Айлей

Объявление

В процессе пересмотр акций, разработка чудищ и квестовых линий


23.10.2017 Дорогие друзья, заметив, что голосование за игроков на данный момент не имеет популярности, администрация приняла волевое решение временно упразднить подобную форму определения лучшего постописца. Теперь, в соответствии с написанным количеством и качеством постов за месяц, нами выбирается лучший из лучших! И лучшим игроком сентября стал - Ольшин Таргоро.
И мы напоминаем, что совсем скоро на форуме начнётся праздник - Самайн. И в этот раз для него была выбрана интересная тематика. Надеемся, задумки придутся вам по душе!

17.10.2017 Не смотря на небольшой и тотальный завал, жизнь продолжается. Определен лучший пост лета! Готовится праздник Самайна/Хеллоуина, к празднику аватар менять не надо! Конкурс Старинная легенда продолжается!

25.09.2017 Друзья, мы рады вам сообщить, что на форуме были добавлены новые сюжетные линии, с которыми рекомендуем ознакомиться каждому участнику, чтобы потом не возникало вопросов.
На форуме взял старт конкурс Старинная легенда, где каждый может предложить сказку, легенду или миф, связанные с миром. Не стесняйтесь созидать и радовать нас своими творениями! Вдобавок к этому было начато голосование за Лучший пост лета! Помогите отважным участникам получить заслуженные награды.


Подробнее о новостях...




Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Арнэо Ноа
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Шеду Грэй
Модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » #Лордство ди Рхаурр » Дорога к Стражу


Дорога к Стражу

Сообщений 1 страница 30 из 47

1

http://sh.uploads.ru/tunRC.png

Одна из многочисленных дорог, ведущих вниз, ближе к морю, к замку Страж Степей. Самая прямая и безопасная, но именно здесь можно встретить кого угодно

0

2

Поселение Эритар ------>

Прошло некоторое время после последних событий в родном селении.

Дарина с очередным вздохом оглядела занесённую снегом местность, крепко сжимая в руке еле светящийся меч, лезвие которого было замызгано тёмной слизью. По пути встретилось несколько мертвецов, которых нельзя было оставлять праздно шататься по родным землям, ведь это она может себя защитить, а другие? Дарьке не очень нравилась идея взять с собою только меч, но дядюшка был непреклонен и весьма коварен, отправив свою, между прочим родную, кровиночку воевать с мертвецами без верных лука и стрел. Он отчего-то посчитал, что данная вылазка будет неплохой тренировкой и возможностью поближе познакомиться с новым оружием. Впрочем, клинок уже казался чем-то родным. Старый разведчик знал толк в воспитании юных воинов. К тому же сам артефакт всячески старательно помогал своей хозяйке.
- Дарина, это же так просто! Большую часть мертвецов мы уложили, - ворчала в пустоту волчица стараясь внимательно прислушиваться к окружающим звукам. Бродила самка по скалистой местности, вытаптывая дорожки в снегу, не просто так: нужно было найти убежавшего и потерявшегося ребёнка. На кой ляд мелкому волчонку потребовалось улизнуть из деревеньки в не самый подходящий момент — одним миражам было ведомо. Однако пострелёнок явно не задумывался о возможной опасности и не слишком крепких нервах родителей, когда решил поиграть в героя. Дарька хмыкнула и усмехнулась, понимая, что в любом вульфаре течёт горячая кровь, которая порой заглушает голос разума. Притом в данном случае поволноваться было о чём, да ещё как! Вокруг разгуливали толпы мертвецов, которые неясно откуда являлись. Будто кто-то намеренно воскрешал их, бросая в бой с простыми жителями вульфарских земель. Впрочем, волчица слышала, что и в иных местах стала появляться подобная зараза, но выяснить её истоки пока что было невозможно.
«Неужели всё из-за тех Всадников?» - в который раз досадливо размышляла хищница, сворачивая за очередной валун и не находя даже за старой, присыпанной снегом паутиной и кладкой так и не вылупившихся паучьих деток, какую-либо живую душу. Дарька честно пыталась искать следы мальчишки, но старания её оказались тщеты. Мальчуган сбежал в метель, а та услужливо присыпала все возможные зацепки. Тронув тут же рассыпавшееся в труху яйцо, Монлуа выпрямилась и тяжело вздохнула. Белёсое облачко дыхание неохотно истаяло в морозном воздухе, а сама волчица зябко поёжилась, одёргивая меховой воротник и мрачно вглядываясь в заснеженную местность. Совершенно неожиданно до неё донёсся звук щелчков, шипения и рыка. Они были едва уловимы, их вполне смог бы заглушить скрип снега или порыв беспокойного ветра. Но Дарьке повезло, было тихо, отчего ещё более жутко. Нахмурившись, девушка напряжённо, но как можно скорее двинулась туда, откуда доносились звуки. Они чем-то напоминали возню мертвецов и хищнице оставалось лишь молиться, чтобы эти упыри не загоняли мальчугана.
Однако стоило взгляду золотистых глаз зацепиться за несколько тёмных фигур в относительной близости, как внутри всё похолодело.
- Проклятье, - непроизвольно оскалилась Монлуа, а на скулах проявилась короткая белая волчья шерсть. Сейчас она крайне жалела о том, что не имела с собой лука. Расстреляла бы этих разлагающихся разбойников с большой дороги на раз-два, так нет же. Самка фыркнула и рванула в сторону мальчишки и обступающих его полдюжины мертвецов. Мальчонка в это время размахивал перед нежитью коротким клинком, что утащил из сундука отца. Вид у ребёнка был очень грозным, но нападающие отчего-то не впечатлились и не желали просто так падать замертво. Сама волчица выплетала заклинание на бегу, создав подле себя пару теневых гончих псов, заодно уплотняя и придавая ощутимый объём своим творениям. Те, ясное дело, устремились к цели быстрее своей хозяйки, имея четыре лапы, а не две ноги. Их задачей было отвлечь нежить, пока Дарька не доберётся до мальца.
«Главное, чтобы подмога этим умертвиям откуда-нибудь не явилась.. иначе драпать с пацаном вместе будем», - мелькнула в голове безрадостная мысль. Не то, чтобы Дарька сомневалась в своих силах, просто она адекватно их оценивала. Тем временем теневые псы уже настигли своих жертв и вцепились клыками в тех мертвецов, которые оказались наиболее резвыми и наглыми, а, следовательно, ближе к своей запуганной жертве. Дарька подоспела вовремя, со всего маху отсекая голову ближайшему мертвецу и уклоняясь в сторону от размашистого удара второго. В этот момент воздух вокруг дрогнул.

0

3

--------------Переходная роща

Ориентироваться в этом мире Тео не умел - что логично. Даже покажи ему Рихард карту (до чего почему-то за все время пребывания в замке ни разу не дошло), он сомневался, что сумел бы сообразить, где находится и где будет находиться в следующий момент. То лес в горах, то... Что это?
Спонтанно телепортировавшийся парень, памятуя о капризности своей магии в этом мире, ни на что особо не надеялся. Внутренне он был готов был оказаться даже вмурованным в камень - в зависимости от того, какую шутку на этот раз решит сыграть с ним местная богиня. Но Оная превзошла саму себя.
Юноша, довольно чувствительно приложившись о холодную землю, с удивлением обнаружил себя на равнине, или, скорее, в степи, стелющейся до самого горизонта и укрытой заметным слоем снега. Той же степи - или весьма похожей? - какая расстилалась под стенами замка ди Рхаурр. Тео подхватился на ноги так поспешно, словно оказался на тлеющих угольях - и лишь через мгновение заметил странных псов и вооруженную девушку, атакующих жутковатых типов, смахивающих на очень несвежих мертвецов, и... мальчика.
Далее бард размышлять не стал, бросаясь на выручку. Да, снег - смертельно опасное для него явление, да, дитя - чужое и, возможно, не слишком разумно сопротивляться нежити, не имея эффективного оружия, но все же те минуты, что у него есть, он еще может потратить с пользой!
Ножи свистнули почти одновременно. Короткие, они чаще использовались блондином для отвлечения внимания противника, но на сей раз ударили куда более жестко, входя в глазницы и навсегда лишая преследователей возможности совершать подвиги. Тео огляделся, осознавая, что тяжелое, нависшее иссиня-черными тучами небо только и ждет случая обрушится вниз снегопадом и коротко выдохнул, толкнул от себя порывом необычайно тяжелый морозный воздух, поднимая затейливое кружево из снежинок навстречу последнему мертвецу. Мальчишку, которого порывом ветра толкнуло в сугроб, юноша поспешил поднять, приседая рядом и протягивая руку. Второй он подхватил короткий клинок, оброненный потенциальным юным героем.
- Идем скорей! - блондин коротко выдохнул облачко пара, выпуская с ним драгоценный мизер тепла. Продолжать драться с нежитью он отнюдь не желал. Где гарантия, что те двое, получившие по порции булата, не поднимутся снова? Где гарантия что та девушка и ее псы не примут странного типа с длинной косой за противника?
Впрочем, как раз от них ему по снегу и не убежать. Но хоть мальчика-то спрятать успеть можно?
- Не пойду! - возмутилось непокорное чадо, не теряющее надежды прославиться, потом рассмотрело сквозь тонкую снежную завесь зловещую фигуру, уже оправившуюся от удара ветром, и торопливо подскочило, бросилось за незнакомого тонкокостного дядьку, способного, кажется, помочь только в роли добычи. Дядька сжал губы, стараясь дышать как можно реже, не позволять холоду проникать под тонкий шелк, замер, перехватывая клинок поудобнее.
У него была от силы секунда. Всего секунда на полуформу с ее максимальной восприимчивостью к холоду - но и максимальной эффективностью. Секунда означала совсем мало возможностей ударить - а с учетом скорости нежити и вовсе один удар. И с ним нельзя было ошибиться.
Нервы у барда сдали чуть раньше. Разворот, призванный добавить удару силу инерции, взмах - и нелепая фигура осела, пятная белоснежную гладь. С неба, словно дождавшись подходящего момента, сплошной пеленой обрушился снегопад. Такой густой и мягкий, словно его соткали из пуха - ледяного пуха. Теперь мало какая нежить смогла бы учуять живое тепло - во всяком случае, дракон искренне в это верил. Впрочем, что там, он до сих пор не слишком осознавал собственную победу и зябко вздрагивал человеческим телом, вернувшим обычные параметры, ощущая, как успевший коснуться его холод оглаживает ледяными ладонями-порывами незащищенную кожу лица, шеи и рук. Он обернулся, убеждаясь, что спасенное дитя вне опасности, потом прищурился, высматривая в снегопаде едва замеченную девушку. Она же не станет нападать на ребенка, верно? Она сумеет позаботиться о нем?
А что делать ему? Барда шатнуло от медленно и коварно проникающей в жилы тяжести. Юноша тряхнул головой, закутался плотнее и сделал шаг, преодолевая брезгливость для того, чтобы извлечь ножи из целей, мягко, почти не дрожащим голосом поинтересовался:
- Вы в порядке?
Словно мог как-то на это повлиять в момент, когда ему самому пригодилась бы помощь.

+1

4


Старт игры
https://img-fotki.yandex.ru/get/9835/229760313.5/0_10d495_473bb690_orig.png

О лошадях и неписях

http://s0.uploads.ru/t/YSajT.jpg

Тарон – внешне совершенно классический гном. Коренастый, плечистый, бородатый. При себе держит топор, Курит трубку, потягивает крепкий алкоголь из фляги.

http://s9.uploads.ru/t/3Iawc.jpg

Девочка Соль – полное имя Асольвери. Грэм на вид 15-16 лет. Волосы рыжие, глаза синие. Закутана в меховой полушубок и пушистые унты.

О лошадях:
За прообраз Яровых лошадей взяты Шайры (английский тяжеловоз, одни из самых крупных лошадей в мире).
Грэмовы – более мелкорослые, но не менее косматые.

- Вот пакость. – Грэм вновь погрузил трубку с тонким мундштуком куда-то в недра бороды, где чисто гипотетически должен был быть рот. – Дорогу едва видно.
Фургон медленно катил по тракту. Покров из плотной парусины трепал ветер. Одним порывом, полог раздувало, а в следующую минуту, ткань снова опадала, обтягивая, словно ребра полукруглый каркас, отчего повозка походила на издыхающего ползущего зверя.

Сравнение не так уж далеко ушло от истины. Фургон доживал свои последние мили: рассохшееся дерево жалобно скрипело, а колеса на текущем часу пути так часто залепливало снегом, что путникам приходилось спешиваться и обкалывать со спиц лишнюю намерзшую тягу. Тарон уже окончательно решил продать, а то и просто бросить повозку в ближайшем поселении, но до него еще надо было добраться.

Старую крытую телегу тянули два коротконогих, тяжеловозных конька, напрочь лишенных благородных кровей, зато выносливых и способных подниматься даже по горной гряде.
К правому борту, привязанная поводом, плелась пегая бело-черная кобыла.
Медведь ехал рядом, не торопя и не понукая флегматичного Буяна. Яровы кони, в отличии от грэмовых были высокими и косматыми, под стать хозяину.
Снегопад усилился, словно по воле провидения, норовя залепить глаза. Лошади отворачивали от ветра морды и сердито прядали ушами.

- Там впереди кто-то. – Яр скинул с головы капюшон и стужа с голодной радостью начала трепать волосы. 
- Опять эта мерзость, вороньем не доклёванная? – Тарон глубоко затянулся трубкой, с блаженством выпустив в мир облачко едкого табачного дыма, после чего без суеты остучал чашей о борт фургона, выпростав остатки золы и пепла. В прошлый дневной перегон они уже имели счастье столкнуться с новыми «обитателями» пустошей.
- Нет, - Медведь прислушивался скорее к интуиции, нежели к зрению и чутью, ведь ветер предательски сносил все запахи куда-то в сторону. – Похоже люди.
- Ну люди, так люди, - Спокойно кивнул грэм, извлекая из-за сиденья облучка широкий топор с длинным и острым клевцом. – Нормальные люди по такой погоде дома сидят, а не по трактам в стужу шарятся.

Яр был более чем согласен с Тароном, а потому уже избавился от рукавиц и поудобнее перехватил копье.
На мороз из полога высунулся еще один отороченный мехом капюшон, из под которого на бледной коже сияли огромные синие глазища, и красный кончик замерзшего носа.
- Стихарись, - спокойно потребовал оборотень.
Девочка послушно юркнула внутрь, и в следующую секунду, после едва слышного «пружинного треньканья», за место нее приветливо блеснул взведенный арбалет.

Фургон не сбавил ходу, благо и без того тащился по дороге со скоростью помирающей клячи, а трое путников без тревоги вглядывались в метель, пытаясь разглядеть тех, кого боги, по свой милости или иронии, вытолкнули на их путь.

Отредактировано Медведь (12.11.2016 16:03)

+1

5

Дарина была целиком и полностью сосредоточена на одной важной цели: сохранить жизнь и здоровье ребёнку, перед матерью которого ей придётся отчитываться. Впрочем, повернётся ли у кого-то язык сказать что-то той, кто без раздумий согласилась пойти на поиски? Не её вина, что по степи шастает всякая гниль, а родители не могут сдержать пылкий норов своих чад. Но Дарька меньше всего думала об этом, сосредоточившись на главном. Вот один из мертвецов, от удара которого ранее уклонилась волчица, предпринял очередную попытку нападения, ей пришлось пригнуться и податься чуть назад, а костлявая рука схватила воздух, но не одежду, как было задумано мертвецом изначально. Клинок разрезал поперёк остатки гниющего тела, как нож масло, не оставляя тому достойного шанса продолжить своё вредительское существование. Позади волчица слышала приближение иного мертвеца и не преминула резко развернуться, выпрямляясь и понимая, что не успеет использовать клинок, а потому мгновенно отрастила звериные когти, вместо ногтей и зацепила рукой именно глазницы мертвеца. Не повезло, в них что-то хлюпнуло, а пальцы стали мокрыми, но морщиться от отвращения было некогда. Хищница резко дёрнула голову ходячего трупа, ломая позвонки и попутно выбивая эфесом челюсть, чтобы повалить врага на землю и проткнуть мечом-артефактом. Вдруг решит подняться? И ведь поднялся бы! Однако завершив с этим мертвецом, Дарина будто только опомнилась, ведь не нашла взглядом кого-либо ещё, кто мог бы навредить мальцу. Теневые псы стали полупрозрачными, потому как вложенная в них магия заканчивалась, но они медленно и настороженно брели вперёд как ищейки. Девушка растерянно огляделась и непроизвольно вздохнула, подняла озадаченный взгляд в небо, с которого крупными хлопьями шёл снег. Изо рта волчицы то и дело вырывалось горячее дыхание, но каких-либо звуков характерных для мертвецов она не слышала. Взгляд золотистых глаз прошёлся по двум трупам, что лежали неподалёку, не двигаясь, а после натолкнулся на непонятного человека, который был одет явно не по погоде. Волчица прищурилась, сделав опасное предположение, но тут же поняла, что ошиблась. Мужчина, что находился подле мальца — не Ашхаи. Дарина поджала губы, осторожно склонилась, не выпуская из поля зрения незнакомца и пострелёнка, и зачерпнула испачканной рукой снег, чтобы хоть так очистить пальцы, а заодно скрыла свою частичную трансформацию. Выглядел непонятный то ли воин, то ли маг странно.
Псы истаяли, а Дарька решительным шагом направилась к парочке. С неожиданностью она поняла, что улавливает некоторое движение неподалёку и несколько нахмурилась. Из-за снегопада разбирать, кто именно к тебе крадётся, было сложнее. Поэтому Монлуа поспешила, совсем позабыв для порядка проткнуть клинком тех двух мертвецов, что были поражены не иначе как сногсшибательным нарядом длинноволосого незнакомца. Как только волчица подошла поближе, то услышала вопрос, на который смогла лишь удивлённо приподнять брови. Лёгкая дрожь голоса не укрылась от слуха волчицы. При этом она старалась не выпускать из виду странный объект, замеченный ранее. Он приближался медленно, но с завидным упорством.
«Фургончик здесь, в такое время и погоду? Отчаянные ребята», - мысленно протянула самка, обращая взгляд золотистых глаз к парочке, что стояла ближе. Те временем мальчуган уже отошёл от первого потрясения, обзавёлся вторым дыханием и пытался навострить ноги куда-нибудь подальше, прекрасно зная, что ныне его будет настигать расплата за грехи. Дарька была к этому готова, а потому немилосердно сцапала малявку за ухо, из-за чего дитятко ойкнуло и даже начало стенать без видимого на то повода.
- Раз все живы, то всё в порядке, - с лёгкой настороженностью признала самка, всё ещё не выпуская многострадальное ухо. - А тебе-то, молодец, не холодно? Как-то ты вовсе не по погоде одет, - чуть сощурилась волчица на собеседника, а после угрожающе зыркнула на вырывающегося мальца.
- Пусти-и-и! - взмолился юный герой. - Этот дядька меня спас, с ним пойду!
- Перебьёшься, - безжалостно отрезала самка. - Мать до смерти напугал, отец поседел весь, - отчитывала она мальца. - Ты что, думаешь иных дел нет, кроме как твой хвост из лап мертвецов вытаскивать?
И ведь дела действительно были. Дядя собирался устраивать мозговой штурм и предпринимать хоть какие-то попытки найти источник бед, но в поселении случилось горюшко, лопоухое такое, с веснушками.
- Кстати, меня Дарина зовут, - решив, что непонятного рода и племени мужчина нападать всё-таки не планирует, представилась девушка, всё-таки выпустив обиженно сопевшего мальчишку.
Хищница мягко повела плечами, напряжённо рассматривая довольно близко подъехавшую повозку. Однако что-то не веяло от её хозяев дружелюбием, даже рукой никто не махнул, наоборот, будто замерли в напряжённом ожидании. Самка фыркнула, не заметив, что мертвецы, уложенные лёгкой рукой неожиданного соратника, всё-таки решили предпринять очередную попытку нападения, поднакопив силы. Они стали медленно подниматься.

