Айлей

Объявление




ВНИМАНИЕ! На Айлей стартовала ПЕРЕКЛИЧКА! Окончание 15.09.


29.08.2018 Завершается Летний режим! Грядет большая перекличка! Вступают в действия все правила форума касательно отсутствия на нем. Дополнена матчасть по альвам. Время мира сместится на 1 месяц, наступает месяц Тармины (апрель). Разрывается партнерство и баннерообмен с рядом форумов (подробности)


18.07.2018 Любимые наши игроки,
сегодня ФРПГ Айлей исполнилось 5 лет!
Это очень важное событие и мы хотим поделиться с вами этой радостью! Что же вас ждёт? Во-первых, были подведены некоторые итоги событий мира Новости мира Айлей, во-вторых, открылась лавочка подарков Яркие огни, в-третьих, в шапке флуда указан список развлечений, в котором может участвовать любой игрок. А совсем скоро начнётся голосование за Короля и Королеву форума!
Мы несказанно рады, что вы с нами.
Мы вас очень любим ❤


Подробнее о новостях...







Шиархи
Хранительница
Айлей
Сам-Ри Ниэль
ICQ - 612800599
Админ
Шеду Грэй
Модератор
Дарина
Skype - denai5
Дизайнер, модератор
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Айлей » • Страж Степей » Гостиная с камином


Гостиная с камином

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s6.uploads.ru/V7J3D.png

Просторная светлая комната с камином. Граф эту гостинную предпочитает больше, хотя его жена склонялась к второй, в которой стоит пианино. Мягкий диванчик, несколько стульев, кресла... И обязательный мягкий ковер на полу.

Отредактировано Рихард ди Рхаур (10.11.2012 15:31)

0

2

Ольшин подтянул к себе Снурри, хмуро оглядываясь вокруг. Смерть отца не стала для него большим сюрпризом, как и поспешное приглашение "погостить" у старого друга Таргоро-старшего. В конце концов, больше наследников у него не было, вернее, детей вообще. Посему вероятность попыток лишения жизни его шестнадцатилетнего сына была невероятно высока. Не так, чтобы замок Таргого представлял собой невесть какое сокровище, но мальчик с детства не знал отказа решительно ни в чем. Даже в грифонах, харреках и дальних поездках с максимальным комфортом и роскошью. Возможно, именно в силу этого парень с несколько скептическим видом рассматривал богато обставленную гостиную.
"Дядю Рихарда" он знал уже давно - очень давно, даже застал ещё мягкую, пугливую и покладистую Исабель.
Впрочем, прошло уже достаточно времени, чтобы воспоминания не вызывали абсолютно никаких эмоций, касаясь вскользь и проплывая почти мимо. Куда больше Ольшина интересовал вопрос, каким образом уживаться с хозяином, при одном виде которого у него всего по спине пробегали табуны мурашек - от лопаток к копчику, спотыкающимся галопом. В любом случае, ни с какими ущемлениями юноша не был готов мириться уже изначально. Никаких подъемов с утра пораньше, никаких жестких тренировок, никаких воспитательных процедур... Ему уже шестнадцать, совсем взрослый! И меч в руках держать умеет! Так что никакие возможные убийцы не заставят его подчиняться возможному диктату!
Ольшин протяжно выдохнул, подхватил стоящий на стеклянном столике бокал вина и в три глотка выпил, пытаясь успокоиться. "А чего, собственно, я нервничаю? Ну подумаешь, поживу два годика с этим недопиратом! Что он мне сделает?"
Харрек тихонько заскрипел-зашипел, намекая, что не стоит тискать его так крепко, и уж тем более - ронять на яркую фиалковую чешую капельки крепкого вина. А последнее оказалось действительно крепким - обожгло горло, вынуждая раскашляться, но юноша стоически перетерпел порыв, остро жалея об отсутствии поблизости вазы с фруктами. Как, впрочем, и прислуги. То ли "дядя Рихард" решил устроить ему мелкую проверку, то ли в этом замке подобная безалаберность была привычным делом. Впрочем, дилемма должна была разрешиться с появлением нового опекуна, который почему-то не спешил.
Ольшин поерзал на диванчике, в каком-то порыве обернулся... и едва не рухнул на пол.
Не смотря на более чем внушительные параметры, хозяин двигался совершенно бесшумно, а между бородой и усами расцветала самая волчья ухмылка из возможных. Юноша упрямо нахмурился, из вредности не приветствуя его. В конце концов, подкрадываться к гостю совершенно необязательно, какое бы впечатление там не готовилось! Юный наследник замка Таргоро мрачно посмотрел на хозяина, сохраняя на лице приличествующее выражение почтения, сквозь которое неуловимо проглядывало "Вот только попробуй меня заставить сделать хоть что-то, что мне не понравится!!"

Отредактировано Ольшин Таргоро (17.10.2012 20:45)

0

3

Смерть друга была не слишком приятным, хотя и предсказуемым известием. На самом деле он не раз поднимал вопрос о том, что если с ним что-то случится, Рихард должен был взять малолетнего сына к себе. Ал души не чаял в единственном сыне. И доверить его охрану кому-то, кроме близкого друга-вульфара не мог. Рихард пообещал другу, что заберет мальчика к себе, в случае чего, и проследит, чтобы в свое совершеннолетие он получил все наследство.
И вот этот день настал. Известие пришло быстро. Отправившись в замок друга, он пробыл там положенное время, требующееся на все ритуалы, и, собрав вещи мальчика, забрал его с собой. В Страже уже были извещены о новом жильце и успели приготовить комнату. Вообще в замке Рихарда действовали свои строгие правила и законы. И почему-то сам хозяин был уверен в том, что мальчишка будет против практически всех. Например, прислуга в Страже всегда передвигалась неслышно. Что с них взять, все тут были из породы хищников, а шуметь, значит упустить добычу. А судя по тому, как дернулся юный наследник замка Таргоро, это будет для него не особенно хорошей новостью.
Опустившись в кресло, мужчина машинально отметил, что бокал Оля пуст. Тихо хмыкнув, он поднял единственный оставшийся глаз на мальчика. Держался тот довольно независимо, хотя Рихард отчетливо чувствовал исходящий от ребенка страх. Вздохнув, мужчина мимоходом взглянул на зверька и снова поднял изучающий взгляд на Ольшина.
- Твои вещи отнесли в комнату. После ужина тебя туда проводят. Тэл будет помогать тебе, и сопровождать первое время, пока ты не освоишься. Я вас позже познакомлю.  – откинувшись на спинку кресла, он продолжал наблюдать за пареньком. – Надеюсь, ты быстро привыкнешь. Если возникнут вопросы, я всегда готов тебя выслушать.
Немного времени, чтобы парнишка обдумал полученную информацию. Потянувшись к кубку, мужчина сделал глоток. Еще один закон Стража. Здесь не любят легких алкогольных напитков. А вино было излюбленным напитком Рихарда. Наблюдая за парнишкой, мужчина неторопливо пил вино. Он несколько лет не видел Ольшина. Последний раз это был какой-то праздник. Рихард не помнил, какой именно. Оль тогда был еще совсем ребенком. Но он и тогда испытывал страх. Это немного тревожило вульфара. Особенно в свете последних событий.
- Ужин уже должны были подать. Предлагаю перейти в столовую. После ужина, можешь отдыхать. Если тебе что-то понадобится, скажи об этом Тэлу.
Поднявшись, Рихард взглянул на парня. Тот все еще настороженно смотрел на него. Конечно, потеря отца, перемены и непривычная обстановка… Сейчас это очаровательное создание больше походило на затравленного дикого волчонка. И это определенно Рихарду не нравилось. Он был хорошим другом Алмерена. А этот ребенок… Граф его воспринимал как собственного сына. Своих детей у него не было. Его драгоценная Исабель была очень болезненной и слабой женщиной. Даже маги Жизни и Исцеления не могли поставить ее на ноги. А детей из инкубатора граф не хотел. Только не наследника.
Забирая мальчика с собой, Рихард испытывал неизвестное ему трепетное чувство отцовства. Ведь теперь от него зависит жизнь и благополучие этого маленького создания. И этот страх, что мелькал в ясных фиалковых глазах ребенка, не мог не огорчать графа. Кого порадует то, что его боится сын? Возможно какого-то отца-вамфири и порадует, но только не Рихарда.

0

4

Ольшин прижал к себе харрека теснее, словно надеялся уберечь от злобного хищника в лице "Дяди Рихарда". Сейчас он почему-то казался ещё больше, страшнее... и ещё больше похожим на пирата и на волка одновременно. И если первое было ещё объяснимо, то второе, как и раньше, не поддавалось никакой логики. Вроде и говорил мужчина спокойно, без нажима, без малейших признаков угрозы, но все равно смотреть в единственный желтовато-зеленый глаз отчего-то становилось все труднее. Впрочем, на отсутствие упорства, в простонародье - упрямства, - Ольшин не жаловался никогда. Он с самым внимательным видом выслушивал все, что ему говорили - впрочем, пока что не звучало ничего, вопиюще выходящего за пределы его терпения.
Тихо зашипел любимец,намекая, что так и удушить недолго. Подросток спохватился и ослабил хватку, хмуро прикидывая, стоит ли подскакивать прямо сейчас или, подчеркивая независимость и взрослость, чуть подождать. И тут рядом с креслом практически бесшумно выросла девушка в переднике и молча забрала со стола пустые бокалы. Подскочивший от неожиданности Оль тут же замаскировал резкое телодвижение в проявление вежливости к даме. Даме от этого было ни горячо, ни холодно, зато самому парню открылся отличный вид сверху на более чем внушительное декольте, когда она наклонилась. Зрелище его заворожило настолько, что бесшумного исчезновения хозяина он даже не заметил - лишь когда девушка, так и не глянув на молодого господина удалилась походкой, впечатляющей не меньше, чем декольте. Опомнившийся юный сюзерен вдруг понял сразу несколько вещей. Во-первых, похоже, передвигаться бесшумно у местных было в привычке, не меньше, чем у хозяина. И почему он раньше не запомнил этой привычки - лишь боги весть. Висанти их в воздухе поддерживает, что ли? "Это что, каждый раз можно наткнуться на очередного бесшумного?.." - Ольшин не закончил мысль, но уже красочно представил себе, чем может закончится поход ночью в кухню за кружкой воды. "А уж в трехлуние - и того хуже..." - мрачно заключил он, лихорадочно соображая, кто такой Тэл и где его теперь искать.
Парень кинулся за дверь, но служанки и след простыл. Остальные слуги успешно изображали невидимок, более того - неслышимок. Орать на весь замок юноша постыдился, потому просто двинулся по мягким коврам, с трудом подавляя желание пустить Снурри искать по запаху. Ведь должно же быть хоть что-то, указывающее на обеденный зал? Или еду подают только тогда, когда все рассядутся? Последняя идея несколько ободряла, но увы, недостаточно.
"Блин... и где, во имя Шиархи, этот самый Тэл? Даже наорать не на кого..."

