Айлей

Объявление






04.06.2019 Вот и наступило лето!

Уважаемые игроки, на Айлей традиционно стартует летний режим. Что это значит? В этот жаркий сезон вас не будут дёргать, чтобы вы отмечались на форуме каждый месяц; администрация будет тихо и мирно заниматься ролевой, доделывая новшества и приводя в порядок то, что имеется; игра не прекращается, а, наоборот, поощряется; во флуде будет включен счётчик сообщений.

Тёплого и весёлого вам лета, друзья!



24.04.2019 Пришло время для вестей с полей!

1. Обращаем ваше внимание на появившееся описание организаций, существующих на Айлей: Организации мира
2. Продолжает дорабатываться матчасть форума: Новости мира Айлей
3. Еще раз обращаю ваше внимание на возможность заработать участием в сюжете: Мини-квесты
4. Идет интервью с Вирхаймонтом Саунтом, вы можете предложить свои вопросы: Вопросы для интервью! или поучаствовать в таком сами — Жертва для интервью!
5. Мы вас любим!


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Послание из Фасграна


Послание из Фасграна

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ПОСЛАНИЕ ИЗ ФАСГРАНА
Участники: Сам-Ри Ниэль, Алатайя
Место: Л`Оролен
Время: конец месяца Тармины
Описание: Отослав посланницу-альвийку с заданием в Фасгран, молодой Глава долго и безуспешно ждал от нее новостей. Мало ли, что может случиться в пути даже с опытным наемником?
Новость, впрочем, вернулась. Но не на тех крыльях, что ожидалось. Не та и не так.

