Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


17.10.2017 Не смотря на небольшой и тотальный завал, жизнь продолжается. Определен лучший пост лета! Готовится праздник Самайна/Хеллоуина, к празднику аватар менять не надо! Конкурс Старинная легенда продолжается!

25.09.2017 Друзья, мы рады вам сообщить, что на форуме были добавлены новые сюжетные линии, с которыми рекомендуем ознакомиться каждому участнику, чтобы потом не возникало вопросов.
На форуме взял старт конкурс Старинная легенда, где каждый может предложить сказку, легенду или миф, связанные с миром. Не стесняйтесь созидать и радовать нас своими творениями! Вдобавок к этому было начато голосование за Лучший пост лета! Помогите отважным участникам получить заслуженные награды.


Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » Тайны прошлого » Живой источник


Живой источник

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ЖИВОЙ ИСТОЧНИК
http://i82.fastpic.ru/big/2016/0925/bd/a1bb0c7dd127a4e7ed4d6e54dd2df5bd.png

Участники: Рэн, Фраара Дис Дхарш
Место:  Горы грэмов
Время: Пару месяцев назад
Описание: По подземному городу прокатились шепотки. Мол, нашло семейство рудокопов волшебный источник, в котором каждый день новые драгоценности появляются. Стоит ли говорить, что многих мгновенно охватила «золотая лихорадка»? Кому-то просто было интересно. Кто-то искал наживы. Вот только источник тот находился в тропах, которые давно признаны смертельно опасными из-за вероятности обвала.
Да и камни, что покупал кто-либо, со временем стали проявлять необычный эффект. Как только десяток рудокопов той самой семьи не вернулся из очередной экспедиции – некоторые из грэмов взволновались. Когда как глава семейства был преисполнен желанием нажиться ещё.

0

2

Луне и звездам не разогнать царящий в царстве грэмов полумрак, этим небесным фонарикам в подземное королевство входа нет. Он такой вязкий и липкий, что, кажется, стелется пеленой перед глазами, покрывает плесенью городские улицы. Кицунэ невольно прилипла к витрине ювелирной лавки. Сверкающие побрякушки завладели всем ее существом, заставляя слюну невольно капать на мощёную камнем улочку.
- Блестит, - завороженно просипела хвостатая, царапая когтями стекло ветрены, - хочу блестяшки себе…
- Прочь, вредитель! – вылетевший из двери грэм огрел кицунэ метелкой по хребту.
Басистый глас хозяина ювелирного магазинчика прозвучал как гром среди ясного неба. Лиса подскочила на два метра в верх, ее черепушка после встречи с массивной вывеской издала какой-то слишком уж пустой и жалобный звук. Как будто голова у Рэн была изготовлена из отборных пород осины и набита чистейшим ничем. Лиса успела икнуть в полете, а потом земля матушка добила девушку ударом в спину.
Вообще, сама Рэн не успела сообразить, что к чему и мешком повалилась на землю. Отплевываясь от залипших в горле ругательств девушка недовольно дергая хвостом, посмотрела на источник своих неприятностей.
- Возвращайся, когда заработаешь денег, бездельница, - проворчал уже остывший грэм, и угрюмо побрёл в свою обитель, - золото, нужно больше золота…
Да, точно! Желтый метал! Его можно обменять на блестящие вещички… а может спереть? Лисица лукаво покосилась на двух охранников, что сверлили ее внимательным взглядом. Девушка подмигнула мужчинам и вприпрыжку погарцевала восвояси. Вот и жадины… но вдруг ее привлек дурманящий запах неприятностей. А точнее, какие-то подозрительно заговорщицкое шепотки бородатых обитателей подземелий. Любопытно… И разговоры из разожгли интерес Рэн. Теперь он не ласково грел, он - испепелял. И испепелял, разумеется, здравомыслие.
- Значит волшебный клад… - улыбочка невольно перекосила мордашку кицунэ, а чертенок на плече пел соловьем пел о том, сколько чудных камушков она сможет найти.
Только вот желающих отправиться в поход почему-то было маловато… странно. Благо, лиса была не столь умна, чтобы поинтересоваться о причине подобной осторожности. Слабоумие и отвага, господа. Осталось только найти проводника по этим подземным тропам. А там уже с ее способностью чувствовать клады на расстоянии они без труда найдут волшебное место.