0

5

Рихард шел по коридору, думая о мальчике. Когда мужчина его видел последний раз, тот был совсем ребенком. Такое себе маленькое светлое чудо. Он даже помнил, как делал малышу свистульки и плотики. И прошло ведь всего ничего… А поди ж ты, за это короткое время маленький беловолосый мальчонка стал высоким и вполне себе самостоятельным юношей, почти ровесник его Тэла.
Кстати, о Тэле. И где это неугомонное создание носит? В столовой мальчика не было. Мужчина осмотрел комнату и нахмурился. Он не обнаружил не только своего воспитанника, но и Ольшина. Здоровый, умудренный жизнью и, можно сказать, матерый волк, а умудрился с легкостью потерять обоих мальчишек. И если первый и сам тот еще шалопай-волчонок, то второй совершенно не ориентируется в замке. Не возвращаться же.
Мужчина отдал короткое распоряжение отыскать Тэла и отправить его за Ольшином. Мальчишка куда быстрее отыщет пропажу-потеряшку. Заодно и познакомятся. Сам же Рихард опустился в кресло у камина, налив себе вина, в ожидании мальчиков и ужина.

Тэл болтался по Стражу в поисках чего-нибудь интересного. Он слышал краем уха, что граф уже вернулся. Но раз он не зовет мальчика, значит можно не спешить. А потому Тэларан продолжал слоняться по казавшимся пустыми коридорам. Впрочем как и всегда. Мальчик и сам был вульфаром, потому передвигался тише тени. Свернув в очередной коридор, волчонок замер. Впереди стоял незнакомец, примерно его ровесник, но совершенно точно не один из них. Принюхавшись, Тэл почувствовал легкий страх и раздражение неизвестного.
Усмехнувшись, мальчишка подкрался к незнакомцу. Уже находясь совсем рядом, он остановился у того за спиной и, коварно улыбнувшись, легонько дунул в ухо. Эффект был потрясающим. Тэларан просто кожей чувствовал всю гамму эмоций мальчика, и не смог удержаться от тихого смешка.
- А ты трус, однако.
Отпрыгнув на расстояние достаточное, чтобы до него не смогли дотянуться с первого взмаха, Тэл продолжал веселиться.
- Ты кто такой? Новенький? Ты с графом ди Рхауром приехал, да?
Темные глаза блестели каким-то необычным не только для человека, даже для вульфара, фиалковым блеском. Да и весь сам он был какого-то фиалкового цвета. Темные волосы отливали фиолетовым. Мальчишка с интересом рассматривал новенького, чуть склонив голову на бок к плечу. Азарт волчонка, для которого охота, это еще веселое развлечение, озорными фиолетовыми искорками плясали в его глазах.
С такого близкого расстояния Тэл смог четко разобрать, что перед ним не вульфар. Людей он раньше видел, но не очень много. Да и с тех далеких времен, когда он еще был бездомным волчонком, уже много воды утекло. Так что, по своему, люди не были для Тэларана в диковинку, но и вот так близко, да еще и одногодку мальчик не видел. Потому он с интересом принюхивался к незнакомцу,  чутко улавливая новые запахи и звуки.
Было очень необычно и волнующе ловить интенсивные разводы эмоций парнишки. По каким-то невероятным обстоятельствам, Тэларан был не только магом, что среди вульфаров не особо распространено, но  и очень редким магом. Он был магом Порядка. Правда эта магия в нем очень странно отобразилась. Мальчик не знал ни одного заклинания, не мог ничего намагичить, он вообще не ощущал себя магом. Он просто мог видеть эмоции окружающих. А еще мог видеть магию. И то, и другое для него было словно разводы разных цветов и оттенков.
В том, что его, бездомного и брошенного всеми, приютил сам граф, мальчиком воспринималось не как иначе, как покровительство Табири. Граф относился к нему как к родному сыну, назначил ему учителей, заботился. И сам Тэл стремился отплатить мужчине тем же. Он старался научиться всему, что требовалось знать сильному и уверенному воину, мечтая когда-нибудь войти в ряды охраны Стража.

0

6

Оль уже окончательно потерял терпение и был уже готов наорать на ближайший тихий и темный угол - раз уж выяснилось, что слуги могут оказаться в совершенно любом месте, незамечаемые и неслышимые, когда углы проявили коварство первыми.
Холодный порыв воздуха в самое ухо - и парень уже подскоком ушел в сторону, неимоверным усилием воли удерживаясь от девчачьего паникерского визга и пытаясь нащупать кинжал. Снурри шлепнулся на пол и недовольно зашипел на незнакомца, растопыривая хрупкие, зато невероятно яркие крылышки, сердито стреляя искрами, оставляющими в ковре аккуратные черные дырочки.
Оль метнул в шутника ледяной взгляд, запоздало вспоминая, что все колюще-режущее было отобрано ещё до того, как его препроводили в гостиную с туманным "Пока не обвыкнитесь, мастер". Только сейчас до него дошел смысл этой фразы. Обвыкаться действительно было в чем. Если бы не необходимость быть взрослым - по смерти отца - и хотя бы пытаться держать себя соответственно, возникший непонятно откуда парень с черными. отчетливо отливающими фиолетовым цветом, волосами и такими же глазами уже получил бы на орехи. "Не, ну вульфары, конечно, прыгают резвее, да и думают иногда тоже, но синяков я бы ему наставил!" - мысленно поправился Ольшин, надменно скрещивая руки на груди и разглядывая его. Для слуги тот вел себя чересчур нагло, да и одет был куда лучше, чем это полагается уважающему себя лакею. С другой стороны, сыновей у графа вроде как не было... В общем, выявить статус незнакомца с ходу не удалось, посему после непродолжительных раздумий парень решил не особо сдерживаться. Орать на ровесника явно не стоило, но спустить пар - можно было:
- А что, волчонок, ты надеешься получить косточку с графского стола? - резкость тона в полной мере соответствовала общему настроению парня, да и дествительно тот здорово напоминал волчонка. Взъерошенного, поглощенного азартом забавы с игрушкой... только вот игрушка совершенно не желала в оной участвовать и драпать зигзагами. Ольшин всерьез вознамерился продемонстрировать, что он здесь тоже вожак. Хоть и не совсем взрослый ещё, хоть и чужой - но вожак! - Новенький-старенький... Твое ли дело? - он подхватил шипящего харрека на руки, изо всех сил пытаясь выглядеть старше, опытнее и взрослее. - Скажи лучше, где тут некий Тэл? Мне сказали, он отведет меня в трапезную! - где-то глубоко внутри парень догадывался, что выглядит, как лягушка, пыжащаяся переплюнуть по размерам валун, но отступать так просто не собирался. Даром, что гордости и самоуверенности ему было не занимать.

0

7

Тэларан ясно чувствовал исходящее от парня раздражение. А еле сдерживаемый испуг прошелся по его нервам, словно пузырьки воздуха после газовой сладкой воды Олшена. Эти мнимые пузырьки чужого испуга приятно щекотали нервы. Тэл про себя отметил, что, будь он котом, обязательно бы замурлыкал.
На мелкое недоразумение в виде питомца парнишка даже не обратил внимание. Его куда больше занимал этот человек. Воспоминания о людях были не самыми приятными, но этот мальчик не мог ничем угрожать Тэлу. Усмехнувшись его напускной решительности, волчонок с азартом обошел его вокруг, рассматривая со всех сторон.
Интересно, зачем ему понадобился Тэл? Так или иначе, это мог объяснить граф. К тому же, хозяин Стража не любит, когда мальчик опаздывает к ужину.
- Мм… Я могу тебя проводить в столовую… - усмехнулся, поблескивая глазами. – Заодно, может и перепадет косточка с графского стола.
Было видно, что эта фраза была брошена, чтобы  уязвить его, но Тэл прекрасно знал, что такое быть бездомным бродягой, и понимал, что его действительно подобрали и кормят с «барского» стола. А на правду он уже привык не обижаться. Это глупо и низко.
Развернувшись, парнишка шутливо склонился, указывая путь. Его новая «игрушка» выбивалась из общей «цветовой» гаммы окружающего мира. А потому Тэларан решил насладиться всеми оттенками мироощущения новичка. К тому же он так необычно резонировал с вульфарами, что это просто заражало желанием «дернуть за ниточку».
- Прошу за мной, ваше высочество – в глазах плясали искорки смеха.
Направившись в сторону столовой, мальчишка уже обдумывал следующий шаг. А заодно интересно все же узнать, зачем этому человеку понадобился он. Тэл испытывал легкое нетерпение и любопытство. Все таки, кто этот мальчик и что он тут делает?

