Айлей

Объявление






04.06.2019 Вот и наступило лето!

Уважаемые игроки, на Айлей традиционно стартует летний режим. Что это значит? В этот жаркий сезон вас не будут дёргать, чтобы вы отмечались на форуме каждый месяц; администрация будет тихо и мирно заниматься ролевой, доделывая новшества и приводя в порядок то, что имеется; игра не прекращается, а, наоборот, поощряется; во флуде будет включен счётчик сообщений.

Тёплого и весёлого вам лета, друзья!



24.04.2019 Пришло время для вестей с полей!

1. Обращаем ваше внимание на появившееся описание организаций, существующих на Айлей: Организации мира
2. Продолжает дорабатываться матчасть форума: Новости мира Айлей
3. Еще раз обращаю ваше внимание на возможность заработать участием в сюжете: Мини-квесты
4. Идет интервью с Вирхаймонтом Саунтом, вы можете предложить свои вопросы: Вопросы для интервью! или поучаствовать в таком сами — Жертва для интервью!
5. Мы вас любим!


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Город-порт Сарборо » Сарборо. Побережье и прибрежные воды


Сарборо. Побережье и прибрежные воды

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://sh.uploads.ru/jN9lQ.png

Воды у берегов Сарборо коварны и могут смело претендовать на звание гибельных для неосторожных плавателей. Много чего скрыто под холодными волнами между скал...

0

2

День был солнечный и блистал великолепием, точь-в-точь, как на иллюстрациях к некоторым главам книг. Сегодня из каюты Вайдара открывался прекрасный вид на кристально прозрачную голубую лагуну, окаймленную обезображенными скалами. На внешнюю сторону рифа набегали, вскипая пеной, волны зеленоватого моря, на ослепительном пляже из белого кораллового песка пестрели небрежно разбросанные причудливые ракушки. Люди суетились в порту - купцы следили за разгрузкой товара, рыбаки пытались продать залежавшийся улов. Жизнь шла своим чередом.
  Так как сухопутные юниты передвигаются медленнее, нежели морские, в Сарборо ещё не знали о грядущей опасности - большинство боевых кораблей было пришвартовано, а в бухте дежурила лишь эскадра из четырёх бригов. Они старались держаться стаей, потому что так было легче переходить с борта на борт. Море окутал утренний туман, и пялиться в него никому не хотелось. На одном из кораблей(самом крупном) проводился турнир по мельнице - настольной игре. Никто не был готов к бою.
  Джо стоял свою вахту у штурвала, когда вдалеке показалась шлюпка.
Она появилась ниоткуда, драный парус на фоне тумана, сдерживающего лучи восходящего солнца. С корпусом, обросшим водорослями, и выбеленной временем парусиной она казалась древней, словно легенды о Богах. Шлюпка держала курс прямо в объятия корабля, принимавшего гостей.
– Парус! – крикнул часовой, повернув штурвал. – Вижу парус!
Лодка накренилась под порывом ветра, ухнула и содрогнулась, зарывшись носом в волну. Матросы кинулись на верхнюю палубу. Услышав топот и скрип снастей, наверх поднялся капитан Баттерфилд.
Солнце заиграло в его седеющих волосах, заблестела розовая лысина.
– Что случилось, Джо? – спросил он.
Лодка, сэр,- доложил он, показывая свою находку.
Он вытащил подзорную трубу и навел на шлюпку.
Сколько их? – спросил Кэп. Часовой ответил не сразу.
Двое.
Да и хрен с ними, я сейчас поставил кучу денег в мельницу, так что не отвлекай меня на всякие глупости
Капитан опустил трубу, протер глаза и отдал её Джо. Тот начал внимательно вглядываться в лодку, дабы искупить вину перед капитаном. Труба не выпускала цель, часовой лишь сгибал колени, чтобы удержать ее в поле зрения при качке. В конце концов он успокоился, покачал головой и сказал:
Вы правы.
- Так выловите парочку этих...
- капитан прервался, потому что лодка подплыла достаточно близко, чтобы можно было увидеть, что на её борту два собранных чучела.
  Он вырвал у Джо штурвал, и начал яро материться. Оказывается, этот корабль после дежурства должен был отправиться на помощь охотникам на пиратов. Поддержка заключалась в доставке огромного объема горючего масла для баллист, которым были забиты трюмы, даже "мельники" играли, сидя на бочках с маслом.
  Из-за близкого расположения кораблей бриг не смог развернуться, а в воздухе запахло горелым. Сблизившись с кораблем, шлюпка врезалась в борт и взорвалась, вслед за ней вспыхнул и сам корабль с большей частью команд соседних судов.
  Из тумана вышел Агасфер со своим флотом.

Отредактировано Вайдар (11.03.2014 23:58)

0

3

Начало игры

Месяц Фламморы – удивительное и прекрасное время года, когда природа дарит возможность каждому жителю Айлея насладиться прекрасными видами залитых яркими красками деревьев, кустарников и некоторых растений. Удивительная пора, когда уже вроде и не жарко, но ещё и не слишком холодно. Впрочем, смотря где.
В графстве Сарборо, к примеру, ныне царила не самая приятная погода. Утро было довольно раннее, на окрестности опустился туман, делая воздух достаточно холодным и сырым. Безусловно, радовало чистое небо, хотя каждый житель порта и окрестных земель, будучи занятым какой-то работой и втянутым в ворох пёстрой повседневной суеты, практически не глядел ввысь. Им было банально некогда тратить своё драгоценное время на всякую «ерунду».
Внутреннее море, что своими волнами усердно облизывало прибрежные скалы, слегка волновалось, неся на своих гребнях очаровательных пенистых барашков, которые, встречаясь с какой-либо преградой, тут же исчезали без следа. Игра прохладного моря завораживала.
На краю одной из скал сидела девушка, беспечно раскачивая ногами. Рядом лежал её верный лук и небольшая походная сумка. Дева совершенно никуда не торопилась, а уж особенно не торопилась жить, стараясь наслаждаться каждым мгновением свободы. Одетая в длинную тунику, штаны, сапоги и удлинённую жилетку, девушка явно не чувствовала дискомфорта от такой погоды, впрочем, иной раз по телу всё же пробегали мурашки, заставляя слегка ёжиться. Глядя на горизонт, Дарина (а именно так зовут юную вульфарку) чуть щурила жёлтые глаза, потому как туман сегодня был на удивление плотным. Дарька уже довольно долгое время находилась на этих землях, но прекрасно понимала, что нужно было двигаться дальше. Только вот куда? Последнее сообщение от дяди принесло довольно занимательные вести с родных краёв. Там прошёл слух о появлении уникальной реликвии, за которой теперь явно начнётся охота у большинства вульфаров. Девушка фыркнула. Она не особенно-то прониклась идеей родственника о том, что «было бы неплохо, если бы племяшка постаралась что-то разнюхать». Где она ему пиратов-то возьмёт? Они же не дураки по земле бегать и корабли свои на верёвочки позади таскать. Их удел море. В то время как удел вульфарки как раз таки земля. В задумчивости девушка рассеянно водила взглядом по горизонту, по морской глади, по нескольким виднеющимся корабельным мачтам. Угадывались они с трудом.
«Отличное время для внезапного нападения, видимость – нулевая, утро - раннее», - мысленно тоном бывалого стратега подумала девушка. Впрочем, туману недолго властвовать осталось. Как только воздух начнёт нагреваться – он рассеется, оставив на прощанье лишь капельки росы.
Однако знала бы Дарина раньше, что её мысль окажется пророческой – ни за что бы её в голову не допустила. Очнуться от различного рода размышлений её заставил громкий взрыв, эхом прокатившийся по скалам. Вульфарка резко вскочила на ноги и стала крутить головой, дабы понять – что произошло? Взгляд жёлтых глаз выцепил пятно пожарища, из-за которого к небу медленно и почти лениво тянулся тёмный дым.
- Какого.. – тихо проговорила девушка и глаза её расширились от удивления. Острое зрение позволило самке выцепить из слегка истончившегося тумана медленно, но уверено и горделиво выплетающиеся корабли.
- Язык мой – враг мой, - мрачно буркнула охотница, схватила свой лук, закинула на плечо сумку и тут же бросилась в сторону порта. Само собою, оставаться в этой ситуации в стороне она не собиралась. Иначе зачем вообще она путешествует? Сидела бы дома, вышла замуж, крестиком вышивать научилась – не пыльное дельце и мужу приятно. Вот только это не для неё.

