Айлей

Объявление





26.06.2020 Завершён переход на эпизодичную систему. Все пустые локации были удалены, все локации с играми можно найти в разделе Игровой архив. Описания локаций также сохранены в разделе География Айлей. К сожалению, игры в борделе «Белый налив» были безвозвратно утеряны при переезде.



Внимание, конкурс!

09.06.2020 Дорогие друзья, мы решили самую малость разнообразить ваш досуг и позволить пофантазировать на тему того, какие страшилки мог услышать ваш персонаж в детстве или будучи взрослым во время посиделок у костра. Приглашаем к участию всех без исключения Летний конкурс "Зловещий костер"


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Легенда о чудовище


Легенда о чудовище

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ЛЕГЕНДА О ЧУДОВИЩЕ
http://sh.uploads.ru/1HAs3.jpg

Участники: Талион, Тео Ло-Амис
Место: Заброшенный маяк неподалеку от острова Корн
Время: Одна из возможных вероятностей будущего
Описание:
Маяк, что был когда-то убежищем Черной длани, ныне давно заброшен. Но так ли он необитаем, как кажется на первый взгляд?

0

2

… Небольшое прибрежное поселение оказалось тихим живописным местом. Рыбаки сушили на берегу свои сети, а неподалеку от сколоченной из досок пристани, нагретой за день солнцем, покачивались небольшие лодочки. Жители неспешно занимались своими делами, и сам воздух, казалось, был здесь пропитан спокойствием.
Альв — травник и гадатель, прибывший несколько дней назад, рассчитывал отыскать тут одно растение, предположительно растущее где-то в здешних местах. Но найти его у местных торговцев оказалось не так-то просто, и ему пришлось задержаться.
То, что вам нужно, почтенный господин, действительно можно отыскать в наших краях, но мы не собираем эту траву, — лишь качал головой на все расспросы альва местный торговец. — Ни у кого вы ее здесь не найдете.
Да почему же? — никак не мог добиться ответа гадатель. Растение это не было ядовитым или опасным, не было оно и слишком ценным, и использовалось как компонент для зелий не так уж часто, а потому многие торговцы ингредиентами часто пренебрегали им, но почему же жители того места, где оно росло в изобилии, не собирали его на продажу?
Эту траву можно найти на острове неподалеку, но собирать ее слишком… хлопотно, — уклончиво отвечал торговец. В конце концов из туманных объяснений альв выяснил, что среди местных жителей названный остров имеет дурную славу. Их вполне можно было бы понять, ведь когда-то там было убежище зловещей Черной Длани, да вот только прежние хозяева давно его покинули, и едва ли кому-то мог приглянуться в качестве места жительства давно заброшенный маяк.
Значит, я сам отправлюсь на этот остров, — решительно тряхнул головой травник, начинавший терять терпение. Он проделал  столь неблизкий путь вовсе не для того, чтобы возвращаться с пустыми руками.
Не делайте этого, господин, это небезопасно, — продолжал отговаривать его торговец. — Лучше поищите в другом месте. Да к тому же, вряд ли вы отыщите того, кто согласится переправить вас на этот остров. Говорят… — торговец понизил голос, — говорят, на этом острове обитает чудовище. Монстр, каких отродясь не видывали, ни в наших краях, ни где-либо еще…
Более ничего вразумительного альву добиться не удалось. Никто ничего не видел, но слухи об острове ходили странные. Раздумывая о том, как поступить, он вернулся в комнату на постоялом дворе, где остановился на время. Рисковать понапрасну он не желал, да травник и не смог бы противостоять подобной опасности — он совершенно не умел и не желал сражаться ни с кем, будь то зверь или человек, а из оружия у него был только небольшой кинжал, который он использовал лишь для сбора трав. Но и отказаться от цели путешествия лишь из-за пустых слухов и местных суеверий тоже было бы совершенно неразумным. Гадателю нужна была эта трава — она входила в состав зелья, что смягчало негативные последствия ясновидения. Альву нелегко давались предсказания — он расплачивался за свою способность ясностью рассудка, но зелья, что он готовил себе сам, помогали отчасти сдерживать магический дар, грозивший в противном случае обернуться безумием. Но что же ему делать? Может, и вправду лучше поискать в другом месте?
Можно было бы обратиться к своим способностям, чтобы узнать, какое решение будет более разумным, и проще всего было спросить совета у карт. Они не давали ответов напрямую, и не показывали конкретные события, но и не лгали никогда. Гадатель в задумчивости перетасовал карты, а затем неторопливо разложил их на столе.
Первая карта — корабль, застывший посреди причудливо переплетенных спиралей, изображающих волны. Вторая — башня, одиноко возвышающаяся над равниной. Верно, судьба ему все же плыть на этот остров… Серебряный кубок, раскинувшая сильные крылья птица, россыпь звезд на своде небес, сплетенный из цветущих ветвей венок… Следующие карты были сложными, многозначными, их значения переплетались, воздействуя друг на друга и изменяя. Получившийся расклад был интересным, необычным, но предупреждения об опасности не было. Закончив изучать расклад, провидец устало провел ладонью по глазам. Решено — завтра он отправится на этот остров и раздобудет нужную траву.
Найти того, кто доставит его в это овеянное мрачными слухами место, оказалось не так уж и сложно — в конце концов ему удалось сговориться с одним из рыбаков.
Плохая это затея, одумался бы ты, юноша, да назад поворачивал… — бормотал старый рыбак, все же готовя свою утлую лодочку к путешествию.
Я плачу тебе золотом, — напомнил альв. — А за меня не страшись  — в символах вижу успех, и решенье свое изменять не намерен. Опасность любая пройдет стороной, если на страже Богиня судьбы и удачи, — несколько туманно, в своей обычной манере добавил он, задумчиво глядя в морскую даль и не замечая скептического взгляда, которого бросил на него рыбак, явно посчитавший молодого альва если не сумасшедшим, то явно слегка не в себе. Но гадателю было не привыкать к таким взглядам.
Море было спокойным, рыбак, получив вперед обещанную плату, взялся за весла, и вскоре гадатель уже стоял на скалистом берегу, оглядывая открывшийся пейзаж. Если верить слухам, людей здесь нет уже давно, а встречи с дикими зверьми, если они тут и вправду обитают, легко избежать, следует лишь сохранять внимательность и осмотрительность. Да и никакой угрозы прорицатель не чувствовал. С минуту вслушиваясь в доносимые ветром звуки, он легким, почти неслышным шагом направился вглубь острова.