+1

2

Беспорядочную толпу возбуждённых альвов составляли  в основном мужчины в простых льняных одеяниях и с самым нелепым оружием в руках. Дубины и молоты, огромные пики, сделанные из кос, страшные на вид, но мало пригодные в бою. Среди этих “воинов” земледельцы, кузнецы и представители других мирных профессий. Все они переселенцы, рискнувшие заселить пустующие до того территории у самого моря, мечтающие обрести новый дом, пусть даже на землях недавнего недруга. Условия мирного договора, как водится, не всем пришлись по вкусу. Однако, выступить в открытую против воли молодого главы дома Иллюзий, представляющего Л'Оролен в совете, значит навлечь на себя его немилость - не каждый решится. Потому и действуют недовольные всё больше тайно да исподтишка, а если и попадаются, то не сознаются в содеянном ни под каким видом. Именно от лица неназванного мятежника действовала Алатайя в Фасгране. Серия нападений на альвов-поселенцев всколыхнула общину, ведь вид каждой из жертв красноречиво указывал на тех, кто повинен. Несмотря на то, что альвы не могли в полной мере ощущать себя хозяевами нового поселения, их негодование обернулось волнениями, которые вполне могли послужить поводом для расторжения любых договорённостей. Речь зазывалы более всего походила на проповедь, в которой призывов к мятежу было куда больше, чем призывов к возмездию. Эта прокламация вызвала у Алатайи улыбку.
-До чего же легко истощённый тяготами жизни ум поддаётся на провокации и, кажется, обманываться фальшивой перспективе рад. - Наёмница не стала дожидаться развязки. Ей не было дела до судеб этих несчастных. Свою работу она исполнила сполна и плату за неё собиралась получить по мере.
Полукровка удалилась от Фасграна изрядно, когда заходящее солнце скатилось под облака. Она пересекала полесье, утопающее ныне в слякотной жиже. Позже, летнее солнце иссушит болотину, и можно будет ступать смело, а покуда Алатайе приходилось выверять каждый шаг, перепрыгивая иной раз с места на место, дабы не угодить в трясину.
В одно мгновение протяжный и очень тихий, на грани восприятия, звук донёсся до ушей полукровки. Он нарушал общую гармонию и более всего походил на стон. Звук повторился, а когда наёмница приблизилась к его источнику, сменился причитаниями и мольбой о помощи. Вероятно, её появление не стало незамеченным.
Прямо перед женщиной возник провал. Став у края Алатайя обнаружила, что на дне неглубокой ямы лежит девушка. Она была вся в крови и дрожала, точно терзаемый ветром листок, готовый вот-вот оторваться от черенка. С меркнущим светом угасала и её надежда на спасение. В слабом, едва различимом среди прочих звуков леса голосе, причудливым образом переплетались обречённость и отчаянное желание выжить. В яме скопилась грязная вода, а в стены и дно были вбиты деревянные копья, одно из которых вонзилось бедолаге в плечо. Над провалом вздымался омерзительный миазм гниения, разложения и крови. Пожалуй, уже ничего не смогло бы помочь той, что попалась.
- Помоги мне. - С мыслимым усилием девушка разомкнула губы, чтобы повторить свой призыв. Было видно, что пленница пыталась освободиться, вырваться из ловушки, но тем лишь ускорила неминуемый исход. Сейчас у неё не было сил даже пошевелиться, она едва не теряла сознание.
- По-мо-ги-и-и…- Захрипела дева на выдохе. Алатайя отступила от края. Не смогла найти в себе сил и дальше созерцать агонию. Впрочем, как и совсем покинуть это место. Сострадание? Может и так.
Полукровка аккуратно спустилась в яму. Вонь усилилась и она скривилась, натягивая шейный платок повыше на нос. Женщина склонилась над альвийкой так низко, что могла уловить её сбивчивое дыхание. Девушка рядилась в мужское платье, а снаряжение её было сообразным снаряжению следопыта или охотника. Она глядела на избавительницу, широко распахнув глаза, из которых, оставляя на лице липкий след, лились слёзы. 
- Тш-ш-ш...Не плачь. - Алатайя приложила свою ладонь к её щеке, даруя последнюю ласку. - Ты же знаешь, этот клинок не ведает зла. - Неуловимым движением она выхватила стилет и нанесла смертельный удар, прекратив страдания. Издав горлом какой-то неопределённый звук, альвийка застыла, запрокинув голову. Её слёзы высохли очень скоро.
Наёмница ощупью исследовала тело. Женщину не интересовало оружие, деньги или личные вещи. Она хотела понять, кем числила свои дни эта незнакомка. Во внутреннем кармане кожаного дублета оказалось послание. Тростниковая бумага чуть промокла от крови и размякла с уголка, но прочесть то, что написано, покуда было можно. Ничего особенно интересного - обычное донесение. Сколько именно поселенцев прибыло в Фасгран. Сколько земель, пригодных для земледелия удалось освоить. Сколько посевов уже завершено. Было даже несколько строк про стычки с местными жителями, но ни слова про возмущения и смуту. Всё ничего, но текст был сложен каким-то особым образом. Алатайя постоянно спотыкалась о слова, нарушающие ритмику повествования. Такое бывает, когда кто-то желает сокрыть истинную суть сообщения от излишне любопытных глаз.
- И вправду, это же шифр. - Наёмница не раз прочла донесение от края до края, но разгадки так и не нашла, что несколько её разъярило.
Решение пришло неожиданно. На пергаменте обнаружился оттиск - герб дома Иллюзий вамфири, почти прозрачный, словно размытый нарочито.  Алатайя решила доставить послание. Кто знает, какой выгодой для неё может обернуться эта авантюра.