0

4

-Итак, дорогой братишка, на данный момент я захватил, либо сжег большинство твоего флота, порт Честертон тоже под моим контролем. Благодаря моей блокаде, вы не потянете и месяца, так что я предлагаю мирное урегулирование конфликта - ты отрекаешься от графства, а я сохраняю тебе жизнь. Надеюсь, тебе понятно, что люди начинают узнавать правду о том, кто действительно имеет права на управление Сарборо?- Вайдар задумался. Через пару минут он приказал бывшему капитану порта Честертон, записывавшему его речь, удалиться и отправиться к графу.
  Через мгновение в каюту ворвался Йозеф - человек, которому предстояло стать наместником в Сарборо
-Корабли перекрыли всю бухту, все орудия перенесены на один борт, бойцы готовы, маги тоже, если захотите, мы устроим большой костёр, разумеется, для мотивации графа.
-Он уже проиграл, наш друг из Честертона уже в шлюпке везёт ему наши требования. Люди начинают понимать догматы нашего альянса, им хочется освободиться, а такая перспектива, приправленная голодом из-за блокады, скоро заставит их штурмовать тронный зал. Мой брат это прекрасно понимает, надеюсь. А пока что предлагаю выпить.
Йозеф, Вайдар и еще пятеро "знатных" пиратов спустились в камбуз, который был на редкость безлюдным.
Бар при камбузе был громадным помещением из обожженной глины и дуба, темным и мрачным. Потолок и балки были черными от осевшей на них сажи. Во всем этом напоминавшем пещеру зале горели три лампы. В камине места было достаточно, чтобы сжечь ведьму, но в нем мерцала лишь кучка угольков. В комнате находился один человек.
Он поднял глаза, когда элита Асгарда появились в дверях. Обеими руками он держал стоявший на столе стакан с бренди, как будто боялся, что тот соскользнет на пол. На его плечи был накинут бушлат, но и без этого можно было понять, что это старый моряк. Каждая морщинка на его лице, каждый изгиб тела дышали морем. Глаза, изъеденные солеными ветрами и солнцем, казались маленькими темными бусинами, вшитыми в складки кожи. Он посмотрел на толпу, потом отвернулся, чтобы наполнить стаканы бренди с водой.
Йозеф уселся в кресло перед камином, как можно ближе пододвинув его к угасающим уголькам (камин на деревянном корабле! Сколько сил ушло на то, чтобы ему разрешили его построить). Харли - бывшый рыбак, ставший членом совета Асгарда, взял кочергу с решетки и разворошил угли, давшие чуть больше тепла. Горди - бывший  бедняк, у которого армия графа отняла дом из-за неуплаты налогов во время неурожая, протянул к ним руки.
В камзоле и жилете кока зияла сквозная дыра. Через нее виднелась рубаха, прожженная и пожелтевшая.
Вайдар, поймав его взгляд, подошел к нему и дотронулся до дыры. Он наклонился к ней, прижав подбородок к груди.
Я знал, что у мадам Шелли делают прекрасные ткани, — сказал он. — Но здесь они превзошли себя. Эта ткань прочней брони.
Кок захохотал, смехом заразились все посетители камбуза.

0

5

Пока судьбы мирных жителей и отдельно взятой области довольно большого мира решались теми, кому посчастливилось собрать достаточно сил для розжига конфликта, Дарина вывернула из-за очередного каменного уступа, что нерушимым изваянием замер посреди дороги.
«Странно, что-то я не помню этого камушка здесь», - мрачно подумала девушка, решительно огибая преграду, едва ли не покатившись кубарем по земле. Хорошо хоть телом своим прекрасно владела и вероятность свернуть шею или же что-то сломать сводилась к ничтожному минимуму.
Добралась до порта девушка достаточно быстро. Она остановилась на одной из небольших улочек и покрутила головой. Буквально тут же в неё чуть не влетела босоногая девчушка с двумя смешными рыжими косичками и в потрепанном, мятом сарафанчике. Она бережно прижимала к своей груди какую-то облезлую и грязно-белую дворняжку, будто это крохотное создание могло каким-то образом спасти малютку, если завоеватели решат чем-нибудь пальнуть по прибрежному городку. Маленький лохматый комочек зло заворчал, когда Дарина всё же отскочила, а рыжая пигалица прошмыгнула мимо. Малыш чувствовал в охотнице зверя, чем заставил её чуть улыбнуться. Но на самом деле, было не до смеха. Внезапное нападение подействовало на просыпающийся город как неожиданный и лёгкий толчок, сотрясший стенки крупного улья. Все стали суетиться, ругаться и паниковать ещё больше. Кто-то в спешке прятал свои пожитки, у кого-то глаза стали блестеть лихорадочным блеском – это же сколько они поживы могут урвать в такой суматохе! Матери зазывали детишек домой, а сами торопились узнать у соседок – в чём же суть?
Дарьке это тоже было интересно, а потому она последовала за несколькими стражами порядка, что звеня амуницией просвистели мимо вульфарки как голодные вамфири, заприметившие в нескольких шагах девственницу. И если уж это звенящие банки так взволнованны, то дело, скорее всего, дрянь, а не какой-нибудь рядовой взрыв бочки пороха из-за недосмотра. Было тут такое пару раз, пока лучница проживала.
Забег продолжался недолго, и виной было отнюдь не желание стражей передохнуть и перевести дух, просто причал находился недалеко. Притом в данном месте столпилось предостаточно обеспокоенных жителей. Некоторые из них были в изрядном подпитии; кто-то с ожесточение потрясал рыбой, тыча ею в стражей и говоря о том, что его прибыль уходит, пока они стоят и ничего не делают; а кто-то и вовсе с суеверным ужасом смотрел в сторону воды. Дарька решила пробраться поближе к воде и под ехидные, злые, а иной раз и пошлые комментарии, стала пробираться через толпу. Туман уже совсем истончился, позволяя рассмотреть всю ситуацию на воде своими глазами.
- Это что ещё такое? – недовольно выдохнула самка, высунувшись из толпы и внимательно оглядев блокаду, что была выставлена чужими кораблями.
- Так пираты, детонька, - любезно проинформировала вульфарку сухонькая старушка, что подслеповато щурилась на суда. От взгляда жёлтых глаз не укрылась и сиротливая лодка, что медленно и будто боязливо приближалась к пристани. Дарька покрепче перехватила лук, потому как какой-то умник в толпе уже подёргал за оружие, надеясь разжиться дармовым средством заработка, но не преуспел.
- А это что за явление? – удивлённо вскинула брови беловолосая дева, уцепившись хотя бы за одного более менее адекватного информатора. Лодку собирались встретить стражи, которые разгоняли местных жителей с определённой области. Лучнице даже интересно стало – прибудет ли граф на место происшествия, впрочем, когда оно такого масштаба – должен.
- Так этот же, как его.. парлаум.. парлимон.. тьфу, слова эти странные, - рассердилась старушка. – Переговорщик! Небось, денег волки морские хотят, будут с лордом нашим общатися.
- Да какие волки! Псы шелудивые! – хохотнул, стоящий неподалёку стражник, заставив Дарину кашлянуть. - Наш господин подчиняться им не станет! - уровень уверенности и веры в своего господина явно зашкаливали, но охотница почему-то не разделяла его мнение.
Тем временем лодка уже пришвартовалась и народ, не взирая на стражей, потянулся к вышедшему мужчине с многочисленными вопросами.