0

3

Главным достоинством острова для Тео была возможность принять привычную форму и вытянуться во всю длину, не рискуя что-нибудь разрушить. Или даже поплавать и полетать, в рамках разумного конечно, но все же это были полёт и плавание. Местные отчего-то боялись его, возможно, принимая за проклятого богами харрека, а возможно – просто не видели таких огромных созданий ранее. Последним, кто нормально, - скорее даже с невиданным восторгом, - принимал его драконий облик, был покойный лорд ди Рхаурр. При мысли о нем у барда что-то тихонько заныло в груди, и чтобы развеяться, ящер с силой взмахнул огромными крыльями, оттолкнулся от земли хвостом.
Назад, к очаровательно глупым разумным и недолговечным созданиям, он собирался вернуться не раньше, чем пройдет тоска. Хотя правду сказать, ему уже сейчас было любопытно послушать байки о себе. Вероятно, в них он уже собрал приличную гору золота и похитил несколько принцесс. И даже может быть – чем богиня не шутит! – принцев!
Ящер, не сдержавшись, фыркнул смешливо и заложил вираж, потягиваясь и разминая крылья. Замер, учуяв чужой, определённо новый запах. Странно. На его остров люди и прочие создания старались не заходить, дурную славу сюда занесли еще прежние обитатели, нечистые помыслами и духом, и что-либо менять Тео откровенно не видел смысла. Ему нравилось властвовать над башней и островом, нравилось хоть на миг ощутить себя снова дома. "А ведь гостей положено встречать..."
Дракон снизился, чтобы рассмотреть оных поближе, не показываясь, впрочем на глаза, старательно прячась за облаками - лишь раз не уследил и позволил длинной, змеистой тени хищно пробежать по песку побережья. Рыжий юноша, уверенно шагающий в сторону леса, видимо, был либо чересчур уверен в себе, либо был рыцарем, пришедшим по традиции спасать несчастных, либо попросту не верил в сельские байки. "Любопытно". Бард еще немного поразмыслил и счел, что толика новостей из мира живых пойдет ему только на пользу, да и любопытно узнать, с кем в конце концов его свела судьба. Если юноша здесь за его головой, они все равно столкнутся,так пусть же это произойдет на его условиях. И быть может, более благоразумным будет убраться ненадолго со своего острова.. Или же напротив - снизойти до человеческой плоти в качестве разнообразия его обычного стола.
Бывший советник приземлился на окраине леса, сменил облик и зашагал навстречу рыжему, определяя верное направление по запаху. Заметив отблеск случайного луча на яркой пряди, очень правдоподобно ахнул и бросился бежать, успев набрать в распущенные волосы листьев и веточек:
- Ауу! Люди! Люди! - он незапланированно споткнулся о корень и не слишком изящно перекатился, замедляя падение и предотвращая серьезные травмы, тряхнул головой, вспоминая рассчитанную роль, и жалко улыбнулся, пока даже не пытаясь встать, лишь приподнявшись на колено:  - Ох, прошу прощения, сударь.. Я порядком заплутал тут и уж давно не видел человеческого лица, оттого и так неуклюж.. Благосклонна ли была ко мне Шиархи, послав вас мне навстречу в этом темном, опасном для честных людей лесу?..

Отредактировано Тео Ло-Амис (20.06.2019 21:47)

+1

4

По мере того, как травник заходил все дальше вглубь острова, шум вечно неспокойных волн постепенно сменялся привычными ему звуками леса — шелестом ветвей высоко вверху, звонкими голосами птиц и прочих лесных обитателей. Лес был настолько спокоен, что альв едва не утратил бдительность, пропустив неожиданное появление незнакомца, но на призыв о помощи отреагировал моментально. Ускорил шаги, неосознанно сжимая рукоять кинжала, спрятанного в складках свободных одежд (впрочем, в качестве оружия в его руках практически бесполезного), но увидел лишь человека, на первый взгляд совершенно беззащитного и сильно напуганного. Выучка целителя Табири сработала раньше, чем он успел удивиться или задуматься об опасности, и травник в тревоге склонился над упавшим, поддерживая его за плечи и помогая сесть. За годы, проведенные в храме, где он был лекарем, Талион привык не задавать лишних вопросов. Сначала — оказать необходимую помощь, и лишь затем выяснять обстоятельства.
Все хорошо, я помогу тебе, — обратился он к незнакомцу, не теряя времени понапрасну и сразу же проверяя, нет ли у того вывихов или иных серьезных повреждений. — Но, ради всех богов, заклинаю тебя — тише! — вовсе им незачем привлекать внимание тех обитателей острова, которых так советовали остерегаться местные жители. Не так важно, вправду ли тут обитало какое-то чудовище, или же продолжали вести свои темные дела преемники прежних обитателей, пренебрегать осторожностью не следовало в любом случае.
Несложным заклинанием сняв боль от ушибов, травник, наконец, поднял взгляд, уже чуть внимательнее глядя на незнакомца. Тот оказался совсем молодым, изящно сложенным мужчиной с длинными белыми волосами, сейчас спутанными и растрепанными. Что-то показалось гадателю странным, возникло ощущение какого-то несоответствия — встреченный юноша выглядел испуганным и растерянным, но в глубине его глаз совсем не отражался страх, скорее даже напротив, там таилось нечто опасное, и травник вновь отвел взгляд. Да нет же, ему просто показалось — он и сам был порядком сбит с толку неожиданной встречей, что уж говорить об этом бедолаге, что провел невесть сколько в таком негостеприимном месте.
Несколько мгновений гадатель вслушивался в звуки леса, чтобы убедиться, что они не потревожили никого из местных обитателей, одновременно стараясь уловить и подсказки магии. Потоки Хаоса плавно струились вокруг, не предупреждая ни о чем. Впрочем, если Хаос молчал, это еще не означало, что опасность отсутствовала.
Ты не ранен? Сможешь идти? — гадатель протянул светловолосому юноше руку, чтобы помочь тому встать и поддержать его в случае чего.  — Если Шиархи направила меня сюда, чтобы помочь кому-то, значит, мое путешествие уже можно считать не напрасным, — альв улыбнулся незнакомцу, желая его подбодрить. — Меня зовут Талион, я целитель и травник. А ты назовешь мне свое имя?

+1

5

Падение в планы дракона не входило, зато разом взбодрило рефлексы, вошедшие в привычку во времена учебы. Он продолжал улыбаться, чувствуя, как вздрагивают губы, и беря выражение лица под жесткий контроль. И пускай вокруг лес, а отнюдь не подмостки, разве дает это ему право нарушить ход спектакля? Тео на мгновение опустил светлые ресницы, позволяя контролю над ситуацией утечь в чужие руки - сейчас это не несло ровно никакой опасности, заодно просчитывая следующие свои реакции и реплики, но незнакомец изумил его до глубины души. Бард с некоторым изумлением воззрился на беспечного юношу, словно и не подозревающего о существовании зла. Блондин добросовестно играл избранную ему самой судьбой роль, стоически кусая губы и сминая шелк одежд пальцами, как всякий приличный пострадавший, и одновременно вглядывался в лицо целителя, силясь понять, отчего тот так доверчив, покорно смолк в ответ на просьбу. Будь Тео, к примеру, членом Длани, он бы не упустил столь благодатный случай похитить молодого прекрасного альва. Будь он вамфири - не отказался бы от попытки добраться до столь беспечно подставленной шеи.
А тот и впрямь был красив, желанная добыча для любого лихого человека в такой глуши... Дракон как можно незаметнее изучал янтарный блеск обеспокоенных глаз, дрожь пшенично-рыжеватых прядей на ветру и тонкую стать незнакомца - едва боль ослабла, он вовсе забыл о ней, чересчур увлеченный иным явлением.
Нет, он не воин. Слишком осторожны тонкие руки без следа мозолей от рукояти, какие есть даже у него, барда, из-за его нечастых тренировок с клинками, слишком гибок и тонок стан, и оружие... Где оно? Неужто нашелся безумец, рискнувший сунуться на опасный остров, даже не потрудившись взять ножа? Отступившая боль явственно говорила о том, что юноша - целитель. Увы и ах, после перемещения чуткий к изменениям магического фона дракон словно оглох, перестав напрочь различать его тонкие оттенки, но право, эта догадка полностью отвечала всем его вопросам и сомнениям. Но для чего же целителю проклятый остров?
Прокрутив все вместе в голове, Тео расслабился, улыбнулся куда искреннее, обхватывая его ладонь и легко, плавно поднимаясь на ноги. Судя по тому, насколько легко слушались мышцы, он был исцелен. Что не могло не радовать лично его, но порождало новые вопросы, которые он мог себе позволить задать лишь частично.
- Я в порядке, добрый господин, - юноша еще раз изучил собеседника внимательным, цепким взглядом, потом с той же плавностью поклонился, прижимая ладонь к сердцу. - Несомненно, благодаря вам. Право, теперь я в некотором роде обязан вам, - дракон вскользь, небрежно улыбнулся и выпрямился, провел пальцами по косе, стряхивая листья и хвою. - Воистину, но что же благородный юноша ищет здесь, в глуши?.. - дракон повел рукой так, словно вокруг были не деревья, а переплетения самой Бездны, рвущейся пожрать неосторожного, оказавшегося на краю, - совершенно одинокий и безоружный?.. - лично для себя он наскоро придумал легенду, Шиархи знает, насколько правдоподобно она прозвучит, но к ответному вопросу бард был готов. Однако предпочел просто избежать его, отвлекая собеседника неожиданно резким телодвижением, переплел пальцы на груди, словно все еще силился овладеть собой от разгулявшихся эмоций, кивнул коротко, улыбаясь собеседнику, словно посланнику самого Табири, явившемуся во спасение его, заблудшего в этих дебрях. Или, вернее, сплетениях самой Бездны. - Конечно же, добрый господин, меня зовут Тео Ло-Амис, - он еще раз коротко склонил голову, намечая поклон, но не оканчивая его. - Я - бард, в недавнем - раб и наставник Светлейшего принца Дома Исцеления.
Уточнять, кому из принцев он приходился кем, Тео не посчитал нужным, да и к чему? Все равно он за малым не стал подарком одного брата другому, и если бы оный не отказался от столь сомнительного дара, кто знает, что было бы?..