+1

6

То, что вызывать подозрение он может не столько внезапностью появления, сколько легкостью парадных одеяний, Тео осознал весьма запоздало, но на это мог только весьма криво улыбнуться. Судя по ощущениям, у него уже должны были начать синеть губы, выдавая ответ на вопрос раньше его собственных слов. И все же бард, поднимаясь с колен и не выпуская ни один из трех клинков, глухо отозвался, тщетно пытаясь уберечь остатки тепла в теле:
- Х-холодно. В-весьма... - он сжал зубы, чтобы не стучали, осознавая, что с каждым мгновением его время тает. Как только температура под тонким шелком упадет ниже предела, он заснет и проснется лишь весной. Разумеется, если ему повезет.
Человеческая форма пока еще уберегала его от подобной оказии, дракон бы уже давно уснул, даже не дожидаясь снегопада. Интересно, заинтересует ли умертвий внешне бездыханное тело?
Блондин покачал головой и взглянул туда, где заметил движение даже сквозь смертельный танец снежинок. "Фургон?" Выяснять, кого в такую погоду понесло за приключениями в заснеженную степь, барду не улыбалось совершенно. Мелькнула мысль, что в фургоне может быть теплее, чем здесь, да и до ближайшего жилья на нем можно добраться куда быстрее. Но с чего бы совершенно незнакомым путешественникам помогать ему? И опять же - где гарантия, что эти встречные тоже не попытаются продать симпатичного паренька в ближайший вамфирий гарем? Прошлое приключение с разбойниками многому его научило. Пожалуй, теперь будь его воля - в одиночку он бы в дорогу не пустился. Увы, Шиархи с ее шутками не  оставила ему особого выбора.
Тео подавил вздох, запихивая костенеющими пальцами ножи на места, возвращать клинок пока не стал. Девушка и так вооружена, мальчику они незачем, а ему может быть пригодятся. Довольно глупый расчет, кстати, если учесть оставшееся время и его весьма слабые способности.
- Тео, - коротко выдохнул-выплюнул блондин. Выглядело это как искреннее нежелание общаться, и бард осознавал это, но сохранить энергию было важнее. - Ло-Амис. Советник лорда ди Рхаурр, - последнее произносить, возможно, и не стоило, но данный факт был единственным, что могло бы доказать окружающим, что ему можно доверять. "А можно ли мне доверять им?" - блондин отогнал эту мысль. Не то, чтобы у него был выбор или возможность размышлять. Кроме того, темно-зеленый герб на зеленом шелке, может, в глаза и не бросается, но рано или поздно его неминуемо заметят и тогда вопросов, откуда на бродяге обозначение придворного, станет куда больше. Или его просто сейчас прирежут прямо тут, если, к примеру, девушка относится враждебно лично к его лэрду или вульфарам вообще. Нет, разумеется, бард не собирался сдаваться без боя, но и не обольщался. В конце концов, в наличии еще странный фургон, который, судя по отсутствию приветственных окликов, в дружеские записывать тоже не стоило.
"Еще движение?" - юноша повернулся и округлил глаза, споткнулся от неожиданности, обнаружив, что его "жертвы" проявляют непростительную для умертвий живучесть. Бард возвел очи горе, словно пытаясь выяснить, кто там, в небесах, так издевается, подкидывая все больше задач. "Огонь!", - ведомый внезапным озарением, блондин бросился собирать сухие стебли, торчащие там-сям из снега, помогая себе коротким клинком мальчика. Нежить должна бояться огня, на худой конец можно с его помощью сжечь этих неупокоенных, если, конечно, удастся их задержать на месте.
Опять же и огонь понадобится ему для спасения от холода. Выглядели действия советника очень странно, он не сомневался в этом, но в свете происходящего даже зловещий фургон в его восприятии отступил на второй план. В конце концов, его тащили вполне живые лошади, которые едва ли дались бы в руки умертвиям. Стало быть, с какой-то долей вероятности именно сейчас можно предположить, что тем придется помогать пешим путникам, если они не хотят вскорости стать добычей сами.

Отредактировано Тео Ло-Амис (08.11.2016 20:44)

+1

7

http://s8.uploads.ru/t/j7ZCq.png

Поскольку персонажи Дарина и Медведь принадлежат одному племени и роду деятельности, велик риск, что они знакомы в прошлом.
Для менее сговоренного и предсказуемого сюжета - бросок дайсов.
Определяем степень знакомства и эпизод прошлого.
Варианты:
1. не знакомы
2. ранее пересекались
3. доводилось совместно охотиться
4. в старых дружеских отношениях
5. совместно выполняли задание
6. знакомы благодаря дяде Дарины
7. знакомство на деревенском празднике
8. волчица обращалась за помощью к Яру
[dice=13552-18]

https://img-fotki.yandex.ru/get/9835/229760313.5/0_10d495_473bb690_orig.png

- Свои,  - заключил Яр, когда расстояние и снег позволили разглядеть людей. – Как минимум, девчонку я знаю.

Грэм хмыкнул, и, не спуская с колен топора, гулко шлепнул поводом по хребтам лошадей.
Пара каурых тяжеловозов послушно перешла с издыхающего шага на тряскую рысь, отчего крытая телега заходила ходуном.
- А про мертвяков то не угадал… – Как-то иронично, но не без азарта ухмыльнулся Тарон.

Первыми неладное почуяли Медведь и лошади, сердито всхрапывающие в упряжах.
И действительно вокруг оборотницы с ее спутниками поприбавилось действующих лиц.
С подобной пакостью Яру с грэмами уже довелось столкнуться днем ранее. А потому понукаемый седокам Буян лихо сшиб с ног ближайшего из мертвяков. В иной жизни эта пышногривая животина легко смогла бы служить в королевской кавалерии на первых рядах, а пока тяжелые копыта продолжали отплясывать джигу на одном из неупокоенных созданий.

- Повод держи! – рявкнул Тарон, перекидывая управление телегой Асольвери. Прямо с облучка полурослый рубака легко взгромоздился на спину Заразы, совсем очумевшую от такой дерзости и лишь потому позволившей задавать себе шенкелями промеж ребер.

Как не странно, но в короткой схватке топор Тарона был куда как эффективнее Ярова копья. Длинное древко исправно помогает держать противника на расстоянии, нанося роковые колющие раны. Но что до них мертвякам? Грэм же с сосредоточенным вдохновением садиста-лесоруба легко избавлял недогнившую погань от лишних конечностей.
- Ну не дрянь ли… - риторически сплюнул под ноги грэм, когда его «работа» была закончена.
- Целы? – Яр бегло оглядел присутствующих и, не приметив крови или иных очевидных увечий, сам же ответил. – Хорошо.
- Давайте в телегу. – Медведь не командовал, однако твердость его голоса оставляла мало лазеек для отказа. Да и есть ли разумный человек, что предпочтет компанию зарубленной нежити, более приветливому фургону. В конце концов, обменяться приветствиями со старой знакомой, куда как приятнее по дороге, а не стоя над живописным местом бойни. – Если по пути, то до ближайшей деревни подкинем.

Соль придержала вожжи на дороге всего в десятке метров от места стачки.
- Шкета сюда давайте, - потребовала рыжая, и Яр без особой церемонности, подхватив под руки, передал мальчишку в заботливые лапы грэмы, будучи уверенным, что у нее то уж наверняка найдется для паренька теплый плед и что-нибудь съестное, дабы отвлечь от увиденного минутой назад. – Ты, мерзляка, тоже сюда. – Окликнула девочка новоприбывшего мужчину. Ее Синие глазища смеялись, но в них не было издевки, а скорее искреннее участие. – Для тебя тоже покрывало найду.
У Соль слова обычно не расходились с действиями, в считанные секунды плечи мальчугана уже были закутаны в плед, коим ранее грэма согревалась сама. А озябшие пальцы шарили по ремешкам на плотном свертке в попытке вытянуть спальное ярово одеяло. – Красивое кимоно. Вамфари? Только не по сезону ты нынче. Забирайся.
Тарон тоже ворчливо занял свое место на передке повозки.
- Мир тебе, Дарина. – Медведь протянул девушке открытую ладонь для рукопожатия, прикидывая, вспомнит его оборотница или нет. – Можешь в телегу или если хочешь, то верхом. Пегая Зараза, судя по морде до глубины души оскорбленная беспардонностью грэма, топталась рядом.

Отредактировано Медведь (09.11.2016 01:33)

+1

8

Дарина задала свой вопрос, не слишком задумываясь о том, что незнакомцу может быть действительно холодно. Очень холодно. Осознала это волчица запоздало, разглядев посиневшие губы и заслышав тихую не слишком контролируемую  дробь зубов.
Девушка поджала губы и в жесте этом было слишком много озадаченности. Неужели мужчина не ведал, что на вульфарских землях зима? Переместился не туда? Затерялся в своём прекрасном доме и вывалился сюда по воле Богов? То, что он появился буквально из неоткуда не прошло мимо внимания Дарьки, просто она решила, что ныне заострять его на такой мелочи не стоило. Были проблемы посерьёзней. К примеру, как согреть-то? Самка бросила взгляд на свою куртку и прикинула, что не слишком уж и замёрзнет, если поделится частью своего одеяния. Судя по внешнему виду незнакомца, который стремительно синел от холода, ему даже частичка тепла станет в радость. Да вдобавок он утверждал, что является советником лорда, на землях которого родилась и выросла Монлуа.
«Не погладит по головке Рихард, если мы его советника не убережём. Но советник ли?» - мрачно подумала волчица, бегло рассматривая одеяние мужчины, что назвался Тео, и пытаясь найти детали, которые бы подтвердили правдивость слов. Приметив что-то похожее на герб, девушка довольно быстро ухватила советника за часть одежды и старательно всмотрелась в символ. Ошибки быть не могло. На шёлковой ткани имелся знак ди Рхаурр. Дарина кивнула своим мыслям и начала решительно расстёгивать свою верхнюю одежду. В конце концов, под ней имелась довольно плотная рубаха, а в венах струилась звериная горячая кровь. Холод не был страшен Дарине, пусть и не доставлял особого удовольствия. Но исполнить свою задумку волчица не успела. Лишь расстегнувшись и начав снимать куртку,  она невольно присмотрелась к тому, кто ехал верхом. Монлуа совершенно точно знала этого вульфара!
- Дарина! - пискнуло дитятко, молчавшее до сей поры и колупающее носком сапога жухлую степную траву, которая нашлась под снегом старательно раскопанным той же многострадальной обувкой. Это отвлекло девушку от враз нахлынувшего воспоминания, из-за расслышанной в детском голоске паники. Самка резко переключила внимание на завозившегося Тео, нашла причину возни и, как ни странно, растерялась от обилия событий.
- Малой, быстро в сторону! - рявкнула она, быстро накинув свою одёжку обратно и перехватывая удобнее меч. Мертвецы вставали довольно уверенно, будто были даже довольны произведённым эффектом. Однако растерянной троице пришли на помощь. Притом действовали грэм и вульфар с огоньком. Наверняка, это была не первая встреча с мертвецами, а потому они уже успели оценить степень опасности не до конца упокоенного восставшего мертвеца. Хотя, по мнению волчицы, грэм слегка переусердствовал, будто у него были личные счёты с конкретным трупом, а тот так удачно по пути попался. В итоге все молчаливо наблюдали за расправой. Когда всё было кончено, хищница коротко кивнула волку на вопрос, не сдержав лёгкой улыбки, показывающей, что она признала в нем старого знакомого.
- Идём, я их знаю, - обернулась девушка к советнику, минуя ту часть, в которой собеседники из высшего общества договариваются перейти на «ты» . Дарька лукавила, известен ей был лишь Яр, по прозвищу «Медведь». Только вот ложь волчицы звучала так естественно, что едва ли кто-то мог в ней усомниться, если изначально не знал истины. В конце концов, ей не хотелось бросать того, кто так самоотверженно бросился защищать волчонка. Совершенно чужого. - Нам как раз и нужно в ближайшую, пострелёнка родителям вернуть и Тео отогреть, - обернулась она к Яру. Мальчуган уже со всей доступной ему прытью лез в фургончик, искренне радуясь, что не придётся идти за ручку с грозной и занудной тёткой, которая ничего не понимает в настоящем мальчишеском геройстве. Она потянула за собой дракона, ухватив его за ледяную руку и понимая, что дела обстоят намного хуже, чем кажется на первый взгляд. Идя к фургончику, Дарина непроизвольно оглянулась на мертвецов, точнее на то, что от них осталось, и ощутила как под рубашку начал забираться холод. Самка поспешила передать советника в надёжные руки, сунуть всё ещё светящийся меч в ножны, запахнуть свою верхнюю одёжку обратно и довольно сощурилась, ощущая тепло.
- Мир и тебе, - искренне улыбнулась девушка, крепко пожимая ладонь мужчины. - Не ожидала увидеть здесь, но очень рада встрече, - добродушно выдохнула хищница, покосившись на лошадку, которая явно была готова к любому решению Монлуа. Вот только.. девушке всё-таки пришлось потеснить народ, который везла парочка лошадок. Не обучена была Дарина верховой езде.
- Что вы делаете здесь в такое опасное время? - спросила самка, когда все устроились на своих местах и решено было продолжать путь. - Мертвецы ходят довольно внушительными толпами.
Взволнованно проговорила Даринка, настороженно оглядываясь по сторонам.

0

9

Тео несколько заторможенно осознал, что, поглощенный морозом и умертвиями, совершенно забыл про спасенное дитя, и испытал неслабый укол совести. Состояние нисколько его не оправдывало - юноша не обольщался. Он глубоко вдохнул, приказывая себе впредь быть более осмотрительным, и последовал за девушкой, даже не поднимая вопроса об обращениях.
В конце концов по совести говоря, бард был не более придворным, чем любой из присутствующих. И если лорду было угодно с осеннего трехлуния именовать его своим советником и спрашивать порой мнения - что ж, на то воля самого лорда.
Дракон самым хамским образом проигнорировал традиционные ритуалы приветствия, стремясь поскорее в уютное тепло фургона, хотя вероятно уж ему-то стоило бы сделать это первым. Получив в свое распоряжении целое одеяло, юноша начал отогреваться и оттаивать - не столько в физическом смысле, сколько в морально, мягко улыбнулся, привычно настраиваясь на полный самоконтроль, ответил синеглазой:
- Нет, добрая госпожа, я не вамфири. Приношу извинения за свою грубость, совсем забыл о вежливости. Я счастлив приветствовать вас.. - бард обвел всех попутчиков доброжелательным взглядом. Последние искры холода, затаившиеся в теле, пустили по коже мелкую дрожь, но он подхватил фразу так, как пряха подхватывает оборванные нити: - Как своих спасителей.
Вероятнее всего, спасители желали бы услышать историю беловолосой девушки, что так отчаянно сражалась с умертвиями, или мальчика, что в неурочный час оказался там, среди не-живых. Странный советник лорда ди Рхаурра в тонких вамфирских кимоно, неожиданно возникший среди снежной пустоши, не был связан с опасностью местных земель и его история вполне могла бы потерпеть до дома юного неслуха. Необходимо было лишь подчеркнуть свою непричастность к происходящему. Посему блондин ограничился крайне короткой констатацией факта, о котором все и без него могли бы уже догадаться:
- Не своей волей я очутился в сих землях, но волей Шиархи, что сбила мое перемещение.
О том, что без одежд, подаренных лордом, ему было бы куда труднее убедительно доказать собственную безобидность, Тео твердо намеревался умолчать. Он не принадлежал этому миру и не знал, насколько изменится отношение к нему, если сказать правду. Да, лорд воспринял тот факт, что в его замок свалился представитель иного мира, совершенно ровно - возможно потому, что хотел для своего замка дополнительную защиту. Но отнесутся ли так же ровно местные гномы? Знают ли те о драконах больше, чем в замке ди Рхаурр?
От людей чуткие оборотни, если они здесь есть, отличат его в два счета, стоит ему расслабиться и съехать в полуформу. Резкий соленый запах с примесью железной окалины не характерен ни одному живому существу. Правда, лорд утверждал, что от него пахнет апельсином, но то было осенью... Зимний запах не будет замаскирован осенним гоном в крови. Вечно держать человеческую форму он тоже не сумеет - он уже ощущает себя оглохшим и ослепшим, словно часть мира навсегда закрылась от него.
Увы, но с этим он поделать ничего не мог. Оставалось лишь решать насущные задачи и надеяться, что ему удастся как-то разрешить сию нелепую ситуацию. Хуже того, пока он и сам не знал, куда ему нужно. Возможно, стоит добраться до теплого дома и дальше ждать в нем до самой весны? Впрочем, видно будет.
"И не забыть вернуть клинок мальчику.... или тем его родным, к которым мы его везем", - напомнил себе блондин, укутываясь теплее и готовясь слушать остальных.

0

10

- Не своей волей я очутился в сих землях, но волей Шиархи, что сбила мое перемещение.
Тарон хмыкнул в бороду.
- Твое счастье что хоть и пустошь, но людная. Если б тебя да на пару миль в сторону…
Ветер сменил направление, задувая прямиком в голову повозки, заставив грэма поперхнуться словами.