0

6

Черная с золотым гербом на дверцах карета остановилась недалеко от берега на наезженном тракте. Ее окружали десяток стражей из личной охраны графа. Все как один не из слабаков, уверенные матерые вояки, вооруженные до зубов. По выправке и поведению сразу видно -  профессионалы.
Из кареты вышел высокий статный мужчина в черном камзоле в золотом, черных высоких сапогах, настолько натертых воском, что те поскрипывали при ходьбе. В его руках была черная трость, которой он то и дело постукивал по голенищу сапога. Осмотрев столпившийся народ, попытки стражником разогнать зевак, по большей степени бесполезные, он перевел взгляд на водные просторы, где горделиво покачивались пиратские корабли. Брезгливо сморщив аккуратный аристократически правильный нос, он бросил одному из своих секъюрити, даже не потрудившись обернуться к ним:
- И чего они хотят?
Один из стражей чуть пожал плечами, больше было похоже, что он отмахивается от назойливой мухи. Его совершенно не интересовало, кто и чего там хочет. Ему больше было интересно выльется все это в драку или нет. Но он все же спешился и спустился вниз, узнавая у прибрежной стражи последние новости-требования. Переговорив пару минут с одним из блюстителей порядка, телохратинель взглянул на покачивающиеся на волнах корабли, потом развернулся и пошел обратно.
- Денег, граф.
Честертон скривился, будто съел что-то невероятно мерзкое. Он еще минуту смотрел на корабли, а потом развернулся обратно к карете. Эта неприятная остановка его больше не волновала. С ней разберутся прибрежные патрули.
- Вы не поняли, граф. Они хотят казну. Всю казну замка. Вместе с замком и графством в придачу.
Граф Честертон дернулся и посмотрел на говорившего. Тот как-то недобро ухмылялся. Почему-то подумалось, что этот человек… вульфар, тут же подсказало подсознание, но мужчина только отмахнулся… злорадствует. А может эти зверь всегда так улыбаются? Хотя все равно стоило бы пресечь подобное, нечему тут улыбаться. Тем более таким похабным образом.
- Глупая шутка.
Внимание графа привлекли показавшиеся слева корабли. Флагман Сарборо. Мужчина довольно оскаблился, наблюдая, как его военные фрегаты подплывают на расстояние выстрела и замирают, словно бы давая возможность этим трусливым шакалам, дерзнувшим подобраться к логову тигра слишком близко, удрать, пока их не размазали по стенам. Хотя в данном случае скалам.
- Чего они ждут? Этим тварям нужно сразу показать свое место, чтобы в другой раз думали, если им вообще есть чем. – ухмыльнулся мужчина, наблюдая за происходящим.
Охранники послушно заулыбались «хорошей» шутке нанимателя, хотя по всему было видно, что их происходящее интересует куда больше слов какого-то объекта, которого они должны охранять. Опасность ему не грозит, вот и пусть не отсвечивает, и даст нормальным мужикам повоевать.

0

7

Банкет продолжался в каюте капитана, там он, собственно, и закончился, когда Горн показался в дверях.
- весь флот Сарборо на горизонте!- доложил он и побежал к колоколу, чтобы поднять всех. Йозеф усмехнулся
-ещё и девочек привезли, прям не война, а праздник. Вайдар встал и направился к выходу.
  Подойдя к штурвалу, он начал рассматривать флот противника и раздавать приказы.
- флагман мне нравится, его на абордаж, с остальными делать что угодно, но лишние корабли нам не помешают. Горн, передай на "Быка" хорошие новости, мы берем флагман. Бык - особый корабль в флоте Асгарда, туз в рукаве Вайдара - укрепленные сталью корма и нос снижали скорость корабля, но два тарана, которыми, как говорил капитан Быка, можно нарезать хлеб, делали из корабля настоящий молот.
Агасфер покинул блокаду и, приблизившись к флагману Сарборо, выдал залп - своеобразный вызов и отправился к выходу из бухты, таран ждал, пока капитан фрегата попробует ответить Вайдару.
Флот Асгарда действовал по принципу механизма - каждый корабль, как шестеренка, страхует соседей, но изначально все бросаются в россыпную. Отличительной особенностью флота было наличие у каждого судна какой-то модификации, например, с "Дракона" можно было разбрызгивать горящее масло, а у "Окуня" из открытого рта носовой фигуры можно было вести огонь из огромной баллисты.
  Агасфер ждал вражеский флагман у края бухты, а Бык начал преследовать корабль адмирала, отколовшийся от остального флота. Тщеславие адмирала не могло позволить ему проигнорировать выпад со стороны пирата. Когда бухта оказалась позади, а флагман, превосходящий Агасфера  по большинству характеристик, нагнал его, Вайдар отдал приказ стрелять с правого борта по палубе. Адмирал приказал спустить паруса и готовить орудия. Тут-то его и нагнал Бык, врезавшись в карму, и намертво сцепившись с ним двумя таранами. Из бортов Быка сразу "выросли" вёсла и связка кораблей двинулась на скалы, пока Агасфер поспешил вернуться в бой в бухте. За ним отправился и Бык, крепко посадивший на скалы корабль адмирала.
То, что происходило в бухте, напоминало игру кошки-мышки : пираты бегали от превосходящего их по численности противника, изредка атакуя, а флот графа медленно преследовал их. Даже потеряв флагман, они были сильнее и победа над пиратами была делом времени. Это делало моряков менее сосредоточенными - они думали, что уже победили. Мыши не могут одолеть котов - это правда, но правила игры изменились, когда на горизонте появился "Цербер" - еще один туз в рукаве Вайдара: огромный, быстрый, 140-орудийный линейный туз.

