Айлей

Объявление






04.06.2019 Вот и наступило лето!

Уважаемые игроки, на Айлей традиционно стартует летний режим. Что это значит? В этот жаркий сезон вас не будут дёргать, чтобы вы отмечались на форуме каждый месяц; администрация будет тихо и мирно заниматься ролевой, доделывая новшества и приводя в порядок то, что имеется; игра не прекращается, а, наоборот, поощряется; во флуде будет включен счётчик сообщений.

Тёплого и весёлого вам лета, друзья!



24.04.2019 Пришло время для вестей с полей!

1. Обращаем ваше внимание на появившееся описание организаций, существующих на Айлей: Организации мира
2. Продолжает дорабатываться матчасть форума: Новости мира Айлей
3. Еще раз обращаю ваше внимание на возможность заработать участием в сюжете: Мини-квесты
4. Идет интервью с Вирхаймонтом Саунтом, вы можете предложить свои вопросы: Вопросы для интервью! или поучаствовать в таком сами — Жертва для интервью!
5. Мы вас любим!


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Долг платежом красен, или Все вопросы - к богам!


Долг платежом красен, или Все вопросы - к богам!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН, ИЛИ ВСЕ ВОПРОСЫ - К БОГАМ!
(изображение по желанию - не шире 500 пикселей)

Участники: Хильда Ре'Дэльон, Джеан Аса-Нирас
Место: замок виконта Ре'Дэльон
Время: весна 3999
Описание: Весной по едва окрепшей после паводков дороге к замку виконтов подошла темная фигура и решительно попыталась одолеть ворота. Когда это не вышло, фигура сбросила капюшон и оказалась кареглазым темноволосым худощавым альвом, довольно мрачным, но в одеяниях монаха и со знаком Табири на груди. Он потребовал встречи с госпожой Хильдой - дескать, некогда именно их монастырский приют спас малютку от смерти, не пришло ли ее время вернуть должок родному крову? Впрочем, детали объяснять тот наотрез отказался. Дескать детали проблем - лишь только самой леди, с глазу на глаз. Уходить - тоже, да и прогонять посланца Табири, что порой сам спускается к людям, зазорно. Что же предпочтет виконтесса и чем может закончиться такой непростой разговор?..

0

2

Возле широких железных ворот, увитых странным сортом плюща с шипами, стояло двое стражей. Именно они первыми встретили неожиданного гостя - послушника Табири. Никаких распоряжений на этот счет у охраны не было: по дежурному списку сегодня ждали одного мелкого дельца (он с упорством барана заявлялся каждый вторник на аудиенцию с виконтессой, выпрашивая какие-то немыслимые льготы на свои виноградники) и нового помощника повара (в старого леди Ре'Дэльон запустила пересолеными свиными ушами, а у того обнаружилась аллергия на одну из специй - бедняга с волдырями по всей коже остался без работы). Никакого посла храма прекрасного Бога не ждали, и встретили с удивлением и некоторой сухостью. Незванного гостя внимательно выслушали, вызвали дворецкого, тот нервно пытался спровадить юношу, ссылаясь на занятость виконтессы. В конце концов к злосчастным воротам, где собралось уже немало народу, прибежал очередной слуга, принеся приказ самой леди Хильды: гостя впустить, напоить и предложить угощения.
Все сразу успокоились, монаха пустили во двор, сопровождая по мощеным дорожкам к одному из входов в замок - не центральному, а северному. Он представлял собой массивную каменную веранду с громоздкими колоннами и статуями в форме рогатого ящера - символа графства. Стуча башмаками по гладкой плитке, гость со свитой вошли в узкий коридор с окнами-бойницами, затем поднялись на второй этаж по крученой лестнице, вышли в атриум, свернули несколько раз направо, и наконец остановились у бордовых плотных штор. Отодвинув бархатную ткань, гостя впустили в округлую уютную комнату. Каменные стены здесь почти полностью перекрывались алыми и бордовыми гобеленами, одно окно высотой в стену позволяло увидеть сад и небольшой фонтан. В углу стояли обшитые атласом кресла и длинная низкая софа, туда и предложили сесть гостю. Низкий деревянный столик с чудным орнаментом и блестящей лакировкой буквально за пару минут наполнился чашей с фруктами и пиалой с маленькими ароматными булочками.
В одиночестве гость пробыл недолго - не успел он рассмотреть весь сложный орнамент на устилающем пол ковре, как штора, заменяющая дверь, зашуршала вновь. В комнату повеяло запахом горных трав и какой-то щекочящей нос горечи, высокая женская фигура проплыла по комнате. Темно-синие простое платье идеального пошива и качества только подчеркивало красоту виконтессы, не отвлекая взгляд ни на что лишнее. Поэтому взгляд гостя (скорее всего) сконцентрировался на заостренном лице с белоснежной гладкой кожей. Было сложно сказать, чем была занята леди Ре'Дэльон, когда ей сообщили о незванном госте. Ее взгляд прятался в тени ресниц и мягкого прищура, она смотрела перед собой, так естественно поворачиваясь к гостю лишь на позволяющее приличием мгновение. Но юный альв почувствовал, что его уже рассмотрели подробно и цепко.
- Добро пожаловать в замок Ре'Дэльон, посланник Табири на земле! - властный женский голос поплыл по комнате, обвиваясь вокруг слушателя подобно змее. - Мне сообщили, что слуга Бога хочет аудиенции со мной. Часы приема еще не начались, но разве могу я отказать столь важной персоне? - льдистые глаза виконтессы говорили - могу, еще как, только сейчас мне этого не нужно. Хильда не хотела обижать Богов, совсем не хотела. Слуга вкратце донес до нее суть требований наглого мальчишки, но она хотела услышать все лично от него.
- Итак, неужели вы проделали столь долгий путь из приюта, где я росла? Прекрасное место, прекрасные люди... Вспоминаю о них с грустной теплотой, конечно!.. - леди Хильда слегка растягивала слова, что придавало ее виду еще большую высокомерность. Она присела напротив гостя, рассматривая, как переливается ее перстень в падающих сквозь окно лучах солнца. - Что же, нам не подали напитки?.. Какое упущение! Ах да, это же был мой приказ... Знаете, если чай подать заранее он остынет, ненавижу остывший чай! Сколько человек на кухне уже лишились кистей из-за этой оплошности.., - женщина хихикнула, но оставалось неясно - шутила она или это была правда. Схватив со стола маленький колокольчик, Хильда потрясла им, наслаждаясь звонкими переливами. Слуга появился тут же, будто и стоял все это время за шторами.
- Милый птенчик, принеси нам горячего чаю и добавь туда пряностей и гвоздики! Мы встретились под милостью Табири, да восславим же его! - алые губы женщины растянулись в улыбке, но глаза оставались холодными и жестокими.