+1

3

Возвращаться домой было… странно. Фраара не так представляла себе это. В ее мечтах она ступала по грэмским горам гордо, ни от кого не прячась, и сама была другой – повзрослевшей, разбогатевшей, сильной и уверенной. В реальности она оставалась такой же маленький, такой же осторожной, и по деревням грэмов она шла, глубоко спрятав лицо в плаще. Боялась, что кто-то из знакомых увидит ее, запыленную оборванку, и донесет отцу.
Слишком рано.
Но все-таки это был ее дом. Когда она услышала от бродячего торговца о загадочном источнике в грэмских горах, она не могла не явиться на зов. У грэмов редко творилось что-то, выходящее за пределы общины – обычно все новости сводились к тому, какого козла подстрелили вчера в горах, какую жилу нашли сегодня в обманчиво-порожняковой породе, какая девица из многочисленной родни на этот раз принесла родителям в подоле ребенка. Но чтобы волшебный источник… о котором говорят не только грэмы, но и торговцы-люди – более того, некоторые будто бы сами испытали на себе эффект его каменьев… Это не могло не заинтересовать.
Чем ближе Фраара подходила к горам, тем больше она встречала людей, знакомых с этой байкой. Некоторые клялись, что сами испытали на себе чудодейственные свойства каменьев, вот только эффект у всех был разный. Кто-то говорил, что стали сниться кошмары, и девы-мертвячки приходили душить его каждую ночь. Кто-то жаловался на ослабшее здоровье. Кто-то, наоборот, испытал подъем сил и духа. Один даже признался по секрету (на что Фраара никоим образом не напрашивалась и предпочла бы об этом не знать), что после каменьев он снова стал силен в постельных делах.
Как бы то ни было, люди относились к загадочному источнику именно как к байке, которой можно рассмешить приятелей ночью в кабаке. Но когда Фраара ступила на территорию грэмов, положение сменилось. Грэмы при упоминании волшебных каменьев трижды плевались, хмурились и готовы были прогнать Фраару за порог. Она узнала, что уже дюжина рудокопов пропала в поисках заветного места. Впрочем, грэмы считали его скорее проклятым. Зная свой неразговорчивый народ, Фраара прекратила расспросы.
Но не отказалась от мысли разобраться, в чем тут дело.
Обвалов она не боялась. Юные грэмы вообще обвалов не боятся, уповая на свою магию – пока первые камешки размером с лошадь не начнут валиться с потолка им на головы. Фраара думала, что как-нибудь выберется из-под обвала. Удавалось же ей выбираться из неприятностей ранее.

Фраара закончила заплетать волосы в косы и подошла к каменному зеркалу, старому и покрывшемуся сетью трещин, которое кто-то из сильных магов поставил в углу ее комнаты годы назад. Прищурилась, критически осмотрела свое отражение и осталась довольна. Рубаха с богатой вышивкой задавала тон всему наряду, отвлекая внимание от потускневших растоптанных сапог и протертых штанов (Фраара считала, что штаны пригодны к использованию, пока на них еще держатся новые заплаты). Рубаха эта принадлежала покойной дочке хозяина постоялого двора, где Фраара остановилась. Она купила ее по дешевке. На большее, чем донашивать рубахи за мертвячкой, у нее деньжат не хватало, а впечатлить Чхардака ко Яшменного хотелось.
Фраара поправила пояс, укрепила на портупее топор и набросила сверху тяжелый меховой плащ, хорошо защищавший ее от зимней непогоды. Плащ этот она сняла с убитого ею разбойника еще в людских землях – а тот, судя по всему, содрал его с какого-то дворянина.
Закончив одеваться, грэмка вышла в город и пошла к поместью Чхардака ко Яшменного.
Было раннее утро. Магазины только-только открывались, рудокопы начинали собираться на работу, и на улицах прохожие встречались редко – только пропащие пьяницы, забывшие и работу, и дом. Кроме них Фрааре у самого дома ко Яшменного попалась девчонка в черном плаще. Она была выше всякого грэма на две ладони, и Фраара подозрительно покосилась на нее, прежде чем войти в ворота.
Чхардак как раз присутствовал во дворе, снаряжал в путь отряд – кажется, из наемников, потому что их было больше, чем у Чхардака могло быть сыновей.
- Да будет Лориайл милостив к тебе, господин Чхардак ко Яшменный, - торжественно произнесла Фраара. Старые пердуны любят учтивость, даже среди грэмов. Глаза Чхардака впились в нее. Фраара поспешила продолжить: - Пронеслись слухи, что ты набираешь людей, чтобы добыли тебе каменьев у некоего загадочного источника. Если это правда, я желаю записаться в отряд.
Взрослые мужчины на лошадях, ко Яшменный, даже слуги, отпирающие ворота, чтобы отряд мог выехать со двора – все посмотрели на нее, и Фраара почувствовала себя неудобно.