0

8

Мысленное воззвание вульфарки к правителю сих земель не осталось незамеченным. По воле случая или же всё-таки из чувства долга, но всё же этот расфуфыренный петух прибыл на своей карете и, наверняка, к своему удивлению обнаружил, что народ не испытывает особого пиетета к его сиятельной персоне.
«Ну ничего ж себе, - мысленно хмыкнула волчица. – Сегодня в воздухе что-то не то, что мысли настолько материальны, что аж потрогать можно?»
Впрочем, не очень хорошо слыша, что же всё-таки происходит, девушка в очередной раз, аки трудолюбивый крот, решила пробраться сквозь толпу, дабы оказаться чуть ближе к «надежде и опоре» графства Сарборо. При ближайшем рассмотрении эта «надежда» оказалась очень даже ничего для таких же расфуфыренных и надменных дурочек. Дарина же чуть поморщилась и от открывшегося вида, и расслышав слова графа. Она не была сильна в стратегии, ведении войны и вообще была простым охотником и следопытом, но даже она, видимо на уровне инстинктов, понимала, что если бы пираты не были уверены в своих силах, то не стали бы вести себя столь нагло.
«Хотя, может, ты слишком идеализируешь пиратов, Дарь? Может, не настолько они умны?» - спросила сама у себя девушка, слыша первый залп пушек. Толпа завозилась. Притом нехорошо так завозилась, явно нервничая. Несравненный инстинкт самосохранения в компании со звериным чутьём дружно загнусавили, что стоит влезть повыше и подальше от людей, от которых явно исходили волны страха. В панике эта раса весьма опасна, ведь затопчут и не заметят. И никакая тут звериная юркость и ловкость не помогут. Недолго размышляя и даже не прикидывая все «за» и «против», лучница фыркнула в сторону графа и стала выбираться из толпы. Её выходку едва ли кто-то заметил или оценил – все были заняты иной проблемой, даже телохранители этого щёголя.
Подойдя к небольшой лавке, где обычно продавали рыбу, девушка заприметила сложенные рядом с ней коробки, смерила расстояние до прочной крыши и усмехнулась. Она ловко взобралась на облюбованную поверхность и уселась на слегка нагретой поверхности. Отсюда ей открывался неплохой вид на бухту и на разворачивающееся действо. Все были так озабочены проблемой и увлечены разворачивающимся боем, что даже не стали обращать внимание на наглую девицу. Некоторые мужчины стали настоятельно рекомендовать женщинам отправиться по домам. Некоторые из них согласно кивали и уходили, в то время как другие горячо твердили о том, что не бросят своего защитника даже на поле боя. Дарина фыркнула. Притом не из-за того, что женщины выражали таким образом свою привязанность и любовь, просто она понимала, что если не сумеешь постоять за себя – не суйся на поле боя, иначе будешь лишь помехой. Но тогда выходило, что никто из присутствующих не мог толком сражаться с угрозой.. даже граф.
Вот только он-то спрячется, если что, а как быть остальным?
Дарька очередной раз фыркнула и вновь посмотрела на морское сражение. Поняв, что большую часть увлекательных манёвров, она позорно пропустила, размышляя о судьбах простых людей, девушка вцепилась в край своей смотровой площадки, потому как то, что она увидела, чуть не заставило её рухнуть вниз.
- Чтоб мне провалиться, - тихо выдохнула вульфарка, хмуря брови. – Это что ещё за монстр? – Конечно, это она говорила о линейном корабле. И очень надеялась, что у графа хватит мозгов не доводить ситуацию до использования этой штуки.

0

9

Ловушка захлопнулась - лоялистов с трех сторон окружала земля, с четвёртой подошел цербер. Его встретил плотный огонь. Остальные корабли пиратов были вмиг забыты, чем Вайдар и воспользовался
- причаливаем, всем пришвартоваться! - орал он что есть сил, и корабли начали подходить к городу. Флот графа же отвлекся на цербера. Снаряды  ложились  рядом,  поднимали  белые всплески,  но линкор шел мимо  них,   как   сквозь   сказочный,
выраставший на глазах лес. Визга стрел за ревом моторов слышно не  было.  -
Картер - капитан Цербера вышел на редан - приказал занять боевую позицию и адский пёс будто бы показал свой оскал. Вся суть и искусство линейной атаки  в  том,  чтобы повернуться к вражескому кораблю бортом и всадить в него тучу снарядов. Сделать это можно лишь при самом
тесном боевом взаимодействии.
Рассчитав угол упреждения, Картер нацелился на лоялистов. Залп! И начался армагедон. С цербера летели горящие стрелы, сосуды с маслом, бочки, набитые чем-то... И тут же четыре вражеских корабля отправились кормить рыб, а все окружавшие их загорелись. Линейный замедлил  ход,  а вскоре даже бросил якорь. За  спиной  уважительно  поддакнули катапульты.   
Битва при Сарборо была проиграна. Фрегаты, менявшие свои флаги на белые быстро захватывались с транспортников, курсирующих теперь по гавани, а Цербер подошел на расстояние выстрела к городу и замер.
В то же время на причал сошел Вайдар и вальяжной походкой богатого купца отправился в сторону замка. Он шел впереди пятнадцати человек, которые теперь останутся в этом городе. Никто не сопротивлялся, потому что было понятно, что в гавани стоит флот способный сравнять половину города с землёй. Страх - мощное оружие.
Сопротивления, как ни странно не было до самого замка. Люди в страхе разбегались, пока шестнадцать человек шли сквозь этот грязный, вызывающий отвращение, город. И лишь у ворот тронного зала перед ними возникли пять фигур. Люди из личной охраны графа - пять переростков, способных крошить гранит, но неспособных думать. Один из них громко начал
- именем графа Сарб... - столь пронзительная и воодушевляющая речь была прервана прилетевшим топориком, вскрывшим череп полу-обезьяне.
Из-за метательных топоров и численного превосходства, на каменной дороге перед воротами стало на пять трупов больше. И теперь братьев разделяли лишь пара десятков метров. Сколько лет Вайдар ждал этого момента, сколько надеялся на его наступление, боялся, что всё провалится - не успеет Цербер, не падет Честертон, флот потеряет какой-нибудь стратегически важный корабль... Но всё получилось и теперь он - рожденный для того чтобы вернуть трон, ногой открывает дверь в тронный зал.

Отредактировано Вайдар (21.03.2014 23:45)

0

10

Дарина явно слишком мало знала о пиратах. По крайней мере, не думала девушка, что они могут быть настолько хитрыми. Возможно, встречай она на своём пути этих бравых ребят почаще, то, может, уже бы давно перестала пребывать в неведении на счёт таких выдающихся способностей, но Боги как-то уберегли от подобного знакомства. И слава им, этим небожителям. Ведь ни один слух, легенда или миф не берутся на пустом месте, а, значит, придётся быть осторожней. Впрочем, в подтверждение таких невесёлых мыслей раздался мощный залп, после которого на дно отправилась большая часть кораблей местного графа. Дарина нервно сглотнула, представив какое пекло может начаться в портовом городке, коль этот монстр получит приказ «уничтожить». Впрочем, исполнив свою роль, он спокойненько встал на страже, при этом заняв весьма недвусмысленную позицию.
Дарька продолжала сидеть на своём месте, а толпа стала переживать ещё сильней и в конечном итоге стала стремительно растворяться – каждый спешил найти хоть какое-нибудь укрытие. Причиной тому стало торжественное появление нескольких пиратов на берегу. Главного из них определить было не так уж сложно. Верха в любом сословии ведут себя обособленно. К тому же пятнадцать человек не смеха ради будут идти чуть позади, что само по себе уже было чем-то вроде признания во впереди идущем начальника.
Никто не желал связываться со страшными пиратами, и только Дарьке кровь из носа нужно было каким-то образом найти с ними контакт. Она, безусловно, могла по кому-нибудь из них пальнуть из лука, но что это даст? Открутят ей голову и даже не спросят, как звали. Снимать пятнадцать человек по одному? Тоже не выход. Задумчиво покусав губы, хищница спрыгнула со своего насеста и короткими перебежками двинулась следом за немаленьким и гордым, а так же суровым отрядом.
За время своего путешествия по подворотням, вульфарка успела оставить в бессознательном состоянии несколько пьянчуг, которые подкрадывались сзади, пока она следила за продвижением пиратов. Всё же вываливаться посреди пути их следования, девушка так и не решилась, не тот момент…
Так и добралась она до замка. Проникнуть туда тоже не составило труда – слуги прятались по углам, стража тоже как-то не спешила бросаться грудью на острый меч захватчиков. Из-за такого отношения местных обывателей к данной ситуации, девушка почувствовала некоторое отвращение. Она ещё могла понять слуг, но воинов ни понять, ни простить не сумела бы ни за какие деньги.
В итоге, разозлившись и ощутив некоторые признаки частичной трансформации: отросшие клыки, когти и появление белой короткой шерсти на щеках, девушка тяжело выдохнула и пока отряд приближался к стражам дверей одного из главных залов, изловила одного из слуг и хорошенько того потрясла, а тот проникся, глядя на вызверившуюся девушку с клыками. Её целью было узнать – есть ли потайные ходы в замке в ту комнату? И они были. Откуда это знал слуга? Возможно, в этом месте так было принято или же лорд в принципе халатно относился к своей безопасности. Разбираться на данную тему вульфарка не хотела и, оказавшись в таком вот коридорчике, отправилась в сторону тронного зала и, надеясь, не встретить по пути улепётывающего графа.