Отредактировано Тео Ло-Амис (01.07.2019 22:00)

+1

6

Ты вовсе ничем мне не обязан, — не удержавшись от ответной улыбки, отозвался альв, — это мой долг — во имя милосердного Табири помогать тем, кто в том нуждается.
Он задержал руку юноши еще на несколько мгновений, чтобы коснуться его ауры и убедиться, что тот действительно в полном порядке. Яркая, необычная аура вспыхнула множеством цветов, на миг ослепив целителя, никогда прежде не видевшего ничего подобного. Однако никаких повреждений не было, и он не посмел дольше вглядываться в многоцветные сполохи плавно текущих жизненных потоков ауры. Удостоверившись, что юноша твердо стоит на ногах, гадатель выпустил его ладонь. А затем вновь восхищенно улыбнулся, абсолютно завороженный изящным, грациозным поклоном и почти танцующими движениями блондина. Пожалуй, с таким изяществом и утонченностью его еще никто ни разу не благодарил. Да и кто будет кланяться изгнаннику? Это он чаще всего не смел поднять взгляд на благородных и чистокровных, в ответ едва ли слыша слова благодарности, которые те цедили с явным пренебрежением. Он был целителем и по магическому наследию, и по призванию, всегда стремясь помогать страждущим, но примесь Хаоса, текущая в его крови, делала альва парией в жестко выстроенной клановой иерархии. Поэтому встречи с собственными собратьями он страшился чуть ли не больше, чем лихих разбойников, особенно так далеко от земель клана Аса, где изгнаннику нашелся приют. Неспроста он представился лишь по имени, не назвав ни свой род, ни клан, как это было принято у альвов.
Но незнакомец, конечно же, альвом не был, хоть на какое-то мгновение и показался травнику таковым из-за его яркой, запоминающейся внешности и красивых тонких черт лица. Краткого взгляда на его ауру не хватило, чтобы понять, к какой расе он принадлежит, но лишних вопросов целитель не задавал никогда. В храм в поисках помощи и укрытия часто попадали разные личности — всякого толка искатели приключений, авантюристы, наемники, и далеко не все они были благородными и добронравными, и часто таили в своем прошлом мрачные тайны. Под кровом Милосердного Бога никому не отказывали в помощи и приюте, и молчаливые жрецы-лекари не спрашивали своих подопечных ни о чем, излечивая телесные раны и даря успокоение душам. Иногда приходящие в храм хотели выговориться, поведать о своих горестях, чтобы облегчить душу, а целители всегда хранили доверенные им тайны. Если Тео захочет — он сам расскажет, как он оказался здесь, возможно, позже, когда они покинут зловещий остров, а может, эти воспоминания слишком неприятны для него, и он предпочтет молчать об этих событиях — как бы то ни было, гадатель ни словом, ни намеком не станет тревожить его праздным любопытством.
Тем временем беспокойство травника полностью ушло, словно эта встреча на безлюдном острове и не была совершеннейшей неожиданностью, как будто и не подстерегала неведомо где затаившаяся неизвестная опасность. Снова поднимая на барда взгляд, он протянул руку и осторожно вытянул запутавшуюся в его косе веточку.
Ты не можешь выбраться с острова? Я помогу тебе. Вечером, за три часа до заката, за мной должна вернуться лодка, и мы сможем вернуться на материк. — Некоторое время он молчал, задумчиво крутя в пальцах веточку, затем продолжил, отвечая на вопрос юноши:
Что же до цели моего визита сюда, то я ищу одно растение. Оно служит мне ингредиентом для зелий. Местные жители не собирают его, страшась зловещих историй об этом острове. Но я… отчего-то не чувствую опасности здесь… Должно быть, тебе лучше известно, чего следует опасаться, раз ты пробыл здесь какое-то время. Может быть, ты знаешь, какое-то безопасное место, укрытие? Я отведу тебя туда, если хочешь, и останусь с тобою. — В конце концов, он был не только магом Исцеления, но еще и хаоситом, хоть и лишь отчасти мог контролировать эту изменчивую и причудливую магию, а значит, рядом с ним находиться безопаснее, ведь с ним было благословение самой Шиархи. — Хоть я и безоружен, но не совсем беззащитен. Под милосердною дланью Табири, я верю, страшиться мне не пристало — светлая сила нас охранит от напастей, — из голоса травника ушли звенящие нотки тревоги, и его речь вновь сделалась, по обыкновению, напевной. Но, видя, что такого объяснения собственной беспечности его собеседнику показалось явно недостаточно, он, чуть поколебавшись, продолжил несколько туманно:
К тому же, мой путь направляет Судьба. Иногда я… вижу вероятности событий, и поэтому мне проще избежать опасностей… Впрочем, в этот раз встречи с тобою я предвидеть не смог… — негромко, обращаясь будто к самому себе, добавил гадатель. На несколько мгновений взгляд его изменился — теперь он смотрел словно бы сквозь собеседника, пытаясь уловить промелькнувший в сознании образ, но тот ускользнул, и альв тряхнул головой, вновь улыбнувшись барду и возвращаясь к беседе. — Если захочешь, то позже, когда мы будем в безопасности, я прочту для тебя расклад вещих карт. В символах многие смыслы сокрыты, они без обмана скажут о том, что захочешь узнать…

Отредактировано Талион (25.07.2019 02:52)