0

3

Пепельная Сол, как она себя называла, исчезла уже достаточно давно, и это не могло его не беспокоить. Правду сказать, дел у молодого Главы хватало и без того, как минимум нужно было выявить и убрать шпионов, тем более подосланных теми, кто поддерживал Кагана и жаждал мести. К ним же относились желающие узнать истинную причину внезапной кончины могущественного Главы. Проблемы за спиной в ближайшее время могли создать немало трудностей, поэтому многочисленные планы включали в себя необходимость выяснить отношение других подданных к новому Главе, определить время ближайшего Совета – в его необходимости сомнений у него не было, поставить на контроль дела с вульфарами… Стратегия недавнего птенца включала обеспечение Дому спокойную, сытую жизнь, эпоху расцвета наук и образования. Магия - это чудесно, как показал лично его жизненный опыт, она не способна ни уберечь от предательства, ни спасти самое дорогое сердцу создание - даже самые лучшие из магов!, ни предотвратить вторжение монстров, способных сжигать поля и рискнувших встать на пути простым прикосновением. Магия не способна даже спасти вымирающий от голода народ альвов, которому и природа, и магия ближе, чем всем остальным. Не настало ли время поразмыслить о других, более рациональных возможностях? У самого Сам-Ри, увы, конкретных идей было немного. Зато они наверняка были у других, стоило лишь основать школы, не связанные со служением богам и магией...
Фасгран должен был стать одним из первых успешных проектов, наглядно показывающих, насколько союз может быть выгоднее вековой вражды. Город, основанный договором альвов ветви Воды, Домом Света вамфири и подкрепленный финансами Лигвы! Как ярко, как богато он мог бы расцвести, если подойти к делу с умом, если правильно подобрать культуры и опереться на опыт вамфири, на знания, накопленные веками! Молодой Глава даже прицокнул тихо и покосился за окно. Но ведь все это чудесное предприятие возможно лишь в том случае, если в Фасгране все ровно и спокойно, и если вамфири и альвы живут в мире. Но где же Сол?..
Поразмыслив, Сам-Ри пришел к выводу, что, возможно, девушка сочла, что информации собрано недостаточно, и понемногу отсылает ее в тот самый храм Табири, где они встречались перед отъездом. Конечно, она должна была послать сначала весть, но... Птенец недовольно поморщился и приказал подать лошадь и малую охрану, как тогда, при первой встрече со шпионкой. Он, разумеется, рисковал собственной шеей, и возможно, впустую и бессмысленно. Но будущее, каким оно представлялось Главе, заслуживало таких рисков.

+1

4

Путь от Фасграна до владений дома иллюзий занял у Алатайи чуть больше недели. Для того, чтобы не привлекать к себе чужого внимания, приходилось передвигаться в сумерках, сторонясь оживлённых трактов и ненужных встреч. Одновременно с этим, никак нельзя было удалиться слишком далеко, ведь в таком случае полукровка потеряет возможность слышать перешёптывания и сплетни местных жителей, в которых, при должном умении, не очень-то и трудно углядеть зерно истины.
Так женщине стало известно, что у дома Иллюзий появился новый Глава, да не абы кто, а обращённый не так давно альв - птенец могущественного вамфири Кагана, правившего безраздельно не один десяток лет, а ныне почившего безвременно. Узнала она и множество версий причин его смерти, среди которых наиболее убедительно звучала версия предательства со стороны молодого приемника. Выяснила, что не все вамфири приняли его правление, и нынче внутренние распри грозят великому дому не меньше проблем с соседями, которые наверняка не побрезгуют воспользоваться неразберихой вокруг этого события.
В свете подобных знаний стало понятно, зачем был нужен союз с альвами, освоение новых земель, строительство  поселения на территории дома Света, а возможно и вовсе полная интеграция обездоленного народа, которая позволит усилить союз двух правящих домов новой кровью и новой мыслью. Теперь Алатайя в полной мере уразумела замысел своих нанимателей, надеявшихся недопустить подбных свершений, неся смуту в ряды переселенцев и провоцируя конфликт.
Чем ближе подбиралась наёмница к замку Главы, тем явственней понимала, насколько глупа и одиозна сама идея встречи с ним. Ей ни за что не пробраться, минуя охрану. Ей не дадут даже заговорить, чего уж там. Да и что она скажет? Я несу весть павшей? Но что, если эта дева и вовсе никак не связана с вамфири? Вдруг, она выкрала донесение для кого-то из альвов, или, может, вульфар? Сомнения поубавили решимость наёмницы и тяготили её, как никогда.
В своём пути Алатайя достигла храма Табири, величественного строения с высокими колоннами, карнизами, богато украшенными лепниной и высокими стрельчатыми окнами, создающими иллюзию, что здание вот-вот воспарит, презрев земную твердь. Женщина ходила вокруг храма уже несколько часов. В одно мгновение ей показалось, что её присутствие уже давно не тайна. За нарушительницей наблюдают издали, дозволяя присутствие. Именно это чувство подсказало ей весьма бесхитростное и безыскусное решение, которое, впрочем, могло сработать.
- Именно так. - Рассудила Алатайя про себя, придя, наконец,  к рассудку.
Она пробралась в храм, туда, где хранились летописи и древние фолианты, взяла один из свитков, подняла шум и дала себя поймать. Побрыкалась для виду, клацнула зубами пару раз, да оцарапала одного из служителей, частично трансформировав кисть. Нет, не из жажды убийства вовсе, лишь для большей убедительности. Её скрутили и упекли в келью - комнатушку с низким потолком на подземном уровне, без окон и с одной единственной дверью, которая, само-собой, запиралась на ключ. Последним, что ей удалось услышать был оклик.
- Отправьте вестника! В храме Табири пойман лазутчик вульфар! - А дальше удаляющиеся шаги и гулкая, гнетущая тишина,  в которой весьма удобно придаваться угрызениям совести и любым другим терзаниям, чем и занялась Алатайя до срока. Женщина придирчиво рассматривала руку. Морщилась брезгливо, вычищая грязь, кровь и кожу из под ногтей. И в целом выглядела подавленной.
- Надеюсь, это проклятущее донесение не стоит таких жертв... - Сложно недооценить стремлений полукровки, решившейся на частичную трансформацию во имя... Во имя чего-то неузнанного, но интригующего в достаточной мере.