---> Тронный зал замка Честертона

Отредактировано Дарина (29.03.2014 00:30)

0

11

------------ Замок Исцеления, Л`Оролен

Сюда, в человеческие земли, он добирался довольно долго, и если исходить из простой логики, делать это было совершенно незачем. Кров, воду и нехитрую снедь хорошему барду могли предоставить, где угодно, да и тратить последние деньги на переправу через море тоже было излишним. Как наставник этикета в прошлом, вероятно, он имел некоторые послабления и мог претендовать на легкое странствие до Академии. По крайней мере, та могла бы заплатить в долг, удержав из его денег на грядущий месяц, пожелай он вернуться под гостеприимные своды магического острова. Едва ли там успели найти ему замену.
Но Тео не хотел. Слишком тяжело было бы сейчас смотреть на все это, хотелось новизны, яркости и..забытья. Конец косы так и остался вопиюще окрашенным, и это тоже тяготило сердце. Судьба желала, чтобы он помнил... И он помнил. Слишком много помнил.
Бард искал возможности совсем отрешиться от пережитого, и именно потому не желал оставаться ни у вамфири, ни у оборотней. Среди иных рас, с которыми он, к своей печали, сталкивался очень редко, были местные люди. В числе прочего, именно человеческая культура этого дивного мира пока еще оставалась для него непознанной. Отчего бы не совместить уход от чересчур уж возвышенному к простому, земному? По скромному наблюдению дракона, именно люди неизменно стояли на земле обеими ногами, не позволяя себе чересчур увлечься душевными порывами. Да, ему они были необходимы, но по скромному мнению самого юноши, эти самые порывы в последние дни совершенно его измотали. Благо, уже порядком потеплело и не было необходимости скрываться под крышей, едва повеет ветер, да и вообще весна вовсю расправляла крылья над Айлей.
И прежде его душа сама пела бы, рвалась, изливаясь в струнах новыми трелями, под стать птичьим.. Не будь прошедшая зима столь тяжела. Песни выходили печальными, тихими и тоскливыми, возможно именно оттого корабельники и не стали сбрасывать цену, вопреки его не слишком богатому виду.
Долго размышлять Тео не любил и не позволил себе отступить по столь низменной причине. Потому не глядя заплатил за переправу на берег моря к Сарборо, а уж потом, оказавшись на берегу, всерьез задумался о дальнейшем пути. Впрочем, веселые корабельные, по обычаю, собрались на берегу у костра. Разумеется, те из них, что не позаботились обзавестись звонкой монетой для трактира да женой в окрестных поселениях. Сколько их у каждого моряка во всяком порту?..
Блондин подавил улыбку, устраиваясь у костра с лютней. Лютня ему досталась не иначе, как в подарок, - наследие его пребывания в замке Исцеления, которую зачем-то отдали ему. Не то решили, что он неразлучен с ней, не то посчитали, что отправлять музыканта без возможности добыть себе пропитание в вольное плавание - чересчур уж жестоко. В любом случае, сейчас бард был рад их предусмотрительности. Где еще найдется лучшее место для музыканта, как не в кругу желающих веселиться? Одно жаль, денег у них нет, но уж ухой с тем, кто развеет ночную тишину, всяко поделятся. Тем более, он делил с ними все это время тяготы пути.
С лютнями Тео ладил хуже, чем со своей любимой гитарой, но та и вовсе, видимо, навек осталась в замке ди Рхаурр. Блондин поморщился, постарался настроить себя и инструмент и затянул негромко, надеясь угадать общее настроение:

- Ветер ли старое имя развеял?..
Нет мне дороги в мой брошенный край.
Если увидеть пытаешься издали
Не разглядишь меня, друг мой,
Прощай...

Он осекся, дав фальшивую ноту и вздрогнув всей спиной, обернулся. Между лопатками на мгновение просквозило до боли знакомым отпечаток магии солнечных драконов из его родного мира. Драконов, которых в его родной Мирне не было в живых больше столетия..
Тео суматошно зашарил взглядом по стоящим вокруг, вглядываясь в красные, обветренные, лоснящиеся лица и не находя ничего ни знакомого, ни драконьего. Только крик, выдернувший его из странной лихорадочной задумчивости:
- Эй, долго собрался любоваться? Пой давай дальше, в глотке уже высохло???
Дракон подозревал, что его поить в общем-то бесполезно, но покорно опрокинул кружку и продолжил, продолжая до одури явственно ощущать присутствие родной магии и отчаянно не находя источника - ни чутьем, ни взглядом.

- Я уплываю и время несет меня вдаль -
С края на край..
С берега к берегу, с отмели к отмели,-
Друг мой, прощай...

Отредактировано Тео Ло-Амис (22.01.2019 00:56)

