Айлей

Объявление





26.06.2020 Завершён переход на эпизодичную систему. Все пустые локации были удалены, все локации с играми можно найти в разделе Игровой архив. Описания локаций также сохранены в разделе География Айлей. К сожалению, игры в борделе «Белый налив» были безвозвратно утеряны при переезде.



Внимание, конкурс!

09.06.2020 Дорогие друзья, мы решили самую малость разнообразить ваш досуг и позволить пофантазировать на тему того, какие страшилки мог услышать ваш персонаж в детстве или будучи взрослым во время посиделок у костра. Приглашаем к участию всех без исключения Летний конкурс "Зловещий костер"


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Discord - Денаин#2219
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Легенда о чудовище — новая встреча


Легенда о чудовище — новая встреча

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

ЛЕГЕНДА О ЧУДОВИЩЕ — НОВАЯ ВСТРЕЧА
(изображение по желанию — не шире 500 пикселей)

Участники: Талион, Тео Ло-Амис
Место: остров Корн, где-то в окрестностях Белой Академии
Время: Будущее; события происходят после эпизода Легенда о чудовище
Описание:
Барду и предсказателю вновь предстоит встретиться спустя некоторое время после знакомства на острове и внезапного исчезновения Тео.

Отредактировано Талион (10.01.2020 22:45)

0

2

Был еще ранний вечер, когда странник-альв переступил порог ничем не примечательного трактира, расположившегося неподалеку от пристани, как раз на дороге, ведущей в сторону Белой Академии. Должно быть, именно сюда попадали в первую очередь все, прибывающие на остров на кораблях, разве что кроме тех, кто торопился прямиком попасть в саму Академию. Альв, впрочем, никуда не спешил. Он и сам не знал, куда именно направляется, просто следуя то ли зову интуиции, то ли просто желанию взглянуть на мир.
У него и нынче не было конкретной цели, хотя в целом гадатель искал себе приют — более или менее постоянный, как тот, что был у него в храме Табири. Однако с тех пор, как он покинул священную обитель в землях Алэ, в его жизни многое изменилось, и он не слишком спешил возвращаться в альвийские леса, туда, где был изгнанником и всякий миг вынужден был трепетать в испуге перед встречей с собственными чистокровными собратьями. Хоть ему и очень не хватало родных лесных просторов, но все же сейчас ему дышалось легче здесь, на чужбине. В конце концов, в любых землях целителю и травнику сыщется работа, и он не останется без крова над головой. Быть может, ему найдется место где-нибудь в Академии, где, к тому же, можно было бы узнать что-нибудь новое, может быть даже лучше научиться контролировать свой дар… А если и не найдется там для него ничего — не беда, он просто отправится дальше. Ведь Судьба всегда приводила его туда, куда надо.
Размышляя так, гадатель сидел за тускло освещенным столиком в глубине помещения, чуть отрешенно, мечтательно улыбаясь чему-то, задумчиво устремив взгляд в пространство, явно не замечая ничего вокруг и полностью погрузившись в свои мысли. На столе перед ним стояла кружка с горячим травяным отваром, и разложены были карты — его неизменные спутники. Он словно вел с ними молчаливую беседу, время от времени вытаскивая очередную карту тонкими пальцами и задумчиво разглядывая ее, позволяя мыслям следовать за затейливыми символами, уводящими куда-то вглубь, за грань происходящего.
Слишком погруженный в свои грезы, гадатель совсем не замечал пристального внимания, с которым на него поглядывали несколько визитеров трактира — то ли моряки, прибывшие с очередным кораблем, а то и вовсе пираты, судя по их внешнему виду, выдававшему их явно бандитский промысел.
Ты — один из тех шарлатанов, что дурят головы простым горожанам по праздникам на ярмарках, да по трактирам? — прищурившись, вразвалочку подошел ближе один из головорезов. Вздрогнув, провидец очнулся от своих мыслей, вскидывая непонимающий взгляд на говорившего, машинально смешав рукой разложенные карты.
Я вовсе не… — В проясняющихся янтарных глазах травника промелькнул испуг, когда он начал осознавать свое довольно незавидное положение. Намерения недобро усмехавшегося моряка были явно далеки от дружественного приветствия, а прочим посетителям трактира едва ли было какое-то дело до происходящего в полутемном углу.
А погадай-ка мне на удачу, альв, — обманчиво-миролюбивым тоном предложил мужчина, грубым движением руки пресекая попытку травника подняться, отчего украшения того жалобно звякнули. — Ну-ну, куда же это ты собрался, ведь мы еще даже не познакомились…

+1

3

"Вероятно, островному чудищу не пристало быть таким жадным", - размышлял Тео, причаливая к берегу на довольно плохонькой лодке. Лодку ему удалось добыть у одного из тех парней, которые приплыли на Маяк за сокровищами, но нашли лишь огромного и весьма голодного монстра, порядком похожего на гигантского харрека. Что поделать, охота не всегда бывала удачной. Уединение, которое он искал на Маяке, Тео нашел там сполна - как и некоего рыжего юношу, знакомство с которым вышло довольно поверхностным, увы, но весьма запавшим в душу. Разумеется, на Корн он решил приплыть не за информацией о нем, а лишь за звонкой монетой, которую ему потенциально задолжало местное руководство за редкие занятия с другими учениками. Деньги нужны были барду, чтобы подновить одежду, купить что-нибудь из еды и лекарств. И право, что же это за дракон без сокровищ?
Тео слабо улыбнулся. Он слышал о других племенах драконов, которые действительно собирали драгоценные металлы, вили из них гнезда в пещерах так, чтобы на них падал свет, а когда весеннее солнце нагревало гнезда достаточно, они просыпались. Гораздо быстрее и надежнее всех других драконов, но взамен если какой-нибудь жадный тип обнаруживал тайник, хозяин гнезда мог вовсе не проснуться. Чаще всего обходилось без трагедий, но все же золото - опасный соратник. Прежде Тео никогда особенно не стремился сохранить оное и спускал все довольно лихо на всяческие жизненные приятности.
При мысли об этом дракон зацепился взглядом за трактир - хорошо было бы сначала выяснить, есть ли в Академии ректор или хоть кто-то, способный его принять, выслушать и помочь. Мелочь на выпивку, пожалуй, у него найдется.
Пересчитав оставшиеся деньги и почти отважно шагнув за порог, Тео огляделся и почти сразу же заметил отблеск рыжих прядей и карты, разложенные на столе. Он чуть-чуть приподнял брови, расслышав слова, обращенные к гадателю, на всякий случай ощупал рукоять меча для храбрости и улыбнулся, напевно начиная вещать:
- Дело ли отважному сэру спрашивать об удаче своей гадателя? - поворот недружелюбной мины дракон встретил еще более восторженной, широкой улыбкой. - Дело ли столь грубо знакомства заводить, почтенные господа. Я мог бы поставить последний серебряный, - он вытянул монетку из кошеля, провернул между пальцами, привлекая внимание, ярко блеснул ею, чтоб хорошенько рассмотрели. - Что сегодня удача и дармовый эль на всю ее, до последнего медяка! ждет того, кто первый добежит до стойки! Дело верное, слышите? Суди, любезный, - он метнул монету на стойку через полтрактира, и посторонился, с некоторым любопытством наблюдая за последствиями своей выходки, подтянул мечи так, чтобы быстро выхватить их в случае, если проигравшие страждущие решат с ним посчитаться, - впрочем вероятность этого была довольно мала, - и мягко, изысканно склонил голову перед знакомцем. - Сэр Талион, верно? Вы в порядке?