+1

4

Грэмы - суровый народ, даже бойкая лисица поначалу стеснялась их пронзительных взглядов, смущенно переминаясь с ноги на ногу в тени. Но одной ей в шахту лезть не очень-то хотелось, духу не хватало. А в компании воинов можно и прыгнуть обоими ногами в неизвестность. Только вот как втиснуться в этот отряд? Ждать и надеяться — верный способ скоропостижно рехнуться. Благо иногда какими-то странными путями в жизни всё налаживается само собой. Вот и сейчас, некая грэмка решила пойти в поход за камушками. И ее вроде не гонят… Значит ли это, что не прогонят лису? Кицунэ, пафосно изогнув кончик длинного хвоста, скинула капюшон. Вообще, она ждала незамедлительных восторгов, но… она забыла выйти из тени. Грешные вурдалаки, да что со мной не так? Девушка раздраженно дернула ушком и прошествовала к толпе; как известно, у дураков и лис полностью отсутствует чувство такта, вот в чем штука.
- Благородные господа, - Рэн растянула клыкастую улыбочку,- вам крупно повезло! Только сегодня Боги послали вам… меня!
Покрутившись вокруг своей оси на носочке, девушка пошевелила ушами в доказательство своей волшебности. Самые лучшие приветствия всегда предназначены только для двоих: для того, кто эффекто преподносит свою личность, и еще для некоего гипотетического невидимого, вездесущего и всепонимающего собеседника, которого, скорее всего, попросту не существует. Почему? Да все дело в том, что члены отряда смотрели на кицунэ как на… чудище? Чудную зверушку? Пришельца? Айлейцы – такие непредсказуемые существа… Впрочем, нет, вполне предсказуемые, и это ещё хуже.
-Я…. Эээээээ… - ушастая начала жутко тупить, - я ну, кицунэ… это лисички такие, только духи и немного боги, но я к примеру мотыльков, усыпляю, кхе-кхе…
Уверенность в собственных силах растаяла, жаль во время опасности очень трудно сохранять веру в собственное могущество. Кицунэ в панике отступила к грэмке, что, как и она, решила поучаствовать в походе.
- Эй, - наклонившись к самому уху почти знакомой незнакомки, протараторила хвостатая, - почему они молчат? Это хорошо, или плохо? Они не берут девушек? Они охотники? Они не хотят делиться?
Проще говоря Рэн озвучивала каждую мысль, что вертелась в ее головушке, попутно продумывая план. Им не нужны никакие чудеса и волшебные лисы, значит нужно пытаются всучить насильно! Интересно грэмы суеверны?