----------- Столовая

Отредактировано Рихард ди Рхаур (10.11.2012 15:24)

0

8

- Милорд, если уж на то пошло! - буркнул Ольшин, не в силах отделаться от ощущения, что ровесник над ним потешается. Вот только за ухмылку не побьешь особо, да и избивать того, кто ниже по положению - признак самодура. Последним быть не хотелось. Самодур ассоциировался с обрюзгшим, всем недовольным старикашкой. Образ не прельщал, Ольшин собирался стать если не величайшим графов, то адекватным - как минимум. Хотя бы формально парень был сама учтивость, а значит, реагировать стоило как-то иначе. Как - юноша себе представлял туго, но уж точно не собирался любезничать с возможным слугой.
- Если ты точно знаешь куда идти - веди. А потом я хотел бы все же увидеть этого самого Тэла. Мне вообще страшно интересно, где его носит и почему он не выполняет приказы своего господина? - Ольшин запнулся, запоздало соображая, что стоящий перед ним вполне может быть тем самым "Тэлом", потому фраза про "Олуха, каких Шиархи не видела", осталась при нем. Вместо нее юноша вкрадчиво произнес: - Ты с ним не знаком, случаем? Раз уж ты тут.... живешь? - и тут до него дошло ещё и то, что со слугами не принято особо болтать. Впрочем, досадный промах он честно попытался скрыть, пытаясь сурово нахмурить темные брови. Вышло скорее забавно, чем грозно, но Ольшин предпочел сделать вид, что так и задумывалось, следуя за парнем.
С перемещением у него тоже возникли определенные проблемы: если бежать быстро можно потерять достоинство, если медленно - потерять из виду провожатого, и уж тогда снова ныкаться по всем углам сразу в надежде поймать следующего живого. "Ну уж дудки!" - юный лорд выпрямился так, что почти выгнулся назад, и старательно расправил плечи, старательно изображая широкий отцовский шаг. В промелькнувшем зеркале на мгновение отразилось невероятно надутое существо, похожее на грецкий орех в белом парике, нелепыми подскоками шествующее за непринужденно-быстро скользящим парнем. Ольшин возмущенно притормозил, пытаясь сообразить, не иллюзия ли это - мало ли какому шутнику придет в голову посмеяться над гостем? - и тут голодный Снурри торопливо соскользнул на пол, распахнул подрезанные крылья и рывками, зигзагами кинулся к ближайшей полуоткрытой двери. Из щели вкусно потянуло едой.
В животе у юного графа забурчало, и голод на мгновение заставил его забыть о необходимости "держать лицо".
Так что навстречу хозяину замка Ольшин вылетел с уже совершенно нормальным выражением, гадая про себя, успел ли заметить неподобающе забавное зрелище нахальный ровесник.
Будь юноша один, он бы и сам охотно посмеялся над собой, но чужаку, тем более вульфару, нельзя было давать почувствовать превосходство хоть в чем-то. Блондину отчего-то стало ужасно стыдно - потому он одарил провожатого злобным взглядом и кивнул, едва наметив поклон, "опекуну".
- Прошу прощения за опоздание, я заплутал в вашем замке, - мысль "И его идиотской планировке" читалась в незаконченной фразе, но Ольшин решил, что достоинство достоинством, но чужой дом ругать нельзя. - По счастью, сей отрок меня проводил.... - закончил он тоном, скорее подходящим умудренному годами мужчине. - Правда, Тэла я так и не нашел. Вы не могли бы приказать ему наконец придти?
>>>>>> Столовая

Отредактировано Ольшин Таргоро (26.10.2012 23:59)

0

9

http://i77.fastpic.ru/big/2016/0513/9c/fc2b04a9e16323ce524d8ca1f315c09c.png Двор замка

Как огненные саламандры языки пламени жадно облепили поленья в камине, лакали сухое дерево, норовя обратить его в тлеющие угли, заставляя трещать под своими стараниями и наполнять теплом удобно обставленное помещение с мягкой мебелью и не менее мягким ковром. Только оказавшись в комнате, Аммун вооружился гребнем который некогда вручил Лантанфе на сохранение, а теперь у нее же и забрал, и первым делом устремился к зеркалу, чтобы привести в порядок свои волосы после долгой дороги. Он снял на это время шапку и отложил в сторону, а затем издал громкий вздох из-за того, насколько ужасно выглядела его прическа по сравнению с тем, когда он только покидал замок Таргоро.
— Ну почему именно сейчас, когда снаружи такие ветра бушуют? — шепотом спросил виконт у собственного отражения, подразумевая время года, выбранное Темной гильдией для того, чтобы своими действиями случайно спровоцировать Ольшина исчезнуть.
Малиновые пряди замелькали в ловких пальцах, заново образуя три коротких косы в области густой челки. И хотя общий вид приметной шевелюры все равно выглядел иначе, нежели с самого начала, Аммун остался доволен хотя бы таким приближением его к прежнему идеалу, прекрасно сознавая, что лучше уже все равно не станет.
— Поможешь? — закончив с плетением, обратился он к Лантанфе.
Протянув той гребень, мальчишка сел рядом с ней и развернулся к шаманке спиной, перечеркнутой спутавшимися прядями волос.
— Я вот что подумал... — начал Аммун, подперев голову кулаком, а локтем опираясь на свое колено, — Если Ольшин в замке, то сейчас наверняка уже крутится возле темницы или других помещений, в которых можно без опаски переждать наш визит.
Такой вариант развития событий не имел под собой ничего, кроме как неимоверно досадную неприятность, которая в предстоящем деле была более, чем просто ожидаема. Но «Пестрый Таргоро» так же не спешил отмахиваться от вероятности того, что его племянник в этот же самый момент находится далеко от Стража Степей, в месте, ставшем бы гораздо более уязвимым для встречи «добрых родственников».
В конце концов, рассуждал полукровка, они с Ольшином практически одного возраста: ориентируясь на собственный пример, он  смело полагал, что редкий человек в такие годы предпочтет свободе заточение в четырех стенах. Вдобавок, считал он, в подобных условиях Ольшину просто невозможно было бы выйти на след убийцы, принесшего гибель дорогому отцу, тем самым изрядно насолив Черной длани.
— А станем упорствовать, нам запросто всадят перо в бок. Вдобавок еще и обвинят в сговоре с вамфири, революционной деятельности против Адагора и службе гадам из моря, которые во всю веселятся в Сарборо, — улыбнувшись, продолжил Аммун.
Он ненадолго замолчал, выдерживая задумчивую паузу и накручивая на палец прядь волос, переброшенную через плечо вперед: как бы не обернулась ситуация, для продолжения поисков наследника Алмерена ему все равно потребуется любая информация, которую только представлялось возможным выудить из уст лорда ди Рхаурра.
— Поэтому нужно попробовать сделать так, чтобы Рихард сам не захотел его больше укрывать в этом месте. Или бы поведал, где Ольшин может сейчас быть, если его действительно нет в казематах Стража Степей...
Не в силах усидеть на месте, полукровка, смиренно дождавшись окончания работы Лантанфы над его волосами, теперь резво перемещался по комнате, осматривая каждую вещь, которую находил, аккуратно ощупывал такие длинными тонкими пальцами, пытаясь отгадать, что еще интересного сможет обнаружить в этом помещении. Его поиски не преследовали собой цели найти что-то необыкновенное — спрятанное магическое оружие или древнюю королевскую регалию, которых попросту не могло оказаться в комнате для гостей, — но каждая деталь в новом окружении была интересна скучающему мальчишке из искреннего любопытства.
А если он случайно обнаружит хотя бы обыкновенный светлый волос, не замеченный слугами, ответственными за уборку замковых помещений, это окажется приятным поощрением за подобную любознательность.
— Готов поклясться, моя драгоценная Лантанфа, что только что видел тень сомнения у тебя на лице! — неожиданно воскликнул Аммун и в миг оказался возле шаманки, буквально сияя от любопытства. Еще в коридорах полукровке показалось, будто бы его телохранителя что-то тревожит. Сперва списав это на ее смущение от незнакомого места, теперь он уже был уверен, что причина кроется в другом.
— А уж принимая в расчет то, что обычно даже у моей шапки мимика побогаче будет...
Упав на диванчик, занятый Лантанфой, юный виконт Таргоро поудобнее устроился головой у нее на коленях, сложив руки в замок на животе, и заискивающе глядел в серебристые глаза девушки.
— Что, духи шалят, да? — не выдержал он в следующий момент и звонко рассмеялся.

Отредактировано Аммун Хельм (03.09.2016 18:38)

+2

10

---- Двор замка

- Пожалуй, я промолчу.
Девушка меланхолично наблюдала за прытью, с которой Розовласик оказался возле зеркала. Оглядевшись по сторонам, она последовала примеру спутника и сняла свой плащ, бросив туда же, где теперь лежал его, после чего села на мягкий диванчик, стараясь собраться с мыслями. Терзающее чувство любопытства не покидала ее. Может, стоит попробовать уговорить Аммуна прогуляться по замку? Сейчас, когда что-то незримым, очень аккуратным и тонким способом манило ее к себе, ей не хотелось оставаться в комнате и ждать прихода лорда Рихарда, чтобы затем посвящать себя слушанию их с Аммуном беседы.
— Поможешь?
Лантанфа пожала плечами, не имея ничего против. Взяв из рук мальчишки гребень, она аккуратно (иначе бы он наверняка тут же возмущаться стал) провела пальцами по спутанным волосам необычного цвета, разделила их на пряди, как только смогла, и затем принялась за каждую отдельно гребнем.
— Я вот что подумал...
- Ты подумал? Ох, Розовласик, ты приятно меня удивляешь. Делай так почаще.
С язвительным смешком вставила Лантанфа, не прекращая водить гребнем по волосам юноши. Все же, слушать его сейчас приходилось без привычной внимательности: тихое, едва заметное гудение в воздухе продолжало время от времени отвлекать шаманку от ее занятия и слов Аммуна. Впрочем, она и без того понимала, к чему он ведет.
— А станем упорствовать, нам запросто всадят перо в бок. Вдобавок еще и обвинят в сговоре с вамфири, революционной деятельности против Адогора и службе гадам из моря, которые во всю веселятся в Сарборо.
- Зная тебя, я ни капли не удивлюсь, если что-то из этого вдруг окажется правдой, о которой я просто пока не ведаю.
Уголки губ девушки дрогнули, позволив ей совсем слегка улыбнуться. Правда, даже такая скромная улыбка больше походила на снисходительную по отношению к кому-то, чем способом придать своим словам более мягкой окраски в звучании. Ведь по большей части, улыбка Лантанфы и была настоящим проявлением снисходительности.
- Надоел мельтешить. Так сложно посидеть на одном месте?
Лантанфа громко вздохнула и откинулась на спинку дивана. Назойливый гул хоть и был почти незаметным, а упорно не хотел отставать, заставляя обращать на себя внимания, манил вновь и вновь, рождая в голове множество догадок о своем происхождении, догадок, пытающихся объяснить, что это за едва отличимый звук, который уговаривает пойти на свой загадочный зов.
Закусив губу, она вновь задумалась, когда радостный восклик внимательного Таргоро заставил повернуть в его сторону голову и недовольно посмотреть.
- Вроде того.
Шаманка не стала препятствовать мальчишке и позволила тому разместиться головой на ее коленях.
— Что, духи шалят, да?
- Очень смешно, человек с розовыми волосами.
Протяжно вздохнув, Лантанфа покачала головой: эти шуточки Аммуна про ее "разговоры с духами" имели свойство иногда надоедать. То ли слишком стереотипное у него было мышление в этом направлении, толи он так специально ее провоцировал, желая вызвать какую-то эмоцию. Понять, что двигало им, было сложно, вот только Лантанфа знала, что если еще раз сегодня услышит шутку из подобного разряда, то полукровка точно не отделается от судьбы ходить с малиновым шариком на голове.
- Я чувствую что-то странное в замке. Напоминает некую ауру, а вроде бы и нет... И даже не вздумай сейчас снова шутить.
Лантанфа строго посмотрела на мальчишку.
- Это трудно объяснить. Наверное, усталость. - заключила она и снова откинулась головой назад.