На тракте стало еще менее уютно, чем десятком минут ранее при встрече с мертвяками. Клонящееся, закатное солнце и стылый ветер, заставляющий лошадей пригибать морды, а людей кутаться в капюшоны и отводить лица, лишал копанию всякой радости от поездки, отбивая последнее желание обмениваться какими-либо репликами.
- Еще дня три, и дома будем. – Мечтательно подала голос Соль, но намотанный по самые глаза шарф, скрал звук.
- С нашим везением, не раньше недели, - ответил Тарон, вглядываясь в дорогу, где за пологом снега должны были угадываться силуэты гор.
Яр сутулился под ветром, в глубине души завидуя едущей в фургоне ватаге, прижухавшейся и охохлившейся шубами, одеялами, словно вымерзшие воробьи на жерди.
По обе стороны от дороги, кроме стрелами вырывающегося травянистого сушняка, стали попадаться мелкие и корявые деревца.
А еще через десяток минут из снегопада выросли каменные стены укутанных сугробами домов, приветливо испускающих дым и пар над крышами.

Пост переходной, все прочее обсудим уже в тепле, с участием Рэн.
Вся пати (Тео Ло-Амис, Дарина, Медведь) перемещается в Поселение Эритар>>>>

Отредактировано Медведь (13.11.2016 15:53)

0

11

начало игры.

Отчаянное. Беспомощное. Голодное. Испуганней щенка, брошенного кормящей сукой, тело владело сознанием. Память последних дней - грязный омут - стыдливо комкает и прячет остатки картин, случившихся далеко за чертой леса, а Ино бредет, придерживая томящую тяжесть цепей, и даже не представляет, как быть.
Запомните, господа - все присказки о втором дыхании, космической силе воле для рывка в жизнь - полная ересь. Особенно для таких изнеженных раздолбаек, как Иртес-младшая. Ибо когда жизнь сворачивает даже не в яму, а змеиную пропасть - у тебя мало шансов. Если быть откровенным, то их может не оказаться вовсе, а любая чуть менее издевательская улыбка судьбы требует немедленной оплаты.
Хотела избежать виселицы?
Да пожалуйста!
Распишитесь в графе о получении банды разбойников, вызволивших невинную пленную "принцессу" и... А чего вы ожидали?
Не золотые прииски везли, так хоть бесплатную женщину.
Даже после акта.. (ладно-ладно, после десятка актов) возмездия за нежданно навалившуюся возможность пожить еще немного легче не стало.
Оставшись в лесу один на один со всеми домыслами и страхами, Окхин отнюдь не прочь была вновь разыскать банду своих небритых спасителей и предложить себя, родимую, еще не один раз.
Гордость? Честь? О, если Хин о том кому-либо признается в своей жизни, то с удовольствием плюнет любому, произнесшему это подлое слово, в лицо. А всё оттого, что гордыня - барышня с тысячей переменных и попутных ветров, и обычно не является, когда речь идет о ночевке на дикой местности в холодную пору без каких-либо навыков выживания. И это еще не вспоминая о том, что весть о грядущей облаве на убийцу лорда ди Рхаурр поджигает пятки и не дает ни единого шанса просто выйти в ближайшее селение и притвориться сироткой. Во-первых, немного мешают кандалы. Во-вторых, именно таких, несчастных и одиноких  - возьмутся проверять в первую очередь. А ее, Виктории, имя и не первой свежести мордашка наверняка будет красоваться на каждом углу, у каждого сортира вплоть до темных окраин родного Лигва. Посему Хин, зализывая растрескавшиеся губы, на полном серьезе готовится ложится с достоинством умирать, из последних сил разыскивая для этого подходящий кустик на тракте. Холодно. Очень холодно - охотно подтверждает дрожь исцарапанных рук. Тюремщик вещей на перевозку зажал - как повязали, блин, красивую, в строгом (и отчаянно жмущем!) камзоле глубоко красного цвета с отороченным черной лентой воротничком, что болтается сейчас на остатках ниток, штанишках да полусапожках - такую и отправили. Хоть бы плащом прикрыли, ибо нелепа казнь морозом на дороге...

Логика и здравый смысл давно не подчинялось сознанию, что отчаянно бредило, прерываясь на редкие проблески. Не сознавалось время, а безумное, отчаянное желание жить гнало, как дикую собаку, вперед, невзирая на холодную белесую крошку, сединой окрывшую гриву истрепанных темных волос. Дилемма жизни и смерти, кстати, ощущалась особенно остро. Хотелось возлечь, оперевшись о крутой скат у подножья холма и заснуть, и вместе с тем кнутом хлестала мысль о том, что нужно идти.
А когда силы испаряются, грязное и слабое тело тряпичной куклой оседает на землю, невидящим взором окидывая дорогу, чей край открывался за колючей веткой диких кустарников. Что бы не происходило, каковы не бывали издевки судьбы... И только сейчас не сносить тебе, Ино, шальной головы. То ли проблема была в тотальном невезении, то ли приглянулась девчушка Ашхаи - тысяча проклятий осыпались в ее голове на того, чьей милостью она очутилась здесь. Ей ни жизнь, ни месть не вернут ни семьи, ни чести, ни имени.

Удивительна сила ничем, казалось бы, непримечательных дорог. Отбирают жизни, сплетают судьбы, разбивают сердца и своей бесконечностью складывают тысячи вероятностей. В одной из них пустынная дорога привела к ней людей.
Ветер, играючи, холодной ладонью подхватывает и разносит дикий, воющий, рвущий сердце и мысли звук, вложивший отчаяние в истерический рыдающий... смех. В пыли, снегу и колючках фигура поднимается, а колени предают, и ладони упираются в стылую землю. Жалкое зрелище. Остаётся только надеяться, что безумную не затопчут лошадьми, ибо нефиг валяться на тракте, пугая честный люд.

Отредактировано Мавка Хин (07.01.2017 22:59)

+4

12

>>>> Вся пати (Тео Ло-Амис, Дарина, Медведь) возврат из Поселения Эритар на тракт.


- Нет, Тео, наш путь будет лежать дальше.  Думаю, ты слышал о тех местах, раз являешься советником. Мы держим путь в земли Геддона. В место, куда некогда сослали опасного мага, который продолжал там свои магические опыты, в место, где нужно всегда быть начеку. Бытует легенда, что Артвир до сих пор заточён на тех землях в своей гробнице - повествовала оборотница.

- Знаешь, красавица, - Тарон оглянулся через плечо, отчего под полог фургона дохнуло запахом табака от трубки грэма, - Ни одно хороше дело не начинается, с описания в котором сталкиваются понятия «эксперимент», «ссылка» и «гробница».

Фургон колесил по тракту, и едущих внутри девушек с трех сторон надежно прятал от ветра и непогоды купол.
Яру и Тео доставалось сильнее. Снег и не думал утихать, ветер трепал гривы мохнатых коней, а стужа на пару с теплым дыханием окрасила бороду оборотня инеем.
Буян, охотно мирился и с новым седоком, и с непогодой. Зараза же сварливо жевала удила, фыркала и потрясала временами косматой головой. Но и она терпеливо переставляла копыта.

Так уж повелось, что все Яровы кобылы носили едва ли приличные имена. То Стерва, то Зараза, то еще как заковыристо, как на ум ляжет. И Хановы лошади (как и девки) все наперечет были темпераментными и норовистыми, однако в скверный час, умели проявить в себе лучшие качества верности и покладистости.

Дорога нынче была безлюдной. В такой стылый холод даже златолюбивое купечество бережет скотину и людей, предпочитая отсиживаться по теплым трактирам и крытым складам с остатками товаров и верными крысами.

А потому, силуэт путника далеко впереди отчаянно бросился в глаза.
Человек в красном камзоле покачался у обочины и почти ничком кинулся в землю, уперев в снег ладони.
Яр глянул через плечо на грэма.
- Сам вижу. – Кивнул Тарон. Одной рукой выпростал остатки табака из трубки, а второй привычно потянул из под сиденья свой топор.
- Девки. – Рыкнул он за спину. – Подберитесь-ка. 
Соль, секунду назад валяющаяся фривольно в полудреме, кувыркнулась, усевшись на коленки перед бортом телеги, спешно прилаживая к арбалету болт.

Нет ничего странного в человеке на тракте, но когда человек не то ранен, не то мертв и поднят Ашхаи знает какой силой – это однозначно плохой знак.

- Опять мертвяк походу. – Асольвери поудобнее уселась, давая и Дарине обзор.

Длинные  темные волосы почти касались дороги, да и фигурка явно была девичья.
Что человек живой, стало понятно по истеричному смешку и обрывистому дыханию, однако атмосферу настороженности это не сгладило.

Медведь оголил клинок, спешился и подошел к сидящей у дороге путницы так, что его сапоги оставили следы почти у самых ее рук, надежно закованных в кандалы.
Яр прикоснулся клинком к плечу девушки, дабы в случае любого выпада успеть нанести удар первым, после чего свободной рукой ухватился за загривок кафтана (кажется с клочком спутанных волос) и не шибко вежливым рывком поднял на ноги, дабы иметь возможность заглянуть в лицо.
Бледная кожа хранила следы побоев, а из под черной челки на него вперились отчаянные глаза висельницы (по крайней мере именно такая ассоциация приходила в голову) и что самое жуткое, черты лица были знакомы.

Яр с трудом, но признал в ней одну из дочерей старого знакомого, но хоть пытай, Медведь не мог вспомнить ее имени.
Акинак скрежетнул, возвращаясь в ножны. Рука медведя уже не так грубо сжимала заиндевелый кафтан девушки (хотя разожми он кулак, та наверняка рухнула бы), а вторая освободившаяся, подсекла "смертницу" под колени, поудобнее перехватывая.

- Отбой. – Звонко констатировала Соль, видя что недавняя «зомби» перекочевала в лапы к Медведю, уже шагающему в сторону к фургону.
- Вот еще! Оружие не убирать. – Тихо но властно скомандовал Тарон. – Не одна ж она сюда притопала через степь.

Яр уже распахнул полог, забираясь в кибитку к Дарине и грэмке.
- Ну-ка помогите. – Оборотень уселся на лавку, оставив «висельницу» при себе. – Дар, в сумке рядом с тобой есть склянка с согревающим.
Тарон щелкнул поводьями, фургон качнулся назад, а затем ровно двинулся вновь. Топор грэм все еще держал наготове.
Соль, сидящая на крытом соломой и медвежьей шкурой полу, бесцеремонно стянула с девушки сапог у которого за голенищем уже скопилось немало снега.
Только лягнуть не вздумай! – фыркнула рыжая грэмка, взамен накидывая колючее (но зато сухое и не хрустящее от снега) одеяло.
- Снять поможешь. – Яр указал на кандалы, сковывающие руки девушки.
- А может не надо? Может её за дело? – жалобно проныла рыжая.
- А вас тогда получается без повода?! – уже более сердито огрызнулся оборотень.
- Не-а. Нас тоже за дело! Меня за контрабанду, Тарона за убийство!- Соль резко прикусила губу, шмыгнула носом и, глядя то в лицо Дар, то через плечо в сторону Тео уже громко и с выражением добавила. – Да шутка же! Шутка!

Из свертка под лавкой с металическим звяком был извлечен инструмент походящий на массивные, но туповатые кусачки с длинными ручками.
- На. – Девочка передала свой «боевой агрегат» Медведю.
Вымерзшая сталь поддалась легко.
Яр поднес запястье «Мертвячки» к своему лицу, несколько раз дохнув теплом и растирая свой ладонью иззябшие руки, для восстановления кровотока после стужи и железа.
- Ну не дергайся, дура пегая. – Тарон подтянул за повод Заразу, зацепляя ремешок о борт, хотя эта скотина итак не отстала бы.
- Ну и?.. – Грэм, по прежнему держа при себе оружие, зыркнул через плечо.
Не одному ему нынче требовались объяснения.

Отредактировано Медведь (08.01.2017 01:59)

+3

13

Конь барду и впрямь достался знатный. Сильный, послушный, достаточно тяжелый, чтобы юноша ощущал себя веткой камыша лишь в тот момент, когда выпрямлялся в полный рост. Посему Тео старался держаться ближе к могучей шее, недовольно прищуривая глаза под капюшоном и втягивая мерзнущие пальцы в рукава. Полностью поглощенный передвижением и тем, чтобы не потерять из виду остальных, блондин едва не упустил момент, когда кавалькада и вовсе остановилась. Он не сразу понял причины, завертел головой и приглушенно охнул. Он заставил жеребца переступить на месте, попятится, чуть оттянул капюшон, тревожно разглядывая ношу Бера. Радовало то, что женщина жива - это весьма бросалось в глаза. Печалило то, что нашелся некто, доведший ее до весьма неприглядного состояния, а значит, путешествие перестало быть быть простой прогулкой. Где-то здесь обитали лихие люди. "Или, - сделал юноша поправку на кандалы, - законники, которые в данный момент едва ли воспримут нас иначе, как ее сообщников". Бард чуть нахмурился, прикидывая, в каком качестве мог бы более пригодиться, и пришел к неутешительным выводам, что заниматься душевным и физическим состоянием дамы будет сподручнее обитателям фургона, да и тесновато там станет нынче... А вот для обзора и защиты сейчас должен остаться хоть один всадник, способный быстро переместиться в пространстве и принять на себя удар, буде что. Например, если за дамой погоня и оная выскочит на них. Что же касается погоды, то увы, выходило, что капризничать больше не выйдет. Придется держаться так, не обращая внимания на мелкие неудобства.
Юноша на всякий случай извлек из ножен один из мечей, оставляя другую руку для поводьев, подъехал ближе и услышал обрывок фразы в исполнении, кажется, Соль:
- Нас тоже за дело! Меня за контрабанду, Тарона за убийство! - и чуть погодя, в сопровождении странного взгляда. -  Да шутка же! Шутка!
Бард приподнял бровь. Он не сомневался в том, что у маленькой компании свои секреты и отнюдь не стремился их раскапывать. Не ему их сейчас судить, сам не святой, к тому же успел неоднократно воспользоваться их добротой. Кроме того, если бы ему с их стороны что-то угрожало, вероятно, они бы уже выполнили любые свои планы - хотя бы и в прошлую ночь, когда дракон спал, как убитый. В том же, что девушка таким странным образом шутит, юноша имел все поводы усомниться. В результате он сделал вид, что ничего не слышал, по привычке конструируя на лице непроницаемо-спокойное выражение, говорящее о мягком благодушии, выдвинулся вперед, ближе к упряжным лошадям, настороженно огляделся, отбрасывая капюшон и принюхиваясь, прислушиваясь, чуть прикрыл глаза пушистыми белыми ресницами, скрывая отлившую ядовито-зеленым радужку. Челка и спина, в принципе, и без того должны были полностью закрыть его лицо от особо любопытных взглядов, но все-таки... Эта форма делала его более чутким, но могла выдать себя в любой момент: малейшее смещение хрупкого равновесия магии в мелком человеческом теле - и что-то драконье, более значительное, чем окрас радужки, выплеснется на радость всем окружающим, напоминая, с кем они имеют дело. Обычно Тео обходился более скрытым вариантом, но особые ситуации требуют особых мер.
Амулет на груди ощутимо нагрелся, компенсируя разом упавшую температуру: драконы были хладнокровными тварями, и изменение состава крови при смене формы ощутимо сказывалось на остальных параметрах тела. Говорить при этом тоже было сложно, но необходимо. Медленно, словно уберегаясь от холодного ветра, очень спокойно бард заметил:
- Если требуется, я могу забирать боль прикосновением, - магическая составляющая их крови делала подобный фокус возможным, но лично Белый бард владел им несколько скверно. - Если же нет... Коль скоро позволит сударь Бер, я посторожу на случай неприятностей.
Нет, Тео не забыл о вознице, тот тоже, вероятно, следил за дорогой. Но небезосновательно полагал, что в случае серьезной угрозы - а оная явно витала в воздухе - дозорных должно быть больше одного, и как минимум один - способный защитить возок. Хотя бы до того, как подойдут остальные силы.

+2

14

Кибитка мерно покачивалась в такт лошадиному ходу, войдя в накатанную колею. На какое-то время все умолкли погрузившись в свои размышления. Дарина не стала и далее стращать своих товарищей по путешествию различными «волчьими» страшилками, устроив небольшое представление теневого театра для Соль: на плотной парусине происходило сражение двух воинственных мышек со шпагами. В конечном счёте спокойствие, всхрапы лошадей и музыкальный свист ветра убаюкали грэму, и та провалилась в приятную дрёму. Сама же волчица выглядывала из-за плеча Тарона и с рассеянным интересом наблюдала за дорогой. Всё вокруг было белым бело, лишь кое-где остались лысые островки камней или же неукрытой снежным полотном степи — не иначе как из-за досадной случайности или по воле старательного ветра. 
Однако при всей идеальности и гармоничности картины, чуть погодя в ней появилось непривычное ломаное движение, а точнее существо, более походящее на живое и отчаянное цепляющееся за жизнь. Дарина невольно подалась вперёд, высунув нос из укрытия аккурат над плечом Тарона, который в тот момент рыкнул так, что у волчицы заложило правое ухо. Это заставило златоокую отпрянуть и озадаченно тряхнуть головой, пока Асольери заряжала свой арбалет. Сама хищница подтянула ближе к себе лук, но не торопилась накладывать на него стрелу. Девушка заготавливала сгусток своей магии, которая быстрее настигнет цели и сможет намного лучше отвлечь тех, кто мог бы находиться в засаде. Впрочем, кому придёт в голову выходить на промысел в такую погоду? В свою очередь та всё сильнее портилась, не оставляя ни единого нормального шанса разбойникам поживиться мимо проезжающими купцами. Это только такой разношёрстной компании может придти в голову катить к миражам на куличики в начинающуюся бурю. Доносимый и рассыпающийся на ветру звук странного, больше похожего на истерику, смеха, заставил волчицу нахмуриться и насторожиться ещё больше: безумие, конечно, не бешенство, но приятного в оном маловато.
Медведь же очень бережно прижимал к себе ладную фигурку.. девушки, которая была закована в кандалы и выглядела немногим лучше мертвецов, что разгуливали толпами по степи. Назвать темноволосую незнакомку везучей не поворачивался язык, даже при условии того, что она избежала встречи с нежитью, или это последствия? Чумазая, избитая, в изорванной одежде, околевшая на стылом морозе... Дарина очень сомневалась, что женщина в таком состоянии могла быть для кого-то приманкой. Скорее уж беглая узница, старательно обходящая любой населённые пункты — только бы не узнали и не увезли обратно. Однако с этим можно было разобраться позднее, наверное. За холодным ароматом улицы, бьющим в чуткий нос, можно было распознать запах пота и крови, который дополнял и без того угнетающий вид довольно молодой незнакомки.
Монлуа молча выполнила просьбу вульфара, торопливо достав из его сумки согревающее зелье. Соль попыталась воззвать к всеобщему голосу разума, но эту борьбу проиграла под несколькими осуждающими взглядами. Ну, в самом деле: неужели одна измождённая девица справится с двумя вульфарами и довольно сильной грэмой? Дарьке в это верилось с трудом, очень большим, а потому волчица бросила лишь задумчивый взгляд на синеокую дочь каменного народа, делая в голове засечку о том, что стоило бы узнать своих попутчиков чуточку лучше. В это время появился Тео, предлагая свою помощь.
«Неужели целитель?» - удивлённо взглянула Монлуа в сторону советника. В таком случае выбор Рихарда отчасти был обоснован, впрочем, «забирать боль» и «заживлять раны» - не одно и то же.
Дарина смиренно дождалась, когда с «находки» снимут кандалы и взглянула на Яра:
- Держи её, на всякий случай, - серьёзно пробормотала самка и откупорила склянку. Мираж их разбери, эти зелья, которые на каждое живое существо могут действовать по-разному. Чтобы не усугублять и без того незавидное состояние пострадавшей путницы, Дарька сначала осторожно смазала ей губы зельем, побуждая оные разомкнуть, а после осторожно, по капле и далее тонкой струйкой, вливая жидкость в рот, чтобы незнакомка, не приведи Дагон, не захлебнулась.
- Целитель бы нам не помешал, - озадаченно сделала вывод волчица, копаясь в собственной сумке в поисках какой-нибудь заживляющей мази и ещё не ведая, что лекарь в их команде и появился. Впрочем, себе бы эта девушка в нынешнем состоянии вряд ли могла бы помочь. - Успеем добраться до какого-нибудь селения? - Дарька вопросительно приподняла брови, оборачиваясь к Тарону, который в данном случае был более осведомлён о местоположении группы спасителей. Имелась, вроде как, мелкая деревенька относительно недалеко от основного тракта, но всё более усиливающийся снегопад мог просто не позволить путникам добраться до намеченной цели.
- Не самое лучшее время она выбрала, чтобы сбегать, - вульфара кивнула головой на незнакомку, щёки которой раскраснелись не иначе как из-за действия зелья.