0

5

Фраара вытаращилась на незнакомку. Та оказалась обладательницей длинных клыков (чего, по слухам, не было даже у вамфири) и невнятного имени. Кисунэ?.. Кисуня?.. В грэмском языке такого слова точно не было. Откуда она взялась?
Фраара перевела взгляд на Чхардака и поняла, что не она одна зависла, пытаясь переварить сказанное незнакомкой. Но Фрааре это было на руку.
- Не смотрите на мой возраст, сэр, я не пропаду в копях. Я опытная, умелая наемница.
Ложь. Но по сравнению с ложью этой кисуни – капля в море, никто и проверять не станет.
Мысленный процесс Чхардака отражался на его лице, как на страницах книги. Он был уверен, что Фраара лжет – и та, вторая, тоже. Что они обе погибнут, не добравшись до загадочного источника. Вопрос был в другом. А если кто-то из них вернется с камушками? Алчность ко Яшменного качалась на весах вместе с сочувствием к двум зеленым девочкам… и алчность перевесила.
- Эй, есть у нас еще кони? – окликнул Чхардак конюха. Тот посмотрел неуверенно.
- Господин, всех хороших коней уже увели. Остались Змеевик да Хромоног.
- Седлайте их, - отмахнулся Чхардак то ли от конюха, то ли от настырных девиц. Фраара просто понадеялась, что ей достанется не Хромоног.
- Благодарю вас, господин.
Пока слуги седлали коней, а остальные участники похода выражали недовольство задержкой, Фраара подозрительно шепнула клыкастой девице:
- Еще раз, кто ты?.. Вульфар? Маг?
Она говорила так быстро и с таким акцентом, что Фраара не все поняла из сказанного ранее. Вроде она упоминала мотыльков... что умеет усыплять мотыльков?.. Что за бред?

0

6

Господин ко Яшменный хранил молчание. Вообще, в этом треклятом дворе молчали все: грэмы, лошади, камни даже глас благоразумия решил промолчать. Молчали все, а Рэн – тихонько капала себе могилу. Музыкальное сопровождение для немой сцены обеспечило лисье сердце: ухает, сволочь ритмичная, как барабан троблинга-шамана. Позволю себе заметить, что обладать тяжёлым нравом и скверной репутацией чрезвычайно удобно. Про себя фыркнула кицунэ, впиваясь глазами цвета карамели в лик призадумавшегося работодателя. Люди искренне благодарны тебе уже за то, что ты не вытираешь о них ноги. Ну а любое самое сдержанное проявление дружелюбия и вовсе творит чудеса. И чудо свершилось!
- Вот это я понимаю – деловая хватка! Моё уважение, Господин!
Им еще и предложили халявных лошадок. Бесплатные блага грели сердечко любого оборванца, а лисы по своей натуре сходили от таких подачек Судьбы с ума. Девушка уже было метнулась знакомиться со своим дареным скакуном, но ее остановила юная грэмка, что теперь была ее товарищем по оружию.
- Кто я? – состроив обиженную мордаху, ушастая торжественно проговорила, - ты знаешь кто такая Рэн? Великая и неповторимая кицунэ, усыпляющая мотыльков? Так вот, сядь, а-то упадешь! Ведь Рэн – это я!
Фраара, кажется, натерла мозоль на том участке мозга, который заведует за восторги… Или она действительно не слышала о кицунэ? Ожидаемо, но все равно обидно. Лиса раздосадовано повела ухом, а затем зажала парочку голубоватых блуждающих огоньков.
- Я не маг, но магия меня породила, - да, я мастер объяснений может попробовать соврать? точнее, да я волшебница, что в результате ужасного эксперимента обрела силу общаться с потусторонними мирами! А кицунэ… это – моя фамилия, э-э-э-эм… Мое имя Рэн Кай-Кицунэ! – дама еще немного пошевелила извилинами, - и я - альв.
Паутинка лжи была успешна сплетена. Рэн тратила слишком много сил на то, чтобы сплести свои собственные сети, и на то, чтобы вырваться из чужих, но паутина устроена таким образом, что все попытки освободиться приводят к тому, что лиса увязла еще глубже.
- Ой, кажется нам запрягли лошадей.
Хвостатая схватила Фраару за руку и бойко потащила ее к двум животикам, что недовольно фыркали на конюхов, что посмели отрывать их от приема пищи.
- Какие милахи, - лиса с урчанием потерлась щекой о лошадиную морду, - как тебя зовут, красавчик?
Затем она запустила руку в походную сумку, откуда были извлечены охранные амулеты.
- Держи! – парочка подвесок полетела в Фраару, - нужно защитить наш транспорт от… злых чар!
Другие грэмам уже пресытились спектакли взбалмошной девицы, а их кони нетерпеливо били копытами и дико храпели, намекая, что к походу они готовы. Да и Ко Яшменный уже ощущал в руках принятую тяжесть самоцветов, что влекли его пуще драконьего клада.