+1

5

Храм выглядел до отвращения обыденно. Никаких растерянных жрецов, охраны на стенах или еще хоть чего-то, способного хотя бы намекнуть на появление в почтенных замшелых стенах внезапных новостей, которые некому передать. И даже гонца отправлять боязно, как бы не убили, а быть может, и не было никакого донесения до настоятеля, а просто посланник Сол кружит у стен, негодуя о невозможности связаться с заказчиком?
Новый Глава приподнялся на стременах, внимательно осмотрелся, не мелькает ли за деревьями любопытный силуэт, прячущийся от внимательных глаз его охраны. Еще одна неразрешимая трудность - как защититься от недругов и при этом не упустить новостей из тени? Вамфири недовольно поморщился и направил коня в распахнувшиеся навстречу ворота, изъявив, как и в прошлый раз, желание помолиться Верховному богу в уединении. Если у служителей и возникли вопросы касательно новой странной привычки повелителя, то они оставили их при себе.
Сам-Ри действительно прошел в ту же самую келью, внимательно, до рези в глазах вглядываясь в каждую тень, поднимая легкий ветерок, чтобы заметить любой живой объект поблизости, способный искать его внимания. В этот момент он рисковал сильнее всего. Пожелай кто-нибудь из родовитых семей, алчущих короны, сменить Главу - и шанс был бы идеальный! Посему целых двадцать минут молодой повелитель Дома Иллюзий сидел, как на иголках, не дождавшись ничего особенного, вышел из кельи - и обнаружил, что неторопливая сонливость местного существования грубо нарушена. Видимо, молитва Табири все же была удачной, тот услышал его и послал знак. Никак иначе это расценить парень не мог, и потому почти не сомневаясь потребовал отвести его к пойманной лазутчице. Участия вульфаров, правда, в этом деле никак не предполагалось, но лично допросить оную шпионку - уже неплохо. От таких поворотов широкой души Главы служители все же онемели и попытались робко возражать, что они не имеют права так рисковать его драгоценной жизнью. Но обладатель драгоценной жизни был непреклонен, и потому сдавшиеся жрецы уже через несколько минут впустили Главу в келью, оттеснив до поры ее обитательницу в дальний угол. Впоследствии там ее удерживал с помощью длинного копья один из стражников, которых Сам-Ри оставил при себе - всего двоих. И это на его скромный взгляд было разумной предосторожностью:
- Итак, как ты понимаешь, твоя жизнь целиком зависит от того, что у тебя есть, чтобы поведать мне, - с ленцой сообщил он, устраиваясь на принесенном кресле. В том, что женщина как-либо связана с Фасграном, он сомневался все больше, а изучив представшую перед ним полукровку, усомнился и в том, что она действительно лазутчик. Это насколько надо было обезуметь оборотням, чтобы посылать к жадным до человеческой крови медлительную помесь вместо нормального быстрого и способного прикинуться зверем вульфара? Впрочем, конечно, всякое могло быть, а давить на нее здесь, в храме Табири, где полукровок выхаживали и растили, ему и не позволят особо. Жаль. - Кто ты такая и что делаешь в землях вамфири?