+1

15

Окхин не успела осознать момент, когда грубая сила под жалобный треск одежных швов поднимает на ноги, будто шкодливого кота. Немо велит поднять глаза густого зеленого цвета, блуждающие и мутные под изморозью на ресницах. Единственное, черт возьми, на тысячи миль, единственное лицо, которое ей поверит.
Хозяин его немало лет назад, позёвывая, вытягивал из глупых передряг малолетнюю соплячку прямо за пелёнки. В прямом смысле. То ли рада была, что узнала его, то ли в ужасе от того, что об этой дивной встрече узнает семья. Жуткая смесь эмоций искривила лицо, а скованные руки слабо цеплялись одежды, пока рывок под колени и короткая дуга полёт а не свернула внутренности в тугой тошнотный ком. И непременно вывернуло бы (а что, как в старые добрые времена, когда Виктории было четыре) прямо на добротную вульфарову куртку, - было бы чем.
Тяжелая небесная сталь, нависшая над головой, спряталась за пологом кибитки, маленькой, не лишенной очаровательного уюта тесноты. Пахло зерном, табаком, травами… или специями. Ино затихла – как обрезало визгливый вой, а поверх замерзших дорожек от слёз пробежали свежие ручейки. Суета бойкой девчонки (или взрослой грэмки?) будила промерзший разум, что подговаривал не только лягнуть, но и плюнуть для профилактики. Вместо этого без должной благодарности девушка подобрала одеяло и совершила позорную попытку бегства куда-нибудь в угол, подальше от недоверчивых голосов и внимательных лиц. Как будто ей кто-то предоставит такую возможность. Окхин абсолютно не желала внимания, словно дитя пряча взгляд под отросшей челкой. Без железных обручей руки казались ей легкими, будто воздушными, и страшно тяжелели в тепле Яровых рук.
Растрескавшиеся губы жгло зелье. Греющее творение, безусловно, великих умов разгоняло кровь похлеще спирта, но приносило не сон, а энергию. Не успокоило, но придало новые силы для всхлипываний. Прекрасная возможность некрасиво, но действенно уйти от ответов, когда не знаешь, какие подобрать слова. Виктория не знала людей, которые ей помогли, кроме одного, да и последнего помнила настолько смутно, что и доверием не назовешь. Правда – справедливая плата за спасение, но может оказаться ничем не лучше виселицы, что ждала ее в родной столице. Посему лишь на требовательно «ну и?» девушка медленно огляделась, зацепив светловолосого всадника снаружи. Задержала взгляд, пока тот говорил, а после, тряхнув спутанной гривой грязных волос с тающим снегом, подтянула царапучее одеяло к лицу и захныкала без какого-либо желания сотрудничать.
Не дашь женщине прореветься – толку не будет, а уж бессвязных речей без надежды собрать картину в единое целое…
Мерное поскрипывание колёс, время от времени буксующих в снегу под красочные ругательства второго грэма, срабатывало не хуже колыбельной. Хин прекратила трепать нервы своих спасителей пусть и не сразу, но сама. Ошалелый от счастья разум не знал, как вести себя, что говорить, врать ли, скромно молчать в тряпочку… Лихорадочно перебирая варианты, Ино рассматривала тесно сгрудившихся пассажиров, чья компания была примечательна своей разношестностью.

- Не самое лучшее время она выбрала, чтобы сбегать.
Технически девушка никуда не сбегала – ее украли и выбросили, милостиво оставив в живых. Фактически ее имя было именем не только беглянки, но и кровавой убийцы высокопоставленного чина. Удивительно, но златоглазая девушка, поившая Окхин зельем (уж не от него ли так, странно пляшут огоньки в глазах?), единственной оказалась близка к правде. Ответом последовала слабая улыбка. Время для побега выбирают те, кто планирует. С другой стороны, не идти же ей, приосанившись, дальше по дороге на человеческие земли, коль на казнь не довезли?
- Я…
«Я целитель» - хотела было брякнуть Иртес, но заткнулась. Страх обрывал ее, путал мысли и велел помалкивать в тряпочку. Как минимум о том, что не чужда магии в принципе. – Врачеватель мне не нужен.
Неловкая пауза не была сглажена, а Медведю был послан умоляющий взгляд. Лишь бы расшифрован правильно, и, коль действительно помнит, кто она, пусть даст понять, может ли верить беглянка присутствующим.
Судорожный шумный вдох и дрожащий выдох. Взгляды буравят ее, раздумывают - а не бросить ли сомнительную обузу где взяли? Бессвязная, сбивчивая речь человека в бреду не делает ее безопасной, но вялые попытки выговориться могли бы цениться выше полного неведения тех, кто оказал великую услугу, сохранив заплутавшую душу.
- Меня зовут Мавкой, и... Это чужая вина. Но они знают мое лицо. Им было удобно подставить меня убийством...

+2

16

Атмосфера под пологом царила странная. Снаружи лютовала бюря, внутри навзрыд заливалась слезами спасенная девочка.
Когда рыдания пошли на убыль, ей удалось таки представиться и коротко обрисовать свои злоключения, перемежая их с умоляющим взглядом в Ярову сторону.

- Меня зовут Мавкой, и...
-… А, «Мавкой». А я все имя никак вспомнить не мог. – Яр и правда не удержал в памяти всех дочерей, которыми мог похвалиться его товарищ.
- Это чужая вина. Но они знают мое лицо. Им было удобно подставить меня убийством...

Медведь время помолчал, подбирая и выверяя слова.
– Мы здесь нынче все в одной упряже и под одним ярмом. – Намекая оброненным «мы» на то, что это не просто случайные попутчики, а люди не совсем уж чуждые и пришлые.
Медведь без оглядки бы доверил собственную шкуру и Дарине, и Тео, но чтобы вверять чужую жизнь кому-то, на то нужно знаться значительно дольше чем один деревенский праздник, да хорошая попйка в трактире. А потому он продолжил:
- И раз уж так, то хорошо бы знать, в чьей смерти тебя обвиняют и от чего мне тебя защищать.
Яр говорил за себя. Ему невдомек было о мыслях и дальнейших действиях своих попутчиков (разве что за одного Тарона он мог поручиться).
Но в этой немудреной фразе было негласное обещание покровительства и помощи, независимо от глубины проблем, в которые обеими ногами влезла черногривая висельница.

- Убийство лорда ди Рхаурр, - затравленный взгляд девочки бегло скользнул по лицам, словно опасаясь сиюминутной реакции. - ...Запятнало моё имя. Я не могла его спасти. А местные слишком быстро нашли, кому за это ответить.

Брови Соль взметнулись так высоко, словно планировали улететь и навеки покинуть ее лоб. Медведь присвистнул (Зараза и Буян отозвались ржанием на голос хозяина), а Грэм зло хохотнул в голос, дескать: еще одним каторжником в компании больше.

+3

17

Взгляд Дарины бард ощутил всей спиной, как стрелу между лопатками, зябко повел ими, но не обернулся. У дракона не было никакой гарантии, что его взгляд вернулся к нормальному - уж скорее в обратном. Все его органы чувств по-прежнему воспринимали все обостренно.
- Увы, я не лекарь. Я могу лишь облегчить ее страдания, но не их причины, - юноша подчеркнуто держал спину прямо. Весьма вероятно, именно потому лорд и приблизил его столь стремительно: прикосновения барда забирали физическую боль, которая неизменно терзала немолодого воина, его слова - облегчали душевную. А быть может, что-то и впрямь было такое в юном чужестранце, что заставило ввести его в круг ближайших сановников, а не оставить на правах вечного пленника у порога спальни...
Тео отчего-то очень не хотелось об этом думать.
Услышав же, что его помощь не требуется, блондин тряхнул головой, заставляя челку упасть на лицо неряшливыми прядями, и сосредоточился на охране возка. Правду сказать, беседу с пленницей он пропускал мимо ушей, полагая, что нужная информация все равно всплывет снова, не сейчас, так потом, а отвлекаться сейчас ему несколько противопоказано. Потому не сразу осознал причину бурной реакции, последовавшей за спиной. Он чуть сдвинул брови, поняв, что и сам невольно зацепился за "ди Рхаурр". Медленно прокрутил случайные обрывки, которым доселе не придавал особо значения - и развернулся так резко, что несчастный конь взвился на дыбы, жестко зажатый удилами. Белые пряди ожили, словно в лицо барду дунуло ветром, они яростно всплеснули перед лицом, будто пытаясь отогнать снежинки, враз непостижимым образом выплетаясь из косы, и в их тени на мгновение особенно ярко и неестественно вспыхнуло багровым провалом в ядовито-зеленой радужке:
- Лорд ди Рхаурр убит?!!
Пробежавшую по щекам и пальцам дорожку серебристой чешуи, впрочем мог заметить лишь очень цепкий глаз, поскольку в следующий момент ослепленный ужасом и тоской юноша осознал часть фразы "не могла спасти". Он разжал ладони, вдохнул глубже, вынуждая равновесие внутри себя качнуться в иную сторону, заставил мышцы расслабиться, покорно съезжая с седла в снег - впрочем, конь никуда не делся, лишь оторопело потрусил рядом с фургоном, потряхивая головой и недовольно бряцая железом. Лично Тео то ли повезло, то ли не повезло больше: с одной стороны, он провалился по самые плечи, не сумев сразу подняться с четверенек, с другой, холод весьма благотворно подействовал на голову блондина, избавив от толики излишней горячности. Несчастный амулет снова разогрелся, юноша рванулся за фургоном, коршуном подлетая в попытке запрыгнуть на него и едва бесславно не промахиваясь. Пришлось, впрочем, подтянуться, чего дракон в зимних одеждах не делал еще никогда, но ему ей-богу стало не до деталей. Он подлетел к девушке, уставился в бледное лицо со смесью ярости, недоверия и ужаса:
- Лорд ди Рхаурр убит??? Как? Что произошло? Кто посмел поднять руку... - он задохнулся от избытка эмоций. Ей-богу, леди спасла себе жизнь, вовремя упомянув про помощь, иначе ей бы угрожала серьезная опасность. Пока еще Тео верил, отчаянно хотел верить, что это нелепая случайность, свидетельство покушения или же тяжелая рана, ставшая последствием вечного его пребывания на поле боя. А ведь его не было рядом с господином! Почему, ну почему же он не вернулся вовремя? Быть может, еще можно что-то сделать? Быть может, это нелепый обман?
Но что-то холодило в груди и нехорошо сдавливало горло. Бард сердцем чувствовал, что это скорее всего правда. И что он больше никогда не увидит своего доброго лорда..

Отредактировано Тео Ло-Амис (13.01.2017 21:02)

+3

18

Все молчаливо и понимающе пережидали разразившуюся истерику. Возможно, девушка уже вовсе похоронила себя, оказавшись в гордом одиночестве посреди снежной пустыни, а теперь, обретя хоть какую-то надежду, не сдержала эмоций. Может кто и видел её, проезжал мимо, но связываться не захотел. Дарина отвела взгляд, не желая ещё более смущать и без того растерянную незнакомку. Пусть поплачет, ведь от этого, говорят, легче становится. Она не нашла ничего, что могло бы быть пригодно для лечения и украдкой вздохнула: придётся искать что-то по пути.
Уговаривать недавнюю заключённую что-либо сказать долго не пришлось. Как ни странно, девушка довольно быстро отказалась от помощи возможного лекаря, хотя Монлуа очень уж сомневалась, что оный незнакомке без надобности. Что произошло с девицей — было не совсем ясно, Дарька уже успела подумать о том, что спасённая вполне могла сбежать от каких-нибудь работорговцев, но та сбивчиво свела на нет неправильную теорию, приковав тем самым к себе ещё более заинтересованное и пристальное внимание.
Удивительней оказалось то, что они с Яром вроде как виделись ранее. Насколько тесен оказался Айлей, сведя в столь непростое время давних знакомых. Столь давних, что даже имени не вспомнить? Иль столь коротким было знакомство? Но даже это оказалось совершенно неважным после уверенного обещания вульфара защитить и веского, выбивающего из колеи признания девушки в том, чего она не совершала. Дарина ощутила волну мурашек, скользнувшую по позвоночнику, невольно распахнув глаза пошире и шумно втянув носом воздух. Дарька знала о случившемся от дяди, но за сборами совершенно забыла поведать о произошедшем.
«Так сразу обвинили, не разобравшись? Почему? Как? Что она вообще там тогда делала?» - в голове тут же появился миллион различных вопросов, но волчица смогла произнести лишь:
- Да быть не может, - хрипло выдавила самка, не в силах шевельнуться, но её тут же отрезвило ржание коня за пределами возка и полный удивления возглас советника. За ними последовал какой-то странный шорох. Она хотела было выглянуть и проверить: всё ли в порядке, но этого не потребовалось. Тео сам решил показать всем насколько ему нехорошо. Весь в снегу с ярко горящими глазами и растрепавшимися волосами мужчина появился под пологом как мираж из воздуха. Влетев в повозку, он кинулся прямиком к Мавке, и Дарина в самом деле испугалась за жизнь и без того настрадавшейся узницы. Вульфара довольно резво подобралась и ухватила советника за руку, потянув мужчину к себе и этим жестом призывая его сократить расстояние, даже в столь тесном помещении. Не хватало ещё, чтобы Медведь в пылу исполнения своего обещания залепил советнику в лоб.
- Тео, умерь свой пыл, - серьёзно проговорила волчица. Что бы ни связывало загадочного юношу непонятной расы и матёрого лорда волчьего племени, подобный выпад со стороны незнакомца мог напугать. По сути, Дарине стоило бы стать более подозрительной в отношении темноволосой девицы, но пока она не ощущала от неё опасности, звериное чутьё молчало. Почему-то не верилось, что эта девушка являлась кровожадным убийцей, но это вовсе не значило, что самка не допускает и такой вероятности. Мало ли их.. умелых врунишек? Единственный, кто мог бы хоть что-то рассказать о личности спасённой — это Яр. Но будет ли эта информация полезной и достоверной, ведь парочка явно давно не виделась или не была тесно знакома. Однако не верить в то, что девица и правда являлась участником кровавых событий, повода не находилось, сколько ни ищи.
- Проклятье, - фыркнула вульфара, хмурясь. - Кто бы это ни сделал, провернул он своё чёрное дело ловко, - мрачно констатировала Дарина, бросая несколько недоверчивый взгляд на Мавку. - Но голову я бы этому засранцу открутила.
И это было чистой правдой. Златоокая не стала задавать вопросов, потому как в голове их было слишком много и все были нелепые. Как? Подставили. Зачем? Можно подумать, осуждённая сама в курсе. Впрочем, прикрыть свою голову — чем не вариант? Поэтому вульфара просто умолкла, ожидая вразумительной реакции от других или хотя бы продолжения от самой виновницы невероятного признания. Выкидывать её из кибитки всё равно никто не собирался. Тео явно был раздосадован и шокирован, а Дарина уже пожалела, что не известила его о столь страшной потере ранее. Впрочем, как и всех остальных.

+4

19

ОФФ: Друже. На всем форуме ураган и метель. В наших землях они тоже лютуют, поэтому не будем дожидаться ГМского поста, а стартуем крайнюю непогоду самостоятельно.

- Я знаю ее отца много лет. Да и она – Яр кивнул на девочку, -на моих глазах росла. Поэтому если она говорит, что ее вины нет, то у меня нет повода не верить.
Другое дело, что убийство породит гласность и сотни слухов. И благодари богов, Тео, что среди околесицы домыслов, ты имеешь возможность узнать о смерти друга не из рук в руки переданных и перевранных, а от первого лица того, кто так или иначе, оказался напрямую замешенным. Только, прошу тебя, - слова, однако, имели окрас не просьбы, а предупреждения, - держи себя в руках. 

Снег сыпал без всякой жалости еще в момент появления Мавки. Ныне же за прошедшее время, казалось, усилился втройне.
Ветер трепыхал полог и с гулом носился над степями. Фургон, в который нынче перекочевала уже вся команда, замедлял ход.  На облучке все чаще слышался забористая ругань Тарона. Сперва он костерил коней, потом ласково уговаривал топать быстрее.

Яр не вмешивался более в разговоры своих спутников. Ему тоже требовалось время чтобы узнать детали от Мавки, да и обдумать свои дальнейшие действия. Он не спешил с решением, хотя «висельница» может и ждала от него сиюминутной клятвы бросить все и везти ее домой.