0

12

В заброшенную старую школу Дагона Шеду добрался быстро, благодаря умельцам Длани. А вот поиски книги заняли у него порядочно времени. Всё ж не так-то просто найти какую-то определённую книгу, когда мало того, что писана она, как говорят, на неведомом языке, так тебе и значки родного не так, чтобы хорошо знакомы. Однако ж она отыскалась, оказалась куда меньше, чем Шеду ожидал – всего-то в полторы ладони размером, испещренная совсем уж маленькими значками букв и небольшими беглыми рисунками. Текст Шеду разобрать не сумел, да и не очень-то надеялся, что сходу получится, так что оставил его на потом, а вот рисунки поглядел и нашёл их вполне симпатичными.
Теперь же книжица покоилась у бородоча за пазухой, а сам он держал путь обратно к маяку. В сущности, путешествие это позволило ему не только найти утраченное Дланью, но и вырваться ненадолго из окружения, которое, как ему казалось, постоянно сверлило взглядами его затылок и ожидало чуда, которое всё не происходило. Никаким мановением нельзя в одночасье навести порядок в столь большой организации, особенно, когда о том, каков он, этот порядок, никто не имеет толком представления.
Потому-то Грэй и решил обратиться к бумажным запасам гильдии. Они долгие годы лежали и пылились в недрах маяка, и никому и дела не было до того, что в них, пока главы старались не быть убитыми, мастера – убить-таки главу, а остальные – выжить сами и снабдить мастеров необходимым. Длань превратилась в какое-то отдельно взятое сообщество, живущее своей жизнью, автономной от остального мира, и это вполне объясняло, почему ему и многим таким как он то и дело перепадали заказы от Длани – самим гильдийным было попросту некогда, ведь самая суть организации была искажена. И Шеду было очень интересно узнать, как давно и кем. А заодно, может быть, и ещё что-то из истории Длани, в конце концов организация существует века.
Единственная трудность состояла в том, что Грэй до сих пор не научился толком читать. С книгами у него никогда особо не ладилось – терпения не хватало. Слова складывались слишком медленно, чтобы покончить хотя бы с одной страницей – и это если говорить о странице из храмовной книги, где буквы все выведены аккуратно и чисто, крупно и разборчиво рукою храмовного писаря. Впрочем, раньше Шеду и не то, чтобы особенно старался – учил грамоту больше для разнообразия, не всё ж в кабаках просиживать. А теперь, вроде как, стимул получше появился.
Но всё ж хотелось оттянуть неприятную необходимость читать, и поэтому обратно к маяку Шеду путешествовал своим ходом, отослав умельцев магии Порядка сразу после телепортации в школу Дагона.
В Сарборо Грэй решил не заходить, но и так было видно, что город мало-помалу приходит в себя после буйства пиратов. Обойдя его стороной и оказавшись на побережье уже под вечер, Шеду присоединился к немалой компании народа. Вроде бы это была регулярная стоянка, и за несколько медяшек мужик начерпал ему из котла каши и шмякнул худой кус дичи в плошку. С нею-то он и устроился у костра, где молодой бард наигрывал на лютне.
И тут-то Шеду и столкнулся с неприятностью.
Перстень он решил теперь уж не снимать, чтобы случайно не потерять – уж ему ли не знать, как просто побрякушки покидают карманы и сумки. Да только сам перстенёк был уж больно броский – только ленивый в Айлей не ведает вовсе, что такое Чёрная Длань, и уж не станет всякий встречный-поперечный носить таковой перстень, если не имеет оную в виду. Но и демонстрировать свою принадлежность всем подряд – идея дурная. Хоть дела Длани и вне закона, но покуда услуги гильдии нужны власть предержащим, а сами гильдийцы всё больше шастают тенями и себя не афишируют – никто не станет слишком уж активно за ними гоняться.
Потому-то Шеду и стал носить на правой руке перчатку. Не учёл лишь, что в перчатке мясо с кости жрать не с руки. Он недовольно схватился за перстень, нащупав его через перчатку, и огляделся мельком, прикидывая, не выйдет ли ненадолго снять перчатку вместе с перстнем, чтоб поесть по-человечески. Бард остановился и тоже начал оглядываться. Предчувствия Шеду ничего не говорили, но эдакое совпадение ему не понравилось. Он сразу оставил руку в покое и стал ковырять еду, исподволь осматривая барда, благо, тот продолжил петь.
Чем дольше Грэй смотрел, тем более чужеродным казался ему певец. Изящный (хотя это, наверно, нормально для барда), в одежде, не особенно подходящей для путешествий, эдакий аристократ будто бы.
Не все были единодушны в то утро на маяке. Могло ли статься, что бард этот – засланец от какой-нибудь группы, которую устраивал старый порядок?
С другой стороны, не бросаться же на парнягу из-за собственной паранойи.
«Надо бы как-то выяснить наверняка», – решил бородач. Только ведь напрямую не спросишь. Кто ж сознается, что он убийца? Особенно если пришёл за твоей головой.
Бойцом парень быть не мог, сложно сохранить такую изящность при постоянных схватках, даже если ты альв. Стало быть, маг.
«Вот и поглядим.»
Шеду постарался подобраться поближе, стараясь не привлекать к себе внимание, а оказавшись достаточно близко, улучил момент, чтобы поставить подножку проходящему мимо мужику. Тот запнулся и, потеряв равновесие, полетел прямо на певца. Шеду цепко смотрел на барда – что тот станет делать. Маг постарается рефлекторно избежать столкновения и проявит себя – это точно. Особливо если он со злым умыслом. Когда только делаешь вид, что расслаблен, а сам внутренне в напряжении из-за предстоящего дела – и реагировать будешь соответственно.

0

13

Он закончил песню, размял пальцы, украдкой огляделся, проясняя для себя реакцию слушателей. Моряки обычно любили песни о море, о расставании и встречах, о соблазнительных морских девах и рассыпанных по дну сокровищах, о злобных пиратах и зеленой звезде, что видна лишь заблудшим в час, когда надежда утеряна... Вот только угадать, о чем именно желают послушать морские волки именно в данный момент, было той еще задачей. Попасть в тон, разогнать, развеселить, развеять печаль - или нагнать ее еще больше, укрощая буйство засидевшейся в тесной каюте мореходов?
Попасть в разухабистую моряцкую драку Тео никак не желал, но и держать все время несчастных слушателей в печали тоже не мог. Посему, оглядевшись, перешел на более бодрый мотив. Неясное знакомое присутствие продолжало тревожить, будоражить чутье, и потому он был более рассеян, чем хотел бы. Но возможно именно оттого и уловил боковым зрение внезапно резкое движение в свою сторону. Увы, это ему не слишком помогло, в одно мгновение испариться с места он не мог. Посему бросил все, включая лютню - Сергл с ней, ее не так жаль, как верную гитару! - и лихорадочно сосредоточился. С этим у парня наметились явные проблемы: в последнее время было чересчур уж много переживаний, и несколько угнетенное состояние духа порядком уменьшало его шансы на удачный переход. Считать он и не пытался, одновременно как-то задним умом осознавая, что, возможно, попытка убраться своими силами по времени и энергозатратам была бы примерно такой же.
Но рассуждать или что-либо менять было уже поздно. Едва только знакомая сила щекотнула шею знакомым дыхание, поколебала равновесие, юноша рванулся прочь.
Поздно. Как бы быстр не был дракон в полуформе, мгновение свободного полета неуклюжего слушателя длилось куда короче. Это Тео соображал еще через миг, одновременно осознавая, что по привычке прижал к себе несчастную лютню, уберегая ее от повреждения, и даже частично увернулся, но все равно... Бард едва заметно поморщился, отложил инструмент в сторону и попытался выползти из-под очередного снаряда судьбы по его душу. Перегар, который оный распространял вокруг себя, живейшим образом объяснял, как и почему он не удержался на ногах. Сохранить на лице хотя бы условно любезное выражение дракону удалось с большим трудом: моряк был довольно тяжел, и честно говоря, Тео начинал опасаться, что его планы на сегодняшний заработок окончательно погублены. Как забавным со стороны происшествием, так и возможным повреждением тонких струн или грифа, на замену и ремонт которых у него сейчас не было ни сил, ни средств. Ушибленными локтями он был готов пренебречь, но смотрел на окружающий мир далеко не так миролюбиво и уравновешенно, как обычно.