+2

7

Фраара уже всерьез испугалась, что Рэн Кисуня – сумасшедшая. Да, это был именно страх; направляясь в обвалоопасную шахту на задание, в ходе которого пропало уже несколько рудокопов, хотелось бы быть уверенной в душевном здравии своих спутников. Но утешение ненадолго задержалось и вскоре сменило собой испуг.
Альв.
Вот в чем дело, подумала Фраара. Ну конечно. Все детали сложились в мозаику у нее в голове. Рэн Кисуня альв, поэтому она ведет себя как чокнутая. Все альвы прихрамывают на голову, тут уж грех их винить.
Продолжая трещать как сорока, Рэн схватила Фраару за руку и поволокла за собой. Грэмка воззрилась на нее с удивлением и отвращением – даже если бы земля разверзлась у нее под ногами и кишащий червями мертвец сплясал перед ней вприсядку, на лице Фраары не возникло бы выражения живописнее. Но Рэн на нее не смотрела и даже не замечала. Она уже терлась лицом об коня. Бедный конь (интересно, Змеевик или Хромоног?..) терпел и только пофыркивал.
Конюх уже суетился рядом с приступочкой – небольшой деревянной лесенкой. Ею пользовались все грэмы, поскольку были слишком низки, чтобы свободно взбираться даже на своих невысоких, крепеньких горных коньков. Фраара уже занесла ногу, когда Рэн вдруг швырнула в нее связку побрякушек. Связка врезалась в рубаху и отскочила; грэмка поймала ее в руку скорее инстинктивно, чем по осознанному желанию. А поймав, даже немного испугалась. Не будет ли отравлен дар от альва, не прокляты ли эти амулеты? Может, Рэн таким образом под видом добродушной простушки избавляется от конкурентов? Нет, сказала себе Фраара, это бред. Она альву не конкурент. Напротив, они союзники. Ей незачем держать на нее зла.
И все-таки Фраара не швырнула амулеты в грязь только потому что на нее все смотрели. Конюх, наемники, ко Яшменные – с нетерпением. Фраара поспешила влезть на лошадь, а связку амулетов сунула в напоясную сумку. Потом разберется.

…Итак, ей достался Хромоног. Старый-старый конь, мигом отставший от основного наемничьего отряда. Хромоног прихрамывал на заднюю ногу. Фраара скоро приноровилась к его порывистой ходьбе, но не сомневалась, что завтра вся ее задница окажется в синяках. (Если ты доживешь до завтра, шепнул внутренний голос). Впрочем, альву повезло не больше. Змеевик оказался не моложе Хромонога, да еще с громадным бельмом, покрывавшим весь правый глаз. Конь все намеревался убрести с дороги в зрячую сторону, и двигался он не быстрее Хромонога.
Фраара набросила на голову капюшон плаща и направилась вслед за наемниками. С альвом она пока не заговаривала, только косилась иногда. Единственное, что утешало – горы все поделены между грэмами, и территория ко Яшменного не может простираться слишком уж далеко. Ехать им недолго.