0

7

По меньшей мере необычном было уже похвальное стремление набрать целебных трав, не взирая на потенциальную угрозу в лице, то бишь морде, неведомой твари. Тео удивленно дрогнул бровями, не в силах сдержать улыбки - юноша был поистине прекрасен в своей учтивой простоте. Заметил с толикой печали, отмеренной тщательнее, чем иной аптекарь отмеряет капли:
- Увы, любезный лорд, сей остров - моя тюрьма... - "моя сокровищница и обитель, последнее место в этом мире, где я могу передохнуть в истинном облике и куда никто доселе не рисковал заглядывать..." Право, юноше безумно повезло, что он не попал сюда осенью...
Бард негромко вздохнул, что тем паче придало ему вид грустный и растерянный. Он воззрился на гостя с толикой надежды, воззвал:
- Правда, добрый лорд? Мы можем покинуть остров? - блондин несколько засуетился, приглашающе махнул рукой, устремляясь к Маяку - башне, которой изрядно досталось за время пребывания в ней Черной длани. Что и говорить, более безопасного места не было на всем острове просто потому, что иных укрытий не осталось. Тео перешагнул через подвернувшийся корень, обдумывая слова незваного гостя, и решился на крохотную, тонкую, словно крыло бабочки, уступку. Заметил куда-то в сторону, не обернувшись на юношу и упорно прокладывая путь пешком через лес: - У меня есть оружие, добрый лорд. Мечи... два. Мне подарил их некогда мой лорд.. - дракон сдержал невольный вздох, заново ощутив, как коса ударяет его по поясу - куда выше, чем обычно. Срезанный в поединке траурный кончик яснее некуда выразил желание богов - с трауром пора заканчивать. Они, боги, желают, чтобы он жил, как прежде, и Тео искренне старался. Думать об этом было неприятно, потому бард поторопился переключиться:
- Что же за трава могла привести вас в подобное место? Мне говорили, будто прежде тут водились разбойники, а то и был штаб самой Черной длани... - собственно говоря, эти слухи были чистейшей правдой, и блондин об этом знал лучше всех. В конце концов, он личноо договаривался с Главой Длани о принадлежности острова исключительно ему. - Если и не чудище, которого я по счастью еще не видел, - "По крайней мере сегодня не смотрелся в свое отражение в полной форме уж точно", - то прежние жильцы могли сюда вернуться, и одна Шиархи ведает, что утворить со столь прекрасным юношей, оказавшимся здесь в одиночестве...
Тео заранее знал ответ на этот вопрос и прекрасно помнил столкновение в лесах у ди Рхаурра, стоившее ему подвижности правой руки и свободы. Тогда порядочных размеров шайка весьма доступно объяснила ему, что бывает с беззащитными миловидными одинокими путниками. И ведь никакого страха перед тем, что он может быть воплощением Тианнана... Бард поморщился. отвлекаясь от неприятных воспоминаний, пояснил, заедая их новым словопотоком:
- Взгляните, мы уже почти пришли, но быть может, лорду стоило бы набрать еще воды? Поблизости есть ручей..

+1

8

Мне вовсе нечего опасаться, — улыбнулся травник, качнув головой, отчего его подвески и серьги негромко зазвенели, — с меня совершенно нечего взять. — Все его украшения не были ни золотыми, ни, большей частью, даже серебряными, и едва ли представляли ценность для грабителей, простой кинжал также вряд ли мог считаться ценной вещью. Для самого же гадателя самым ценным имуществом была, пожалуй, колода карт, посредством которой он мог до определенной степени прояснять волю Шиархи, но для всех остальных, не умеющих читать символы, эта его ценность была лишь бесполезным набором картинок. — Да и зачем кому-то посягать на жизнь служителя Табири? — продолжил он.
Уверенность целителя в своей безопасности не была следствием неразумной беспечности или пренебрежительным отношением к собственной жизни. Обычно ему везло: в конце концов, не зря с ним пребывало благословение Шиархи, чаще всего помогая избежать явной опасности. Хоть ему и доводилось сталкиваться со всякого рода неприятными личностями, но их в основном интересовал его провидческий дар, и в этом случае обходилось без серьезных последствий. Да и проведя столько времени (почти полжизни!) в тихой уединенной обители, альв совершенно отвык от опасностей и тревог мирской жизни. Однако слова барда все же встревожили его, заставив замедлить шаг, а после и вовсе остановиться. Задумавшийся гадатель замер, неожиданно взяв спутника за руку, и произнес медленно, чуть изменившимся голосом:
Тебе не понадобятся твои мечи, — прорицатель говорил уверенно, так, словно знал наверняка, глядя прямо на собеседника, но одновременно словно бы сквозь него. — Да, тут творились злодеянья… часто лилась кровь безвинных… — он проследил взглядом несколько видимых только ему неотчетливых, но далеко не самых приятных картин, относящихся, должно быть, к мрачному прошлому острова. — Но сейчас это место… другое.
Он не мог сказать, что опасности не было вовсе — нет, какая-то угроза была, возможно, не прямо сейчас, и не для них, но слухи редко рождаются на пустом месте. Если бы его спросили, он едва ли сумел бы объяснить точнее. Обрывочные отголоски событий, что удалось уловить его чуть сбившемуся с обычного восприятия сознанию не давали полной картины. Чтобы понять тайну этого места ему, вероятно, пришлось бы погружаться в глубокий транс, но гадатель искренне надеялся, что делать это ему не придется. Он и без того слегка утратил ясность сознания — может, сказывалась усталость от путешествия, а может, неожиданная встреча сбила его с обычного хода мыслей.
Как бы то ни было, я верю: Шиархи нас не оставит своей милостью, и позволит нам покинуть остров, иначе она дала бы уже знать об опасности… Ты ведь действительно хочешь покинуть это место? — совершенно ни с того ни с сего вдруг спросил гадатель. Новый знакомый не давал ни малейшего повода усомниться в его словах, но отчего-то у него появилось стойкое ощущение, что тот вовсе не заточен здесь злым роком. Чуть покачнувшись, гадатель выпустил его руку и сделал шаг в сторону, опускаясь на поваленный ствол дерева. Нет, конечно же, ему снова показалось — ведь несчастный сам сказал, что он невольный пленник здесь, зачем ему врать?
Не слушай, что я наговорил тебе… — повинился он за свои странные речи. —  Должно быть, я немного устал, и оттого говорю что-то не то… — альв провел рукой по глазам, прогоняя туманные видения. — Дай мне минуту, а после пойдем к ручью — мне действительно не помешало бы набрать воды. Быть может, у воды я отыщу и нужную мне траву…

0

9

Тео не мог не улыбнуться: разлет рыжих прядей и перезвон украшений, ясная улыбка и поразительная легкость юноши завораживали. Правда, честно признаться, его немного озадачивала уверенность, с которой он говорил о своей безопасности. Дракон не сдержал любопытства:
- Отчего же вы не учитываете главную ценность - себя? Вы очень красивы, - бард снова залюбовался им, на полтона ниже добавил. - И как мне кажется, вполне можете стать добычей работорговца или же того же чудища..
Развивать столь неприглядную тему дракону искренне не хотелось, посему он даже обрадовался, когда лекарь обернулся к нему, удивленно поднял брови: похоже было на то, что юноша вещал не от мира сего, словно уходя от него куда-то в иное измерение и добывая оттуда ответы. Тео уже доводилось видеть гадателей разного рода. Поэтому он замер, не желая разрушать хрупкое равновесие момента, и медленно, бесшумно выдохнул. "Не придется использовать мечи..." Что ж, учитывая, что из них двоих монстр именно он, неудивительно. Исходя из этого, оружие могло бы понадобиться самому "гостю", благо, покушаться на него, во всяком случае с гастрономической точки зрения, дракон не собирался.
Юноша удивительно быстро вернулся в реальность, право, бард даже не успел задуматься, стоит ли ему на правах хозяина перенести бедолагу в более тенистое и безопасное место. Он удивленно поднял брови, заметил негромко:
- Не чересчур ли любезный лорд доверяет воле столь капризной и ветреной богини? - Тео поймал себя на попытке сложить пальцами обережную Велидарову щепоть и торопливо опустил руку. Велидар, как и его знак, остались в его мире, здесь его попросту не поймут. - Или же сия упрямая дева благоволит последователям ее сына? - сейчас в своем исследовательском  любопытстве он очень рисковал. Если речь шла вновь о вещах, совершенно обыденных для этого мира, он рисковал вызвать обоснованные подозрения, но все же.. Кроме того, это был неплохой способ избежать ответа на второй вопрос. Уж разумеется, теперь, выяснив, что гость не опасен, "монстр" мог в любой момент вернуться в родное логово, но обставить это хотелось более эффектно, нежели обыденное невозвращение из кустов. Быть может, обыграть собственное появление в драконьем облике, в пелене песка и пламени, и "уволочь" блондина на безжалостную расправу?.. Но тут уж нужно, и чтобы юный лекарь не бросился искать и отбивать добычу, иначе выйдет несколько.. неловко.
Кажется, его многозначительное молчание пришлось как нельзя более кстати. Тео едва сдержал новую улыбку и тут же обеспокоенно опустился на колени рядом с целителем, негромко уточнил:
- В порядке ли вы, любезный лорд? Право, Талион, вы выглядите.. не слишком хорошо, быть может, вам нужна какая-либо помощь?
Впрочем, какую помощь он мог оказать, даже выяснись внезапно, что "гость" тяжко болен или на грани обморока? Принести воды во рту, да так и поить? Где взять сейчас флягу или иную емкость для воды? Как отыскать неведомые местные травы? Тео весьма поверхностно разбирался в медицине, да, признаться откровенно, ею он практически не интересовался.