+1

14

Как-то подсознательно Шеду ожидал, что парень вскочит, на ходу бросая заклятие или, может, метательный нож в падающего. Он весь напрягся, как волк перед прыжком, готовый в следующее же мгновение вступить в схватку. Какой-то частичкой души он, наверно, даже хотел, чтобы парень оказался врагом и обнаружил себя.
Но певец лишь неловко дёрнулся, по всей видимости, желая уйти от столкновения, и оказался подмят упавшим мужичком. Как и полагается обыкновенному барду. Даже приобнял свою лютню, как мать ребёнка, явно стремясь защитить инструмент. Лицо его выражало смесь брезгливости и страданий, что вполне понятно, учитывая, что он, вероятно, всё же был аристократического происхождения.
Как бы там ни было, а Шеду расслабился, вполне удовлетворённый результатом. Хотя теперь ему было самую каплю стыдно за то, что углядел в баюне разбойника. Поэтому, отставив свою почти уж пустую плошку, поднялся, подошёл к бедолаге, всё ещё пытающемуся выбраться из-под тяжести мореходца (который, ко всему, оказался нетверёз, а потому и подняться ему не удавалось), кое-как обтерев обе руки — особенно правую, в перчатке, — о штаны, отпихнул пьянчугу и предложил парню помощь.
Давай-ка... — приговаривал он, подтягивая тонкопалого юношу вверх, а другой рукой подхватывая лютню.
Грэй отошёл немного в сторону, увлекая за собой барда и крутя лютню в руках, не углядывая на ней ничего шибко критического. Хотя откуда ему знать, какие из потёртостей на ней свежие, а какие — нет? Да и скудное освещение не в помощь. Шут пойми, целая, али нет, он и лютню-то чуть ли не впервые в жизни в руках держит.
Хм-м... — протянул он растерянно. — Ну... ты, наверно, сам разберёшься, — пробормотал Шеду и всучил инструмент обратно владельцу.
Не зная, что ещё сказать — не извиняться же, в самом деле! пускай уж лучше его участие так и останется маленькой тайной, — Грэй мельком, но выразительно глянул туда, где недавно сидел бард, а сейчас ещё не закончилась толком возня, добавил:
Во как, а? Повело. Притягательная, видать, музыка у тебя, — бородач тихо хмыкнул своей неловкой шутке. — А чего ж ты, милсдарь, средь мужичья затесался? В твоих-то одеждах, — Шеду чуть выделил интонацией, как бы намекая, что одежды у барда тонкие и выглядят дорого, в отличие от одежонки тех, кто ошивался в этом лагере, — да на графских бы пирах знати слух услаждать.
Сейчас, стоя достаточно близко к барду и имея возможность рассмотреть повнимательнее, бородач и заметил, что такое сочетание цветов ему кажется знакомым, из памяти всплыли рисунки из храмовных книг, повествующих о вамфири. Сам Шеду в вамфирьих землях ни разу не бывал — как-то не довелось, потому и не сразу припомнилось.
Сообразив теперь, что перед ним вамфири, он даже немного удивился, поскольку все те немногие его собратья, что встречались Шеду раньше, отличались весьма выдающейся скоростью реакции, и уж наверняка любой из них без труда увернулся бы от обыкновенного человека, который к тому же даже и не нападает, а попросту падает.
Никак в Академию едешь? — спросил Грэй, смекнув, что раз уж эдакого обласканного деньгами парнягу понесло из Л'Оролена через Сарборо к морю, то уж наверняка туда, в оплот мудрости и магии, тем более, что по виду он, вроде как, вполне смахивал на студента, да и кто как не студент станет пробавляться песнями, ведь потом уж его родственники наверняка заставят заниматься какими-нибудь делами фамилии, имения и чем там они ещё занимаются целыми днями. Шеду ему даже заранее посочувствовал, поскольку прямо сейчас имел заботы подобного толка.

0

15

"Мечи", - барахтаясь под ни в чем не повинном, но раздражающе пахнущим дешевым пойлом матросом, Тео почему-то вспомнил о своем оружии. Играть на лютне с ним за плечами было неудобно, поэтому блондин припрятал клинки за камнем. Пока он играл, удобно устроившись у костра, он заодно ощущал их надежную жесткость бедром, но сейчас искренне озаботился судьбой последнего подарка Рикарда.
И тем больше удивился, ощутив на запястье жесткую хватку, помогающую ему встать. Разумеется, усложнять задачу неведомого спасителя Тео и в голову не пришло. Заодно вернулось осознание, что полуформа, в которой он в данный момент пребывал дракон, позволяет ему совершенно спокойно отпихнуть и кого-то более крупного, нежели придавившее его тело. Утешило юношу только то понимание, что делать резкие телодвижения, способные навредить лютне, он не мог.
Впрочем, в какой-то миг все мысли - что о матросе, что о лютне, что о мечах - вылетели у него из головы. От чернобородого мужчины, который помог ему утвердиться на своих двоих, повеяло знакомой силой. Бард отшатнулся, уставился на него в оба и прищурился. Тот вроде как не был магом, но... Тео окинул его внимательным взглядом с ног до головы и забрал лютню, вскользь рассеянно огладил чуткими пальцами на предмет повреждений, лихорадочно пытаясь сообразить, что бы такое спросить, чтобы сразу опознать жителя Мирны. Сценическая привычка взяла свое и юноша даже слегка улыбнулся помощнику, склоняя голову:
- Благодарю вас, он был и впрямь тяжелым.. - он еще раз огладил инструмент и зачем-то сообщил собеседнику. - Лютня в порядке. Добрый господин.. - мысль была не лучшая, но сходу он ничего не сообразил: - Вы... местный?
Едва ли, конечно, странник с Мирны, если он правда оттуда, прямо скажет это, но по говору, по поведению, может быть, хотя бы намекнет? Солнечные драконы - создания, которые существовали слишком давно, чтобы можно было сказать, умели ли они перекидываться в людей... Несколько растрепанный, растерянный парень встряхнул головой, запоздало сообразив, что когда его схватили за руку, ощущение близости знакомой энергии усилилось. Именно в месте соприкосновения...
Блондин бросил долгий, внимательный взгляд на руки собеседника и едва не забыл ответить, наклоняясь за камень, чтобы достать мечи, - по-прежнему слишком растерянный, чтобы соображать четко:
- Вероятно. Но я бы скорее предположил, что магическая притягательность была в том напитке, что он недавно потребил, - дракон вскользь улыбнулся и мягко покачал головой, отозвался. - У меня вышли все деньги. Я надеялся заработать сколько-нибудь для дальнейшего путешествия... Или хотя бы краткого пребывания в городе, - он кивнул на Сарборо. - Мне любопытны местные традиции творчества. Что же до моей причастности к "милсдарям"... Боюсь, сударь сильно заблуждается, - юноша пристроил мечи за плечи, убеждаясь, что те не соскользнут, выпрямился. - Я недавний раб Дома Исцеления и иных одежд у меня просто нет. Волей случая, я вновь обрел свободу, но теперь я должен снова искать свое место под солнцем. Уповаю на то, что мое искусство достаточно велико, чтобы я мог обеспечить себе хлеб и кров... - парень склонил голову чуть набок, осознавая, что даже не знает того, перед кем изливает душу. - Меня зовут Тео, Тео Ло-Амис, я бард и странник из... - он на мгновение запнулся, понимая, что не может назвать родных скал, поправился прямо на ходу. - Из ди Рхаурр. Что же до графов... - музыкант не удержал улыбки. - То я хотел бы попасть к ним, если доведется, вероятно, там и впрямь сытно. Однако их дворов я доселе, увы мне, не видел...
Уточнять, какие именно дворы он уже видел,  Тео посчитал излишним. К чему? Он и так вывалил на случайного встречного куда больше, чем полагается по этикету и по правилам элементарной вежливости. Сообразив это, юноша недовольно поморщился, досадуя на себя, и в притворном удивлении поднял брови:
- Академия? Что делать там простому барду? Полагаете... - он огладил гриф несчастной лютни, заодно непроизвольно обдумывая эту идею. Разумеется, в Академии тоже можно собирать музыку, но хочет ли он вернуться на место своей недавней печали? Да и в роли кого? Вновь - учителя этикета и музицирования? - там найдется для меня дело и приют? Коль скоро дело обстоит так, я бы с удовольствием заглянул туда.. - дракон одарил длинным выразительным взглядом пришвартованные корабли и негромко, печально добавил, частично - для себя. - Едва только у меня появятся деньги на путешествие к острову, разумеется...
И если появятся. О несчастье, что обрушилось на этот город зимой, юноша знал. И потому имел здоровую долю сомнения в том, что здесь могут хорошо платить певцам.