+1

3

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Посланник храма рассматривал порядком подросшую воспитанницу в смешанных чувствах: порученное ему дело казалось уж очень деликатным, а давняя воспитанница - уж очень далекой от деликатности. Впрочем, милосердный Табири заповедовал своим последователям не судить книгу по обложке и не выносить скоропалительных выводов.
Джеан осенил себя знаком колоса, одновременно слегка склоняясь в знак приветствия, одарил женщину внимательным, цепким взглядом, впрочем, максимально ничего не выражающим, и произнес звучно, хорошо поставленным голосом:
- Прошу прощения, что обеспокоил вас в неурочный час, леди.. - он бросил короткий взгляд за окно, пытаясь понять, насколько оный час неурочен. Нового, впрочем, он не усмотрел, и предпочел тратить силы и дыхание на дело. - Однако боюсь, положение достаточно затруднительно, чтобы даже великий Табири счел сие нарушение приличий деталью незначительной.
Парень перевел дух, соображая, что следует сказать дальше, и главное - когда дальше. Обычно выполнять роль мальчика на побегушках ему не доводилось и честно говоря, в тонкостях этикета он не очень-то разбирался, больше надеясь на старую память давней воспитанницы храма, которая взлетела достаточно высоко, чтобы иметь соответствующее влияние. Поскольку в ее судьбе значительную роль сыграл монастырь, Джеан надеялся, благодарности будет достаточно, чтобы скостить расшаркивания и лишние реверансы. Кажется, он изрядно ошибся и теперь понятия не имел, как выкручиваться, но был твердо намерен хотя бы довести речь до конца. Услышав о чае, несколько озябший странник сначала благодарно улыбнулся, потом заметно посерел: то, что Хильда могла подрасти и порядком измениться относительно того портрета, что ему предоставили прочие жрецы, попросту не пришло ему в голову. Монаху впервые за все время пути пришло в голову, что на такой шаг, как его посольство в это виконтство, настоятель решился просто от безысходности, на самом деле ни на что не надеясь. В самом деле, станет ли помогать по старой памяти дама, склонная к подобному юмору?..
Джеан бросил на даму осторожный взгляд и наметил сухую улыбку, не размыкая губ, но показывая, что услышал, понял и где-то даже, возможно, оценил шутку. Если, конечно, это шутка.
- Я буду благодарен за угощение.. - слова, с которыми его послали, жгли язык, но что-то подсказывало посланнику, что прямо сейчас их выдавать не время и не место. - Я порядком устал и замерз за время странствия. Но готова ли леди услышать о той малой просьбе, с которой я рискнул потревожить ее покой?
Собственно монах сначала рубанул сплеча, потом за малым не хлопнул себя по лбу. Вот уж точно, дубина стоеросовая! Что, если дама прямо сейчас откажет? Зачем он вообще начал с вопроса, зачем вообще попытался перехватить инициативу разговора, если виконтесса и так прекрасно знает, что он не в "кукушачьи гнездышки" к ней играть пришел и все равно рано или поздно вспомнит об этом? Впрочем, вылетевших слов было не вернуть и Джеан продолжал делать вид, будто все идет по плану, уже совершенно не соображая, что за чем стоит говорить, а что нет, слегка запламенев щеками и стараясь не смотреть на прекрасную невозмутимую, словно ледяная скала, собеседницу.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (28.02.2019 22:39)

0

4

Откровенно говоря, в отношении приюта Хильда была совершенно равнодушна. Она практически не помнила тамошних смотрителей, остальных детей, да и сами кельи всплывали в памяти весьма туманно и размыто. Поэтому в очерствевшем сердце женщины не вспыхнуло огонька ностальгии, не потеплело благодарностью и уважением, а представителя храма она воспринимала, как пешку на своей доске. Во-первых, он хоть и выглядел как юный сопляк, но таки нёс за собой волю Богов - а их виконтесса боялась злить. Во-вторых, эта тонкая и многогранная политическая игра связала Хильде руки с самого начала: ну разве можно не помочь бедным сироткам и монахам Табири? Весть о том, что послушника храма оскорбили отказом разнесется раньше, чем он покинет стены замка, в котором, как говорится, везде были уши. Нет, Хильда своей репутацией дорожила (она у неё и так была не идеальной, и каждого, кто пытался накопать о темном прошлом виконтессы побольше, ждала дальная ссылка куда-то на окраины континента).
- Ну что вы, я всегда рада принять у себя посланника Табири! Конечно, если это так важно и спешно, давайте пропустим все скучные пустые разговоры и перейдём к делу! - тонкие пальцы, украшенные разномастными кольцами, гладили подлокотник кресла. Хильда понимающе и даже как-то по-матерински смотрела на озябшего юношу и слегка улыбалась - казалось, она легко сменила тон и формат встречи.
- Всемогущие Боги, я безусловно хочу, чтобы вы поведали мне о причине своего визита! - женщина картинно всплеснула руками, ловко подхватив дольку яблока с вазочки и изящно отправив ту в рот.
Из коридора послышалось позвякиваете посуды, а а следующую минуту шторку отодвинул слуга с подносом в руках.
- А вот и наш чай! Гость замёрз, поэтому я приказываю принести ему тёплый плед, разве можно так зябнуть весь путь! Так и с лихорадкой слечь недолго..., - виконтесса поднесла витиеватую чашку с тончайшей каймой к губам, вдыхая ароматный напиток.
- Прошу вас, не стесняйтесь! Когда-то ваш храм принял меня и распахнул свои двери, сейчас я хочу так же отблагодарить его! Что может быть приятнее, чем иметь возможность встретиться с отголоском прошлого, предаться памятному забытью, душевно поговорить?.. - обведённые смолью глаза женщины по-кошачьи прищурились, она рассматривала гостя и наблюдала за его реакцией. Слишком нервничал, сжимался и как это не противоречиво звучало «много думал» этот посыльный храма. Почему он хотел аудиенции с ней? Напомнить о себе и попросить пожертвования можно было почтой, но этот юный монах проделал долгий путь в графство! Не сказать, что виконтесса нервничала, но холодок беспокойства то и дело пробегал меж лопаток.