Отредактировано Лантанфа «Пепел» (13.05.2016 14:44)

+2

11

В комнате не было ничего необычного. Никаких спрятанных артефактов, дорогих семейных реликвий или тайных дверей и сейфов. Самая обыкновенная комната, с самым стандартным набором мебели и декораций для гостиной. Камин жарко натоплен. Пожалуй, чересчур жарко, даже для такого времени года. На улице еще не настолько холодно, чтобы столько усилий тратить на создание тепла в комнате, но, тем не менее, камин горел так, как не всегда топился даже зимой.
Мелкие безделушки, привлекшие внимание Аммуна, не составляли ровным счетом никакой особенной ценности, разве что для совсем уж бедного и умирающего с голоду воришки. Комната хоть и была убрана достаточно роскошно, но по меркам замка многих других правителей, выглядела сдержанно и не броско. Слуги, пробегавшие иногда по коридору по своим делам, совершенно не обращали внимания на двух гостей. Вот в комнату заскочил мальчонка, проверил есть ли еще дрова для камина, поворошил угли и снова умчался по каким-то своим делам.
Через несколько минут в комнату вошла симпатичная молоденькая служанка с подносом в руках. Она поставила принесенное на небольшой столик у диванов, где расположились высокие гости, разлила ароматный травяной чай по чашкам, присела в легком реверансе и молча удалилась. Кроме чая на подносе располагались еще вазочки с печеньем и две тарелочки с черничным пирогом. Выпечка была еще теплой, видимо готовилась для ужина. Чай отчетливо отдавал чебрецом, хотя к нему едва заметно примешивался запах мяты.
Больше гостей никто не тревожил. Только поленья в камине потрескивали, разгораясь жарче, да алые языки извивались в своем своеобразном танце.

+1

12

---------------- Комната Тео

Мужчина бросил изучающий взгляд на спутника. Пожалуй, тот был прав, ему бы гитару, и вполне сошел бы за барда. К тому же все в замке и без того в курсе его должности. А о новом назначении Рихард пока не успел сообщить домочадцам. Возможно это и к лучшему сейчас. Бросив слуге  приказ принести гитару в гостиную с камином, он направился по коридорам туда же.
- Да, мне знакомы наши гости. Это сын моего старого друга. Дядя Ольшина. Аммун Хельм, бастард Алекса. Не думал я, что дружище Алекс будет так неосторожен, но на все воля Шиархи. А то на счет причины визита… Думаю, я догадываюсь о ней.
Рихард давно подозревал об играх мальчишки. Вряд ли тот простил отца. Его волчья кровь сильнее человеческой, а это накладывает свой отпечаток. Да и мальчик хоть и пользовался в всю благами нынешнего положения, но явно чувствовал неприязнь к новым родственникам. Это не раз Рихард ловил во взгляде полукровки.  Лорд бы не удивился, узнай, что Аммун был причастен к смерти графа и графини Таргоро. Нет, сам вряд ли пачкал бы руки. Но определенно имел к этому прямое отношение. Но, пока доказательств не было, Рихард предпочитал молчать и наблюдать.
До гостиной они добрались довольно быстро. Хотя и не сказать, что особенно спешили. Рихард вошел спокойным размеренным шагом, отмечая цепким взглядом малейшие перемены как в комнате, так и в самих гостях. Подойдя к мальчику, он остановился и внимательно на него посмотрел.
- А ты подрос с нашей последней встречи, Аммун. Соболезную, ты потерял брата. Увы, я не смог присутствовать на погребении. Но я рад, что ты спасся от рук убийцы. – Он по-отечески похлопал парнишку по плечу и сел в кресло поближе к камину, показывая, что остальные так же могут расслабиться и занять места, где им удобно.
Когда все устроились, юркая служанка, ожидающая у дверей, разлила чай в чашки для гостей, и подала кубки с подогретым вином лорду и его спутнику, так же шустро испаряясь из комнаты, чтобы не мешать господам. Рихард намеренно обращал как можно меньше внимания на Тео, лишь представив его как нового барда. Он прекрасно помнил, что Аммун всегда вертится среди слуг и  поддерживает с ними дружеские отношения. Тео был не так наивен и глуп, как большинство из прислуги, потому, даже если мальчишка заинтересуется новым лицом и попытается вступить с ним в контакт, Рихард был уверен, дракон будет осмотрителен, и возможно раздобудет ему какую-нибудь информацию. Он лишь жалел, что не подумал предупредить Тео, но надеялся, что тот и сам достаточно умен, чтобы понять и поддержать игру. А уж после Рихард сможет ему отплатить за все эти минуты вынужденной холодности.
- Что привело тебя ко мне, мой мальчик?  - лорд сделал небольшой глоток вина и посмотрел на парнишку. – Я надеюсь, в Таргоро все нормально? Если тебе требуется моя помощь, я постараюсь сделать все, что в моих силах.
Если подозрения лорда подтвердятся и Аммун приехал в надежде отыскать Ольшина, то Рихард почти не рисковал. Непоседливого мальчишки не было в замке. И лорд лишь мог догадываться, куда его унесло на этот раз. В другой раз он бы рассердился, но теперь посчитал, что такой поворот событий лишь на руку. Шиархи не зря увлекла мальчонку в свои авантюры.

+2

13

--------- Комната Тео

Тео немного озадачился предоставленной информацией: из нее мало, что можно было почерпнуть - по крайней мере в качестве причин столь нежданного визита. Он понятия не имел, кто такой Ольшин, а посему никак не мог для себя связать старого друга, который отчего-то прислал вместо себя своего сына, и неожиданность появления оного. Отчего же тот старый друг не уведомил заранее? Вдруг его отпрыску понадобилась бы помощь или провожатый? Возможно, впрочем, сын тоже являлся в некотором роде другом Рихарда. Или разыскивал отца, а оттого примчался столь поспешно.
Дракон решил, что детали прояснятся на месте, а потому не стал ничего уточнять, тем более, что время бесед закончилось: они уже подошли к дверям, что споро распахнулись перед хозяином замка.
Гости бросались в глаза сразу же, от порога. Паренек - пронзительно-ярким цветом волос и почти нелепо пестрым одеянием, барду за всю свою жизнь не приходилось видеть ничего подобного, и как всякая необычность, это восхищало. Дракон привычно пригасил улыбку до едва заметной прохладно-вежливой, скрыл веселые искры под полуопущенными веками. Неужели мальчик тоже был бардом? Чаще всего идея украсить себя столь необычным образом приходила в головы именно осененных Огнем.
Впрочем, гостья тоже заслуживала особого внимания - хотя бы в силу своих параметров. Разумеется, ему приходилось встречать в своем мире во время странствий троллей и их женщин, и они весьма походили на гостью, но все же девушка выглядела столь же колоритно, как и ее спутник, особенно на фоне обстановки комнаты. Ей куда больше подошел бы в качестве фона шатер из шкур или бескрайняя степь с ее травой в человеческий рост. Пожалуй, вместе они действительно походили на бродячих артистов - походили настолько, что гитара, аккуратно пристроенная неподалеку от камина, казалась их принадлежностью. Впрочем, даме, с точки зрения Тео, больше подошел бы бубен или нечто подобное.
Впрочем, оба они были вооружены и двигались так, что наводили на мысль о том, что необычный вид, возможно, лишь часть некой боевой техники или традиционного снаряжения некоего ордена. В таком случае излишнего веселья они тем более не потерпели бы - а возможно, и приняли бы за насмешку.
И тем не менее, вся их пестрота не могла застить лорда в его глазах. Более того, тот выглядел еще более величественным, чем прежде, уверенность, сквозящая в каждом движении сходу выдавала, кто главный в этой комнате и в этой встрече. Подозрительный взгляд, брошенный на парня, подсказал новому советнику ожидать некоего подвоха от него, потому он совершенно загасил проявление любых излишних эмоций, чтобы не привлекать лишнего внимания. Весь вид барда сейчас выражал легкую любезность и готовность услужить лорду. Тео низко поклонился, едва его представили, - так низко, что коса за малым не коснулась пола, подхватил гитару и отступил за спинку кресла своего лорда, обращаясь в живую статую, словно и вовсе растворяющуюся в общей обстановке гостиной. Впрочем, вину он обрадовался, подхватывая кубок и сдвигаясь ближе к камину, бесшумно пригубил согревающую жидкость, готовый улавливать любой звук, любой оттенок - и в то же время не более заметный, нежели искусная фарфоровая ваза у стены.