0

16

[indent] Бард кротко улыбнулся, получив назад свой инструмент. Ну чисто ягнёнок в окружении чёрт знает кого — обрамление из местной компании совсем не шло ему.
[indent] — Да не, — Грэй махнул рукой, подкрепляя жестом ответ. — Какое там. Я больше, как бы это выразиться, — он щёлкнул пальцами, — путешественник: в разных землях бываю проходом, а дома не имею.
[indent] Путешественник — это, конечно, не совсем верное слово, путешественники обыкновенно имеют маршрут, желают мир повидать, набираются впечатлений, чтобы потом вернуться домой и вспоминать славное своё спокойное приключение. К Шеду же ближе было слово «скиталец» — без места в жизни, без дома, без близких, без цели. Впрочем, цель-то он как раз, наконец, обрёл. И она, по его умыслу, должна была проложить путь ко всему остальному.
[indent] Юноша тем временем подобрал с земли, доселе скрытые от взгляда Шеду, мечи. Да какие! Мечи, достойные вамфирьей аристократии, да даже альву было бы не зазорно такими пользоваться — изящной формы, словно два тонких пера, с растительным орнаментом на лезвии и рукояти. Шеду даже присвистнул уважительно. Конечно, мечи разительно отличались от привычных глазу обычных солдатских бастардов, но, несмотря на то, что бард был совсем не похож на воина, Шеду отчего-то сразу поверилось, что управляться с ними он умеет. Тем более никто не стал бы одаривать эдакой роскошью раба, не умеющего обращаться с оружием (если, конечно, про рабство парнишка не приврал).
[indent] Само по себе упоминание о рабстве выстроило одномоментно в голове бородача цепочку ассоциаций, конечная из которых неприятно отозвалась в сердце относительно недавним противостоянием. Но тут же улетучилась, оставив за собой напоминание о цели.
[indent] — Шеду, — рука рефлекторно дёрнулась, чтобы пожать руку нового знакомца, но Грэй успел себя одёрнуть, поскольку бард не предлагал свою ладонь для пожатия. Пришлось вежливо кивнуть в ответ, и тем ограничиться. Должно быть, такие у вамфири порядки. — Из ди Рхаурр, ишь ты? — на вульфара бард не тянул — в представлении Шеду, — но это было бы логично: вамфири же отлавливают вульфар в рабство. — Слыхал, у них там прежнего лорда — того, — поделился Грэй, красноречиво чиркнув пальцем по своей шее («Интересно, много ли новостей о родных землях получают рабы?»). — Но, говорят, новый тоже не промах, — в понимании бородача, эта информация должна была сгладить первую неприятную новость — всегда ведь приятно узнать, что новый правитель у тебя — не чучело огородное с соломенной башкой или не тиран-самодур.
[indent] Что же до графьёв, то с одним Шеду дело иметь приходилось, впрочем, не при дворе, а так — сперва в таверне обыкновенной, а потом по пути графской славы, что прошлась как раз прямо здесь — через Сарборо. Но Алвер показался Грэю дельным, хотя аристократичность из него так и пёрла. Граф, что поделать. Об этом обо всём он, однако, речь заводить не стал, об отвоевании Сарборо наверняка на все лады во всех краях успели поговорить, и Тео уже вполне мог знать ничуть не меньше самого Шеду, а то и больше.
[indent] Был ли в Академии приют для барда — Шеду не мог даже предположить, ведь когда спрашивал, не ведал ещё, что перед ним бывший раб. Теперь-то вопрос казался странным. С другой же стороны, ведь нашёлся там приют для дагонитов, когда их школа фатально пострадала от капризов погоды, так что почему бы и барду не нашёлся там угол?
[indent] — Ну… ты мог бы устроиться там учить? — предположил Грэй. — Там ведь много учится детишек состоятельных господ, им музыке обучиться, поди, полезно было бы. А тебе за то — приют и жалование.
[indent] На это Тео лишь печально отметил, что на морской переход до Академии тоже надобны деньги, с чем Шеду не мог не согласиться. Однако мог помочь. К тому же, тогда он мог бы с чистой совестью выкинуть из головы остатки мысли о том, что в приступе мнительности чуть не сломал хрупкого певца.
[indent] — А знаешь, чего? Могу подсобить с переправой, братец. Корабль отходит на рассвете, но ты, кажется, не обременён поклажей сверх той, что при тебе?
[indent] Шеду в самом деле рассчитывал, что грэм, который должен был переправить его на Корн, не станет слишком уж препираться с главой преступной гильдии из-за одного лишнего пассажира, не входящего в договор. Всегда полезно иметь в запасе тех, кто задолжал тебе услугу, а Тео почти наверняка найдёт своё место при каком-нибудь дворе, он и выглядит так, словно только для того и создан.

0

17

Бард на всякий случай еще раз убедился, что ничего себе не сломал, и воззрился на на собеседника с новым интересом. Путешественники по призванию - сиречь странники, перекати-поле, - обычно имели достаточно жизненного опыта, чтобы суметь поведать певцу нечто новенькое, нечто, из чего можно скроить хорошую балладу. Это стоило внимания не менее, чем загадочное кольцо.
Тео ощупал пальцы, облизнул губы, прикидывая, с чего бы начать беседу. Ни время, ни обстоятельства, ни окружение не слишком-то подходили для этого, но странники имели весьма логичную тенденцию исчезать за горизонтом практически в любой случайный момент, и ничего, что могло бы заставить собеседника задержаться и разговориться на сторонние темы, у него нет - ни звонкой монеты, ни хмельного вина. Впрочем, конечно, у него есть сама беседа..
- Шеду, - повторил юноша, на всякий случай запоминая имя и удостоверяясь, что он более ничего не забыл, чинно сложил руки на груди. Впрочем, его душевное равновесие тут же здорово пошатнулось от последовавшего вопроса. Бард закусил губу, на мгновение отводя взгляд и теряя самообладание. Посвящать всякого встречного в подробности своей личной жизни он нужным, разумеется, не считал, но вопрос действительно задел по больному. Юноша длинно вздохнул и медленно кивнул: - Увы. Лорд ди Рхаурр действительно был убит предательским ударом в спину.. - когда следователь вытряхивал из него детали, Тео успел узнать о деле гораздо больше, чем хотел бы знать для собственного душевного здоровья, но увы. Произошедшего не вернуть..
Бард медленно покачал головой:
- О новом лорде я также слышал много любопытного, но увы, не имел чести ни видеть его воочию, ни беседовать с ним, - одно без другого, впрочем, было бы невозможно априори. Просто дракон несколько утратил способность связно мыслить, занятный необходимостью взять себя в руки. Тем более разговор зашел о его будущем. Обучать юных аристократов музыке... Что ж, не самая плохая мысль.
- Я мог бы приглядеться и к иным, более-менее общим наукам, - неторопливо заметил юноша, вспоминая свои занятия в замке Исцеления. - Вы подали мне добрый совет, Шеду, - Тео чуть улыбнулся, снова прикидывая удачный момент, чтобы спросить об истории или услышанной песне. - И коль скоро я и впрямь вас не обременю..- блондин окинул собеседника взглядом, в котором только на один-единственный миг промелькнула недоверчивость. - Я буду счастлив присоединиться к вам в той поездке. Право, если потребуется, я мог бы помогать в делах бытовых на судне в оплату, ибо более ничего предложить не могу.. Разве только если песню, - дракон слабо, но уже с явственной толикой надежды подтвердил: - И нет у меня иного скарба, кроме имеющегося, - он развел руками и чуть виновато добавил. - Лишь мечи не смогу отдать я даже в обмен на переправу. Это давний подарок, слишком уж ценный для меня.
Вероятно, выглядело это крайне странно, но ей-богу, объяснять причины было бы чересчур долго и зря - едва ли станет перекати-поле вникать в не слишком-то приглядную историю.
Тео передернул плечами и осведомился:
- До той поры мы будем ожидать тут? Быть может, пока мы дожидаемся рассвета, вы поведаете мне какую-нибудь историю из тех, что произошла в странствиях с вами или ту, что вы слышали о других?..

Отредактировано Тео Ло-Амис (21.04.2019 01:12)

0


Вы здесь » Айлей » • Город-порт Сарборо » Сарборо. Побережье и прибрежные воды