+1

10

Добычей чудовища?.. — чуть растеряно переспросил альв, между тем совершенно смутившись от неожиданного замечания собеседника о его внешности, да так, что даже не сразу вник в смысл его последующей фразы, отчетливо вспыхивая румянцем и несмело улыбаясь ему. — Разве ты полагаешь, что оно выбирает себе обед с точки зрения красоты? — травник вновь улыбнулся, посчитав эту мысль весьма забавной. Но даже если бы это было и так, бард, без сомнения, несколько преувеличивал, что, впрочем, не помешало целителю благодарно улыбнуться ему, сразу же вновь пряча замерцавший взгляд под ресницами. Все альвы от природы были красивы, и его внешность с этой точки зрения совершенно не была необычной, по крайней мере, ему никто об этом не говорил раньше, но услыхать подобное совершенно не избалованному комплиментами изгнаннику оказалось на удивление приятно.
Однако при упоминании работорговцев целитель помрачнел.  Многих опасностей он не замечал, отчасти от того, что попросту не задумывался о них, отчасти — доверяясь своей интуиции, усиленной даром ясновидения, и потому благополучно избегая слишком серьезных неприятностей. Даже сейчас он с некоторым удивлением обдумывал тот факт, что он, простой травник, едва ли способный причинить кому-то вред, да с которого, к тому же, совершенно нечего было взять, мог вызвать чей-то недобрый интерес. В начале знакомства Тео упоминал, что был в недавнем рабом, и, должно быть, он не понаслышке был знаком с этим омерзительным явлением. Что могло быть ужаснее, чем лишение мыслящего, наделенного душой существа его свободы и воли?
Ты полагаешь, мне нужно опасаться? — мрачнея все больше, после некоторого раздумья проговорил гадатель, нервно сжимая пальцы. — Наверное, ты прав, и мне следует быть осторожнее. Слишком неспокойны ныне времена… — альв снова глубоко задумался, помимо воли погружаясь в тревожный полутранс, следя взглядом за невидимыми нитями вероятных событий, но не улавливая ничего значимого, когда встревоженный вопрос барда вернул его обратно к реальности.
Со мной все в порядке, Тео, — провидец чуть растеряно улыбнулся, вновь обращая на собеседника туманный взгляд. — Просто я… немного задумался. — Он действительно чувствовал себя не так плохо, как, должно быть, казалось со стороны. — Прости, я не хотел пугать или тревожить тебя, — обратился к нему гадатель, дотронувшись до руки блондина. — Мне нужно чуть-чуть отдохнуть. Посидишь со мной?
Сознание предсказателя, чуть сбившееся под влиянием усталости, эмоций от неожиданной встречи, или еще по каким-то причинам, теперь следовало за потоками Хаоса, легко соскальзывая за черту происходящего, и ему приходилось прикладывать определенные усилия, чтобы удерживать концентрацию и не погрузиться окончательно в поток образов.
Тебе интересно, почему я так безрассудно доверяюсь воле Шиархи? — С некоторым трудом гадатель вновь сосредоточился на беседе. — Госпожа судьбы и удачи вовсе не столь капризна и упряма, как иногда кажется нам, смертным, — он улыбнулся искреннему любопытству барда, задумчиво тасуя в руках вещую колоду — шорох карт привычно успокаивал его. — Нужно только уметь слушать ее шепот. Она благоволит мне не более, чем остальным, просто я — из тех, кто слышит… — несколько туманно выразился альв, пытаясь ответить на вопрос собеседника. Действительно, трудно было однозначно сказать, благословение ли это Шиархи, ценный дар, или все-таки проклятие.
Это проще показать, чем объяснить, — гадатель рассмеялся и вытащил из колоды карту, но не перевернул ее, положив поверх остальных. — Я могу продемонстрировать тебе, если хочешь, — он протянул собеседнику колоду, предлагая открыть карту.

+1

11

Дракон непроизвольно засмотрелся на юношу: смущенный тот выглядел еще красивее, улыбнулся в ответ:
Право, Талион, если бы чудищем-людоедом был я, я предпочел выбирать и по внешности в том числе. Ведь привлекательность блюда всяко влияет на аппетит, не так ли? – он чуть лукаво склонил голову набок, впрочем, не настаивая на продолжении малоприятной темы. В конце концов лично Тео до людоедства еще, по счастью, не дошел, просто предпочитал оберегать свой остров от чужаков, способных навредить ему сильными запахами или попытками разграбить его теперешнее жилье. Но против симпатичного вторжения, как с удивлением обнаружил, нисколько не возражал. Он чуть улыбнулся, успокаивающе коснулся руки гостя своей:
Не здесь, не сейчас. Здесь сейчас лишь мы да, вероятно, то самое чудище, о котором ходило столько рассказов. И едва ли кто-то посмеет покушаться на нас в каком-либо ином смысле, кроме гастрономического.. – Тео слегка сожалел, что на острове так мало птиц. Тогда лично его меню было бы куда шире, и обед они смогли бы устроить довольно роскошный, а так придется что-либо придумывать. С другой стороны, малое число тварей на острове гарантировало относительную безопасность и ему, и Талиону. – Но право же, господин целитель, сдается мне, что толика осмотрительности в странствиях не помешает, ведь у вас даже нет оружия… – он окинул юношу внимательным взглядом, вздохнул. – Что, если вы повстречаете разбойников?
Вид гостя по-прежнему говорил скорее о весьма паршивом состоянии, но спорить Тео не посмел. Он, признаться откровенно, понятия не имел, какие потребности и слабости имели шиархиты и предсказатели. А посидеть ему было совершенно несложно.
Бард кивнул, устраиваясь на траве, потом чуть свел тревожно брови:
Но быть может, мне стоит отлучиться ненадолго за водой? Талион, вы не хотите пить? Быть может, устроить вас поудобнее? – дракон тронул простой пояс кимоно. – Если нужно, я могу подстелить вам под спину верхние одежды или подложить под голову. Или, быть может, нужно что-нибудь еще?
«Что-нибудь еще» у Тео имелось предостаточно – от покоев заброшенной башни до его собственной крови, способной поднять на ноги даже полумертвого, – но предоставлять все это он стал бы лишь с большой осторожностью. Однако за бледного гостя он действительно беспокоился тем больше, чем тот, судя по выражению глаз, покидал этот мир, уносясь в какие-то другие. Поскольку лично барду подобное состояние было знакомо лишь по ситуации, когда он был полностью поглощен мелодией, похожий взгляд у собеседника, внешне ничем не занятого, его порядком тревожил. Но опять же разобраться с этим мог только сам Талион, а тот, судя по всему, не особенно беспокоился.
Дракон внимательно выслушал его, по-прежнему ничего особо не поняв, впрочем, их боги тоже порой выбирали себе любимцев. Даром, что судьбу своим любимцам они норовили скроить на свой лад и вкус, нимало не смущаясь их протестами и личными пожеланиями. Потому при фразе о шепоте бард глянул на альва с искренним сочувствием, потом вздохнул, вытянул первую карту и вопросительно воззрился на собеседника. Не то, чтобы он не знал, что теперь с ней делать, просто не вполне имел представление, какое продолжение подразумевает сам гость.
Еще более изумляло его то, что в конце концов, забыв и про траву, и про свободу, они смиренно сели отдыхать и гадать, будто напрочь забыв изначальную цель. Впрочем, куда им спешить?