0

5

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Чем дальше продолжался визит, тем больше монашек краснел, бледнел и забывал слова. Он уже несколько раз набрал побольше воздуха в грудь и снова его выпустил. Даром что чистокровное дитя клана Аса умел вести речи. Обычно умел. Джеан закашлялся - отнюдь не от холода - в ответ на новое проявление доброты хозяйки и наконец сумел выдавить из себя:
- Вы.. очень добры, леди Ре'Дэльон, - парень пригубил чай, вздохнул, чувствуя прокатывающееся по телу тепло, выдохнул, начиная переходить к сути дела: - Я надеюсь, эта доброта говорит и о готовности прислушаться к нашему горю.
Плед ему был не нужен, но сказать это монашек не рискнул, чтобы лишний раз не поколебать доброго настроения хозяйки. Вместо этого он, еще раз любезно, хоть и криво, улыбнувшись, наконец выразил свою главную печаль:
- Наша обитель нынче переживает не лучше свои времена, леди, - парень, тщательно скрывая свое любопытство, осмотрел обстановку, пытаясь по ней угадать состояние дел самой виконтессы. Чем же она сумеет помочь, если у самой все не слишком-то хорошо? Увиденное его несколько подбодрило и табирит продолжил просительной скороговоркой: - Видите ли, владения приюта граничат с землями Аса-Тореса, он потомок знатного Рода и полагает, что это дает ему право год за годом захватывать все больше наш луг. Пройдет еще совсем немного времени - и обитель подпадет полностью под его жадную руку. Нас, увы, некому сейчас защитить, и не с чего кормиться.
Джеан умолк ненадолго, переваривая произнесенное, продолжил неровно и неуверенно:
- Боги с ними, с владениями, но ведь наши воспитанники то и дело попадают под копыта их коней и горячие, тяжелые руки их охраны. Мы не в силах сами защитить их, леди Ре'Дэльон. И мы уповаем на то, что в память о давнем деле вы не оставите нас без помощи. Едва ли Аса-Торес станет враждовать с виконтессой людских земель, вам стоит лишь показаться там с малым отрядом... - на этом голос монашку изменил окончательно. Джеан смолк и снова пригубил чай, вздохнул негромко. Мера и впрямь была крайней. Еще обители не помешал бы ремонт и просто финансовая помощь, но это уж в данных условиях было бы просто хамством.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (04.03.2019 22:08)

+1

6

- Вы.. очень добры, леди Ре'Дэльон..
О, ты даже не представляешь насколько, мой мальчик!.. моя доброта подобна водам Внутреннего моря...
- ...прислушаться к нашему горю..
Ну давай, рассказывай, как у вас крыша протекла, ураган дерево на стену завалил, не хватает продуктов для пропитания всех детей...
Хильда деловито выпрямилась, поощряющие улыбаясь монаху. Мысленно она уже вычла деньги из казны, направленные на пошив новой формы для слуг и охраны. Теперь оставалось соблюсти все манеры и этикет, распрощаться с попрошайкой, при том обязательно огласив их дела на всю округу...
Но дальнейшие слова юноши заставили мысли в голове перепутаться. Ваши земли? Набеги? Клан альвов?! Только этого мне не хватало... На середине разговора женщина поднялась с кресла, шелестя юбкой платья, и подошла к окну. Ей нужно было время взять себя в руки и не показать удивление и растерянность. Просто показаться?.. Хм, звучит не так уж и плохо... Но это определенная провокация, а вдруг этот Аса-Торес воспримет мой манёвр как вызов?.. Военные конфронтации совершенно не мой стиль...
Женщина хмурилась, от чего над переносицей пролегли глубокие тени, а взгляд стал жестким и задумчивым - лишь сейчас можно было разглядеть истинный возраст виконтессы. Монах закончил свою речь и затих. Молчала и Хильда, все ещё повернутая к окну. Незаметно зашёл слуга, принеся плед гостю.
- Возможно, в скором времени мне понадобится больше слуг... Преданных, выращенных в поклонении мне с самого детства.., - Слуг и правда поубавилось, может не стоит их так калечить за малые провинности?..
Хильда повернулась к сидящему на софе юноше, её цепкий взгляд поймал его взгляд. Она что-то быстро просчитывала в уме, буквально взвешивая каждое слово.
- Я могу нанести визит в ваш приют и забрать в свой замок лучших детей... А заодно и продемонстрирую покровительство, дабы ваш сосед охладил свой пыл..., - виконтесса села обратно, отпивая чая. - Милый мальчик, расскажи про этого Аса-Тореса. Чем он занимается, есть ли семья, с кем ведёт деловые отношения? Каков его характер?..