Соль и вовсе вела себя тише тени, да держалась поближе к Дарине, умастившись у нее под боком.
Первый раз за все это время она подала голос, (видимо смекнув что драки не будет, ибо момент ярости кажется слегка пошел на спад) порывшись в тюке. Рыжая протянула менестрелю тяжелую глиняную бутыль в берестяной оплетке.
- На вот, – голос у Асольвери был неподдельно проникновенный. - Откупоривай, да помянем твоего друга.

Прошло еще немало времени. Кибитка двигалась уже едва ли со скоростью пешехода. После подвернувшегося  камня, колеса сошли с колеи и намертво завязли в снегу. По крайней мере именно так можно было охарактеризовать высказывания Тарона, который костерил и коней, и снег, и степь, и богов, и самого себя, что сунулся на тракт рубить мертвяков.

Остановка произвела оживляющий эффект. По крайней мере заставила большинство путешественников, подняться с нагретых мест и приложить свои руки к общему делу.
- Выпрягай гнедых. – Яр меж тем уже тянул ремни на седле Заразы.
Тарон отмахнулся (не от поручения, а от высказывания, дескать «и сам знаю»).
- Вы что? - Соль топталась рядом, пряча ладони рукав в рукав. – Хотите коней перепрягать?
- Да. Не мешайся. Тео, Буяна пока расседлывай!
- Но зачем?! – Лезла под руку грэмка. – Стропа есть, привяжите просто этих двоих вперед, чтобы время не тратить.
- Соль, иди в телегу. – Несколько более рассержено чем это было нужно ответил Яр,  поскольку девочка откровенно мешалась под ногами, а усилившаяся буря, не располагала к вежливым беседам.
- Если вон у того верстового столба свернуть, то там деревня в получасе. Дальше все равно сегодня не пройдем. – Тарон ткнул рукой на едва различимый указатель, торчащий из сугробов на обочине. Он уже избавил от хомутов своих тяжеловозов.
- У вас четыре коня, а вы на двух тащите! Но это глупо! – Повысила голос рыжая. – Не умнее ли подвязать последовательно или вообще квадригой?! – Надрывалась грэмка.
- Соль! Да отстанешь ты со своими поучениями?! – Окрысился Тарон, как раз пристраивающий Заразу на место одно из низкорослых гнедых.
- Да было бы кого учить! Один каждое умное слово за ругательство принимает, другой читает по слогам! – Фыркнула Асольвери, спохватившись, что видимо зря, по крайней мере и Медведь, и Тарон долгую секунду взирали на нее.
- Знаешь, Соль, - Оборотень смолчал, а вот в грэме обида все-таки нашла выход, - может я и не знаю тайгенсков с катайгенсами и интегролей твоих, но что мне они в дороге? Нельзя ставить под одну упряжь разносильных лошадей, так Яровы и телегу тащить будут, и гнедых.
Рыжая обиженно шмыгнув, с лицом оскорбленной невинности, удалилась в недра полога под защиту Дарины.

Не привыкшая к хомуту Зараза, нервно приплясывала, отфыркивалась и от ее нервного норова подрагивал и фургон.
- А если я ее поводом шлепну, она мне копытом не двинет? – Справедливо побеспокоился грэм.
Яр не успел ответить, но коблы издала выразительное ржание.
- Давай тоже под полог, - с обреченной решительностью махнул на друга Медведь. – И присмотри там… - Добавил он, но уже так тихо, чтобы иные не расслышали.
- Держи, - уже из телеги бородатый грэм кинул оборотню серебристую флягу с женьшеневкой для согрева, которой давеча так лихо удалось усмирить Рэн.

Уставшие каурые налегке оказались подвязаны позади телеги. Грэм забрался внутрь. Было тесновато, но все одно, значительно уютнее, чем снаружи.
Тучи нависли тяжелым кровом над степями, снег сыпался так щедро, словно планировал убить дороги еще до захода солнца.
Зимой темнеет рано. И хотя день не так давно перешагнул заполдень, но вокруг уже было неуютно мрачно.
Яр шагал рядом, держа заразу за повод, и видимо только мысль, что хозяин делит с ней непогоду и мерзкую вязь сугробов на тракте, заставило пегую скотину послушно зашагать вперед. Буян в свою очередь более флегматично отнесся к тяготам.

Тарон примостился рядом с Мавкой, по-отечески одобрительно похлопав девочку по плечу. И хотя в грэме было от силы полтора метра росту, он даже при беглом взгляде, не казался безобидно слабым.

То, что по меркам Тарона требовало полчаса, отняло почти в два раза больше времени. Если тракт худо-бедно укатали обозами, то дорога к деревеньке, казалось превратилась едва ли не в целину.
Яр поплотнее натянул капюшон, топая рядом с лошадьми (благо никто и не требовал в такую бурю бодрой рыси), временами согревая горло крепкой женьшеневой настойкой.

По истечении часа пешком, из метели вырисовался частокол деревни, а гулкий собачий лай известил всех под пологом фургона о том, что у них таки есть шанс переждать непогоду в теплом трактире.

Офф: Все дальнейшее, давайте обсуждать в тепле под крышей и за кружками с горячим вином?

Отредактировано Медведь (15.01.2017 21:16)

+2

20

Врёт. Врёт, как дышит, а настолько беспечно, будто действительно помнит имя, никогда не существовавшее. Или же, узнавая лицо, готов принять любую словесную маску чернявой девчонки. Ложное или истинное, оно, в целом, не имело никакого значения. По крайней мере, для вульфара. Втайне же Хин посмеивалась с широкого жеста обещания защиты – здесь всем невдомёк, что от хлыста «справедливости» увернется не всякий. А когда уж законы чести стремятся соблюсти волки... Девушка не успела (может, и к лучшему), поделиться с новоиспеченными спутниками такими мыслями, ибо увидела такое, от чего и сердце в пятки, и кишки в глотку. Что бы оно такое ни было, оно не из этих земель. Холодный ступор, продливший секунды четыре, не позволял отвечать существу, словно готовому разорвать бренное тельце на тысячу кусочков. Под теснотой полога странствующей телеги ей некуда деваться, визжать (а очень хотелось) - не хватало сил. Только отпрянуть, всхлипнув, запутавшись в одеяле и созерцая в следующий мир тылы заступившейся златоокой.  Поразительно. Эта женщина – не судья, не палач. То ли ясновидящий, то ли мудрец.
- Моя смерть правды не добудет. – тихо хмыкнет Виктория завершение накала обстановки, ощетинившейся воображаемыми ножами. А правда ему была нужна – этому симпатичному блондину, хоть и выглядел секунду до этого, как сумасшедший змий в человечьей шкуре. Людишки умеют играть на потребностях, а некоторые - как Окхин – настолько ловко, что ни в жизнь не поверишь в расчетливый умысел.
Ей просто хотелось жить дальше и, раз уж выпадает возможность, Иртес готова и с самими чертями сотрудничать.  Однако первым делом она мягко востребовала обратно свои сапоги. Хоть порядком разбитые, те оставались крепкими и добротными, и хозяйка вовсе не желала ждать, пока миловидной грэмке не взбредет в голову проверить, не один ли у них размер. На всякий случай.
- Лорд Рихард… - пугливо выдохнула девушка, будто опасаясь, что в ее устах даже имя это звучит как оскорбление усопшего. – Был убит в собственном кабинете для аудиенцией примерно неделю назад. Я… не могу сосчитать дни. Посольство Лигва поручило мне обсудить вопросы решения некоторых… конфликтов.
Нужно, черт возьми, было просто передать слова. Уяснить ответы. Выслушать предложения. Отвесить почтительный книксен и отправиться восвояси спустя полчаса разговора, который не был бы судьбоносным, если бы состоялся.
- Он был заколот едва не за несколько минут до визита, или чуть раньше, но шансов, не оставалось… Я виновата. – разукрашенное нежно-фиолетового цвета флагами синяков лицо вскидывает молящие глаза на мужчину, которого спутники называют Тео. Окхин боится его гнева. – Я думала, я смогу помочь ему, испугалась, не позвала на помощь, а руки меж тем – в крови.
Несостоявшаяся смертница говорила размеренно и долго, и голос ее всё больше становился отстраненным, далёким, будто произошедшее и вовсе не было связано с нею.  Без эмоций поведала о радостях ди рхаурровских тюрем, о невозможности оправданий и дороге на повешение в столицу людей. И даже о глупом, унизительном спасении. Без деталей. 
Иртес не запомнила, в какой момент тяжелым полотном укутал беспокойный сон, быстро переросший в крепкий младенческий – его никто не тревожил. Правда, только до тех пор, пока телега не отказалась странствовать дальше, намертво застряв в снегу. Не влезая в бурные перипетии, бывшая пленница без особых стеснений продолжала дремать уже на крепком грэмовом плече.


- У меня есть день или два прежде, чем поднимется шум и «законники» кинутся на поиски.
Мавка всё так же нетвердо стоит на ногах, но выглядит смелее, нежели пару часов назад. Спутанные темные волосы укутаны густым мехом капюшона из лоскутного нечто, что Асольвери любовно обозвала «запасным плащом» и пригрозила процентами в случае, коль ее сокровище не останется цело. «Сокровище» едва доставало неровными краями до копчика и раздражающе тарахтело бубенцаими. Хин была уверена в их наличии, но в обилии рюшек, стеганых ленточек и перевязочек не смогла найти ни одного. А жаль. Пообрывала бы нафиг.
Впрочем, далеко не глуповатому внешнему виду сейчас стоит уделить внимание - Иртес была глубоко благодарна и языкатой грэмке, и остальным. Жизненное обязательство сковало бунтующую истерику и требовало срочно разгрести ворох проблем.
Метель набивала снегом глаза и рот, мешая говорить. Ох, если бы и пережили странники в фургоне эту ночь, то лошади... Их удачно встретила деревня, да только паранойя артачилась, повизгивала в мыслях - нельзя тебе, мол, дура, в люди. И тебе беда, и покровителям твоим.
- Я сейчас действительно не знаю, как быть.

+2

21

Дракон перевел затуманенный взор с одного на вторую защитницу несчастной, медленно сглотнул, силясь прогнать застрявший в горле комок. Они не понимали... и не могли понять. Не знали всего... Дрожь прокатывалась по словно заледеневшему в жестком корсете мышц телу. Бард же контролировал себя полностью, ему было не привыкать танцевать на грани, ему было не привыкать заталкивать эмоцию в себя, позволяя ей сжигать душу и сжимать сердце в когтях немыслимой боли - ни охнуть, ни вдохнуть, ни вскрикнуть... Он сцепил зубы, на мгновение опуская ресницы, оттесняя истинную натуру туда же, в сердце. Оно, бедное, отчаянно трепыхалось сцапанной котом пичугой, силясь совладать с немыслимой нагрузкой, но железная воля блондина не оставляла ему выбора. "Друга". Как же... Вероятно, тогда ему было бы легче. Зачем, зачем богам было угодно, чтобы он покинул замок? Лучше бы убили его. Лучше бы он остался там! Он бы успел, он бы смог, ради подобного случая он бы не пожалел своей крови, которой так дорожил. Почему, почему его не было в замке в тот миг, когда еще можно было все исправить? "Почему???"
Тео покорно придвинулся ближе к воительнице, медленно обмякая, опал на колени, словно споткнувшись, даже пряди, прежде обозначившие готовность начать обращение с гребня, опали, рассыпались, весьма удачно закрывая побледневшее лицо. Впрочем, теперь это было единственное последствие вспышки: юноша полностью взял себя в руки. Выдавали его лишь вздрагивающие пальцы, да бешено стучащееся о ребра сердце, но кто бы сейчас стал к нему прислушиваться?
- Прошу прощения... - голос прозвучал чересчур слабо. Дракон досадливо облизнул губы и заставил себя произносить нормально: - Я немного утратил самообладание. Надеюсь, я не слишком вас напугал, - впрочем, на девушку прямо он старался не смотреть. Не мог гарантировать, что не сверкнет багровый отблеск в человеческих зрачках. - Я не хотел бы... стать причиной каких-либо неудобств.
Судя по виду черноволосой, неудобства ей и так доставили в изрядном количестве. А уж если принять в качестве правды все ее слова, то и вовсе выходит, что он едва не покалечил невинную даму.
Даже если мысль и была далека от истины, она позволила Тео окончательно встряхнуться и перейти в состояние, которое со стороны весьма смахивало на естественное. Юноша повиновался всем словам и приказам ровно и бездушно, с той же плавностью и изяществом, что и прежде, словно бы и не случилось то единственное, что обрывало все причины находится в этом мире, как бы фатально сие не звучало. Дракон механически распряг коня, тщетно силясь привести мысли в порядок. Куда более важным, чем все причины и последствия, для него был сам факт: лорда Рихарда больше нет. Его доброго хозяина, что приютил его и дал право находиться в своем замке, - нет. К кому ему теперь идти? Кому он нужен сейчас в этом странном опустевшем трехлунном мире?
Дракон дернулся, как будто бы его ткнули иглой, вновь услышав имя лорда, и усилием заставил себя слушать. К чему? Какое сие имеет значение? Он мог отомстить убийце, мог попытаться вычислить его, чтобы взглянуть в наглые глаза, отобравшие у него смысл нахождения здесь, но... Что бы это принесло?
И все же леди действительно была невиновна. В какой-то момент бард, движимый сопереживанием, дернулся утешительно коснуться несчастной, попытаться пробудить ее душу, но спохватился, что той сейчас едва ли будут приятны мужские прикосновения. Его собственное состояние в подобных случаях не имело ни малейшего значения - он привычно задвигал оное вглубь и позволял пролиться лишь песней или музыкой. Но лютня нынче находилась у мужчины, гитара осталась в замке - ему теперь возвращаться лишь за ней - а посему душевное состояние юноши еще надолго грозило остаться весьма неуравновешенным. Впрочем, он собирался приложить все усилия, чтобы попутчики этого не заметили. Для принятия же окончательного решения, что теперь ему делать в этом враз ставшем неуютном мирке, требовалось время. Его единственной опорой сейчас были товарищи по оружию - на сколько бы это приключение не затянулось. Да и то весьма хлипкой: они не слишком хорошо знали его. Но юноша чувствовал себя обязанным добрым людям за помощь. Как минимум это уже тянуло на причину пока оставаться с ними. А все остальное... можно продумать и после..
На вопрос черноволосой, которая на удивление быстро оправлялась, он отреагировал, слегка нахмурив брови. Тряхнул головой, заставляя ее работать. То, что в такие минуты ему отказывала привычная логичность, барда немало раздражало. Но увы, способность к размышлению контролю практически не поддавалась. Он только и смог, что глухо заметить:
- В таком случае нам в краткое время необходимо найти настоящего убийцу.
Сейчас это было не то, что действительно волновало блондина, но очевидно, единственным, что могло бы спасти ни в чем не повинную девушку от расправы. А значит, вполне могло сойти за идею для дальнейшего плана действий. Вот только малый отряд вроде собирался разбираться с нежитью... Тео устало покосился на Бера и предпочел оставить решение за ним. В конце концов, он по-прежнему считал его вожаком их небольшого отряда.

Отредактировано Тео Ло-Амис (26.01.2017 01:53)

+3

22

Волна негодования схлынула так же стремительно, как и поднялась. Вот только осадок после неё остался неприятный. Тео повинился, но выглядел не лучшим образом. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: столь бурная реакция внешняя результат бури эмоциональной внутренней. Другое дело, что каждый из присутствующих мог разве что по плечу советника похлопать, но этого, возможно, будет мало. Дарина невольно поджала губы, слушая дальнейшие слова спасённой девушки и при всём желании не могла сказать точно: верит она в оные на сто процентов или может в чём-то усомниться. Конечно, Яр уверенно сообщил всем, что знаком с отцом не дошедшей на казнь, что словам её верить можно.. но осторожность ещё никому не вредила. Монлуа было чисто по-вульфарски жаль темноволосую девушку, но гладить по головке мягко и успокаивающе, не разобравшись в ситуации.. она бы не стала. 
Погода стремительно портилась, будто впитала в себя все эмоции путников, которые были далеки от положительных. Вьюга яростно заметала следы беглянки, забывая о том, что у этой медали есть две стороны. И не самая приятная проявила себя чуть позднее, когда кибитка увязла в снегу. Дарина порывалась выскочить помочь, но в итоге осталась присматривать за Мавкой, которая в свою очередь пригрелась и, видимо, ощутив себя в безопасности, сладко дремала. Ветер с остервенением рвал полотно и заливисто завывал, бросая пригоршни снега подобно увесистым и крупным снежкам. За пределами фургончика оживлённо спорили спутники, Тео же не сказал ни слова с того момента, как извинился перед Мавкой. Дарина хмурилась, следя за его силуэтом, когда чуть высунулась из спасительного укрытия. Как бы не натворил чего советник сгоряча.
Но всё прошло относительно мирно, если не считать обиженно сопящую Асольери, советы которой, судя по всему, пришлись не к месту. Впрочем, дорога тяжёлая, непростая: у кого хочешь нервы сдадут. И, может потому остаток пути был проведён в молчании. Каждый думал о своём, а Дарина очень надеялась, что компания неожиданно не развалится. Она-то миссию свою выполнит до конца (ну, или постарается очень сильно), вот только в одиночку сделать это будет несколько проблематично. Волчица не была слишком уж суеверной, но Боги отчего-то всё более переплетали избранный путь с непонятными обстоятельствами, так или иначе оттягивающими исход. Крамольные мысли о том, что блуждающие по степям мертвецы весьма специфическая норма, волчица всё-таки старательно отгоняла. Взялась за дело — исполни с толком.
Через несколько часов упорного труда четвероногих копытных друзей, компания всё-таки достигла того самого поселения. Монлуа к тому моменту тоже задремала, привалившись к одному из мешков, но прекратившееся натужное пошатывание фургончика, заставило хищницу мгновенно раскрыть глаза. Она мельком оглядела присутствующих, подобралась и выглянула из-за полотнища. Небольшая деревенька с такой же маленькой корчмой, в которой, небось, и постоялого двора не имелось. А кому в этом месте задерживаться? Селение находилось в стороне от основного тракта и не пользовалось особой популярностью. Далеко не во всех домиках горел свет, пространство меж домами, которое в городах и селениях побольше величают улочками, было преизрядно завалено снегом. Невдалеке угадывался дом, который отличался от остальных своими размерами и наличием навеса с перевязью. Впрочем, второе Дарьке могло лишь показаться потому как метель скрадывала видимость в разы. Но несмотря на это, девушка выскользнула из спасительного укрытия фургончика, мягко ступив на снег.. и провалившись в сугроб по колено. Ударивший в лицо снежный морозный ветер тут же смахнул остатки дрёмы, подарив бодрость и желание действовать.
- Двигайтесь в сторону того дома, - девушка махнула в сторону силуэта той самой, как ей хотелось бы верить, харчевни. - Я пока пойду вперёд и договорюсь, - кутаясь в воротник, предупредила волчица Медведя.
Передвижение по глубоким сугробам оказалось непросто задачкой, а сама хищница вид имела более чем комичный, старательно поднимая ноги и делая шаг за шагом. Если бы кто-то  в тот момент увидел лицо Дарины, то отошёл бы в сторонку — очень уж решительный был вид у златоокой. Приближаясь к выбранному зданию, волчица услышала смех и почуяла приятные ароматы еды. Ей нравились подобные деревеньки. Они, как правило, были не так хороши как информационные центры, именуемые городами - любая новость из замка могла идти в это селение довольно долго, - но являлись прекрасным местом кипящей жизни и простого люда, который не откажет в помощи, если ты не вамфири. Среди соратников волчицы таковых не было, и Дарька очень надеялась, что весть о смерти лорда ещё пока не дошла до местных жителей.
Дверь открыть удалось с трудом, несколько пар глаз завсегдатаев тут же с интересом уставились на фигуру, облачённую в белый снежный покров. Лучница скинула капюшон с головы и уверенно проследовала к хозяину, оставляя на деревянном полу снежные тающие следы.
- Мир дому вашему, собратья, - мягко и дружелюбно улыбнулась волчица. - Можно ли на постой остановиться? Очень уж погода рассвирепела, - чуть поморщилась она, а донёсшийся до слуха вой ветра — стал лишь подтверждением слов путницы.
Трактирчик, как и предполагала Дарька, не особенно был рассчитан на постояльцев. Имелись две комнатки да и те вид имели не самый презентабельный: не слишком большие, в каждой по две кровати и по два стула. Впрочем, сердобольные местные жители вроде как были не прочь оставить у себя на ночь кого-то из путников, но те взамен должны были рассказать, чего в мире новое делается. Услуга за услугу и, конечно, небольшая оплата.
Когда все детали относительно ночлега, ужина и размещения лошадей, которым готовы были предложить место в небольшой конюшне, той самой пристройке, были улажены, компания вполне могла расположиться в тепле и уюте харчевни. Само собою, молчаливым, но любопытным вниманием местных жителей они не были обделены, а потому Дарька заранее попросила спутников не говорить о смерти лорда и побеге его потенциального убийцы. Следы повозки занесло снегом, а потому кинуться вдогонку за «укрывателями» будет проблематично. Лучше уж выиграть несколько дней, не сказав всей правды.
- Ну и погодка, - проворчала Дарина, стянув с себя тёплый камзол, и усаживаясь на стул к столу спутников. - Завтра с кибиткой вовсе туго будет пробираться.
На столе застигнутых непогодой гостей деревни уже стояла наваристая каша, сало, пироги, соления, разогревающий настой и горячее вино.