+1

4

Ах! — события разворачивались слишком стремительно, и гадатель, еще не до конца вернувшийся от своих грез, едва успевал уследить за ними. Впрочем, испугаться толком или удивиться он тоже не успел. Но, услышав красивый певучий голос, не смог удержаться от радостной улыбки, моментально узнавая вмешавшегося. — Тео!
Восторженно улыбаясь, он наблюдал за тем, как ловким и дерзким трюком, схожим с целым театральным представлением, блондин отвлек внимание и моряков, и доброй половины остальных посетителей заведения. Раздался хохот, свист, улюлюканье, мигом образовалась суматоха, кажется, где-то в отдалении грозила завязаться драка, и теперь на них и вовсе никто не обращал внимания. Уже не отвлекаясь на царящий вокруг гомон, гадатель перевел радостно сверкнувший взгляд на Тео, поднимаясь навстречу и протягивая к нему руки, ненавязчиво отводя его ладони от рукоятей клинков.
Тео, как же я рад тебя видеть! — воскликнул он, усаживая барда рядом с собой. — Я в полном порядке, — заверил его гадатель, — спасибо тебе, что вмешался, — он благодарно сжал ладони блондина, помедлив немного, прежде чем выпустить.
Посмотрев на все еще разложенные на столе карты, он непроизвольно задержал на них взгляд и снова улыбнулся. Расклад был нарушен — он сам смешал карты несколько минут назад, но поверх остальных лежали несколько валетов черной масти, сплошь увешанные всевозможным оружием, недобро ухмыляясь с карт, а на самом верху, перекрывая их — рыцарь в серебристом плаще, изящно взмахнувший рукой с зажатым в ней сверкающим мечом: все темные валеты биты одной картой. Предсказатель рассмеялся, на этот раз окончательно смешивая карты и убирая колоду в складки свободных одежд.
Тео, это правда ты? — чуть неуверенно улыбаясь барду, спросил он. — В тот раз, когда мы виделись с тобой… на острове… ты исчез так внезапно… — альв чуть нахмурился, его взгляд сделался слегка растерянным, потускнел, а радостная улыбка померкла — он вновь погружался в себя, на этот раз с тревогой пытаясь определить, действительно ли та встреча состоялась на самом деле, а может, и привиделось ему это все? Может, это было очередным видением, может, он узнал сейчас Тео лишь потому, что видел его когда-то во сне? Предсказатель зачастую путался в потоках Хаоса, показывающих различные вероятности событий, и знал, что далеко не всегда может доверять собственному разуму. Но нет, Тео и сам узнал его, назвал по имени, а значит…
Я не сумел отыскать тебя… и не стал возвращаться… карты сказали, что тогда для тебя так было лучше… — он вскинул на юношу встревоженный взгляд, — это действительно так?
Травник задумался — верны ли были те знаки, сообщающие о том, что остров и впрямь не был для барда тюрьмой? Вероятно, раз Тео был сейчас здесь, значит, гадатель не ошибся, и карты не соврали и в этот раз. Впрочем, он не собирался выведывать чужих тайн, да и куда больше, чем подробности загадочного "освобождения" Тео с острова, его беспокоило другое:
Тео, тогда ты был… сильно опечален, — встревоженно заглянув юноше в глаза, он протянул руку и снова взял ладонь музыканта, словно пытаясь удостовериться, что тот сейчас действительно сидит перед ним. — Пожалуйста, ответь мне — все ли хорошо у тебя сейчас? — опомнившись, альв поспешно убрал руку, дабы не обидеть своего собеседника бесцеремонным прикосновением.

+1

5

Честно говоря, Тео казалось, что события еще могут в любой момент пойти не так, и оттого предпочел бы оставаться при оружии, но господину предсказателю всяко было виднее. Он покорно позволил себя обезоружить, тем паче, что мечи никогда не были ему особенно привычны. Сидеть рядом с Талионом показалось ему куда как более удачной идеей, и дракон мягко улыбнулся:
- Я тоже очень рад видеть ва... тебя снова, Талион, - он не вполне понимал, в какой роли нынче выступает рыжеволосый альв и отнюдь не хотел уронить его авторитет, если где-нибудь поблизости окажется ученик. - Мне показалось, тебе нужна помощь, и я не смог пройти мимо, - воспринять ситуацию как-либо по-иному, кроме угрожающей, он бы не смог.
Впрочем уже следующий вопрос намекнул ему, что хорошему лгуну необходимо либо иметь великолепную память, либо столь же феноменальное умение выкручиваться. Тео был великолепным бардом и вполне овладел вторым искусством, но поручиться за то, что предсказатель не сумеет изобличить ложь, не мог. Тем паче, что лгать в ответ на такую откровенную радость ему было совестно:
- Это я, - дракон медленно кивнул и наконец сумел придумать нечто, похожее на правду, но, разумеется, ею до конца не являющееся. - Видишь ли, любезный друг мой, я попытался найти тебя и порядком заплутал, сумел выйти к ручью лишь к вечеру, - он расстроенно вздохнул. Огорчение его, правда, больше относилось к мысли о том, что он не представляет себе реакции рыжего предсказателя на появление огромного харрека у того же самого ручья. Тео покачал головой и негромко добавил: - Как видишь, я в полном порядке, мне посчастливилось найти брошенную лодку, подлатать ее и доплыть сюда. Так что, полагаю, твои карты и здесь не солгали... - он задумчиво взглянул на тонкие пальцы и почти бессознательно погладил их. Вздохнул, не в силах полностью овладеть этой эмоцией, и заметил тихо:
- Если ты правда хочешь знать все, Талион, боюсь, без кубка доброго вина не обойтись. Но увы, мои карманы и рукава совершенно пусты, я пришел сюда за своей оплатой. Если ты согласишься подождать до того момента, когда у меня появится возможность поставить на стол хороший хмель - я с удовольствием поведаю тебе детали. В остальном же... Как видишь, я среди разумных, цел, жив, здоров, могу ли я желать большего? - он улыбнулся еще мягче, солнечней, подавляя непрошенную горечь, задевшую давно просохшие слезы.

+1

6

Мне следовало слушать не глупые карты, а голос свой души, — в сердцах воскликнул травник, от расстройства заломив руки, — я должен был вернуться тогда за тобой… — от одних молитв проку мало, и альв остро почувствовал свою вину за то, что не предпринял решительных действий. Хорошо еще, что Тео удалось найти лодку. Правда, туманные картины, что всплывали в сознании гадателя во время рассказа барда, были чуть иными, но такое бывало часто, и он не обратил на это внимания. Ему часто виделось не то, что было на самом деле, а подвергать сомнению слова Тео у него не было никаких причин.
И все же я очень рад, что ты сейчас здесь, и что у тебя все хорошо, — альв искренне улыбнулся, радуясь благополучному завершению злоключений этого юноши, а заодно и тому, что тот оказался вовсе не видением, как ему начало казаться после того, как они столь неудачно разминулись на острове.
Гадатель так обрадовался этой неожиданной встрече, что, поддавшись внезапному порыву, чуть наклонился вперед и едва ощутимо коснулся губами скулы собеседника — тем жестом теплой дружеской симпатии, каким мог бы поприветствовать старого друга после долгой разлуки. И тут же залился краской, самым отчаянным образом смутившись своего внезапного поступка и прижав ладони к вспыхнувшим щекам:
Прости меня, Тео, я вовсе не хотел… то есть, хотел, но… Я не желал тебя задеть или оскорбить, — гадатель, наконец, нашелся, что сказать, робко улыбнувшись барду. — Просто я действительно очень рад тебя видеть в добром здравии.
Немного помолчав и продолжая несмело улыбаться собеседнику, травник, наконец, спохватился:
Ты ведь не откажешься разделить со мною трапезу? Прошу, позволь мне отблагодарить тебя — это меньшее, что я могу для тебя сделать… Почтеннейший, — обратился он к мелькавшему между столов разносчику, — пожалуйста, принеси нам что-нибудь на ужин… Тео, чего бы тебе хотелось?.. И кувшин вина… Найдется ли у вас что-нибудь из альвийских вин? Нет? Как жаль... Ну что ж, тогда… — он вновь вскинул вопросительный взгляд на барда, предлагая ему сделать выбор. Ему хотелось бы угостить Тео тем прекрасным вином, что ему доводилось пробовать в храме Табири — прихожане часто оставляли хорошие подношения для жрецов и целителей. Но изысканное, неповторимое, многогранное по вкусу и аромату лучшее вино альвийских виноделов было не так-то легко раздобыть за пределами Актавианского леса — лучшие сорта альвы приберегали для себя. Сам травник плохо разбирался во всем существующем многообразии хмельных напитков. Он нечасто пил что-либо крепче сильно разбавленного вина, но сейчас был не против немного отойти от своих обычных предпочтений и украсить вечер капелькой хмеля, чтобы отметить столь радостную встречу. Да и прав был бард — какая же увлекательная история обойдется без доброй кружки согревающего напитка? А в том, что история Тео будет весьма увлекательна, он не сомневался.
Я с радостью послушаю твою историю, — улыбаясь барду, продолжил беседу альв, пока они дожидались ужина. Тео интриговал его, ему хотелось бы узнать больше об этом красивом, но таком печальном юноше. Но любопытство — не то качество, что мог позволить себе служитель Табири, и он добавил, чуть посерьезнев:
Но я хочу, чтобы ты знал — ты вовсе не обязан рассказывать мне ничего, если не желаешь. Я рад тому, что ты сейчас сидишь со мной, и этого достаточно. Если хочешь, давай станем говорить о чем-нибудь другом, — он рассмеялся, заглядевшись на юношу и вновь непринужденно взяв его за руки, словно они были знакомы много лет.