0

7

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Честно говоря, проблемы у монастырского приюта начались уже давно, но беспокоить госпожу по такой ерунде долго не решались. Пока Аса-Тореса, решив, что боги покинули это место, не напал на скромное прибежище сирых и беглых. Точнее было бы сказать, что как раз на него он до сих пор не напал, но вот пакости, творимые им, с легкостью могли стать причиной скорого исчезновения храма и приюта. Все обдумав, настоятель и высшие жрецы пришли к однозначному выводу: нужно вмешательство лояльных к ним сильных мира сего. Увы, оных насчитывалось куда меньше, чем им всем хотелось бы. Тревожить мечущуюся по залу виконтессу он не рискнул, закутался в предложенный плед, следя за ее перемещениями туда-сюда. О том, что виконтесса осталась вдовой, в монастыре, честно говоря, не знали и надеялись на вмешательство местного лорда. Впрочем появление леди тоже могло бы спугнуть алчного господина. Услышав голос женщины, слегка приунывший было жрец оживился, но вспомнил шутки об участи иных слуг и несколько растерялся. Быть может, стоит переправить сюда самых смышленных хоть на время, быть может, Великий смилуется над маленьким храмом и убережет его, позволив вернуть воспитанников назад?
Но с другой стороны - спасибо и на том, что виконтесса согласилась помочь в принципе. Джеан тихо забормотал благодарности, склоняясь ниже, от себя лично и от слепого бога, осенил себя Его знаком. Правда плед почему-то показался ему тут же излишне жарким, кресло - неудобным, а чай - пряным. Вероятно, от избытка волнения. Альв куснул губу, заставляя себя собраться, обхватил покрепче кружку и постарался собраться с мыслями и силами: кажется, короткая исповедь выбила их начисто. А судя по характеру виконтессы, если он будет мямлить и это не придется ей по душе, она вполне может счесть весь рассказ выдумкой. И тогда вся помощь, стоившая ему столько усилий, пойдет харрекам под хвост.
- Люпин Аса-Тореса, - вышло почему-то хрипло и не вполне внятно. Монах прокашлялся, прикидывая, на какой из вопросов леди ответить первым. - Он женат, двое детей, ему около 230 лет. Ни жену, ни детей своих в нашу сторону он не отпускает, наших же посланцев травит собаками, так что мы его никогда не видели. Все по слухам, по крупицам, которые нам удалось раздобыть... - Джеан глубоко вздохнул. - С теми, кто посильнее его, - угодлив до лизоблюдства, кажется, детей своих вамфири бы продал, если бы нашел, кто золотом заплатит с рук на руки, прочих за разумных тварей не считает. Высокомерен, алчен, не видит дальше собственного носа, самолюбив, был младшим сыном из троих, но те двое погибли от неизвестной хвори. Женщины говорят, - парень поколебался с видом человека, вынужденного доносить вроде бы важную, но в целом бесполезную информацию. - Он довольно красив и легко ведется на малейшее внимание, жена же ревнива и они довольно часто ссорятся, не слишком скрывая это от окружающих. Торгует практически со всеми, кто входит на территорию его земель, не разбирая ни чистоты рук, ни расы, ни происхождения товаров. В ценах и качестве, однако, разбирается, совсем уж дрянного не берет, но очень старается впарить нечто подобное любому зазевавшемуся торговцу.
Джеан смутно заподозрил, что леди замыслила интригу, и ему даже было интересно, какую именно. Но честно слово, думать еще и об этом юноша не мог - он был крайне далек от интриг и способности их строить, хотя в уме ему было не отказать. Альв задумался, прикидывая, что еще забыл сказать:
- Занимается он в основном производством пряжи и шерсти, тканями в общем, шкурами, разводит всяких тварей земных. И их стало столько, что собственных пастбищ ему не хватает, посему он посягает на наши. Охраняют же их вооруженные отряды, но сами они не нападают - они зорко следят, чтобы никто не покусился на охраняемую землю, и не смотрят, взрослый ли это воин, старик или дитя, волей случая оказавшееся на лугу. Вы хотели бы знать что-то еще, леди?
Лично Джеан был уже почти счастлив. Сыт, напоет, обогрет и наконец-то в безопасности. Он даже начал ощущать, как его клонит ко сну, и держался лишь во имя долга перед обителью. Впрочем, его сонливость все же была заметна по вольготной позе, улыбке и тяжело смыкающимся векам. Правда, сам монах был полон твердости держаться до конца.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (04.03.2019 23:43)

+1

8

Хильда покровительственно улыбнулась, слушая сладкие и льстивые благодарности монаха. Ее фарфоровое лицо осветил закравшийся через окно луч солнца, переливаясь в льдистых глаза. Украшенная перстями рука виконтессы изящно покачивалась, будто дирижируя беззвучному оркестру. Что же, он не оспаривал ее условий о взятии сирот на услужение РэДэльонам, хотя цепкий взгляд женщины и заметил набежавшее смятение на юное лицо гостя. А он думал, что ее помощь бескорыстна, а помыслы милосердны и чисты? Отпив чая и отметив, что тот успел немного остыть, Хильда отставила чашку на стол.
Теперь ее слух и внимание впитывали каждое слово посланника Табири - ей надо было знать этого альва лучше, чтобы выстроить правильную стратегию по общению с ним. Конечно, в идеальном варианте альвский вельможа и вовсе не станет связываться с приезжей покровительницей приюта. Но Хильда привыкла просчитывать все возможные варианты развития событий, начиная от самых неприятных и проблемных...
- Он женат, двое детей..
Прекрасно! Значит, у него есть кого терять...
С теми, кто посильнее его, — угодлив до лизоблюдства...
Как и большинство тех, кто наделен хоть какой-то властью. Скользкий тип натуры в основном таким и позволяет куда-то пробиться, а точнее сказать - просочиться...
- Высокомерен, алчен, не видит дальше собственного носа, самолюбив.., - женщина улыбнулась. С такими было несложно использовать сразу несколько рычагов манипулиций. Осыпай комплиментами и восхищением, создай идеальную ценность в его глазах и помани подобной регалией, пусть протягивает свои жадные руки, силясь дотянуться, выползет на свет Табири, потеряет осторожность и...
- Он довольно красив..
Еще и красив?.. Теперь мне захотелось действительно познакомиться с данным экземпляром... Пороки - лучшее, что вложили Боги в наше создание! Порочные существа ближе и понятнее мне, чем ярые фанатики-идеологи...
- И их стало столько, что собственных пастбищ ему не хватает, посему он посягает на наши...
Виконтесса ядовито улыбнулась - в голове начал выстраиваться план действий. Вот только для его осуществления ей нужен был верный человек, даже верный альв! Она кивнула, довольно покачивая ногой, закинутой на ногу.
- Спасибо за столь подробную характеристику, мой мальчик. Нет, это мне вполне хватит, во всяком случае - пока. Думаю, пару дней ты задержишься здесь, пока я приведу в порядок дела перед отъездом. А потом мы двинемся  в путь!.., - виконтесса легонько хлопнула в ладоши, и в помещение зашли слуги. Их действия были четкие и скоординированные - не успел юноша моргнуть, как стол перед ними опустел, а его самого уже вели в отведенную комнату.