+2

23

Окхин лишь капризной девчонкой фыркнула в ответ на рассудительную речь светловолосого мужчины (змея?). Ну конечно же, найти убийцу. Это же так просто, здесь же не разношерстный сброд людей (чьи отношения с законом, кстати, явно весьма натянуты, - так думала Ино) – а самое настоящее детективное агенство, что в три плевка перепрыгнет сквозь заливистый снежный смерч и поймает убийцу за хвост. О, это отнюдь не значило, что Виктория не желала расправы над виновником ее бед. Она только… только не знала наверняка, да и замаскировать собственную шкурку ей было гораздо важнее. Неразумно выходить на тракты и трясти замковых свидетелей убийства в эпицентре общего ажиотажа. Нужно дождаться, пока всё утихнет,  и грамотно спрятаться. Этому способствовал снег, лисьим хвостом заметающий следы и полное отсуствтие дороги, ныне неспособной разносить сплетни. В такую погоду ни голубь почтовый, ни ворон не долетит. Притвориться  несведущими дураками сегодня всем было на руку.
К этой же мысли косвенно воззвала Дарина, любезно избавив беглянку не упоминать об этом лично. Окхин предпочитала молчать и… о, нет, не кутаться в мех, набитый стремительно тающими комьями снега. Чем старательнее прячешь лицо – тем больше ему внимания. Только если оно не сияет цепочкой созвездий на синих облаках… В теории, ей хватило бы сил хотя бы частично это исправить, а для этого требовались всего две вещи – зеркало и хорошенько заквасить переживающие мозги огромной пивной кружкой чего-то, чему названия Окхин дать затруднилась бы. Впрочем, выбирать не приходилось, как вынуждена была компания терпеть окружение чрезмерно любопытных селян, что, в свою очередь засмущавшись наступившей паузы, лихо перевели разговоры свои на отвлеченные темы, не забывая якобы случайно поглядывать на пришельцев. Не их одним занесло разыгравшейся бурей в это тихое местечко – через стол, к примеру, возвышалась над головами фигура, включавшая в себя два метра чистой силы, очаровательной улыбки саблезуба и угольно-черных дред. Не то, чтобы Ино не доводилось видеть троблингов. Ей, скорее, не приходилось вживую сталкиваться с подобными женщинами. Такая подзатыльник даст – да башку проломит. Мечта, а не баба.
И Окхин даже подозревала, чьей именно мечтой она станет, желает того «мечтатель» или нет. Девушка с улыбкой похлопала Медведя по предплечью, такие девушки, мол, долго не ждут, а она, чертовка, так и манит – и взглядом, и грудью размера восьмого, и прессом… при желании – дубиной.

офф: примерная внешность прекрасной принцессы

http://sg.uploads.ru/NWMnV.jpg

… Полчаса спустя милое чадо уважаемого в своих кругах семейства, некогда подающий надежды целитель и маг, сейчас не желает дальше предсказывать, чей кошелек прохудится от раз, два, три…шестой кружки – концентрата всеобъемлющей любви к ближнему своему . Ближним оказался благодушно ворчащий Тарон, который  от избытка комплиментов о мужественности наверняка зарделся бы, как помидор, если бы не борода.
- Мне нужно зеркало. – наконец, голосом диктатора оповещает  бывший посол, и ехидный ответ Асольвери, что-то брякнувшей о «такие в зеркалах не отражаются», затонул в оглушительном треске двери, стоне петель и обилии обсценной лески.
Четыре тела трудноопределимой наружности и маловменяемой внутренности мигом нанесли в дымный уют харчевни атмосферу, смутно напоминающую притон.
Один, согнав какого-то пугливого пацана из-за стола, разворотил скамью в попытке с размаху сесть, второй потребовал в срочном порядке жратвы, третий… да не важно. В целом армия существ, что и в подметки нежити не годилась, желала примерно одного и того же – власти, пива и бабу. Желательно две. Но не больше, ибо на третью обычно не хватает сил.
Или одну… особенную. Примерно как та очаровательная троблингша, что, отчаянно строившая бородатому вульфару глазки и уже готовая перейти к решительным действиям… Как к ней подходит вышеописанная компания «рыцарей» и в недоступной интеллигенции форме объявляет собственное желание на всё помещение.
«Прекрасная дама» картинно вздыхает, медленно подтягивая чугунную скороду с остатками поросячьих костей и обрывками недожеванного салата и лениво, будто лопаткой трехлетнему соседу в песочнице, вписывает тяжеловесный отказ близстоящему, а после рычит озлобленной львицей, приподнимаясь из-за стола – в боку у нее красуется самодельная заточка, а жареным пахнет уже во всех смыслах.

+2

24

Расположились не без уюта. На столе дымились миски с наваристой похлебкой да прочая снедь. Яр изрядно подмёрзший (ибо в отличии от компании не ехал в кибитке, а шагал пёхом), грелся выпивкой да горячей едой. А застылые ноги так и подмывали узнать у трактирщика о возможности растопить баню.

Поверх уже выпитой по дороге женьшеневки местный «самогон» укладывался особенно ладно. 

Местные жаждали новостей из внешнего мира, а то и просто новых лиц в этой глубинке. Понятливая Соль сходила до поклажи и вернулась с инструментом, баюкая в руках лютню, и радушно предлагая ее Яру и Тео.
Медведь кивнул в сторону менестреля, уступая ему, коли у того сыщется желание, покамест у оборотня отогреются пальцы.

Мавка, насмешливо похлопала по плечу, привлекая внимание.
Яр и раньше при входе заметил трблингшу, которую в росте из присутствующих превосходил только он сам. Но теперь, благодаря задиристой висельнице, разглядел еще и весьма живой интерес в глазах уроженки Северо-Востока, от которого иной мужчина наверняка бы предпочел спешно ретироваться.
Яр так же спокойно отвел взгляд. Желания искать взаимности он нынче не испытывал, да и если уж быть честным, девка мало отвечала вкусу оборотня. Та же Дарина, умостившаяся за столом напротив была куда как более привлекательна. Эта простая мысль заставила Медведя лишний раз вглядеться в черты оборотницы, в которых не находилось изъянов. Видимо выпитое било в голову, поскольку ранее эта мысль не закрадывалась.

В трактир с боем вломилась компания.
- Ще-е-енки. – Оскалился Тарон сквозь зубы оценивая четверку. Яр аналогично хмуро проводил новоприбывших глазами.
Вмешиваться ни грэм, ни медведь особо не спешили. В конце концов местная братия наверняка куда как быстрее усмирит буянящую толпу.
Вот только присутствующие мешкали, а вожак своры совершил непоправимое, пристав к девке.
Соль скривила губы, как делают люди, наблюдающие чью-то фатальную ошибку.
Тарон да Яр поднялись единовременно. И пусть троблингша не была привлекательной, она была все же – девкой.

Грэм выступил на встречу одному из нападающих. Тот был значительно выше полуторометрового выходца с гор. Тарон поиграл кулаками, но вместо прямого удара пнул своего противника в голень да так шибко, что паренек, разом утеряв власть над конечностью, рухнул на одно колено, став одним ростом с грэмом. Тарон довольно ухмыльнулся такому «равновесию» и дал волю кулаку.

Яровым противникам повезло еще меньше. Один паренек уже спешно отползал в сторону, дабы не попасть под ногу Медведю, столкнувшемуся с заводилой этой четверки.

В воздухе перед грудью оборотня порхала заточка, вот только руки у медведя были длиннее, да и реакция лучше.
Яр перехватил запястье мужика и сжал его с такой силой, что тот выронил самопальный кинжал.
Привычным движением, оборотень заломил руку нападающему, заставляя того скрючиться, развернувшись спиной, шипя от боли.

Четвертый в драку вступить не решился, слишком уж лихо медведь с полуросликом уложили его товарищей.
Тарон приветливо поманил его к себе. Паренек попятился назад.

- Стоять! – Властно скомандовала Соль, тыча в сторону «нетронутого» нет, не кинжалом, не арбалетом и даже не столовым ножом, а ложкой, которой парой минут назад хлебала похлебку.  – А за погром заплатить?!  - все той же ложкой, словно «перстом указующим», грэмка повела вдоль зала.
Бедолага понятливо кивнул и высыпал на стол перед рыжей горстку мелочи из кармана (до трактирщика, минуя Яра и Тарона, он шагать не решился).

- Цела? – Медведь обратился к Троблингше.
Девка уже успела осмотреть «рану». Ткань на боку была распорота, но царапина была пустяковая.
- Ну и славно.
Яр скосил взгляд на все еще искореженного смутьяна.
- Тарон, помоги ка ремень распустить…
- Зач-ммммммммммм. – вопрос потонул в болезненном мычании, поскольку оборотень по-шибче надавил на заломленную руку.
- Как зачем? – Деловито осклабился Яр. – Сейчас с тебя штаны приспущу и в сраку выдеру.

здесь не самый благородный поступок. но вполне справедливый

Тарон хмыкнул и подошел к удерживаемому оборотнем мужику,  легко распустил на «заложнике» пряжку, вытягивая ремень из штанов вместе с перевязью меча. Бросив оружие на стол где заседала их компания, охлопал бедняку по бокам и груди. Вытащил еще один нож. Нащупал и изъял тканевый кошель с деньгами. Звонкий мешок подлетел в воздухе и приземлился в голодные лапы Соль, секундой позже пропав в недрах ее полушубка.
Когда оружие и деньги были прибраны, Яр выпустил смутьяна, подтолкнув того коленом: разом и придавая ускорение, и помогая распрямить спину после неудобной и двоякотрактуемой позы.

- Зато впредь неповадно будет девок обижать, - Медведь уже спокойно обратился к последнему выходящему недобитку. – По ним знаешь ли род длится.
Поскольку сам Яр был человеком провинциальным, то эта простая истина и нравоучение прозвучали естественно и без патетики, словно извечное «уважать старших», «защищать детей».

Вся драка заняла от силы пару минут и Тарон тяжело бухнулся обратно на лавку, посасывая разбитую костяшку.
- Тео, только не смотри осуждающе. – обратился Грэм к менестрелю. Прочие поселенцы отнеслись к поступку оборотня с товарищем весьма одобряюще. Но среди деревенского люда, застрявших из-за непогоды обозников да прочей компании Советник выглядел слишком утонченным аристократом. (Мавка может быть тоже, но от "аристократичности" ее спасало разукрашенное ссадинами личико) – Это не воровство. – Грэм подтянул снятые с битого ножны проверяя содержимое. – Это взято честно в драке. Так что трофейное.

- И вообще! Если первый драку затеял, так не жалуйся,  что морда битая! Если насильничать полез, то не вини богов, что на душе гадко и сидеть больно.

Отредактировано Медведь (05.02.2017 01:51)

+2

25

Задумчивую отстраненность, в которую упорно скатывался бард, одолеть не удавалось никоим образом, хотя Тео честно и силился. Чересчур много мыслей в голове все еще требовали немедленного осмысления, но как раз им заниматься юноше не улыбалось. По крайней мере в присутствии столь благодарной публики. Посему блондин по мере сил сохранял на лице прежнее размеренно-мягкое выражение, на всякий случай запоминая происходящее. Проанализировать можно будет и позднее, на свежую голову.
Пока же бард ограничился осознанием того, что скепсис на лице пострадавшей дамы лучше всякого иного ответа отражает ее нежелание разбираться с происшедшим - по крайней мере в ближайшее время. Весьма жаль. Без оного проводить расследование вовсе не имеет смысла - неизменно всплывет вопрос, откуда он узнал о смерти лорда, не будучи в то время во дворце. Как и вопрос, где же его носило все это время. Интересно, насколько часто здесь происходят спонтанные перемещения людей в неизвестном направлении?
Юноша отчего-то подозревал, что весьма нечасто. Что неизменно выставит его фигуру в весьма неприглядном свете. Однако бард готов был поступиться даже собственной шеей, если бы это приблизило возможность выяснить причины...
Обнаружив в пределах взгляда лютню, Тео обрадовался ей, как родной, благодарно склонил голову, взглянув на Бера сквозь пряди, на пробу перебрал струны, удостоверяясь, что с прошлой настройки ничто не сбилось и тряска - да и влажность, что уж там, - не повлияли на голос крутобокой певуньи. Даже не сразу вспомнил о необходимости вдохнуть, трепетно перебирая-пощипывая жилы, подбирая мотив. Да, чаще в подобных трактирах он пел на публику, развернувшись к ней лицом и подстраиваясь под характер зрителей - а через мгновение уже слушатели следовали за ним. Но сейчас... сейчас он сам беседовал с ней, перекликался душой, забыв обо всем вокруг, тихо, почти беззвучно выдыхая намечающиеся слова:
- Маски закончились,
Лица - открыты.
Жаль, что не поняли
Чаши разбитой...
Таяли сны
И дыхание - таяло.
Жаль, что не с ним
Уходил путем стали я.

Вечная слава идущим в огни,
Вечная память - погибшим в сражении.
Вечная горечь - всем тем, кто любил,
Тем, кто не верил в его поражение...