+1

7

Откровенно говоря, Тео порядком растерялся от последовавшей реакции. Менее всего он ожидал, что юноша расстроится настолько сильно из-за незнакомца, которого тот знал от силы пару часов. Он поторопился прикоснутся к нему, мягко сжал плечо, качая головой:
- Не стоит так расстраиваться, право, не произошло ничего ужасного, к тому же, признаться, я рад, что мы разошлись столь вовремя! Вероятно, за это время ты успел добраться до острова Академии, а здесь вполне безопасно... - бард осекся, осознавая, что произносит нечто, определенно не согласующееся с реальностью, ведь буквально несколько минут назад безопасно здесь не было. Он поспешил замять неловкость новой улыбкой. - Там же, у ручья, я увидел того ужасного монстра, о котором ходило столько слухов.
Как бы ни был мил этот рыжий юноша, все же стоило бы отвадить его от острова. Тео не хотел бы, чтобы Талион столкнулся с его полной формой... или человеческой - снова. Объяснить подобное еще раз было бы невероятно сложно. Лучше уж сразу поведать ему столько кошмаров о своей персоне, сколько он только сумеет придумать сейчас.
- Он и впрямь подобен гигантскому харреку, и я полагаю, весьма хищный. Мне повезло, он не заметил меня. Быть может, он и пожрал владельцев той лодки... - дракон задумался, переводя дыхание и прикидывая продолжение истории, удивленно вздрогнул, ощутив прикосновение к щеке, взглянул на юношу - и не удержал новой широкой, мягкой улыбки, прикоснулся к скуле, провел по горящей коже кончиками пальцев. - Все в порядке, Талион, - он протянул руку, поймав ладонь юноши, мягко поцеловал пальцы. - Ты тоже по душе мне, ясный гадатель. Однако в данный момент, боюсь, я в любом качестве не слишком ценен.
Бард запоздало вспомнил, что так и не закончил повесть о гигантском харреке, но счел момент упущенным. Да и лгать после откровенного признания показалось ему уж совсем чрезмерным лицемерием.
- Вино вульфаров, любое, рыбу и рис, почтенный, - Тео вежливо склонил голову перед разносчиком и вновь взглянул на собеседника. - Как твои дела шли все это время, Талион? - дракон искренне хотел скрасить ожидание беседой. Однако, тема, возможно, была выбрана нелучшая, тем более, что он уже обещал рассказать свою историю, а уж она никак не была тем, что могло скрасить дружескую встречу. Но боги велели ему прервать траур, разве может он противиться их воле?
- Все в порядке, Талион, - бард улыбнулся, сжал его пальцы. - Не столь уж значимые это... события...- он вдохнул глубже и налил себе вина, пригубил и отстраненно начал. - Видишь ли, свою ммм... карьеру барда и лица значимого я начал с того осеннего вечера полной луны, когда волей случая я оказался в замке лорда ди Рхаурр, - Тео запнулся. Травник, скорее всего, должен был знать детали лучше него, и все же дракон уточнил. - Осенней луны троелуния. И так вышло, что я был там единственным, кто не был вульфаром, а потому не мог принимать участия в охоте.
Бард внимательно следил за реакцией собеседника, прикидывая, необходимы ли будут пояснения. Хуже всего в этой истории было то, что он никак не мог объяснить собственного поведения и дурмана в голове - он же не вульфар, так? А то, что по осени драконы несколько теряют контроль над собой, было крайне важной деталью, без которой по зрелому размышлению Тео начинал ощущать себя крайне аморальной личностью. Не то чтобы его когда-либо интересовали правила морали, но именно перед этим светлым юношей ему становилось сейчас особенно стыдно. Но без начала этой истории, опять же, поди объясни, с чего фвдруг лорд так заинтересовался его умом, его игрой и прочими достоинствами.

Отредактировано Тео Ло-Амис (09.02.2020 01:42)

+1

8

Пока они дожидались, когда принесут ужин, гадатель с любопытством слушал, как барду удалось покинуть остров. Когда история блондина дошла до того места, где он повстречал монстра, травник ахнул, глядя на собеседника расширившимися от испуга и удивления глазами. Стремительно бледнея от эмоций, он непроизвольно сжал ладони барда, впрочем, почти сразу успокоившись — в конце концов, Тео сидел сейчас перед ним, цел и невредим, а значит, окончание истории в любом случае должно было быть благополучным. Признаться, он не слишком-то верил слухам — слишком спокойным и гармоничным ему показался тогда остров, но теперь, услышав подтверждение из уст очевидца, запоздало пришел в ужас. Он сам, похоже, лишь чудом избежал смертоносной встречи, а Тео и вовсе невесть сколько времени провел в таком опасном соседстве.
Ты же был в смертельной опасности! Но сколько же ты пробыл на том острове?.. — не удержался от вопроса травник, все еще продолжая в тревоге сжимать его руки. — Тебя защищали твои мечи? Ты, должно быть, совершенно бесстрашен! — восхищенно сделал вывод гадатель, любуясь изящными рукоятями оружия. Лезвие таких клинков наверняка было способно рассечь перышко на лету. Но даже под защитой такого грозного оружия как мог Тео говорить так хладнокровно? В голосе барда не прозвучало ни капли страха — он рассказывал об этом совершенно спокойно, и травник еще раз удивился его выдержке и умению контролировать эмоции.
Помолчав немного, гадатель снова незаметно для себя погрузился в раздумья.
Недалеко от того острова, на побережье материка, расположена небольшая деревушка. Ее обитатели живут мирно, спокойно, хоть их жизнь и наполнена непростым трудом, они приветливы и добросердечны, — вслух начал размышлять травник, попутно отвечая и на вопрос собеседника о том, что он делал после того, как они разминулись в прошлый раз. — Я пробыл там немного, когда вернулся и раздумывал, куда отправиться дальше. Оттуда было недалеко до Академии, и я решил попытать счастья здесь… Так вот, среди этих жителей тоже ходят слухи о чудовище, живущем на острове. Однако же мне кажется, что оно не настолько кровожадно, ведь иначе жители той деревни не ведали бы покоя… Да и мы с тобой благополучно смогли избежать с ним встречи, должно быть, вовсе не оттого, что оно нас не заметило, а потому, что не нападает без необходимости… А быть может, это и не чудовище вовсе, а морок, наведенный темной магией на какого-нибудь несчастного, обреченного вести жизнь в таком виде? — гадатель, увы, не понаслышке знал о разрушительной стороне магии Хаоса, способной нечеловечески исказить, извратить истинный облик существа. Одним из жертв подобного проклятия был сам Владыка Хаоса, однажды наведавшийся в храм Табири, где в то время обитал целитель. — Ах, да что же это я говорю! — Опомнился альв, прерывая свои рассуждения. — Хвала милосердным богам, что тебе удалось уйти от него невредимым!
Тео тем временем продолжил свой рассказ, и травник тоже налил себе немного вина, вновь пододвинув кувшин к Тео — чтобы кубок рассказчика не оказался пуст. А рассказ, судя по всему, давался барду не так-то просто.
Оказаться во владениях вульфаров в ночь троелуния очень опасно, — внимательно выслушав начало истории Тео, осторожно заметил он, обратив внимание, что бард отчего-то не решается продолжить. Гадатель мягко взял собеседника за руки, заглянул в глаза, пытаясь определить причину его замешательства. Он не желал вспоминать о чем-то? Или, может быть, боялся осуждения? Но в этом случае ему нечего было страшиться.
Тео, неужели ты полагаешь, что я стану осуждать тебя за что бы то ни было? — поспешил уверить его травник. — Не забывай, я служитель Табири, и мне не пристало никого судить.
Даже кровожадное чудовище, о котором ему поведал Тео, гадатель не желал видеть таким уж кровожадным, что уж говорить об этом юноше, который, казалось, не мог совершить ничего предосудительного. Травник ободряюще улыбнулся ему, показывая, что готов слушать дальше, но с продолжением рассказа не торопил.

Отредактировано Талион (04.03.2020 21:38)

+1

9

Врать Тео не то чтобы считал хоть сколько-нибудь зазорным, просто обычно старался этого избегать. Но в данном случае иного выхода он не видел. Либо придется рассказать Талиону, что он иномирянин, либо продолжать вдохновенно лгать, одновременно мягко намекая этим, что наведываться на остров Маяка добрым юношам вроде него не следует.
Но на словах о смертельной опасности Тео порядком смутился, вспыхнул розоватым румянцем, который, впрочем, мог быть списан на стеснительность. Мыслимо ли обладать подобным качеством барду?
Дракон покачал головой, подливая себе вина:
- Должен заметить, Талион, мне не довелось с ним сражаться, он и не пытался меня сожрать, хотя эти клинки, ты прав, не раз оберегали меня от бед. Что до бесстрашия, то, боюсь, не рискуя брать на себя излишние добродетели, отмечу, что я отнюдь не воин, мой добрый друг. Я всего лишь скромный бард, боюсь, отчаянная смелость - не моя сильная сторона.
Он негромко вздохнул, пригубил кубок и вздрогнул, едва успев сомкнуть пальцы сильнее и восстановить самоконтроль - так близко подобрался предсказатель к истинному положению вещей. Но приходилось придерживаться прежнего плана, а потому Тео лишь в задумчивости покачал головой:
- Быть может ты и прав, Талион. Весьма может статься,что некий несчастный, не в силах ни снять заклятие, ни показаться на глаза добрым людям, вынужден скрываться на этом острове от чужих глаз. Как полагаешь, если обратиться к ректору с подобным предположением, он сумеет нам помочь? Не можем же мы бросить бедолагу в одиночестве...- бард осмотрел кубок и негромко уточнил, связывая речь воедино: - Кем же ты хочешь устроиться, друг мой? Наставником?..
Он не то чтобы хорошо разобрался в местных уровнях заклинательства, но с его точки зрения преподавать у Талиона бы вполне вышло. Он чуть поморщился и прикрыл глаза, продолжая речь максимально отстраненно, словно и не о себе вовсе:
- Я полагаю,что порядком потеряю уважение в твоих глазах, но впрочем, разве имеет это значение? - юноша куснул край губы. - Я... оказался на ложе альфы ди Рхаурр. Нет, не так, - на этот раз Тео безжалостно заставил себя принять и озвучить истину, продираясь через вину и стыд, выдохнул по частям. - Я возлег с лордом ди Рхаурр и сам позвал доброго хозяина, зная, в каком он положении. Мы были вместе...довольно долго...- дракон поморщился и наконец открыл глаза, внимательно посмотрел на Талиона, ровным тоном добавил. - Мои мысли, мои речи отчего-то натолкнули лорда ди Рхаурр на мысль, что я буду прекрасным советником,и он возвысил меня, приблизив к себе, как только можно было.