+2

8

Взгляды Фраары Дис кицунэ интерпретировала по-своему: слепое презрение ведь так легко спутать с удивлением, а презрительная гримаса… вот это уже обидно.
- У тебя такое лицо, словно все мои шкафы уже до отказа забиты твоими любовниками. И теперь ты пытаешься сообразить, как бы поделикатнее объяснить мне этот печальный факт, - издевательски прочирикала Рэн, лукаво подмигнула Фрааре.
Благо кицунэ не могут забивать свои светлые головушки подобными глупостями дольше, чем пара мгновений. И вот уже хвостатая шепчет наспех придуманные заклятия, вплетая ленточки в гриву своего верного Змеевика, а какие у него глазки были… заглядение! Но пора и в путь, тем более грямы были уже в седлах.
- Я забыла, как ездить на лошади, - смущенно шепнула хвостатая на ухо конюху.
- Садись и езжай, - проинструктировал ее грэм, весьма озадаченный, что альвийка-маг не представляет каким образом нужно обращаться с лошадью.
- Да, вспомнила, - ложь – пагубная привычка: стоит только однажды научиться, и тут же начинаешь лукавить даже наедине с самим собой.
Вот и чудно. Должно быть просто. Девица ловко запрыгнула в седло, скопировав манеру посадки Фаары. И эти странные штуки, что назывались «уздой», деловито загребла в руки.
*****************
Как ни странно, Рэн поладила со Змеевиком. Она не указывала ему, что делать, а он – не умирал. Только вот скорость оставляла желать лучшего, даже имея отличное зрение лиса с трудом могла рассмотреть факел ведущего отряд ко Яшменного, который то и дело скрывался в извилистых коридорах шахт.
- Бу-р-р-р-р-р, - громкий звук разорвал мирную тишину и монотонный цокот лошадиных копыт.
- А когда нас кормить будут? - проныла хвостатая девушка, отвлёкшись от разглядывания лошадиного затылка, так грубо прерванного громким урчанием живота.
- Б-р-р-р-р-р… – ещё раз повторил недовольный живот, напоминая о том, что вчерашний обед уже давно переварился, и уже давно пора бы переварить сегодняшний.
Змеевик обреченно заржал, в очередной раз замедлившись до уровня скоростной черепахи, намекая своей наезднице, что она как раз того веса, который он сможет увести, а если она набьет брюхо провиантом, то будет топать сама. На своих ножках.
- Фраара! Свет моих альвийских очей! – кицунэ грациозно повернулась в седле приняв позу «задом наперёд», - у тебя не найдется немного провизии для двух очаровательных существ, что обречены на голодную смерть?
Наемники впереди затормозили. Узнала об этом Лисица, когда ее Змеевик по причине своей слепоты налетел на лошадку одного из наемников. Чей конь испуганно взбрыкнул, едва не скинув своего наездника. Девушка выдала самую невинную улыбочку и тихонько спряталась под плещем.
- Мы приехали? Или отановились на обед?

+1

9

С ужасом Фраара поняла, что для остальных наемников она и альвийка – вместе. Ну а что? Обе молодые девушки, обе опоздали на общий сбор, обе тащились на своих коняшках позади процессии. Даже амулеты Фраара от альвийки получила. Тут уж открещивайся не открещивайся – не поверят, что не знакомы. И если альвийку сметут, Фраару сметут вместе с ней.
Грэмка цокнула языком, пуская Хромонога вперед. Кони поравнялись на узкой горной тропе, стоя круп к крупу. Тогда Фраара остановилась, опустила поводья и сгребла альвийку за шкирку. Та была ненамного выше ее и даже тоще (странно для альва, но Фраара не обратила на это внимания), так что сгрести, поднять и встряхнуть получилось легко.
- Значит так, милая моя, - свирепым тоном начала Фраара чуть тише, чем обычно, что выдавало ее гнев. – Ты едешь в хвосте колонны, не тормозишь, не опережаешь. Разговариваешь шепотом. Поняла? Ше-по-том. Когда я скажу «раз», ты получишь по своей альвийский тощей заднице. Когда я скажу «два», - Фраара повернулась, чтобы лучше было видно топор, - я вот этим вот снесу тебе башку, нашинкую ее, как капусту, и сожру на обед. Ты поняла меня?
Эта ничем не прикрытая резкость была нужна, чтобы заручиться покорностью альвийки. Тех, кто замедлял темп экспедиции без весомой причины, не любили. Это не только раздражает, но и – в подземных лабиринтах ли, в путаных ли горных тропах – может привести к тому, что часть экспедиции заплутает, и придется тратить время на ее поиски тоже… в лучшем случае. Фраара не сомневалась, что их-то искать не будут.
Хуже этого – альвийка тараторила без передышки своим громким, звонким голосом. Когда они ехали по горам! – она что, не слышала о лавинах? Что может случиться от ее тоненького голоска в подземельях, где не раз упоминалась опасность обвала, и думать не хочется. Фраара предпочитала предупредить все возможные трудности, а не разгребать последствия.