Отредактировано Тео Ло-Амис (28.05.2016 21:12)

+1

14

Аммун с напущенным беспокойством слушал своего телохранителя: шутки про ее шаманские способности и самих жрецов, общающихся напрямую с духами природы настойчиво рождались в голове мальчишки и просили огласить себя вслух, однако в этот раз их хозяин отнесся к словам троблинга с большей серьезностью, нежели прежде. Главной причиной тому послужила сама Лантанфа: ее постоянное безразличие ко всему окружающему редко пропадало просто так.
— А, дядя Рихард! — весело воскликнул Аммун и практически сразу же вскочил с дивана.
Вошедший в компании незнакомца правитель земель ди Рхаурр, казалось, был настроен дружелюбно. Это особенно понравилось полукровке, который нарочито вытянулся на носках и скорчил довольную физиономию, когда старший вульфар похлопал его по-плечу в отцовской манере.
Главное, что не растрепал только что приведенные в порядок волосы.
— Или это вы стали ниже, — ответил виконт с безмятежной улыбкой на устах, словно намеренно игнорировал манеры и официоз, с которыми следует обращаться к лорду. Перед собой он видел давнего друга семьи Таргоро, радушно встретившего гостей своих владений, оттого не стеснялся пользоваться чужих расположением, чтобы вести себя с лордом Рихардом, как с настоящей родней. Вот только понятия о родстве для него трактовались со множественными оговорками.
Аммун вернулся на диван, предпочитая находиться рядом со своим телохранителем, и уже в скором времени строил оттуда глазки служанке, которая подала чай и вино для гостей и господ замка, после чего поспешила упорхнуть из помещения.
— Как всегда: взрослым самое лучшее, — тихо пожаловался он шаманке, с завистью поглядывая на содержимое чужих кубков.
Крупица искренней обиды промелькнула в глазах полукровного вульфара, вынужденного довольствоваться простым чаем в то время, как другие — а именно, Рихард со своим спутником, — наслаждались терпким подогретым вином. Даже Лантанфа никогда не позволяла Аммуну баловаться спиртным, лучше всех осведомленная об отсутствии у него малейшей стойкости к подобному рода напитков.
От этого ощущение выдуманной несправедливости становилось только сильнее.
– Я надеюсь, в Таргоро все нормально? Если тебе требуется моя помощь, я постараюсь сделать все, что в моих силах.
— Ах, в графстве все почти так же, как было при графе Алмерене! Тиль неплохо справляется с обязанностями регента и, судя по всему, трон брата пришелся ему по нраву, — лукаво улыбнулся Аммун, отпивая чай из своей чашки и заодно радуясь тому, что лорд ди Рхаурр сам помог направить беседу в нужное русло.
— Но знаете, дядя Рихард, я много раз задумывался над тем, кому могла быть выгодна смерть Его Сиятельства... — продолжил он, сделав еще глоток, — Я лишен прав претендовать на трон земель Таргоро, а единственный наследник Алмерена не достиг положенного возраста для того, чтобы стать приемником законной власти.
Аммун замолчал, отведя взгляд в сторону.
— Я не посмею взяться за столь серьезные обвинения в сторону Тиля, однако не могу не отметить, что неожиданное исчезновение Ольшина лишь укрепляет его власть. Скажу честно, дядя Рихард: я боюсь своего брата и совершенно не доверяю ему, поэтому покинул замок.
Будто бы в растерянности блуждая глазами по помещению, он замер взглядом на человеке, каменным изваянием высившимся за спиной лорда Рихарда и, поднявшись с дивана, сделал несколько шагов в сторону, чтобы лучше разглядеть незнакомца. Кажется, вспоминал полукровка, хозяин Стража Степей несколько минут назад представил его своим бардом.
— Ах, какой он красивый... Я тоже хочу себе барда! Лантанфа, а ты умеешь играть на каком-нибудь инструменте? — мальчишка, улыбаясь, развернулся к своему телохранителю, посматривая на ту с неподдельным любопытством в оранжевых глазах.

Отредактировано Аммун Хельм (29.05.2016 19:03)

+2

15

Рихард слушал подростка внимательно, отмечая малейшие детали в его поведении, словах, интонациях. Даже то, как и о чем говорил виконт, а о чем старался молчать, мужчина принимал как информацию, которую позже нужно будет обдумать. На недовольство мальчишки по поводу питья, лорд только снисходительно улыбнулся и покачал головой. Он прекрасно знал реакцию Аммуна на спиртное, и это был единственный, но важный критерий в пользу чая. Даже Тэлу и Ольшину мужчина позволял пить разбавленное вино, не считая это предосудительным.  А чтобы мальчишке было не так обидно, то и его телохранителю тоже пришлось довольствоваться чаем. Не экономии ради, но справедливости.
Предположения Аммуна на счет регента на взгляд Рихарда были совершенно беспочвенны. Он знал мужчину давно, и не считал его способным на подобный шаг. Хотя и не удивился бы, если бы тот действительно наслаждался сейчас своим положением. Уж что-что, а вот наслаждаться Тиль умел всегда и в любом случае. Это могло создать ложное впечатление, но было у лорда мнение и такое, что виконт намеренно пытался создать ложный образ виновного и пустить его по ложному следу.
- Думаю, это полезная информация. Но чем же пугает его поведение тебя? Как ты уже сказал, прав на трон у тебя нет, убирать тебя у него просто нет причин. – мужчина покачал головой, отпивая из своего кубка. – Не слишком ли ты преувеличиваешь, Аммун? Сейчас не самое лучшее время, чтобы бродить по степи. Что бы не вытворял Тиль, тебе стоило побеспокоиться о себе и не рисковать так.
Вздохнув, мужчина невольно подумал, что его замок с некоторых пор принимает просто таки странный вид помеси проходного двора и бесплатной таверны. Начиная с появления в Страже Ольшина, в замке то и дело стали появляться и исчезать существа, которым бы вроде бы и не зачем тут быть в принципе. По крайней мере лорд не видел каких-то особых причин для их перебывания именно в своем жилище. Пожалуй, единственный, кому лорд был искренне рад и благодарил Шиархи, так это бард, находящийся сейчас рядом с ним. Кстати о барде, не только Рихард оценил необычную красоту Тео.
- Такого, Аммун, ты уже вряд ли найдешь. Но бард и правда весьма полезен в замке. – мужчина скользнул взглядом по гибкому телу дракона. – Он как никто другой позволяет отвлечься от скопившихся проблем и расслабиться. После его песен работать одно удовольствие.
Рихард не лукавил, у Тео действительно был ко всему прочему потрясающий голос. И он прекрасно играл. Хотя лорд не только за его мастерство в пении ценил среброволосого. Тот был мастером во многих приятных вещах. И давал весьма ценные советы. Что порой было крайне необходимо. Но, как и сказал Рихард, подобного ему в этом мире не найти. Уже хотя бы потому, что Тео единственный в своем роде. Не как талантливый бард, но как дракон. Да и сомневался мужчина, что существуют еще подобные ему, с потрясающими серебряными волосами, что словно лунные нити спускаются вниз по спине. С таким же взором и невероятной красоты глазами. Столь же гибкие и жаркие, словно пожар в лесах альвов. Лорд медленно выдохнул и перевел взгляд на мальчишку-бастарда.
- Но, не отправлять же тебя обратно, раз уж ты боишься собственного брата. Хотя я не вижу проблем. Ты ему совершенно не мешаешь, даже если твои предположения верны. – он покачал головой. – Если у тебя нет планов, можешь остаться в моем замке. Ты же знаешь, тебе тут рады всегда.
Опасаться за Ольшина не стоило. Даже подозревая Аммуна, Рихард не рисковал племянником. Он получил уже весточку от Ректора, и знал, что Ольшин сейчас далеко отсюда, и вряд ли мальчишка-полукровка догадается так быстро, где спрятан наследник. А пока пусть по рыщет в замке. Прятать от него тут совершенно нечего, Комнату Ольшина давно прибрали и теперь ее не отличить от остальных гостевых. Так что даже если он и догадался, кто стал покровителем наследника Таргоро, то прибыл слишком поздно, чтобы напасть на след.

+1

16

Терпкий напиток, согревающий его от губ до кончиков пальцев, не мог отвлечь барда от поставленной перед ним задачи. Скорее уж он его взбодрил, заостряя внимание и слух. Жаль, эффект был довольно недолговечным. Стоя так близко к огню, прогретый дракон чувствовал себя змеей, заснувшей летом на солнечной полянке знойным летом. И все же он едва заметно улыбнулся, услышав возмущение мальчика касательно напитка - слишком уж вызывающе прозвучал тон юного гостя. Этот серьезный, немного печальный замок давно нуждался в толике детского смеха  - ну или хотя бы подростковом бунте.
Юноша мягко поставил пустой кубок на край стола, не издав при этом и лишнего шороха, и снова замер, на всякий случай запоминая произносимое гостем. Пока из того, что он знал - а знал он весьма немного - ему было непонятно лишь одно - отчего тот приехал столь запоздало. Насколько он понял ситуацию, власть в дружественном - или это в прошлом? - государстве сменилась уже давно. Отчего же отрок появился на их пороге лишь сейчас?
Дракон попытался пристальнее изучить юного гостя Рихарда. Да, скорее всего того можно было принять за странствующего скомороха или по крайней мере - весьма странного барда. Для чего же по всей видимости высокородному отпрыску подобная маскировка? Скрывается ли он от своего подозрительного родича под яркими лоскутами или просто отвлекает внимание на внешний "лоск" от себя? Или же просто у юноши столь странный вкус? Это стоило обсудить с самим лордом. Подобные умозаключения и подозрения сами по себе мало чего стоили. Более ничего странного в его поведении и словах блондин при всем старании заметить не мог.
Тео улыбнулся на комплимент, едва заметно склонил голову, обозначая благодарность, покосился на Рихарда. Он вверил жизнь и судьбу свою в руки этого вульфара, посему тому и надлежало отвечать. Во всяком случае, сейчас блондину казалось, будто сейчас речь идет о нем самом, а отнюдь не о могучей женщине, следующей за розоволосым...
Бард предпочел отвлечься на лорда, нежели потенциально злить телохранительницу гостя слишком пристальным взглядом - и почувствовал, как смотрит на него мужчина. Почувствовал - и едва заметно вздрогнул под тонким шелком, торопливо опустил глаза, жестко контролируя каждый мускул тела. Словно бы огонь скользнул по его склоненной шее, опалил, оставляя зримый отпечаток. Лорд не сказал ничего, что не соответствовало бы истине, но беловолосому барду понадобилась вся его выдержка, чтобы не ответить на короткий призывный взгляд и спрятать, скрыть собственную реакцию на него.
Дракон медленно перевел дыхание и рискнул поднять взгляд, понимая, что наверняка упустил некую часть разговора. Оставалось надеяться, что в ней не было ничего особенного. Впрочем, он собирался это компенсировать особой внимательностью в продолжении этих странных переговоров.