+1

10

Гадателю нравилась чуточку сложная, витиеватая манера речи Тео, и он заслушался, даже не разочаровавшись ни капли, когда бард признался, что вовсе не так бесстрашен, как предположил альв. Улыбнувшись, он кивнул, соглашаясь с тем, что для барда такое качество совсем не обязательно, но все равно Тео казался ему смелым, ведь на острове он не выказал даже тени страха, а в этот раз не раздумывая вступился за гадателя, оказавшегося в весьма незавидном положении.
Продолжая разговор и высказав свое предположение о том, что что чудовище с острова Маяка может оказаться вовсе не чудовищем, а подвергнутым проклятию разумным существом, травник тут же понял, как глупо и неправдоподобно звучит эта мысль. И как только она пришла ему в голову? Ведь он даже не видел неведомую тварь. Тем сильнее он удивился, когда Тео высказал согласие с этим предположением.
Что ж, если это и правда проклятие Хаоса, я бы, пожалуй, сумел это определить… — однажды гадатель уже видел подобное, когда Владыка ветви Хаоса на его глазах обратился в миража, правда, сохранив при этом разум, и ему даже довелось прочесть свитки, содержащие исследование этого феномена — величайшее сокровище рода Аса-Фадири, которое он временно хранил. — Но, Тео, я сомневаюсь, что ректор сумел бы помочь в этом случае. Это очень темная, страшная магия, многие заклинатели отдали жизнь в попытках приблизиться к ней, но так и не достигли успеха. Лишь единицы способны сотворить подобное, и я не слышал ни о ком, ныне живущем. Сам могущественный Влады… — чуть не проговорился альв, обещавший хранить тайну царственного миража, — …владеющий магией Хаоса заклинатель не сможет помочь, тут требуется куда более темная ворожба.  К тому же, слишком опрометчиво рассказывать об этом… Могут найтись желающие не только помочь, но и уничтожить это существо, сочтя его опасным. Быть может, лучше оставить все как есть, чтобы не привлекать лишнего внимания и не сделать хуже. Мне кажется, это и впрямь не настолько кровожадное чудовище, и нападает лишь из самосохранения. Возможно, оно действительно наделено разумом…
Гадатель умолк. Собственные рассуждения показались ему несколько сумбурными и совсем нелогичными. Впрочем, эту проблему они могли обсудить и позже, и альв поспешил ответить на следующий вопрос барда.
Нет, вовсе не наставником, что ты, Тео… как я могу посметь… — страшно смутившись, гадатель отвел глаза и непроизвольно принялся накручивать на палец прядь длинных волос, свою красу и гордость, носил которые он вовсе не по праву — большинству изгнанников их отрезали, не позволяя отращивать впредь. — Дело в том, что я изгнанник, во мне течет кровь двух кланов, — смущенно пояснил он, не поднимая глаз. — Для альвов это тяжкий позор. Едва ли мне позволят… — Даже если в Академии порядки и были более свободные, и руководящий состав, состоящий из представителей других рас, не обратил бы на его происхождение внимания, но гадатель понимал, что те чистокровные альвы, отправлявшие своих детей учиться в Академию, никогда бы не допустили, чтобы изгнанник стал бы чему-нибудь учить их отпрысков. Невзирая на то, что волосы его были длинны, его сразу выдавала скромная, чуть боязливая манера держаться и опущенный взгляд, что было совсем не свойственно его чистокровным сородичам. — Но мне неплохо дается целительство и травничество, — продолжил он, чуть отойдя от смущения и несколько приободрившись. — Я мог бы быть там лекарем… Говорят, Академия теперь объединилась со школой Дагона, быть может, дагонитам требуются целители, ведь их тренировки так опасны. Говорят, наставники вовсе их не щадят, обучая смертоносному искусству, и, ходят слухи, они уже во время учебы отправляются на опасные задания…
Продолжение рассказа Тео альв слушал чуточку нахмурившись — не потому, что он осуждал его, а просто начал тревожиться из-за того, что Тео так тяжело дается повествование. В какой-то миг ему захотелось остановить его, чтобы не заставлять барда переживать те эмоции, отблески которых скользили по его внешне почти невозмутимому лицу с точеными чертами, однако целитель понимал, что им, возможно, движет желание выговориться. Глядя на барда спокойно и понимающе, чуть тревожно хмуря брови, когда речь Тео сделалась сбивчивой, гадатель внимательно выслушал его до конца, а затем улыбнулся с явным облегчением — признаться, ему уж было начало казаться, что Тео собирается поведать о каком-то куда более тяжелом преступлении.
Я вовсе не стану уважать тебя меньше из-за каких-либо твоих поступков в прошлом, — искренне уверил он барда. — Это был твой выбор и твое право. А сейчас ты способен заслужить уважение уже одним только своим честным признанием, — гадатель снова улыбнулся, погладив его ладонь. — Не терзайся понапрасну, поверь — то, в чем ты признался, вовсе не такой уж страшный грех. К тому же, ночь полнолуния могла закончиться куда хуже, а в результате все обернулось благополучно. Но постой… ди Рхаурр… — припомнил альв слышанное когда-то имя. — Не тот ли это лорд, который… которого… — договорить гадатель так и не решился. Даже до его затерянного в глуши альвийских лесов уединенного храма доходили кровавые слухи о безжалостном убийстве, совершенном не столь уж давно.

0

11

Одним из самых слабых мест в легенде Тео было его полнейшее незнание того, как работает здешняя магия. Судя по всему, в этом тут разбирались даже слуги и крестьяне, чего в родном мире дракон отродясь не наблюдал. Посему, честно признаться, он мог согласиться с абсолютно любым высказывание очаровательного альва, в конце концов он был здешним. Пожалуй, лишь только вульфары не были склонны рассуждать о превратностях магических путей...
Бард негромко вздохнул и с толикой интереса посмотрел на юношу:
- То есть ты владеешь некими знаниями, недоступными даже ректору? Воистину, изумительны пути Шиархи... - он внимательно посмотрел на него и не удержался, с любопытством уточнил. - Всякого ли зачарованного позволяет распознать сие дивное умение? Что если, к примеру, я - зачарован? - он улыбнулся краешками губ, показывая, что шутит - впрочем, как и прежние его речи, эта была шуткой лишь отчасти. Он позволил себе поразмыслить над чисто теоретической проблемой еще недолго и наконец заметил. - Весьма также может быть, что этот несчастный и не желает быть расколдованным. Если и впрямь разумен..
Лично он, Тео Ло-Амис, и не желал быть спасенным. Он желал отдохнуть от чудес этого мира и хорошенько поискать дверь в собственный.
Интересно, насколько фатальной ошибкой будет раскрыть этому юноше, кто он такой на самом деле?
Мысль была напрочь сметена следующим жестом - видимо, непроизвольным, но завороженный переливами рыжей пышной гривы, дракон замер, не в силах оторваться, потом чуть улыбнулся, откидываясь назад и чуть расслабляясь, виновато покачал головой, прижал ладонь к груди:
- Прости мне мое невежество, Талион, последние годы мне редко доводилось встречать альвов, а потому я несколько подзабыл их обычаи.... Но разве твое происхождение где-либо прописано? Или альвам под страхом смерти запрещено, скажем... - Тео в последний момент окоротил готовую сорваться с языка фразу и лихорадочно принялся искать формулировку, более подходящую благородному юноше, а потому затянул паузу чуть дольше, чем следовало, - не упоминать вовсе о своем происхождении или упоминать лишь отца?... - лично он не чурался бы и солгать. Но это был он, столетний дракон, который давно привык к мысли, что его жизнь ценнее крохотной лжи, буде что. - Но впрочем, я полагаю, и у задуманного тобой дела есть все шансы на успех. Это вполне неплохая идея! - юноша поднял кубок в знак поддержки и отпил немного вина, чуть нахмурился, внимательно глядя на собеседника, и бесконечно печально вздохнул, опуская глаза:
- Это тот самый лорд, Талион, ты прав. Мой грех, моя боль, моя печаль...  Но боги пожелали, чтобы я оставил их позади, и шел дальше. Мне был дан весьма неоднозначный знак, когда я проиграл в поединке, - Тео с деланной захмеленностью продемонстрировал кривовато срезанный край косы. Чтобы вино действительно ударило ему в голову, потребовалось бы куда больше, но дракон чувствовал, что привычное самообладание изменяет ему, и плетение слов дается все сложнее. - Я не уберег моего лорда, Талион. Шиархи было угодно, чтобы я присоединился к героям, защищающим Айлей, и кажется, так ненадолго я оставил его в замке. Кто бы мог подумать, что его собственный родич нарушит...- голос его сбился. Бард глотнул вина и уже гораздо спокойнее посмотрел на альва. - И я же был первым подозреваемым по этому делу Талион. Как его нареченный, - Тео почти и не вдыхал резче на этот раз. Теперь, когда самая болезненная часть истории была позади, самоконтроль давался куда легче. - Боюсь, я не слишком хорошо помню, на что опирался господин королевский следователь, но вот я здесь. На свободе, свободный от оков, браслетов и даже от рабства у вамфири, где я тоже успел побывать. Боюсь, моя история не слишком веселая, Талион... - дракон покачал головой. - Ты... Ты можешь спрашивать у меня что угодно. Я отвечу на любой вопрос,- он внимательно посмотрел на кубок. - В конце концов сейчас я должен снова научиться принадлежать лишь самому себе и отвечать за себя самостоятельно.