+1

9

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Честно говоря, монах был уверен, что, получив ответ, сможет в тот же день двинуться в обратный путь и довольно скоро доставить новости в приют. В лучшем случае - заодно доставить туда и виконтессу. У настоятеля, по глубокому убеждению табирита, язык был подвешен куда удачнее, чем у него, так что, возможно, он смог бы убедить леди Хильду дать более существенную помощь. "Если, разумеется, она сумеет ее выделить..." - парень как можно незаметнее постарался осмотреть обстановку. Вариант с его затяжным гостеванием у леди он как-то в принципе не рассматривал, и потому в первый миг даже взбодрился, разом встряхиваясь из полусонного состояния. Джеан обернулся к леди и окликнул порядком затрудняя слугам их задачу:
- Но леди... Меня ждут в обители, они решат, будто со мной случилась беда, и окончательно падут духом!.. - монах нахмурился, подбирая слова: - Лихие люди, дикие звери, да мало ли наберется желающих обидеть скромного слугу Великого? Быть может, - он несколько смешался, снова возвращаясь мыслями к вестнику. - Вы сумеете выделить хотя бы голубя, чтобы я мог отослать его в храм?
Хотя какой, к милости Табири, голубь? Разве будет здесь голубятня, которая рассчитана именно на богами забытый приют или хотя бы близкую к нему область?
Хорошо обдумав положение, Джеан  сник: все приходящие на ум варианты казались либо невыполнимыми, либо очевидно безумными в данных условиях. Посему он счел, что единственное, что ему остается, - это смириться с положением вещей, и безропотно позволил увести себя в выделенную комнату. Поскольку мысли его были заняты исключительно несчастным кровом, растерянный монах даже не заметил обстановки отведенный им комнаты. Едва оставшись один, он на месте рухнул на колени, как подрубленный, и начал истово молиться Великому о благополучном исходе его миссии и о том, чтобы настоятель не решил, будто его отсутствие означает провал. Это могло бы заставить его предпринять нечто непредсказуемое...
Впрочем, наговориться с Вышними обо всем, что терзало его, Джеан все равно не смог. Усталость сморила его куда быстрее, чем ожидал, и довольно скоро он вынужденно рухнул в постель - как был, в рясе. И моментально уснул, забывая разом обо всех тревогах.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (17.03.2019 02:28)

+1

10

Оставшись одна,виконтесса помрачнела и тяжело поднялась с кресла. Она глядела в одну точку, еще раз анализируя произошедшее. Стоила ли игра свеч?.. Впрочем, назад пути не было, поэтому Хильда занялась делами. В связи со своим скорым отъездом, она собрала Совет тем же вечером. Часть ее приближенных были оставлены в замке для ведения хозяйства, пришлось посвятить их более подробно в последние намечающиеся сделки и расходы, предупредить о возможных проблемных "гостях", и заранее подписать целую стопку указов и документов. Остальную же часть людей, а именно: генерала Коннора, флейрину Несси, пажа Стефана и советника Роуна, - посвятить в цель и причину отъезда и взят с собой. Так, Коннору было дано два дня на подготовку десятка личных гвардейцев виконтессы и сбор отряда конников трех десятков. Несси должна была заняться платьями и украшениями своей госпожи, сбором ее туалета и прочих женских "обязательных" атрибутов. Стефан занялся подготовкой кортежа, организацией походной кухни, палаток и провианта, ему было поручено выбрать в конюшне виконта лучших скакунов, сразу несколько дозорных были отправлены на границы земель для установки пути следования и подготовки точек отдыха. Советник Роун пробыл в зале заседания дольше всех, до поздней ночи они с виконтессой что-то обсуждали: в результате была подготовлена официальная речь виконтессы при отбытии, где говорилось о помощи богу Табири и невинным сиротам, о том, что госпожа Хильда никогда не забывает сделанного ей добра и всегда придет на помощь верным и преданным. Что еще они обсуждали никто не знал, но ранним утром из замка отбыл одинокий гонец, направляясь куда-то на север.
С Джеаном обходились как с дорогим гостем, он трапезничал за общим столом с виконтессой, его пускали прогуляться в саду, но практически все время вне его покоев к монаху был приставлен кто-то из слуг. Если он хотел аудиенции с Хильдой, то ему говорили, что у виконтессы очень много дел и она пока не может его принять. Наконец на третий день с самого утра у ворот замка был выстроен целый караван крытых телег и пара-тройка расписных карет, кованые сталью охранники восседали на конях и окружали двумя шеренгами караван. Советник Ралтон в сопровождении еще одного мужчины в меховом плаще и черной бандане, прикрывавшей нижнюю часть лица, возглавлял процессию. За ними следовал генерал Коннор со своим оруженосцем. Хильда ехала в личной карете в одиночестве, а монаха Джеана посадили в экипаж вместе с личными помощниками госпожи.
- Что скажешь, Дервишь? Трудная будет дорога? - спросил Ралтон мужчину в бандане, который был нанят в качестве провожатого через Ушсахайские степи. Вульфар усмехнулся, неопределенно поведя плечами, закрытыми острыми кожаными пластинами.
- Нет, Советник, мой народ дружелюбно относится к чужакам, если те ведут себя как гости...
- Мы постараемся пересечь степи как можно быстрее, только конфронтаций нам не хватало... Впрочем, госпожа Хильда никогда не враждовала с твоим народом..., - тут Советник Роан прервался, уводя коня за поводья в сторону и отдавая какие-то распоряжения. Все было готово к отбытию и спустя десяток минут, длинный караван отправился в путь.
Джеан видел в окно экипажа, как сменяются зеленые долины и густые леса, уступая место равнинам с сильными ветрами, зарослям кустарников и каменным насыпям. Пару раз караван останавливался, снаружи возникала какая-то суета и шум, но затем все налаживалось и снова двигалось вперед. Появлялись периодически пара разведчиков, что-то докладывали генералу и вновь скрывались за границами тракта. Ближе к вечеру караван остановился, началась подготовка к ночлегу, разбивались палатки, выставлялись дозорные, зажигались костры. Вкусно запахло какими-то травами и жаренным мясом, но Джеана увели от костров, сообщив, что его ждет виконтесса. Парня провели мимо белых палаток, запаха еды и тепла огня, звуков песен и смеха отдыхающих гвардейцев, остановившись возле большого полосатого шатра и одергивая полог.
Внутри Джеан мог увидеть виконтессу - она была одета по походному в темную бархатную пенулу со шлейфом, прорезями для рук и меховым оплечьем в виде круглого воротника, утепленные штаны и дубленые кожаные сапожки с немного загнутыми носами. Платиновые волосы, заплетенные и перехваченные драгоценным обручем, скрывались под плотным шелковым платком, концы которого достигали плеч Хильды. Она сидела на стуле, возле небольшого стола, украшенного только что приготовленными яствами.
- Приветствую, послушник Табири! Раздели со мной трапезу, - она властно указала рукой на соседний стул, улыбнувшись краем накрашенных бордовым губ. Когда с едой было покончено, в шатер внесли два кубка с вином и чашу набранных в дороге яблок. Женщина разглядывала Джеана, а затем заговорила:
- Кто сейчас главный в приюте? Расскажи мне, как устроена верхушка управляющих, перед кем отчитываетесь? Почему не обратились к наместнику Лингвы?.. - зажженые свечи отражались от стенок шатра, играя на них тенями.