Отредактировано Тео Ло-Амис (13.10.2019 19:55)

+1

12

Я едва ли сумею воспользоваться оружием, — покачал головой альв. — Так что мне остается лишь вверить себя воле судьбы и надеяться, что на моем пути не повстречаются те, чьи помыслы нечисты, — от успокаивающих слов барда промелькнувшая было тревога улеглась, и травник вновь улыбнулся, окончательно успокаиваясь и прислушиваясь к неторопливому течению собственных мыслей.
Судя по солнцу, сейчас было еще не позднее полудня, так почему бы не позволить себе немного отдохнуть? Спокойствие леса вокруг не могло даже навести на мысль, что где-то здесь таится неведомое чудище, встречи с которым, по счастью, пока удалось избежать, да и магия молчала, не предупреждая ни о чем. Верно, как и говорил Тео, здесь и впрямь не было иных опасностей. Умиротворение природы передалось и альву, который почти всю жизнь провел в родном Актавианском лесу, за редкими исключениями выбираясь в соседние земли, и поэтому в любом лесу чувствовал себя как дома.
Чуть отрешенно улыбаясь, провидец сел удобнее, прислонившись спиной к стволу дерева. Неспешная беседа с бардом была приятна, но, видно, гадатель все же встревожил его своим поведением и видом, хотя ему самому были привычны такие состояния полутранса.
Ничего не нужно, Тео, не тревожься. А за водой мы скоро пойдем вместе, — он вновь улыбнулся, устремляя взгляд в пространство и позволяя мыслям спокойно следовать вслед за потоками магии, не соскальзывая в глубокий транс, но все же и не возвращаясь до конца к реальности. Сейчас было бы действительно неплохо положить голову на траву и немного отдохнуть. Не потребовалось бы даже стелить плащ — мягкая и густая зелень так и манила поддаться одолевающей дремоте. Может быть, он даже набрался бы смелости и попросил бы Тео что-нибудь спеть. Голос барда даже в обычной речи был чарующим, мелодичным, так как же прекрасно должно быть его пение! Гадатель тряхнул головой, возвращаясь от грез. Конечно, даже если бы ему все же и хватило смелости просить об этом — здесь, несомненно, не лучшее место для песен. Каким бы спокойным и безопасным не казался лес вокруг, все же где-то таится неведомая угроза… Да и тратить время на сон, пусть даже и короткий, было бы неразумно. Может, он позволит себе отдохнуть позже, если ему повезет быстро отыскать нужную траву…
Отвлекаясь от своих мыслей и возвращаясь к прерванной беседе, провидец взял открытую бардом карту, с улыбкой разглядывая ее.
Смотри, Тео, боги благосклонны к тебе, — на карте был изображен якорь — несомненный символ благости, удачного разрешения начатых дел, хоть без привязки к другим картам и не говоривший ни о чем конкретном. — А значит, мы вполне можем надеяться на успешное возвращение с острова, — рассмеявшись, продолжил гадатель, переворачивая другую карту. — Твой путь освещен божественном светом… светом вдохновенья?..  Должно быть, это твой дар так сияет… — следующая карта со сверкающей яркой звездой на темном фоне легла поверх предыдущей. Символы легко складывались в образы, а образы — в плавную напевную речь. Собственные фразы гадателя проходили словно бы мимо его сознания, он не успевал их обдумать — карты говорили не с ним, а с тем, кому был предназначен расклад. — Но печальна мелодия струн… чашу скорби ты пьешь… — золотой кубок перевернут — значит, не мед в нем, не сладкое вино, а горечь полыни. Пальцы гадателя перевернули следующую карту — белоснежная птица, широко раскинувшая крылья в синеве небес. Перед глазами промелькнули образы, странные, расплывчатые. От неожиданности провидец сильно вздрогнул, пробуждаясь от транса, поднимая на собеседника проясняющийся взгляд, посмотрел на разложенные карты, но теперь не увидев в них ничего, резким движением руки смешал их, возвращая обратно в колоду.
Прости меня, Тео, я наговорил невесть что … — чуть растеряно сказал альв, проводя рукой по глазам. — Я не хотел задеть тебя… Не нужно мне было браться за карты. — Впрочем, карты тут были не при чем — если уж Хаос намеревался что-то показать, то он нашел бы иные способы. Оттого-то хаоситов зачастую недолюбливали, и тому были причины — мало кому понравится такое бесцеремонное вмешательство, пусть оно и было вовсе ненарочным. Провидец умолк, опуская глаза. Если он правильно истолковал знаки, то мог затронуть темы, неприятные для собеседника, и тем самым обидеть его, если же ошибся — Тео попросту сочтет его безумцем, а ему этого отчего-то совсем не хотелось.
Между тем туман видений окончательно отступил, во взгляд травника вернулась прежняя ясность, а с ней возвращалась и бодрость — короткий отдых послужил ему на пользу, и альв вновь поднял глаза на собеседника, чуть несмело улыбаясь ему:
Я вполне отдохнул, и теперь готов идти дальше. Отведешь меня к ручью?

