнул. Теперь быть в состоянии бессилия уже не казалось таким уж хорошим делом. Сам-Ри мог ходить, двигаться, а он мог только лежать половой тряпкой.
[u-] Чем тебе помочь?[/u]
- Есть идея. - тихо сказал он, уже думая о том, как восстановить силу наибыстрее всего. - Я бессилен сейчас, чтобы идти, и восстановить силу мне здесь сложно. Ты можешь вынести меня за пределы поляны? Конечно за грызунов и мелочь я там не отвечаю, но зато мясо будет... свежее. Белки там, или птицы... Не не знаю, кого тут возможно приготовить для еды, чтобы не отравиться. Поможешь? Можно просто подождать, но... я не знаю, как долго. И да, я не смогу тебе помочь. Даже держаться пока не могу. Сил нет совсем...
Доминик виновато посмотрел на Сам-Ри и прикрыл глаза снова. Поток силы был настолько мизерным, что с ним предстояло лежать тут ещё часа три точно. Сколько насекомых могут залететь на поляну за это время? Или глупых птиц? Или мышей? Они конечно же будут, но... за пределом их очищенного круга шансов намного больше.

Отредактировано Доминик (12.11.2017 15:32)

+1

27

Птенец озадаченно смотрел на человека. Больше всего состояние Доминика было похоже на магическое истощение, когда мана полностью исчерпывалась - безмерная усталость, невозможность пошевелить и веком лишний раз, бледность при отсутствии жара и видимых серьезных травм... Видимо, для разгона неживых потребовалась активация какого-то очень тяжелого заклинания. Может быть, сил не рассчитал, такое бывало - Сам-Ри знал об этом, но, к счастью, его подобная участь миновала. Правда, конкретно ману он пару раз все же терял полностью, и, честно говоря, удовольствия это не доставляло. Помогали в таких случаях лишь крепкий сон да хорошая еда. Правда, принц не был уверен, что новый сон посреди леса с утреца по росе - хорошая идея. Он озадаченно встрепал волосы и кивнул в ответ на просьбу юноши. Вынести его в лес, разумеется, было куда проще, правда, птенцу ну очень не пришлась по душе идея подставлять шею и спину любому мимо пробегающему зверю, но что поделаешь?
Сам-Ри подхватил некроманта с земли, шагнул, настороженно оглядываясь по сторонам и стараясь уделять дороге столько же внимания, сколько оного приходилось на окружающую хищную природу. Еще не хватало упасть... Правда, "больного" в таких случаях настоятельно рекомендовалось не волновать - силы потратит еще больше. Поэтому нервно шевелящий ушами птенец с деланной бодростью и явственным напряжением в голосе заметил:
- Я думаю, я смогу найти что-нибудь съедобное здесь, если мы сумеем его поймать. Или ты колданешь, - принц все еще слабо понимал принципы странной силы Доминика, но искренне полагал, что они родственны местной магии Смерти, а потому торопливо добавил: - Когда чуть оправишься разумеется. Я разбираюсь в здешней фауне, да и вообще я только что из охотничьей кавалькады!
Парень аккуратно уложил свою ношу на мох у корней дерева и не без усилий выпрямился: не Доминик был тяжелый - Сам-Ри понял, что отвык переносить кого-либо на руках. Честно говоря, принц сначала альвов, а потом и вамфири и не пытался...
Беловолосый потянулся всем телом, осматриваясь с деланным восторгом. Лес начинал ему надоедать. Птенец предпочел бы уже полюбоваться на блага цивилизации..

+2


Вы здесь » Айлей » • Поиграй с соседями » Вампирья охота