Песню пришлось оборвать после резкого толчка сбоку - сам Тео был физически не в состоянии вынырнуть из мира грез в реальность. Но взвизгнувшая над ухом грэмка - да восторженный тычок, который окончательно вернул барда в суровую реальности, заставили его вскочить со скамьи и заполошно оглядеться, едва успев пристроить инструмент на лавке. Он не понимал ровно ничего в происходящем. Некая четверка, ринувшиеся в драку Бер и Тарон - признаться, дракон полагал за ними большую сдержанность, - блестящая перспектива полномасштабного побоища скамьями и табуретами, буде потенциальные агрессоры - кто, тут, к слову, агрессор? - окажутся местными любимцами... Подобное в своей бурной жизни бард проходил и повторять решительно не желал, тем паче, что пачкать благородные клинки для подобной свалки ему не хотелось. Справедливости ради, в грязной трактирной драки такие чудесные мечи живут ровно до столкновения с владельцем свинчатки. С другой стороны была блестящая перспектива в очередной раз ознакомить свои ребра с ближайшим острым углом -хоть лавки, хоть столешницы, - после чего хрупкий парень обычно отлеживался куда дольше, чем ему хотелось бы. Пополнять отряд лежачим - или при удачном стечении обстоятельств еле сидячим - тоже не улыбалось. А кроме того, дамы остались совершенно без защиты. В чем бы ни была причина, чем бы ни закончилось побоища, у любых желающих нашлась бы минутка похитить их, буде возникло бы подобное желание, или навредить иным образом. Интересно, что бы противопоставили те же Бер и Тарон возможным сообщникам с кинжалами?..
Бурная фантазия и богатый жизненный опыт в доли секунды развернули перед бардом, все еще не вполне очнувшимся от вдохновенной неги, весь веер возможных проблем, которые способна была породить эта драка. И среди всех прочих с необыкновенной ясностью вставала одна, самая очевидная: их лица запомнят все. Особенно черноволосую, весьма помятую особу. Довольно приметную особу. Вопрос, как скоро на их след нападет розыск?
Блондин тихо скрипнул зубами, осознавая, что новые приключения могут их настичь такими темпами очень, очень быстро, на всякий случай приблизился к девушкам, готовый, если понадобится, все же рискнуть. Две трети виденных им трактирных драк заканчивались всеобщей свалкой, в которой невозможно ускориться и практически нереально увернуться от случайного "заряда". Что в такой мясорубке делать ему и хрупким девушкам? Лишь выживать. Тео уже готов был к подобному развитию событий, но разборка закончилась неожиданно мирно. Не поверив глазам своим, дракон обежал глазами присутствующих, убеждаясь, что местная пьянь отчего-то не рвется продолжать разборки, облегченно выдохнул. Потом вновь обратил внимание на Бера, силясь понять причину их нетипичного поведения. Хотя бы запоздало, постфактум... И дернулся всем телом, отлично расслышав "в сраку выдеру". Последовавший за этим веселый смех окончательно вверг советника в ступор, взамен подарив надежную анестезию для последующего действия. Интересно, что скажут его спутники, когда характер его отношений с лордом прояснится окончательно? Этот веселый смешок добил блондина на месте, отдаваясь на губах гарью, потянувшей из прошлого.
Нет, он не был высокородным засранцем, глядящим свысока на простых людей. Бастард Золотого барда, непризнанный отцом, и простой Охотницы, из низшей касты, он привык принимать любую форму - изогнись как хочешь, коснись земли, если требуется, грудью, животом, выгнись до хруста в позвоночнике, но не сходи, не отступай, сожми зубы, терпи... Стой. За спиной младшая сестренка, такая невинная и хрупкая, и мать с ласковой улыбкой в изломе усталых губ. Как хочешь вертись, бесталанный ублюдок, не способный стать даже Вайолтаром, Защитником стаи, выжимай вкрай силы, ломай тело, забудь про отдых, забудь о боли. Никто больше не сможет вытянуть эту ношу. Никто больше не станет спасать жалкую маленькую семейку, поставленную на грань выживания. Да, позже появился отчим, сильный и мудрый, но до того... Танцуй до кровавых мозолей, пой до хрипа... и этикет, эта спасительная жила, этот бесконечный и неожиданный источник, позволивший наконец найти свое место, войти в дом знати и сойти за своего. Как ни странно, спасающий порой даже в самой черной глуши. Но здесь явно царили иные порядки. И дело пожалуй было даже не в том, что, на скромный взгляд барда, спасаемая дама, если это была она, вполне была в силах справиться самостоятельно. И не том, что здесь, посреди трактира, насиловать бы ее едва ли кто стал - в таком-то количестве глаз? И не в том, что трактир был полон иных готовых вмешаться. Но... трофей?
Тео не мог понять, что ошарашивает его больше - эта наивная простота (и где гарантии, что ограбленные не поскачут к ближайшему стражнику, буде тот появится, разом закончив все странствие? И почти точно - ограбленные запомнили лица и не преминут их упомянут, когда придет розыск), с которой его товарищи ограбили незадачливых типов, или осознание своей инаковости среди них. Вот что странно, пока они странствовали, он ощущал, что вписывается в эту малую, странную стайку. Драконы вообще не приспособлены к одиночеству и довольно быстро теряют рассудок, оказавшись вне группы, которую могут назвать "своей". Сейчас - они были его группой. И он не то, что смотреть с осуждением, - он вовсе не понимал происходящего. Более всего те детали, что он успел уловить, смахивали на успешный поиск причин для грабежа со счастливым исходом оного. "Девка" не выглядела даже испуганной, что уж говорить - "пострадавшей"?
Бард медленно, заторможенно наклонился, подхватывая откатившуюся чужую трубку - такую, какие он любил, длинную, аккуратную, даже с табаком, - все так же медлительно, словно находясь под действием некоего замораживающего заклинания, разжег ее и очень, очень неспешно двинулся к выходу, забыв перчатки.
- Я... немного прогуляюсь, - благо, его одежда была достаточно тепла. Впрочем, сейчас бредущий по снегу блондин не чувствовал холода и едва замечал, что спотыкается через шаг, слишком переполненный мыслями и сомнениями. Однажды его инаковость не пришлась по душе людям особенно сильно - и он запомнил это навсегда, как запах собственных горящих прядей.
Интересно, что сделают с ним оные, узнав? Он не был чист душой и знал это как никто иной. Бард чудесно помнил путь, которым двигался в своем мире, и в оном тоже хватало пятен... Но сейчас... Что происходило сейчас с его жизнью, он не понимал совсем. Не понимал и не хотел понимать. Чересчур много всего... чересчур много эмоций... чувств... Тео необходимо было прогуляться и он искренне надеялся, что за ним никто не бросится. Да и зачем?.. Бер, вероятно, имел причины бросаться на помощь даме, способной постоять за себя и в худшей ситуации. Положим. Но для чего грабить проигравших? В маленьком отряде вышли все деньги? Блондин ощутил неслабый укол совести, остановился, глядя сквозь редкие падающие снежинки невидящим взором, втянул горьковатый аромат, выпустил в воздух аккуратное кольцо. Нет. Его вины в поступках его попутчиков не было. Они сами по себе... отдавали чем-то странным.
"Выдрать в сраку"... Да. Никому не придет в голову, насколько это фраза ударила забывшегося было музыканта. Что ж, выясняется отношение попутчиков тоже весьма просто. В таких случаях полезнее всего просто принять удар на себя, в лицо выдав правду. Бросят? Убьют? Изобьют? Или же все же не посчитают достаточным основанием для каких-либо экзекуций? Боги видят. Быть может, ему взамен выпадет случай встретиться с лордом куда быстрее и надежнее. Или вернуться в свой мир - на все воля богов.
На сей раз Тео даже чуть улыбнулся, снова прикусывая трубку и решительно погружаясь в последнюю, самую болезненную, самую жгучую темень своей души.
Лорд. Он не успел... не смог... не спас… И не будет ему прощения ни в этой жизни, ни в следующей. Не будет ему свободы от воспоминаний… Не будет больше… лорда ди Рхаурр… Рихарда. Бард ударил кулаком в подвернувшийся частокол. Выдохнул раздосадовано табачным дымом, выронил трубку, размахнулся еще раз, еще… Боль его взбадривала. Пробуждала, заставляла собраться, будоражила на самой глубине души, чиркала по самому краю, отзываясь эхом и странным образом заглушая, перекрывая душевную.
Тео замер, медленно отвел окровавленные костяшки и тихо взвыл сквозь сжатые зубы, наконец позволяя прорваться отчаянию, съехал на колени, утыкаясь лбом в избитый столб и вздрагивая всем телом от беззвучных рыданий.

Отредактировано Тео Ло-Амис (02.02.2017 01:30)

+1

26

Дарина не без удовольствия потягивала горячий отвар, довольно быстро насытившись едой. Оказавшись в тёплой и довольно дружелюбной обстановке, девушка позволила себе расслабиться и лениво следить за своими спутниками. Вот Мавка похлопала Яра по плечу, лукаво улыбаясь и кивнув в сторону одной из посетительниц харчевни. Троблингшу ту, чтоб не приметить — слепым нужно оказаться. Она же, судя по всему, жертву себе наметила едва ли не в тот момент, как оная на пороге заведения появилась. Дарька скрыла ухмылку в кружке, забавляясь сложившейся ситуацией и довольно жмурясь, сделав очередной глоток дымящегося варева из трав. Однако Медведь, похоже, не оценил красочных перспектив и экзотики, зато как-то пристально вгляделся в лицо златоокой. Дарьке оставалось лишь задать немой вопрос, приподняв правую бровь. Спасти мужчину от рослой красавицы — она сможет едва ли.
Молчавший всё это время Тео, казалось, чуточку оживился, когда в его руки попал музыкальный инструмент. Дарину в принципе поражала та нежность, с которой он обращался к подобным вещам, будто это было самой большой драгоценностью, едва ли не более ценной, чем его жизнь. Завёл советник песнь тихую, в которой каждая строка будто ударом меча завершалась. Хищница задумчиво взглянула на барда и чуть нахмурилась. Однако долго поразмыслить над поведением блондина ей не позволил грохот двери и громкий хохот. Волчица тут же встрепенулась, окидывая взглядом четвёрку не самых приятных личностей.
«Действительно, какой же вечер без задир?» - недовольно подумала разведчица, а банда смелых да умелых не самой притягательной наружности уже дружным строем направлялась к незнакомому отпрыску шаманского народа. Они весьма недвусмысленно обрисовали ей свои желания, которые явно шли вразрез с её личными планами. Дарька напрямую лезть в потасовку не планировала. Где ей бороться против четырёх озлобленных здоровяков? Судя по решительному виду троблингши — та и сама могла играючи отвесить такого пинка, что будешь лететь на другой конец Айлея. Возможно, четвёрка задир была пьяна, раз полезла к такой внушительной леди. При этом Яр и Тарон явно не считали незнакомку способной самостоятельно справиться с проблемой, а потому дружно поднялись, решив хорошенько проучить тех, кто мешает нормальным людям и нелюдям отдыхать в суровую метель в тепле и комфорте. Дарька, переживая более за сохранность харчевни, чем за самовольно влезших в драку товарищей, украдкой пустила под ноги нападающим несколько теневых фантомчиков, которые мешались и отвлекали внимание от основных сил.
Столкновение завершилось быстро, волчица фыркнула: нехорошо сходу в незнакомом месте врагов себе наживать. Монлуа понимала причины, по которым Яр и Тарон решили изрядно припугнуть буйную компанию, но сомневалась, что та именно впечатлится, а не озлобится, желая отомстить. Что помогли — так хорошо, что привлекли излишнее внимание — не очень. Впрочем, сделанного не воротишь.
Обращение Тарона к Тео заставило волчицу перевести взгляд на советника.
«Мне кажется, или он опять побледнел?» - сузив золотые глаза, самка пристально вглядывалась в какое-то непонятное, почти растерянное выражение худого лица. Однако мужчина даже не заметил пристального внимания к своей персоне, лишь склонился, подняв непонятно откуда прикатившуюся трубку, подпалил её, пробурчал под нос что-то невразумительное о прогулке и был таков. Дарина удивлённо моргнула, хотела было открыть рот и притормозить резвого советника, но тот едва ли желал реагировать на внешние раздражители. Самка озадаченно склонила голову набок, после вопросительно обвела глазами оставшихся, но те, похоже, были в не меньшей растерянности.
- Пригляжу, - мрачно буркнула волчица, подхватив камзол и оставленные Тео варежки, помятуя о мерзлявости блондина. Да и правда, куда он отправился? На улицу только что выгнали озлобленный квартет пьяных мужланов. Кто-то наверняка мог углядеть «гуляющего» в компании тех, кто играючи надрал им задницы.
«Проклятье, Тео, - ворчала про себя Дарина, натянув одёжку и выходя на улицу, дабы получить очередной снежный плевок ветра в лицо. - Какого баюна ты творишь, иномирец?» Этот факт как-то неумолимо ускользал от внимания. Может, что-то в его мире делалось иначе, конфликты решались за кружкой эля, а лорды были вечны, словно Боги? Дарька не сомневалась: перемена настроения советника неотъемлемо связана с известием о смерти ди Рхаурр. И мужчина, увы, подобно Мавке не мог позволить себе прилюдную истерику.
Дарина ступала бесшумно и осторожно, не желая спугнуть или навлечь на себя гнев того, кто, похоже, пытался побыть один, но выбрал не самое лучшее для этого время.
Вьюга всё так же остервенело бросала горсти снега в лицо и за шиворот, смазывая силуэт советника, который остановился у частокола одного из домов. Произошедшее после лишь укоренило в волчице мысль о том, будто славный менестрель не позволяет себе расклеятся при ком-либо. Примерно так волчице хотелось рвать и метать, когда по вине отца из жизни ушла мать. Монлуа горько усмехнулась, останавливаясь в пяти шагах от мужчины и пережидая вспышку ярости, что принял на свою грудь забор. Она длилась недолго — Дарька даже замёрзнуть не успела. Блондин медленно осел на снег, теряясь в довольно глубоком сугробе, а Дарина сделала пару шагов ближе, решая, как поступить в ситуации, когда даже доброе слово боли не умерит.
- Лучшие всегда уходят первыми, - довольно тихо проговорила волчица, думая, что советник услышит. Она сделала очередной шаг и ещё один, под ногами шелестел свежий снег.- А нам лишь остаётся помнить их и любить, - мягко проговорила она, сокращая оставшееся расстояние и осторожно кладя ладонь на плечо советника для привлечения внимания, для поддержки. - Да заботиться о тех, кто ещё жив, - она чуть склонила голову набок, присаживаясь на корточки подле мужчины и протягивая тому забытые варежки. - Некогда он выбрал тебя советником, а потому, считай, принял в стаю. Стая своих не бросает и не обижает, - волчица тепло улыбнулась. Ветер настойчиво трепал её капюшон и старательно заметал фигуры снегом. На короткое время воцарилось молчание.
- Скоро амулет разрядится, нам нужно возвращаться, иначе замёрзнешь, - говорила волчица более чем серьёзно. Такому чудо-амулету нужна была подзарядка, а для того нужно было оказаться хотя бы в тепле харчевни.

+1

27

Меж тем некогда уважаемая сударыня , насытившись и последовательно прикинувшись ветошью, сердито ковыряет стол уродливой двузубой вилкой. Судя по ее настроению, та не прочь воткнуть пародию на бесстрастно-холодное оружие кому-нибудь в глаз, на крайняк - в ягодицу. Окхин мучительно нуждалась в том, чтобы кто-нибудь рядом выл и страдал, подпитывая ее, маленькую эмоциональную вампиршу, целительным зарядом чужих мучений. «Поделись с ближним своим - швырни в соседа кошку, скребущую на душе» - гласил девиз сегодняшнего вечера. Вульфар не оценил ее шутки, а оказавшийся бардом обнимал любимую лютню, будто вожделенную женщину. Не то, что бы это казалось неправильным - наоборот. Естественность музыканта в его видении, в его обращении с инструментом творчества... Окхин тряхнула головой, выправляя тяжелую шевелюру набок и в неимении гребня вычесывая оную пальцами. Интуиция - жирный соболь - мирно посапывала в углу, пока стремительное действо разворачивалось у нее под носом, недвусмысленно намекая - вот этот конкретный трактирный мордобой потенциально опасен во всех аспектах. «Шумные они, мужики эти» -  морщится Хин, с ленцой сползая под стол вместе с верной вилкой. Нормальная, здравая реакция человека, разумно нежелающего  драться в условиях, когда в твою голову с высокой вероятностью прилетит стул либо полуживое тело. Признаться, Ино не отказалась бы, если бы по трактиру летали копченые окорока и вяленые помидорки... Да кто ж разбрасывается едой в зимнюю стужу?
«...В сраку выдеру».
Пожалуй, только одна Хин проявила от подобной фразы невообразимую дозу удовлетворения и восторга. Без стеснений она придвинула невысокий подсвечник с огарком, что взирал на опустошенные тарелки с центра стола, к краю. Недвусмысленность ее молчаливого предложения казалась настолько искренней, что, и без того похожий на зайца в тисках, горе-домогатель, свернутый крепкой яровой рукой в «букву зю», приобрёл еще более несчастный вид. На его счастье и во имя сохранности нервов окружающих, на жест ее то ли не обратили внимания, то ли сочли уместным проигнорировать. Хин не расстроилась. Ее внимание беспечной ланью стремительно перенеслось на другой объект - спустя несколько секунду та увлеченно махала рукой одной из непосредственных участниц представления, приглашая одиночку за стол. Тем более что места на скамьях поредели. Лютня плачет молчанием... Не удивительно - ведь Тео уже снес беспутный ветер перемен, вслед за ним и Дарина, средоточенно-верная своим мыслям. Окхин по-своему сочувствовала барду, чуяла его горечь, но слов намеренно не искала - в змеиных глазах она могла остаться виноватой. И только от этого она боялась ладного юношу.
Страх и бич громовержцев, не отрывая взгляда от вступившихся за честь дамы, кочует за странничий стол, небрежно стирая ребром ладони с царапины кровь.  Она призывно закусывает губу, обнажая край белоснежного клыка, и вблизи ее улыбка кажется... Чуть более очаровательной, чем голодная пасть вурдалака.
Как много шуму из ничего. Спектакль чистой воды, качественно сыгранный на инстинктах защитников слабых... И потенциально слабых.
Окхин хмыкнула, отбарабанив пальцами о столешницу скорую дробь.
- Постарайтесь не разнести трактир до утра. Кто знает, выпустит ли сегодня нас метель. - тоном усталой мамочки произносила она, поднимаясь. Она надеялась слинять из-за стола прежде, чем милая троблинг начнет «благодарить спасителей». Да и цель у Виктории имелась весьма четкая - ей действительно требовалось зеркало и оно, кажется, было в одной из уплаченных комнат.
Несколько неуклюже пошатываясь (куда там до трезвости, вы пропитое считали?), Хин прошествовала до лестницы, ведущей в крохотную пристройку с пародиями на спальни.

Иртес, собственно, никогда не отрицала, что пополнить стойкие ряды красавиц ей поможет разве что очень сильная магия... Или очень много вина, по глаза налитого в оценщиков. Но сегодня, в нестойком пламени свечи в мутноватом стекле ей позавидует любая болотная ведьма. И не зря ведь Мавкой назвалась - точь-в-точь из лесу вылезла. Прислонившись к зеркалу вплотную, Хин трепетно касалась рассеченной брови, мелкой сетки синяков и царапин... Ох, едва ли ей удастся рассчитать силы, так что и следы от цепей на тонких запястьях, и синева на плечах и лопатках - останется всё. А лицо будет чистым. Усталым, недобрым, но чистым. Под кончиками пальцев искрилась магия, неспешно заживляя клетку за клеткой, пока Виктория молилась не отрастить себе лишний нос.
Возвращалась Окхин победоносцем - лишних частей тела на ней не насчитывалось.
- О, - лучезарно улыбалась она трактирщицу, столкнувшись с тем в проходе, в ответ на ошалелый взгляд. - Прекрасный был макияж, не правда ли? Иногда забываю смыть сценический образ.