+1

13

Беспечность юноши откровенно изумляла Тео. Не то, чтобы это было вообще его дело...
- Неужто вы всегда отправляетесь в путь налегке? - надо признать, предсказатель действительно был созданием невероятно удачливым, если до сих пор его не коснулась ни одна беда из тех, что подстерегают небрежного путника в долгой дороге, будь то звери или лихие люди. Быть может, дело действительно было в его даре? Или Шиархи воистину простерла над ним свою милость?..
Бард посмотрел на гостя с особой внимательностью. Если это так, то он уже убедился - этот гость не из тех, кто может быть опасен ему, и, вероятно, ему ничто не угрожает на этих берегах - кто может тягаться с Верховной богиней по части защиты? Скромный советник уж никак не претендовал на подобное соперничество. Злых помыслов он, очевидно, не таил, и дракон мог со спокойной душой оставить его одного...
Блондин в задумчивости посмотрел туда, где среди зелени и леса возвышались развалины Маяка. Уходить прямо сейчас не хотелось, но что он будет делать, если добрый отрок и прям увезет его отсюда? Разумеется, он всегда сможет вернуться... Уже узнав, видимо, много нового, отдохнув среди альвов. Едва ли кто-нибудь из них его узнает. А если и да - какая беда? Едва ли его видели в стане Дома Исцеления. Или все же не стоит так рисковать, и при первом же удобном моменте уйти?..
Но с чего он взял, что необходимо решить прямо сейчас? Пока еще Талион ищет свои травы и может поведать немало интересного.
Тео вернулся из своих размышлений и внимательно взглянул на собеседника, вздохнул. В то, что рыжий в норме, ему совершенно не верилось, но не то, чтобы здесь кто-то знал это лучше него самого. Разве имеет смысл навязывать заботу насильно? Дракон тихо вздохнул и заставил себя расслабиться, повел плечами, вслушался в толкование выбранной карты. Потом удивленно поднял бровь: своих конечных целей он так и не знал, а что до дара - то другие вольны судить, насколько он хорош. Едва ли он может быть достаточно беспристрастным... Впрочем после следующей карты он на мгновение потерял контроль за выражением лица. Умеренная доброжелательность, мягкая полуулыбка, максимально ровный взгляд... В один момент все разлетелось, смешалось, срывая, как повязку с полузажившей раны, его затаенную скорбь.
Целое мгновение юноша смотрел на гостя потрясенно, не в силах скрыть глухую боль утраты, стиснув пальцы на длинных шелковых рукавах. Впрочем, вспомнив о необходимости выдохнуть, блондин взял себя в руки и заставил себя по крайней мере сделать вид, что он в порядке, скрыл дрожащие пальцы за тканью, улыбнулся светло:
- Что вы, я совершенно в порядке, - он чуть коснулся его ладони краем рукава успокаивающим жестом. - Вы не сказали ничего из того, что могло бы меня задеть, право. И не столь уж далеки от истины ваши предсказания, хотя все не столь уж плохо. Все в порядке, Талион.
Хорошо уже то, что карты не сказали травнику, кем на самом деле является его добрый проводник. Конечно, невооруженный альв не мог представлять серьезной угрозы, но опять же, испугается, и весьма сложно будет как-то разрешить ситуацию...
Тео так и не смог определиться между облегчением и отзывающейся в сердце болью, но мягко кивнул и встал, протянул юноше руку, чтобы помочь встать:
- Разумеется. Вы говорили, искомая вами трава очень любит ручьи, или я неверно запомнил?
Пальцы на протянутой руке хоть и были холодны, как лед,но уже не дрожали.
Белый бард клана Магистров действительно прекрасно умел себя контролировать.

+1

14

Хаос поведал все, о чем хотел сказать на этот раз, и отступил, позволив гадателю, наконец, окончательно сбросить транс. Молча глядя на собеседника прояснившимся взглядом, травник осторожно взял протянутую руку — ледяную, несмотря на то, что воздух вокруг был прогрет солнцем. Помрачнев, он попытался вспомнить, что именно наговорил барду в полутрансе. Вновь вглядевшись в спокойное, будто высеченное из мрамора лицо юноши, гадатель не нашел никаких подсказок. Во всем облике барда невозможно было заметить ни единого следа каких-либо эмоций, кроме спокойной доброжелательности, разве что на миг что-то дрогнуло в глубине ясных зеленых глаз, да и то — не показалось ли это еще не до конца пришедшему в себя гадателю? Но все же он чувствовал, что что-то из сказанного глубоко задело барда, чувствовал его печаль и скорбь.
Поддавшись порыву, целитель мягко погладил хрупкую холодную ладонь, желая ободрить собеседника, вкладывая в этот жест искреннее сочувствие. Альв всегда относился очень чутко к чужой боли, чувствовал ее благодаря остро развитой интуиции, и абсолютно бескорыстно стремился помочь. Очень часто многим даже не требовалось ни вмешательство магии, ни еще каких-либо сложных действий, достаточно было лишь доброго слова и немного внимания. Но Тео словно был закрыт глухой стеной — если не захочет он хоть немного открыться, то и помочь целитель никак не сможет. Еще раз вглядевшись в непроницаемое, мраморно-прекрасное лицо блондина, гадатель осторожно сжал его руку.
Тео, в чем бы ни была причина твоей печали — помни: боги милосердны, и они никогда не станут подвергать своих детей более суровым испытаниям, чем те способны выдержать. И прошу тебя, прости мне мои бесцеремонные толкования карт. Верно, они сказали тебе куда больше, чем мне…
Поднявшись, гадатель улыбнулся спутнику, выпустил его руку, показывая, что не станет ни расспрашивать его ни о чем, ни затрагивать далее неприятную для барда тему, покуда тот сам не захочет.
Знаешь, Тео, — снова улыбнулся целитель, — я хотел бы, чтобы ты взял вот это, — он протянул барду маленькую бронзовую статуэтку, изображающую Табири. — Пусть Милосердный Бог исцелит любые твои невзгоды…
Эта статуэтка была ценна для него — целитель часто возносил молитвы перед ней, через нее просил поддержки или утешения в бедах у светлого Табири, к ней часто обращал свои помыслы во время одиноких бдений. Но сейчас ему захотелось отдать ее этому юноше, незнакомцу, встреченному от силы час тому назад. Ему казалось, что так было надо, что тому нужнее будет поддержка светлого божества. К тому же гадателю хотелось отблагодарить барда — ведь тот, невзирая на возможную опасность, взялся быть его проводником по этому острову.
Еще раз несмело улыбнувшись спутнику, альв молча последовал за ним, не тревожа более праздной беседой, позволяя все осмыслить. Что до предсказания — раз Шиархи решила что-то открыть, значит, так было нужно. Гадатель видел, а вернее — интуитивно чувствовал, что его слова все же задели барда, каким бы невозмутимо-спокойным тот не выглядел, но иногда, чтобы излечить рану, требуется вскрыть нарыв. Как бы там ни было — символы многозначны, каждый увидит в них что-то свое, и, возможно, Тео увидит там и то, что нужно именно ему.
Раздумывая так, он не сразу заметил, как поблизости раздался веселый плеск ручья.
Кажется, мы пришли, Тео? — улыбнулся целитель, обрадованный освежающей прохладой. — Тебе, должно быть, лучше известно, вполне ли тут безопасно сейчас? — чуть помрачнев, спросил он, останавливаясь. Не зная, чего конкретно следует опасаться, невозможно было и понять, не слишком ли это рискованно — выходить на открытую поляну к ручью. — Я не хочу, чтобы ты шел со мной, если это может быть опасно, ты и так помог мне, приведя сюда. — В конце концов, это ему нужна была трава, а юноше, взявшемся быть его проводником, рисковать вовсе не следовало. — Может, тебе безопаснее будет подождать под сенью леса?