+1

6

Удивительным образом складывались события. Всё же у судьбы отменное чувство юмора. За ней явились очень скоро. Алатайя даже не успела толком обдумать, что именно она скажет. Какие слова способны заинтересовать того, кто отнесётся к ней изначально враждебно? На самом деле, теперь разыгранный план не выглядел таким уж удачным. Действительно, что мешало вамфири расправиться с нею на месте? За нарушение границ, например. Оставалось лишь сетовать на то, что чин, явившейся её допросить окажется заинтересован в конструктивном диалоге, а возмездие отложит до случая.
Звуки, сопровождавшие процессию за дверью, слышались истинной какофонией. Идущие по коридору носили разную обувь, ступали в разном ритме и явно принадлежали разным весовым категориям.
- Один, два, три…- Шаги отражались от каменных стен подвала и совершенно не поддавались подсчёту. У самой камеры визитёры замешкались. Были различимы препирательства и какая-то возня, словно служители не желали пропустить внутрь того, кто явился по её душу. Но тяжёлая створка двери таки распахнулась. Наёмница отпрянула к стене, приняв оборонительную позу. Да, у неё забрали всё оружие. Всё, что сумели найти. Всё же жрецы, какому бы Божеству они не поклонялись, способны в песнопениях, но совершенно беспомощны в войне. При полукровке остался стилет, спрятанный в голенище сапога. Однако. использовать его сейчас - поставить росчерк в истории своей бесславной жизни.
- Сколько же вас… - Алатайя ошарашенно и даже затравленно озиралась по сторонам, обескураженная необычайным столпотворением, случившимся в её камере. Двое стражников, жрец и, собственно, сам дознаватель вида аристократичного и надменного. Сразу ясно - не абы кто. Хотя, кто знает этих вамфири...
- Как славно, что молодой господин оказался таким любознательным и позволил мне слово. - Женщина начала лилейным тоном, мягко и плавно, дабы никто не смог уличить её в излишней грубости. 
Я лишь исполняю предсмертную волю... - На этих словах наёмница запнулась. Остриё копья больно царапнуло кожу. Стражи были напряжены так, словно сопровождали не чинушу средней руки а главу дома, не меньше. Эдакое рвение вполне себе могло закончится неприятностью, потому Алатайя решила не играть в кошки-мышки и выдала как на духу. В конце концов, какая разница, кто заплатит ей за чужое донесение. Да, она посмела понадеяться на вознаграждение.
Послание. Мне нужно его доставить. Увы, та, что обратилась ко мне на смертном одре не успела назвать имя… - Здесь полукровка решила схитрить. Вряд ли удастся поймать её на лжи. - Она обозначила лишь это место. И, если ваши ретивые войны позволят, я немедля вручу вам конверт. - Сперва Алатайя развернула руки, показывая пустые ладони, а после, очень-очень медленно потянулась к потайному кармашку за воротом рубахи.
Конечно, ей не дали передать послание лично. Один из стражей бесцеремонно вырвал его из её рук и передал знатному мужу, склонив пред ним голову в почтении. Осталось лишь дождаться реакции на то, что написано в донесении. По ней уже можно будет судить о том, справедливо ли просить награды.