+1

12

Нет, Тео, я не обладаю подобными знаниями, — рассмеялся альв, отвечая на вопрос барда, — я лишь могу чувствовать искажения Хаоса, ведь проклятия часто бывают связаны с ним, впрочем, далеко не всегда… — гадатель на минуту задумался, устремляя взгляд в пространство, как бывало, когда он прислушивался к магии, а затем продолжил:
К примеру, жена нашего гостеприимного хозяина-трактирщика, кажется, имеет некоторые способности к этой опасной магии, и к тому же обладает весьма скверным характером, и уже ненароком сглазила нескольких бедолаг, которые, должно быть, повели себя слишком вольно… По счастью, способности ее лишь самого низкого уровня, и это не проклятия вовсе, а лишь самый обыкновенный сглаз…  — альв сильно вздрогнул, с некоторым усилием возвращаясь к реальности и несколько растеряно оглядываясь. Его разум, как всегда, слишком легко соскальзывал за грань происходящего, стоило лишь чуть-чуть ослабить контроль и позволить магии повести вслед за собой. Отпив глоток вина, он тряхнул головой, прогоняя видения, и вновь сосредоточился на беседе.
Что же касается тебя… — улыбнулся гадатель, — думаю, если ты и зачарован, то разве что какой-нибудь светлой, чудесной магией. — Хоть предсказатель так же пошутил в ответ, но аура Тео действительно казалась ему яркой и необычной.
Выпив еще немного терпкого вина, он поразмыслил над последующими словами барда.
Пожалуй, ты прав. — Он все никак не мог привыкнуть, что за пределами родных земель его происхождение не имело такого уж значения, и в Академии действительно могли не принять во внимание тот факт, что он изгнанник. — Возможно, мне следует попытать счастья и на этой стезе…
Внимательно выслушав окончание рассказа Тео, гадатель надолго замолчал.
Что ж, Тео, и это и правда очень печальная история… — медленно начал он. — Мне жаль, очень жаль, что все так случилось. Хотелось бы мне обещать тебе, что все пройдет… но это не так. Да, минует время, и тоска смягчится, печаль сделается светлой, но шрам на сердце останется навсегда, пока живы мы, пока жива наша память, будет жить и наша скорбь… — Близких терять нелегко, трудно смириться с тем, что они ушли навсегда, но Тео был прав в том, что следует жить дальше, как бы трудно это ни казалось. — Светлый Табири научил нас множеству способов исцелять недуги — есть отвар, помогающий при лихорадке, есть зелье, исцеляющее беспричинную тоску… Но он не дал нам ни одного способа излечить разбитое утратой сердце. Остается только ждать… лишь время способно смягчить эту боль. Но все же, Тео, послушай моего совета — не сторонись других людей. Дружеское тепло и искреннее участие способны творить чудеса. Теперь, когда ты больше не пленник на том острове, возвращайся к семье, друзьям… у тебя ведь есть близкие?.. Отыщи их, должно быть, они совсем истосковались без вестей о тебе. А до той поры, если захочешь, я буду тебе другом, — тепло улыбнулся альв. — И я прошу тебя, Тео, не обвиняй себя, пусть память о твоем лорде не омрачается чувством вины. Нет такого греха, которого бы ты уже не искупил всеми теми невзгодами, что тебе пришлось перенести. В чем бы ты себя не обвинял — найди силы простить себе это. Я так и не стал жрецом, увы, и не могу даровать тебе отпущение грехов, но, поверь мне, тебе не нужны посредники, чтобы снять с себя этот груз. В тебе есть внутренняя сила, Тео, и внутренний свет — они помогут тебе.
Альв замолчал, давая Тео время обдумать все сказанное, и сам глубоко задумался. Так вот почему этот юноша был так печален… Увы, как бы ни хотелось целителю ему помочь — это было не в его власти. Было видно, что рассказ дался Тео нелегко, но, быть может, ему станет чуть лучше, если альв просто побудет рядом? Ведь целитель знал, как важно страдающей душе высказать свое горе, облечь его в слова и тем самым дать ему выход. И пусть подобная исповедь всегда приносит боль, но и рану иногда бывает нужно вскрыть, чтобы очистить, и лишь после этого она начинает заживать.
Тео, ты совсем не притронулся к еде, — через некоторое время целитель вновь заговорил, чуть тревожно нахмурившись, — ведь ты наверняка устал, тебе нужно восстановить силы, — альв пододвинул блюдо с рисом и рыбой поближе к барду, — поешь хотя бы немного...

Отредактировано Талион (12.04.2020 03:48)

0

13

Тео еще раз прикинул, стоит ли ему запоминать особенности действия здешней магии. Это могло бы быть полезным, но решительно никак не повлияло бы на его ремесло. Да и к тому же разве мало здесь простых людей, не обладающих и каплей магии? Конечно, здесь он считался магом Воздуха и Порядка, но знал ли об этом его любезный собеседник?
Дракон не сумел сдержать улыбку в ответ на комментарий юноши относительно способностей хозяйки, наклонился к нему ниже и вполголоса заметил:
- Думаю, нам стоит вести себя более осмотрительно, мы уже имели возможность накликать на себя ее гнев, - Тео вскользь коснулся рукояти меча, поясняя свои слова, покачал головой. "Ох, знал бы Талион все возможности этой светлой магии!" У него даже не было уверенности, что Талион не сбежал бы,просто встретив его полную форму, но какое это имело значение сейчас?
Все мысли, все эмоции Тео постепенно сосредоточились на прошлом. Он негромко вздохнул:
- Право, Талион, слова твои мудры и прозорливы, и ничем не уступают речам жрецов, - юноша покачал головой.- Родные и близкие мои, увы, сейчас чересчур далеко, чтобы я мог к ним вернуться, да и, признаться откровенно, произошедшее породило во мне уверенность, что лучше бы мне поселиться где-нибудь на отдаленном острове и хорошенько все обдумать, так что в некотором роде мое пребывание на Маяке было к счастью, - он вскользь улыбнулся и посмотрел прямо на Талиона. - Однако встреча с тобой, наши беседы заставили меня подумать о возвращении к прочим людям, ведь жизнь продолжается, какие бы горести не остались позади, не так ли? Я буду рад, если ты станешь моим другом... - Тео ненадолго задумался. - Тем более сейчас я точно лодка в открытом море - двигаюсь туда, куда зовет меня ветер.. А он, прямо сказать, не слишком-то милосерден ко мне. Я благодарен тебе за то, что ты меня выслушал, и за твои мудрые слова. Право, если я могу чем-нибудь помочь тебе - мне это будет лишь в радость!
Дракон внимательно изучил свою тарелку, благодарно улыбнулся юноше и негромко заметил:
- И какие бы горести не терзали мою душу, тело мое все равно хочет есть.