+1

17

У юного виконта графства, «Пестрого Таргоро», не было особенных причин пытаться настроить Рихарда против Тиля. За исключением одной: той, что всегда преследовал Аммун, чем бы ни занимался, ворох каких мыслей не крал бы его досуг. Удовольствие, рождавшееся из выгоды, которую мальчишка мог углядеть для себя почти во всем. Безусловно, смерть графа Алмерена пролилась бальзамом на его душу, смягчив горечь воспоминаний о матери, но полукровка не собирался довольствоваться одной лишь тенью мести за любимого родителя и оставаться в стороне от сердцевины дальнейших планов Черной Длани. В его голове родилась собственная стратегия, в которой поиски Ольшина занимали не последнее место, а не были вынужденным исполнением прихоти руководства гильдии.
Но если поиски обещали затянуться, то возможность внести накала в отношения между лордом ди Рхаурр и Тилем была под рукой. Напряженная атмосфера между двумя правителями могла бы способствовать замыслам Аммуна в скором будущем, однако, не были главной целью, за которой он гнался. Поэтому мальчишка не был намерен расстраиваться, если визит к Рихарду не обернется ожидаемыми результатами.
— Но чем же пугает его поведение тебя? Как ты уже сказал, прав на трон у тебя нет, убирать тебя у него просто нет причин.
Прикинувшись, что все еще не понимает, каким образом это может обещать отсутствие у Тиля злых намерений, Хельм приложил указательный палец к губе, изображая задумчивость и легкое недоумение словами лорда.
— Что бы не вытворял Тиль, тебе стоило побеспокоиться о себе и не рисковать так.
— Знаете, дядя Рихард... Окажись я на месте Тиля, и желай любым способом удержать бремя власти в своих руках, то первым делом устремил бы острие меча в сторону немногочисленных остатков семьи правителя, — отрешенно произнес Аммун с короткими паузами между частями длинной фразы, словно бы бормотал вслух мимолетные мысли.
— К тому же, единственный прямой наследник моего почившего брата бесследно исчез. Если подумать, то Тиль от происходящего во всех отношениях только выигрывает: за неимением подле себя настоящего наследника его руки полностью развязаны, вплоть до полной реставрации графства Таргоро по своему усмотрению.
Нарочно допустив ошибку в своих суждениях о возможностях и широте привилегий регентства, дабы попытаться выставить себя перед перед лордом ди Рхаурром малосведущим в вопросах власти и в обращении с гранями внутренней политики, тем самым создав эфемерное оправдание своему странному поведению, способному показаться подозрительным, Аммун ненадолго замолчал, а затем расплылся в широкой добродушной улыбке:
— Как-то так, в общем! Возможно, всему виной мои подстегнутое последними событиями воображение и разыгравшаяся на их фоне паранойя... Ах, действительно — как же глупо было с моей стороны бежать из замка только из-за витиеватых прихотей богатой фантазии! Но в его стенах все равно было скучно, — развел руками полукровный вульфар, предварительно поставив чашку с чаем на соседствующий столик небольших размеров.
— А еще, время от времени мне кажется, что Тиль винит меня в смерти графа Алмерена. Кхе. Умора, не правда ли? — неспроста фыркнул мальчишка, тайком, в качестве развлечения, желая отыскать на лице лорда тень каких-либо эмоций.
— Все эти интриги мне не по душе. Сама смерть Алмерена вызывает множество вопросов, и в графстве ощутимо витает туман смуты. Липкий ужас заставляет видеть предателя в каждом обитателе замка. Потому до тех пор, пока не вернется Ольшин, я решил, что мне будет лучше исчезнуть из земель Таргоро, — следом заключил Аммун и тихо хлюпнул чаем, возвращенным в руки.
Для него это явилось своеобразным финалом придуманной в голове партии с лордом Рихардом ди Рхаурром. Как размышлял Хельм, подобный ход способен оправдать любую нелогичность его прежних действий: даже если зароненное зерно недоверия между Рихардом и Тилем не даст ростка, он сможет оправдать свое отсутствие в графстве бегством от перспективы быть втянутым в его политические распри. А за причину беспокойства «Пестрый Таргоро» выдаст популярность собственной фигуры в кругах малоимущих людей и слуг, которой опытные манипуляторы без труда бы нашли применение.
Разговор можно было бы считать исчерпанным, когда общим центром внимания стал бард лорда Рихарда.
— Он как никто другой позволяет отвлечься от скопившихся проблем и расслабиться. После его песен работать одно удовольствие.
Аммун теперь смотрел на Лантанфу с едва различимым укором во взгляде облепиховых глаз, будто бы обвинял троблинга в том, что за всю жизнь она не научилась музицировать.
— Если Вам так хочется музыки, мой виконт, я могу ударить в бубен, — незамедлительно прозвучал ответ от телохранителя, которому Аммун ни капли не удивился. Розовласый мальчик даже понимал двоякий подтекст, заложенный в этой с виду неприглядной фразе, и точно бы расхохотался во всю мощь своих легких, если бы не присутствие в помещении гостей, перед которыми следовало держать себя в определенных рамках приличия.
— Безусловно диковинка, — тихо пробубнил он, еще раз окинув взглядом барда, чьи губы по-прежнему были соединены в покорном молчании подле своего повелителя, — Жаль только, что молчалив.
— Если у тебя нет планов, можешь остаться в моем замке. Ты же знаешь, тебе тут рады всегда.
— Не волнуйтесь, дядя Рихард! Мы надолго не задержимся, и удобств от нас вы не дождетесь, как не старайтесь! — весело воскликнул Аммун в ответ на предложение Рихарда.
— Да, я понимаю, как это выглядит. Вы только что говорили о том, как опасно путешествовать через степь, а я все равно намереваюсь в скором времени променять гостеприимство Стража Степей на пейзажи Ваших владений. Но со мной Лантанфа, очень сильный и умелый телохранитель! Она защитит меня от любой опасности. Не правда ли, моя милая Лана?
Повернув голову в сторону угрюмой девушки-троблинга, розовласый мальчишка с широкой улыбкой на физиономии придвинулся к ней и шустро заключил чужое мускулистое плечо в объятия своих рук, по сравнению с ее казавшихся слишком тонкими и изящными.
— Так точно, мой виконт, — с сухим официозом на обычно дерзком языке выдавила Лантанфа, взглядом же косясь на гиперактивного вульфара. Не минуло много времени, как Аммун перестал тревожить ее личное пространство, стоило ему почувствовать палец девушки-троблинга, надавивший на лоб в пока еще вежливом прошении отодвинуться.


Лантанфа отсутствует до сентября, но разрешила использовать персонаже в случае необходимости, как NPC.

+1

18

Внезапно, источая золотой свет, засияла маленькая сфера над головой Тео, похожая на светлячка. Её свет был ярким, но при этом не слепил глаза. Он был невероятно тёплым и успокаивающим, отгоняющим прочь любые страхи. Сфера плавно опустилась вниз и коснулась головы дракона, быстро охватывая его своим сиянием. И как только золотое сияние охватило всё тело, свет заполонил всю комнату, спустя мгновение потухнув. Но вместе со сферой исчез и Тео, испарившись лишь одним богам известно куда.


*В неизвестность*

0

19

Откуда появилась маленькая сфера, залившая золотым свечением гостиную, не знал никто из присутствующих в ней: за исключением, возможно, только Тео Ло-Амиса, немедленно завоевавшего все ее «внимание». Бард испарился ровно в тот момент, как сфера, соприкоснувшись с ним, вспыхнула ярче прежнего и исчезла вместе с молодым мужчиной.
– Это все барды так делают, или только этот? – поинтересовался Аммун, с наигранно задумчивым видом почесывая затылок.
Природа и происхождение случившегося явления остались неизвестными, предлагая пищу для размышлений остальным присутствующим. Одним из первых чувств, объявших розовласого подростка, была тревога, доселе словно незамеченная под влиянием успокаивающего золотого света, но гложущая, кусачая после того, как последний потух. Вместе с тревожными мыслями пришло и беспокойство за то, как события станут развиваться дальше. Ведь подозрения Рихарда были очевидны, но настолько ли лорд склонялся к вине Хельма в смерти своего старого друга, что даже спланировал ловушку для визитеров Стража Степей?
Ситуация оставила после себя неоднозначную реакцию.
Обескураженный внезапным исчезновением Тео, лорд Рихард ди Рхаурр поднялся со своего места, растерянно оглядываясь по сторонам, словно бы и сам силился разобраться в происходящем, а затем повернулся к двери, ведущей из гостинной – явно затем, чтобы позвать кого-то из своих слуг и приказать им обыскать замок. Обманный маневр, чтобы внушить свою непричастность к магическому трюку? Нет, размышлял Аммун, слишком сложно для того, в чьей власти схватить предполагаемого убийцу руками верных воинов.
Но подставленная спина лорда, близкого друга давно почившего Алекса Таргоро, для полукровки показалось слишком сладкой возможностью, чтобы ей можно было жертвовать. Пожалуй, впервые за всю свою жизнь он не сумел сдержать руки, повинуясь воле эмоций, рвавших его душу от воспоминаний о «подлом» и «мерзком» типе, обрекшем его мать на жалкое существование и такую же жалкую смерть.
Подстегнутый своими капризами, Аммун выхватил из ножен меч и, в несколько мгновений преодолев расстояние до спины Рихарда, уверенным движением вогнал в нее заточенный клинок. Руки полукровного вульфара не дрогнули перед сопротивлением из меховой накидки и крепостью телосложения взрослого чистокровного собрата, а хруст рассеченного позвоночника возвестил об успехе неожиданной атаки.
– Я ненавижу Вас, дядя Рихард, – прошептал мальчишка с полунасмешливой гримасой первобытной злости, заклеймившей его лицо, – Вы все знали и помогали скрыть от меня правду. Вы такой же ублюдок, как и мой отец.
С чавкающим звуком, под переливный танец пламени камина, отразившийся в рубиновых линиях крови на сегментированном лезвии оружия, Аммун извлек клинок и повернул его рукоять, разбивая лезвие оружия на звенья. Удар за ударом стальная плеть опускалась на бездыханное тело осевшего на колени мужчины, вырывая клочья меха из его накидки, разбрасывая их вперемешку с кровавыми брызгами и мелкими ошметками кожи.
Успокоившись, розовласый мальчишка оглянулся, мазнув взглядом облепиховых глаз по своему телохранителю, флегматично наблюдавшему за процессом.
– Прости. Не удержался, – пожал он плечами и безмятежно улыбнулся. На лице, украшенном алым жемчугом чужой крови, такая улыбка выглядела ужасающей, неправильной.
– Вы сумасшедший, господин Хельм. И как теперь прикажите выбираться из замка, полного стражников?
– Кхе. Я что-нибудь придумаю.
Вернув меч в прежний вид, Аммун еще раз взглянул на остывающий труп лорда ди Рхаурра и, чуть обойдя тот стороной, точным ударом опустил оружие на его шею, в эйфории от случившегося акта мести безжалостно обезглавливая владыку Стража Степей. Затем он присел рядом и тщательно вытер лезвие о чистые участки его одежды, внимательно следя за тем, чтобы на нем не осталось ни капли «августейшей» крови.
– Пожалуйста, моя драгоценная Лантанфа, будь так добра: пройдись во двор и прикажи, чтобы конюх приготовил наших лошадей к прощанию с замком.
Дверь в гостиную по-прежнему оставалась закрыта: это означало, что смерть Рихарда запечатлели глаза лишь девушки-троблинга в компании с ответственным за нее полукровным вульфаром.