0

7

Когда-то, в бытность беспечным молодым принцем, Глава бы проигнорировал саму мысль о потенциальной опасности. Но то ли к счастью,то ли нет, став Главой Сам-Ри некоторым образом пересмотрел свои прежние привычки. Хотя в данный момент его по-прежнему безумно раздражала мысль о том, что слишком большое число людей может услышать и увидеть то, что не предназначено ни для их ушей, ни для их глаз. Но выбора особого, увы, не было. Ему остро необходимы были хоть какие-нибудь новости из других земель, возможно, способные пролить свет на происходящее в Фасгране. Правда, ни интонация женщины, ни ее жесты вамфири заочно не понравились. По ним влегкую можно было предположить, что это ловушка. Но для того, чтобы ее поставить, нужно точно знать, куда, когда и зачем был отправлен посланник. С учетом тайны, в которой это было сделано, всяко выходило, что шансов угадать вслепую у, скажем, чужой разведки нет. Выходит, если послание хоть каким-либо образом укажет на судьбу Сол или несчастного поселения, можно сразу предполагать, что либо шпионка все же рассекречена - что, кстати сказать, все равно будет крайне грубо, все земли Света - его, он имеет право посылать своих людей здесь куда угодно!, - либо у нее не было иного способа связаться с ними.
Либо Фасгран встрял в настолько крупные неприятности, что личность хоть какого-нибудь посланника, способного добраться до земель радетеля, уже не имел значения.
Глава заставил себя стиснуть клыки и еще более неспешно-ленивым движением, будто и не держит он в руках судьбы сотен созданий, и даже не особенно заинтересован, развернул, вчитался. Нервно сжал губы - всего на мгновение, сдвинул брови и торопливо взял себя в руки. Судя по почерку, писала его сама Сол, разумеется, почерк можно подделать, но отпечаток перстня уж больно знакомый. Посмертное - выходит, разведчицу убили. Кто? Почему? С какой стати на его землях какие-то неизвестные личности имеют хамство убивать его же людей?.. Похоже, расследование придется продолжать. И отчего в том самом послании упоминается такая незначительная деталь, как рыжая девушка в одеяниях благородной в горах?
С другой стороны, чистокровной альвийке действительно нечего было делать там, на перевале, в самом сердце земель вамфири, да еще и в одиночку. Фасгран определенно требовал особого внимания.
Глава встал и посмотрел на "добычу" жрецов, прикидывая, насколько она может быть опасна. Впрочем, ему все равно понадобится новая разведчица, не так ли?..
- Доставленная тобой информация не слишком важна, однако кое-что полезное я из нее почерпнул, - сообщил Сам-Ри с таким видом, словно беседовал со стенами. - И я хотел бы знать, что ты захочешь в награду. И учти, - вамфири наконец соизволил сосредоточиться на собеседнице полностью, по крайней мере внешне, - от твоего ответа зависит твое дальнейшее будущее и мои прочие к тебе предложения.

0

8

Не мудрено, что молодой господин ощущал своё превосходство. Оно было неоспоримо. И даже желание подтвердить своё подавляющее любую прочую волю влияние изрядной долей самодовольства было понятно. Мыслимым усилием Алатайя сдержала гримасу. Пусть напускная, но учтивость, завсегда сбережёт от гневливых выпадов, которые, как правило, имеют весьма и весьма неприятный последствия.
- Хочу ровно столько, сколько было обещано той другой. Полагаю это справедливо. - Немедля сообщила женщина своему дознавателю. Алатайя оставила расшаркивания и теперь говорила сухо и безэмоционально. Разве что немного деловито.
- Прочие предложения уместны ли? - Женщина допускала, что её слова могли быть восприняты неоднозначно. Более того, окажись она на месте этого знатного вамфири, сама себя заподозрила бы в убийстве посланника сперва-наперво, и потому, предупреждая расспросы, полукровка молвила.
- В её смерти вини не меня, а случай. Я нашла деву, истекающей кровью,  в зловонной звериной яме. Как  угораздило её, не ведаю. - Алатайя специально допускала отталкивающие уточнения. Ей хотелось понаблюдать, как это милое, безупречно породистое аристократичное личико исказит отвращение. Пренебрежение и бесстрастность, безусловно, добавляли собеседнику обаяния, но нет ничего более завораживающего, чем проявление чужих неподдельных эмоций. Они прекрасно оттеняют вкус личности.
- Не стоит понимать меня превратно. Я здесь, потому что знаю, что между строк того послания вплетён шифр, угадать который у меня, признаюсь, не вышло. То, что ясно, не стоит и медяшки - никто не позарится. Единственная возможность получить выгоду - доставить письмо адресату. - Наёмница рассуждала вслух не таясь, намереваясь подкупить своей откровенностью. - Девчонка и словом не обмолвилась ни о себе ни о своих целях, - паскудная улыбка приоткрыла её губы, - только молила о помощи. - Алатая наклонила голову на бок, стирая кивком капельку пота с виска. Как бы она не рядилась, испарина, покрывавшая её лоб, более чем красноречиво говорила о нервенности и напряжённости обстановки.
В тесной каморке, переполненной ныне людьми, очень скоро стало трудно дышать. Жрец в длинном балдахине обмахивал себя золочённой рипидой. Вероятно его мучения стали невыносимы, и он взмолился, тяжело опираясь на стену.
- Господин,  не много ли чести этой! - Старец раздражённо махнул рукой, с зажатым в кулаке металлическим опахалом, в сторону Алатайи. - Она незваной проникла в наши земли, и сама созналась в том, что умысел её не добр. - Служитель принялся канючить отповедь. - Судить её как преступницу. И да будет на всё воля Табири! - Жрец изобразил одухотворённое лицо и закатил глаза к потоку, шепча короткий стих, в котором молил высшие силы о прощении за то, что попусту потревожил священное имя.
Алатайя пренебрежительно фыркнула и не стала обращать внимания на причитания старика.
- Если довериться мне не побрезгуешь, к твоим услугам. - Алатайя едва, насколько позволяли вострые наконечники копий, поклонилась. - Я достойна занять её место и многое делаю лучше.