+1

14

Речам жрецов? — улыбнулся альв, чуть краснея от смущения. — Боюсь, мне далеко до мудрости жрецов, — он знал: истинные жрецы способны одним лишь словом утешить страждущего и подарить надежду отчаявшимся сердцам. Их мудрость простиралась много дальше простого обывательского мировоззрения, и они бы, пожалуй, нашли бы куда более подходящие слова. Иногда целитель жалел о том, не посвятил себя светлому служению, так и не принял жреческий сан, но, верно, у Судьбы было предуготовлен для него другой путь.  — Но мои слова идут от чистого сердца, — продолжил альв, — и я искренне желаю, чтобы твоя душа исцелилась. Ты правильно поступил, что нашел силы поведать свою историю — это снимет часть того непомерного груза, что терзает тебя. Сейчас тебе больно от воспоминаний, но, поверь, тебе станет легче. И хорошо, что ты думаешь о возвращении к людям — этот шаг может быть нелегким, но он необходим. Очень давно, когда умерла моя наставница, вырастившая меня и заменившая родителей, мне казалось, что тоска по ней не пройдет никогда. Мне не хотелось никого видеть, ни с кем говорить, но в конце концов я волею судеб оказался в храме, и именно там, помогая другим, я вновь сумел обрести душевный покой. Это нелегкий путь, Тео, но он тебе по силам. Даже на простой лодке возможно пересечь бушующее море, если парусом служит надежда, а веслами — решимость и твердая воля. А впрочем, — помолчав немного, добавил гадатель, — не слушай моих советов, если они противоречат голосу твоей души, ведь только душа способна направить тебя…
Целитель улыбнулся, видя, что Тео, наконец, проявил хоть какой-то интерес к еде, и тоже придвинул к себе тарелку.
Ты прав, душевную тоску не излечишь, изнуряя тело голодом. Вот увидишь — тебе станет намного лучше, когда ты поешь. — Именно из таких простых на первый взгляд шагов и состоит путь к тому, чтобы вновь обрести утраченную гармонию — вкус пищи, запах свежего хлеба, свежесть родниковой воды, теплый ветер на коже и в волосах, неторопливая беседа… Все это способно вновь возродить способность радоваться жизни, ценить каждый ее миг.
Предсказатель искренне предлагал Тео свою дружбу и помощь. Он всегда легко сходился с теми, кто приходил в храм и просил помощи, и так же легко отпускал их из своей жизни, когда они уходили, исцеленные, если их хвори возможно было исцелить, или же просто ободренные, с новой надежной и новыми душевными силами. Пусть сейчас они были вовсе не в храме, но сути это не меняло — измученной душе требовалась поддержка, и альв желал, чтобы невзгоды юноши наконец завершились. А после Тео пойдет дальше, своей дорогой, он сильный, яркий, он справится со всеми ударами судьбы, что обрушились на него. Тео нравился гадателю, ему нравилось беседовать с ним о магии и о прочем, нравилось, как он строит свою речь, нравилось само звучание его голоса, даже печаль в его глазах лишь придавала ему утонченной красоты и очарования. И потому целитель с легкой грустью думал о том моменте, когда их дороги разойдутся. Но это будет позже, а сейчас они могли еще немного побеседовать, и альв, смущаясь и вновь вспыхивая ярким румянцем, преодолел робость и все же решился спросить:
Тео, ты ведь тоже идешь в сторону Академии? — больше, пожалуй, на этом острове идти было и некуда. — Быть может, ты не откажешься сопроводить меня туда? — дело было вовсе не в том, что он считал дорогу хоть сколько-нибудь опасной, просто ему хотелось еще немного побыть в обществе барда.
Гадатель говорил чуточку несвязно — его начинала смаривать усталость, да и, признаться, вульфарское вино, выбранное Тео, оказалось слишком крепким для него, привыкшего к другим винам, хоть он и выпил совсем немного. В голове ощутимо шумело, сознание туманилось хмелем и усталостью, и в конце концов он опустил тяжелеющую голову на лежащие на столе руки, прикрывая слипающиеся веки.
Пойдем завтра с утра? — сонно пробормотал прорицатель, сладко зевнув и с трудом борясь с дремотой.

Отредактировано Талион (19.04.2020 19:55)

+1

15

Речи альва заставили Тео улыбнуться. Он покачал головой, вскидывая ладонь:
- Талион, увы, в своей жизни мне пришлось видеть не столь уж много жрецов. Прошу, просто прими на веру, что далеко  не все они столь добры и участливы, как ты. Я действительно благодарен тебе за то, что ты выслушал и поддержал меня, едва ли в это неспокойное время я нашел бы лучшего слушателя, - он вздохнул, на мгновение отводя взгляд. О, если бы провидец знал всю его невероятную историю, начиная от перехода из иного мира... Впрочем еще один полезный совет он дал, и Тео поднял глаза. Он не имел прав столь беспечно и откровенно перевешивать н несчастного свою боль и свои тревоги, однако. - Талион, ты так мудр. Право же... Ты советуешь мне обратиться снова к людям, но как же быть с тем, что раз за разом я... оказывался в довольно неприятном положении?.. Я полагаю, ты прав, и мне давно пора обрести в себе новые силы, найти новые ветра, и все же... Я полагал, что для этого нужны новые цели, разве не так? - Тео чуть печально посмотрел на опустевший кувшин и попытался вспомнить, сколько монет у него сейчас с собой. Потом махнул рукой и предпочел закончить с едой, чуть тверже заметил: - Впрочем возможно, стоит просто начать, а там жизнь сама покажет, куда следует двигаться, как полагаешь?
Улыбка Тео вполне могла сойти за хмельную, но собственно он этого и добивался. Дракон сейчас действительно не знал, что ему делать, когда он заберет свои деньги, но рассчитывал что-нибудь придумать в ближайшее время. В конце концов у него всегда есть целый свой остров, а значит без крова он всяко не останется.
Бард не удержался от смешка и посмотрел на Талиона, радостно кивнул:
- Конечно же, я с радостью провожу тебя.. Только ты не знаешь, здесь можно снять комнату, чтобы переночевать? Я больше не числюсь в штате преподавателей, так что едва ли мне выделят комнату, а где-нибудь переночевать нужно...
Сказать по правде, если бы места не нашлось, Тео вполне смог бы переждать до утра где-нибудь в прибрежной гряде скал в истинном обличье, приложив все силы, чтобы слиться с местностью. Но этот план был не слишком хорош, в конце концов он сам способствовал возникновению слухов о чудовище, и если его кто-нибудь увидит, поутру вполне может заявиться толпа героев, жаждущих отомстить за выдуманных жертв. Не то чтобы он всерьез опасался быть убитым, но жертв не миновать.
- Быть может, мы могли бы снять хотя бы один номер на двоих, - соображалось ему из-за вина чуть хуже, поэтому никакого смущения он не испытывал. Да и что дурного в его предложении? Лично Тео не был уверен, что его денег хватит надолго, если он будет их разбазаривать. - А утром двинуться дальше вместе.

+1

16

Знаешь, Тео, как бы странно это ни звучало, но зачастую цель открывается нам лишь в процессе пути… — чуть задумавшись, ответил гадатель. — Часто это трудный и извилистый путь, как и тот, что довелось пройти тебе, полный скорби и невзгод. Но, разве не замечал ты, что часто бывает и так, что тот, кто с честью прошел все испытания судьбы, получает награду? Для кого-то это покой и мирная жизнь, для кого-то успех в избранном деле, а для кого-то — то, что он и не думал искать… Для каждого, кто не отчаялся, найдется своя награда. Боги милосердны, — с жаром проговорил целитель, искренне верящий в то, что добро и милосердие являются основой мироздания, каким бы спорным и неочевидным ни казался этот тезис, — разве оставят они нас, своих детей, и не подарят покоя и счастья?
Альв говорил горячо, искренне, но несколько несвязно и, пожалуй, слегка запутано — сказывался туманящий голову хмель и усталость, — хотя ему казалось, что Тео понимает его, ведь Тео — бард, творец, должно быть, его поэтическое мышление подскажет ему, что хотел выразить гадатель.
Быть может, стоит сделать шаг, другой, и тебя подхватит новый ветер, и он поднимет тебя к новым звездам, увлечет к новым горизонтам… Но ты должен быть сам к этому готов. Дождись, когда душа позовет тебя, и тогда, даже не зная цели, ты откроешь в себе новые силы… — задумчиво продолжил он, устремляя взгляд на Тео и мягко улыбаясь ему. — Быть может, твои испытания, наконец, закончились? И, может, свет новых звезд уже сияет тебе, хоть пока и невидимый из-за мрачных туч, нависших над тобой? Но кто сможет сказать тебе это?.. Тебе придется сделать первый шаг, чтобы это узнать…
Даже будучи наделенным даром предвидения, альв не смог бы ответить на эти вопросы. Его озарения были слишком обрывочны и касались, скорее, каких-то конкретных событий, нежели судьбы в целом. Возможно, правы были те, кто говорил, что жизненный путь вовсе не предопределен судьбой, а движущей силой выступает, в первую очередь, воля человека. Гадатель улыбнулся, поймав себя на этих мыслях — еще одни кубок вина, и он пустится в философские рассуждения.
Встрепенувшись от слов барда, едва не задремавший альв тряхнул головой, прогоняя сонливость, затем кивнул:
Да, я уже взял комнату здесь, наверху, так как собирался отправиться дальше утром. Ты не откажешься разделить ее со мной? — предложил он и, указывая в сторону лестницы, неловко взмахнул рукой, опрокидывая на стол кубок, по счастью, пустой, улыбаясь, качнул головой:
Пожалуй, мне уже следует пойти отдыхать… Давай продолжим беседу наверху? Хочешь, возьмем еще вина и что-нибудь из еды? — Поднимаясь, захмелевший гадатель, напрочь игнорируя прославленную альвийскую грацию, едва не уронил стул, в последний момент успел придержать его, рассмеявшись собственной неловкости, но тут же опасно покачнулся сам, отчего многочисленные подвески отозвались мелодичным перезвоном. — Проводишь, Тео?..