хХх * * * хХх

– Простите, Вы ищете лорда ди Рхаурра? – любезно поинтересовался «Пестрый» Таргоро у девушки, встреченной в коридорах Степного Стража. Его лицо, избавленное от следов кровавого преступления, буквально светилось по-детски невинной улыбкой и наивным взглядом. Если бы не оружие на бедре, мальчишка и вовсе показался бы абсолютно безобидным, но слишком юным шутом из замка.
– Он принимает посетителей в гостиной. Поспешите, пока милорд еще там.
Махнув рукой на прощание, Аммун миновал незнакомку, направляясь к выходу из утробы замка. Уже завидев вдалеке вооруженных охранников покоя его обитателей, он заметно прибавил шагу, вскоре переходя на бег.
– Стража! Стража! На лорда напали! Поспешите же, он в гостиной замка наедине с убийцей! – с неподдельным актерским мастерством подросток состроил сцену перед стражниками, тот час же бросившимися на выручку своему сеньору. Оставалось надеяться, что они успеют как вовремя для того, чтобы застать на месте убийства правителя земель ди Рхаурр встреченную по пути девушку.
– Ах, бедняжка... Но что поделать? Ей просто не повезло оказаться в нужном для нас месте в нужное для нас время, – объяснился Аммун перед телохранителем, ждавшем его поблизости. Та быстро сообразила, каким образом ее патрон решил замести следы громкого деяния.
– Никогда не думала, что Вы можете быть таким жестоким, господин Хельм, – хмыкнула Лантанфа. Лошади гостей из соседствующего графства уже ждали своих хозяев, медленным шагом устремившихся к ним.
– Рихард имел влияние на Алекса и убедить его не прогонять мою мать. Поэтому не имеет значения, ценой каких жертв будет достигнуто возмездие, – почти сквозь зубы процедил Аммун, растеряв весь веселый вид. Сколько еще на свете осталось повинных в смерти Шальи? Он был не против собственноручно избавиться от каждого из них, возведенных в титул виновника благодаря обману и искажениям истории, внушенной ему сенешалем при дворе Таргоро.
С помощью телохранителя «Пестрый» Таргоро взобрался верхом на жеребца, смыкая пальцы на протянутых поводьях.
– У меня есть подозрения, где можно искать Ольшина. А сюда, думаю, лучше нам пока не возвращаться, – улыбнувшись и напустив на себя прежний вид, полный наигранной безмятежности и веселья, вместе с Лантанфой Аммун покинул территорию Стража Степей.
И все же, слегка жалко было ту девушку.

переход "куда" поставлю позднее http://i79.fastpic.ru/big/2016/0513/ee/733609bde3194affac4625157883c8ee.png

Отредактировано Аммун Хельм (22.11.2016 08:16)

0

20

----->Двор замка
Вот она - гостиная господского замка, место преступления, и его, Арьена Шейдена, охотничьи угодья. Здесь все и начнется. Только лишь оказавшись на пороге Старший дознаватель понюхал воздух. Никаких подозрительных запахов: старая гарь в камине, который не топили уже некоторое время, несмотря на холода, запахи людей и вульфаров побывавших тут смешивались и выделить какой-то один особенный не представлялось возможным. Ничего.   
- Так, что у нас тут? - Арьен, обратился к самому себе. Он прошелся по гостиной и неожиданно присел практически  в том самом месте, где когда-то был труп. На фрейлину вульфар не обращал ровным счетом никакого внимания, как и на возникшего в дверях лакея, присланного, вероятно, советником.
   Тело лорда конечно же уже давно убрали и сожгли по вульфарскому обычаю. Это бесило дознавателя. В некоторых случаях тело могло быть главной уликой. Кто знает, что нарыл предыдущий следователь, и за что он поплатился собственной шкурой?
- Где ковер? - спросил Старший дознаватель Призрачной Стаи раздраженно.
- Какой ковер? - сморгнул  лакей все еще топчась в дверях,
- Здесь должен быть ковер,  -  с абсолютной уверенностью заявил Шейд. - Видите, в этой части половицы лучше сохранились, словно по ним никто никогда не ходил. Вывод напрашивается сам собой: тут лежал ковер.
- Его убрали,- растерялся лакей.
- Идиоты! - бросил Арьен так, словно сплюнул это слово под ноги. - Везде одно и то же! Сколько можно говорить людям, чтобы ничего не трогали на месте преступления...
- Но таковым было  распоряжение советника, - развел руками лакей.
   Арьен покачал  головой. Ох уж эти дилетанты. Арьен выпрямился, отцепил от себя лемура и ссадил его на одно из кресел. Тужа же отправились перчатки, длинный черный плащ  и широкополая высокая шляпа и ножны, скрывающие острый клинок. Волосы Арьен тут же собрал в низкий хвост и перехватил короткой лентой, чтобы не мешались.
   Затем он снял с пояса сумку, извлек оттуда круглое выпуклое стекло на длинной ручке, обрамленное бронзовой оправой, пушистые  кисточки, пинцет, прямоугольный бронзовый поддон и еще какие-то принадлежности, флакончики, с жидкостями, пустые колбы, закупоренные пробками. Свои сокровища дознаватель упорядоченно разложил на столике. Лакей с нескрываемым интересом наблюдал за действиями дознавателя.
- Никто и не предполагал, что вы таки прибудете из Адагора расследовать убийство высокого лорда, - стал оправдываться он. -Мы, признаться,  уже приводили гостиную в подобающий вид.
- Что же мне расследовать, когда тут пробежало стадо безмозглых баранов и уничтожило все улики? - зло сказал Арьен.
   Тем не менее, он методично обыскал комнату, ползая на четвереньках. Поиски его вскоре увенчались некой находкой. Он выудил из-под  вычурной дровницы, располагавшейся подле камина, пуговицу серебристого металла со следами крови. Стоя на коленях перед камином Арьен покрутил пуговицу в пальцах и резко поднялся. Слишком резко. Дознавателя бросило в жар, кровь застучала в висках, а перед глазами заплясали круги. Арьен схватившись за каминную полку,  выронил пуговицу и та ударившись об пол и откатилась в сторону.
   Вульфар с силой рванул  ворот черного дублета, а затем и вовсе торопливо стянул его и отбросил на маленький диванчик, оставшись в одних штанах и белой рубахе, явно не первой свежести. Проклятая рана опять давала о себе знать. Он заработал ее несколькими днями ранее в стычке с ребятами из банды Одноглазого Ольсена, последнее время терроризировавшей  бедные окраины Адагора. И дознавателю бы следовало отлежаться дома, в своей постели, вместо того, чтобы ехать в Страж Степей. Но королевский указ на то и королевский, и даже Черный Ловчий не смог бы проигнорировать эту гхырову писульку. К тому же  Арьен подумал, что это будет обыкновенное расследование, не предполагающее преследований, сражений, которые в любом случае можно было возложить на плечи стражников. Однако, во время ночного привала, Арьен, путешествовавший в одиночку, был атакован шатуном, которому не спалось в берлоге. Злого и голодного зверя вульфар убил, но от физических усилий разошлась рана и теперь кровоточила время от времени. Шейду нужен был покой. 
   Не обращая внимания на расплывавшееся по рубахе алое пятно с правого боку, дознаватель поднял пуговицу и поместил в одну из пустых колб, плотно закупорив пробкой, - так он привык хранить улики.
   Лемур, которому надоело притворяться предметом обихода спрыгнул с дивана и направился к выходу.
- Стоять! - баритон Арьена Шейда прогремел на всю гостиную, заставив присутствующих вздрогнуть от неожиданности.
   Маленький шкодник с полосатым хвостом замер на месте, не сводя с хозяина янтарных глаз, а затем шмыгнул под ноги лакею. Арьен, ринувшийся лемуру наперерез с намерением схватить, растянулся во весь рост, сомкнув  руки в пустоте. Ловкий лемур улизнул, издавая звуки похожие на издевательский высокий смех. 
- Вот ведь, паскудник! - процедил Шейд, откидываясь на спину и глядя в потолок.
  С раной что-то надо было делать. А затем искать этого звереныша по всему замку. И мало ли, какой фокус он может выкинуть...