+1

11

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Поутру ситуация ни на медяк не прояснилась. Джеан порядком забеспокоился и попытался прояснить хоть что-нибудь, но увы. Возникало ощущение, будто его заключили в хрустальную клетку, но для чего? Скромный монах искренне полагал, что не может быть полезен ни в качестве заложника, ни в качестве информатора - ведь рассказал вроде все, что мог, все,что знал! Так для чего же леди так настойчиво отгораживается от его визитов и охраняет его, словно парень может попытаться сбежать? Даже за трапезами ему не удавалось задать ни единого вопроса, и откровенно говоря, альв начал опасаться, что леди сочла его рассказ ловушкой для своей армии. Вот еще немного соберет факты, удостоверится в этом - и, по всей видимости, казнит! Впрочем, вера порядком поддерживала монаха, и в молитвах тянулись его дни, пока однажды, к его новому потрясению, обитатели замка действительно не отправились в поход.
Первым делом монах попытался оценить численность войска, идущего на помощь несчастной обители. Разумеется, примерно и навскидку, но все же... Отряд показался ему не слишком большим. Джеан сглотнул, прикидывая, получиться ли у него сообщить об этом виконтессе, но потом, разглядев количество экипажей и телег, счел за лучшее промолчать. В конце концов, леди Ре'Дэльон виднее, что она и зачем делает. Быть может, к ним в пути присоединится еще отряд наемников, быть может даже из иных рас?..
Альв дернул ушами и покорно забрался в экипаж, терзая знак Табири на груди и невидяще глядя в оконце, пытаясь не думать вообще ни о чем. Но увы, не выходило.. В попытках охватить беспокойным разумом сразу все тревожные моменты, Джеан выпал в какой-то транс, едва обращая внимание на окружающий мир. Кажется, попутчики пытались разговорить его, но видит Табири, монаху стало не до общения. Очнулся он лишь тогда, когда его позвали к виконтессе. Парень заторопился в шатер, надеясь узнать хоть какие-нибудь детали происходящего. Едва ли, конечно, его посвятят в самые мельчайшие подробности, но пока табирит даже не понял до конца, означают ли эти приготовления, что они идут на помощь приюту, а не, скажем, леди решила под шумок захватить соседние земли, прихватив его в качестве исповедника.
Подойдя к столу, он коротко поклонился, опустился на предложенный стул и кротко заметил:
- Приветствую вас, леди Ре'Дэльон. Но я не послушник... Я уже давно монах, - он облизнул губы и взял яблоко, прокручивая в голове вопросы, попытался свить все их в один. - Могу ли я надеяться, что мы выступили на помощь обители, а не ради какой-либо иной цели? - яблоко жалобно скрипнуло под пальцами и монах поторопился откусить от него, покосился на женщину, пытаясь прочесть по ней реакцию на его наглость. - Настоятель Эверет Аса-Шан, и ему лишь подотчетны все, имеющие ранг монаха, - Джеан удивился. - Обитель не столь уж велика, чтобы потребовался кто-то еще. И.. разве в Лигве наместник? Разве не вернулся домой законный граф?.. - табирит не был уверен ни в том, что расслышал правильно, ни в том, что граф вернулся, ни в том, что тот мог бы помочь, если бы захотел. Да и в целом, откровенно говоря, не вполне понимал, к чему леди задает эти вопросы сейчас. Разве что она думает, будто они обратились за помощью из последней надежды, не попытав иных способов. Но Джеан понятия не имел, что еще придумал настоятель, пока его не было, что вообще успело произойти в мире за эти дни. И откровенно говоря, теперь он начинал побаиваться, что устарелость его сведений может навредить обители больше, чем прежняя неловкость.

+1

12

- Но я не послушник... Я уже давно монах, - возможно, Хильде говорили о статусе этого юноши, но она не запоминала то,в чем не видела пользы. Лишь сейчас, услышав поправку, она более осмысленно взглянула на парня - такой молодой, и уже монах? Колдунья не понимала, зачем этому юнцу посвящать всю свою жизнь Богу, не видеть ничего кроме кельи, не слышать ничего, кроме неустанных молитв... Нет, леди Рэ'Дэльон такие самопожертвования были странными и глупыми. У него вся жизнь впереди, и на что он себя добровольно обрек... Лишь подумала она, прежде чем властный взгляд поднялся с лица монаха чуть вверх, будто глядя сквозь него - и снова Хильда стала отстраненной и возвышенной.
— Могу ли я надеяться, что мы выступили на помощь обители, а не ради какой-либо иной цели?
- Разумеется, мой друг, - бестолковость Джеана забавляла виконтессу, она даже приободрилась, будто в шатер принесли забавную обезьянку. Пригубив кубок с вином, женщина опустила взгляд на бордовое ароматное пойло - столь похожее на ее родную стихию. Кровь... Хильда глубоко вдохнула, чувствуя сильное и нестерпимое желание использовать свои умения, ощутить пульсацию чьей-то жизни, взять контроль...
-..Разве не вернулся домой законный граф?.. - вопрос монаха отвлек, вывел из алой пучины.
- Что, он уже в Лигве?.. Помнится, там оставалась править его жена Алисия, пока граф пытается отвоевать себе Сарборо...,- женщина коротко улыбнулась - она бы точно не позволила этому мальчишке Ариману прихватить себе столько земли, будь ее воля! О да, Хильда бы поддержала пиратов, чтобы те смели всю лигванскую оппозицию, а потом прошлась бы по оставшимся головам прямиком к трону. Самодовольные амбиции женщины вскинули сальные морды, облизываясь и почавкивая - но виконтесса умерила их. Рано было лезть в большую политику, ей, овдовевшей виконтессе...
- В таком случае я жду не дождусь побеседовать с настоятелем Эверетом..., - тут Хильда осеклась - полог шатра всколыхнулся, впуская поток свежего воздуха, запахи костра и разномастные голоса.
- Ваше благородие, наш лагерь посетил незнакомец...он альв...И говорит, у него к вам дело, но секретное..., - строгий голос дозорного зарябил неуверенностью.
- Пусть заходит, ну же! И позовите советника Роуна! - виконтесса взмахнула рукой, на тонких пальцах блестнули драгоценные камни. Темные очи красавицы с интересом и нетерпением взирали на распахнутый полог. В следующий миг в шатер вошел высокий крепкий альв, его светлые волосы были сбриты на висках, а остальная часть небрежно перевязана кожаным шнурком на затылке. Его льдистые светло-голубые глаза обежали помещение, безразлично скользнув по Джеану, и остановился на Хильде. Та усмехнулась и кивнула:
- Ты - Мизерикорд? Я велела своему человеку разыскать тебя... - женщина постаралась скрыть свой издевательский тон, уж больно нелепым ей показался выбранный псевдоним. Право слово, что за странный укол в сторону рыцарей! Видимо, у этого наемника какие-то старые счеты с доблестными сирами.
- Он и разыскал. Я здесь, - коротко ответил альв, по-военному выпрямившись и не двигаясь с места.
- Милый мой гость, - Хильда обратилась к притихшему Джеану, - Благодарю вас за разделенную трапезу.., - виконтесса даже и не заметила, что юноша лишь пообгрыз одно яблоко за все пребывание в шатре, - Теперь ступайте отдохните, а мне нужно заняться делами...
...
На следующее утро караван двинулся в путь и вскоре достиг земель, в которых находился приют, без особых происшествий.