Отредактировано Талион (24.05.2020 18:59)

0

17

Целью Тео после прибытия в этот мир стало в основном собирание песен и мелодий, баллад и сказок. Но теперь, после всего произошедшего, право же, дивные мелодии стали последним, что его интересовало.
Впрочем может быть и так, что он действительно принял все слишком близко к сердцу и попросту утратил способность видеть возможности?
Не вполне трезвый бард тепло посмотрел на альва:
- Ты мудр, ты удивительно мудр, Талион. Жаль, ах, как жаль, что ты не можешь указать мне путь, который я не вижу сейчас, - он улыбнулся и покачал головой, с трудом удерживаясь от того, чтобы не подхватить его ладонь и не поцеловать пальцы. В конце концов весьма может оказаться, что он не приемлет такой вольности от мужчин. - Ах, если бы я сам знал, чего желает моя душа. И покой не слишком радует ее, и шторма порядком утомили, но ты прав, большому кораблю нужны ветер и паруса, и уж там он найдет свой путь - или свои рифы... - Тео печально убедился, что его кубок пуст, но новый заказывать не стал, вздохнул. - Ах, если бы господин предсказатель мог указать мне, куда шагать... Впрочем, полагаю, я чересчур жаден в своем стремлении одолеть собственную душу, не так ли? - дракон осмотрел край срезанной косы и продемонстрировал ее собеседнику, чего в трезвом состоянии не позволил бы себе: - Вот, смотри. Один славный воин из твоего племени вызвал меня на поединок,и я проиграл ему, - Тео неуместно весело рассмеялся. - Я проиграл, и он срезал мне волосы с того края, где я окрасил их в траурные цвета. Это ли не знак? - он яростно кивнул и махнул разносчику, чтобы заказать еще еды и вина. Ему казалось, что в его состоянии кровать - это лучшая из возможных идей,пока он не наплел еще чего-нибудь лишнего.
- Не откажусь, господин предсказатель.Я и сам уже порядком...утомился, - бард хмыкнул и торопливо шатнулся, пытаясь поймать, похоже, столь же нетрезвого альва. - Идем! Хочешь, я спою тебе? Или станцую? Я умею танцевать, Талион, я танцевал и для моего лорда,и для маленького господина Ниитэ... Я рассказывал тебе о маленьком господине Ниитэ? - Тео осознал,что его несет напропалую, и знаменитая выдержка не просто дает трещину - разваливается прямо на глазах. Он попытался взять себя в руки хотя бы немного. - Ах, маленький господин Ниитэ... Впрочем, это совершенно глупая и неуместная история, право, - бард забрал еду у подавальщика и направился к лестнице, все так же бережно поддерживая собеседника второй рукой под спину, не обнимая, но готовый подхватить,буде тот снова оступится. - Покажи же мне комнату, Талион, надеюсь, мы сумеем умоститься вдвоем на постели. Впрочем я могу лечь на полу или же в кресле...

+1

18

Поверь, Тео, я бы оказал тебе плохую услугу, если бы сказал, по какому пути тебе следует идти… — рассмеялся альв, качнув головой. — И мне думается, что даже Шиархи не могла бы это с точностью сказать… Быть может, Судьба плетет для каждого из нас заранее определенный узор из дорог и путей, но куда свернуть на развилке — выбираем мы сами… Нет никакой радости в том, чтобы знать все наперед. Истинное счастье — не в достижении цели, а в пути к ней… Пусть сейчас ты не видишь ее, но разве не чувствуешь ты ласковое прикосновение ветра новых надежд? — альв потянулся к собеседнику и невесомо, едва-едва дотрагиваясь самыми кончиками пальцев, провел по его щеке. — Мне даже кажется, что я могу чувствовать его вокруг тебя…
Гадатель мог бы разложить карты для Тео, но он не хотел этого делать, боясь спугнуть это ощущение, предчувствие чего-то хорошего. Он не мог описать это чувство точнее, но почему-то им владела уверенность, что для Тео это действительно перемены к лучшему. А возможно, он просто был слишком пьян, и ему лишь мерещилось это?
Травник с удовольствием слушал Тео, заинтересованно подавшись чуть вперед — ему нравилась эта новая, более открытая манера его речи, менее вычурная, но зато куда более искренняя. Он наклонился еще чуть ближе, заинтригованный историей про поединок, удивленно ахнул, глядя на косо срезанный край серебристой косы:
— …Срезал тебе волосы?..
Но Тео смеялся, и, похоже, ничуть не расстраивался по этому поводу, и гадатель столь же весело рассмеялся вместе с ним, запоздало вспомнив, что бард — не альв, и для него это, должно быть, не имело такого значения.
Ты прав, это знак… — улыбаясь, кивнул он, — все вокруг нас может быть знаком. И за каждым из них — сотни, нет, тысячи значений… Знаешь, как узнать, которое из них верно? — заговорщически понизив голос и наклонившись к Тео, словно собираясь поведать ему тайну, проговорил гадатель. — То, которое выберет твоя душа… Не разум, Тео, разум обманывает нас раз за разом, а душа — никогда, надо только услышать ее голос… — альв снова рассмеялся, чувствуя, что сам запутывается в собственных рассуждениях, и наверняка порядком запутал собеседника, что, похоже, ничуть не мешало их беседе.
Но разве так плох этот вечер, разве так скучна наша беседа, что ты с таким нетерпением направляешь свой внутренний взор дальше, в туманное будущее? — чуть печально улыбнулся гадатель, глядя на Тео. — Впрочем, я могу назвать тебе ближайшую цель — выспаться, позабыв все тревоги, — рассмеялся он, нетвердой походкой направляясь наверх, и замолчал, напряженно хмурясь, полностью сосредотачивая все свое внимание на том, чтобы подняться по ступенькам, коварно двоившимся и плывшим перед глазами. Справившись с этой непростой задачей и оказавшись, наконец, наверху лестницы, он облегченно рассмеялся, но вновь пошатнулся, непроизвольно прильнув к своему спутнику, и дальнейшую часть пути предпочел проделать, совершенно бесцеремонно опираясь на него. К своему удивлению, с первой попытки попав полученным от хозяина ключом в замочную скважину, он распахнул дверь.
Я нипочем не позволю тебе спать в кресле, и уж тем более на полу, — не терпящим возражений тоном заявил альв, решительно тряхнув головой. Ширину кровать он на глаз определить так и не смог — она тоже двоилась. Однако это было неважно — целитель зачастую проводил ночи напролет у постели больных, чтобы иметь возможность следить за их состоянием, и поэтому привык чутко дремать, примостившись в изножье, или даже сидя, положив голову на руки.
Мне бы очень хотелось, чтобы ты спел, — шатнувшись, он сел на краешек постели, улыбаясь и устремив на Тео сверкающий взгляд. Совсем недавно его клонило в сон, но сейчас, казалось, усталости не осталось вовсе. Голос Тео был очень красив, а как же должен был он зазвучать в песне! — И станцевал… и рассказал про Ниитэ… — травник искренне надеялся, что эта история будет не так грустна, как та, что Тео рассказал до этого. Взяв у барда кувшин, он чуть дрожащей рукой разлил хмель по кубкам. Где-то на границе сознания мелькнула мысль, что ему, пожалуй, хватит на сегодня вина, но она тут же была забыта. Целителю крайне редко выпадали такие вот случаи, когда можно было беседовать и веселиться в свое удовольствие, и он спешил насладиться каждым мигом этого чудесного вечера.