Отредактировано Арьен Шейд (13.03.2018 13:30)

0

21

На самом деле, когда Эхо собиралась сюда, она понятия не имела, что собирается делать в гостиной. Искать улики? Едва ли она могла сравниться с профессиональным следователем, который был здесь сразу после убийства и изучил все лучше, чем она когда-либо смогла бы. В конце концов, у нее была совсем иная специализация, ее не готовили к расследованиям убийств, она была лучше в их совершении - при необходимости. Впрочем, пока и необходимости не возникало.
Поэтому сейчас она с затаенным облегчением осталась у входа, предоставляя всю работу вульфару из Призрачной Стаи.
Когда тот втянул носом воздух, Эхо рефлекторно сделала так же, хотя это и было бесполезным действием - ее нюх хуже, чем нюх чистокровного вульфара. Однако, кое-что она все же почуяла. И притом довольно отчетливо. Это не мог быть запах крови почившего лорда - слишком много времени прошло, лушу вытерли, половицы почистили, на ее чутье оставшихся следов было бы маловато, а пахло свежей кровью. Очевидно - от дознавателя. На черной ткани его плаща, впрочем, ничего не было видно.
Практично.
Был ли ранен он, или он ранил кого-то не так давно? До сего момента Эхо не особенно к нему приглядывалась - не с чего, но сейчас она не замечала в его скупых движениях намека на ранение. Ему легко давались резкие порывистые движения, которые бы совершенно точно доставляли заметный дискомфорт, будь он ранен хоть сколько-нибудь серьезно.
Вместе с тем Эхо с любопытством, не отражавшемся, впрочем, на ее лице, наблюдала за его действиями. Из своей сумки он извлек множество предметов. Чем-то он напоминал лекаря - у тех тоже порой на столах разложены колбочки, пинцеты и прочие инструменты и предметы, помогающие в их ремесле. Эхо точно не смогла бы работать дознавателем. Ей отчего-то стало это сейчас очень очевидно при виде этих предметов. Может быть, получи она иное образование, она бы и воспитала в себе качества, нужные для этой работы, но такая Эхо, которой она стала, в поисках преступников и расследовании преступлений была бы довольно бесполезной.
Три дня отсрочки могли бы быть растрачены бездарно, если бы не объявившийся дознаватель. Хм. Впрочем, не известно еще, насколько он толковый.
Тот тем временем ползал по полу возле камина и теперь выпрямился, зажав в пальцах что-то блестящее, а затем и поднялся на ноги. Запах крови стал резче, крылья носа Эхо непроизвольно распахнулись на секунду шире, вбирая запах, дознаватель качнулся, металлическая мелочь с дробным стуком покатилась по полу.
В каком-то будто яростном порыве мужчина разоблачился до рубахи. На некогда белой ткани лишь слепой мог не заметить пятно, скрывавшее под собой, по всей видимости, рану. Странно, что он не посчитал нужным упомянуть о том, что ранен.
Глупо.
На странное животное дознавателя Эхо до сих пор не обращала особого внимания. Странным образом она не находила общего языка с большинством животных, потому особенно и не тяготела к ним. Исключение составляли разве что лошади. И к момену, когда дознаватель вдруг закричал, Эхо вовсе позабыла о существовании зверька. Тот замер на несколько мгновений, пуча глупые глаза на вульфара, и был таков. А вот дознаватель, кажется, очень старался быть тому хозяином, хотя и безуспешно, но пустая попытка поймать мелкого проказника увенчалась лишь тем, что мужчина вытянулся на полу, должно быть, еще больше разбередив рану.
Не хватало еще, чтоб второй следователь скончался тут же, едва прибыв.
- Довольно, сударь, - Эхо склонилась над вульфаром, разглядывая его. - Не следовало мне сразу требовать от вас приниматься за дело, - она покачала головой и, выпрямившись, протянула дознавателю руку, предлагая помощь. - Позвольте представить вас миледи, а затем вас проводят к лекарю, накормят и... - Эхо сделала неопределенный жест рукой, мол, "предоставят прочие удобства".

+2

22

Проигнорировав протянутую руку, Арьен поднялся, заметно кривясь от боли в боку. Она хоть и не была острой,  но непрерывной, усиливаясь  при каждом малейшем шевелении, мешала сосредоточиться. В очередной раз в своих мыслях помянув покойного медведя дурным словом,  и еще более недобрым - бандита из столичной шайки, благодаря которому дознаватель и  обзавелся этим назойливо зудящим сувениром в боку, Арьен Шейд напоследок внимательно огляделся. Щелкнув пальцами, в знак того, что ему в голову пришла некая идея, он, превозмогая боль вернулся к разложенным на столике инструментам. Взяв оттуда баночку с черным порошком, пушистую кисть и рулон тонкой промокательной бумаги, дознаватель присел  в том месте, где когда-то располагался труп лорда, и где на полу осталось несколько подозрительных царапин. Высыпав некоторое количество порошка на половицы, Арьен Шейд  равномерно распределил его кистью и развернув рулон, наложил сверху, осторожно прижимая и приглаживая ладонью. Получив отпечаток дознаватель поглядел на него с задумчивостью, пытаясь представить  себе предмет, который мог оставить подобный след.
- Хм, весьма примечательная штука, - с некоторым удовлетворением произнес себе под нос вульфар.
   Он также ногтем поскреб скол  на облицовке камина, который заметил еще при осмотре гостиной, и снова вооружившись увеличительным стеклом рассмотрел его, обнаружив там следы крови. Форма скола совпадала с чернеющими следами на полу. Также  зоркий глаз Арьена не мог не заметить засохшие брызги крови над каминной полкой, на стене и даже на потолке.
   Дознаватель скрупулезно собрал все свои вещи. Многие инструменты так и не понадобились. Да и на что он рассчитывал, если прошло столько времени с момента убийства? Тем не менее кое-какие выводы он для себя уже сделал.
- Скажите, любезный,  с кем я могу поговорить  насчет покойного лорда? Я имею ввиду кого-то, кто видел  тело и мог бы мне разъяснить характер повреждений.
- Я думаю, вам следует обратиться к господину Советнику, - сказал лакей.
- Скажите вам знакома эта пуговица? - Арьен продемонстрировал лакею баночку с пуговицей серебристого металла.
- Нет, - покачал головой лакей. - Может быть, кто-то из слуг потерял, когда делал тут приборку?
- Эта пуговица не от простой одежды, - покачал головой Арьен. - Слишком дорогое удовольствие рядить прислугу в платье с такими пуговицами.
   Инстинктивно прижав ноющую  рану рукой Арьен еще раз огляделся вокруг, не забыл ли чего.
   Рана была не то чтобы глубокой, никакой из органов поврежден не был, лезвие рассекло кожу и вошло в мягкие ткани сбоку. Как мог Арьен обработал рану и зашил ее сапожной иглой. Он и раньше штопал себя, несмотря на то, что один из его компаньонов - альв, наделенный природой  весьма недурными способностями в области магии Жизни, всегда ругался за попытки самолечения, вскрывал зашитые вульфаром раны и  исцелял их по новой, обзывая последнего криворуким коновалом.  Но обратиться к лекарю перед поездкой в Страж Степей Шейд не успел. Когда облава завершилась разгромом банды и кого-то схватили, а кто-то так и остался валяться на земле с распоротым брюхом, Старший дознаватель поспешил возвратиться в свою контору "Плащ и Кинжал" зализывать раны. На втором этаже у него были комнаты, в которых он жил.  Как на зло компаньона-альва не было на месте, тот еще с прошлого вечера покинул столицу, отправившись по делам в одно из предместий. Зато у дверей топтался молоденький курьер от Наблюдателя, поджидавший Шейда, дабы вручить ему королевский приказ. Следовало незамедлительно выдвигаться в путь. Времени на поиски мага жизни не было, потому кое-как справившись с раной самостоятельно Арьен Шейд наспех собрался и отправился в лордство ди Рхаурр. Конечно Арьен мог воспользоваться телепортом прямо в замок, но ему нужно было заскочить по личным делам в одну глухую деревеньку, располагавшуюся аккурат на границе лордства, но в стороне от больших трактов. Из-за каких-то магических аномалий в тех местах постоянно сбоили телепорты, так что добираться туда приходилось простым и не быстрым  способом. Так что Арьен позаимствовал грифона у своего второго компаньона.
- Пойдемте сударыня. Боюсь, что мне здесь больше нечего  делать. По крайней мере пока что. Сейчас у меня больше вопросов, чем ответов. Нужен кто-то способный внятно ввести меня в курс дела. И без того потеряно слишком много времени. - Старший дознаватель натянул дублет, морщась от боли, и подхватил свои вещи готовый следовать за фрейлиной к ее госпоже.

Отредактировано Арьен Шейд (18.03.2018 19:19)

0

23

Новый следователь, по всей видимости, не особенно заботился об эффективности в работе, поскольку вместо того, чтобы принять помощь и быть препровожденным на отдых, подобрался поработать еще немного, так сказать, в героическом режиме, хотя в том не было совершенно никакой нужды.
Эхо выпрямилась и, запасшись терпением, осталась ожидать, когда юноша закончит топорщить цветастый хвост – было бы для кого! Впрочем, возможно, одну ночь…
Тем временем дознаватель бодро проводил какие-то манипуляции с неизвестным порошком и бумагой, так что Эхо по-прежнему не спускала глаз с его рук – весьма занятно наблюдать, как кто-то настолько увлечен своей работой. И возможно, когда-нибудь ей пригодятся эти наблюдения.
К разговору с прислужником Эхо прислушивалась лишь краем уха, но вот снова блеснула пуговица, и на этот раз ей удалось рассмотреть ее чуть лучше. Рельеф был виден лишь частично с такого ракурса, смутные ассоциации возникали в голове Некары, но никакой конкретики. Рассмотреть бы ее получше!
Однако стеклянный пузырек скрылся в широкой ладони дознавателя, и тот, наконец, решил сделать перерыв. Эхо лишь надеялась, что мужчина не свалится по пути от кровопотери или помутнения сознания от боли. Во всяком случае, от кровопотери не должен бы: раз его башмаки не оставляют кровавых следов, значит еще не полны крови, а значит, не так уж много ее из него вытекло, переживет.
Извольте-с, – отозвалась Эхо и, сцепив руки в замок за спиной, вышла из гостиной.
Что ж, зная госпожу и учитывая, сколько прошло времени, та, по всей видимости, уже привела себя в порядок, но едва ли осталась в комнате. Принцесса была егозой, ей и в спокойных-то условиях никогда не сиделось на месте, а учитывая все обстоятельства можно было лишь дивиться, что Ее Высочество еще способна спать на протяжении всей ночи, не порываясь немедленно снаряжать охоту на неизвестного убийцу.
Корделию, разумеется, можно было понять: покойный лорд был ей почти как родной дядя. Надо думать, сударь Марко еще не оповещен о произошедшем, иначе в Страже уже было бы двое беспокойных Ардженто, жаждущих немедленной мести.
Как бы там ни было, Эхо направлялась с гостем в кабинет лорда – именно там следовало искать Корделию, по ее мнению.
Некара сожалела, что ее коллега дагонит отбыл в графство Таргоро: дело обещало сдвинуться с мертвой точки, следовательно, принцесса начнет часто покидать Страж, и хотя в своих способностях Некара не сомневалась, а два дагонита всегда надежнее одного. На рядовую стражу вульфарка не особенно рассчитывала. Их, конечно, много, но регулярные совместные тренировки показали, что обучены они не так хорошо, как необходимо для охраны и защиты августейшей особы, единственной дочери Его Величества Ардженто.
Скорее бы уже изловить и разделаться с этим... кто бы он ни был.

Кабинет лорда >>

0


Вы здесь » Айлей » • Страж Степей » Гостиная с камином