+2

28

На собственную кровь, ярко пятнающую снег, Тео смотрел с каким-то отстраненным изумлением. Она была алой, достаточно алой, чтобы никто ничего не заподозрил. Впрочем, как раз эта-то была действительно почти человеческой, ее отличал лишь  горьковатый вкус, но навряд ли кто стал бы ее пробовать. От всех болезней и ран уберегает другая, густая и серебристая, которую нипочем с обычной не спутаешь. Хорошо, что его спутники не видели той.
Бард медленно, с присвистом втянул ледяной воздух, запоздало обнаруживая сразу весь веер ощущений, что были так удачно заглушены срывом. Пожалуй, ему стоит еще поработать над самоконтролем, раз уж последний все-таки не выдержал. Разумеется, повод был более чем веский, но... Появись сейчас необходимость выступать - что бы он делал?
Дракон услышал хруст снега за спиной и чуть повернул голову, искренне надеясь, что это выскочил кто-то из местных. Скажем, чтобы набрать снега. Однако голос, который, кажется, прозвучал чуть раньше, но не был опознан им, развеял подобные предположения. Тео стало вдвойне неловко за собственную вспышку: менее всего он хотел бы обеспокоить своей выходкой кого-то из отряда вообще и золотоглазую в частности. Выглядеть слабым и истеричным в глазах женщины, тем паче столь очаровательной, не хотел бы ни один мужчина. К счастью, вспышка, обжегшая его душу, уже миновала, и теперь бард вновь контролировал себя полностью. Тем более, что слова ободрения пролились на его душу бальзамом. Он улыбнулся - вернее, наметил слабую улыбку, - поворачиваясь всем телом к беловолосой, подхватил ее ладонь и благодарно прижал к губам, взял варежки другой рукой.
- Леди хочет сказать, я теперь и в их стае лишь оттого, что меня выбрал мой лорд? - юноша немного изумился, но что греха таить, подобная простота тоже грела душу. - Благодарю вас, добрая леди... - он выдохнул новое облачко пара, словно пряча в него недосказанное, но все же продолжил. - За слова, что согрели мою душу, за то, что леди беспокоилась за меня.
Для барда это значило действительно много. Он редко в своей жизни встречал искреннюю заботу, а посему бережно сберегал каждую крупицу и умел благодарить. С другой стороны, этой стае он уже задолжал так много...
Блондин поднялся на ноги, подхватывая трубку, неловко переступил, разминая затекшие мышцы. Снег с него осыпался целыми хлопьями, и дракон запоздало сообразил, что под таким снегопадом вполне может замести насмерть. Бард суетливо натянул варежки, морщась от прикосновения меха к ранам, но это были мелочи. Ему действительно стоило бы беречь пальцы, чтобы сохранить возможность играть, но необходимость оберегать свое тело в нем никак не могла сочетаться с манерой порой напрочь забывать о его потребностях. Что ж, в некотором роде Тео был действительно порядком рассеян, а сейчас еще и растроган после появления Дарины. А ему требовалось собраться с мыслями, коль скоро он собрался прояснить некоторые моменты с отрядом.
Дракон с силой закусил губу изнутри, чтобы вернуть ясность мыслям, хотя бы отчасти, мотнул головой и зашагал по снегу к трактиру, впрочем, приноравливаясь к шагу девушки. Зайдя внутрь, он уже тверже двинулся к остальной компании, спокойно и очень ровно сказал, перекрывая прочие звуки:
- Я бы хотел с вами обсудить некоторые детали, которые упустил во время знакомства с вашей почтенной компанией и которые остались глубоко неясны мне при последнем... происшествии, - бард огладил трубку прямо через варежки и уточнил.  -Но для этого нам необходимо подняться в комнаты. Мне бы не хотелось обсуждать сие при всем трактире, тем паче, что мы привлекли так много внимания.
Юноша убедился, что его слова были услышаны, повернулся и двинулся к лестнице. Вопросы, что назрели в его душе, - раньше ли, позже ли, - не требовали переосмысления. Беспокоило дракона лишь то, что он весьма не любил ощущать себя проблемным элементом ситуации, но именно оным сейчас и являлся. Но одновременно сознавал, что лучше уж прояснить ситуацию до конца, чем копить в себе до конца похода.
Обозрев собравшихся, Тео вновь взялся за погасшую трубку, прикусывая кончик, потом несколько рваным движением стянул варежки, освобождая руки и морщась от боли в разбитых костяшках. Да... Полуформа будет ему вновь недоступна. Сам виноват.
- Я глубоко благодарен всем вам и каждому из вас за все, что вы для меня сделали... - юноша низко поклонился, шелковистые пряди, больше не сдерживаемые косой, стекли следом сплошным молочным водопадом и барду пришлось их придержать. - Однако я считаю необходимым кое-что уяснить... - он повернулся всем телом к "зрителям" и со странной решительностью произнес: - Я был не только советником для моего лорда. Я делил с ним не только заботы, но и... - бард коротко облизнул губы, - ложе. Лорд хотел назвать меня своей парой, едва наступит весенний гон... - блондин перевел дыхание и твердо закончил. - Я лишь хотел сказать, что потерял не только друга, но и того, кто был чем-то большим. А кроме того, - Тео устремил взгляд на Бера, перевел его на Тарона и чуть тревожно прищурил глаза, - не хотел бы опасаться возможной реакции с вашей стороны, если судари узнают об этом от кого-либо. Видите ли, ваше поведение, там, внизу, во время той короткой схватки, навело меня на мысль, что подобная подробность способна всерьез изменить ваш взгляд на мою скромную особу. Я хотел бы узнать об этом сейчас... Если это действительно так. И еще, - дракон сглотнул и пожалел, что не прихватил с собой питье: в горле то ли от жары - стоило бы все же, пожалуй, раздеться, - то ли от продолжительной речи совершенно пересохло. - Я боюсь, не совсем понял, для чего пришлось ограбить бедолаг. В нашей... - блондин нашел взглядом Дарину, - стае совершенно вышли монеты?
Выдав все накипевшее, Тео ощутил себя порядком опустошенным, хотя беседа лишь начиналась. И он закончил уже слегка хрипловато, но все так же твердо:
- Я хотел бы принести извинения за свою недавнюю вспышку... - бард вспомнил об Окхин и поправился. - Обе вспышки. Впредь я приложу все усилия, чтобы лучше держать себя в руках, добрые судари и леди.

Отредактировано Тео Ло-Амис (12.02.2017 01:19)

+1

29

Яр размеренно поднялся с лавки. Настроение у него было весьма благодушное, тем более что сытный ужин и алкоголь благостно согревали нутро. У менестреля же вид был встревоженный и колючий, словно у затравленного зверька. Тарон встал следом, а Соль, видя что ее компания удаляется, напоследок скоро орудовала ложкой и гулко выпила из миски прямо через край остатки подливы, после чего увязалась следом за прочей братией, взметнув рыжей копной волос.

Комнатушка была тесной. Пара коек и столько же стульев. Грэмы охотно опустили свои седалища на одну из кроватей, причем непоседливая Асольвери тут же стянула унты и забралась на перину прям с ногами, а Яр «оседлал» стул, выжидательно сложив руки поверх спинки, и отдав свое внимание барду.

После короткой благодарности, последовало признание иного толка:
- Я был не только советником для моего лорда. Я делил с ним не только заботы, но и... - бард коротко облизнул губы, - ложе. Лорд хотел назвать меня своей парой, едва наступит весенний гон... Я лишь хотел сказать, что потерял не только друга, но и того, кто был чем-то большим.

Яр коротко кивнул, ожидая вполне логичного продолжения с просьбой о помощи в выяснении причин смерти. В конце концов такой призыв был бы ожидаем, и Медведь даже наспех забежал своими мыслями вперед, прикидывая дальнейшие действия, нужность изменения маршрута и плана, да и в целом оценивая какой может быть толк от яровой братии в данном вопросе. Однако Менестрель продолжил и речь шла явно об ином.

- Не хотел бы опасаться возможной реакции с вашей стороны, если судари узнают об этом от кого-либо. Видите ли, ваше поведение, там, внизу, во время той короткой схватки, навело меня на мысль, что подобная подробность способна всерьез изменить ваш взгляд на мою скромную особу. Я хотел бы узнать об этом сейчас... Если это действительно так.

«Подробность» Медведя не смущала, а вот ситуация в целом – вызывала некоторую неуютность.
Нет, не то, что Тео оказался любовником лорда. Мужеложцев в мире хватает. И не пользуйся это спросом, то не предлагались бы в лучших борделях наравне с красавицами еще и смазливые мальчики.
Яр испытывал почти физически ощутимое неудобство от собственно происходящего: то бишь тесная комнатушка и весь их боевой отряд, обсуждающий любовные связи барда.

Сам Медведь редко «хвастался» своими успехами, да и то подобные вопросы обсуждались разве что под выпитое да с хорошим другом… И воля б Яра он и вовсе не заводил подобных тем, однако паренька явно шибко беспокоило отношение волка к подобным связям. А потому, приподняв брови, оборотень ответил:

- Я не знаю, какой именно реакции ты от меня ждешь.  Ты – человек взрослый. С кем и как именно ты коротаешь ночи – это только твое дело. И в этом тебе нет ни советчиков, ни тем более судей. У нас нынче не праздный поход, а вопрос смирности степей, да волей богов еще и висельница на борту. Поэтому надеюсь, что вопросы столь личные и постельные, как не особо существенные,  лучше отложить до лучших времен. Да и – Яр слегка усмехнулся, - ты уж наши грубые шутки на свою шкуру то не вешай и на свой счет не примеривай.

Юноша продолжил:
-Я боюсь, не совсем понял, для чего пришлось ограбить бедолаг. В нашей... - блондин нашел взглядом Дарину, - стае совершенно вышли монеты?

А вот теперь недобро кольнуло уже Медведя.
- Бедолаг? - Переспросил он. – Тео уж не пропустил ли ты начало склоки, выйдя из зала или заигравшись с лютней? Бедолаг?!
Да они ж вчетвером открыто нарывались да и к девке сильничать с заточкой кинулись!
Ты что ж смолчал бы? А если б к Дар или Соль,
- Медведь кивнул на девушек, остановившись на этих двух, поскольку к Мавке у барда могло быть вполне предвзятое отношение, а те, помянутые, были известно добры к пареньку, – Если б к ним кинулись бы размахивая то хером, то ножом? Или по твоему раз та девка лишь на ладонь меня ниже, то и вступаться в защиту не требуется?

Яр спросил, однако отчего, то ему не хотелось чтобы Дар или Тео озвучивали свои мысли. Тут бы был его черед разочаровываться в спутниках.
Медведь был мужиков провинциальным-деревенским. И для него «бабы» - это понятие святое, слабое и требующее защиты, независимо от роста или сноровки. Уж больно недалеко от рассуждения «Если боевая – то можно не защищать», до «Если сильная – нечего ей на тяжести скидку давать, а если на лицо не вышла иль фигурой дурна – то и вовсе уважения к себе, как к девке – не требует».

- Ты Тео человек видимо не шибко с походной жизнью знакомый. Да и было б с чего. Ты все-таки менестрель, человек тонкий. Вас и не трогают особо, с вас спрос другой. Музыканты и Лекари – как свещенное животное – только разве что совсем прогнивший люд обидит, нормальные же человек руки не подымет. Ты хоть и из другого мира, а про богов наших думаю слышал, есть один странствующий - товарищ тебе по ремеслу.
Прочие же, кто на трактах не гость  - а жилец, живет по своим законам. А они ...

- …А они как в природе, - не сдержалась Соль, - жестокие, но справедливые.
- «Бедолаг» таких учить надо по совести жить, а не нахрапом двери открывать, да девок против воли мять.
А чтоб урок помнился, тут не словами, а либо шкурой, либо золотом в память закреплять надо.
Они – люди не пропащие. Трое – вполне нормальные мужики. А тот, которого Соль ложкой запугала, так и вовсе молодой, да небось толковый. А вот вожак их слегка с гнильцой, по пьяне то вся дрянь из человека лезет.
Мы их и не тронули шибко. Все на своих ногах ушли с целыми костями. Утром протрезвеют, так и небось сами согласятся, что маху дали. Да атаман их – прежде чем снова на девку кинуться иль дебош устроить, сперва на новый меч накопит, да кошель пополнит. А там глядишь либо передумает, либо еще кто кроме нас найдется дурака придержать.

- Да и драка нам если честно очень уж на руку. – Добавила рыжая контрабандистка со стажем. – Вернее не нам, а Мавке. Нас всех местные легко запомнили уже от того что мы просто к ним заехали. Гости то не каждый день, а так чисто снегопадом подогнанные. Да память – дело капризное. Она самые яркие моменты помнит. А значит и о нас припомнят: коней да кибитку, Тео с его песнями, и этих шалопаев, - Соль зыркнула в сторону грэма и оборотня. – У них-то наверняка драки не часто бывают. А Тарон с Яром – колоритные!
Да и коли девку искать будут. То ищут то одинокую беглянку, а не компанию где три мужика со своим…мм… «женками». И уж точно «висельницы» ведут себя тихо, а не стреляют глазами и не хлещут пиво со всеми наравне.
А и если припомнят Мавку, так что ж? На всю степь она одна черноволосая девица? Ах же ж.
– Хлопнула себя по лбу Соль. – У меня ж в коробке реагенты есть. Можем тебе гриву перекрасить. Будешь белее чем Дарина, белее чем Тео… если волосы конечно вовсе не выпадут. – Расплылась в улыбке она, явно шутливо. – Но это ведь тоже неплохо для конспирации?

Тарон и вовсе молчал на протяжении разговора, как то ехидно склабясь в усы. И что подумал Грэм - никто не узнал, ведь это был весьма воспитанный грэм.

Отредактировано Медведь (13.02.2017 12:44)

+3

30

Реакция Тео на слова утешения последовала практически сразу, будто он ждал чего-то подобного. Далеко не всем нужно, чтобы их утешали в минуты большой скорби, таким проще побыть в одиночестве. Но советнику, как оказалось, просто необходимо чужое внимание. Дарина смущённо улыбнулась, ведь ничего такого особенного она не сказала, лишь правду, которую не успел объяснить лорд или так и не понял сам мужчина.
- Наш лорд — наш вожак, - пожала плечами златоокая, поясняя то, что каждому вульфару известно с молочных клыков. - Он волен как изгонять из стаи, так и принимать в неё, - серьёзно кивнула самка, поднимаясь на ноги и отряхивая руками ненужный налипший снег. Им действительно стоило поторопиться хотя бы за тем, чтобы разбрестись по углам и хорошенько выспаться (насколько это возможно в нынешних условиях) перед новым довольно непростым днём. Снегу навалило предостаточно, пробираться через него будет непросто. Примерно так же непросто как возвращаться к тёплой таверне через сугробы. Тео старался не отставать, а Дарька решила лишний раз не болтать на морозе: не хватало ещё разболеться в пути.
Оказавшись в тепле, вышедшие «на прогулку» притащили добрую часть снега на обуви и одежде, которая довольно споро начала таять. На деревянных половицах оставались красочные мокрые следы. За столиком уже не наблюдалось Хин, зато имелась в полном наличии давеча спасённая. Дарина довольно нейтрально кивнула той в знак приветствия и хотела было заикнуться о том, что пора бы честной компании и честь знать, но... её опередил Тео, который решил что-то обсудить. Златоокая в свою очередь озадаченно взглянула на советника, но противиться не стала. Недомолвки в их походе могли сыграть не самую последнюю роль. Хотя, откровенно говоря, сил в чём-либо разбираться она в себе не находила. Слишком был насыщен день.
Однако оказавшись в комнатке, девушка присела на край незанятой грэмами кровати и со спокойным, почти вежливым любопытством обвела взглядом присутствующих, остановившись в итоге на виновнике собрания. Сначала была благодарность. Как водится, начали с хорошего, да? А после последовало признание, которое может и ошеломило бы ранее, до острой реакции советника на сообщение о смерти лорда.
«Вот теперь всё встало на свои места» - мысленно ухмыльнулась волчица, внешне выражая взглядом лишь заинтересованность. Однако ей было не понятно одно: мужчина что, переживал из-за подобной связи и отношения других к оной? По всей видимости, советник не был осведомлён о нравах, являющихся нормой в мире Айлей. Однополые отношения не были чем-то из ряда вон выходящим, это было нормой, встречаемой каждым с детских лет. Другое дело, что находились противники, но таких были единицы. Чаще всего люди относились к чему-то подобному нейтрально, как к тому, что на небе три луны.
«Возможно, в его мире с этим проблемы», - с сомнением думала девушка, слушая ответ Яра и согласно кивая, когда тот произнёс последнюю фразу. И после началось обсуждение того, чего Дарина в принципе хотела бы избежать. Она лишь вздохнула, невольно спрятав лицо в ладони. С разных сторон ситуация выглядела по-разному, и в силу жизненного опыта, мест, где каждый из присутствующих вырос, она воспринималась по-своему. Что таить, Яр рассуждал здраво, самка его уважала за это: одновременно ей казалось, что дядюшка тоже не остался бы в стороне. А потому она молчала подобно Тарону. Единственное, что её волновало — возможная погоня, а уж коль мужчины решили уму-разуму научить тех увальней, так в том их право. Дарина просто умела не вмешиваться тогда, когда её участие действительно лишнее.
Когда в диалог вступила Соль, волчице захотелось, чтобы все приняли её слова как должное и верное, да закончили этот странный разбор полётов. Всё было уже сделано, Мавка и впрям не сильно примелькалась, если вдуматься. Её колоритно затмила мужская часть отряда да бойкая грэма, угрожающая ложкой. При воспоминании об этом Монлуа невольно улыбнулась. Глупо, наверное, но теперь произошедшее казалось забавным.
- В общем, резюмирую, - наконец, взяла право голоса волчица, сцедив зевок в кулак. - Тео, в нашем мире к однополым отношениям все относятся так же, как к разнополым, не считая это чем-то удивительным и зазорным. Что касается стычки, то... Яр дело говорит, в общем-то. В нашем селении, например, таких забияк практически не было, но я почти уверена, что их не было, потому что им вовремя давали по ушам, - хмыкнула волчица, даже не зная, что ещё добавить ко всему сказанному. Разве что отметить: Мавка на вид несколько изменилась, личико от лишних синяков избавила. Либо нашлось что в заветном сундучке Асольери, либо в компании у них теперь ещё одна магичка завелась. Дарька с интересом присмотрелась к темноволосой приговорённой, но ничего не сказала, лишь обратившись к спутникам через мгновение:
- Ещё вопросы, претензии, уточнения, предложения? - устало выдохнула златоокая. - Я предлагаю всем лечь и попытаться выспаться, да помолиться Висанти, чтоб она прогнала уже эту бурю своими ветрами. Нас ждёт непростой день, а любые проблемы лучше решать на свежую голову, если они ещё остались, вестимо, - девушка обвела собравшихся взглядом. - А заодно решить.. все ли готовы и дальше продолжать путь в земли Геддона.
Об этом волчица сказала не спроста. Так или иначе, но до группы добралась информация, которая с большой долей вероятности может оную расколоть, и Дарине хотелось знать сразу, на кого она сможет рассчитывать. Возможно, Мавке вовсе не с руки углубляться в земли волков, а Тео в самом деле был бы не прочь сменить своё направление и вернуться в Страж степей для расследования убийства Рихарда.

+1


Вы здесь » Айлей » #Лордство ди Рхаурр » Дорога к Стражу