Отредактировано Хильда (06.04.2019 16:52)

0

13

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Услышав утвердительный ответ, Джеан порядком взбодрился, даже улыбнулся: если и не удастся решить проблему силой, на какое-то время незваный сосед все равно поутихнет. Если в землях Клана Тьмы постоянно будет происходить что-то этакое, недолго привлечь и вышестоящее внимание. Уж кем там бы там не приходился нынешнему Владыке Аса-Торес (да и приходился ли вообще?), едва ли его погладят по головке за шум, на который реагируют даже в соседних виконтствах. Собственно, после этого обещания леди имела все возможности запечь табирита целиком, он бы и словом не возразил. Первые минуты три, после к нему все же вернулись здравый смысл и самообладание. Парень взял вино, едва заметно втянул его аромат носом, наслаждаясь букетом. Альв не был особым ценителем хмельного, но тонкое чутье позволяло ему отличить дары вамфирских долин от кислого пойла троблингов. Он пригубил угощение, пытаясь собраться с мыслями и не смотреть на грозную хозяйку без нужды. От этого почему-то говорить даже заготовленную речь становилось сложнее:
- Я слышал, он вернулся еще до конца зимы. Но увы, до приюта новости доходят довольно медленно, - он повел плечами, осознавая, что в виконтстве с этим, похоже, еще хуже, а леди судя по всему предпочитает получать сведения первой и свежие. Если подумать об этом чуть глубже, можно было бы предложить ей помощь приюта по этой части, но... Табирит не был интриганом и осознавал, что как бы хороша ни была возникшая у него идея, предложить даме правильные условия сделки он не сможет. Тут нужен ум более изощренный, способный просчитывать ходы вперед и учитывать последствия. Например такой, как у настоятеля. Быть может, если подкинуть ему идею о том, что сирые странники, останавливающиеся изредка в сиром прибежище на ночь, могут знать много интересного, он найдет общий язык с леди Хильдой? - Вполне быть может, что граф вновь отправился на войну.
То ли женщина умела читать мысли, то ли что-то все же промелькнуло на его лице, пока Джеан обдумывал продуктивное сотрудничество. В ответ на выраженное желание пообщаться с отцом-настоятелем юноша высоко вскинул брови, но сделал усилие и промолчал, так и не уточнив ничего, лишь улыбнулся, вновь пригубляя вино. От внезапной смены декораций у него, честно говоря, закружилась голова, а вошедший показался достаточно опасным, чтобы захотеть убраться от него подальше. Честно говоря, рядом с леди монаху было намного спокойнее. Она словно образовывала глаз бури, с усилием раскручивая события, при этом оставаясь в относительной безопасности и комфорте, чего не скажешь о походном шатре или повозке с нервничающими слугами.
Парень нервно прижал губы и открыл было рот, собираясь воспротивиться: ведь в конце концов, именно он, в случае чего, знает местные тайные тропы, топи и холмы, знает, где можно остановиться на постой, а потому не может быть совсем уж бесполезен, если виконтесса задумала стратегическое планирование. Но потом он перехватил взгляд чужака и уши сами прижались к голове. Юноша коротко поклонился и медленно исчез за пологом шатра, шагая так неторопливо, чтобы его можно было окликнуть и позвать назад, если что.

Увы. Утром ему оставалось только пытаться разговорить молчаливых слуг о произошедшем ночью. Может быть, разумеется, вдовствующая виконтесса попросту нашла себе компанию на ночь, и уж на таком совещании ему точно места не было. Джеан даже плечами передернул, лишь подумав об этом. Но и усидеть на месте спокойно, глядя на знакомые пейзажи и не зная их судьбы, не мог. Оттого табирит и ерзал на месте, перебирая четки, кусая губы и всматриваясь в тающий туман. Вскоре ему почудилось, будто впереди мелькнула неясная фигура всадника. Монах выскочил из повозки, рискуя переломать себе ноги, и бросился вперед, догонять головные экипажи, выкрикнув имя виконтессы. Люди ли это Аса-Тореса или нет, но здесь возникала вполне реальная возможность наткнуться на разъезд с последующей дракой. Джеан чувствовал, что должен сейчас же, немедленно сделать хоть что-нибудь.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (27.04.2019 22:34)

+1

14

Расспросы Джеана о странном альве сводились к одному - то был какой-то наемник, почему и зачем он виконтессе в ее путешествии никто не знал. Накануне вечером он пробыл в шатре Хильды около часа, затем разместился на ночлег в одной из палаток, слуги соваться с расспросами к грозному альву не рисковали, а сам он предпочитал одиночество.
Выходку монаха с "выпадением" из повозки восприняли со смешками и переглядками - чего ожидать от прислужника Табири? Быть может, они проехали какой-то дорожный алтарь? Или священное место? Выкрики Джеана и просьбу позвать виконтессу были услышаны, к нему навстречу выехал из шапки каравана генерал Коннор. Это был мужчина средних лет с темно-рыжими усами и густой короткой бородой, облаченный в доспехи с гербовой накидкой дома Рэ'Дэльон. Его серые глаза пребывали в тени густых, постоянно нахмуренных бровей, и рассматривали монаха сверху вниз строго, но беззлобно. Коннор натянул поводья, останавливая коня и обращаясь к нарушающему порядок следования:
- Слушаю тебя, посланник Табири, что привело тебя в такое волнение?