0

15

Тео полагал, что боль он давно и благополучно пережил, похоронил ее в глубине души и вполне может двигаться дальше. Может быть даже найти себе кого-то другого и любить столь же открыто и преданно, но слова предсказателя отчего-то все же задели его по-живому. Он не мог объяснить это вслух - чувствовал, что не может произнести ни звука, будто горло перехватило, да и что за дело до его печалей постороннему? Разве есть у него право требовать сопереживания от случайного спутника? При всех своих мягкости, добродушии и открытости демонстрировать эмоции окружающим бард не особенно умел и любил. Обычно от него требовалось как раз быть источником радости, спокойствия и утешения. Горечью юноша и с близкими-то не особенно делился...
Дракон негромко вздохнул, устремляя взгляд на предсказателя и продолжая мягко улыбаться, лишь на мгновение спрятал под ресницами отблеск промелькнувших мыслей. Он далеко не был согласен по части испытаний - с его точки зрения, небесам дела не было до того, вынесут ли несчастные сыплющиеся на них горести, как нет дела туче до промокшего нищего у ступеней храма. Будто для них, небес, что-то изменится от того, был ли человек или его не стало, больно ли сейчас от того одному конкретному барду или нет. Но спорить с предсказателем Тео тоже не пожелал - бессмысленно, да и к тому же разве не у всех свои печали?
- Все в порядке, - искренне солгал он снова и даже улыбнулся, чуть склонил голову. - Ваши карты сказали мне о прошлом и были совершенно правы. Не стоит, право, принимать близко к сердцу мое потрясение вашим мастерством, - юноша внимательно изучил статуэтку. мягко кивнул, принимая ее, прижал к сердцу ладонь. - Талион, я полагаю, он невероятно ценен для вас. Могу ли я позволить себе лишить вас столь значимой вещи? - дракон огладил подарок пальцами и негромко вздохнул, поворачиваясь в ту сторону, откуда доносилось мерное журчание ручья. Здесь он замер, внимательно вглядываясь в сень листвы и прислушиваясь. Потом взглянул на своего попутчика и словно в раздумьях заметил: - Сейчас здесь никого, кроме нас обоих, и разве не говорили вы сами, что чуете любую опасность?
Тео мягко обласкал касаниями бронзового Табири и неожиданно продолжил, тише и словно бы в раздумьях:
- Но впрочем, возможно именно потому мне и стоит посторожить здесь? На случай какой-нибудь неожиданности вроде появления шарканей или хищников... - он сжал ладонь и посмотрел снова на юношу, очень мягко произнес: - Я бы предпочел остаться здесь на случай непредвиденных обстоятельств. Вы ведь... справитесь без посторонней помощи? - бард отлично помнил слабость, охватившую лекаря совсем недавно и отнюдь не желал, чтобы тот по неосторожности упал в  ручей. Возможно, тому требовалось придержать волосы. С другой стороны, приходить в себя и возвращать душевное равновесие он все же предпочитал в одиночестве. Интересно, поможет ли ему как-либо в этом новый подарок?
А если рассуждать не как человек, а как тот самый монстр, что по слухам захватил остров, он и вовсе не обязан больше здесь оставаться и вполне может вернуться в свое логово в разрушенном маяке. Может ли?..

+1

16

Гадатель еще раз мягко улыбнулся юноше, делясь искренним сочувствием и желая ободрить о чем-то задумавшегося спутника, чуть сжал ладонь поверх его пальцев, держащих статуэтку.
Да, Тео, ты прав, эта вещь действительно ценна для меня, хоть и не обладает никакими чарами. Она всегда дарила мне поддержку в трудный момент, помогала унять тревогу, возвращала покой душе и разуму. Именно поэтому я хочу, чтобы ты взял ее. Я верю: Милосердный Бог откликнется и исцелит твою скорбь. Мне не ведомо, что тебя терзает, но я стану молиться за тебя.
Целитель замолчал, опуская взгляд. Он и сам понимал, что далеко не все беды можно разрешить молитвой, сколь бы искренней ни была вера, однако же и пренебрегать незримой помощью богов тоже не следовало, особенно когда других средств в распоряжении и вовсе не оставалось.
Я обещал тебе помощь, Тео, — негромко продолжил он, —  и это касается не только возможности выбраться с острова. Я хочу, чтобы ты знал — если тебе нужна помощь в чем-то еще, то ты смело можешь обратиться ко мне. Я не жрец Табири, но долгое время служил в его храме, и для меня священен его закон милосердия, а также тайна исповеди, поэтому я не нарушу никаких твоих тайн. Но, впрочем, — добавил он, — так же священно и твое право не принимать мою помощь, если она неуместна.
Целитель действительно хотел бы помочь — он проникся искренней симпатией к этому юноше, к тому же он чувствовал свою вину — ведь это он сам, раскинув свои карты, ненароком заглянул туда, куда заглядывать не имел никакого права. Впрочем, сейчас Тео явно пожелал остаться в одиночестве.
Я справлюсь, Тео, не волнуйся за меня. Я лишь хочу убедиться, что ни тебе, ни мне ничего не угрожает. Я действительно могу чувствовать опасность, но мне почему-то кажется, что сейчас это лучше известно тебе, — он улыбнулся барду. — Хоть знаки Шиархи никогда не обманывают, но истолковать их порой бывает… весьма затруднительно, и я легко могу ошибиться — увы, мой дар далек от совершенства, — пояснил гадатель, разведя руками. — Сейчас мне тоже кажется, что все спокойно, поэтому я без страха могу оставить тебя на время. Но помни: ты теперь не один — с тобой поддержка Светлого Бога, — целитель с улыбкой указал кивком головы на статуэтку, которую бард все еще сжимал в пальцах.
Я скоро вернусь, — пообещал он, напоследок ободряюще улыбнувшись юноше, развернулся и направился в сторону приветливо журчащего ручья, покинув сень деревьев. Гадатель чуть хмурился, размышляя, правильно ли поступил, оставив Тео одного. Ему не хотелось, чтобы тот рисковал понапрасну, но и оставить его в лесу тоже казалось ему не слишком хорошей идеей. Утешало лишь то, что в случае опасности тому и правда будет легче скрыться в лесу, нежели на открытой местности. "Наберу воды и вернусь" — решил травник, осторожно спускаясь к воде, держась за ветви растущих по берегу кустов.
Склонившись к прозрачной поверхности, он зачерпнул воду в ладони и поднес к губам. Вода оказалась вкусной, прохладной и прекрасно утоляла жажду. Напившись и освежив лицо, целитель набрал воды во флягу — для спутника, и вздохнул, оглядевшись. Здесь было так умиротворенно, спокойно и красиво, что он пожалел, что бард не захотел пойти с ним. Вновь мелькнула странная мысль — да пленник ли он на этом острове?! Гадатель вспомнил карту с изображением хищной птицы — свободной, гордой, с сильными белоснежными крыльями. Не сыщется преград для такой птицы, никакая клетка ее не удержит. Уж не Тео ли — та птица? Может, он и не в заточении тут вовсе, а скрывается от кого-то или от чего-то? А гадатель так не вовремя заявился на казавшийся совершенно безлюдным остров, невольно нарушив его уединение. Это место действительно могло бы стать отличным укрытием, если не считать постоянной угрозы в лице неведомого чудовища, по слухам, поселившегося на острове. Могло ли это означать, что Тео искал здесь убежища от чего-то настолько ужасного, что предпочел соседство чудища-людоеда? Тогда, возможно, гадателю и вправду лучше бы знать как можно меньше о нем, чтобы невольно не выдать. Или он и вправду был заброшен сюда изощренной волей Шиархи? А впрочем, символы, как и всегда, были туманны. Как он уже пояснял Тео чуть ранее, знаки толковать трудно. Иногда они сами складывались в четкие послания в моменты озарения, иногда же можно было часами безрезультатно гадать об их значении. Да и не касалось это его, по правде говоря. Он обещал помочь, и надеялся, что это будет в его силах, как и на то, что Тео его помощь примет.
Собравшись возвращаться, он еще раз бросил внимательный взгляд вокруг, и — о, чудо, хвала Светлому Табири! — в тени кустов, у самой воды, мелькнул скромный цветок с нежно-сиреневыми резными лепестками. Вот ему и улыбнулась удача отыскать нужную траву! Гадатель осторожно срезал несколько соцветий из тех, что были поблизости, затем прошел еще немного вдоль русла ручья, выискивая неприметные нежные лепестки, прячущиеся в густой зелени, отыскал еще несколько соцветий, не заметил, как увлекся, собирая нужную траву, прошел еще дальше вдоль ручья, затем опомнился — ведь Тео ждет его. Вспоминая, где оставил барда, гадатель поспешил вернуться, чувствуя укол беспокойства — все-таки не нужно было оставлять его одного.
Тео?.. — позвал он тихо, опасаясь громким окликом привлечь ненужное внимание, — Тео, отзовись!

0


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Легенда о чудовище