+1

10

Неважно, какая в жилах течет кровь… Неважно, кто твои родители, да хоть само Зло! Важно то, что у тебя внутри. У всех нас от рождения есть две руки. Две замечательные, сильные руки — их можно опустить в бессилии или залить по локоть кровью… Так вот, сейчас Рэн занималась первым, а Фраара – вторым. И активно так занималась, зараза!
- Грешные вурдалаки, - испугано пропищала перепуганная девица, плотно прижав дрожащие уши к голове, - я все поняла, ехать в шёпоте, разговаривать концом колонны.
Кажется, грэмка переборщила с устрашением, ибо хвостатая как-то подозрительно стала косить взглядом в сторону небольшой расщелины, куда можно было забиться в случае непоправимой беды.
- Но молчание альва – золото, - буднично отметила Рэн, наслаждаясь свободой, ибо Фраара всё-таки решила опустить ее на землю, - предлагаю сделку… еда взамен на мое примерное поведенье. Идет?
Девушка вопросительно склонила голову на бок, а глаза цвета карамели вспыхнули недобрым огоньком. Лиса в жизни знала только одну великую радость — есть вкуности, жить в этом мире, двигаться вместе с планетой, утопать в снегах зимой, бегать по лужам летом, рыть ходы в сугробах и спать в траве под свист перепелок и мигание звезд. Не было для нее ни большей радости, ни меньшей. Но одна забава пуще всех остальных мила ее звериному сердцу. Шалости. Для них нет неподходящего времени, да и вообще искать момент для шутки – удел простофиль и олухов. Змеевик умиротворяюще фыркнул и поплелся дальше, но уже без наездницы… Рэн, не удосужившись выслушать ответ грэммы рванула за ним.
- Стой, вурдалачий сын! Кому говорю стой!!!
И откуда прыть взялась? Наемники лишь с любопытством наблюдали за очередной выкинутой шуткой. Да, теперь у них сложиться вполне специфическое представление об альвах. Надеюсь, они не сильно хорошо знаком с ушатой братией!

0

11

Только что альвийка дрожала от страха, прижав к голове свои совсем не альвийские уши – и уже торговалась, требовала накормить и устраивала балаган с погоней за конем. Вот пустоголовая порода. Фраара искренне желала, чтобы и альвийка, и ее конь провалились в пропасть. Хотя коня все-таки было немного жалко.
- Чего? – взъелась она на отставшего наемника, который с непонятным выражением лица смотрел на альвийку – то ли засмеяться хотел, то ли плюнуть. – Езжай уже. За посмотр деньги плотют.
Сердитая маленькая грэмка в своем огромном меховом плаще была похожа на нахохлившегося воробушка.
Прицокнув языком, Фраара повела своего коня вверх по склону. Она, альвийка и глазастый наемник уже довольно-таки прилично отстали от остальной группы, но в кои-то веки Фраара этому обрадовалась: меньшее количество людей видело это скоморошье представление.

Хромоног со всех сил пытался догнать резвых молодых скакунов, и на нем качало так, что у Фраары зубы клацали. Путники поднялись на возвышенность, и, даже если альвийка продолжала трещать как сорока, ее слова теперь уносило ветром ей за спину. Фрааре пару раз хотелось оглянуться, чтобы проверить, едет ли она вообще за ними, но грэмка запретила себе. Она не нянька для альвов. Если та не способна справиться с лошадью и горной дорогой, что уж говорить о поисках камней в опасных шахтах?