0

19

Тео догадывался, какой ответ услышит, и все же отчего-то огорчился. Вероятнее всего - из-за хмеля.
- Право же Талион, но ведь должен же быть путь, который принесет больше всего удачи и менее всего потерь, - растерянно выдохнул он, потом вздохнул. - Впрочем, вероятно, тебе виднее. В конце концов не я первый, не я последний в череде тех, кто молит тебя о верном пути и о конце всех печалей... - наверное, дракон был еще более пьян, чем предполагал, потому что совершенно определенно прижался щекой, продлевая касание, заметил нараспев: - Ведь все печали кончатся, вероятно, лишь вместе с самой жизнью?.. Я ощущаю твое прикосновение, Талион, но буду надеяться, что с ним ко мне прикасаются и ветра надежды...
Фаталистическое утверждение никак не вязалось с умиротворенной, несколько излишне блаженной улыбкой. Впрочем бард взял себя в руки, вздохнул чуть виновато:
- Увы, я не слишком хороший воин. Уверяю тебя, бард из меня куда лучший! - замешательство юноши он заметил, но не понял, и счел, что тот ошарашен его неспособность отстоять собственную косу. Впрочем Тео ни на что и не претендовал на воинском поприще.
- Право, Талион.. - на сей раз Тео не удержался от смеха, который, как он сообразил чуть позже, вполне может и обидеть, хотя видит небо, этого дракон никак не хотел. - Боюсь, ты разговариваешь с бардом, с созданием, которому чужд всякий рационализм, иначе я не сидел бы здесь! Я был бы при дворе Ноа, и уж поверь, свой хлеб и чай я бы отработал во всякий час, даже будучи лишь рабом, однако вот... неразумно ушел... - юноша легко, вскользь, улыбнулся.[/b] - Скажи мне, мудрый Талион, может ли сердце ошибиться, ммм?
Необходимость подниматься по ужасно неровной для его путающихся ног лестнице, придерживая заклинателя, потому что из них двоих именно он держался на ногах крепче, заставила его сконцентрироваться на движении, а не на разговоре, потому продолжить Тео сумел не сразу:
- О, нет, что ты, это один из самых чудесных вечеров за последнее время, - бард зачем-то поправил рыжие пряди, которые, как ему казалось, мешали хозяину в его борьбе с дверью, аккуратно заправил их за ухо, коснувшись случайно скулы. - Прав ты и в том, что нам стоит отдохнуть, но подумай вот о чем! Что, если за время отдыха мы упустим свой шанс? Только представь! Мы ложимся спать - и в этот самый миг в эту таверну приходит богатая леди, которая все это время искала себе придворного предсказателя! - продолжая нести несколько бессмысленную, но вдохновенную и пафосную речь, дракон переступил порог. - А мы.. ты! Спишь! И вот - удача проходит мимо!.. - он показал это жестом и заодно закрыл дверь, перевел дыхание, протягивая руку за кубком, и мягко заметил:
- Мне доводилось спать где угодно, Талион, но если ты пожелаешь... - дракон опустился прямо на пол перед ним, аккуратно подобрав под себя колени, чуть улыбнулся. - О чем тебе спеть? Какой танец ты хочешь увидеть? Я сделаю для тебя все, что пожелаешь! - Тео на мгновение задумался и поправился. - Почти все, Талион. О, Ниитэ... юный принц вамфири Исцеления, порученный моим заботам... Он тяжко болен, Талион, болен и чрезвычайно медленно поправляется, и я мог помочь ему, я... у меня был способ помочь ему, но он... Он отказался, - Тео перевел дыхание, взглянул на кубок очень внимательно и посерьезнел так, словно протрезвел. - Я надеюсь, мой юный ученик в порядке, потому что теперь его наставник не я, и мне не очень хотелось бы, чтобы он погиб. Он еще слишком юн и наивен, Талион. Наверное ты знаешь, чистых душой всегда особенно  жаль.

+1

20

Да, Тео, прожить без потерь и печалей невозможно… Но мы вольны выбирать — воспринимать эти испытания как жестокую насмешку безразличных богов и ожесточиться, или же принять их как опыт, что подарен нам судьбой для того, чтобы мы стали чуть лучше, чуть добрее, чуть мудрее. Легкий путь без потерь — далеко не всегда самый правильный, и, порой, к счастью ведет самая запутанная и тернистая тропа…
Гадателю хотелось бы дать Тео ответы, которые он так желал получить, но это было не в его власти, и он опустил взгляд, заломив руки от тоскливого осознания собственной беспомощности, чувствуя себя виноватым за то, что не смог оправдать надежды барда.
Я не могу указать тебе верный путь, но я могу разложить для тебя карты и попробовать прочитать их, хочешь?.. — предложил альв. — Только чуть позже… я слишком пьян сейчас, и наверняка напророчу такого, что сама Госпожа Вероятностей будет очень удивлена, — захмелевший травник рассмеялся, чуть качнувшись, и вновь задумчиво улыбнулся, размышляя над новым вопросом собеседника:
Не знаю, может ли сердце ошибаться… но если по его зову ты покинул золотую клетку раба и вернулся к вольной жизни, то это верное решение. Ты творец, Тео, а истинным творцам воля необходима как воздух. Мне кажется, ты бы погубил себя и свой дар, оставайся ты в неволе слишком долго…
Осушив очередной кубок, альв не слишком ловко соскользнул с краешка кровати на пол, устраиваясь напротив барда, чтобы оказаться на одном с ним уровне.
Проспать свою удачу? — он звонко рассмеялся неожиданному повороту рассуждений Тео. — О, это невозможно. А знаешь, почему? — он отставил пустой кубок и, улыбаясь, потянулся к Тео, беря его за руку. — Смотри, — гадатель очертил на ладони собеседника круг. — Это — твоя Судьба. Если ты идешь ей навстречу, — мягкое прикосновение пальцев очертило невидимый круг на ладони барда в одном направлении, — то встретишься с ней рано или поздно. А если убегаешь от нее, — он провел пальцами по кругу в другую сторону, — то ты все равно движешься по кругу, и встреча с ней так или иначе неизбежна, но произойдет она, возможно, при других обстоятельствах. Видишь? От Судьбы не уйдешь, какой бы путь ты ни избрал. Не лучше ли встретить ее, выспавшись и хорошенько отдохнув? — альв снова рассмеялся, осознавая, что говорит полнейшую чушь. Такие рассуждения вести на хмельную голову было ой как непросто, и он не знал, понял ли Тео что-либо из его бессвязных объяснений, поэтому гадатель оставил свои попытки углубиться в столь высокие материи, и просто улыбался барду, продолжая бережно держать его ладонь и слушая рассказ.
Твоя история снова печальна, Тео… — проговорил он, сокрушенно качая головой. — Жаль принца Ниитэ… Ты прав, юные создания со светлой душой на заслуживают таких страданий. Как жаль, что именно таким невинным душам слишком часто выпадает на долю больше всего испытаний… Но, Тео, здесь нет твоей вины, ты ведь не утаил своей возможности помочь. Раз он отказался… это его право. Должно быть, у него были на то причины… Не бери на себя тяжкий груз ответственности за то, что ты не в силах изменить.
Альв мягко улыбнулся барду, взял у него кубок, наполнил вином и вновь протянул ему.
Пусть боги пошлют принцу Ниитэ исцеление, и пусть у него хватит смирения принять свою судьбу, если это окажется невозможным… Это грустная история, Тео, очень грустная… — негромко проговорил гадатель, снова задумавшись о чем-то. — Но ты обещал спеть, мне так хочется послушать тебя… Быть может, ты разгонишь печаль своей песней? Спой что-нибудь о вольном ветре, о далеких звездах, о свободе и странствиях, спой о том, чего бы тебе хотелось увидеть, ведь ты теперь свободен, и можешь направлять путь куда захочешь. Но, прошу, не пой грустных песен — пусть все печали останутся в прошлом, хотя бы на этот вечер…

0

21

- Да разве бывает путь правильный и неправильный? - печально уточнил Тео, даже не пытаясь как-то связать эту часть речей с предыдущей. - Разве не ищет все живое пользы и счастья для себя? В чем же правильный путь, Талион? Отчего судьбе непременно надо устилать мой путь терниями и отчего ей все кажется, что я не заслужил этого самого счастья?..- дракон внезапно понял, что сорвался на банальную истерику, и подобное поведение даже хмель не оправдывал. - Впрочем что это, всякому своя дорога, чем бы она ни была устлана... - он устало вздохнул и попытался пригладить растрепавшиеся пряди, кивнул:
- Чуть позже - это, вероятно утром, если мы об этом оба вспомним, Пронзающий время... - он приглушенно хихикнул, тряхнул косой и кокетливо сообщил: - Я ничего не скажу Госпоже, если она меня о том будет спрашивать, Талион. Это останется нашей тайной... - он прижал палец к губам, подавляя смешок, недоуменно проследил за его маневром и сообщил: - Здесь жестко и холодно. Тебе не понравится...
Еще минуту Тео честно пытался думать над теорией, крайне внимательно пялясь на свою ладонь и чужие тонкие пальцы, потом помотал головой и ткнул в кружок.
- А если моя судьба - умереть, разве не приятнее будет, уходя от нее, познать жизнь немножко больше? - он невероятно серьезно посмотрел на гадателя, вскользь пытаясь понять, где и как успел так наклюкаться, пояснил. - Выпить больше вина, спеть чуточку больше песен, познать немного больше прекрасных женщин и мужчин, собрать больше цветов? Разве тогда умирать будет не приятнее? Разве воспоминания об этом не утишат боль, страх.. - Тео попытался вспомнить, когда он в последний раз оказывался на пороге смерти. Ну да, тогда он вспоминал отнюдь не песни, но возможно дело было в том, что угрожавший его жизни клинок был не самым страшным, что ему грозило. Вот в подземельях замка ди Рхаурр, где он сидел как подозреваемый, - еще как вспоминал, бился о воспоминания раненной птицей, но он тогда и не умирал. Его ведь довольно быстро оправдали.
Тео отпил немного вина и чуть улыбнулся:
- Прости мне мои мрачные истории, немного хмеля - и боюсь, я совершенно забылся, потерял представление о том, о чем не стоит говорить, - бард тряхнул волосами и мягко сжал его ладонь. - Я постараюсь исправиться, мой добрый лорд Талион, но быть может, ты сможешь сказать мне, где же моя гитара?.. Быть может я оставил ее внизу?..

+1


Вы здесь » Айлей » #Альтернатива » Легенда о чудовище — новая встреча