0

9

- Столько же, значит.. - у Сам-Ри непроизвольно дернулась бровь. Какова наглость! Девушка, которая пропала, должна была добыть информацию, собрать ее, проанализировать, подготовить отчет и зашифровать его. Что она, судя по всему, и сделала. С чего бы ему платить бродяжке, которая вполне могла и убить несчастную, если заметила пакет?
Глупость конечно, так не наубиваешься каждого посланника, но все же?
- Почему я должен платить тебе, - он выделил последнее слово и с какой-то ленцой чуть наклонился. - За чужую работу? Разве ты знаешь, сколько и за какую плату делала несчастная? - Глава отвернулся, прокручивая в голове варианты. Вот уж да, дышать становилось невмоготу, и разговор надо было сворачивать хоть куда-нибудь. Парень непроизвольно передернулся при упоминании деталей смерти посланницы и вдруг сообразил, что его прежние мысли о покушении вполне могут иметь под собой нехилые основания. Но для этого придется выпытывать неаппетитные подробности произошедшего у женщины, и уж конечно не здесь. Обитель Табири вообще скверное место для таких разговоров, поэтому бывший альв, словно очнувшись, дернул ушами и мягко склонил голову, просверлив чужачку таким взглядом, словно силился узреть ее суть.
- У меня нет причин доверять тебе. А ей я доверял, - сообщил он почти нормальным тоном. - Но нам есть, о чем поговорить,и расставаться нам пока, боюсь, рановато. Надеюсь ты не против сопроводить меня в замок Света, там более подходящие условия.. для беседы.
- Но Светлейший! - возмутился было жрец, но парень прервал его коротким жестом нетерпеливого юнца, которому недосуг выслушивать дальнейшие домыслы. Служитель посмотрел на него в ответ как-то странно, но покорно смолк. Разумеется, мнение пленницы по поводу его решения Сам-Ри не интересовало. Он приказал подать ей осла и, первым вскарабкавшись на своего скакуна. под прикрытием зонта помчался обратно в замок, обдумывая по пути вопросы, которые нужно было задать чужачке и заодно просматривая послание, разгадывая шифр и приходя к очень неутешительным результатам, требующим некоторых проверок.
По прибытии на место женщину на некоторое время даже оставили в покое, позволив вдоволь наесться и напиться, но ни на минуту не выпуская из внимания. Разрешив свои сомнения и мелкие дела, Глава поторопился в ее узилище, больше смахивающее на очень скудную комнату, как бы намекающую, что если обитательница оного будет упрямиться, все может стать куда хуже. Соваться к потенциальному оборотню в клетку в одиночку бывший птенец, разумеется не стал, сочтя, что один воин погоды не сделает, и вместо приветствия первым делом поинтересовался:
- Так ты нашла ее умирающей или мертвой? - он не забыл предыдущих речей, просто хотел проверить, не собьется ли пленница, выдавая собственную ложь, и уточнить некоторые детали. Сам-Ри не на шутку забеспокоился, памятуя, что вручил Сол в качестве гаранта безопасности собственную печатку. То, что кто-то нарушил его неозвученный приказ, не могло не волновать новоявленного Главу. Он просто-таки чуял, что здесь завязалась какая-то очень жестокая интрига, но пока не понимал - какая конкретно.

+1


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Послание из Фасграна