0

12

Предательские горные тропы активно испытывали Змееглаза и лису на прочность. Тропа была не шири двух шагов, а конь двигался, видимо, наугад, ибо он то и дело ударялся мордой об скалы.
- Вперед, правее, - командовала Рэн, бросив вожжи.
Лиса ощутила, как седло у нее под хвостатым задом ходила ходуном. Было такое чувство, что лисица находится на палубе корабля во время жесточайшего шторма. Даже равновесие удерживать было трудно, не то, что следить за тем, насколько они с Змееглазом отстали от Фраары и прочих приключенцев.
Дело шло к рассвету: восходящее солнце косыми лучами освещало кроваво-красные вершины скал, поднявшийся под утро ветер – верный признак надвигающегося ненастья - буровил полы черного, с красным орнаментом, плаща, со звоном игрался с колокольчиками на амулетах и топорщил черные распущенные волосы, обрамлявшие бледное от испуга лисье лицо. Глаза ее были похожи на два озера постыдного страха, пересохшие тонкие губы порой кривились в каком-то подобии нервной улыбки – будто девушка решила, что ее труп на дне ущелья будет крайне позитивным. Наконец-то, после довольно долгого периода ожидания, ей удалось узреть луч надежды. Грэмы остановились пред дыркой в скале.
- Привал? – с надеждой простонала девица, понуро развесив уши.
- Жуй, только заткнись.
Голос сурового грэма стал предвестником чего-то вкусненького… и лиса воскресив свой боевой дух аки бывалый некромант, поспешила принять угощение. Хлеб? Девушка разочаровано фыркнула, отломив своему скакуну кусочек.
- Я не травоядная… меня явно перепутали с уткой.
Яшменный быстро отдавал приказы, чинно маршируя между хаотично разбросанными по небольшой площадке воителями. Что-то грозно бросил в сторону Фраары... лиса нервно сглотнула, ибо мужчина сейчас направился именно к ней. Суровость его лица разбавляли лишь тускло сияющие алчным светом глаза. 
- Ты,- презрение было столь плохо скрыто, что даже не очень разборчивая в гэмских эмоциях Рэн, почуяла неладное, - не отставай в пещерах, и не смей создавать шум, если начнешь доставлять проблемы, клянусь бородой, я отказываюсь брать ответственность за твою смерть.
- Не волнуйся, подземный человек, - заверила его лисичка, растянув лукавую улыбочку, - со мной проблем не больше, чем с моим напарником, - лиса поглядела на коня, потом на Фраару, затем снова на коня, - точнее - напарниками..

0

13

[NIC]Чхардак ко Яшменный[/NIC]
[AVA]http://t03.deviantart.net/g16Z22uXb-uMD1dYlTWI1SXdEo4=/300x200/filters:fixed_height(100,100):origin()/pre10/cdb1/th/pre/f/2014/146/1/8/dwarven_senator_by_bobkehl-d7juwdy.jpg[/AVA]

Грэм неодобрительно крякнул и сверкнул на обеих распустех мрачным, не выражающим ничего доброго взглядом, отчеканил коротко, ворчливо и предельно понятно:
- Коня оставишь здесь. Вы обе, - он перевел взгляд с одной на другую, понимая, что инструкцию выдал чересчур кратко. - За остальными идете шаг в шаг, ничего блестящего без команды не трогаете, в пещеры не лазите. Никакой самодеятельности. Ясно? И главное, - грэм нахмурился так, что стал похож на печеное яблоко. - Не гасить факелы! Держитесь за них, как за свою задницу! - мужчина убедился в том, что оные осветители есть у всех, еще раз неодобрительно хмыкнул, выражая свое сомнение относительно разумности конкретно этих двух особ, развернулся и неуклюже двинулся в пещеру, рявкнул команду всему отряду, отчего-то медленно, настороженно пробираясь глубже в шахты. На стенах заплясали неверные тени факелов, искры-осколки, отражающие всякий свет, под ногами противно захрустели не то осколки камней, не то чьи-то особенно хрупкие кости. Шуточки и разговоры почему-то разом стихли, пока искатели пробирались через ледяной подземный ручей - и молчание продлилось до самой отдельной пещеры, в которой с едва различимым шепотом метался ветер. Кто-то вздрогнул и пробормотал что-то насчет "Безумной Мэгги". Чхардак взвился, как пришпоренный, шипя сквозь зубы и потрясая бородой, ринулся на виновника нарушения тишины:
- К чему ее тут поминать? Совсем ума лишился?
- Отчего же? - хохотнула темнота, казалось, совершенно не боясь ни обвалов, ни иных потрясений, и из-за изгиба тропы появилась, мягко сказать, странная дева. Длинные рыжие спутанные волосы, в которых то ли из-за света факелов, то ли от природы плясали золотые искры, зеленые глаза, несколько дранное платье и одинокая рыжая косица, украшенная золотой капелькой самородка. - Тут она я! Ты думал, в прошлый раз потерял небось, да? Факел потух - так и все?

0


Вы здесь » Айлей » Тайны прошлого » Живой источник