Джеан по полученным сведениям, честно говоря, остановился на идее любовника и предпочел больше к этой теме мыслями не возвращаться. И без того голова кругом шла. В появлении в человеческом отряде альва странным в основном было то, что он притягивал внимание, и виконтесса не могла об этом не знать. С другой стороны, он вообще не знал плана женщины относительно дальнейшей судьбы обители. Быть может, наличие сразу двух альвов в отряде подразумевалось для каких-нибудь нужд?
Вообще говоря у него не было никакой необходимости думать об этом, все равно леди явно не намеревалась делиться с монахом своими планами. По всей видимости, ему отводилась роль скромного наблюдателя, и с ней Джеан категорически не справлялся. Не то, чтобы Аса-Нирас претендовал на звание героя и всеобщего спасителя, просто усидеть на месте было выше его сил.
Рассчитывая докричаться до леди и следя лишь за ее экипажем, альв только чудом не врезался в коня генерала, воззрился на него, вцепляясь в чужую сбрую, чтобы удержаться на ногах, приподнялся на цыпочки, заговорил, задыхаясь и сбиваясь:
- В-всадники! Там! Посмотрите же! Это может быть передовой отряд Аса-Тореса... Или его разведка... Если они нас обнаружат, - Джеан сглотнул. - Вы сможете защититься?.. Послушайте, - монах честно взял себя в руки, насколько смог, хотя и чувствовал себя глупее некуда. Хотя бы потому, что время безвозвратно уходило, как и караван мимо них. - Я знаю все местные дороги и болота, отчего бы вам не воспользоваться этим? Вы же не захотите попадаться на глаза его людям до того, как прибыть в обитель, верно?
Краем сознания табирит осознавал, что, собственно говоря, виконтесса не должна отчитываться перед каждым встречным землевладельцем. Что ей мешает, к примеру, попросту желать посетить святыню? Аса-Тореса ведь не в курсе, что приют есть, кому защитить, что весь этот караван туда и идет. Едва ли он станет кидаться на всякого паломника, что пересечет его владения. С другой стороны, на взгляд неопытного в делах военных Джеана, возможность до поры спрятать армию от разведки врага могла бы стать неплохим преимуществом.

От панических, но не менее наглых действий монаха сама лошадь возмущенно зафыркала, нервно подергивая ушами и перебирая копытами, да и ее владелец, генерал Коннор, натянул поводья, отводя скакуна подальше от Джеана. Его слова он выслушал напряженно, но в конце покровительственно улыбнулся в усы.
- Вы думаете, наша разведка работает хуже, чем монах, глядящий из телеги? Прошу Вас успокоится и взять себя в руки, посланник Табири. Мы ни от кого не прячемся. Это официальный визит ее благородия виконтессы в земли юности, пусть об этом знает каждый, кто встретится нам на пути! А теперь настоятельно прошу Вас вернутся в свою телегу и не сбивать шеренгу с ритма. Мы планируем достигнуть приюта до захода солнца...

Отредактировано Хильда (21.04.2019 13:22)

0

15

[NIC]Джеан Аса-Нирас[/NIC]
[AVA]http://i.yapx.ru/DdqzR.jpg[/AVA]
[SGN]Во имя веры![/SGN]

Монах, искренне переживающий за успешность дела, продолжал безумно переживать, что что-нибудь пойдет не так. К примеру, на караван без долгих выяснений и обсуждений налетит Люпин Аса-Тореса и все их расчеты накроются пушистым лисьим хвостом. Ей-богу, Джеану хватало и мысли о том, что сейчас в его руках жизни и судьбы всех обитателей приюта, чтобы переживать заодно за армию, виконтессу и конкретного этого верхового. Глядя на то, как бьет ногами по воздуху боевой жеребец, табирит несколько смутился и попятился, смущенно заметил:
- Конечно же, виконтесса имеет полное право посетить нашу скромную обитель, но разве не может статься, что на нас нападут прежде, чем мы будем готовы?.. - он осекся, заново обозревая стройные ряды армии, смутился. - Я просто подумал, быть может, они, к примеру, убили передовых.. - парень  окончательно смешался и даже сдал назад, нервно обернулся, выискивая взглядом нужную повозку. Прислуга любопытно наблюдала за ним, высунувшись из окон и даже дверного проема, радуясь хоть такому развлечению. Монах ощутил себя вдвойне глупее, взглянул туда, где видел всадников. Там кто-то был, точно был, но прятался в тени нескольких деревьев, украшавших равнину. И Джеан искренне понадеялся, что, во-первых, того типа видит не только он, во-вторых, что тот будет просто наблюдать, а не, скажем, спустит болт с тетивы арбалета вот прямо сейчас, вызвав сумятицу в "гостевом" войске. Но доказывать что-то прямо сейчас он тоже не мог.
Табирит поморщился, отворачиваясь и ощущая себя так, словно арбалет из теней уже смотрел ему между лопатками, побрел обратно к повозке. "Значит официальный визит виконтессы в земли юности?" Лицо у Джеана порядком горело. Эта замечательная легенда была напрочь уничтожена его рывком: сложновато найти логично объяснение наличию в обозе альва-табирита... Впрочем чем Шиархи не шутит, едва ли люди Люпина знают всех в лицо.
Парень уселся обратно, не реагируя ни на какие вопросы, хмуро размышляя о произошедшем и ежеминутно ожидая нападения. Напрасно, караван без особых проблем достиг ворот приюта, в которых процессию уже встречал бойкий Эверет Аса-Шан, лишь прихватив с собой нескольких жрецов помладше рангов и послушников, с интересом воззрился на гостей, ожидая, пока те покинут средства передвижения. Монахи бросились помогать прибывшим по мере сил и нужд.

Отредактировано Шкатулка Шиархи (28.04.2019 00:02)

+1


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Долг платежом красен, или Все вопросы - к богам!